© "Семь искусств"
  июль 2020 года

1,024 просмотров всего, 13 просмотров сегодня

Остро вставал вопрос: является ли Хуберт Хуго Банкрофт историком. Когда он тратил свою жизнь, свои деньги и свое здоровье на сбор самого полного для историков источника исторической информации, такой вопрос не возникал. Но после началась вполне обычная в академической среде ревность и зависть. Его обвинили в отсутствии ссылок…

Игорь Юдович

КАЛИФОРНИЙСКИЕ ДРЕВНОСТИ

ЧЕЛОВЕК БЕЗ ОПРЕДЕЛЕННОЙ ПРОФЕССИИ

(Продолжение серии. Начало в «Семи искусствах» — №77, №79, №83
Дальше в «Мастерской» — «Вино, отец №1», «Вино, отец №2», «Вино. Разрушители»
Затем в «Заметках» — «Ленд-Лиз и немного о пароходах»)

Игорь Юдович

Насколько мне известно, ни один университет средневековой Европы не готовил специалистов по специальности “Архитектура” и не имел курса по “Сопротивлению материалов”. Тем не менее, в XIII-XIV веках в одной только Франции было построено около 80 грандиозных кафедральных соборов, до сих пор поражающих своей красотой и изяществом чисто технических решений при строительстве. Братья Райт разработали революционную трехосную систему контроля летательного аппарата и построили первый настоящий самолет в 1871 году, но ни один из них не закончил среднюю школу. Выдающийся изобретатель и бизнесмен Эндрю Халидье, известный в Сан-Франциско изобретением и строительством в 1873 году до сих пор действующего Cable car, уже в 20 лет усовершенствовал заплетку стальных канатов, что продлило их службу в шахтах Серебряной лихорадки в Неваде с 2-3 месяцев до 2 лет, а в 25 строил стальные мосты длиной до 100 метров в горах Сьерра-Невада — и все это без какого бы вообще образования. Заметим, что и братья Райт, и Халидье делали свое дело уже в то время, когда десятки университетов мира выпускали вполне профессиональных инженеров и даже ученых в соответствующих областях. А как обстояло дело в профессии “История”? Была ли эта область знаний навсегда захвачена профессионалами или в ней была возможность чего-то добиться и любителям? Профессионалы-историки, как, наверно, и все другие профессионалы, всегда очень ревниво относились к, по их определению, дилетантским попыткам любителей утвердить что-то новое в их профессии и усомниться в их профессионализме. Но то тут, то там, несмотря на почти круговую поруку, иногда проигрывали. Что не значит, конечно, что победить их было легким делом. Данные заметки — о человеке, который такую попытку предпринял, кое-что для этого сделал, долго боролся за признание и не просто победил, но через 100 с лишним лет назван отцом-основателем очень большого раздела в науке История. Стал ли он при этом историком? В отличие от мнения сообщества профессоров-историков конца 19-начала 20 века, думаю, что стал. Во всяком случае большая статья о нем в энциклопедии Британика так и озаглавлена — “Имярек, историк”. Хотя сегодня все это “преданья старины глубокой”, и все страсти давно отшумели, но, кто знает, может быть кому-то покажется интересным его личная история переплетенная с историей времени. И как в результате этого слияния случилась История.

-1-

Описание различных аспектов жизни цивилизаций прошлого, то, что мы сегодня называем историей, начинается примерно с Шумерских времен, это около 28 века до нашей эры. После Шумер прошло сорок три века, 4300 лет, пока сначала люди европейской цивилизации, а потом и их историки добрались до последней четверти неоткрытой до того суши — Американского континента. Прошло еще примерно 250 лет и наконец пал последний необжитый и неисследованный регион Америк — тот, который мы сегодня называем Американским Западом, территория от Скалистых гор до Тихоокеанского побережья.

Заселение этой огромной территории было удивительно медленным. К тому времени как США купило большую часть этой земли у Мексики после победы в Американо-Мексиканской войне 1845-46 годов на ней жило около 60 тысяч человек. Мексиканская покупка была примерно равна по площади Западной Европе. Все население на территории приблизительно от белорусского Бреста до Бреста французского могло поместиться в одном небольшом провинциальном городке! Столицей ее развитой, наиболее цивилизованной части — мексиканской Калифорнии, был самый крупный город Монтерей, с населением аж в 700 человек. У губернатора в мексиканские времена пол в спальне был земляной. Сегодня на этой купленной за 15 миллионов долларов земле помещается полностью или частично 10 американских штатов.

Все изменила калифорнийская Золотая лихорадка 1848-56 годов и уже к 1860 на американском западе жило до 450 тысяч человек, в Сан-Франциско — 56 тысяч; на этом еще десять лет назад богом забытом месте было как минимум 3 университета. Хотя по-прежнему еще долгое время не было письменной истории Запада.

Человека, который по существу почти в одиночку эту историю создал, или, как минимум, создал ее прочный фундамент, звали Хуберт Банкрофт (Hubert Hugo Bancroft), не путать с Джорджем Банкрофтом, тоже крупным историком, политиком, общественным деятелем того же времени, но жившим в “цивилизованной”, восточной части Соединенных Штатов.

Он родился в 1832 году в маленьком городке Грэнвилль штата Огайо в либеральной семье. В то время это означало, например, активное участие в движении Underground Railroad, подпольном движении по созданию сети потаенных троп и убежищ для негров-беженцев с рабовладельческого Юга на свободный Север. Одним из таких временных убежищ был дом Банкрофтов.

Дом, где родился Хуберт Банкрофт

Семья была многодетной, очень религиозной и среднего достатка — это все, что о ней известно сегодня. Городок, а скорее, небольшая деревня не больше 2-3 тысяч человек, основанная в 1805 году, был местом странным: уже в 1820 для школы было построено большое трехэтажное каменное здание, а к 1830-м — еще четыре школы, одна из которых стала небольшим колледжем (сегодня Грэнвилль по-прежнему деревня, но с частным университетом). Мать Хуберта была учительницей в школе для девочек, но у нее хватало времени и на своих детей — Хуберт умел читать уже в три года. Он не отличался хорошим поведением и покладистостью, с учителями у него всегда были проблемы и, кажется, даже не закончив школу уехал в соседний большой город Буффало (штат Нью-Йорк) работать помощником в деле у мужа своей старшей сестры. Ему уже стукнуло 16 лет, и надо было зарабатывать на жизнь.

Банкрофт примерно в 16 летнем возрасте

Делом родственника, Джорджа Дерби, был самый большой в Буффало книжный магазин и типография. В типографии Хуберт провел полгода, был учеником переплетчика без зарплаты, но не понравился управляющему типографии и его отправили домой. Денег на обратный билет не было и родственник купил ему билет и дал несколько чемоданов с книгами для продажи в Огайо с оплатой комиссионными. Хуберт сумел быстро продать книги (Огайо был читающим штатом) и запросил новые поступления из Буффало. Дерби оценил деловую хватку брата жены и вернул Хуберта обратно в свою типографию, но уже с зарплатой 100 долларов в год. Следующие 5 лет Хуберт последовательно осваивал все тонкости изготовления книг, но все больше и больше занимался их продажей.

Бизнес Дерби рос, росло и его географическое расширение. В начале 1850-х для американцев “зазвенело” золотыми надеждами новое слово — Калифорния. На семейном совете было решено открыть книжный магазин в Сан-Франциско. Две первые попытки были катастрофой: один контейнер с книгами сгорел на корабле по пути в Калифорнию, другой просто разворовали в пути. Перед отправкой третьего, стоимостью в 5 тысяч долларов, в Калифорнию был отправлен Хуберт. Ему было поручено подыскать правильное место, принять контейнер и открыть магазин. В феврале 1852 с корабля в Сан-Франциско сошел молодой 20 летний паренек и увидев, что книжных магазинов в городе уже хватает, решил перебраться поближе к месту “настоящей жизни” в город Сакраменто, практически в предгорьях Сьерра Невада, где собственно говоря и намывали золото. Посылки в то время плыли долго. К тому времени как через восемь месяцев книги добрались до Калифорнии произошло многое. Во-первых, пришла телеграмма что умер Дерби. Во-вторых, городок Сакраменто последовательно сначала сгорел, а затем был снесен сильным наводнением реки Сакраменто. Банкрофт остался без поддержки, руководства и денег. Магазин в пустом Сакраменто потерял всякий смысл. Чтобы помочь овдовевшей сестре, он продал почти весь контейнер оптом местному книготорговцу и переслал деньги в Буффало. Сам же с небольшим количеством книг и канцелярских принадлежностей, оставшихся после продажи, перебрался в соседнюю Неваду в город Кресчент Сити, где работал бухгалтером у местного владельца магазина, по договору с которым ему был отведен угол в магазине для продажи своих книг.

Банкрофт в 1854 году, Невада

В 1856 он на время вернулся в Огайо. Мимоходом замечу, что “вернуться в Огайо”, как и последующие “съездить в Нью-Йорк из Сан-Франциско” занимало от четырех до шести месяцев. В один конец. Хотя после 1856 появились первые “стиммеры”, паровые корабли, которые добирались из Сан-Франциско до Нью-Йорка за рекордные “меньше, чем 90 дней” — так назывался престижный клуб в Сан-Франциско, членами которого были те самые капитаны стиммеров-рекордсменов. Но их было слишком мало и билет на стиммер стоил сумасшедших денег. Перед возвращением Хуберта на Запад в Грэнвилле состоялся семейный обед, на котором определилась вся его дальнейшая судьба. К тому времени сестра распродала имущество умершего мужа и у нее появились довольно значительные деньги. 5, 500 долларов она предложила младшему брату инвестировать в ее пользу, для чего советовала открыть в Сан-Франциско книжный магазин и типографию по примеру того как это было в Буффало.

Итак, деньги были. Но не было книг. В то время в Калифорнии не было ни одного книжного издательства; почти все, отпечатанное на бумаге, а также канцелярские принадлежности ввозились с востока. Поэтому по пути в Сан-Франциско Хуберт остановился в Нью-Йорке для переговоров с издателями Восточного побережья. Это были странные переговоры.

Хуберт, 24-х летний молодой человек, никому в городе отпетых и опытных жуликов неизвестный, просил отсылку книг в кредит. К тому времени практически все восточные издательские дома уже попробовали подобный опыт — и все прогорели. Слишком долог и сложен был путь в Калифорнию, да и бизнесмены дикого Запада не отличались особой честностью. Тем не менее, перед ними впервые стоял реальный человек с того самого дикого Запада, человек поживший там и даже имеющий некоторый опыт в торговле книгами. Да и выглядел он весьма симпатично. В результате договора на посылку вокруг мыса Горн книг на общую стоимость 10 тысяч долларов были заключены, и в декабре 1858 года в Сан-Франциско была официально зарегистрирована компания “Хуберт Хоув Банкрофт и Ко”. Приставка “Ко” означала младшего партнера и помощника Джорджа Кенни, которого он привез из Огайо. Конечно, согласно всем западным канонам, Хуберт спал на раскладушке прямо в магазине, он же был уборщиком, столяром, бухгалтером и всем кем надо для бизнеса.

Но он еще был и хорошим бизнесменом, иначе чем можно объяснить бурный рост компании. В следующем году он опять “смотался” в Нью-Йорк, где заключил контракты уже на 70 тысяч.

Одновременно росла необходимость в серьезном помещении и увеличении помощников. В престижном месте города был куплен большой трехэтажный дом, наняты новые продавцы, из Огайо были вызваны братья в помощь. Вскоре для него стали нормой шестимесячные “командировки” для закупки книг на Восточное побережье Америки и в Европу. Уже к 1868 году бизнес потребовал серьезного расширения. В седьмом квартале Маркет стрит, главной улицы города, был приобретен участок земли, где быстро построили солидное пятиэтажное здание, вмещающее типографию, переплетный цех, мастерскую по литографии и книжной графике, отделы по издательству музыкальной литературы, школьных учебников, юридических и прочих форм и многое другое. Вскоре компания Банкрофта стала также и издательским домом, выпуская каждый год по 40-50 книг в широком диапазоне тем — от религиозных до исторических. В то время седьмой блок на Маркет стрит считался “ближним зарубежьем”, и местные эксперты считали вынос бизнеса в такую даль от покупателей серьезной ошибкой. Но Банкрофт вовремя понял значение Серебряной лихорадки в Неваде для бурного роста города и очень быстро седьмой квартал стал “в центре”. Сегодня в девятом находится штаб-квартира Твиттера, а в четырнадцатом — Убера, и никто не сетует на их удаленность. К середине 1870-х “Книжный дом Банкрофта” стал самым большим и известным в своей сфере бизнеса на всем Дальнем Западе.

Предисловие затянулось. Пора переходить к основной теме.

-2-

Однажды, предположительно в конце 1859, Банкрофт решил издать небольшой путеводитель-памфлет для приезжающих в Калифорнию и попросил одного из помощников выложить все книги в какой-то мере касающиеся истории Калифорнии на отдельные полки. Их оказалось больше 70 и это удивило Банкрофта. “Никогда не думал, что их так много”. После этого возникла идея собрать в магазине еще больше книг, где так или иначе рассказывалось о первых днях Калифорнии. Вначале это была чисто меркантильная задача, возможность заинтересовать некоторое дополнительное количество покупателей. Довольно быстро это стало для него чем-то вроде хобби: как человек состоятельный он мог скупать все, что ему попадалось на глаза. Как это бывает у коллекционеров, хобби со временем стало сутью жизни. Он стал с вниманием прочесывать все книжные магазины и поступающие книжные каталоги всевозможных издательств, скупая книги, памфлеты, документы, старые газеты, карты — все, что имело отношение к истории Калифорнии. Везде и всюду он интересовался бумажной продукцией старых калифорнийских времен и бумажными источниками калифорнийской истории. Его интерес стал известен заинтересованным людям, и он стал получать от них информацию о новых поступлениях.

Как-то будучи в Лондоне он стал задавать в книжных магазинах один и тот же вопрос: “Есть ли у вас что-нибудь по истории Калифорнии?”, — и везде получал удивленные взгляды и стандартный ответ — “нет”. Хуберт, однако, не поверил и прочесал все букинистические магазины города. К своему удивлению, он привез в Сан-Франциско не менее 300 книг, памфлетов, брошюр, даже большинства имен авторов которых он никогда не слышал. Его коллекция уже имела более 1000 единиц. “Когда коллекция достигла тысячи наименований, я имел глупость думать, что я собрал все возможное. Когда она выросла до пяти тысяч, я понял, что это только начало”.

В конце 1860-х хобби стало занимать слишком много времени и Хуберт Банкрофт формально передал дела компании своему брату, а сам сосредоточил все свои силы и финансы на коллекции.

Со временем, когда в коллекции было около 10 тысяч наименований, Банкрофт понял ее принципиальную ограниченность. История Калифорнии была только частью истории американского Запада, только частью длинной истории испанского колониального периода и только частью короткого мексиканского. Без осознания всей ранней истории Запада всего американского континента было невозможно осознать историю последней сотни лет в Калифорнии. Это сразу отбрасывало поиски источников на 300 с лишним лет назад, а географически на всю территорию к западу от Миссури — от Аляски до Панамы. Последующие годы Банкрофт покупал все, что только попадало под руку, включая целые библиотеки на аукционах известных европейских коллекций. Одна из них, так называемая библиотека Андраде в Лейпциге, ставшая позже коллекцией императора Максимилиана, содержала более 7 тысяч источников по истории Мексики. Она была куплена за 5 тысяч. Другая, еще большая по истории Мексики, в жесткой борьбе с Британским музеем была куплена за 30 тысяч.

Но это по-прежнему была только частная коллекция. Без подробной научной (библиографической) индексации пользоваться источниками было крайне неудобно. Банкрофт с самого начала решил, что коллекция будет доступна всем исследователям и заинтересованным читателям. Сделать это было не легко. Ни сам Банкрофт, ни его помощники не были библиотекарями-профессионалами. В 1871 году он нанял несколько десятков человек провести полную библиографическую индексацию собранного. Среди них не было специалистов, методы описания и индексирования разрабатывались на ходу, в основном самим Банкрофтом. Эта работа заняла около 10 лет и обошлась ему в 35 тысяч. После этого коллекцией уже можно было пользоваться как обычной библиотекой. Но возникла еще одна проблема. В деревянном, периодически сгорающем Сан-Франциско надо было подумать о новом, более надежном месте. После обстоятельного обсуждения различных вариантов на углу улиц Валенсия и Мишен было построено двухэтажное каменное, пожарозащищенное здание-библиотека только для коллекции Банкрофта — научно описанного собрания огромного количества материалов по истории запада американского континента. Библиотека Банкрофта обосновалась в новом здании с 1881 года. Это была не только самая крупная, но и единственная в мире подобная библиотека.

К 1900 году в ней было до 60 тысяч наименований книг, статей, памфлетов, карт, документов, периодики и других документов прошедшей эпохи.

Кто бы мог подумать, что это достижение станет только началом самой главной части биографии Банкрофта! И самой противоречивой.

-3-

Книготорговец и бизнесмен Хуберт Банкрофт не дождался особого интереса историков к своей коллекции и, не найдя ни одного серьезного описания истории Запада, решил написать ее сам. Собственно говоря, было две различные по времени и методу попытки. Первая, несмотря на помощь шестерых помощников, закончилась неудачей — именно после этого началась индексация предметов собрания. Ко второй Банкрофт приступил уже после 1881 года с новыми идеями и с целой армией нанятых в помощь людей. Он назвал свой гигантский проект Literary Industries. “Я решительно берусь за высшую, самую яркую цель моей жизни… написание истории я полагаю среди важнейших человеческих профессий, и это отныне будет мой выбор”. По плану История Запада должна была включать в себя буквально все аспекты, или как говорил Банкрофт — фазы, с самого начала жизни людей на Западе. По отдельному тому на каждую, начиная с появления на этом месте первых американских индейцев. В одиночку за такой труд браться не было смысла, в помощь были наняты сначала десятки, потом сотни людей. Возможно, за исключением одного из них, написавшего несколько самостоятельных глав и редактировавшего другие, остальные были именно помощниками в поиске информации и ее предварительной обработке. Отсутствие ссылок на “соавторов” и само название многотомной работы — “Труды Банкрофта” в свое время станет причиной конфликта с историческим истеблишментом.

Он не был молод по взглядам того времени, но его работоспособности мог бы позавидовать каждый. Работал он стоя. Ему соорудили огромный круглый стол, с отверстием в центре и входом в эту “дырку”. Поверхность стола была из двух частей: внутренней неподвижной, на которой он и работал, и внешней подвижной. Внешний круг вращался вокруг неподвижного на подшипниках. На внешней части были необходимые для работы книги и прочие источники. Легким движением руки Банкрофт мог повернуть наружный круг и любая книга, любой документ оказывались у него под рукой. Ежедневно он работал по 11-12 часов. Почти все, что он писал, было прорывом в неизвестное. Пять первых томов Native Races об американских аборигенах были написаны когда никакой официальной антропологии Запада еще не существовало, как и не было какого-либо научного метода описания антропологических находок.

Первые пять томов “Истории Запада”

Два тома Popular Tribunals о становлении закона на громадной территории Запада были вообще первым исследованием этой темы. В поисках фактов и нужной информации из тысяч источников он нанимал журналистов, студентов, преподавателей, путешественников — всех, кто по его мнению мог интересоваться историей Запада и кого можно было обучить методам работы с документами. Подсчитали, что для написания всех 39 томов (!) он обучил около 600 человек, ставших его помощниками и соавторами.

Когда он понял, что в исторической информации есть временные лакуны, он нанял еще сотни людей и послал их по всей территории Запада для опроса так называемых пионеров — первых людей заселивших определенную территорию, для копирования их домашних архивов, дневников, документов, сбора любой информации, которой они владели. Поскольку многие из легенд Запада были еще живы, Банкрофт смог получить их воспоминания и документы из первых рук. Бесценным был свод документов полученный от генерала Мариано Вальехо, живой истории, одного из реальных правителей Калифорнии, важнейшего связующего звена между ее мексиканским и американским периодами. Документы по первым калифорнийским католическим миссиям были скопированы у священников, для многих из которых это были все еще семейные документы. Был даже жив один из участников печально известной Donner Party, который наконец внес определенность в разделение мифа и реальности единственного в истории Калифорнии случая каннибализма. От знаменитого французского исследователя Американского континента Альфонса Пирата, лучшего знатока российского периода Калифорнии и индейских племен северо-западной части Тихоокеанского побережья, были получены все ему доступные материалы. Были скопированы все материалы по американскому Западу, которые хранились в архиве United States Surveyor General. Все еще жившие в 1880-х известные люди “старого времени” были проинтервьюированы, их воспоминания тщательно записывались, индексировались и стали отдельным архивным дополнением — “устной историей” — в собрании библиотеки Банкрофта.

Итоговая 39 томная работа The Works of Hubert Howe Bancroft (Bancrofts Work) содержала следующие разделы (обычно в нескольких томах): Аборигены; Центральная Америка; Мексика; Северные мексиканские штаты и Техас; Аризона и Новая Мексика; Калифорния; Северо-Восточное побережье; Вашингтон, Айдахо и Монтана; Британская Колумбия; Аляска. Работа была в основном закончена к 1887 году, а окончательно отредактирована и издана в полном объеме к 1894 году, всего за 13 лет.

На всю эту гигантскую работу нужны были деньги, но не надо забывать, что Банкрофт был еще и хорошим бизнесменом. Параллельно с работой историка он организовал поразительную по эффективности программу продажи своих книг. Многие авторы пишут, что и в организации продаж Банкрофт намного опередил свое время. Продажа была организована на всей территории Запада, включая Мексику. Принималась подписка как на изданные, так и будущие тома, причем будущие тома оплачивались заранее. Запад был наводнен рекламой, рекомендациями, брошюрами с описанием проекта. К тому времени как был написан последний 39 том, было продано более четверти миллиона книг и общая выручка достигла миллиона долларов. Этого почти хватило на покрытие всех расходов по проекту.

“Для чего я за все это взялся? Во-первых, и самое главное — я хотел сохранить для мира весь огромный объем человеческого опыта, который в противном случае в спешке и суматохе усилий отвоевать свой кусок богатства, славы и просто отвоевать свое место в этом Движении на Запад был бы потерян, как будто его и не существовало. Этот опыт, это многообразие опыта (тысяч и тысяч людей) был еще более ценным уже потому, что он был девственным; условия, сопутствующие его происхождению и его эволюция никогда до того не существовали в истории человечества, и никогда больше не повторятся”.

Закончив свой титанический труд, Банкрофт написал:

“На земле нет государства или народа, где так тщательно и полно были бы собраны и сохранены истоки его истории”…

… что понравилось далеко не всем. Остро и с каждым годом острее вставал вопрос: является ли Хуберт Хуго Банкрофт историком. Конечно, когда он тратил свою жизнь, свои деньги и свое здоровье на сбор по возможности самого полного для историков источника исторической информации, такой вопрос не возникал. Респектабельное “Общество Калифорнийских Пионеров”, общественная и научная организация, включающая всю ведущую профессуру калифорнийских профессоров-историков, даже избрала его почетным членом. Но после началась вполне обычная в академической среде ревность и зависть. Его обвинили в присвоении труда помощников. Его обвинили в отсутствии ссылок на соавторов. Его обвинили в ненаучности его методов, в неаккуратности выводов, в эмоциональности выводов, в неправильности выводов и, что уж было совсем страшным обвинением — в отсутствии святости по отношению к “иконам” официальной истории и исторических мифов. Он был первым, кто посчитал нужным рассказать о темных сторонах и не совсем красивых поступках Фремонта, Саттера и полу-бандитов “Медвежьей Революции”. В результате, его с позором выгнали из “Общества Калифорнийский Пионеров” с формулировкой — “Исключается на основании принципа “неправда в одном — неправда во всем”. В ответ Банкрофт назвал Общество “Обществом неизлечимых”.

Банкрофт в годы написания “Истории Запада”

Оппозиция ученого сообщества сыграла большую роль, по существу отравила многие из последних 20 лет его жизни. К началу нового века в библиотеке Банкрофта было по разным оценкам от 40 до 60 тысяч оригинальных наименований. Понимая, что такое сокровище должно быть ближе к университету, а лучше — его частью, местом, где серьезно изучают историю, он предложил штату Калифорния в лице штатного Берклийского университета купить библиотеку за скромные 250 тысяч долларов, что далеко не покрывало расходы на ее создание. По всем независимым оценкам экспертов стоимость собрания была существенно выше, возможно более полумиллиона. Но назначенный оценщик от штата, профессор и главный библиотекарь Берклийского университета Джозеф Роувелл, оценил ее в 140 тысяч. В Конгрессе штата Калифорния в 1887 году закон о выделении 250 тысяч на покупку библиотеки провалился с треском. После этого Чикагский университет предложил купить библиотеку за запрашиваемую цену. В Калифорнии, включая Конгресс, возникло массовое недовольство и Банкрофт отказал Чикаго. Шли годы, дело не двигалось, Берклийский университет умело затягивал переговоры, а все расходы по содержанию и пополнению библиотеки по-прежнему были на Банкрофте.

Наконец в Беркли был выбран новый президент университета, Бенджамин Уиллер, молодой, энергичный и далеко смотрящий. Возможность ухода библиотеки Банкрофта за пределы штата его не устраивала. Он попросил главного библиотекаря штата Висконсин, Рубена Твэйтса, который был одним из лучших книжных экспертов США, еще раз оценить библиотеку, ее ценность, состояние и возможность быстрого использования (уровня индексации) студентами и исследователями университета. 14 ноября 1905 года 20-ти страничный отчет Твэйтса был опубликован. Библиотеке была дана высочайшая характеристика, и она была оценена “в районе 300 тысяч”. После этого дело было решено за 10 дней!

В годовом отчете Совета Регентов Берклийского университета (1905-06 годы) было сказано:

Библиотека Банкрофта, несравненно превосходящая любую другую коллекцию основных исторических материалов всей западной Америки, коллекция, которую даже близко нельзя собрать когда-либо еще, какие бы деньги на это ни потратить, приобретена Университетом 24 ноября 1905 года за 250 тысяч долларов. Из этой стоимость 100 тысяч было подарком мистера Банкрофта университету…

В 1907 году в конституцию университета было внесено дополнение, по которому “библиотека Банкрофта есть нерушимое ядро исследовательской библиотеки, подобной библиотеке Британского музея… которая будет служить изучению политической, промышленной, социальной, коммерческой истории, а также этнографии, антропологии, географии и литературы всей западной части Соединенных Штатов и Тихоокеанского побережья”.

Банкрофтская библиотека Берклийского университета сегодня

-4-

Великое переселение народов на запад американского континента давно завершилось. Сегодня на американской территории западнее реки Миссури, в Мексике и центрально-американских государствах вдоль Тихоокеанского побережья живет не меньше 200 миллионов человек. О том как это все случилось за какие-то ничтожные 500 лет мы во многом знаем благодаря одному человеку — Хуберту Банкрофту. Нам, жителям Калифорнии, особенно ценно, что из 39 им написанных томов 11 рассказывают об истории ставшего ему родным штата Калифорния. В этих калифорнийских томах 8 тысяч 800 страниц, написанных человеком без определенной специальности, без какого-либо образования, которому в свое время было даже отказано в праве называться историком. К счастью, не все профессиональные историки были такими принципиальными: в 1875 году Йельский университет присвоил ему почетную степень Магистра в области истории. В те же 1870-е он был принят в несколько авторитетных национальных исторических обществ.

Энциклопедия Британика в статье “Хуберт Банкрофт, историк” пишет:

“… библиотека сделала доступным для исследователей огромный объем исторической информации с акцентом на социальный и культурный обмен в основании и развитии государств (запада континента). Несмотря на очевидную вину Банкрофта в отсутствии ссылок на своих помощников, их совместные усилия являются моделью удачной кооперации при создании больших проектов исторических исследований. История по Банкрофту до сих пор рассматривается как в основном достоверная и аккуратная и, безусловно, как ценный источник для изучения истории американского запада”.

После продажи библиотеки Банкрофт купил небольшой домик в городке Валнут Крик, что в 15 минутах от моего дома, где я сейчас пишу эти заметки. Он написал или отредактировал еще более 10 книг, в том числе 5 томов по истории Калифорнии. Хуберт Хуго Банкрофт, человек без образования и определенной специальности, умер в марте 1918 года в возрасте 85 лет будучи признанным отцом-основателем истории Запада Соединенных Штатов Америки.

Морага, Калифорния
Май 2020

Share

Игорь Юдович: Калифорнийские древности. Человек без определенной профессии: 10 комментариев

  1. Игорь Ю.

    Спасибо за доброжелательные отзывы. Во-первых, должен исправить досадную ошибку. В источнике, с которого я начал знакомство с моим героем было указано его имя -Hubert Hugo Bancroft. Но только после того, как отослал статью в редакцию, я увидел другое написание его имени Hubert Howe Bancroft. Оказалось после поисков, что ошибся не только первый автор и я, но и другие. Тем не менее, почти наверняка его имя все же Hubert Howe Bancroft.
    Теперь по вопросам.
    Да, уважаемый Соплеменник, время от времени встречаются странные люди, успевающие непонятно много. Сегодня такой, например, Илон Маск. В ранней истории Калифорнии таких было много. Наверно потому, что бросить насиженную жизнь и отправиться к черту на рога в полную неизвестность дано немногим. Из таких немногих и сложился американский Запад. Биография, например, географического основоположника Калифорнии-Невады, первого реального топографа, следопыта, военного разведчика, когда надо — бандита, дипломата и многое прочее — Фремонта, вообще в моей голове не укладывается. А он был бы и без всего этого весьма состоявшимся и успешным человеком, все же зять одного из самых влиятельных американских сенаторов своего времени. Ему это было надо? Он раз пять должен был погибнуть, замерзнуть, утонуть или быть расстрелянным. По иронии, Илон Маск делает свои Теслы именно в городе Фремонт!
    Владимир Суравикину: да, публика в американские колонии прибыла не из слабых. Освоить 5 тысяч километров пустой и из нее на 3 тысячи километров непригодной для жизни земли за ничтожные 250 лет без постановления ЦК или усилий Короны — это дано не всем. Прада в этом интернационале были всякие народы, но англо-саксы доминировали. Особенно именно до 1850-х.
    Е. Л. : У Банкрофта дочь от первой жены умерла в детстве, от второй было четверо детей. Ничего о них не слышал, как мы ничего не слышали о детях тысяч и тысяч знаменитых американцев. В 19 веке это страшно удивляло европейских посетителей США. Где дети американских президентов, сенаторов? А нигде. Был неудачный один пример сына Джона Адамса. И всё. Сегодня уже не так. Политика для многих это семейный бизнес. Что ужасно.

  2. Е.Л.

    Спасибо, уважаемый Игорь!
    Все интересно. Один вопрос — как у Вашего героя с личной жизнью, была ли семья, есть ли наследники? Или такая увлеченность помешала?

  3. Felix Simonovsky

    Игорь, как всегда с удовольствием читаю ваши заметки по истории страны. Помимо узнавания новых фактов истории и удовольствия от чтения текста, написанного в отличным стиле, вы, сами того, возможно, не желая настойчиво и небезуспешно переубеждаете меня (и своим творчеством, и тем, о чем вы пишете, в частности, в этой заметке) в том, что грань между историком-любителем и историком-профессионалом может быть весьма размыта (по-крайней мере, на мой дилетанский взгляд). Спасибо.

  4. Суравикин

    Игорь большое спасибо, получил огромное удовольствие. Это и интересные данные, и прекрасный гимн моим любимым «англосаксам» — дополнение к уже известному нам, великому объёму построенного и сделанного энтузиастами (во многом — «за так») в этой замечательной, но увы — уже начавшей увядать стране.

  5. Самуил Кур

    Очень хорошая работа, где мы видим труженика, которым движет страсть. Те качества, благодаря которым человечество и двигалось вперед и выше. Спасибо!

  6. Маркс ТАРТАКОВСКИЙ.

    Самое оригинальное и интересное, никогда ранее мной не встреченное это сам выбор темы. История не столько историка, сколько любителя истории и страстного библиофила нелишний раз открывает едва ли не важнейший движитель человеческой истории — личная страсть, увлечённость до \»умопромрачения\».
    Всё-таки (уточню) наука история не простое накопление любых фактов (хотя без этого, чрезвычайно важного, всё прочее — пустое занятие), но — ОСМЫСЛЕНИЕ накопленных фактов — т.с. \»экстракт из объёмнейшего продукта\».

  7. Леонид Лазарь

    Очень познавательно и интересно.
    Есть маленькие, несущественные шороховатости. Например: Берклийский университет, Банкрофтская библиотека…
    Надпись под фото: Банкрофтская библиотека Берклийского университета сегодня.
    Могу ошибаться, но мне кажется, что: Библиотека Банкрофта Калифорнийского университета Беркли, для глаз и уха гораздо лучше.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math