© "Семь искусств"
  август 2018 года

Галина Бродская: Жизнь и легенда Алексея Стаховича. Глава из неопубликованной книги

Услуги Стаховича в этих условиях были уже не нужны. Станиславский и Немирович-Данченко сами нашли оптимальный способ сотрудничества — в жестком разделении сфер жизнедеятельности. Миссия Стаховича была выполнена.

Галина Бродская

Жизнь и легенда Алексея Стаховича

Глава из неопубликованной книги

Предисловия  Анатолия Смелянского и Аллы Цыбульской
Публикация Аллы Цыбульской

(окончание. Начало в №3/2018 и сл.)

Завершение высокой миссии

Галина Бродская

Галина Бродская

В Москве, в Художественном театре начала нового, 1911 года, Стахович застал насторожившую его активность членов правления и актеров, близких Немировичу-Данченко.

Постановкой, по существу, четырех новых спектаклей за истекающий сезон — «Братьев Карамазовых» (два вечера), «Miserere» и доведенной до премьеры пьесы Гамсуна «У жизни в лапах» (она состоится 28 февраля 1911 года), Немирович-Данченко доказал: театр может существовать и без Станиславского. Станиславский и до болезни отдалился от дел, замкнувшись на своих записках и на сценических пробах основных положений «системы». Актеры, даже те из них, кто не был занят в «Месяце в деревне» и в репетициях следующих режиссерских работ Станиславского, включая «Гамлета», совместного с Крэгом, относились к нему по меньше мере насмешливо. Они хотели играть, выпускать новые спектакли, приносящие театру доход, а не застревать в фойе на отыскании «кусков роли» и установке кругов внимания, позволяющих сосредоточиться на сцене. Только Гзовская и некоторые из молодых актеров готовы были учиться новой сценической технике.

В преддверии принятия нового договора Товарищества МХТ — Немирович-Данченко учитывал ситуацию, сложившуюся в театре, — Москвин, Вишневский и Румянцев объявили Немировичу-Данченко, что «капитал надо вручить не Станиславскому и Немировичу-Данч., а им двум плюс еще шесть человек. И что вот тогда-то эти шесть человек сумеют управлять делом и Станиславским» 214.

Объявив Немировичу-Данченко о своих притязаниях на власть, они получили от него жесткий отпор. Он сказал им в лицо, что они «зарвались».

Прибыв из Рима в Москву, Стахович попал 24 февраля 1911 года на заседание по вопросам дальнейшего управления театром. В нем участвовали Немирович-Данченко, Румянцев, Вишневский, Лужский, Качалов и Москвин.

Москвин, Вишневский и Румянцев повторили Стаховичу отвергнутый Немировичем-Данченко свой план — о властной «шестерке», которая будет «влиять» на Станиславского и держать его в руках. Лужский присоединился к ним, поддавшись уговорам Вишневского. Немирович-Данченко снова им противостоял:

Мысль продать Станиславского компании шести мне никак не могла улыбаться. Надо считать меня глупцом. Сегодня они будут командовать Станиславским, а завтра мною…

При этом, однако, они на вопросы Стаховича отвечали лестно для меня. «Может ли Театр существовать без Влад. Ив.?» Ответ — категорически нет. Ни одного месяца. «А может ли Театр существовать без Конст. Серг.?» — Категорически да. «И Художественный?» — «Да, Художественный».

Один Качалов, волнуясь, но твердо, сказал, что без Станиславского он не видит того Художественного театра, каким он был.
— «Да, это будет хороший театр, самый лучший театр, но не Художественный».

Причем Качалов же заявил, что он в компанию шести не вступит215.

Стахович был возмущен. Немирович-Данченко пересказывал жене, проведя вечер после заседания со Стаховичем:

Стахович говорил и им, что и он как представитель капитала не пойдет на такую комбинацию. И говорил так: кому же это я отдам капитал? Безвольному Леонидову? Нечистоплотному Вишневскому? Пьяному и ленивому Москвину? И что они сделают? Они думают влиять на Станиславского? Да он бросит все и уйдет. Или на Влад. Ив., который в первом же заседании обведет их всех вокруг любого своего пальца и выбросит, как разорванную бумажку в корзину?216

Немирович-Данченко решил больше не обращаться к правлению. Он сам дорабатывал устав, по которому «всем делом управляет директор-распорядитель, т.е. я, и отдает отчет только общему собранию. Словом, пойду только на полновластие», — делился он с женой217. И действовал вместе со Стаховичем в соответствии со своим решением.

В протоколе общего собрания членов Товарищества от 4 марта 1911 года записано:

15-го июня 1911 года оканчивается товарищеский договор пайщиков Московского Художественного театра, заключенный на три года с 15 июня 1908 года.

4 марта 1911 года Вл.И. Немировичем-Данченко были разосланы письма:

«Учредители Художественного театра К.С. Станиславский и я, совместно с представителем вкладчиков А.А. Стаховичем, составляем новое Товарищество для продолжения дела театра и предлагаем вам вступить в число пайщиков.

С целью ознакомления вас с подробностями прошу вас пожаловать в театр на первое (предварительное) собрание завтра, то есть 5 марта в час дня следующим 22 лицам: Адашев, Александров, Артем, Балиев, Бурджалов, Вишневский, Грибунин, Качалов, Леонидов, Лужский, Москвин, Румянцев, Бутова, Германова, Гзовская, Книппер, Муратова, Николаева, Раевская, Савицкая, Самарова, Халютина218.

Лужский и Гзовская отклонили предложение, остальные 20 человек дали согласие.

Станиславский заявил, что останется в пайщиках «при условии более правильной организации административной части дела»219.

Стахович отложил принятие решения до утверждения в составе пайщиков Станиславского и Немировича-Данченко.

На этом собрании Немирович-Данченко ознакомил приглашенных с проектом Товарищеского договора и назначил на 7 марта 1911 года учредительное собрание.

Станиславский присутствовал на нем в качестве директора-учредителя Художественного театра «с правом только совещательного голоса». Он не вошел в число пайщиков. В соответствии с решением Станиславского Немирович-Данченко, председательствовавший на собрании, продумал и особый статус в Товариществе А.А. Стаховича, бывшего в прежней структуре управления третьим директором театра. Тут же он огласил основные положения своего проекта и провел голосование.

Он единогласно в закрытой баллотировке был избран до середины декабря 1911 года директором-распорядителем.

Закрытой баллотировкой в Совет, новый орган управления театром, были избраны Москвин, Румянцев и Леонидов.

Лужский, не получивший большинства голосов, был избран в Совет, состоявший по проекту из 4 членов, без права решающего голоса.

Открытою баллотировкою единогласно принято предложение Немировича-Данченко об избрании А.А. Стаховича почетным членом Художественного театра с правами, которые будут установлены впоследствии, и с постоянным креслом в театре, —

записано в протоколе учредительного собрания220.

Узнав об этом, Стахович тут же отправил Немировичу-Данченко благодарственное письмо:

Глубокоуважаемый Владимир Иванович!

Сейчас получаю Ваше письмо, извещающее об единогласном избрании меня пожизненным ПОЧЕТНЫМ членом Московского Художественного Театра.

Я смущен, тронут и благодарен.

Прошу Вас принять и передать всем, почтившим меня этим лестным избранием мою сердечнейшую признательность за честь, которой — кажется — до сего времени никто из сотрудников Театра удостоен не был.

Что касается до прав, о которых Вы упоминаете в конце Вашего письма, то я настоятельно и спешно заявляю, что я особенно буду дорожить теми, которые дадут мне возможность честно и справедливо влиять на процветание и рост дела, Вами и Константином Сергеевичем созданного. Примите, дорогой Владимир Иванович, уверение в совершенном почтении и такой же преданности

Вашего покорного Слуги.
Почетный член Московского Художественного Театра
Ал. Стахович221.

Он не лукавил.

Договор разряжал напряжение, подводившее к обрыву связей между Станиславским и Немировичем-Данченко и грозившее театру гибелью.

Он приветствовал полновластие Немировича-Данченко.

Станиславский снял с себя административную нагрузку, отказавшись быть членом дирекции и закрепив за собой право на особую роль в развитии творческих основ Художественного театра. Он видел ее в совершенствовании искусства актера, способного еще теснее сближать человека, создаваемого на сцене, с человеком реальной жизни. Только на этом пути возможно движение вперед, — тут были его эстетические убеждения, и уже не было в них ничего, что не подкреплялось бы практикой.

Он соглашался играть не более четырех раз в неделю, и при этом на каждую роль иметь дублера, которого брался подготовить сам. Никто тогда не ожидал, и Стахович в том числе, что он станет дублером Станиславского в его новых ролях, что осуществится его давняя и, казалось, уже несбыточная мечта — стать актером.

И главное Станиславский просил не препятствовать созданию в театре «маленького кружка», своего рода школы, где он вместе с Сулержицким, своим последователем, — его он ценил больше всех рядом с собой, — будет учить молодых работать над ролями в учебном процессе и в процессе создания спектакля по разработанной им репетиционной методологии.

Услуги Стаховича в этих условиях были уже не нужны. Станиславский и Немирович-Данченко сами нашли оптимальный способ сотрудничества — в жестком разделении сфер жизнедеятельности. Миссия Стаховича была выполнена.

Для доработки и оформления документов нового Товарищества был приглашен профессиональный юрист приват-доцент А.Э. Вормс. Он составлял подобные документы либеральных «Русских ведомостей» и проводил их через министерство.

Устав Товарищества закреплял за Стаховичем функции представителя вкладчиков, и, готовясь к его подписанию, он завершал привлечение в Художественный театр новых кошельков из числа своих друзей и родных, которых он заразил поклонением Станиславскому. В том числе и во время пребывания Станиславского в Риме. Они должны были обеспечить его кумиру свободу творчества, уменьшив зависимость театра от поспектакльных сборов — источника доходов. С этой целью и пришел Стахович в МХТ в 1907 году.

Окончательный вариант договора еще раз обсуждался на экстренных общих собраниях во время петербургских гастролей 21 и 22 апреля 1911 года. Председательствовал на них директор-распорядитель Вл.И. Немирович-Данченко «в присутствии директора-учредителя К.С. Станиславского и почетного члена театра А.А. Стаховича (оба с правом совещательного голоса)». Теперь Товарищество — Товарищество на вере — состояло из 20 пайщиков — только артистов и служащих театра. И из вкладчиков. И именовалось оно «Товариществом артистов Московского Художественного театра».

Устав нового Товарищества, приведенный Вормсом в соответствие с гражданским законодательством и впоследствии отпечатанный в типографии, прилагался к протоколам общих собраний. Их вел Румянцев. Он записывал:

Цель [Товарищества]: 1) осуществление сценических и художественных начал, выработанных в прошлой деятельности его учредителями К.С. Станиславским и В.И. Немировичем-Данченко; 2) продолжать работу в поисках новых начал; 3) обеспечить материальное преуспеяние как самого театра, так и отдельных его деятелей.

Средства: складочный капитал образуется из денежных взносов: а) паевого капитала; б) вкладов, внесенных вкладчиками.

Из ежегодных отчислений прибыли образуется «Фонд обеспечения Московского Художественного театра» в случае прекращения деятельности Товарищества.

Из отчислений из чистой прибыли образуется запасный капитал для покрытия убытков, превышающих весь складочный капитал. […]

Директор-распорядитель избирается общим собранием членов Товарищества.

Для решения важнейших вопросов: репертуара, приглашения артистов, распределения ролей, характера, времени и очереди постановок, руководящих распоряжений по труппе и театру, а также для наблюдения за всеми хозяйственными делами Товарищества общее собрание избирает на год из состава пайщиков совет в числе трех членов. Совет избирает председательствующего.

Общее собрание избирает на год трех членов ревизии, не состоящих в совете.

Для вступления в Товарищество вкладчиков необходимо согласие общего собрания.

Отдельный вклад — не менее 5000 руб. Доход — 5 % годовых из чистой прибыли.

Вкладчики не имеют права личного участия в делах Товарищества. Они избирают для этого представителя вкладчиков.

Представитель вкладчиков имеет право:

а) давать словесные и письменные советы по делам Товарищества

б) присутствовать с совещательным голосом на заседаниях общего собрания и совета222.

Расписывалась в протоколе общих собраний и финансовая часть договора:

Складочный капитал — 197 900 руб.: паевой капитал — 92 900 руб., внесенный полными товарищами и вкладчиками в сумме 105 000 руб.:

Генерал-майором в отставке А.А. Стаховичем — 23 500 руб.

Графиней С.В. Паниной — 16 500 руб.

Графом Алексеем Анатольевичем Орловым-Давыдовым — 15 000 руб.

Потомственным почетным гражданином К.С. Станиславским — 10 000 руб.

Князем С.М. Волконским — 10 000 руб.

М. А. Конюс, урожденной светлейшей княжной Ливен — 5 000 руб.

Князем Владимиром Леонидовичем Вяземским — 5 000 руб.

Действительным статским советником Владимиром Васильевичем Якунчиковым — 5 000 руб.

Князем Павлом Дмитриевичем Долгоруковым — 5 000 руб.

Светлейшим князем Петром Александровичем Ливеном — 5 000 руб.

Женой генерал-майора в отставке З.Г. Рейнбот (Морозовой) — 5 000 руб.223.

Немирович-Данченко осуществил все то, о чем писал он Стаховичу перед поездкой Станиславского в Рим.

Он привлек в Товарищество большее количество актеров; распределил между «полными товарищами» — пайщиками «отрасли занятий», назначив их заведующими библиотекой, архивом, буфетом, выдачей контрамарок и предварительной записи на спектакли; вменил в обязанность наблюдать за чистотой и порядком по сю сторону сцены, за дневниками репетиций и спектаклей, курировать отношения театра с публикой…

Стахович, взявшийся в 1907-м искоренять в театре «маленький всероссийский халат», не сумел заставить артистов «деловито смотреть на наше предприятие». Но он навел в театре финансовую дисциплину, привлек новых вкладчиков, увеличил размер их вкладов и уменьшил процент их доходов… Все это Немирович-Данченко закладывал в свой проект, рассчитывая на Стаховича.

На первом очередном собрании членов нового Товарищества — оно состоялось 7 мая в фойе Михайловского театра — Стахович в ранге почетного члена Московского Художественного театра председательствовал. 7 мая договор был подписан и была утверждена смета на будущий 1911/12 сезон в сумме 425 000 рублей.

Немировичу-Данченко определили оклад по 18 000 рублей в год с дивидендом на ту же сумму, без особого вознаграждения ему как директору распорядителю;

были избраны в члены ревизии Адашев, Вишневский и Балиев;

была создана комиссия для разработки вопроса о фонде имени скончавшейся М.Г. Савицкой; в нее вошли Бурджалов, Книппер, Лилина, Стахович и Балиев;

и обсуждалась возможность поездки театра весной 1912 года в Париж и Лондон. Все полномочия по решению его общее собрание предоставило Стаховичу и Немировичу-Данченко, при условии, что они будут солидарны со Станиславским224.

Почетный член Московского Художественного театра оставался активным действующим лицом.

В мае — июне 1911 года Стахович и Немирович-Данченко — в Париже.

Ведут переговоры с импресарио Астрюком.

Встречаются с Дягилевым, Бенуа и Бакстом, смотрят привезенные Дягилевым в Париж балетные спектакли.

Обдумывают соединение труппы Художественного театра с Дягилевской антрепризой: один день балет или опера, другой — драма…

Немирович-Данченко почти ежедневно писал жене и из Парижа, и из Карлсбада, куда он переехал из Парижа. В Карлсбаде — Станиславский. Немирович-Данченко ввел его в курс парижских дел. Станиславский склонялся к отказу от заграничных поездок, перспективнее ему казались гастроли по России.

А вообще они жили в Карлсбаде мирно, о театре говорили «в легком, проходном тоне»; Немирович-Данченко настраивал себя «на разговор не пристальный, а мимоходный, не утруждающий ни внимания, ни языка». Станиславский пребывал в таком же настроении, «благодушно рассеянном». Но как не хватало Немировичу-Данченко в Карлсбаде таких, как Стахович, «порхающих…». И он вспоминает славное прошлогоднее лето, проведенное со Стаховичем, сблизившее их.

А Стахович переехал из Парижа в BayernBaden, где в санатории лечилась Мария Петровна, и оттуда, отвечая Л.М. Кореневой на ее письмо, пересланное Немировичем-Данченко из Карлсбада, где и он собирался отдыхать и лечиться, рассказал ей о парижской разведке. Он тоже собирался ехать в Карлсбад, но у него не получилось. Марии Петровне было все хуже и хуже.

Письмо Стаховича Кореневой 25/VI(8/VII) 1911 года из BayernBaden`а в Баденвейлер:

Милая Лидия Михайловна, я очень обрадовался Вашему письму. Оно дошло до меня вчера вечером и было переслано мне из Карлсбада Влад. Ивановичем. В Карлсбаде я не был и не буду; провожу все лето в Berchtesgadene. Не хочу уезжать от жены, здоровье которой сильно порасстроилось весною в Риме.

27 мая мы с Влад. Ивановичем выехали из Москвы в направлении прямо в Париж для завязки разговоров с антрепренером Astruek’ом о предполагаемой поездке нашего театра на гастроли в Париже будущею весною.

Осмотревшись, переговорив, проверив впечатления, взвесив за и против, я стал отрицательно относиться к плану поездки. Есть риск, возможна неудача, а при счастье будем иметь только небольшое нравственное удовлетворение, чувство удавшегося пикника, а не радость сознания, что мы прославили наше искусство. Французы, отставшие националисты, довольствуются своим и не испытывают потребности в обновлении. Наш балет усердно посещается из-за моды и потому, что зрелище красиво, легкомысленно и доступно восприятию, а мы с нашей интимной игрой, на непонятном языке, не можем рассчитывать на триумф.

Впрочем, вопрос этот будет всесторонне рассматриваться всеми элементами нашего театрального управления и, вероятно, мудро решится.

Не унывайте, милая Лидия Михайловна, не малодушничайте. Верю, что Вам скучно в Badenweiler’е, но убежден, что Вам будет полезно это пребывание. Вижу, что врач Ваш добросовестен и серьезно за Вас принялся. А лечиться всегда и везде скучно. Скажите себе, что это — необходимо, и Бог даст, благополучно пройдете через это маленькое испытание.

А если бы Вы знали, какая у нас скука!! Торчим в горах, безлюдно, сыро, холодно, кормят отвратительно и единственно, что хорошо, это — воздух. Но, ей-богу, мне этого мало, и я хандрю вовсю.

Напишите мне еще. Если соберетесь в Мюнхен, на что я Вас не наталкиваю, сообщите мне заблаговременно и — может быть — мне можно будет приехать туда одновременно с Вами (я в 5-ти часах от Мюнхена).

До свидания, милая моя.
Будем терпеть.
Ваш А. Стахович225.

Поездка в Париж и Лондон не состоялась. Совет Товарищества МХТ в новом сезоне «мудро» проголосовал против нее, отдав предпочтение продлению весенних гастролей в Петербурге перед заграничными гастролями и поездке по провинции после Петербурга.

Стахович осознал нецелесообразность парижских гастролей много раньше Немировича-Данченко. Директор-распорядитель даже удивлялся: «Отчего Алексей Александрович уже решил все? Счастливый! А я еще ничего не решил, ни Парижа, ни провинции. Вот съедемся, доложу — обсудим. Тогда только и решится вопрос»226.

Список сокращений

ГМТ — Государственный музей Л. Толстого.

ГЦТМ — Государственный центральный театральный музей им. А.А.Бахрушина.

КС — Музей МХАТ. Фонд К.С. Станиславского.

КС-9 — Станиславский К.С. Собрание сочинений в 9-ти т. М., Искусство, 1988–1999.

К-Ч — Музей МХАТ. Ф. О.Л. Книппер-Чеховой.

Летопись — Виноградская И.Н. Жизнь и творчество К.С.Станиславского. Летопись. В 4-х т. М., 2003.

ЛК — Музей МХАТ. Фонд Л.М. Кореневой.

НД — Музей МХАТ. Фонд Вл. И. Немировича-Данченко.

НД-4 — Немирович-Данченко Вл.И. Творческое наследие в 4-х т. М., изд-во МХТ, 2003.

НП — Музей МХАТ. Фонд Н.А. Подгорного.

РГАЛИ — Российский государственный архив литературы и искусства, № фонда, описи, единицы хранения.

РЭ — Режиссерские экземпляры К.С. Станиславского. В 6-ти т. М., Искусство, 1980–1994.

Шверубович — Шверубович В.В. О старом Художественном театре. М.: Искусство, 1990.

Примечания

1 НД-4, т. 1, с. 650.

2 Там же, с. 642.

3 Там же, с. 662.

4 Там же, с. 663.

5 Там же, с. 662.

6 КС-9, т. 8, с. 58.

7 Там же, с. 61.

8 Письмо А.А. Стаховича К.С. Станиславскому 4/17 марта 1907 г. // КС, № 10510.

9 НД-4, т. 1, с. 655.

10 См. там же.

11 Там же, с. 641–642.

12 Там же, с. 657.

13Там же, с. 660.

14 КС-9, т. 8, с. 61.

15 Там же, с. 58.

16 НД-4, т. 1, с. 656 — 657.

17 КС-9, т. 8, с. 61.

18 НД-4, т. 1, с. 657.

19 Там же, с. 651 — 652.

20 К-Ч, № 5161.

21 См. НД-4, т. 1, с. 859.

22 См. Московский Художественный театр. Товарищество, дирекция и правление. Журнал заседаний дирекции и правления. 1907, 5 сентября — 1908, 2 августа // Музей МХАТ. Ф. 1. Сезон 1907/08 г., № 5, л. 1 об–4.

23 См. Московский Художественный театр. Товарищество. Протокол общего собрания 8 сентября 1907 г. // Музей МХАТ. Ф. 1. Сезон 1907/08 г., № 6.

24 Московский Художественный театр. Товарищество, дирекция и правление. Журнал заседаний дирекции и правления. 1907, 5 сентября — 1908, 2 августа // Музей МХАТ. Ф.1. Сезон 1907/08 г., № 5, л. 5 об–6.

25 Письмо А.А. Стаховича Вл.И. Немировичу-Данченко 12/25 октября 1907 г. // НД, № 5773/2.

26 Письмо А.А. Стаховича Вл. И. Немировичу-Данченко 20 (или 21) ноября 1907 г. // НД, № 5773/3.

27 Письмо А.А. Стаховича О.Л. Книппер-Чеховой 4 ноября 1907 г. // К-Ч, № 5168.

28 См. письмо В.А. Нелидова К.С. Станиславскому 26 октября 1907 г. // КС, № 9540.

29 НД-4, т. 1, с. 676.

30 КС-9, т. 8, с. 69 — 70.

31 НД-4, т. 1, с. 673.

32 Протокол заседания дирекции и правления Товарищества МХТ 28 ноября 1907 года // Музей МХАТ. Ф.1. Сезон 1907/08. № 5. Московский Художественный театр. Товарищество, дирекция и правление. Журнал заседаний дирекции и правления. 1907, 5 октября — 1908, 2 августа, № 5, л. 7 об–8.

33 Письмо А.А. Стаховича К.С. Станиславскому 7 декабря 1907 г. // КС, № 21573/1.

34 Авторская копия письма А.А. Стаховича Вл.И. Немировичу-Данченко 7 декабря 1907 г. // КС, № 21573/2.

35 Письмо А.А. Стаховича Н.А. Подгорному 3 ноября 1907 г. // НП, № 5420.

36 Письмо А.А. Стаховича Н.А. Подгорному 2/15 декабря 1907 г. // НП, № 5421.

37 Московский Художественный театр. Товарищество, дирекция и правление. Журнал заседаний дирекции и правления. 1907, 5 октября — 1908, 2 августа // Музей МХАТ. Ф.1. Сезон 1907/08 г., № 5, л. 10.

38 Письмо А.А. Стаховича Вл.И. Немировичу-Данченко 24 ноября 1907 г. // НД, № 5773/4.

39 Рампа и жизнь. М., 1913, 6 окт.

40 Телеграмма А.А. Стаховича Вл.И Немировичу-Данченко 20 декабря 1907 г. // НД, № 5773/5.

41 Письмо А.А. Стаховича О.Л. Книппер-Чеховой 15 декабря 1907 г. // К-Ч, № 5169.

42 Письмо А.А. Стаховича О.Л. Книппер-Чеховой 21 декабря 1907 г. // К-Ч, № 5170.

43 К-Ч, № 5173.

44 К-Ч, № 5174.

45 Московский Художественный театр. Товарищество, дирекция и правление. Журнал заседаний дирекции и правления. 1907, 5 октября — 1908, 2 августа // Музей МХАТ. Ф.1. Сезон 1907/08 г., № 5, л. 11 об, 12.

46 Письмо А.А. Стаховича К.С. Станиславскому 9 января 1908 года // КС, № 10512.

47 Письмо А.А. Стаховича В.А. Теляковскому 17 января 1908 г. // ГЦТМ, ф. 280, ед. хр. 695.

48 Письмо А.А. Стаховича К.С. Станиславскому 9 января 1908 года // КС, № 10512.

49 Письмо С.А. Стахович Т.Л. Толстой 1 января 1897 // ГМТ, ф. Т.Л. Сухотиной, № 22566.

50 Письмо С.А. Стахович Т.Л. Толстой 5 декабря 1896 // ГМТ, ф. Т.Л. Сухотиной, № 22563.

51 Письмо А.А. Стаховича О.Л. Книппер-Чеховой 19 января 1908 г. // К-Ч, № 5171.

52 Письмо А.А. Стаховича О.Л. Книппер-Чеховой 24 января 1908 г. // К-Ч, № 5172.

53 КС-9, т. 8, с. 75.

54 Там же, с. 77.

55 Там же, с. 78.

56 Письмо А.А. Стаховича К.С. Станиславскому 20 января 1908 г. // КС, № 10513.

57 См.: Радищева О.А. Станиславский и Немирович-Данченко. История театральных взаимоотношений. В 3-х т. Т. 1. М.: АРТ, 1997, с. 369–380.

58 КС-9, т. 5, кн. 1, с. 366.

59 НД-4, т. 2, с. 11.

60 Цит. по: Летопись, т. 2, с. 97.

61 Цит. по: Станиславский К.С. Из записных книжек. В 2-х т. Т.1. М.: ВТО, с. 552–553.

62 Там же, с. 553, 554.

63 Бурджалов Г.С. Проект инструкции правления [1908, 26 июля] // Музей МХАТ. Ф. 1. Сезон 1908/09 г., Ч. 1, № 2.

64 Немирович-Данченко Вл.И. Проект параграфа о репертуарном комитете Товарищества для ведения дела Московского Художественного Театра сроком с 16 июня 1908 г. по 15 июня 1911. // Музей МХАТ. Ф. 1. Сезон 1908/09 г., ч. 1, № 4.

65 КС-9, т. 8. с. 94.

66 Там же, с. 86.

67 См. там же, с. 211.

68 Там же, с. 91.

69 Там же, с. 94.

70 НД-4, т. 2, с. 22.

71 Московский Художественный театр. Правление. Протоколы заседаний правления и общих собраний членов Товарищества. 1908, 2 августа — 1909, 22 мая, л. 2, пункт 4 // Музей МХАТ. Ф.1. Сезон 1908/09 г., ч. 1, № 5.

72 Шверубович, с. 84.

73 Там же, с. 83.

74 КС-9, т. 8, с. 111.

75 Письмо А.А. Стаховича О.Л. Книппер-Чеховой 1 июля 1908 г. // К-Ч, № 5174.

76 КС-9, т. 8, с. 106.

77 Там же, с. 94.

78 НД-4, т. 4, с. 22.

79 Письмо А.А. Стаховича К.С. Станиславскому 23 февраля/8 марта 1909 г. // КС, № 10515.

80 См.: Московский Художественный театр. Товарищество. Протокол общего собрания 8 сентября 1907 г. // Музей МХАТ. Ф. 1. Сезон 1907/08 г., № 6.

81 Протокол заседания правления Товарищества МХТ 2 августа 1908 г. // Музей МХАТ. Ф.1. Сезон 1908/09 г., ч. 1, № 5. Московский Художественный театр. Правление. Протоколы заседаний правления и общих собраний членов Товарищества. 1908, 2 августа — 1909, 22 мая, л. 4, 5.

82 Протокол заседания правления Товарищества МХТ 5 августа 1908 г.// Музей МХАТ. Ф.1. Сезон 1908/09 г. Ч. 1, № 5. Московский Художественный театр. Правление. Протоколы заседаний правления и общих собраний членов Товарищества. 1908, 2 августа — 1909, 22 мая, л. 7, 8.

83 КС-9, т. 8, с. 128.

84 Протокол заседание правления 3 сентября 1908 г. // Музей МХАТ. Ф.1. Сезон 1908/09 г., ч. 1, № 5. Московский Художественный театр. Правление. Протоколы заседаний правления и общих собраний членов Товарищества. 1908, 2 августа — 1909, 22 мая, л. 25–26.

85 Протокол заседания правления 3 сентября 1908 г. // Музей МХАТ. Ф.1. Сезон 1908/09 г., ч. 1, № 5. Московский Художественный театр. Правление. Протоколы заседаний правления и общих собраний членов Товарищества. 1908, 2 августа — 1909, 22 мая, л. 27–28.

86 Протокол заседания правления 7 сентября 1908 г. // Музей МХАТ. Ф.1. Сезон 1908/09 г., ч. 1, № 5. Московский Художественный театр. Правление. Протоколы заседаний правления и общих собраний членов Товарищества. 1908, 2 августа — 1909, 22 мая, л. 31.

87 Цит. по: Леопольд Антонович Сулержицкий. Повести и рассказы. Статьи и заметки о театре. Переписка. Воспоминания о Л.А. Сулержицком. М., Искусство, 1970, с. 76–77.

88 КС-9, т. 8, с. 194.

89 НД-4, т. 2, с. 66.

90 Письмо А.А. Стаховича Вл.И. Немировичу-Данченко 17 ноября 1908// НД, № 5774/1.

91 НП, № 5423, № 480.

92 НД, № 5774/2.

93 НД-4, т. 2, с. 59 — 63.

94 Там же, с. 60.

95 Там же, с. 64.

96 Там же, с. 66.

97 Письмо А.А. Стаховича А.И. Южину 11 января 1909 г. // РГАЛИ. Ф. 878 А.И. Южина, оп. 1, ед.хр. 1910, л. 8.

98 Протокол заседания правления Товарищества МХТ 5 августа 1908 г.// Музей МХАТ. Ф.1. Сезон 1908/09 г., ч. 1, № 5. Московский Художественный театр. Правление. Протоколы заседаний правления и общих собраний членов Товарищества. 1908, 2 августа — 1909, 22 мая, л. 84.

99 Протокол заседания правления Товарищества МХТ 5 августа 1908 г.// Музей МХАТ. Ф. 1. Сезон 1908/09 г., ч. 1, № 5. Московский Художественный театр. Правление. Протоколы заседаний правления и общих собраний членов Товарищества. 1908, 2 августа — 1909, 22 мая, л. 86.

100 Письмо А.А. Стаховича К.С. Станиславскому 23 февраля/8 марта 1909 г. // КС, № 10515.

101 Письмо А.А. Стаховича Вл.И. Немировичу-Данченко 7 марта 1909 г. // НД, № 5775/1.

102 КС-9, т. 8, с. 131, 132.

103 См.: Протокол заседания правления Товарищества МХТ 5 августа 1908 г.// Музей МХАТ. Ф.1. Сезон 1908/09 г., ч. 1, № 5. Московский Художественный театр. Правление. Протоколы заседаний правления и общих собраний членов Товарищества. 1908, 2 августа — 1909, 22 мая, л. 97.

104 См.: Музей МХАТ. Ф.1. Сезон 1908/09 г., ч. 1, № 5. Московский Художественный театр. Правление. Протоколы заседаний правления и общих собраний членов Товарищества. 1908, 2 августа — 1909, 22 мая, л. 98–99.

105 См.: Музей МХАТ. Ф.1. Сезон 1908/09 г., ч. 1, № 5. Московский Художественный театр. Правление. Протоколы заседаний правления и общих собраний членов Товарищества. 1908, 2 августа — 1909, 22 мая, л. 104, 105.

106 См.: КС-9, т. 8, с. 137, 138.

107 Письмо А.А. Стаховича Вл.И. Немировичу-Данченко 23 июня 1909 г. // НД, № 5775/3.

108 КС-9, т. 8, с. 153.

109 Письмо А.А. Стаховича Вл.И. Немировичу-Данченко 9 июня 1909 г. // НД, № 5775/2.

110 Письмо А.А. Стаховича Л.М. Кореневой 22 июня 1909 г. // ЛК, № 1121.

111 См.: Протокол заседания правления Товарищества МХТ 5 августа 1908 г.// Музей МХАТ. Ф.1. Сезон 1908/09 г., ч. 1, № 5. Московский Художественный театр. Правление. Протоколы заседаний правления и общих собраний членов Товарищества. 1908, 2 августа — 1909, 22 мая, л. 102.

112 Письмо А.А.Стаховича Вл.И. Немировичу-Данченко 9 июня 1909 г. // НД, № 5775/2.

113 Письмо А.А. Стаховича Вл.И. Немировичу-Данченко 23 июня 1909 г. // НД, № 5775/3.

114 НД-4, т. 2, с. 84.

115 Там же.

116 Там же, с. 85.

117 См.: РЭ, т. 5, с. 485.

118 КС-9, т.5, кн. 1, с. 504.

119 См.: РЭ, т. 5, с. 373.

120 Там же, с.. 433.

121 См. там же, с. 467.

122 См. КС-9, т. 5, кн. 1, с. 504.

123 НД-4, т. 2, с. 103.

124 КС-9, т. 5, кн.1, с. 478.

125 Станиславский К.С. Воспоминания об Алексее Александровиче Стаховиче. 1919 г. // КС, № 1083.

126 См.: Семья Стаховичей. Елецкие корни. Елец: Елецкие куранты, 1996, с. 200.

127 Письмо С.А. Стахович к С.А. Толстой 14 сентября 1909 // ГМТ, Ф. 77а С.А. Толстой, № 10757.

128 Там же.

129 Письмо А.А. Стаховича Л.М. Кореневой 17/30 ноября 1909 г. // ЛК, № 1122.

130 Письмо А.А. Стаховича О.Л. Книппер-Чеховой 9 декабря 1909 г. // К-Ч, № 5179.

131 Письмо А.А. Стаховича О.Л. Книппер-Чеховой 16 декабря 1909 г. // К-Ч, № 5180.

132 Письмо А.А. Стаховича Л.М. Кореневой 16 декабря 1909 г. // ЛК, № 1123.

133 Письмо А.А. Стаховича К.С. Станиславскому 6 декабря 1909 г. // КС, № 10516.

134 Письмо А.А. Стаховича Вл.И. Немировичу-Данченко 22 ноября 1909 г. // НД, № 5775/4.

135 Письмо А.А. Стаховича Вл.И. Немировичу-Данченко 17 декабря 1909 г. // НД, № 5775/6.

136 КС-9, т. 8, с. 233.

137 Станиславскому: Тебе, игравшему Брута (и, по-моему, превосходно), посылаю изображение его бюста. Обнимаю и поздравляю с Новым Годом. А. Стахович (КС, № 10517).

Бурджалову: Выбрал Вам, как человеку со вкусом, рисунок знаменитого художника Cascella. Хотя на нем целуются, а у нас христосуются только на Пасхе, но Вы простите это маленькое отступление. С Новым Годом, дорогой Георгий Сергеевич. Ваш Стахович (Музей МХАТ. Ф. Г.С. Бурджалова, № 17158).

Кореневой: Хотя Вы меня знать не хотите, не только сама не пишете, а даже не отвечаете на письма, тем не менее не могу лишать себя удовольствия поздравить Вас, милая Лидия Михайловна, с Новым годом и пожелать вам благополучия и дальнейших успехов. А. Стахович (ЛК, № 1124).

Из новогодних поздравлений Стаховича от 25 и 26 декабря следующего, 1910 года, сохранились — Книппер-Чеховой и Кореневой:

Книппер-Чеховой — на почтовой открытке Рим. Фонтан Trevi с пометой: «Кто из него пьет — вернется в Рим! Поверие): Дорогая Ольга Леонардовна, поздравляю Вас с Новым Годом и желаю Вам то, что может пожелать искренний и преданный друг. Ваш А. Стахович. Черкните словечко (К-Ч, № 5183)

Кореневой — Yall I. Luca/ Yl/ Violinista. Raffaello: С Новым Годом Вас поздравляю, милая Лидия Михайловна. Желаю Вам всех земных благ: здоровья, счастья, благополучия, успеха. Спрячьте на память от меня эту очаровательную головку Рафаэля. До свидания. Ваш А. Стахович (ЛК, б.н.)

Новогодние поздравления Книппер-Чеховой и Кореневой — традиционны в эпистолярии Стаховича.

138 КС-9, т.8, с. 173.

139 Там же, с. 174.

140 Там же, т. 5, кн. 1, с. 510 — 511.

141 Там же, т. 8, с. 174.

142 Письмо А.И. Южина к М.А. Стаховичу 19 марта 1910 г. // РГАЛИ. Ф. 1293, оп. 2, ед. хр. 8, л. 8.

143 См.: КС-9, т. 8, с. 275.

144 См.: НД-4, т. 2, с. 231.

145 Письмо А.А. Стаховича Вл.И. Немировичу-Данченко 19 февраля 1910 г. // НД, № 5776.

146 НД-4, т. 2, с. 120.

147 Письмо А.А. Стаховича Вл.И. Немировичу-Данченко 27 мая 1910 г. // НД, № 5776/2.

148 См.: НД-4, т. 2, с. 118–123.

149 Там же, с. 118.

150 КС-9, т. 5, кн. 1, с. 521.

151 НД-4, т. 2, с. 118.

152 Там же, с. 119.

153 Там же, с. 142.

154 Письмо А.А. Стаховича О.Л. Книппер-Чеховой 19/2 июля 1910 г. // К-Ч, № 5181.

155 Письмо А.А. Стаховича О.Л. Книппер-Чеховой 19 июня 1910 г. // К-Ч, № 5196.

156 Письмо А.А. Стаховича О.Л. Книппер-Чеховой 24 июня/6 июля 1910 г. // К-Ч, № 5187.

157 НД-4, т. 2, с. 138.

158 Там же, с. 137 — 138.

159 Там же, с. 138.

160 Письмо А.А. Стаховича О.Л. Книппер-Чеховой 6 июля 1910 г. // К-Ч, № 5187.

161 НД-4, т. 2, с. 138.

162 Там же, с. 150.

163 Там же.

164 Там же, с. 152.

165 Там же, с. 154.

166 Там же, с. 156.

167 Письмо А.А. Стаховича М.П. Лилиной 4 августа 1910 г. // КС, № 16706.

168 Телеграмма А.А. Стаховича М.П. Лилиной 5 августа 1910 г. // КС, № 16705.

169 Телеграмма А.А. Стаховича К.С. Станиславскому 6 августа 1910 г. // КС, № 10518.

170 Письмо А.А. Стаховича М.П. Лилиной 11 августа 1910 г. // КС, № 16707. В тот же день Стахович телеграфировал Лилиной, исполняя просьбу отца: «Отец, не зная адреса, телеграфирует мне, прося передать сердечное сочувствие свое всей семье ждет известий Елец = Стахович» (КС, № 16708).

171 Телеграмма А.А. Стаховича М.П. Лилиной 13 августа 1910 г. // КС, № 16709.

172 НД-4, т. 2, с. 160.

173 Там же, с. 159.

174 Там же.

175 Там же, с. 161.

176 Там же, с. 162.

177 Там же, с. 165.

178 Там же, с. 181.

179 Там же, с. 191.

180 Письмо А.А. Стаховича М.П. Лилиной 5 сентября 1910 г. // КС, № 16703.

181 Там же.

182 Ольга Леонардовна Книппер-Чехова. В 2-х ч. Ч. 2. М.: Искусство, 1972, с. 100.

183 Там же, с. 103.

184 Немирович-Данченко читал эту рецензию Стаховича, и с мнением его о роли Нелидова в «неуспехе» Гзовской не согласился. Видел причины «неуспеха» много глубже: в школе Малого театра, через которую прошла Гзовская. После премьеры «Карамазовых» он писал об этом Станиславскому: Кажется, Стахович писал Вам, что ее сбили муж и Сулержицкий. Я этого не могу сказать. Может быть, они поддерживали в ней веру, что она все может. Это было, пожалуй, неосторожно. Я хотел сузить масштаб и довести ее до безупречного исполнения этого небольшого масштаба. Пусть бы говорили, что это не то, но очень хорошо. Но я не могу обвинить ее мужа и Сулера, потому что когда она старается добиться всего, то легко заражает верой, что сделает это, добьется. Нет возможности остановить ее от попыток идти все дальше и дальше. И главное, нет возможности уловить, когда искреннее движение вперед вдруг соскакивает на театральность. Я говорю совершенно искренно, что не мог уловить того момента, когда я мог бы сказать, что роль ей не удается. На первой генеральной «Суда», т.е. за 5 дней до спектакля, можно было держать пари, что роль ей удастся.

Никогда нельзя было думать, что Малый театр оказывает такое огромное влияние. Как бы она ни играла там одна, закрывая уши от интонаций партнеров, они все-таки накладывали на ее духовный слух свою печать. Она говорит, что в первый раз в жизни может на сцене отдаваться роли, не беспокоясь, что ее паузу кто-нибудь перебьет, ее намерения кто-нибудь разрушит. Я ее понимаю, понимаю это счастливое спокойствие. Но и паузы ее, очень красивые, и намерения не сходят с какой-то плоскости, не свойственной паузам и намерениям окружающих ее. И красивость получается какая-то не наша, простая.

На днях я вызвал Нелидова, чтобы поговорить о том, как ей использовать свой неуспех. К сожалению, именно он, не умеющий подняться над Кугульскими и их мнением, над рекламой, над ничтожностью разговоров о неуспехе, должен не очень хорошо влиять на нее. Он весь в лапах у рецензентов и способен своим малодушием и этикой мелкогазетного успеха сбить ее с толку. Мне кажется, наш двухчасовой разговор имел на него влияние. Он сам признает, что маленькое самолюбие его (больше, чем ее) страдает. Но верит, что у нее хватит мужества обратить эту роль в упорную работу. Я не хотел приводить ему в пример Германову, которая из провала (а не только неуспеха) в «Бранде» создала себе огромную трудную школу и дошла до того, что играет теперь с большим драматическим захватом. Но я приводил в пример Вас. Как Вы дошли до того, что должны были отказаться от драматических героев, а в конце концов пришли к ним крепкий и уверенный. Как Вы при полном неуспехе в Бруте дошли в том же Бруте до того, что были лучше всех, якобы имевших сначала успех больше Вас. Конечно, если для нее каждая роль в Художественном театре есть только вопрос, оставаться в нем или нет, то ничего доброго из этого не выйдет. Но если она раз и навсегда сожгла корабли, то надо использовать неуспех […]. Второй ее неуспех, уж конечно, никак не должен быть допустим […]. В конце концов, когда я вдумываюсь во все это, то передо мною во всей громаде выступает пропасть тона нашего театра с тоном Малого театра — вот в этом все и дело. Мы даже плохо учитываем эту пропасть! Нам все кажется, что она не так велика. А теперь я думаю, что пустите к нам Садовскую, и та покажется «не в тоне», и не в тоне — не в ее пользу (т. 2, с. 193).

185 Письмо А.А. Стаховича М.П. Лилиной 11 октября 1910 г. // КС, № 16710.

186 Письмо А.А. Стаховича М.П. Лилиной 12 октября 1910 г. // КС, № 16711.

187 Письмо А.А. Стаховича М.П. Лилиной 13 октября 1910 г. // КС, № 16712.

188 Письмо А.А. Стаховича М.П. Лилиной 14 октября 1910 г. // КС, № 16713.

189 КС-9, т. 8, с. 200–201.

190 Письмо С.А. Стахович Т.Л. Толстой 15 ноября 1910 г.// ГМТ. Ф. Т.Л. Сухотиной, № 22788.

191 Письмо С.А. Стахович С.А. Толстой 26 декабря 10 // ГМТ. Ф. 77а С.А. Толстой, № 10772.

192 Письмо С.А. Стахович С.А. Толстой 28 января 11 // ГМТ. Ф. 77а С.А. Толстой, № 10773.

193 НД-4, т. 2, с. 208.

194 КС-9, т. 8, с. 208–209.

195 Там же, с. 212.

196 Письмо А.А. Стаховича К.С. Станиславскому 30 октября 1910 г. // КС, № 10519: Милый друг, вчера неожиданно приехала в Москву LeblancMaeterlinck и телефонировала Немировичу; последний, непрочный на французском диалекте, обратился ко мне с просьбою помочь ему и поехать в Hotel National с ним для переговоров с g. Leblane и одновременно с приехавшей из Петербурга Rejane на гастроли. Влад. Ив. сообщил мне твою телеграмму о цветах, автомобиле, любезном приеме. Поэтому я немедленно согласился, и мы отправились. Они обедали и после обеда собирались к нам в театр смотреть 2-ое отделение «Братьев Карамазовых». Представились (с Rejane я старый приятель), начали немедленно о «Синей птице», для которой Режан приехала днем раньше, думая, что она идет (какая-то путаница). Обещали ей сделать все возможное, которое в конце концов вылилось в следующее: g. Leblant, которая будет ставить «Loisean bleu» в Париже в театре Режан, увидит ее у нас завтра на утреннике, а для Режан ставим специально в понедельник, в 1 1/2 ч. дня 4 главные картины (1-ую, Страна воспоминаний, Ночь, Лазоревое царство). Они в восторге, благодарят. К началу спектакля «Карамазовых» обе, с секретарями, в автомобиле Н.Л. Тарасова (видишь, как тебя слушают) явились в театр (ложа Морозовой). С букетами и конфектами ждали они директора и произнесли приветственное слово. Я все представление сидел с ними и давал объяснения. Режан слушала внимательно, где следовало, хвалила, выражала отрывисто удовлетворение (Германова была действительно очень хороша), но произвело на меня впечатление, что захвачена не была. Старый брабант, хотя и умный, не может реагировать на новшества. Потом у нее были guinte старческого кашля (хотя уверяла меня gue cest nerveux) и ей это мешало жуировать в полной мере. Зато g.Leblane была с начала до конца под сильным впечатлением, вылупила глаза, переживала в антрактах, охала и что-то записывала в свой carnet. «Merveillent« — и новый приступ мокротного кашля; cest nerveux

После второго антракта они пошли за кулисы, приветствовали Германову, Леонидова и всех сотрудниц. Режан подбоченилась и произнесла: » ?????

197 НД-4, т. 2, с. 204.

198 Волконский Сергей, кн. Мои воспоминания. В 2-х т. Т. 1. М.: Искусство, 1992, с. 29.

199 КС-9, т. 8, с. 210.

200 Письмо А.А. Стаховича Л.М. Кореневой 12/25 декабря 1910 г. // ЛК, № 1125.

201 КС-9, т. 8, с. 213.

202 Письмо А.А. Стахович Вл.И. Немировичу-Данченко 1 января 1911 г. // НД, № 5777/1.

203 Цит. по: Летопись, т. 2, с. 267.

204 КС-9, т. 8, с. 217.

205 Там же, с. 240.

206 Там же, с. 241.

207 Там же, с. 231.

208 НД-4, т. 2, с 243.

209 КС-9, т. 8, с. 242.

210 Там же, с. 244.

211 Письмо М.П. Лилиной К.С. Станиславскому 22 февраля 1911 г. // Личный архив К.Р. Барановской-Фальк.

212 Письмо А.М.Пешкова, М.Ф. Андреевой, А.А. Стаховича К.С. Станиславскому 22 января 1912 г. // Архив М. Горького. ПГ 41–3–19.

213 Мария Федоровна Андреева. М., Искусство, 1951, с. 178.

214 НД-4, т. 2, с. 218.

215 Там же.

216 Там же, с. 219.

217 Там же..

218 Московский Художественный театр. Товарищество. Протоколы общих собраний членов Товарищества 1911, март 5 — 1913, янв. 5 // Ф. 1. Сезон 1910/11 г., № 20, л. 2.

219 См.: Немирович-Данченко Вл.И. Кто остается в Товариществе «Московский Художественный Театр». Между 4 и 7 марта 1911 г. // Ф.1. Сезон 1910/11 г., № 19.

220 Московский Художественный театр. Товарищество. Протоколы общих собраний членов Товарищества 1911, март 5 — 1913, январь 5 // Ф.1. Сезон 1910/11 г., № 20, л. 5.

221 Письмо А.А. Стаховича Вл.И. Немировичу-Данченко 7 марта 1911 г. // НД, № 5777/4.

222 Московский Художественный театр. Товарищество. Протоколы общих собраний членов Товарищества сроком с 15 апреля 1911 по 15 апреля 1914. // Ф.1. Сезон 1910/11 г., № 20, л. 6, 7.

223 См.: Ф.1. Сезон 1911/12. № 14. Кроме того Стахович участвовал в договоре с надворным советником Степаном Георгиевичем Лианозовым об аренде на 12 лет (с 1 апреля 1914 по 1 апреля 1926 г.) дома в Камергерском с примыкающей к нему другой недвижимостью, подписанном позже. Содержание недвижимости оценивалось 50 000 руб. в год + страховка. Этот документ подписали: потомственный почетный гражданин Алексеев, потомственный дворянин Немирович-Данченко, врач Н.А. Румянцев, отставной генерал-майор Стахович, гр. С.В. Панина, кн. Вл. Леонидович Вяземский, гр. Алексей Анатольевич Орлов-Давыдов. Разрешено соучастие в аренде Павла Дм. Долгорукова и Ольги Лазаревны Мелконовой-Езековой (см.: Ф. 1. Сезон 1911/12 г., № 16).

224 См.: Московский Художественный театр. Товарищество. Протоколы общих собраний членов Товарищества сроком с 15 апреля 1911 по 15 апреля 1914. 1911, март 5 — 1913, январь 5 // Ф. 1. Сезон 1910/11 г., № 20, л.–12.

225 Письмо А.А. Стаховича Л.М. Кореневой 25 июня/8 июля 1911 г. // МК, № 1118.

226 НД-4, т. 2, с. 229.

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

(В приведенной ниже «капче» нужно выполнить арифметическое действие и РЕЗУЛЬТАТ поставить в правое окно).

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math