© "Семь искусств"
  декабрь 2019 года

246 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Вот и кончилось, что привелось,
Что досталось на самую малость, —
Это рай, о котором плелось,
Это май, о котором мечталось.


Владимир Алейников

ОТЗВУКИ ПРАЗДНИКОВ

(окончание. Начало в №5/2018 и сл.)

ТАМ

I

Там за окном туман
кто-то спешит спешит
гордости доломан
кажется весь расшит

там за рекою вдоль
скошенного жнивья
ведает всем юдоль
долгого соловья

осени плащ багров
неба наряд багрян
города платье кров
парк не одет и рван

рьяная видно весть
пряную видно власть
не удержала здесь
но угождала всласть

вечер качай качай
ты же прощай простор
спросится невзначай
чей это там шатёр

что? шапито? мечта?
ты же еще постой —
может совсем не та
кажется нам пустой

кажется всё решат
те кто спешат к жилью
так же кулак разжат
что же вином залью?

ворох промокших дров
гору пришедших прав
шорох заветных троп
запах целебных трав.

II

У городов порой
нрав не такой а тянет —
ты же глаза открой —
может его не станет?

нет! предстоит стоять —
можно не надышаться
тем что почти под стать
хочется там остаться

города нрав таков —
может плестись поближе
если до облаков
не обрести — поди же!

что это нас ведёт
словно добыча зверя?
город в себя уйдёт
собственным улицам веря

он одиночкой шляется
на перекрестке ждёт
бродит не зарекается
кается не придёт

но посреди чужих
но впереди немилых
вспомнится ржавый жмых
улиц его унылых.

III

Цепкой осени стая холодная
чей-то след потянулся ко сну —
выездная змея подколодная
собирается сжить белизну

все желтей все желтее просёлочных
обрамленье дорог норовит
опираться на поручни всё еще
обижаться хотя бы на вид

если значится что-то коварное
забывается в чём довелось
затевается стужа фонарная
задувает дождями насквозь

и конечно же станет привычкою
расквитавшись почти насовсем
провожать до весны электричкою
то что с детства по ложечке ем

то что длилось и длится как следует
продлеванию снов навсегда
то что поверху тихо беседует
и к чему наклонилась звезда.

IV

Не бывало бы здесь ни сосен
ни весны — до того ясна
снова низким рисунком осень
примостилась среди окна

ни отчитывать ни отчаивать
не берутся при ней дома —
скоро мысли свои отпечатывать
на стекле мне будет зима

на постое к себе заманивают
запоздавшие зеленя
а снежинки меня обманывают
появившись средь бела дня

ну и вздрагивает двурогое
появленье луны на свет! —
и останется лишь немногое
только песенки лёгкий след.

* * *

Тебе ли осень выпросить у ближних,
Не лишних, но услышанных легко?
За старое — валежник да булыжник,
Осталось оглянуться далеко.

Русалочьей повадкою знакома,
Охаивая хвоей за версту,
Ворочая влечение, искома,
Оскомину набила на мосту.

Себя она ещё не называла —
Так надо ли стремиться поскорей
Туда, туда — за белые развалы,
Где снег кружит у жёлтых фонарей?

Зелёная, слепая, семенная,
Такою и осталась навсегда,
Не злобствуя, но смыслом наполняя
Обыденные порознь города.

Мне надо слышать — звуки не отправят,
Как ртутный шарик, время на ладонь,
Затейливость разумно не ославят,
А что нужнее — ты его не тронь.

Кто может ждать, тот ревности не просит,
Кто может выждать — мудрости должник,
А это осень — это и приносит,
Кто с нею в рост негаданно возник. 

ТРИ НАТАЛЬИ
(Фрагмент)
Наталье Горбаневской

Этим днём — невыдуманным, сирым,
Опустевшим, тихим этим днём,
Провожая жаждущего с миром,
Не печалься, милая, о нём.

Мельтешенье славим озорное,
Желтой сказкой тронуты листы,
По неделям движется за мною
Обаянье женской красоты.

А на деле — пригнана предвзято,
А на деле — так уж и жива, —
Хорошо ещё, что виновато
Признают хорошие слова.

Я не знаю, что её утешит,
Тишина ли станет тяжела, —
Этим днём невидимое спешит,
А в насмешку — вечные дела.

То ли скажут голуби, воркуя,
То ли встанет, прежнего нужней,
То, что верит вешнему, ликуя,
То, что верит спешному над ней.

И когда ушедшие вернутся,
Чтобы вновь увидеться в былом, —
Как в былые годы, соберутся
Три Натальи за моим столом.

***

Никогда на Севере не встретишь —
Всё равнее скрыто, да гора, —
Ту, кого и заново приветишь, —
Это было попросту вчера.

Так светло и словно одиноко
Напевают ветру: погоди!
Это око — лихом, ненароком,
Но, однако, снова впереди.

Шевельнётся связкою сосновой,
Не юля, не плавно, но почти —
Вот и славно с этою основой
Понемногу к лету подойти.

Но сейчас осенняя предвзятость
На попутных тянется сильней, —
Не распутать — радость или сжатость —
Эта святость только ли не с ней.

Но и ты, подруга, недалёко,
Но и ты, сударыня, сама
То от клича выйдешь, то от Блока,
То от мрака ринешься, зима.

Не скрипичной спешною оградой,
Не струнами арфы потайной
За глаза окошками не радуй —
Не отрадой — правдою за мной.

Не одна в пальто консерваторском
Переулком тянется, темна,
Снова горкой, ночкою, «Спекторским»,
Снова розой, резкою сполна.

Не тебя запомнил Боттичелли —
Ты заполнишь видимый предел, —
Не тебя, так что же? Неужели
Он тебя за всем не разглядел?

Миновали, славили, любили —
Не сверчок теперь и не плечо, —
Холодно ли, Виленька, в Сибири? — 
Широко, голубка, горячо!

Нам досталось горсточкой с размаху —
Ты одна осталась ни при чём, —
И вовсе нету ничего — ни страху,
Ни цепененья перед палачом.
 

ЯУЗА
Игорю Ворошилову

I

Где весна нахальнее да подземный сырт
на одном дыхании Яуза висит

где смола надёжнее а слова верней
что-то суматошное по старинке в ней

это бесконечные дали и поля
слёзы подвенечные талая земля

листья намечаются чуется разрыв
чается случается часто справедлив

до разлива лишнего где ретивый спор
не в угоду вышнему слышное простёр

до любви и лености до седых волос
впору нашей бренности время произнёс

но таким сцеплением мукою такой
словно преступлением тягостен покой

словно отступление из родимых мест
где-то оцепление взяв наперевес

глазки кто-то выкатит бает навсегда
то ли нам завидует талая вода

так ли удивляются и в пылу тоски
так же удаляются наши двойники

там не появляются в цепкости минут
те кто избавляются те кто не поймут

а весенней порослью как пером смахни
яростные спорые жалостные дни

II

не люблю вымаливать но люблю смотреть
на лету эмалева палевая твердь

где ребрится холодом серебрится льдом
что закружит голову постучится в дом

что весьма уверенно и свежо весьма
вьет непреднамеренно низкая весна

что гнездится изредка где-то за ездой
что приснится близкою летнею звездой

пробегу заморское проведу круги
на виду с авоською на ветру ни зги

то ли дела мало им то ли целый день
то ли тело балуем? то ладье плетень

а внизу над Яузой щепки да суда
что претщетно Янусом собраны сюда

что плечисты кликою да речисты встарь
лыком да каликою что пред числа царь

поредели камешки треплются спеша
неужели там ещё теплится душа

неужели жалует наяву ли ждёт
на роду ли шалое? алое не в счёт

III

а на юге здания да змеиный шип
а на юге давнее машет да грешит

зашибает балует вишнею дрожит
это разудалое мне принадлежит

то-то вспоминается! то-то разомкнёшь
всё что начинается всё где не уснёшь

там где завершается глядя в синеву
всё что совершается нами наяву

так играй! улавливай эти облака
лишь не обуславливай их наверняка

вешним шагом радостным реже станет дым
побреди не в тягость им прежним молодым

и пускай трамваями катится пора
там где принимаем мы признаки добра

где тепло над чашами радует края
где бежала чаще бы Яуза твоя.


ДВА ВОСПОМИНАНИЯ

I

Крым — как плошка на рояле,
Блещет месяц нелюдим, —
Их не звали — но едва ли
Это надо молодым.

Притащи в такую копоть
Даже кринку молока —
Не увидишь и на локоть —
По старинке далека.

Это сажа грёз приблудных,
Это кража звёзд двойных,
Неизбывных, непробудных,
Это краше слёз шальных.

Это помнить остается,
Убегает огибать,
Допекает, рассмеётся,
Не успеет испугать.

Это подвиг стаи пряной,
Отголосок балюстрад,
Повсеместнее багряный
Это скажет листопад.

Это в августе вернётся,
А пока ещё молчит,
Это ревностью зовётся —
Подними её на щит.

Так, чернея понемногу,
Понамнет она бока!
Двое вышли на дорогу,
Повстречали старика.

Он сказал: того не знаю,
Что останется для всех —
Это музыка сквозная,
Это радость и успех.

Он сказал: кому-то легче,
В том не смыслят ни аза
Ваши ночи, губы, плечи,
Ваши спящие глаза.

И природа зашептала —
И увидели они,
Как нелёгкая шатала
Огороды и огни.

Что кричали янычары,
Что печалило слова,
Отодвинули сначала —
И кружилась голова.

И стыдила над разбоем
Беглой доблести скала
Оголтелое, рябое,
Не хотела, но спала.

Стали вольные тюльпаны
Вспоминать, не вспоминать,
Что довольные стопами
Не умеют донимать.

Не хотели слушать Тиля,
Завертели колесо,
Воспитали, возмутили,
Пофартило — вот и всё.

Не ходили бы нарочно,
Не толпились по весне —
Эти умыслы заочно
Стали лучше, но тесней.

Что же трапы или реи
Забирать у кораблей?
Припасите же скорее
То, что попросту смелей!

И ушли они устало —  —
И сомнамбулы плели,
Что влюблённым не пристало
Образумиться вдали.

II

Если станешь задумчивей — то
Не заслужишь своих поцелуев!
Мы вчера ещё мёрзли в пальто,
Не мечтая, отнюдь не ревнуя.

Мы вчера ещё молча плелись,
Ты — в Москве, я — в саду затаённом, —
Но какие же судьбы клялись
В этом сонном и тёмно-зелёном?

Но какие дороги вели,
Но какие слова узнавали?
То ли дело, своё уж прошли —
Ну а наше? — едва ли, едва ли.

Нипочём не могу я понять,
Что живёт протяжённость в пространстве,
Но не та, что примолкла опять,
А другая, таясь в постоянстве.

Нипочём не могу я забыть,
Что великое зрело наотмашь, —
Мне теперь ничего не избыть,
Разве встретишь да изредка вспомнишь.

Так играла в кругу балюстрад
Несусветная сила зачем-то —
И ненастье не знало преград,
И напасти не резали ленту.

Так мело по листве наобум,
Так играли кошмары на сходках,
Словно ум — это шелест и шум
Незадачливых листьев солодких.

Не бранили и дальше несли,
Но и раньше такого не знали,
Чтобы мысли не жгли, но росли,
Потому и любить начинали.

Ничего! — не склоняйся! — зачем? —
На плече ничего не запомнишь —
Я и так, словно каторжник, ем
То, что прочим ты, впрочем, заполнишь.

О рыдание скал второпях!
Словно зубы сожмут великаны!
Это запах потух или страх
Пробирается в дальние страны?

О любимая! — надо же! — так
Вспоминаю забытое, словно
Эти годы — как тени пустяк,
Остальное же всё безусловно.

О дожди! — дожидайтесь ещё!
Я уверен — без нас разберутся!
Под моим укрываясь плащом,
Успокойся — сомненья не мнутся.

Я верну для себя одного —
Для двоих даже страшно подумать —
Дорогое мое ничего,
Кругозор необъятного шума.

Я останусь, как зной, впереди,
Я разрушу провалы наитий, —
Не забудь же и въявь не приди,
Но побудь на пороге открытий.

Тихо встань и скажи — это ты
Позволяла себе так немного, —
Ради Бога ещё согреши,
Задуши же избыток немого.

Магеллан корабли приводил,
Поднимались любители в гору,
Для кого-то себя находил
Незадачливо, ровно не впору.

Мы живём над страною впотьмах,
Ни за что не согласны мириться,
Не узнали мы счастья в домах,
Не пристало делиться да рыться.

Словно сказку могли предложить,
Словно в присказке — кто его знает!
Лишь бы выжить да проще тужить —
Всё, что было, само отмирает.

Созываю в безлунную ночь
Всех свидетелей встречи не встречи,
Но побывки, — и вам не помочь,
Не дождаться ни сдачи, ни речи.

Посмотрите! — идут не идут,
Но касаются, словно перстами, —
Не до пят, следопыт, не до пут —
Ведь решается это устами.

Независимой жизни урок
Разбирается между камнями —
Ничего не оставится впрок —
Либо здесь, либо там уже с нами.

Вот и кончилось, что привелось,
Что досталось на самую малость, —
Это рай, о котором плелось,
Это май, о котором мечталось.

Приложение
https://www.youtube.com/watch?v=T257Th6BNxU

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math