© "Семь искусств"
  октябрь 2017 года

Лариса Миллер: «Есть слово — вдох и слово — выдох»

А небо дождиком кропит
Ту жизнь, что на земле кипит.
Кропит её дождём весенним
По будням и по воскресеньям

Лариса Миллер

«Есть слово — вдох и слово — выдох»

Несколько стихотворений июня-июля 2017 года         

Всё светлое — в правой руке,
Всё тёмное, грозное — в левой.
О блики небесные, где вы?
— Мы здесь, на прозрачной реке.
Нам нравится здесь мельтешить
В проточной и праздничной яви.
Мы царствуем в верхней октаве,
Стараясь басы заглушить.

                  ***

Открыла дверь, а там жасмин
Слепит меня своим нарядом
Сверкающим. С жасмином рядом —
Ни голосов, ни лиц, ни спин.
Жасмин мне застит близь и даль,
При этом добавляя света,
Который в середине лета
Идёт на убыль, как ни жаль.

                  ***

Неужели не стыдно? Ведь ангел старался.
Он тебе помогал, когда день загорался,
Он тебе помогал, когда день угасал.
Он тебя никогда и нигде не бросал,
Он с тебя не спускал лучезарного ока,
Ну а ты всё о том, как тебе одиноко.

                 ***

Всё в нотах есть: и близь, и даль,
В них есть про то, как взять педаль,
И как звучать темно и глухо,
И как кружиться легче пуха,
Как лучше клавишу нажать,
Как долго паузу держать
И как не упустить мгновенье.
Всё есть. Лишь было б вдохновенье.

                  ***

Так закружиться в круговерти,
Чтоб вовсе позабыть о смерти,
И на последнем рубеже
Вдруг удивиться: «Как? Уже?»

                  ***

Спасибо вам, что вы со мною говорите,
Июльского дождя серебряные нити,
В распахнутую дверь влетевший сквознячок,
Шепнувший на ушко какой-то пустячок.
Спасибо, сад ночной, что ты со мной шептался
И даже что-то мне советовать пытался.
Спасибо, тишина, что помогаешь мне
Расслышать каждый звук и вздох внутри, вовне.

                  ***

Есть слово — вдох и слово — выдох.
Словами этими о видах
Пишу. О видах из окна.
А, впрочем, тема-то одна,
А тема — дрожь и трепыханье
Всего живого. И дыханье
Едва расцветшего куста,
Где капля падает с листа.

                  ***

Мир необъятный не объять,
Но хочется на память взять
Один мотив иль пару строчек,
Иль неба отщипнуть кусочек,
Чтоб в сердце, в памяти, в горсти
Хоть что-нибудь да унести
В день новый, что вовсю пылает
И знать о старом не желает.

                  ***

Давай не будем убиваться,
Что не умеем пробиваться,
Что не пробились никуда.
Ну разве что через года,
Чтоб нынче небом упиваться.
Зато пробились не одни,
А с теми, чем богаты дни
Июньские: с густой сиренью,
Дождём обрызганной, и с тенью,
Что свету зыбкому сродни.

                  ***

Сегодня от сердечной полноты
Я с целым мирозданием на «ты».
Ну пусть не с ним, а лишь с его частичкой,
Помеченной заливистою птичкой.
Ну пусть всего лишь с областью одной,
Что стала мне за тыщу лет родной.
Ну пусть всего лишь с поредевшим садом,
С которым столько лет живу я рядом.
И, если даже с деревцем одним,
То небеса вселенские над ним.

                  ***

Опять здесь что-то попирают,
Опять надежды умирают,
Опять спешат здесь наказать
Того, кто тщится доказать,
Что, как во всем подлунном мире,
Здесь тоже дважды два – четыре.
«Нет пять, — орут, — нет пять, нет пять,
Он враг, пора его унять.
Он оскорбляет наши чувства.
У нас свой счёт, своё искусство,
Своя морковка, свой укроп.
Прочь, ненавистный русофоб».

                  ***

Я на спасателя учусь,
Учусь всем нужным запасаться
И к ранкам нежно прикасаться.
Вы позовите. Я примчусь.
Вы позовите. Прибегу,
И, терпеливо утешая,
Слова и музыку мешая,
Я и сама спастись смогу.

                  ***

Надев воздушный свой наряд,
Дни не проходят, а парят,
Крылом легонько задевая.
Поскольку я ещё живая,
То я могу глядеть во след
Тем дням, что дарят тень и свет,
И ткань небесную даруют,
И втайне жизнь мою воруют,
Миг зажигая и гася,
И прочь на крыльях унося.

                  ***

Я говорила, говорила,
А тишина всё нарастала.
Тропу торила и торила —
Она всё гуще зарастала.
Дарило лето море шёлка —
Я от восторга обмирала,
И шёлк в дырявую кошёлку,
Как оказалось, убирала.
Ну что ты скажешь мне на это,
Мой собеседник безымянный?
Летает пух и снова лето
Своей одаривает манной.

                  ***

Нет-нет, не стоит зарекаться.
Вы тоже будете брыкаться,
Кусаться, драться, чтобы тут
Застрять ещё на пять минут,
А лучше даже на денёчек,
Чтоб дописать ещё шесть строчек
Про то, как жизнь хороша,
И как порой поёт душа.

                  ***

А жизнь — она одна не справится.
И, если жить нам всё же нравится,
То мы должны ей помогать,
Должны все силы прилагать
К тому, чтоб травы были росными,
А времена чтоб были сносными.
Нам надо сильно приналечь,
Чтоб ей приятно было течь.

                  ***

Ради собственных нужд, а не ради всеобщего блага,
Пел и пел соловей во глубинах сырого оврага.
Пел и пел изо всех ему Богом отпущенных сил
И не ведал того, что за пользу он нам приносил.
Да какую там пользу? Удачу и радость, и счастье.
О как важно его мимолётное в жизни участье.
Пусть совсем ненароком, нечаянно и невзначай
Он помог мне, когда я шепнула ему: «Выручай»,
Своим пеньем помог пережить миг печальный и тяжкий,
Хоть и пел он не мне, а укрывшейся в зарослях пташке.

                  ***

Коль существует звёздный час,
То лишь благодаря минутам,
Мгновениям, что в мире лютом
Способны осчастливить нас.
Коль их в душе своей копить,
О них заботясь, как о детях,
То можно из минут из этих
Свой звёздный час легко слепить.
Коль не промчится мимо нас
Мгновенье, мимо не прольётся
Небесный свет, то наберётся
Мгновений сих на звёздный час.

                  ***

Человек, в основном, состоит из воды,
А ещё из тревоги, заботы, беды,
Из беды и тревоги. И только отчасти
Состоит человек из веселья и счастья.
Потому-то бедняга с рожденья влеком
В те края, где дано состоять целиком
Из любви и веселья, и счастья, и света,
Из которых Создателем соткано лето.

                  ***

Коль Бог и есть, то Он не в Храме.
Он нынче в белоснежной раме
Глядящего на мир окна.
Я нынче с Ним, а не одна
Гляжу в окно на май цветущий,
На небосвод, весне присущий,
И вижу, как Господь пленён
Тем днём, что Им же удлинён.

                  ***

Стихи из сборника «Два ветра, три дождя»
Выпуск 2 Серии «Стихи гуськом» (Ridero, январь 2017 г.)

                  ***
                                Юлику Киму

Живётся трудно взрослым, детям,
Но мы работаем над этим,
Стараемся по мере сил,
Чтоб всяк легко свой крест носил.
Носил легко, как носит тени,
Лучи и крестики сирени
Земля; как, не сочтя за труд,
Листву и блики носит пруд.
Мы, то есть барды и поэты,
Несём ответственность за это,
И всем, кому непросто жить,
Крыло готовы одолжить
И наделить таким азартом,
Чтоб финиш показался стартом.
                  23 декабря 2016 г.

                  ***

Едва проснулась, слышу «ля».
Оно то явственней, то глуше.
Господь настраивает душу
Мою, ей музыку суля.
Он беспокоится о том,
Чтоб я попала в ту тональность,
В которой легче неба дальность
Воспеть и мой притихший дом,
В которой можно подружить
С концом начало, тьму со светом,
С тоской веселье, зиму с летом,
И с лёгким сердцем дальше жить.

                    ***

Заснула в доме, где каёмки,
Бахромки, в комнатном раю.
Проснулась — я на самой кромке,
Над гулкой бездной, на краю.
Проснулась непролазной ночью,
Что всё толкует не тая,
И вдруг увидела воочью,
Что протекает жизнь моя
Над самой пропастью, откуда
Смертельным холодом несёт?
И надо снова верить в чудо,
Что день наступит и спасёт.

                   ***

А если я проснусь чуть свет,
То вместе с Господом решаю,
Какие краски я смешаю,
Чтоб темноту свести на нет.
Мы с ним обычно заодно.
Любя весёлую палитру,
То я штришок невзрачный вытру,
То Он шутя сотрёт пятно,
Легко протягивая длань.
Да можно ль ради этой цели —
Рассветной этой канители —
Не встать в немыслимую рань?

                  ***

Сперва снега, а после — таянье,
А после — звонкий птичий гам…
Ты только не теряй отчаянья,
Оно необходимо нам,
Чтоб эту жизнь земную, грешную
Любить до боли, до тоски,
Чтоб птичья песенка нездешняя
Рвала нам душу на куски.

                   ***

                       Фрэнсису Грину

Наверно, главное — не спорить,
Ни с кем не спорить ни о чем.
Ведь смог Создатель не поссорить
С землёю небо, тень с лучом.
И, коли надо, значит, надо
Сходить с привычного пути.
И, коли время листопада, —
Ну что поделаешь, лети,
Как листья в рощице соседней.
И все ж, судьба, не обессудь.
Я не согласна на последний
Назначенный тобою путь.
И я с проектом нарушенья
Твоих порядков век ношусь,
И ни с одним твоим решеньем
Фатальным я не соглашусь.

                  ***

А в России живя, мы загнуться рискуем,
Вне пределов её по России тоскуем —
По безумной, опасной, несчастной, родной,
По России, что быть не способна иной —
Дружелюбной, весёлой, счастливой, терпимой,
Жизнью нежно обласканной, с ней совместимой.

                  ***

Не умирайте, Бога ради,
Пока находитесь в осаде,
В плену у майских соловьёв,
Которые со всех краёв
Стреляют в нас на пораженье.
Да не прорвать нам окруженье
И да не выйти из кольца,
И да не ведать нам конца,
И да не снимут с нас блокаду,
Вдруг взяв да оборвав руладу.

                  ***

Я снова в утреннюю смену.
Едва ложится луч на стену,
Едва становится бело,
Едва в окне мелькнёт крыло, —
Я выхожу и утопаю
В росе и к жизни приступаю.

                  ***

Лети, мгновение, лети,
Лети, считаю до пяти.
Не улетишь — моим навеки
Ты станешь. Утекают реки,
И уплывают облака,
И все кругом: «Пока, пока»
Бросают на ходу друг другу,
Шагая по земному кругу.
И коль останешься со мной,
Тотчас настанет рай земной,
И будет век сирень живая
Стоять стеной, и дождевая
Вода стучать в моё окно…
Но слышу я: «Давным-давно
Твоё мгновенье улетело.
Оно сказать «пока» хотело,
Но, увидав, что над строкой
Корпишь, ушло, махнув рукой».

                  ***

Всё главное — оно меж строк,
Меж строк, меж слов, на поле белом,
Оно гуляет между делом,
Как меж стволами ветерок.
Гуляет, теребя листву,
Тревожа каждое растенье.
И только это шелестенье
Есть разговор по существу.

                       ***

Ну как из цепочки сплошных неудач,
Сплошных неудач и сплошных невезений
Рождается день невозможно весенний,
Где солнечный зайчик пускается вскачь?
Ну как из отчаянья и тупика,
Из мрака, отчаянья и безнадёги
Рождаются лёгкие-лёгкие слоги
И строки, проточные, точно река?

                  ***

«Дело не клеится, лето кончается…»
                                     А. Цветков

Лето кончается. Дело не клеится.
День на излёте. На что же надеяться?
Да на авось, на авось.
Котик соседский на солнышке греется,
Листья то вместе, то врозь
Где-то слетают, а кое-где держатся,
Тихо трепещут, на солнышке нежатся…
Что ж, с кондачка, с кондачка
Дело решим, и надежда прорежется
Зубиком у грудничка.

                  ***

Я обожаю пункт наш населённый,
От неба синий, от листвы зелёный,
Где дни просторны, ночи коротки,
Крикливы станционные гудки;
Где можно целый день тянуть резину,
Следя, как ветер теребит осину,
Как воробьиный шастает народ.
Вот я хожу, гляжу, разинув рот,
И понимаю: мне не хватит лета,
Чтоб разобраться в переливах цвета,
В оттенках звуков тех или иных…
Да что там — лета? Сроков всех земных.

                  ***

Да, да, я радости поборник.
Я нынче составляю сборник
Мгновений светлых. Как адепт
Веселья, выпишу рецепт,
Чем скрасить горестные миги.
Уже написано полкниги
Про то, как миги принимать
И эту жизнь не донимать
Придирками и всяким вздором,
А лишь глядеть открытым взором
Доверчивым вокруг себя,
Процесс загадочный любя.

                  ***

Зачем проходит жизнь сия
Так близко от небытия,
Проходит в двух шагах буквально
От черноты, что так провальна,
Так безнадёжна и густа?
И даже лучшие места —
В партере где-то или в ложе —
И те на самой кромке тоже.

                  ***

Стихи из сборника «Островок безопасности»
Выпуск 3 Серии «Стихи гуськом» (Ridero, апрель 2017 г.)

                 ***

Ничто не ново под луной?
Да как же так? А внучек мой?
А внучек мой? Моя кровинка?
Он что? Он разве не новинка?
Он здесь впервые – мой внучок,
Он в этом мире – новичок.
ЕМУ всё внове, ОН всем внове,
И мир безумно рад обнове.

                  ***

Кто музыку такую сочинил,
Тот знает то, чего никто не знает:
Куда уходит день, когда он тает,
Кто этот зимний вечер засинил,
И почему горят через один
Все фонари. И почему на свете
Живут одни лишь маленькие дети —
Те — с чёлочкой, те — в облаке седин.

                   ***

В сыроватом пространстве сырые кусты —
Безымянного автора чудо-холсты,
Безымянного автора чудо-полотна,
Что стоят, прилегая друг к другу неплотно.
И то тень на полотна, то свет упадёт.
И любой для себя в них хоть что-то найдёт,
Что-нибудь, что его исцелит или ранит,
Душу перевернёт или в душу заглянет.

                  ***

А скоро будет месяц май
И тьма уйдёт и поминай,
И поминай, как морок звали.
Лишь ослепительные дали
Сегодня окружают нас.
Что ни стена, то дивный лаз,
То тайный дивный лаз зияет
В тот мир, где всё поёт, сияет.

                  ***

Я ничего не упустила?
Всех добрым словом угостила?
Всех навестила по пути,
Сказав заветное «лети»?
Я всем сегодня угодила?
Летучей рифмой всех снабдила?
Я всем, как только рассвело,
Успела подарить крыло?

                  ***

Мне муза вовсе не подружка,
А кислородная подушка.
Благодаря лишь ей дышу,
Пишу, страничками шуршу.
Я, засыпая, просыпаясь,
Стихи пишу. Их много, каюсь.
Я б перестала их рожать,
Но как дыханье задержать?

                  ***

Ах, мелочи, любимые мои.
Ах, жизнь моя, не бойся мелочиться.
Из мига, что сияет и лучится,
Все дни свои весенние крои:
Из мелочей сияющих своих,
Из капель, что летят с ветвей ольховых,
Из блещущих деталей чепуховых,
Из коих я крою сегодня стих.

Ах, жизнь моя, не бойся мелочиться.
Любая мелочь нынче так лучится,
Любой твой миг подобен дождевой
Лучистой капле вешней и живой.
Что счастье есть — готова поручиться.
Оно сегодня скрыто в мелочах —
В капели, в её сбивчивых речах,
В ночах, что всё короче и короче,
И в небесах, чьи радужные клочья
Сегодня отражаются в ручьях.

                  ***

Я потому лишь не сникаю,
Что я в лазурь перо макаю,
Небесный цвет всему даря.
И только лишь благодаря
Своей устойчивой привычке,
Творю миры, где любят птички
Крылом махать и щебетать,
Едва-едва начнёт светать.
Вот я перо в лазурь макнула,
И жизнь, как птичка, промелькнула.

                  ***

День сказал: «Положись на меня».
Я послушалась и положилась,
И, доверясь ему, подружилась
С каждым мигом текущего дня.
На заре поднялась и иду,
С днём не споря, ему не мешая,
По дорожкам его поспешая
Под его озорную дуду.

                  ***

А небо дождиком кропит
Ту жизнь, что на земле кипит.
Кропит её дождём весенним
По будням и по воскресеньям,
Напоминая, что не весь
Мирской сюжет творится здесь,
И есть незнающие тленья
Нездешней участи вкрапленья.

                  ***

И опять перешагнём,
Как сто раз перешагнули
Через ад, где жгли огнём,
Насылали мор и пули.
Через всё перешагнём —
Через то и через это.
Даже неким чёрным днём
Переступим через света
Нам предсказанный конец
И продолжим куролесить,
И сподобится Творец
В небе солнышко повесить,
Чтобы свет, как прежде тёк,
Чтобы люди, свету внемля,
Не пустились на утёк,
А спасали эту землю.

                  ***

Идёшь с трудом? Идти далече?
Ну что ж. Взвали себе на плечи
Того, кому идти не в мочь,
Как и тебе. Кто день и ночь
Идёт-бредёт, дойти не чает.
Неси его и полегчает.

                  ***

А я сверяюсь не с часами,
А с небесами, с небесами
И с голосами певчих птиц.
То где-то тень упала ниц,
То где-то ветка шелохнулась…
А жизнь ушла, потом вернулась,
Дни зажигая и гася
И строчку в клювике неся.

                  ***

Есть тишина, и мне она внимает.
Есть воздух, и меня он обнимает.
Есть небеса. Они мне дарят свет.
О Господи, чего здесь только нет?!
Уменья нет. Дай, Господи, уменье
Ценить всё это каждое мгновенье.

                  ***

Чего-то вечно не хватает.
То дня, что быстро пролетает,
То слов, что только родились,
И тут же с воздухом слились,
Не дав мне рассказать про шаткость
Всего на свете, хрупкость, краткость.

                  ***
Бедная, бедная рифма

Кто-то из моих интернет-читателей оставил такой комментарий: «Автор рифмами не заморачивается». И, хоть я не большой любитель писать про то, как пишу, но мне захотелось на эту реплику ответить: заморачиваюсь, еще как заморачиваюсь!
Я до боли люблю точную рифму. Если считать слово стрелой, которая должна попасть в цель, то попадание ей может обеспечить только рифма. Рифма и есть тот самый наконечник, от которого зависит успех всего дела. Точная рифма — это острый наконечник. А вот какую рифму считать точной — это зависит от слуха и от множества других особенностей пишущего. Я, например, не только не чураюсь глагольных рифм, но даже люблю их. Они больше всех других способны служить острым наконечником стрелы и тем самым достигать цели. Они шаловливы, умны и обладают замечательным чувством юмора. Судите сами:

                  ***

Это все до времени
До зари, до темени,
До зимы, до осени,
До небесной просини.
Вздумаешь надеяться —
А оно развеется.
Вздумаешь отчаяться —
А оно кончается.

                  ***

Не обладаю нужной хваткой.
В жизнь, что бывает горькой, сладкой,
Не в силах так вцепиться я,
Чтоб знать: она навек моя.
За луч, что так горазд светиться,
Мне б мёртвой хваткой ухватиться,
А я даю ему лизнуть
Меня в лицо и улизнуть.

Можно я не буду шаркать ножкой, прижимать руки к груди и извиняться за самоцитирование? Да, в данном случае мне приходится этим заниматься, потому что я взялась говорить о СВОИХ рифмах.
О как я благодарна этим замечательным глаголам (надеяться-развеется, отчаяться-кончается, лизнуть-улизнуть). Ну что бы я без них делала? И как можно их не любить?
Или вот эти:
«Я потому лишь не сникаю, / Что я в лазурь перо макаю…».
Или эти:
«Как к этой жизни отношусь? / Да я никак не отдышусь…».
Или вот это: «И все — таки всегда возможность есть / Всю горечь жизни чем-нибудь заесть…».
Да кто вообще придумал, что глагольная рифма — это фи, и в приличных домах ей не место? Идите ко мне, бедняжки, я найду для вас местечко.

О, Господи, откуда что берётся?
Откуда свет, что непрерывно льётся?
Откуда воздух, что слегка дрожит?
Откуда время, что всегда бежит?
А, может, нету времени. Есть племя
Придумавшее скорость, сроки, время?

Рифмовать можно всё: и глаголы, и избитые слова (время-племя), и даже (страшно сказать) кровь-любовь:

И проступает одно сквозь другое.
Злое и чуждое сквозь дорогое,
Гольная правда сквозь голый муляж,
Незащищенность сквозь грубый кураж;
Старый рисунок сквозь свежую краску,
Давняя горечь сквозь тихую ласку;
Сквозь безразличие жар и любовь,
Как сквозь повязку горячая кровь.

Все зависит от результата. Если вы попали словом туда, куда хотели, — ура! А не попали, — увы! Но виноваты не глагольные и не избитые рифмы, а вы сами. У вас стихи не получились. И нет никаких общих правил. Есть только удачи и неудачи. А неудачи бывают у всех. Даже у Пушкина. В его конечно же гениальных «стихах, сочиненных ночью во время бессонницы», две последние строчки мучают меня, как зубная боль: «Я понять тебя хочу / Смысла я в тебе ищу…». Будь эти «хочу-ищу» хоть где-то в середине стиха, они бы так не терзали слух, но в конце …
Наверноe, все-таки надо попросить прощения за то, что приплела сюда и Пушкина. Да еще не в качестве образца для подражания. Но вообще-то я могла бы привлечь его к разговору в качестве союзника. У него-то тьма тьмущая глагольных рифм.
А рифма — это сладость, это кайф. С ней так весело жить, даже когда жить невесело и пишешь о невеселом. И как это мир обходится без рифмы? А ведь обходится. Рифму уже почти изгнали из мировой поэзии. Она осталась только в качестве lyrics (текста для песни) и в детских стишках. А жива она только у нас в России. Вот чем и впрямь стоит гордиться.

                  ***

Я долго со строкой возилась,
Мечтая, чтоб она вонзилась
В чужие души и сердца
Посредством острого конца,
То бишь посредством рифмы точной,
Той, что на кончике проточной
Строки, нетерпеливо ждёт,
Когда ж она влетит, войдёт
В чужую плоть и душу ранит,
И в той душе навек застрянет.

                           Июнь 2017

Лариса Миллер: «Есть слово — вдох и слово — выдох»: 1 комментарий

  1. Aleks B.

    Лариса Миллер
    ***
    Давай не будем убиваться,
    Что не умеем пробиваться,
    Что не пробились никуда.
    Ну разве что через года,
    Чтоб нынче небом упиваться.
    Зато пробились не одни,
    А с теми, чем богаты дни
    Июньские: с густой сиренью,
    Дождём обрызганной, и с тенью,
    Что свету зыбкому сродни…
    ***
    Всё главное — оно меж строк,
    Меж строк, меж слов, на поле белом,
    Оно гуляет между делом,
    Как меж стволами ветерок.
    Гуляет, теребя листву,
    Тревожа каждое растенье.
    И только это шелестенье
    Есть разговор по существу.
    ***
    Бедная, бедная рифма

    Кто-то из моих интернет-читателей оставил такой комментарий: «Автор рифмами не заморачивается». И, хоть я не большой любитель писать про то, как пишу, но мне захотелось на эту реплику ответить: заморачиваюсь, еще как заморачиваюсь!
    Я до боли люблю точную рифму. Если считать слово стрелой, которая должна попасть в цель, то попадание ей может обеспечить только рифма. Рифма и есть тот самый наконечник, от которого зависит успех всего дела. Точная рифма — это острый наконечник. А вот какую рифму считать точной — это зависит от слуха и от множества других особенностей пишущего. Я, например, не только не чураюсь глагольных рифм, но даже люблю их. Они больше всех других способны служить острым наконечником стрелы и тем самым достигать цели. Они шаловливы, умны и обладают замечательным чувством юмора. Судите сами…
    —————-
    2017, Стихи Ларисы М. . .Стихи, которым не нужны комментарии, которые и есть — комментарий — всем нам, нашему времени и нашим надеждам, сбывшимся и — не совсем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math