© "Семь искусств"
  август 2018 года

Ури Андрес: Cвобода воли

Французские мыслители искали пути возвращения человека к его природной благости и к равенству людей путем сокрушения исторических препятствий и освобождая его от несправедливой организации жизни. Английские мыслители принимали человека таким, какой он есть и искали пути рационального устройства общества исходя из реальных свойств человека.

Ури Андрес

Cвобода воли

Ури АндресИз двух вечных загадок мира: устройство вселенной и поведение homo sapience на Земле, лишь в понимании мироустройства происходит постоянное умножение знаний и реальный прогресс. В понимании процесса мотивации человеческих действий практически мало что изменилось со времени возникновения философии.

В области психологии и поведения человека ведутся интенсивные исследования посредством наблюдения над образом действия индивидуумов и групп добровольцев, поставленных в различные ситуации. Метод психологического тестирования состоит в создании различных типов стимулирования и фиксации возникших реакций. Психологические реакции обрабатываются в различных математических системах. В журнальных публикациях и монографиях появляется множество отчетов о проведенных тестах.

В наши дни в большинстве психологических исследований у субъектов тестирования предполагается наличие свободы воли. Исследования в области психологии и поведения человека не продвинули проблему свободы воли.

Сегодня по-прежнему оспариваются три существующих, но неудовлетворяющих ответа на вопрос о том, является ли человек полноправным автором своих действий и мыслей, предопределены ли его действия и мысли заранее конфигурацией его сознания и выбора у него не существует, или одновременно сосуществуют оба побудителя действий и мыслей: детерминированность сознания и свобода воли.

Вопреки безмерному преобладанию размера вселенной над относительно ограниченным пространством мира человека, ее структура энергично раскрывается все более усовершенствованными средствами наблюдений (современный телескоп Хаббла способен проникать на глубину в 15 миллиардов световых лет), воображением и теоретическими поисками ученых, в то время как когнитивный механизм человека очень плохо поддается измерениям и моделированию и исследуется главным образом на основе личных ощущений мыслителей. 

Несмотря на мощный прогресс астрофизики в течение двух последних столетий новых надежд на возможность универсального раскрытия онтологических загадок мироздания не возникло, зато продвижение в сторону понимания мира заметно ускорилось, а быстрое развитие технологии существенно расширило сферу вселенной, доступную для наблюдений, измерений и исследования близких планет и различных материальных проб, прибывших из космоса.

Геоцентрическая модель нашей планетарной системы, предложенная Аристотелем в 4-ом веке до нашей эры (и Птолемеем во 2-ом веке) сменилась в 15-ом и 16-ом столетиях гелиоцентрической моделью Коперника и Галилео. Ставшая общепринятой предложенная в 20-ом столетии Георгием Гамовым и монсеньором Леметром теория происхождения вселенной в результате Большого Взрывам, уже в 21-ом столетии сменилась новой космологической теорией множественной инфляционной вселенной (inflationary multiverse).

Новая теория, прошедшая через ряд стадий развития, опровергла происхождение вселенной из точечной, очень горячей и загадочной субстанции, названной Гамовым Сингулярностью, установив, что Протовселенная была вовсе не точечной и горячей, а конечным, но огромным и не менее загадочным, скалярным полем. Идея Протовселенной в форме скалярного поля принадлежит американцу Алану Гусу (MIT) и россиянину Алексею Старобинскому из Института Теоретической Физики в Черноголовке, а ее превращение в полноценную теорию — Андрею Линде, бывшему работнику Физического института российской академии наук в Москве, а теперь заведующим кафедрой физики в Стэндфордском университете в Калифорнии.

Новая теория множественной инфляционной вселенной утверждает, что вселенная возникает в результате неизбежных квантовых флуктуаций в бесконечном по протяженности, плотном, испытывающим поверхностное натяжение, скалярном поле, образуя при разряде энергии этих флуктуаций маленькие пузырьки. Пузырьки, содержащие вакуум, (который есть наш пространственно-временной континуумом), расширяются до размеров вселенной со скоростью, существенно превосходящей скорость света. В скалярном поле возникает не одна, а множество квантовых флуктуаций и множество разрядных пузырьков, расширяющихся до размеров вселенных.  Андрей Линде утверждает, что мир — это не единая вселенная (universe), а множество различных вселенных (multiverse). Наша вселенная с нашими физическими законами и константами образовалась 13.7 млрд. лет назад, в то время как другие вселенные, с другими физическими законами и константами образовались ранее и продолжают образовываться теперь.  

Новая теория не лишена некоторых неразрешенных до сих пор противоречий.

                                                                                       *

Все, сказанное на предыдущей странице, никакого отношения к проблеме свободы воли не имеет и приведено здесь лишь для демонстрации человеческих возможностей постижения загадок мироздания. 

Ничего похожего по объему измерений, силе логики и воображения в области исследования человеческого мышления до сих пор не произошло. Существующие на сегодня заключения основываются на ощущениях мыслителей и лишены убедительных доказательств. Они, также не оставляют места для иных, естественнонаучных, подходов.  

Многим обитателям нашей планеты интересно узнать о том, что происходит за пределами нашей планеты, но сильной заинтересованности новые открытия астрофизики не пробуждают. Даже новая информация, затрагивающая проблемы эсхатологии, большинство людей беспокоит очень мало, поскольку время в космических предсказаниях измеряется или бесконечно малыми долями секунды (например, 10-36 секунды), или многими миллиардами лет.

                                                                                        *

Современное атеистическое научное мышление основано на постулате абсолютной детерминированности мира и всякая возможность выхода чего бы то ни было, в том числе и человеческого сознания, за пределы причинно-следственной зависимости абсолютно исключается. Вселенная функционирует в соответствии с законами физики. Случайности в мироздании отрицаются и свобода воли у человека, как случай выхода за пределы действия закона каузальности, также не признается.  

Однако отсутствие свободы воли не является бесспорно доказанным и до сих пор нередко предпринимаются попытки приписать свободе воли существование или найти промежуточное решение между есть и нет.

Вопрос о свободе воли обсуждался на ранних стадиях возникновения философии. Ряд философов эллинистической школы стоиков (3-ий век до нашей эры) признавали детерминированность человеческих действий существующими ранее причинами, но абсолютный детерминизм ими не принимался. Они считали, что какую-то часть решений Боги Олимпа оставляют людям для их свободного выбора. В последствии такой взгляд на свободу воли обозначался английским термином compatibilism (компатибилизм т.е. сосуществование без противоречий). 

Основавший в начале 18-ого века методистскую ветвь протестантизма англиканский священник Джон Весли был убежденным сторонником христианской догмы существования свободы воли и проповедовал возможность переселения души в рай в загробной жизни, существующей у людей, избравших моральное, богоугодное поведение в земной жизни.

Иудаизм, а затем и христианство, признававшие божественное всемогущество, наделили людей   свободой волей и ответственностью за свои действия. Противоречивость такого компатибилизма не вызвала недоумений ни у верующих евреев, ни у христиан.

Ева, первая женщина на Земле, проявила свободу воли. Преступив наложенное всесильным Богом запрещение, она вкусила от запретного плода, совершив Первородный Грех. Вместе с разделившим ее проступок и ее судьбу мужем они понесли тяжелую кару изгнания из рая. Каин, их старший сын, совершил убийство и был приговорен к изгнанию на землю Нод. Первые проявления свободы воли видятся этими религиями, как приносящие отрицательные результаты.

С приходом христианства всегда существующая у людей интуитивная вера в свободу воли поддерживалaсь чувством морали.  Многие философы 18-го столетия, Иммануил Кант в их числе, размышляя над моральной ответственностью людей, пришли к выводу, что детерминизм может сочетаться в человеческом сознании со свободой выбора. Кант считал, что моральность заложена в нашем сознании и может заставить нас действовать вопреки детерминированными в нас личными интересами.

В начале 20-ого столетия квантовая механика с ее принципом неопределенности показала, что в природе микрочастицы существуют вне причинно-следственного детерминизма и пробудила иллюзию возможности существования столь желаемой людьми свободы воли. Однако многочисленные квантово-механические измерения показали, что в недетерминированном поведении микрочастиц имеет место хаотичность, малопригодная для моделирования свободы воли рационального человека. Тем не менее и в наше дни (в 2018) продолжают появляться работы, ссылающиеся на квантово-механический принцип неопределенности как на модель для человеческой свободы воли.

Детерминированность поведения людей означает, что ощущение свободы в выборе их действий есть лишь иллюзия и их решения как поступить в каждом данном случае предопределены ранее существующими причинами предшествующих событий.

Это противоречит человеческим ощущениям, здравому смыслу и даже чувствам собственного достоинства. Подавляющее большинство людей живет с полной уверенностью в наличии у них свободы воли, в возможность свободного выбора своих действий.                                                                                                                                                                                                                              

Абсолютная детерминированность нашего сознания была наиболее четко сформулирована почти 4 столетия назад Барухом Бенедиктом Спинозой, который заявил, что свобода воли человека есть самообольщение и люди должны с этим согласиться. Спиноза утверждал, что свободой воли ни человек, ни что иное в мире, не даже Бог не обладают. «Верящий в свободу воли человек подобен думающему и говорящему камню. Если вы бросите в воздух камень, который мог бы думать и говорить, он сказал бы вам, что он летит и падает в точку, которую он сам выбрал. Человек бессилен управлять или ограничивать свои эмоции. Я называю это состояние бременем. Человек, контролируемый бременем, не есть свой собственный хозяин, а управляется причинами, в чьей власти он пребывает. Нередко поэтому он должен следовать худшему решению, хотя он видит лучшее перед своими глазами».

В начале 19-ого столетия Великий математик Пьер Симон Лаплас призывал решительным образом отказаться от иллюзии свободы воли. В своем философском эссе он писал: «Мы можем считать, что настоящее состояние вселенной является результатом его предшествующего состояния и причина его будущего. Если появится интеллект, который в некоторый момент времени сможет узнать все силы, приводящие в движение природу и положение всех вещей, которые природа создала и, к тому же, он будет достаточно великим ученым, чтобы проанализировать эти данные и охватить в единую формулу движение величайших тел вселенной и ее мельчайших атомов, для такого интеллекта ничего не останется неопределённым и будущее также, как и прошлое будет открыто его взгляду».

В доисторические времена существования человека в форме малочисленных семейных групп, кланов охотников, рыболовов и собирателей плодов земли детерминированность сознания главы группы и его членов определяли судьбу его членов. С развитием цивилизации и возникновением многомилионных национальных объединений людей детерминированность сознания его отдельных членов утратило влияние на историческую судьбу этносов. Не детерминированность членов национальных объединений, а законы исторического развития этносов определяли судьбу членов многомиллионных человеческих коллективов. Законы развития этносов мало связаны с персональной детерминированностью его членов и  во многом определяются формированием экономических структур человеческих структур.

Признание отказа от свободы воли вызвало возникновение гегелевского исторического детерминизма, взгляда на диалектически детерминированное прохождение человечеством исторических этапов. Из гегелевской диалектики возникла Марксистская концепция исторической предопределенности в прохождении различными человеческими цивилизациями через аналогичные социально-экономические фазы развития (первобытнообщинный строй, феодализм, капитализм и т. д).

Реальная история человечества показала несостоятельность марксизма как теории, не соответствующей природе homo sapience. Однако концепция универсальности причинно-следственного детерминизма своего значения не утратила.

                                                                                          *

В 80-х годах появились первые попытки ввести измерения в проблему изучения свободы воли. Опыты невропатолога Бенджамина Либета в Университете Калифорнии в Сан Франциско вызвали большой интерес и привлекли внимание медиков и философов. Либету удалось точно измерить время активности мозга между моментом возникновения готовности к действию и моментом решения действовать. Либет установил, что готовность к действию опережает решение действовать на 200 миллисекунд. То есть сознание догоняло то, что подсознание уже сделало.

Результаты этих опытов были истолкованы как доказательство детерминизма в человеческих действиях. Однако со временем появилась критика и самих измерений, и выводов из них. При этом сам Либет считал, что его опыты вовсе не отрицают свободу воли, а лишь предлагают ее двух стадиальную модель.

Сэр Карл Поппер (1902-92), крупнейший философ науки, выступил с критикой общепринятой в наше время концепции детерминизма. Он отказался от принципа квантовой неопределенности, часто используемого в качестве фундамента для обоснования возможности существования свободы воли. Поппер выступил со своей собственной теорией свободы воли, которая по существу является версией компатибилизма. От детерминизма он призывал отказаться, предупреждая, что такой, отказ вовсе не «включает нас в какие- либо доктрины относительно воли или ответственности».  

Модель свободы воли Поппер увидел в дарвинской теории эволюции. Ряд человеческих решений возникает случайно, на подобии случайного генного мутирования. В результате возникает спектр мутированных организмов. В процессе эволюции несовершенные мутации отмирают.

Подобным же образом в ответ на возбуждение у человека возникает спектр возможных решений, которые на следующей стадии корректируются мозгом человека. Неприемлемые для мозга решения исключаются. Идеи Карла Поппера о свободе воли не привлекли большого внимания.

Поппер поставил под вопрос саму концепцию абсолютной детерминированности окружающей нас реальности, утверждая, что «творчество таких гениев, как Ньютон, Эйнштейн, Моцарт и Ницше по-прежнему остается объектом чуда и интуиции, а никак не детерминированности человеческого сознания».

                                                                                        *

В наши дни причины каузального детерминизм в области человеческой когнитивности  видятся как результат генной конструкции наших клеток, опыта, приобретенного в течение нашей жизни и проникшего в гены будущих поколений.

Чтобы свободно действовать в соответствии с существующей моралью и быть полностью ответственными за свои поступки, мы должны быть полностью ответственны за то какие мы есть. Но ни то, ни другое невозможно, и наша моральная ответственность тоже есть иллюзия.

Поскольку проблема существования свободы воли близко соприкасается с моральной ответственностью людей, она ставит ряд сложных вопросов, в том числе и юридического характера.

Детерминизм наталкивается на трудный моральный выбор при необходимости судить преступников. Из признания детерминизма следует, что убийца практически не является ответственным за свое преступление, поскольку, совершая его он был лишен выбора. Конечно, детерминизм не в коей мере не лишает смысла необходимость изолировать преступников для защиты человеческого общества, но вопрос возникает (или должен возникать) при назначении наказания, особенно смертной казни, существующей в ряде национальных законодательств. В современном мире вопрос о возмездии преступникам ставится (или должна ставится) под вопрос.

В отличии от научных проблем мироздания, которые оставляют большинство людей равнодушными, вопрос о свободе воли у многих вызывает сильные чувства.

Эйнштейн перефразировал мысль Артура Шопенгауэра, много размышлявшего над проблемой свободы воли, сказав, что «человек может очень легко делать все что ему хочется, но он не может хотеть, чего ему желать». Эйнштейн заявил, что отсутствие свободы воли его вовсе не огорчило. Он даже нашел это положение вещей успокоительным. «Знание о несвободе воли просто предохраняет от потери юмора и от принятия себя и других людей, как индивидуумов, действующих и судящих слишком серьезно».

Однако оценка таких явлений как германский нацизм и таких людей как Гитлер, Сталин или Пол Пот вызывает у нас чувство беспомощности и недоумения. К тому же возникает опасение, что, став на твердую научную почву признания детерминированности наших действий, а свободу воли признав иллюзией, не почувствуем ли мы паралич активности, не превратятся ли некоторые из нас в аморальных монстров?  Многие люди чувствуют, что решать вопрос о том существует ли свобода воли, подобно тому, как вглядываться в глубину бездны, на дне которой нет ничего, кроме нигилизма и отчаяния, ощущения несвободы, подвластности какой-то посторонней силе.

Детерминизм приводит нас прямехонько к дарвинской эволюции, делает нас родственниками агрессивных, доминированных мужскими особями, стай шимпанзе или проживающих в Конго миролюбивых, доминированных женскими особями, стай обезьян бонобу.

                                                                                          *

В чем же мы видим предопределенность наших реакций на внутренние и внешние стимулы? Очевидно, что это унаследованная от родителей генная система клеток нашего тела, опыт, извлеченный из нашего образования и событий нашей жизни, а также влияние окружающей среды, в которой мы живем. Эти параметры сплавляются в единый детерминант сознания, управляющий нашими чувствами, мыслями и действиями, вызывающий ту единственную реакцию на входящий побудитель, которая соответствует нашей личности.

Сила нашей когнитивной детерминированности не исчерпывается сферой персонального взаимодействия человека с окружающим миром. Через национальный характер и, связанную с ним национальную культуру, она во многом предопределяет исторический ход развития наций. Если предположить условно, что эволюция homo sapience, несмотря на сохранение у него до сих пор ряда атавистических органов (копчик, зубы мудрости, аппендикс и т.д.), завершилась в античные времена или более  надежно в Век Просвещения и человек таков, и всегда будет таковым, какой он есть сегодня, возможно увидеть влияние национального характера на историческую судьбу наций как элемента каузальной детерминированности поведения.

Две высокоразвитые, соседствующие, демократические, христианские, европейские нации Британия и Франция, близкие (65.3 и 66.9 млн) по численности населения, на протяжении истории взаимодействующие в войнах как противники и союзники, в силу детерминированности их национальных характеров проживают исторически глубоко различные жизни.

В их генную структуру влился их исторический опыт и создал две глубоко различные по культуре и устремлениям нации.

Понятия британец и француз употребляется здесь лишь в статистическом, национально — культурном смысле, поскольку сегодня обе нации включают спектры различных европейских народов, а также значительные общины выходцев из Африки и Азии с различной степенью ассимилированности в культуре титульных наций.

В национальной культуре развитых народов существует известная иерархия составляющих ее элементов. В наиболее общей форме национальная культура отражается в идеях национальных философов.

Самым значительным вкладом французов в философию были работы группы мыслителей Века Просвещения, которые ввели изложение философских концепций не в обычной форме трактатов, а в романах и пьесах, а также в статьях энциклопедии, в издании которой участвовали многие французские мыслители этого времени.

Вольтер оказал своей критикой религии большое влияние на европейцев. Он ввел острый стиль нетерпимости в философскую полемику, критикуя католическую церковь, сословную иерархию, атакуя рабовладение и работорговлю. Вольтер считал конституционную монархию оптимальной системой власти. Он склонялся к деизму, полагая что Бог создал мир и отказался от дальнейшего в нем участия. Однако Вольтер считал, что для поддержания морали необходимо придумать Бога даже если он не существует.  В своих рассуждениях о свободе воли он не пришел к единой точке зрения.

Дидро от католицизма перешел в деизм, затем стал атеистом и, в конце жизни стал сторонником материализма. Он был главным редактором Энциклопедии. Дидро требовал отмены религии, называя ее опасным суеверием и идеологической основой феодального правления, был сторонником демократической власти, но считал, что образование должно даваться сообразно со способностями человека. В свободу воли не верил и был последовательным детерминистом.

Несмотря на прогрессивность своих воззрений и Вольтер, и Дидро считали евреев необразованным, суеверным племенем и отвратительным народом.

Родившийся в гугенотской Женеве Жан Жак Руссо (1712-1778), несмотря на значительное распространение во Франции идей атеизма и Культа Разума, оставался религиозным христианином (сначала католиком, а позже кальвинистом) и был сторонником существования Свободы Воли.

Он целиком посвятил себя анализу социальных аспектов человеческой жизни, верил в добровольный выбор людей подчиниться общей коллективной воле. Его главный тезис состоял в том, что человек рождается добрым по природе, но общество и прогресс цивилизации делает его эгоистом.

Размышляя о вопросах человеческого общества Руссо пришел к выводу, что с прогрессом цивилизации лишь у некоторой части людей появилась земельная собственность, в то время как другие ей не обладали. Возникло и разделение труда, приведшее к началу социального неравенства, появление обладающих властью авторитетов. В работах Руссо «Дискурс о Неравенстве» и «Социальный контракт» впервые появилось теоретическое обоснование справедливости будущей борьбы с неравенством, впоследствие названной классовой борьбой. Самой центральной точкой возникновения несправедливого неравенства Руссо считал возникновение модели закрепленного законами социального контракта. По этой модели неимущее большинство населения добровольно вручала богатому и успешному меньшинству часть своих прав взамен на сохранения за ними оставшейся части. Заявление Руссо, что «Человек рожден свободным, но он везде в цепях» практически явилось призывом к бунту. Современники Руссо отмечали трудный и нетерпимый характер философа, его неспособность к компромиссам, частые ссоры с окружающими.

Возникновение Великой Французской Революции (1789), начавшейся со штурма Бастилии, в большой мере было обязано влиянию идей Руссо на группу молодых революционеров, выходцев из образованных буржуазных сословий. Философия Руссо была теоретическим руководством для якобинского крыла лидеров революции. Революция быстро приняла жестокие формы, в ней впервые появился политический террор, введение механизированной казни врагов путем отрубания голов с помощью гильотины. Монархия была упразднена. Королевскую чету лишили их сана. С перевесом в 10% Конвент проголосовал за казнь короля. Перед казнью король стал называться гражданином Луи Капетом, а перед последовавшей казнью королевы ее назвали вдовой Капет. Французская революция ввела право уничтожать врагов на основании их принадлежности к сословию аристократов и священников.

Среди казненных были великий химик Лавуазье и талантливый поэт Шенье.

Как продолжение Французской Революции в 1871г. произошло восстание Парижской Коммуны. Подавление восстания завершилось необычайной для европейцев массовой казнью более 20.000 коммунаров.

Политические катаклизмы, случившиеся во Франции в 18-ом и 19-ом столетиях не могли не повлиять на генную структуру французов, создав нацию, легко прибегающую к революционному бунту. Пример Великой Французской революции оказал стимулирующее влияние на серию российских революций, мексиканских революций, революцию в Китае.

Во время Первой Мировой войны после длившегося почти 10 месяцев сражении под Верденом, в котором французы потеряли более 400.000 солдат, несколько подразделений французской армии отказались атаковать противника и объявили «забастовку». Этот беспрецедентный случай является результатом национальной культуры французов.

Концепции Руссо повлияли на Маркса, создавшего политическую теорию, вызвавшую в течение 20-ого столетия революции низших классов в России, странах Восточной Европы, Азии и Южной Америки.

                                                                                    *

В ином направлении мыслили английские философы. Принимая людей такими, какие они есть английские философы искали пути разумного ограничения тирании власти и защиты общества   от «тирании большинства». Революционность не являлась чертой английских философов. Величайший мыслитель, современник Руссо, шотландец Давид Хьюм (1711-1776) обладал типичным для англичан характером, был разумным и дружелюбным человеком, обладающим мягким юмором.  Он считал, что понимание человеческой природы, принципов, управляющих нашими сознанием, причин, вызывающих наши чувства, является главными задачами философии. Ни в свободу воли, ни в компатибилизм он не верил. Он считал, что ничего промежуточного между детерминизмом и свободой воли не существует. При этом он отметил, что вопрос о свободе воли является самым спорным и противоречивым вопросом метафизики.

В Париже Хьюм подружился с Руссо и, когда в Швейцарии на жизнь французского философа покусились религиозные фанатики, предоставил ему убежище в Лондоне. Однако их дружба разорвалась из-за несходства их взглядов, а главное характеров. Руссо был нетерпимым и несправедливым человеком, которого большинство знакомых активно не любило, в то время как Хьюм пользовался всеобщей любовью.

Хьюм в своих философских воззрениях был эмпириком, обладал критическим, и порой, скептическим разумом. Его подход к метафизическим проблемам был близким к современному научному подходу. Главной проблемой философии Хьюм считал изучение природы человека, введение экспериментальных методов в исследование морали. Он оказал большое влияние на последующее развитие знаний. Дарвин считал, что работы Хьюма оказали центральное влияние на его теорию эволюции.

Друг Хьюма Адам Смит анализировал экономические истоки благополучия наций, искал метода установления справедливого размера заработной платы, был сторонником капиталистической системы экономики.

Джон Стюарт Миль, автор теории либерализма, справедливой защиты индивидуумов от безграничной власти государства и его экономического контроля, был основателем концепции прав человека.

Подводя итоги описания французских и британских философов следует сказать, что первые рассматривали человека как существа от природы доброго и бескорыстного, приобретшего эгоизм в следствие исторического развития. Французские мыслители искали пути возвращения человека к его природной благости и к равенству людей путем сокрушения исторических препятствий и освобождая его от несправедливой организации жизни.

Английские мыслители принимали человека таким, какой он есть и искали пути рационального устройства общества исходя из реальных свойств человека. Свое главное усилие англоязычные философы направляли на изучения природы человека и оптимизации жизни общества.

                                                                               *

В истории людей возникают моменты, когда детерминированность отдельных членов национальных коллективов вызывает действия, определяющие историческую судьбу всей нации.

Наиболее всеобъемлющим тестом детерминированности сознания французов и британцев явилась Вторая Мировая война.

Большинство французов отказалось сражаться с германским нацизмом, Франция капитулировала и приняла условия врага. Страна Дантона и Робеспьера, Д’ Артаньяна и Жан Вальжана без боя сдалась врагу.

Достаточное число Англичан оказало сопротивление германскому завоеванию, вызвав единодушие всей нации и. В конечном итоге Англия способствовала освобождению западной Европы он германского нацизма. Страна Мистера Пиквика и Дэвида Копперфильда, Доктора Ватсона и Профессора Хиггинса предпочла тяжелое сражение позору капитуляции.

Таковы были результаты детерминированности национального сознания этих двух европейских наций.

Думается, что вопрос о признании существования свободы воли, как иллюзии сходен с вопросом о признании происхождения человека от обезьяны. Спорить с достоверностью этих утверждений невозможно, а полностью признать их трудно.

Share

Ури Андрес: Cвобода воли: 9 комментариев

  1. Игорь Троицкий

    Борис, если я Вас правильно понял, то дать более или менее конкретное определение для понятий «свобода», «воля» и «свобода воли» не возможно. Что ж это вполне чёткая позиция и вполне понятная для того, кто об этом не пишет. Однако, если Вы излагаете позицию автора, то лично мне не понятно, как автор может рассуждать о том, что сам в не состоянии определить?

    1. Борис Дынин

      Игорь, Вы можете определить любовь, не сводя ее к сексу (а сведя, потеряешь)? Но, несмотря на \»О любви не говори\», мы говорим о ней. Вот Вики определяет ее: «Любовь — чувство, свойственное человеку, глубокая привязанность и устремлённость к другому человеку или объекту, чувство глубокой симпатии». А дружба? А половое влечение с чувством симпатии, пока тебе отвечают влечением? А временная характеристика? А на расстоянии? А платоническая любовь? А однополая? И пр. моменты, размывающие определения. И главное, спроси естествоиспытателя, то любовь сведется к тому, что англичане (ох, эти эмпиристы) называюn: To make love

      Разговор о свободе воли может углубить наше понимание проблемы, ее неразрешимость в естественнонаучном плане, но и неэлиминируемость из нашего сознания, ее реальность, несмотря на эту неразрешимость и отрицание теми или иными естественниками и атеистами. Существование не значит определеямость в понятиях (как и определения не гарантируют существование)

      Вот Вы сказали, что понимаете мою позицию, полагающую невозможность определить понятия. И как я понимаю, отдаете мне должное, что я и не написал на эту тему статьи. Но я мог бы (теоретически говоря) написать толстый тракт о них, проходя по истории проблемы, рассматривая попытки ее решения в философском и естественнонаучном планах, раскрывая значение признания или отрицания свободы воли в нашей жизни (ответственность, смысл жизни, преодоление страха перед выбором без гарантии успеха, желание подчиниться обстоятельствам или вождю при отрицании свободы воли и пр. и пр.), элементы чего я нахожу в статье Ури А.

      1. Игорь Троицкий

        Борис, Ваши рассуждения мне абсолютно понятны и более того близки. Если бы автор прежде, чем рассуждать о «свободе воли», дал аналогичное пояснение, у меня и вопросов бы не возникло. Однако из представленной статьи явно следует, что автор думает, будто он знает и может дать соответствующие определения. Только поэтому я и спросил. С уважением, Игорь.

  2. Борис Дынин

    Игорь Троицкий
    — 2018-08-25 05:20:24(512)

    Что Вы понимаете под понятием «Свобода воли»? Отдельно под понятием «свобода», отдельно — «воля» и уже потом под их объединением? Без этого разъяснения многое в Вашей статье остаётся не ясным.
    =============.
    Определения этих понятий будет или тавтологией или сведением их к более фундаментальным феноменам, что приведет признанию «свободы», «воли» и «свободы воли» за иллюзию, или к попытке приписать свободу води уже элементарным частицам (и такой уже бывало, начиная с Эпикура и кончая Циолковским), Но это не снимет вопрос определения свободы и воли. В конце концов, признание свободы воли, означает несводимость человека к природе и согласие на определение «свободы» , «воли», «свободы воли» как признание того, «человек создан по образу и подобию Бога». Но это, конечно, будет не определением, а только начальным уяснением проблемы. Уже различение положительной свободы (реализации творчества) и негативной свободы (от принуждения) ставит вопрос об истоках не только социального принуждения, но и независимого природного побуждения, стремление к реализации которого воспринимается как «наша воля», с последующим вопросом о ее свободе. И мы имеем, например, «Свобода воли, которой не существует» Сэмам Харриса (ИМХО, торжество тавтологии с претензией на научность!).

    Почти всеобъемлющий анализ предложенных решений можно найти в «Свобода воли – скандал философии» -@file:///D:/User%20Documents/Documents/0%20Projects/free%20will/Free_Will_Scandal.pdf@

    Относительно же самой статьи уважаемого Ури Андреса скажу: вопрос не решен (и не будет решен определениями — ни философскими, ни естественно-научными), но проблема обсуждена еще раз, что, не смотря на неудовлетворенность читателей (а может благодаря ей), очень полезно.

  3. victor

    Оказывается, чтобы понять различное поведение Франции и Англии во второй мировой войне, совсем не обязательно вникать в политику, в историю, в соотношение военных сил европейских государств и в другие малозначительные вещи. Вполне достаточно применить термин “детерминированность национального сознания” и подкрепить его именами литературных персонажей.

  4. райский либерал

    «Думается, что вопрос о признании существования свободы воли, как иллюзии сходен с вопросом о признании происхождения человека от обезьяны. Спорить с достоверностью этих утверждений невозможно, а полностью признать их трудно.»
    ————— РЛ —————
    Всего-то прошло 150 лет дарвинизма и спорить с ошибочными выводами Дарвина вполне возможно. Что касается «свободы воли как иллюзии», это очень опасная мысль. Если свободы воли нет, то советский концлагерь, построенный как раз на материалистическом таком подходе, имеет полное моральное право на существование. Происхождение человека от зверя тоже опасное заблуждение, потому что тогда какие претензии к нацистам, они всего лишь оттягивались как их дедушка бабуин.

  5. Игорь Троицкий

    Что Вы понимаете под понятием «Свобода воли»? Отдельно под понятием «свобода», отдельно — «воля» и уже потом под их объединением? Без этого разъяснения многое в Вашей статье остаётся не ясным.

  6. Benny

    По-моему есть научный эксперимент, который 100% доказывает существование «Cвободы Воли», но только в ограниченном контексте «выбора собственных убеждений».

    Есть эксперимент ( https://en.wikipedia.org/wiki/Child_Lying#Evans_and_Lee + A deception task), в котором двух-шести летние дети, ради какой-то мелкой выгоды, нарушают «инстинктивный внутренний запрет» обманывать своих родителей.
    Тут интересно не только поведение детей, сколько поведение их родителей:
    Родители обычно понимают, что это нормальный этап развития их ребёнка. Они интуитивно ожидают, что дальнейшее взросление вызовет у их ребёнка «угрызения совести» от нарушения врождённого внутреннего запрета — и в результате в будущем у них будет некий шанс на развитие стойкого УБЕЖДЕНИЯ «порядочно относиться к своим родителям».

    Я долго увлекался этологией (наука о поведении животных) и мне НЕ знакомо ни один вид животного, у которого есть что-то похожее. Даже среди очень-очень умных собак, обезьян и ворон нет ничего похожего — хотя по уровню многих типов интеллекта они явно умнее семи-летних детей.

    Теологический пример: в райском саду Адам нарушил заповедь Бога и съел Запретный Плод. Свободы воли в этом у него я НЕ вижу — он был просто ещё недостаточно «взрослый».
    Но вот потом он сделал Свободный Выбор: НЕ ценить свою свободу и связанную с ней ответственность, ДА оправдываться перед Богом и плакать о связи ответственности со свободой: «это не я, это жена, которую Ты дал мне, подговорила меня съесть Запретный Плод».

  7. Inna Belenkaya

    Спиноза утверждал, что свободой воли ни человек, ни что иное в мире, не даже Бог не обладают. «Верящий в свободу воли человек подобен думающему и говорящему камню. Если вы бросите в воздух камень, который мог бы думать и говорить, он сказал бы вам, что он летит и падает в точку, которую он сам выбрал. Человек бессилен управлять или ограничивать свои эмоции. Я называю это состояние бременем. Человек, контролируемый бременем, не есть свой собственный хозяин, а управляется причинами, в чьей власти он пребывает. Нередко поэтому он должен следовать худшему решению, хотя он видит лучшее перед своими глазами».
    ____________________________________
    Статья крайне интересная и вызывает массу вопросов. Тем более, что автор не склонен давать ответ и свою позицию четко не определяет.
    В связи с этим я вспомнила известную притчу про двух путников, оказавшихся в пустыне и умирающих от жажды. У одного из них осталось чуть-чуть воды, но на двоих ее не хватит. Как поступить? Выпить самому и тем самым спастись? Или разделить воду на двоих, но в таком случае смерть ждет обоих?
    Этот психологический этюд я задала своему сыну. Я сказала ему, что на этот счет есть такое мнение, что надо воду оставить себе, что делиться с товарищем не рационально, иначе оба погибнут. На что сын сказал: «но есть еще дух…»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

(В приведенной ниже «капче» нужно выполнить арифметическое действие и РЕЗУЛЬТАТ поставить в правое окно).

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math