© "Семь искусств"
  апрель 2020 года

608 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Я тоже прыгал с этажа,
И вылетал в окно.
Так рок преследует пажа
И в жизни и в кино.

Артур Шоппингауэр

О ПОДУШКАХ И ДИВАНАХ


время стоит на часах
еже писах писах

…поэзией — о чем угодно,
о чем угодно, обо всем.
А.М. Кабанов

Об этом надо бы особо…
От меха лунного солов,
Меж пальцами уходит соболь,
«Но только в рифму и без слов».
Вот покатать бы колесо бы

От дома к Троицкой церквушке,
Через дорогу стадион,
В кулёчках семечки, старушки,
И квас в ощербленный бидон,
В руке для телефона двушки,

А через год, глядишь, поставит
Глаз недреманный телефон,
Хотя сестра моя картавит,
(Нос, позавидует грифон),
Да и отец — еврей в уставе.

Знаком, как Питер Мандельштаму,
Где ждал он дорогих гостей,
Мой город мне… Век не устану
Я клясть отцовых палачей.
В тот день цветущему каштану

Дал слово чести сразу смыться,
Как только выпадет мой шанс.
И будет поздняя бар-мицва,
Окрошка из еврейских манс,
И «Ба! Знакомые все лица!».
Мир одержим и невменяем,
Прошло почти что двадцать лет.
Прислал нам вызов дядя Хаим,
Хотя дядьёв в помине нет,
И в Вене планы мы меняем.

Ещё полвека отшумело…
От Брайтон до Бонита Бич.
Теперь молюсь я неумело,
Бичуюсь, престарелый бич.
Что нет? Опять тебя заело?

Вот тут бы возразил Кабанов,
Король метафор и фонем:
Есть больше задниц, чем калганов,
Мол, не предвижу перемен —
Россия — родина диванов!

02.27.20

НОЧНОЙ ПОЕЗД

Инне

у времени девичья память
ну вроде строка удалась
теперь бы ее не проямить
и не отложить про запас

поплыли картинки былого
в ночь тронулся Киев-Москва
я вижу себя молодого
балдею спустя рукава

на столике сала полоски
и ханька вчерашний разлив
сосед мой из фляжечки плоской
сначала мол аперитив

поскольку болгарская плиска
облагородит первач
такого не знали изыска
ни я ни мой лечащий врач

сосед был студент по обмену
вот мы и менялись всю ночь
то я про любовь да измену
то он про когда мне невмочь

и хором про ситцевых женщин
молитву Арбат муравья
до гроба клялись мы не меньше
друг другу вихры теребя

под утро московская замять
слегка остудила наш пыл
у времени девичья память
как звали студента забыл

02.13.20

ЮНОШЕСКОЕ

И я не знаю, как попасть
Обратно в выбитые рамы.
Юлия Пикалова

Я тоже прыгал с этажа,
И вылетал в окно.
Так рок преследует пажа
И в жизни и в кино.

Однажды рыцарь в кимоно
Опередил меня,
И, грубо выбросив в окно,
Воскликнул «Voila!”

Но ветер-друг вернул пажа
В соседское окно.
Соседка, как всегда свежа,
Возликовала: «О!»

Вот тут и началось кино,
И нет ему конца…
Я за открытое окно,
За ветер и юнца!

02.04.20

ТАРИЭЛЮ ЦХВАРАДЗЕ

Февраль последний зимний месяц,
Короткий, как король Пипин…
Чернила на слезах замесим,
В глаза закапав атропин,

И мир легко перевернётся
Во всклянь расширенных зрачках,
На дне февральского колодца
У Иды Мартовской в сачках

Мальков весенних серебрится
Сорвиголовое звено,
По счёту, кажется, за тридцать,
По цвету — белое вино.

Я не любитель указаний,
Ну, типа «истина в вине».
Февраль — с брусникой Мукузани,
А Цинандали — по весне.

Сначала будет убыль марта,
А там, гляди, уже апрель,
Есть Хванчкара и чачи кварта,
Авось, заглянет Тариэль…

Конечно, мастеру виднее,
Но шапка не на всех одна:
Я «чем случайней, тем вернее»
Слагаю вирши с бодуна.

02.01.20

ШУТОЧКИ-2

Когда взбивали вы баклуши,
Я рихтовал не ровен час,
А вы лапшу ослу на уши,
А я на Вы шёл, горячась.

Когда буржуями топили
Вы в изразцах родную речь,
Я (трали-вали, тили-тили)
Антошку силился сберечь.

Когда зелёную капусту
Крутили банки вы к зиме,
Я укорачивал прокрусту
Его дрянное реноме.

Когда вы шашками ходили,
Рубили в очередь сплеча,
Я постигал азы кадрили,
Бретелька падала с плеча.

01.31.20

ШУТОЧКИ

Говорят, что зима во Флориде?
Да. Сезон выпадает на зиму.
Ты в Мадриде бывал на корриде?
Ладно, всё, не тяните резину.

Сколько стоит резиновый Ленин?
Не стоит, а лежит он, болезный,
Надорвался, видать, на полене.
Ну а это кто? Феликс. Железный?

Ох, смешно. Надавите. Резина.
Этот с мячиком? Сборник наш Кутин.
Всех по разу. А сколько корзина?
Всех? За так. Только сами пакуйте.

Нет, минуточку. Вот ещё лысый.
Это их президент. Он в нагрузку.
И не то чтобы я бескорыстный,
Просто надо учесть на утруску.

Хорошо. Вот пришлите на адрес.
Только кэш и только валюта.
Без проблем. Значит: Mister Suarez,
USA, Salt Lake City, Utah.

01.19.20

ЭКСПРЕСС

золотое серебро
скатерти посуда
здесь столуется пахан
и его шестёрки
мне бы тоже хорошо
был бы я паскуда
пропадает мой талант
в тамбуре-вахтёрке
пусть пируют пировал
помню царь эпирский
боком вылезла ему
пиррова победа
мчится ночью ресторан
поезд транссибирский
золотой орёл летит
сам себе торпеда
я конечно соскочу
мы народ привычный
а москва владивосток
никуда дорога
и экспресс зелёный
стал теперь коричневый
я отстану где-нибудь
ну и слава бога
затеряюсь не найдут
рыжие ищейки
я в сибири растворюсь
комары да лето
эх по яузе реке
плыли три дощечки
я тогда уже усёк
не к добру всё это
так и вышло донеслось
гром удара в стенку
о великую стену
или что другое
нет чтоб стали мы плясать
эту лётку енку
просто нефть перевелась
в недрах уренгоя

01.15.20

ИЗ ГЁТЕ

небеса провисли
низок окоём
черепаха мысли
что-то о своём
навострю я ножик
лыжи навострю
вылезу из кожи
травку закурю
дальняя дорога
старые псалмы
погоди немного
отдохнёшь и мы

01.12.20

БЕСЕДА

ну что сказать тебе не мой до дыр
какие ты теперь склоняешь числа
о русские штыки изорванный мундир
болтается во вне без внутреннего смысла
и ты не мой додыр но не базарь
спрягай пургу гони свои вопросы
мундиры общие мы оба из хазар
и в прошлом оба мы курили папиросы
утопии томительная топь
все те же грабли на четыре зуба
вот первый после нас да хоть бы и потоп
второй от всех напастей есть у нас мезуза
вот хорошо давай начистоту
мы свой майдан просрали на болотной
а вы глушили суки нашу частоту
несли знамёна транспаранты и полотна
все будем там до встречи третий зуб
четвёртый обойдёмся без подсказок
студентом я бывало мастерил козу
куда изящнее всех этих милых сказок

01.09.20

АРМАДА

Плывёт Собор Парижской Богоматери,
За ним другие храмы, краше некуда.
Святое сердце мыкалось в кильватере,
Как часть армады, чистая синекдоха.

Мне возразят, скорее, антиномия,
И окромя, ты даже не представился!
Я разводить не стану антимонии,
Поскольку разводящий переставился.

А Квазимодо всё брам-стеньгу дёргает,
Эммануэль* в ответ гудит безрадостно,
Как будто бы по нервной клетке тёркою,
Как будто бы разбился ртутный градусник.

Делов! Возьмите нашенский царь— колокол,
Он был отлит в Орехово-на-Зуево,
Оттуда мы его тащили волоком,
Но не звонила железяка луева.

Доволокли. Две сотни тон в Москве уже,
А звона хрен из бронзы таракотовой,
Лишь тёмные разломы, хоть и свежие,
Да люда чёрного без укорота вой.

Традиция, в которой блохи кованы,
Безмолвны колокол и пушка царева,
Молчат, как будто были заколдованы,
Как варево из зарева да марева.

Вы спросите: при чём здесь всё сакральное?
С какого боку — к языку привязанный?
Ох, старенькие косточки игральные,
Да ни при чём: стихи мои заказаны.

* главный колокол СПБ.

01.05.20

Share

Артур Шоппингауэр: О подушках и диванах: 7 комментариев

  1. Артур

    Спасибо, дорогой Александр! Надеюсь, у Вас всё в порядке.

    Ваш Артур.

    1. A.B.

      «…пространство, которому, кажется, ничего
      не нужно, на самом деле нуждается сильно во
      взгляде со стороны, в критерии пустоты.
      И сослужить эту службу способен только ты. «
      (Иосиф Бродский «Назидание», 1987)
      :::::::::::::::::::::
      Артур Ш.
      “Россия — родина диванов!..”
      “Когда вы шашками ходили,
      Рубили в очередь сплеча,
      Я постигал азы кадрили,
      Бретелька падала с плеча..”
      ::::::::::::::::
      диван, Обломов, Горчаков,
      с каштанкой Чехов, Хлестаков
      Когда вы с шашками ходили,
      кто постигал азы кадрили,
      кто постигал, больных леча,
      и падала башка с плеча.
      Пропадает ваш талант
      в блоге-там-бура-атлант.
      Гром удара незаметный
      о великую стену
      и пошли стена на стенку
      камчадалы и эвенки,
      в недрах кедрах урны гоя
      нефть ушла в кусты
      подожди немного,
      отдохнут Киты.

  2. A.B.

    Артур Ш.
    …….
    От дома к Троицкой церквушке,
    Через дорогу стадион,
    В кулёчках семечки, старушки,
    И квас в ощербленный бидон,
    В руке для телефона двушки,
    А через год, глядишь, поставит
    Глаз недреманный телефон,
    Хотя сестра моя картавит,
    (Нос, позавидует грифон),
    Да и отец — еврей в уставе.
    Знаком, как Питер Мандельштаму,
    Где ждал он дорогих гостей,
    Мой город мне… Век не устану
    Я клясть отцовых палачей.
    В тот день цветущему каштану
    Дал слово чести сразу смыться,
    Как только выпадет мой шанс.
    И будет поздняя бар-мицва,
    Окрошка из еврейских манс,
    И «Ба! Знакомые все лица!»….
    ::::::::::::::::::::::::::::::::
    Перед усердным читателем — мир Артура Ш. Он “одержим и невменяем” и в то же время
    понятен и знаком до детских припухлых желёз. “Прошло почти что двадцать лет, с тех пор как прислал вызов дядя Хаим… Хотя дядьёв в помине нет,
    И в Вене планы мы меняем… И полвека отшумело… От Брайтон до Бонита Бич…”
    “…То я про любовь да измену то он про когда мне невмочь” — быть может, сосед-поляк вспоминал Окуджавы последний троллейбус, а Вы ему что-то своё, про любовь да измену… и про ямщика. Однако, ни к чему эти клочки прозы, притворяющиеся (еси!) поэзией…
    «Я ощущаю привкус травести, поскольку что-то главное пропало… »
    Читайте, господа офицеры, полвека между Бонитой и Брайтоном, как и между Пьюджет и Звуком – не шутка. Автору – поклон и наилучшие пожелания.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math