236,831 просмотров всего, 3 просмотров сегодня

Share
  Номер 4(120)  апрель 2020 года  

Мир науки

Евгений Беркович
Можно ли считать позднего Эйнштейна неудачником?
Главная причина расхождения Альберта Эйнштейна со сторонниками Бора, Гейзенберга, Борна, Паули, то есть практически со всеми физиками-теоретиками того времени, состояла в отношении к объективной реальности.

Виталий Шрайбер
К истории Нобелевской премии по физике 1930 года
Ландсберг и Мандельштам могли стать первыми в России лауреатами Нобелевской премии по физике. Но не стали. За многочисленные заслуги перед отечественной наукой и создание научных школ они получали ордена и звания, получили даже Сталинские премии (Мандельштам за исследования в области радиотехники и радиофизики, Ландсберг за разработку методов спектрального анализа), но их объективно самое выдающееся достижение — открытие КР не было отмечено.

Анатолий Сонин
Советские физико-философские дискуссии начала 30-х годов
Особое недовольство Максимова вызвали статьи по истории естествознания. В статьях «Гельмгольц», написанной П.П. Лазаревым, «Галилей», написанной С.И. Вавиловым, «Гарвей», написанной А.Ф. Самойловым, Максимов усмотрел противоречия с тем, как оценил этих ученых Энгельс в «Диалектике природы».

Григорий Никифорович
От оргазма до бессмертия. Записки драг-дизайнера
И тогда у некоторых драг-дизайнеров появляется авантюристическое желание сохранить свободу исследований и при этом не быть никому обязанным. Такое желание, в принципе, выполнимо: надо лишь основать свою мини-компанию — «старт-ап». Это трудно и очень рискованно — гораздо больше половины старт-апов выходят из бизнеса в течение первого года существования, — но все же возможно.

Алина Еремеева
Переписка длиною в жизнь. Б.П. Герасимович — Х. Шепли, Ф. Шлезингер и др. (1919—1937)
Дальнейшая переписка Герасимовича и Шепли показывает, как все более расходились условия жизни и работы обоих корреспондентов. Шепли, независимо даже от экономических трудностей США и при всей своей загруженности директорскими обязанностями, продолжал работать в условиях общей стабильности своей жизни и деятельности, обоснованно не теряя оптимизма.

Культура

Владислав Дегтярев
Барокко как связь и разрыв
Слово «барокко» обычно возводят к названию жемчужины неправильной формы. Эта трактовка давным-давно воспринимается как банальность, что по-видимому, не вполне справедливо. Во всяком случае, американскому литературоведу Гилберту Хайетту (1906‒1978) удалось извлечь из этого словарного определения жизнь и огонь, которых мы и не предполагали в этих стершихся от долгого употребления словах.

Анжелика Огарева
Судьба «еврейской музыки»
Обыск в доме у Веприка продолжался более 24 часов. У Веприка был сердечный приступ, но ему не разрешили принять медикаменты. Допросы начинались ночью. Лишение сна, карцер, унижения и пытки. В Веприка плевали, били по лицу. Его заставили искать «пятый угол». Из него выбивали признание в том, что опера «Токтогул» не основана на киргизских мелодиях, а является «сионистской музыкой».

Инга Радова
Цветы не ко времени: Испанская литература на сломе эпох*
Скорбный список так длинен, что почти бесконечен. Когда я думаю о бессмыслице кровопролития и гибели невинных, вспоминается Сартр: «Люди. Людей надо любить. Люди достойны восхищения. Сейчас меня вырвет наизнанку». И еще становится понятнее, почему через два часа после объявления о смерти Франко во всех магазинах Барселоны полностью раскупили запасы шампанского.

История

Валерий Сойфер
Вавилов и Лысенко
В недрах ОГПУ уже набирал силу другой процесс: чекисты собирали против академика разнообразные обвинения. Нет ничего удивительного, что после первых же арестов те, кого причислили к руководителям "Трудовой Крестьянской Партии", стали оговаривать Вавилова. Слишком яркой была его фигура, слишком он был на виду и так легко было обвинить во всех грехах тяжких человека, про которого все знали, что он — отпрыск миллионера.

Борис Тененбаум
Борджиа
Взятки были делом настолько обычным, что без них не решались уже и самые обычные дела, пусть и вполне праведные. Примерно такая же картина складывалась и с добронравием. Рим был буквально набит борделями, проституция составляла чуть ли не главную статью городских доходов.

Галерея

Леонид Вольман
Размышления над книжной графикой Ирины Дмитренко
Трудно объяснить, даже самому себе, как живописцу Ирине Дмитренко удалось передать на листе бумаги и атмосферу домашнего уюта интеллигентной семьи начала ХХ века, и таинство рождественской елки, и ту безвозвратно канувшую в прошлое жизнь.

Педагогика

Лариса Берман
Записки логопеда
Мягко говоря, это был удар ниже пояса!  Казалось, меня полностью парализовало, я потеряла дар речи и не могла произнести ни единого звука. Такой успешный день неожиданно обернулся сущей нелепицей, настоящим абсурдом. Наверное я ещё довольно долго бессмысленно смотрела на них…

Психологические тетради

Александр Кунин
Понять непостижимое
К середине ХХ столетия немецкие евреи в Германии и русские евреи в России настолько тесно слились с языком, культурой и образом жизни «большой» нации, что более интимное единение групп трудно себе представить. Это, однако, не только не смягчило дискриминацию «малой группы», но даже и усилило подозрения в скрытой и замаскированной её вредоносности, в извращении истинных, природных ценностей народа-хозяина.

Философия

Александр Левинтов
Философия старости
Старость скверно устроена — а что устроено не скверно? Оно тут всё устроено нестройно и скверно, и в этом заложен великий и благородный замысел Всевышнего: в борьбе с несовершенством мира — вовне и внутри себя — мы вынуждены становиться лучше и чище, собственно, этому и посвящена, в основном, старость.

Драматическая социология

Борис Докторов
Константин Кузьминский: «Я человек искусства, попросту искусства целого, не распавшегося на жанры»
Константин Константинович Кузьминский на протяжении многих десятилетий был одной значимых фигур в мире ленинградской творческой богемы, поэтом-авангардистом, собирателем и хранителем творчества андеграундных поэтов и художников. Создав 9-томную антологию современной поэзии «У Голубой Лагуны», он сохранил для российской культуры поэтические поиски сотен поэтов, которые не могли быть в то время изданы.

Люди

Виталий Левин
Борис Владимирович Бирюков — философ, логик, летописец науки
На самом деле, будучи воспитан в семье, решительно не принявшей большевизм и Октябрьскую революцию, он с момента поступления в аспирантуру МГУ в 1954 году и до конца своих дней был вынужден решать непосильную для него проблему. Дело было в том, что С.А. Яновская — его научный руководитель, будучи превосходным руководителем, педагогом, ученым и человеком, в то же время являлась активно действующим представителем ненавистного Бирюкову большевизма.

Михаил Голубовский
Жорес Медведев — биолог, публицист, первый историк трагедии генетики в СССР
Научная публицистика и социальная активность Медведева не были диссидентством в смысле требования изменений конституции или законов страны. Но лишь твердое желание поставить закон между гражданином и государством. Однако, естественный призыв к советской власти выполнять свои же законы рассматривался партократией как преступление.

Александр Лейзерович
"А в жизни стреляем в сердце..." (полемические заметки к 90-летию самоубийства Маяковского)
Есть два способа убить поэта. Один из них — простой: самого поэта расстрелять или превратить в лагерную пыль. Стихи его не печатать, а те, что уже напечатаны, — запретить, изъять из библиотек. А самое имя его сделать неупоминаемым. Другой способ состоит в том, чтобы поэта канонизировать, превратить а икону, в «священную корову», залить хрестоматийным глянцем.

Александр Левинтов
Памяти Лефевра
Есть ещё одно сообщество, к которому принадлежит Лефевр. После теракта 11 сентября он рекрутируется правительством США и вызывается в Нью-Мехико для участия в разработке образа террориста и стратегии борьбы с терроризмом. Собранные психологи принимают этическую концепцию Лефевра и его оценку террориста...

Мемуары

Владимир Алейников
Мой самиздат
Самиздатовский деятель — прежде всего — по традиции нашей, отечественной, по старинке, по сути своей, по закваске своей добротной, где привычно соединились в нечто целое, в общий сплав, навсегда, компоненты разные, и в особенности прижившиеся искони в известной среде, то есть чаяния, мечтания и, конечно же, как же без них нам, разумное, доброе, вечное, ну и прочие, вдосталь их, даже, может, с избытком, — сеятель.

Поэзия

Сергей Кулаков
Удивительная история, приключившаяся в городе Гамельн
Дудочка, пой, пой, и песней своей говори
тем немногим, кто услышать здесь должен тебя:
все ко мне, ко мне поспеши скорей, не бери
ничего с собой; торопись, торопись принять
этот звонкий клич, этих звуков прелестных зов.

Лев Повзнер
Мосты округа Мэдисон*
Мальчик от горя превратился в цветок тёмно-красного цвета.
В наших местах ведь такое случается.
Вот стоит он и тихо качается.
Это случилось в лесу — наш лес никогда не кончается.

Артур Шоппингауэр
О подушках и диванах
Я тоже прыгал с этажа,
И вылетал в окно.
Так рок преследует пажа
И в жизни и в кино.

Проза

Самуил Кур
Миниатюры
Надежда искренне думала, что умирает последней, но уже на следующее утро их дом был полон — нет, не пришедшими почтить их память. Это явились те, кто объявил себя наследниками трех сестер.

Инна Ослон
Соглядатай
Такой была Иветта в своей конторе, таков был ее неизменный образ. Она была дурочкой, и это было ее амплуа. Вернувшись домой и наскоро перекусив, она садилась за компьютер. Вы бы сейчас ее не узнали. Джинсы, серая футболка, совсем другие, серьезного вида очки, волосы собраны в хвостик, и даже кудряшек казалось меньше.

Борис Клейман
Бедная Лиза*
Давай сделай это по-быстрому и всё. На лицо её не смотри. Особенно в глаза. Снимай штаны. — Он стянул джинсы. — Ты её сквозь трусы будешь?.. Рубашку можешь не снимать. Он стянул и трусы. Марина откинула простыню. Белое восковое тело дауницы жирно расплылось на кровати. Груди сползли куда-то в подмышки. Чернел невыбритый треугольник. Синевой отдавали ляжки.

Леонид Гиршович
«Рычи, Китай»
Возможно ли разочароваться в человеке, которого презираешь? Да, презрев себя вместо него. Мы в плену у тех, кого презираем. Хочешь бежать из плена, скажи себе, что презрение не бывает заслуженным — в отличие от любви, ненависти, жалости и даже злорадства, самого греховного из чувств.

Театр и кино

Лев Сидоровский
Он мог сыграть всё! Вспоминая Сергея Юрского
Его, дорогой читатель, невозможно было вообразить (в отличие, скажем, от тоже очень не заурядного Михаила Козакова)  ни в какой  телерекламе. Или — в модной «тусовке». Или — раздающим откровенные интервью про личную жизнь: «Душевный стриптиз мне кажется постыдным и бессмысленным»…

Юрий Димитрин
Софья Журавлёва
Диалоги с либреттистом
Мучительно неразрешимой проблемой являлся вопрос денег. Степень обнищания была тотальной. Тотальной. Люди что-то просили, я делал. И делал далеко не столь успешно, как хотел бы. Работа в театре с окладом каждый месяц стала для меня праздником.

Эссе


Печатаем с продолжением

Ольга Балла-Гертман
Дикоросль
Понятно, что сидение за железным занавесом — общим ли, персональным ли в виде «самоизоляции» (ах какой прелестный, концептуально и эмоционально плодотворный опыт, век будем вспоминать, если будем живы), — прежде всего прочего сгущает жизнь. Вынужденная размещать всю себя, огромную, избыточную, на совсем небольшом участке пространства, она достигает высочайших степеней концентрации.

Читальный зал

Игорь Гергенрёдер
Нерусский Александр Грин
О Грине написали очень много, но никто не упомянул, что «Алые паруса» — произведение, которое соотносится с Библией. Грина называют рыцарем мечты, прекрасным романтиком, но никто не ответил на вопрос, почему его романтика — неизменно нерусская. Потому что Грин не любил Россию — ни царскую, ни советскую, не любил всё русское. Надо всего лишь прочитать произведения, которые мы рассмотрели, и убедиться.

Политика и общество

Леонид Гиршович
Чем дальше, тем ближе
Куда интересней представлять себе косвенные последствия пандемии — то, что будет отмечено боковым зрением. Модники и модницы будут реже менять свое оперение: в текстильной мекке человечества (Индостан) воцарится хаос, это в придачу к общему оскудению кошельков. Умение штопать чулок и латать протертые локти все же не станет повсеместным, но смена сезонов замедлится.


* - дебют в журнале



//