© "Семь искусств"
  июль 2020 года

932 просмотров всего, 7 просмотров сегодня

Пораженный трагической смертью Маргарет и выражая восхищение ее личностью, которое он испытывал с момента их знакомства, Ральф Уолдо Эмерсон написал: «До последнего мгновения ее страна отторгала ее… Смелая, красноречивая, утонченная, совершенная, преданная душа! Если бы провидение позволило появиться в Америке многим подобным ей, свобода, честь, литература и искусство были бы в  безопасности в этом мире».

[Дебют] Евгений Кац 

ОТ РИЧАРДА БАКМИНСТЕРА ФУЛЛЕРА К МАРГАРЕТ ФУЛЛЕР: ИЗ НОВОЙ АНГЛИИ В РИМ

 1. Трансценденталисты Фуллеры

Концепция Авраама Линкольна о «правде, побеждающей силу»
была реализована, когда Эйнштейн, воплощение
метафизического интеллекта, описал физическую Вселенную
уравнением e = mc2. Так метафизическое начало измерило
физическое и завладело им. Эта связь, как подсказывает опыт,
является чисто односторонней: сложно представить, чтобы
энергия осознала интеллект и написала его уравнение. Таким
образом метафизическое начало доказало свою способность
управлять физическим.

Р.Б. Фуллер. «Космический корабль «Земля».
Руководство по эксплуатации»

Одним из основных персонажей моей книги «Фуллерены, углеродные нанотрубки и нанокластеры: родословная форм и идей» [1], посвященной в основном (но не только)  открытию фуллеренов (углеродных молекул в форме выпуклых многогранников), является человек, умерший за два года до того, как открыли и назвали его именем новое семейство углеродных молекул. Это Ричард Бакминстер Фуллер, или просто Баки, как называли его впоследствии тысячи людей, архитектор и изобретатель, автор концепции геодезических куполов [2-3], геометр и картограф, поэт и философ, один из самых оригинальных мыслителей второй половины 20-го столетия.

Он  родился 12 июля 1895 года в городке Милтон в Новой Англии (штат Массачусетс) и прожил 88 лет. На протяжении нескольких поколений многие представители его семьи принадлежали к так называемым “Трансценденталистам Новой Англии”. Это философско-литературное течение, сформированное в XIX веке представителями радикальной интеллигенции США вокруг бостонского «Трансцендентального клуба» и журнала «The Dial». Среди известных представителей этого движения назовем Ральфа Уолдо Эмерсона (Ralph Waldo Emerson, 1803–1882) (именно его эссе «Природа» (1836) стало манифестом движения) и его друга и последователя Генри Дэвида Торо (Henry David Thoreau, 1817–1862). Самой известной представительницей семьи Фуллера в среде трансценденталистов, безусловно, является двоюродная бабушка Баки Маргарет Фуллер (1810–1850). Самого Баки порой называют последним из Трансценденталистов Новой Англии. Подобно трансценденталистам, он  отвергал общепринятые религиозные и политические взгляды, ставя во главу угла своей философской системы неделимость окружающего мира (природы и общества) и использование эксперимента и интуиции как основных инструментов его познания. С другой стороны, философу-Фуллеру был совершенно чужд некоторый интеллекутальный эскапизм Генри Торо, например. Гуляя по пустынному берегу Уолденского пруда (рис. 1), где в собственноручно построенной хижине два года жил,  наблюдал, и размышлял о природе и обществе Торо (результатом этих размышлений стала его книга «Уолден, или Жизнь в лесу»), я безуспешно пытался представить себе деятельного Баки в этой ситуации. Разделяя гуманистический пафос основателей движения, философ Бакминстер Фуллер идёт дальше своих предшественников, заключая, что спасение человечества как цивилизации возможно только на базе глубочайшего изучения и понимания (на качественно новом уровне) современной технологии, основу которой составляют естественные науки. Он наделяет технологию этической и эстетической функциями. Разумные технологии должны быть не источником экологических  бед, грозящих гибелью человечеству, а, напротив, стать базой для успешного решения стоящих перед ним экологических, социальных и гуманитарных проблем. Собственно говоря, именно этой задаче Фуллер без остатка посвятил свою жизнь, являясь (как это ни удивительно) теоретиком и практиком собственного учения [1-2, 4].

Рис.1. (а) Уолденский пруд (Walden Pond) в окрестностях города Конкорд, штат Массачусетс, США. 

Рис.1. (а) Уолденский пруд (Walden Pond) в окрестностях города Конкорд, штат Массачусетс, США.

Рис.1. (б) Памятник Генри Торо на фоне реконструкции хижины на берегу пруда, в которой в 1845–1847 годах жил Торо. Это был эксперимент по самоизоляции от общества и сосредоточении на наблюдении природы. Торо самостоятельно построил хижину и обеспечивал себя всем необходимым. Фото автора статьи.

Рис.1. (б) Памятник Генри Торо на фоне реконструкции хижины на берегу пруда, в которой в 1845–1847 годах жил Торо. Это был эксперимент по самоизоляции от общества и сосредоточении на наблюдении природы. Торо самостоятельно построил хижину и обеспечивал себя всем необходимым. Фото автора статьи

Баки похоронен на участке семьи Фуллеров на кладбище Маунт-Оберн (Mount Auburn Cemetery). Основанное в 1831 г. на красивейшей холмистой местности в окрестностях университетского городка Кембридж (местонахождение Гарвардского университета, а сегодня еще и MIT), это первое в Соедененных Штатах кладбище-парк, фактически музей под открытым небом (рис. 2). Не случайно в в 2003 г. оно было признано федеральным правительством США национальным достоянием (National Historic Landmark). Первое, что бросается в глаза на семейном участке Фуллеров (рис. 3), это то, что многие мужчины имели составное имя, вторая часть которого была Бакминстер. Например, отцом Баки был Ричард Бакминстер Фуллер Старший (1861–1910). А его дед (брат Маргарет) также носил имя Артур Бакминстер Фуллер (1822–1862). В детстве Баки пробовал многочисленные варианты написания своего имени. Каждый год летом он по-разному подписывал свое имя в реестре гостей семейного дома отдыха в штате Мэн. Наконец, он остановился на варианте «Р. Бакминстер Фуллер».1

Рис. 2. Кладбище Маунт-Оберн. Фото автора статьи.

Рис. 2. Кладбище Маунт-Оберн. Фото автора статьи

Рис. 3. Часть участка семьи Фуллеров на кладбище Маунт-Оберн. Слева могила Баки и его жены (см. также рис. 4), справа — его родителей  и Кэролайн Уолкотт Фуллер (урожденной Эндрюс, 1869–1934) Ричарда Бакминстера Фуллера Старшего (1861–1910) . Фото автора статьи.

Рис. 3. Часть участка семьи Фуллеров на кладбище Маунт-Оберн. Слева могила Баки и его жены (см. также рис. 4), справа — его родителей  и Кэролайн Уолкотт Фуллер (урожденной Эндрюс, 1869–1934) Ричарда Бакминстера Фуллера Старшего (1861–1910) . Фото автора статьи

Рис. 4. Надгробие Ричарда Бакминстера Фуллера и его жены Энн Хьюлетт Фуллер. Фото автора статьи.

Рис. 4. Надгробие Ричарда Бакминстера Фуллера и его жены Энн Хьюлетт Фуллер. Фото автора статьи

Надпись  на надгробии Баки и его жены Энн Хьюлетт Фуллер2 (рис.4) говорит, что Энн пережила  любимого мужа на два дня. Фуллер умер 1 июля 1983 года, не дожив одиннадцать дней до своего 88-летия. В последние дни его жизни Энн находилась в коме в одной из больниц Лос-Анджелеса, умирая от рака. Баки был с ней, в какой-то момент ему показалось, что жена вышла из комы, он воскликнул: «Она сжимает мою руку!». Эмоциональной реакцией на это стал сердечный приступ, через час от которого наступила смерть. Энн скончалась через тридцать шесть часов после смерти мужа.

Вместе с изображением геодезической сферы на памятнике дважды воспроизведен девиз Баки: «Call Me Trimtab«.  Trimtab — триммер  — это небольшая деталь, соединенная с рулем управления на самолете или корабле. Он стабилизирует ориентацию судна, упрощая его управление. В программной статье в журнале Playboy (Баки не чурался и таких изданий) в феврале 1972 г. Баки писал:

«Однажды меня пронзила мысль о том, что может сделать один маленький человек. Я подумал, что огромный океанский лайнер, Queen Mary, например, слушается руля управления, на поверхности которого есть крошечная вещь, называемая триммером. Простое перемещение миниатюрного триммера создает низкое давление, контролируя движение руля, и в конце концов — всего судна. Поэтому я утверждаю, что маленький человек может быть триммером. Обществу кажется, что оно действует, невзирая на нас. Но если мы действуем активно, небольшое движение нашего интеллекта и весь большой государственный корабль отправится в путь. Итак, я говорю: называйте меня Триммером. Сall me Trimtab.”

Официальный бюллетень Института Бакминстера Фуллера называется сегодня «Trimtab». Не без гордости отмечу, что публиковал статью о солнечных элементах на основе фуллеренов в этом издании [5].

Практически в шаге от надгробия Баки стоит памятник с портретом Маргарет Фуллер (Рис. 5). Необычная надпись на нем сразу привлекает внимание.

В ПАМЯТЬ О
МАРГАРЕТ ФУЛЛЕР ОССОЛИ
РОЖДЁННОЙ В КЕМБРИДЖЕ. МАССАЧУСЕТС 23 МАЯ 1810 г.
ДОЧЬ НОВОЙ АНГЛИИ И ГРАЖДАНКА РИМА,
ГЕНИЙ КОТОРОЙ ПРИНАДЛЕЖИТ МИРУ.
В ЮНОСТИ
СТУДЕНТКА С НЕНАСЫТНОЙ СТРАСТЬЮ К ВЫСОКОЙ КУЛЬТУРЕ
В МОЛОДОСТИ
УЧИТЕЛЬ, ПИСАТЕЛЬ, ЛИТЕРАТУРНЫЙ И ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ КРИТИК
В ЗРЕЛЫЕ ГОДЫ
СОРАТНИК МНОГИХ
ВЫДАЮЩИХСЯ РЕФОРМАТОРОВ АМЕРИКИ И ЕВРОПЫ.
В ПАМЯТЬ О ЕЁ МУЖЕ
ДЖОВАННИ АНЖЕЛО МАРКУСЕ ОССОЛИ,
ПОЖЕРТВОВАВШЕМ ДОМОМ И СТАТУСОМ
РАДИ РИМСКОЙ РЕСПУБЛИКИ, ЖЕНЫ И РЕБЁНКА
И В ПАМЯТЬ ИХ СЫНА
АНЖЕЛО ЕВГЕНИЯ ФИЛИППА ОССОЛИ,
РОДИВЩЕГОСЯ В РИЕТИ, ИТАЛИЯ, 5 СЕНТЯБРЯ SEPT. 5.1848 г.
ЧЕЙ ПРАХ ПОКОИТСЯ У ПОДНОЖИЯ ЭТОГО КАМНЯ
ОНИ УШЛИ ИЗ ЖИЗНИ ВМЕСТЕ
В КОРАБЛЕКРУШЕНИИ 19 ИЮЛЯ 1850 г.

Рис. 5. Памятник Маргарет Фуллер Оссоли, ее мужу Джованни Анжело Маркусу Оссоли и их сыну Анжелло Евгению Филиппо Оссоли. Фото автора статьи.

Рис. 5.(a) Памятник Маргарет Фуллер Оссоли, ее мужу Джованни Анжело Маркусу Оссоли и их сыну Анжелло Евгению Филиппо Оссоли. Фото автора статьи

Рис. 5. Памятник Маргарет Фуллер Оссоли, ее мужу Джованни Анжело Маркусу Оссоли и их сыну Анжелло Евгению Филиппо Оссоли. Фото автора статьи.

Рис. 5.(b) Памятник Маргарет Фуллер Оссоли, ее мужу Джованни Анжело Маркусу Оссоли и их сыну Анжелло Евгению Филиппо Оссоли. Фото автора статьи.

Осмелюсь утверждать, что даже тот, кто ничего не слышал о Маргарет Фуллер, прочитав эту надпись должен заинтересоваться яркой, но трагической судьбой этой женщины.

2.  Маргарет Фуллер — первая, кто…

Ее сердце, которое знали немногие, было таким же
великим, как и ее разум, который все знали
Ральф Уолдо Эмерсон

Забегая вперед скажем, что за сорок лет жизни, отпущенной ей судьбой, Маргарет Фуллер (полное имя — Сара Маргарет Фуллер Оссоли), писатель и переводчик, поэт и литературный критик, историк и общественный деятель смогла сделать многое, что характеризуется словом «впервые». Она первой написала книгу о равенстве женщин: ее художественно-социологическое исследование “Женщина в девятнадцатом веке” (1845) стало краеугольным камнем философии и социологии феминизма. Первой рассказала о неприемлемых условиях содержания психиатрических больных и заключённых.Она была первой женщиной, ступившей в Гарвардскую библиотеку для научной работы. Она была первым редактором журнала «The Dial» (1840–1842), важнейшего издания трансценденталистов, первого по-настоящему независимого американского журнала, не связанного с каким-либо университетом или церковью, посвященного не религиозной идеологии или литературному жанру, а калейдоскопу интеллектуального и творческого любопытства: философии, поэзии, искусству, науке, праву. Она стала первой женщиной-литературным критиком и определяла литературные стандарты своего времени, первой женщиной-журналистом New York Daily Tribune и первой в мире женщиной — военным корреспондентом, регулярно передававшей репортажи из зоны боевых действий. Она была одной из первых историков революции 1847 года в Италии, активной участницей которой сама являлась. Поначалу я хотел назвать эту часть очерка «Маргарет Фуллер — первопроходец», но споткнулся на неуклюжем «мужском» роде, неуместном в данном случае. Но не писа́ть же «первопроходка»! И сразу же понял, что в современном русском языке — в конце второго десятилетия XXI первого века — я не могу найти женского варианта для этого понятия.

Маргарет начала своё образование дома под руководством отца Тимоти Фуллера, адвоката с Гарвардским дипломом. Он научил дочь читать и писать, когда ей было лишь три с половиной года, а еще через год она уже владела основами арифметики и грамматики английского и латинского языков (позже к этим языкам прибавится знание французского, итальянского и греческого). Даже когда Тимоти Фуллер был избран в Конгресс США и проводил много времени в столице, он руководил обучением дочери по переписке. Маргарет также жадно читала: книги о путешествиях  и биографии великих личностей, классическую литературу и драматургию, книги по истории и философии, современные романы. Когда Тимоти Фуллер был дома, по вечерам отец и дочь обсуждали прочитанное за день. Способность к самообразованию Маргарет сохранила, став ученицей школы (1819) и затем — лицея (помните надпись на кладбищенском памятнике: про «ненасытною страсть к высокой культуре»). К тридцати годам она уже имела репутацию самого читающего человека в Новой Англии. Один из наиболее цитируемых слоганов Маргарет Фуллер — «Тоday a reader, tomorrow a leader» — в русском переводе теряет свою поэтическую прелесть, но полностью отражает её пиетет к чтению и собственно — весь её жизненный путь.

В самой ранней молодости Маргарет начинает давать частные уроки, а также пытается заработать на жизнь журналистикой и переводами. Ее первая публикация вышла, когда ей было двадцать четыре года. В двадцать шесть лет, пережив смерть отца как одну из главных трагедий жизни, Маргарет фактически становится главой семьи, ответственной за жизнь овдовевшей матери и воспитание младших братьев и сестер. В это же время Маргарет Фуллер начинает работать над биографией Иоганна Вольфганга Гёте, считая, однако, что завершение этой работы требует путешествия в Европу. Смерть отца и  внезапная ответственность за семью заставили ее отказаться от этой идеи. Она продолжала работать над биографией Гёте все годы, считая это своей главной жизненной задачей. Фактически вся духовная и интеллектуальная жизнь Маргарет Фуллер была непрекращающимся «разговором с Гёте». Кстати, в 1839 году Маргарет публикует английский перевод “Разговоров с Гёте” Экерманна.

На двадцать пятом году жизни Маргарет познакомилась с Ральфом Уолдо Эмерсоном и летом следующего года провела две недели в его доме в Конкорде, а уже в октябре 1839 года она начинает редактировать журнал «The Dial», став таким образом одной из важнейших фигур в движении трансцендентиалистов. Летом 1843 года она побывала в Чикаго, Милуоки, Ниагара-Фолс и Буффало, общаясь в том числе с индейцами из племен оттава и оджибве3. Об этом опыте Маргарет рассказала в книге «Лето на озерах» (1844) для работы над которой она использовала литературу об исследованиях района Великих озер, хранящуюся в библиотеке Гарвардского колледжа. Уже в следующем 1845 году было опубликовано самое известное произведение Маргарет Фуллер «Женщина в девятнадцатом веке». Завершив эту книгу, в которой обсуждалась влияние женщин на американскую демократию, а также возможности и пути его усиления, Маргарет написала в письме другу: «Я вложила в этот труд большую часть своей истинной сущности и полагаю, что если я умру сейчас, мой след всё же останется на земле».

Уволившись из «The Dial» в 1844 году году, Фуллер переезжает в Нью-Йорк и начинает работать литературным критиком в редакции «New York Tribune» с легендарным газетчиком Хорасом Гриили4, став первым постоянным рецензентом книг в американской журналистике, а в 1846 году — первой женщиной-редактором издания. Помимо американских книг она рецензировала иностранную литературу, концерты, лекции и художественные выставки и публиковала статьи по политическим и социальным вопросам, таким как тяжелое положение рабов и права женщин. В это время была сделана единственная из сохранившихся фотографий Маргарет Фуллер (рис. 6).

Рис. 6. Единственная сохранившаяся фотография Маргарет Фуллер, сделанная Альбертом Сэндсом Саутвортом5 в июле 1846 г., за месяц до её отъезда в Европу. Музей изящных искусств в Бостоне. Общественное достояние.

Рис. 6. Единственная сохранившаяся фотография Маргарет Фуллер, сделанная Альбертом Сэндсом Саутвортом5 в июле 1846 г., за месяц до её отъезда в Европу. Музей изящных искусств в Бостоне. Общественное достояние

В 1846 году Маргарет по командировке от «New York Tribune» едет в Европу, на самом деле — конечно же, плывет (плавание из Бостона в Ливерпуль заняло одинадцать дней) и становится первым зарубежным  корреспондентом-женщиной.  В течение следующих четырех лет она направила газете окола сорока репортажей, включая интервью с известных политиками и писателями, такими как Жодж Санд,6 например. В Англии она встретила находившегося в эмиграции Джузеппе Мадзини.7 По всей вероятности именно эта встреча и то, что Маргарет прониклась идеями Мадзини, повлияло на ее решение приехать в Рим.

3. Римские адреса Маргарет Фуллер

Я пишу с баррикад Рима…
Маргарет Фуллер, репортаж для

«New York Daily Tribune», 1849 г.

Приехав в Рим весной 1847 года, Маргарет устроилась работать воспитателем и домашним учителем девятилетнего  сына Ребекки и Маркуса Спринг из Новой Англии и поселилась вместе с ними на самой оживленной в то время улице города — Виа дель Корсо, недалеко от Пьяцца Венеция [7]. Точный адрес этой квартиры неизвестен, да и дом, скорее всего, не сохранился. Эту часть улицы сейчас занимает огромное здание-монумент Виктору Эммануилу II, первому королю объедененной Италии. Маргарет продолжает посылать репортажи в Нью-Йорк. В отличие от многих путешественников, которые видели Италию исключительно с точки зрения ее славного прошлого, исторических и художественных реликвий,  репортер Маргарет Фуллер сосредоточилась на современной действительности Италии и политической суматохе, на ее глазах превращающихся в историю.

Рис. 7. Дом № 514 на Виа дель Корсо, где в 187–1848 годах жила Маргарет Фуллер. Фото автора статьи.

Рис. 7. Дом № 514 на Виа дель Корсо, где в 187–1848 годах жила Маргарет Фуллер. Фото автора статьи

Уже через неделю после приезда в Рим Маргарет познакомилась с Джованни Анжело Оссоли (Giovanni Angelo Ossoli, 1821–1850), итальянским аристократом, также страстным поклонником патриотических идей Мадзини. Это была случайная встреча на вечерне в соборе Святого Петра в пасхальную неделю. Несмотря на разницу в социальном статусе, религиозной принадлежности (Джовани был католиком, а Маргарет протестанткой), образовательном уровне и даже возрасте  (Оссоли был на девять лет младше Маргарет) между ними вспыхнуло сильное чувство. Отношения развивались стремительно, и уже  осенью 1847 года Маргарет поселилась на одном из верхних этажей дома № 514 на Виа дель Корсо (рис. 7) недалеко от дома, где жил Джовани со своими родителями. Он же помог Маргарет найти и снять эту квартиру. Дом № 514 находится на другом конце улицы (недалеко от Пьяцца дель Пополо) прямо напротив дома, в котором более чем за полвека до этого в свой первый приезд в Рим поселился Гёте (рис. 8). Из окна своей квартиры Маргарет могла видеть окна квартиры Гёте. Сегодня в  этом доме музей Гёте. Музей открылся в 1997 году, а мемориальную доску в честь великого немца римляне установили в 1872 году (рис. 8 б). Маргарет могла и не знать о «соседстве с Гёте». Но мне очень хочется думать, что знала. Во всяком случае, это было бы для неё чрезывачайно важно.

Рис. 8. (а) Дом-музей Гёте на Виа дель Корсо

Рис. 8. (а) Дом-музей Гёте на Виа дель Корсо

Рис. 8. (б) Мемориальная доска на стене дома гласит: «В этом доме Вольфганг Гёте создал бессмертные литературные произведения. Установлено муниципалитетом Рима в память о своем великом госте в 1872 г.

Рис. 8. (б) Мемориальная доска на стене дома гласит: «В этом доме Вольфганг Гёте создал бессмертные литературные произведения. Установлено муниципалитетом Рима в память о своем великом госте в 1872 г.

Рис. 8. (в) Мне очень нравилось, что в дом Гёте можно зайти, как в гости в любую другую римскую квартиру; нажимаешь кнопку звонка у входа, и дверь открывается 

Рис. 8. (в) Мне очень нравилось, что в дом Гёте можно зайти, как в гости в любую другую римскую квартиру; нажимаешь кнопку звонка у входа, и дверь открывается

Рис. 8. (г) Вход в музей на втором этаже. Фото автора статьи.

Рис. 8. (г) Вход в музей на втором этаже. Фото автора статьи.

Домашний характер музея ощущаешь уже на улице: чтобы зайти надо нажать на кнопку звонка «Дом Гёте», и дверь откроется (рис. 8в). Затем надо подняться на лифте в квартиру на втором этаже, где в 1786–1788 годах Гёте жил вместе со своим другом, художником Иоганном Генрихом Вильгельмом Тишбейном (Johann Heinrich Wilhelm Tischbein, 1751–1829).  В комнате Гёте выставлена факсмильная копия акварели Тишбейна «Гёте у окна»8 (рис. 9а). Считается, что художник создал её в этой комнате. Оба раза, когда я приходил в музей, то самое окно было закрытым. Если его открыть  (что я не осмелился сделать, хотя, признаюсь — мысль такая была), то можно увидеть дом Маргарет Фуллер на противоположной стороне улицы. И Гёте, конечно, мог видеть его из раскрытого окна.

Рис. 9. (а) Иоганн Генрих Вильгельм Тишбейн. Акварель «Гёте у окна»

Рис. 9. (а) Иоганн Генрих Вильгельм Тишбейн. Акварель «Гёте у окна» 

Рис. 9. (б) Окно в комнате Гёте. Фото автора статьи.

Рис. 9. (б) Окно в комнате Гёте. Фото автора статьи

Рис. 9. (в) Рекламноый буклет музея (www.casadigoethe.it )

Рис. 9. (в) Рекламноый буклет музея (www.casadigoethe.it )

На карикатуре из рекламного буклета музея (рис. 9в) некая старушка (видимо, хозяйка апартаментов) кричит на Гёте: «Какого черта ты весь день смотришь в окно?! Садись  писать cвой дерьмовый Фауст!»

Важная часть музея — собрание шести тысяч книг о Гёте и его времени, основу которого составляет библиотека издателя и коллекционера Ричарда Дорна (Richard W. Dorn). К моему сожалению симпатичная сотрудница музея не знала о Маргарет Фуллер, но помогла разобраться с электронным каталогом. Мы нашли две книги Маргарет, и я даже увидел их корешки на закрытых застекленных полках. Как выясилось, чтобы высвободить их из этого заточения и просто полистать, надо написать специальный запрос руководству музея и назначить официальный день работы в библиотеке, что я и сделал.

Уже через неделю я держал в руках сборник статей и писем Маргарет с экслибрисом Дорна и его пометками, в том числе со статьей о Гёте из журнала “The Dial” (рис. 10). Читателю может показаться непонятным мой энтузиазм и эмоциональный подьем, связанный с посещением библиотеки гетевского дома. Сегодня можно все книги прочитать в электронном виде, можно просмотреть каталог, увидеть обложки книг. Книги, которые мне выдали в библиотеке, не были рукописями, или редкими изданиями. Тем не менее, мне хотелось подержать их в руках. Как я писал выше, Маргарет всю жизнь вела диалог с Гёте. Тот факт, что в квартире, где жил Гёте, я держал в руках книги Маргарет, являлось в моем представлении метафорой их непрерывающейся связи.

Рис. 10.1 Книги Маргарет Фуллер в библиотеке дома-музея Гёте.

Рис. 10.(a) Книги Маргарет Фуллер в библиотеке дома-музея Гёте

Рис. 10.2 Книги Маргарет Фуллер в библиотеке дома-музея Гёте.

Рис. 10.(b) Книги Маргарет Фуллер в библиотеке дома-музея Гёте

Рис. 10.3 Книги Маргарет Фуллер в библиотеке дома-музея Гёте.

Рис. 10.(c) Книги Маргарет Фуллер в библиотеке дома-музея Гёте

Рис. 10.4 Книги Маргарет Фуллер в библиотеке дома-музея Гёте.

Рис. 10.(d) Книги Маргарет Фуллер в библиотеке дома-музея Гёте

Рис. 10.(e) Книги Маргарет Фуллер в библиотеке дома-музея Гёте.

Рис. 10.(e) Книги Маргарет Фуллер в библиотеке дома-музея Гёте

Весь 1847 год прошел для Маргарет под знаком любви и отнощений с Джовани Оссоли, хотя, конечно, она продолжала журналисткую работу для «New York Tribune». Рим того времени и, прежде всего, окружение Маргарет и Оссоли, были полны реформаторских надежд, связанных с вступлением на папский престол летом 1846  Пия IX, объявившего амнистию политических заключённых, отменившего цензуру и пообещавшего ввести в Папской области конституцию. Была еще дружба с художником Томасом Хикксом (Thomas Hicks, 1823–1890) и визиты неподалеку на виа Маргутта (рис. 11), в мастерскую Хиккса, где он создал один из немногих прижизненных портретов Маргарет (Рис. 12).

Рис. 11. виа Маргутта

Рис. 11. виа Маргутта

Так сегодня выглядит виа Маргутта, идущая параллельно Виа дель Бабуино от Пьяцца дель Пополо до Площади Испании. Одна из самых очаровательных, на мой взгляд, римских улиц, когда-то служила задворками для дворцов на виа дель Бабуино. Поэтому там располагались мастерские и дома ремесленников, строителей, мраморщиков (одна симпатичная мастерская мраморщика сохранилась и по сей день) и кучеров. Однако, уже в средние века здесь начали появляться мастерские художников, в первую очередь иностранцев. Расцвет виа Маргутта пришелся именнно на времена папы Пия IX, а следующий пик художественной привлекательности этой улицы — на вторую половину XX века после выхода на экраны фильма «Римские каникулы». К сожалению, мы не знаем, в какой части улицы, находилась мастерская Хиккса. Среди многочисленных мемориальных досок (некоторые из которых, например, табличка в честь Федерико Феллини и Джульеты Мазины — несомненно произведения искусства) нет упоминания об этом американском художнике и Маргарет Фуллер.

Рис. 12. Томасом Хиккс. Портерт Маргарет Фуллер.

Рис. 12. Томасом Хиккс. Портрет Маргарет Фуллер. Воспроизведено c сайта Транснационального архива Маргарет Фуллер: https://fullerarchive.northeastern.edu/framing-magaret-fuller/farming-fuller-thomas-hicks/

К новому 1848 году году Маргарет уже знала, что беременна. К концу апреля 1848 года скрывать беременность было уже невозможно, и чтобы не компрометировать любимого, она решает уехать в горный городок Л’Акуила в Абруцци. Дорога туда заняла у Маргарет три дня. Сегодня на машине можно добраться за пару часов, но и сегодня, приехав из Рима в этот провинциальный городок, окружённый Апеннинскими горами (рис. 13), ловишь себя на мысли, что попал в другой мир. Не удивительно, что здесь, вдали от возлюбленного, Маргарет чувствовала себя «одинокой, заключенной в тюрьму, слишком несчастной». При этом битвы за контроль над Италией уже распространялись по всему полуострову. В Л’Акуила расположились неаполитанские солдаты, верные Папе (к этому времени уже находившемуся на другой стороне противостояния, см. ниже). Всё это определило решение Маргарет переехать поближе к Риму и Анжелло в городок Риети. Там 5 сентября 1848 года она родила сына — Анжело Евгения Филиппа Оссоли. Родители звали его Анжелино.

Рис. 13. Апенинские горы при подъезде к городу Л’А́куила. Фото Гали Кац.

Рис. 13.(a) Апеннинские горы при подъезде к городу Л’А́куила. Фото Гали Кац

Рис. 13.(b) Апенинские горы при подъезде к городу Л’А́куила. Фото Гали Кац.

Рис. 13.(b) Апеннинские горы при подъезде к городу Л’А́куила. Фото Гали Кац

Рис. 13. Апенинские горы при подъезде к городу Л’А́куила. Фото Гали Кац.

Рис. 13.(c) Апеннинские горы при подъезде к городу Л’А́куила. Фото Гали Кац.

По всей вероятности на момент рождения Анджелино протестантка Маргарет и католик Джовани не были официально мужем и женой. Достоверно неизвестно, имела ли место когда-либо какая-либо официальная церемония. Хотя некоторые биографы Фуллер, утвержадают, что они поженилась в апреле 1848 года. Как бы то ни было, к моменту их совместного побега из Рима в июле 1949 года их называли мужем и женой. Но не будем забегать вперед, а наоборот, немного отвлечемся от судьбы наших героев, чтобы вкратце обрисовать читателю калейдоскоп исторических (действительно исторических!) событий тех дней.

К 1848 году Италия состояла из восьми государств с монархическим правлением. Все они, кроме Сардинского королевства, находились в зависимости от Австрийской империи. В марте 1848 года войну Австрии объявляет король Пьемонта, а затем его поддерживают неаполитанский король и тосканский герцог. Папа Пий IX, хотя и не объявил официально войну Австрии, всё-таки прислал для борьбы против австрийцев соединение гвардейцев Ватикана. Однако, уже в конце апреля 1848 года, убоявшись возможного раскола между итальянскими и австрийскими католиками, он отказывается от командования своими войсками и участия в войне. Нежелание Папы воевать с оккупантами усилило недовольство римлян, ставшее одной из причин революции. 16 ноября 1848 года жители Рима заполнили улицы, потребовав демократического правительства, социальных реформ и объявления войны Австрийской империи. 24 ноября под видом обычного священника Папа бежит из Рима. На помощь восставшим в Папскую область прибывает Гарибальди9 (рис. 14) со своими добровольцами. По его предложению 9 февраля 1849 года в Риме была провозглашена республика. Созданное тогда же Римское Учредительное собрание объявило о лишении папы светской власти. Вся церковная собственность была национализирована, крупное имущество облагалось налогом. Уже на следующий день Папа Пий IX обратился к католическим правителям Франции, Австрии и Испании с просьбой оказать ему военную помощь.

Рис. 14. (а) Портрет Гарибальди на двери бара Яникулум. 

Рис. 14. (а) Портрет Гарибальди на двери бара Яникулум

Рис. 14. (б) Гарибальди смотрит с холма Яникул на ночной Рим.

Рис. 14. (б) Гарибальди смотрит с холма Яникул на ночной Рим

Луи Наполеон Бонапарт сразу же откликнулся на призыв. 24 апреля в порт Чивитавеккья прибыла десятитысячная французская армия, которая подошла к Риму и начала артиллерийский обстрел. С юга на Рим наступали сицилийцы Фердинанда II, а с севера австрийцы. Находясь в окружении, Римская Республика переживала и серьёзные внутренние проблемы. Крестьяне требовали незамедлительно раздать им конфискованные земли, городские низы, требовали повышения зарплаты. Управлявший Республикой триумвират (Джузеппе Мадзини, Карло Армеллини и Аурелио Саффи) чувстовал себя как между молотом и наковальней. Гарибальди предложил свою помощь, требуя взамен предоставить ему диктаторские полномочия и начать вооружение крестьян. В результате ожесточённых споров с Мадзини он был назначен главнокомандующим вооружёнными силами Республики, но не диктатором. Против вооружения крестьян Мадзини решительно возражал, справедливо опасаясь, что они используют его для самовольных конфискаций земель. Видимо, это решение и предопределило поражение восстания. Малочисленные регулярные войска Республики и гарибальдийцы не смогли противостоять сорокатысячной армии союзников. 3 июля 1849 года французы прорвались к Риму. 4 июля национальное собрание признало поражение и объявило о передаче власти папе Пию IX. Гарибальди со своим отрядом удалось уйти морем и прорваться в Пьемонт. Там он был арестован и эмигрировал. В 1854 он вернется на Родину, а в 1870 объединение  Италии (рисорджименто) будет завершено уже без участия его главного героя. Но это уже совсем другая история.

С началом восстания, которое приведет к провозглашению Римской республики, Джованни Анжело Оссоли — сержант Гражданской гвардии, созданной в начале 1849 года. Он зачислен во 2-ю роту 1-го батальона и будет сражаться у стен Ватикана, защищая город от осаждающих французских войск и получит звание капитана на поле боя.

Маргарет оставляет сына с кормилицей в Риети и устремляется в Рим. Она пишет в те дни: “Я была ошеломлена, практически  поглощена великими историческими событиями, которые сменяли друг друга с неописуемой быстротой. Это время, о котором я всегда мечтала и тайно надеялась увидеть. Я рада быть в Европе в это время и одержима великой историей. Возможно, я буду призвана действовать”. Она отвечает на этот призыв. 30 апреля 1848 года Маргарет Фуллер-Оссоли назначена координатором медсестёр в госпитале «Фатебенефрателли»,10 куда привозили раненых (рис. 15). Работая в больнице, она ежедневно описывала героическое сопротивление римлян. Госпиталь работает и сегодня, и в него можно зайти. Жаль, что римский муниципалитет или руководство госпиталя не установили мемориальную доску в память о Маргарет.

Рис. 15. Госпиталь Фатебенефрателли на острове Тиберина. Фото автора статьи.

Рис. 15.(a) Госпиталь Фатебенефрателли на острове Тиберина. Фото автора статьи

Рис. 15.(b) Госпиталь Фатебенефрателли на острове Тиберина. Фото автора статьи

Рис. 15.(c) Госпиталь Фатебенефрателли на острове Тиберина. Фото автора статьи

Рис. 15.(c) Госпиталь Фатебенефрателли на острове Тиберина. Фото автора статьи

Рис. 15.(d) Госпиталь Фатебенефрателли на острове Тиберина. Фото автора статьи

Рис. 15.(d) Госпиталь Фатебенефрателли на острове Тиберина. Фото автора статьи

Вот несколько выдержек из ее репортажей тех дней (цитируется по [8]):

«…Эта бойня становится всё ужаснее с каждым днем.

… Бомбежки не прекращаются. … В больницу поступает всё больше тяжело раненых. Ампутировать приходится всё чаще.

 … Женщины вооруженные кастрюлями с влажной землёй всюду тушат фитили бомб. Собирают пушечные ядра и несут их нашим…

 …Они знали на что идут. Они положили на одну чашу весов все материальные блага и саму жизнь, а на другую свободу.  Они сделали выбор.»

Приехав в Рим Маргарет поселилась в меблированных комнатах на плошади Барберини. Сегодня в цетре площади стоит знаменитый фонтан «Тритон» (Рис. 16 а, б) работы Джанлоренцо Бернини.11

Рис. 16. Фонтаны Джанлоренцо Бернини. (а) «Тритон» с изображенем фамильного герба  Барберини с тремя пчёлами.

Рис. 16. Фонтаны Джанлоренцо Бернини. (а) «Тритон» с изображением фамильного герба  Барберини с тремя пчёлами

Рис. 16. Фонтаны Джанлоренцо Бернини. (б) «Тритон» с изображенем фамильного герба  Барберини с тремя пчёлами.

Рис. 16. Фонтаны Джанлоренцо Бернини. (б) «Тритон» с изображением фамильного герба  Барберини с тремя пчёлами.

Рис. 16. Фонтаны Джанлоренцо Бернини. (в) Фонтан пчёл

Рис. 16. Фонтаны Джанлоренцо Бернини. (в) Фонтан пчёл

В 1989 году, Иосиф Бродский, имея ввиду незыблемость Рима (во время его восьмилетнего отсутствия в Вечном городе), написал:

«Пчелы не улетели, всадник не ускакал. В кофейне
«Яникулум» новое кодло болтает на прежней фене.
Тая в стакане, лед позволяет дважды
вступить в ту же самую воду, не утоляя жажды.»

«Пчёлы» — это повсеместно встречающиеся в Риме изображения фамильного герба  Барберини12, как на фонтане «Тритон», например, или на фонтане Пчёл работы того же скульптора (Рис. 16 в). «Всадник» — это Гарибальди, вернее, его памятник на вершине холма Яникул в двух шагах от одноименной кафейни, завсегдатаем которой был Бродский (Рис. 14). Однако, со времени пребывания в Риме Маргарет Фуллер, много «пчёл улетело», или воды утекло. Площадь и прилегающие к ней пространство полностью перестроено. Поэтому искать по воспоминаниям о Маргарет номер дома, где она жила, было бессмысленно. Я знал о существовании мемориальной доски на доме, где она проживала в 1847 году. Однако, обойдя площадь, мы с женой и сыном не увидели интересующую нас табличку. И лишь пройдя по второму кругу, поняли, что интересующий нас дом ремонтируется, и большая часть его фасада закрыта лесами и защитным щитом (рис. 17). Мы увидели лищь часть таблички, прочитав фамилию Фуллер.

Рис. 17. Дом, где жила Маргарет Фуллер в 1847 году, с мемориальной доской в ее честь.

Рис. 17.(a) Дом, где жила Маргарет Фуллер в 1847 году, с мемориальной доской в ее честь

Рис. 17. Дом, где жила Маргарет Фуллер в 1847 году, с мемориальной доской в ее честь.

Рис. 17.(b) Дом, где жила Маргарет Фуллер в 1847 году, с мемориальной доской в ее честь

В интернете я нашел, как звучит надпись на этой мемориальной доске, установленной в честь Маргарет Фуллер в Риме:

«В этом доме, во время римской республики 1849 году жила писательница
Маргарет Фуллер (1810–1850),
Активная сторонница идеалов Мадзини, как журналистка и координатор медсестер в римских госпиталях она внесла свой вклад в политическое и демократическое братство между Италией времён рисорджименто и Соединенными Штатами Америки».

В одном из своих последних репортажей Маргарет писала: «Прекрасных дубовых рощ больше нет. Виллы разрушены. Изящные сады больше не существуют… Всё это умирает во имя защиты города». И перед тем, как вместе с Маргарет Фуллер покинуть побеждённый Рим (это произошло в июле 1849 года после входа в город французов), я приглашаю читателя посетить один из тех «изящных садов» — Виллу13 Шарра (Villa Sciarra) [9], где увековечена память Маргарет Фуллер.  Вернее, придя в парк я был уверен, что там есть аллея (виалле) Маргарет Фуллер Оссоли. Она была обозначена на имеющейся у меня подробной карте Рима. Я подумал, что справедливо назвать её именем аллею в парке, расположенном недалеко от вершины Яникула, центра гарибальдийского сопротивления. Парк сегодня кажется несколько заброшенным и в то же время — прекрасен именно своей романтической заброшенностью, возможностью остаться наедине  с природой и изящной парковой скульптурой (рис. 18).

Рис. 18. Вилла Шарра.

Рис. 18.(a) Парк. Вилла Шарра.

Рис. 18.(b) Вилла Шарра.

Рис. 18.(b) Парк. Вилла Шарра

Повторяя за героем Евстигнеева «ты пришел сюда не за этим», я сразу же пустился на поиски аллеи Фуллер, благо названия всех аллей и дорожек в парке были написаны на специальных табличках. Но обойдя весь парк, вдоль и поперёк, я ничего не нашёл. Тогда включил навигатор, и —ура! — он взял след. Но дальше стала происходить какая-то фантастическая чехарда. Навигатор показывал приближение к цели, например, на 100 метров, а через 100 метров начинал показывать удаление. В начале я проделывал эти поиски в одиночку, а Галя и Гриша (жена и сын) ждали меня на лавочке. Потом мы делали это вместе, поскольку моя супруга гораздо лучше меня ориентируется на местности. Результат был тем же. Уставшие и раздосадованные неудачей, мы вышли из парка и стали спускаться с холма вдоль стены парка. И тут Галя обратила моё внимание на закрытые поржавевшие ворота (рис. 19), за которыми удалось разглядеть вожделенную табличку, правда, в ужасном состоянии (рис. 20).

Рис. 19. Вот за этими закрытыми воротами находится заколдованная Аллея Маргарет Фуллер Оссоли.

Рис. 19. Вот за этими закрытыми воротами находится заколдованная Аллея Маргарет Фуллер Оссоли

Рис. 20. Аллея Маргарет Фуллер Оссоли.

Рис. 20. Аллея Маргарет Фуллер Оссоли.

Тогда же мы поняли причину наших неудач: аллея Маргарет Фуллер Оссоли оказалась в закрытой части парка. Там велись ремонтные работы. Видимо, «упадок» в этой части парка превысил пределы романтичности и потребовал реставрации. Надеюсь, что со временем обновленная аллея Маргарет будет доступна для посетителей, и табличку реставрируют…

К развязке…

Корабль отважный, где, конечно, были
И честные и праведные люди,
Разбился в щепы.
В сердце у меня
Звучит их вопль.
Увы, они погибли!
Вильям Шекспир. Буря.

А мы вернёмся в 1849 год. Второго июля, разгромленный французами, Гарибальди вывел свои оставшиеся войска из Рима. На следующий день французские войска вошли в город. Последнюю ночь в Риме Маргарет провела на холме Пинчо с мужем, который находился там со своим полком. Затем она отправилась в Риети к сыну, застав его нездоровым. Фуллер и Оссоли, который вскоре присоединился к супруге, провели несколько недель в Риети. На какое-то время семья обосновалась во Флоренции, где находился американский контингент. Во Флоренции Маргарет встретилась с Элизабет Баррет Браунинг14, к встрече и интервью с которой она стремилась во время своего пребывания в Англии. Там же она продожает работу над книгой об истории Римской республики и ведет переписку для поиска её американского издателя (британские издатели к этому времени уже отклонили предложение Маргарет). Теперь она считает, что именно это книга — самая важная работа в её жизни, «нечто, что сможет оправдать мое беспокойное существование» (цитата из письма Маргарет к брату Ричарду).

17 мая 1850 года Маргарет, Джовани и Анжелино отплыли из порта Ливорно в Соединенные Штаты на борту корабля «Элизабет», американского торгового судна, перевозившего грузы, в основном мрамор из Каррары. Не из этого ли мрамора сделаны памятники, которыми я восхищался на кладбище Маунт-Оберн (рис. 2)?! Это было единственное судно, путешествие на котором они могли себе позволить. Из шести пассажиров на борту трое представляли семью Оссоли. Рейс должен был длиться два месяца. Так оно и было. В пути Анжелино успел заболеть и выздороветь, капитан корабля умер от оспы. Возможно, из-за неопытности  первого помощника, управлявшего судном, корабль врезался в песчаную глыбу менее чем в ста метрах от острова Файер-Айленд (Fire Island) неподалеку от нью-йоркского побережья15. Маргарет, Джовани и Анжелино погибли 19 июля 1850 года в этом кораблекрушении.

Генри Торо по настоянию Эмерсона отправился к месту крушения корабля, но ни тело Маргарет, ни тело ее мужа так и не были найдены. Тело Анджелино было найдено на берегу. Были найдены также несколько вещей и писем Маргарет. Столь важную для неё  рукопись о взлете и падении Римской республики найти не удалось. Памятник семье Фуллер Оссоли был установлен в 1901 году на острове. Анджелино был похоронен на кладбище Маунт-Оберн. На рисунке 5 изображен памятник над его могилой и кенотаф его родителей.

Пороженный трагической смертью Маргарет и выражая восхищение ее личностью, которое он испытывал с момента их знакомства, Ральф Уолдо Эмерсон написал: «До последнего мгновения ее страна отторгала ее… Смелая, красноречивая, утонченная, совершенная, преданная душа! Если бы провидение позволило появиться в Америке многим подобным ей, свобода, честь, литература и искусство были бы в  безопасности в этом мире».

Примечания

  1. Впоследствии Баки играл словами всю жизнь. Им предложены, например, следующие неологизмы: “Димаксион” (“Dymaxion”) — от начальных букв английских слов “Dynamic” и “MAXimum” (Фуллер использовал это слово в качестве “личного клейма”, некой “торговой марки”, добавляя его к названиям многих своих конструкций: “The Dymaxion House”, “The Dymaxion Car”, “The Dymaxion Deployment Unit”, “The Dymaxion Dwelling Machine”); эфемерализация (еphemeralization), или, более коротко, эфемеризация — одно из ключевых понятий в философии и практической деятельности Фуллера это способность технического прогресса делать делать всё больше, затрачивая всё меньше («do more with less»), то есть ускоряющееся повышение эффективности достижения тех же или лучших результатов (продукты, услуги, информация) с меньшими затратами (усилий, времени, ресурсов) [1,2], по Фуллеру эфемерализация приведет к росту уровня жизни для постоянно растущего населения, несмотря на ограниченные ресурсы (эта концепция была принята на вооружения противниками философии Мальтуса); тенсегрити (tensegrity от tensional integrity) — соединение путём натяжения, принцип построения конструкций из стержней и тросов, в которых стержни работают на сжатие, а тросы — на растяжение, при этом стержни не соприкасаются друг с другом, но висят в пространстве, а их относительное положение фиксируется растянутыми тросами, в результате чего ни один из стержней не работает на изгиб.
  2. Энн Хьюлетт также происходит из знаменитой семьи, в их честь даже назван город Хьюлетт (Hewlett) в штате Нью-Йорк. Отец Энн — Джеймс «Монро» Хьюлетт (James «Monroe» Hewlett, 1868–1941) — известный театральный художник, живописец, архитектор и изобретатель, автор модульной конструкции, в которой используются блоки из прессованного композиционного материала. После окончания войны тесть и зять (Баки) на паях основывали компанию, специализирующуюся на применении этого материала при строительстве зданий. Каждый, кто когда-либо побывал в здании Центрального железнодорожного вокзала в Нью-Йорке (Grand Central Terminal), не мог не обратить внимание на его потолок с картой звездного неба и мифическими изображениями зодиакальных созвездий. Хьюлетт был одним из авторов этих замечательных фресок [6].
  3. Оттава и оджибве (или «чиппева») — индейские племена, входящее в так называемый «Совет трёх огней». Говорят на языках алгонкинской языковой семьи.
  4. Альберт Сэндс Саутворт (Albert Sands Southworth, 1811–1894) — американский фотограф и изобретатель, ученик Самуэля Ф. Б. Морзе (1791–1872), который, кроме всего прочего, был также заядлым дагерротипистом (фотографом).
  5. Хорас Гриили (Horace Greeley, 1811–1872) — американский журналист, политический деятель, совместный кандидат от Либерально-республиканской и Демократической партий на президентских выборах 1872 года.
  6. Жорж Санд (George Sand, 1804–1876) — классик французской литературы. Жорж Санд была кумиром Маргарет, но после интервью она была сильно разочарована из-за отказа писательницы баллотироваться в Национальное собрание Франции и заявления, что женщины не готовы занимать политические посты и даже голосовать.
  7. Джузеппе Мадзини ( Giuseppe Mazzini,  1805–1872) — итальянский политик, писатель и философ, сыгравший важную роль в ходе первого этапа движения за национальное освобождение и либеральные реформы в Италии в XIX веке. В 1830 году Мадзини, как член тайного общества карбонариев, был арестован и заключён в тюрьму, где пришел к идее создания новой организации, способной возглавить борьбу за национальное объединение Италии и освобождение её от австрийского господства. В 1831 году он создаёт такую организацию, получившую название «Молодая Италия». В 1833 году Мадзини был главным организатором и непосредственным участником вооруженного вторжения в Пьемонт, совершенного из Швейцарии. После поражения этого восстания был выслан и поселился в Женеве. В 1837 году разыскиваемый полицией, он был вынужден уехать из Швейцарии в Лондон. Сразу же после начала революции  1848 года в Италии, Мадзини приехал в Милан, где основал в Милане газету «l’Italia del popolo» и общество Associazione nationale, имевшие целью борьбу за присоединение Ломбардии к Пьемонту. Перед падением Милана, вместе с отрядом Гарибальди Мадзини прибыл в Рим, где стал одним из руководителей Римской республики. После поражения республики в 1850 году вернулся в Лондон. В 1853 году снова организовал неудачное восстание в Милане,а в 1857 году — экспедицию Пизакане. Когда Гарибальди взял Неаполь, Мадзини поспешил туда, чтобы убедить Гарибальди двинуться на Рим. Организовал в Лондоне сбор денег и вербовку волонтеров для походов Гарибальди на Рим в 1862 и 1867 годах. Был многократно избран депутатом итальянского парламента. Умер в Пизе в 1872 году, простудившись, переезжая через Альпы по дороге на родину.
  8. Оригинал акварели Г. В. Тишбейна «Гёте у окна» (1786–1787) находится в доме-музее Гёте во Фракфурте-на Майне.
  9. Джузеппе Гарибальди (Giuseppe Garibaldi, 1807–1882) — итальянский полководец, революционер и политический деятель, один из лидеров Рисорджименто, писатель, мемуарист.
  10. Джузеппе Гарибальди (Giuseppe Garibaldi, 1807–1882) — итальянский полководец, революционер и политический деятель, один из лидеров Рисорджименто, писатель, мемуарист.
  11. Джанлоренцо Бернини (Gianlorenzo Bernini, 1598–1680) — известнейший итальянский скульптор и архитектор, один из главных строителей Рима эпохи барокко.
  12. Барберини — аристократический итальянский род. Влияние этой семьи в Риме достигло апогея в 1623 году с избранием кардинала Маффео Барберини на папский престол под именем папы Урбана VIII. Их городской дворец, Палаццо Барберини, завершенный в 1633 году Бернини, и сегодня является свидетельством величия семьи Барберини.
  13. По итальянски под словом «вилла» подраумевают не только и не столько само строение, но и парк, прилегающий к нему.
  14. Элизабет Барретт Браунинг, в девичестве Моултон Барретт (Elizabeth Barrett Browning, 1806–1861) — английская поэтесса, жена поэта и драматурга Роберта Браунинга (Robert Browning, 1812–1889). В январе 1845 года Роберт Браунинг, восхищённый стихами Элизабет, написал ей письмо, что положило начало их любовной переписке. В сентября следующего года Элизабет и Роберт тайно обвенчались и вскоре уехали в Италию. Некоторое время прожив в Пизе, супруги перебрались во Флоренцию.
  15. Центральный остров из островного барьера, параллельный южному берегу Лонг-Айленда в Нью-Йорке.

Литература

  1. Е.А. Кац. Фуллерены, углеродные нанотрубки и нанокластеры: Родословная форм и идей. М.: ЛКИ. 2008. 2-е издание, М.:ЛИБРОКОМ, 2009. http://urss.ru/cgi-bin/db.pl?lang=RU&blang=ru&page=Book&id=98124
  1. http://www.bgu.ac.il/~keugene/Publications/Popular%20paper/energiya5_2002.pdf
  2. http://www.bgu.ac.il/~keugene/Publications/Popular%20paper/energiya_2003.pdf
  3. Ричард Бакминстер Фуллер. «Космический корабль «Земля». Руководство по эксплуатации». Издатель Дмитрий Аронов, Москва, 2018.
  4. Faiman and E. A. Katz. Solar Cells from Buckyballs? TRIMTAB: Newsletter of the Buckminster Fuller Institute, v. 15, No. 1 (Spring 2002), p.2.
  5. Dan Thurber. The Hidden History of Grand Central Terminal’s Celestial Ceiling. https://untappedcities.com/2016/06/03/the-hidden-history-of-grand-central-terminals-celestial-ceiling/
  6. Dianne Bennett and William Graebner. Margaret Fuller in Rome: «Rome must be inhaled…». https://romethesecondtime.blogspot.com/2016/02/margaret-fuller-in-rome-rome-must-be.html
  7. Veronika Poptzova.

https://www.facebook.com/veronika.poptsova/posts/10218418787003148?comment_id=10218423085390605&notif_id=1562269815639007&notif_t=comment_mention&__tn__=-UK-R

  1. Нона Ковлер. По Риму не торопясь.. Парки на холме. Вилла Шиарра. https://nona2708.wordpress.com/2019/04/03/%D0%BF%D0%BE-%D1%80%D0%B8%D0%BC%D1%83-%D0%BD%D0%B5-%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%BF%D1%8F%D1%81%D1%8C-%D0%BF%D0%B0%D1%80%D0%BA%D0%B8-%D0%BD%D0%B0-%D1%85%D0%BE%D0%BB%D0%BC%D0%B5-%D0%B2%D0%B8%D0%BB/?fbclid=IwAR3bB3HwmLxBj1GYM5yvhpFyeFw7_Idq2X0XB_O02R8OsNxJ_H_CH7uKj3Q
Share

Евгений Кац: От Ричарда Бакминстера Фуллера к Маргарет Фуллер: из Новой Англии в Рим: 3 комментария

  1. Сергей

    Дорогой Женя – замечательное эссе,
    читается на одном дыхании.
    И смотрится – прекрасные фотографии,
    и твои, и Галины.
    Огромное спасибо за подаренную судьбу Маргарет Фуллер,
    замечательной женщины, о которой ничего до этого не знал.
    С первым успехом тебя на этом сайте.
    Надеюсь на (и предвкушаю) продолжение.
    Всего самого доброго,
    Сергей.

  2. Игорь Ю.

    Еще одна важная и хорошо рассказанная часть американской истории. Очень интересно, спасибо!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math