© "Семь искусств"
  октябрь 2018 года

Анатолий Добрович: Имена

Сумей, предметы шевеля,
средь неживых найти живое,
закинувшись в зверином вое
к звезде, зовущейся Земля.

Анатолий Добрович

Анатолий Добрович

Имена

VINCENT

Винсент Ван Гог, безвестный живописец,
вульгарный и крикливый колорист,
не мог и помышлять о сотнях тысяч —
нет, не за холст, лишь за этюдный лист.
Он обожал преображать натуру
под свой фасеточно-бугристый глаз,
и с топотом мазки пускались в пляс,
отвергнув полутон и лигатуру.
И радостей хватило б на веку,
но каждый день, при том, что ветер в спину,
недоставало нескольких экю
на сидр, на сыр, на краски, на холстину.
Он знал, что открывает Новый свет?
Допустим, знал. И в этом черпал силу.
Но с чем живешь, с тем и сойдешь в могилу.
А прочее — чужой навар и бред.
11 июля 2017 г.

ПАМЯТИ ИОСИФА БРОДСКОГО

Когда тебя прибьет строка
к другой вселенной языка,
вселенная меняет в массе
приметы, к коим ты привык.
Не просто новый материк —
всё по-иному, ты на Марсе.
Никто домой не заберет.
Никто не даст гарантий выжить.
Другие токи сердце движут
и мыслей кругооборот.
Сумей, предметы шевеля,
средь неживых найти живое,
закинувшись в зверином вое
к звезде, зовущейся Земля.
28 января 2018

ИОСИФ КУРЛАТ

На старости лет затоскуешь по старому,
по жизни вокруг девятнадцати лет.
Иосиф Курлат был Иосиф по Сталину,
до мозга костей патриот и поэт.
Кирза уступила обшарпанным туфелькам,
в походке готовность сорваться на бег.
Вчерашний комзвода, он крепенький, сухонький,
куряка-гуляка, душа-человек.
Он в речи высматривал рифмы неявные
и делал их явными, счастьем светясь.
Писал про любовь, про мороз и про яблони —
иные стихи не забыть и сейчас.
Любил Смелякова. Ему соответствовал.
Профессии, женщин беспечно менял.
Повадки кота и мечтанья советские
в герое лирическом соединял.
Создатель весомого скромного имени,
ты помнишь друзей, предводитель лито,
на звонкой трубе и на дудочке глиняной
умевший когда-то играть, как никто?
Тот мальчик еврейский, студентик с Федьковича, *
с кем годы в компании проведены,
тебя окликает, как старшего кореша,
из южной, отдельной, нерусской страны.
30 марта 2018 г.
*Улица в Черновцах.

ПРИЗРАКИ
Игорю Гельбаху

Быть иль не быть — неподлинный вопрос.
Что значит «быть» в виду исчезновенья?
Отстать на круг, заканчивая кросс,
сражаться ли за выигрыш мгновенья, —
небытие — хозяин положенья.

Лишь в рукопашной, где поблажек нет,
быть иль не быть — воитель выбирает:
он удлинит свой век на горстку лет,
ударив так, что недруг умирает.

Ни в Родосе воздвигнутый колосс,
ни знатный род, ни выигранный кросс
с небытием не выставить на сверку.
И тот, кто «Бедный Йорик!» произнёс,
как эхо, «Бедный Гамлет!» слышит сверху.

Когда мутится разум от обид,
чей это голос достигает слуха
безумного? Клинок мой ядовит.
Простите, принц. То призрак говорит.
Отца. И сына. И святого Духа.
Апрель-май 18

ИМЕНА
Марку Зайчику

Мандельштам, Айзенштадт, Аронзон.
Странный звон от еврейских имён.
Ведь не ствол — привой. Да и нос кривой.
А язык-то — свой.
Так во что превращает слова
эта смесь неродства и родства?
Не в горшки в печи
не в огонь свечи —
а в бродящие
в облаках лучи…
18 мая 18

ПАМЯТИ ЛЕОНИДА МАРТЫНОВА (родился 22 мая 1905).

Каким он был, не наше дело.
А как писал!
Такой вот феномен: речь перед ним твердела,
и он ее — тесал.

Какое-то имел особое рубило,
нельстивый взор сибиряка.
И родина словес его любила,
стихам отворены века.

Особенно миниатюры.
Предел безукоризненности строк.
Они похожи на растущие скульптуры,
Ломающие потолок.
18 мая 18

***

Искусство прислоняется к богатству.
Где Леонардо, тут же видим Борджиа.
Без чьей-то жадности, лукавства, горлохватства —
ни обнаженных тел, ни храма Божия.
Хотите идеальный общий дом,
где выжжен торга дух, где идеалы святы?
Там будет благостно и гулко, но при том
ни росписей, ни колоннад, ни статуй…
16 июня 18

У СТЕНКИ

Жизнь приказала меня расстрелять.
Кто исполнитель? Сердце ли? Почки?
Перед стволами расстрельной цепочки
тошно стоять.
Лес буковинский, пустыня в пыли,
площадь в Сиене, фрески в Равенне…
Кончилось Борхесово мгновенье,
крикнули «пли!».
Так прекратятся питье и еда,
страх ошибиться и в смыслах нужда,
то, что во сне лишь и что наяву лишь.
Мир существует, пока и когда
сам существуешь.
Звёзды погасли, сошли имена —
кончено, пожил, бессмысленна жалость!
Я помолюсь, чтоб для вас продолжалось
всё, что погибло навек для меня.
16 марта 2018

ИЗ ФРАНЦУЗСКОЙ ПОЭЗИИ
Шарль Бодлер. КОШКИ

Поклонники наук и чувственных роскошеств,
Вступая в зрелости размеренные дни,
Заводят у себя всевластных, нежных кошек,
Уюту преданных и зябких, как они.
Друзья познания и неги беспечальной!
Их взор прикован к тьме, где не видать ни зги.
Эреб их мог бы взять упряжкой погребальной,
Да гордецов таких, попробуй, запряги.
Искрятся чресла их под ласковой рукой.
Они, являя царственный покой,
Изящно возлежа в глубинах одиночеств,
Как сфинксы, видят сны, продлённые во сны.
И золотым песком глаза у них полны —
Мистическим огнем бездонной звёздной ночи.
Июнь 2018

Поль Верлен. ОСЕННЯЯ ПЕСНЯ

Осенней скрипки стоном,
Рыданьем,
Звучаньем монотонным
Я ранен.

Час гибели живого
Назначен.
Бредя к теням былого,
Я плачу.

Я ухожу, и ветер,
Резвея,
Меня с листвой завертит,
Развеет.
Июнь 2018

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

(В приведенной ниже «капче» нужно выполнить арифметическое действие и РЕЗУЛЬТАТ поставить в правое окно).

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math