© "Семь искусств"
  июнь 2020 года

369 просмотров всего, 5 просмотров сегодня

Как бы предвосхищая роль картины в искусстве ХХ века, Малевич поместил «Черный квадрат» в «красный угол» выставочного зала, подобно православной иконе. В истории искусства ХХ века картина стала источником обновления и приобрела значение иконы. 

Лазарь Фрейдгейм

КВАЗИНАУЧНЫЙ ФЕЙК — О ПРЕДЫСТОРИИ «ЧЁРНОГО КВАДРАТА»

 «Чёрный квадрат» — явление мира искусств

«Чёрный квадрат» Казимира Малевича — это эпоха не только в мире изобразительных искусств, но и в философском восприятии жизни. Можно отметить воздействие этой внешне немудрёной картины на самые разные группы людей. С широким диапазоном восприятия: от восторга и поклонения, до неприятия и проклятий.

Первый вариант картины, находящийся в экспозиции Третьяковской галереи, был написан в 1915 году. Работа была показана в том же году на выставке «Последняя футуристическая выставка картин «0,10»», провозгласившей переход в русском авангарде от футуризма к супрематизму и конструктивизму.

Казимир Малевич

Казимир Малевич

Как бы предвосхищая роль картины в искусстве ХХ века, Малевич поместил «Черный квадрат» в «красный угол» выставочного зала, подобно православной иконе. В истории искусства ХХ века картина стала источником обновления и приобрела значение иконы. В манифесте супрематизма К. Малевич писал: «Самоценное в живописном творчестве есть цвет и фактура — это живописная сущность, но эта сущность всегда убивалась сюжетом». Супрематизм провозгласил отход от сюжета.
Можно отметить, что выставка вызывала самые противоречивые оценки. Вот один из резких отзывов. Александр Бенуа, основатель и главный идеолог объединения «Мир искусства», писал: «Черный квадрат в белом окладе — это не простая шутка, не простой вызов, не случайный маленький эпизодик, случившийся в доме на Марсовом поле, а это один из актов самоутверждения того начала, которое имеет своим именем мерзость запустения и которое кичится тем, что оно через гордыню, через заносчивость, через попрание всего любовного и нежного, приведет всех к гибели».

«Казалось бы, что может быть проще: на белом фоне черный квадрат. Любой человек, наверное, может нарисовать такое. Но вот загадка: черный квадрат на белом фоне — картина русского художника Казимира Малевича, созданная еще в начале века, до сих пор притягивает к себе и исследователей, и любителей живописи как нечто сакральное, как некий миф, как символ русского авангарда. Чем же объясняется эта загадка?» — размышлял английский критик Генри Вейтс через более чем пол века после написания картины.

Раскрыта тайна

Если вам причудилось, что вы прочтёте искусствоведческий трактат об одном из самых спорных произведений живописи ХХ века, то вы ошиблись. Речь пойдёт только о нескольких публикациях, пытающихся раскрыть надуманные варианты подтекста «Чёрного квадрата». Отметим, что некоторые из них, как представляется, эксплуатируют массовое неприятие других направлений в искусстве, кроме реализма. В большой степени это провоцировала полувековая пропаганда критического и социалистического реализма как высших достижений изобразительного искусства. Если реализм это вершина, потолок, то, как давно известно, выше потолка не прыгнешь. Следовательно, всё, что не укладывается в понятия реализма, есть упадок, деградация. В зеркальной фотографической точности изображения — высокая истина. В завихрениях творческих поисков на других путях — вырождение…

Порой в высшей степени субъективные суждения и домыслы аналитиков и критиков упаковываются в эффектную эмоциональную форму, дополнительно снабжаемую ссылками на современные возможности исследований. Подробней остановимся на претенциозной публикации «Раскрыта тайна картины Малевича «Черный квадрат» (2013 г.) Этот материал повлёк за собой значительное количество ссылок до настоящего времени.

В небольшом эссе-исследовании находят отражение сразу две стороны мнимой истории таинственной картины — откуда взялся монохромный квадрат и что скрывается под его слоем чёрной краски.

Исторический момент рождения замысла акцентируется семейной склокой, хорошо ложащейся на психологию массового читателя, которого сходу покоряет разоблачительная фабула «раскрытия тайны». Жена художника, ослеплённая подозрениями неверности мужа, бросается на только что написанную картину с изображениями обнажённых натурщиц и безжалостно «выплёскивает» чёрную краску на полотно.

Сгусток эмоций при виде испорченной картины породил у художника особые аллюзии. Он придаёт чёрному цвету строгие геометрические формы квадрата…

В итоге на полотне на белом фоне чёрный квадрат, и, казалось бы, никакой красочной предыстории. Но современные методы сканирования позволяют разглядеть то, что находится в глубине под лицевым слоем краски. Эврика! Там проявляется сюжет с обнажёнными натурщицами, который, как описано, и вызвал приступ ненависти супруги художника.

Всё так представимо и эмоционально обоснованно. Без всяких высоких материй и основ супрематизма, нового направления в живописи. Но обнаруживается некоторое «но»… При томографическом исследовании — получении послойного изображения — в выявленном сюжете проявляются композиционные накладки, которые трудно объяснить в только что написанном полотне. Слева к стоящей главной фигуре примыкает узкая полоска спины сидящей купальщицы. Нелады произошли с руками: главная героиня осталась без части правой руки, зато справа как бы бесхозно видна никому не принадлежащая рука.

Внимательно вглядываемся в красочный второй слой. Загадки живописного квеста оказываются легко раскрываемыми. Проглядывает композиция совсем другой живописной работы. Да ещё и другого художника. В якобы увиденной записи под «Чёрным квадратом» дана в деталях картина Зинаиды Серебряковой «Баня».

Как бы провоцируя этот уничтоженный сюжет с подкартинными женскими фигурами, Малевич писал (1916 г.): «Когда исчезнет привычка сознания видеть в картинах изображение уголков природы, мадонн и бесстыдных венер, тогда только увидим чисто живописное произведение».

 Тайны «раскрытых тайн»

Верю — не верю, — я бы сказал, глобальный выбор. Иногда это почти гадание на кофейной гуще. Иногда — вольная возможность выбрать вариант, соответствующий своим взглядам. Суть «Чёрного квадрата» Малевича даёт обывателю (без всякого уничижения — людей без специального уровня знаний) возможность вкусового выбора. Одновременно это этакое сомнительное поле для вычурного фейкового остроумия, точней — лживых фантазий.

Сказать хорошо о чём-либо это мало привлекательно в качестве PR. Охаять, отчубучить какой-нибудь сомнительный довод — это то, что соберёт просмотры и лайки.

Попытаемся обратить внимание только на основные деформации исходного «открытия», назовём его Малевич-Серебрякова. «Черный квадрат» Малевича (Размер 79,5 х 79,5 см) и «Баня» Серебряковой (Размер 135 х 174) имеют разные размеры и форму. Бедная серебряковская «Баня»… Автору фейка в силу несовпадения пропорций полотен пришлось обкорнать картину Серебряковой. Не стало сидящей купальщицы слева, исчезла стоящая купальщица справа.

Без всякого участия Малевича и Серебряковой автором организованно «прокрустово ложе». Имя автора Сен Са Цзы из Бурятии, по его собственному определению, если верить всезнающему интернету, связано с интересами в областях криминала, политики и искусства. Очень условно рассматриваемую публикацию можно отнести к заинтересованности искусством

То, что это априори fake, умышленная мистификация для меня не подлежит сомнению. Но мне представляется, что автор, компонуя детали своего «открытия», хотел, чтобы внимательный читатель не пошёл на поводу поверхностного рассуждения. В поддержку этого соображения можно привести несколько бросающихся в глаза деталей. Для «подкрасочной» картины была выбрана известная музейная работа, а не произвольный эскиз. Такой выбор предопределяет узнавание и невозможное переселение Серебряковой в Малевича.

Поверхностное прочтение предлагает однозначно отрицательное отношение к малопонятному супрематизму и главной иконе стиля «Чёрному квадрату». Здесь не о глубинах проникновения в человеческий дух, философском толковании множественности восприятия событий. Здесь «Чёрный квадрат» как следствие обычной семейной распри. Здесь — закрашенный соблазнительный сюжет.

При более пристальном взгляде можно заметить, что автор предостерегает от прямолинейного восприятия своего откровения. Он включает в иллюстрацию обнаруженного второго красочного слоя явные «саморазоблачительные» детали. Маленький подвох-подсказка для внимательного читателя-зрителя…

При этом особый оттенок истины (сарказм по отношению к собственной авторской версии) можно усмотреть в боковых полосах. На иллюстрации за пределами чёрного квадрата показаны фрагменты отрезанных частей картины Серебряковой «Баня». На квадратном полотне Малевича этих полей слева и справа физически нет. Этакое: полотна нет, а картина есть… Так сказать, шутить-с изволили… Если хочешь поплеваться в новорождённое направление искусства, пожалуйста, — получи удовольствие. Если хочешь трезвой оценки, — приглядись, всё сказано и показано…

Так что это: находка исследователя, откровение или шутка и издёвка над зрителем?

«Эй, вы, там наверху» хватит философствовать, увидьте сермяжную правду: загуляли мыслишки художника на сексуальном поприще, а потом, устыдившись, замалевал он всё непотребство чёрной краской. Вот вам и вершина супрематизма. К такой «бытовой» оценке «Чёрного квадрата» до некоторой степени подталкивает в статье «Раскрыта тайна картины Малевича «Черный квадрат» обилие примеров, так называемой, монохромной живописи в предшествовавшее Малевичу время.

До некоторой степени иллюстрации второго красочного слоя показывают отношение автора. Однако такое восприятие доступно подготовленному человеку. Вспомнился анекдот. Эрудированный человек может отличить Гоголя от Гегеля, Гегеля от Бебеля, Бебеля от Бабеля, Бабеля от кабеля, кабель от кобеля, а кобеля от сучки. Неэрудированный же может различить только последнее…

Не люблю напёрсточничества, впаривания людям, не готовым к восприятию сути, обманок вокруг загадок жизни великих и заметных мира сего. Вопию против ситуаций, когда у потребителя, охотно ведущегося за очковтирательством, практически нет возможности грамотно разобраться, понять место предлагаемой обманки в действительности.

Трудно оценить благостность намерений автора, но результат налицо: махровый фейк! Хорошо бы — ложь во спасение. Ложь есть, «спасение» затруднительно разглядеть. Ирония и скепсис хорошо закамуфлированы. А итог примитивного восприятия очевиден. Выдача жизнедоподобных ситуаций, для правильной оценки которых требуются дополнительные специальные знания, или вообще не поддающиеся проверке, это вряд ли хороший приём. Тем более, когда поверхностный читатель может пойти на поводу у автора и сделать нелицеприятные, осуждающие, заключения.

По проторенной дорожке

Кроме проблемы авторской подачи, есть проблемы читателя, потребителя информации. Провоцирующая составляющая в сложной для понимания и оценки ситуации, как мне кажется, совсем не безобидна. Даже при самых благодушных намерениях автора фейка.

Хочу заметить, что если бы такая публикация появилась на страницах искусствоведческого журнала, то это выглядело бы как эффектный троллинг. Но на интернетовском сайте, где множественный читатель не умудрён в истории живописи, а охотно готов подсесть на любую клубничку, «изыск» автора выглядит менее привлекательно. Тем более что по традициям постов-перепостов — fake, сознательно или подсознательно воспринимаемый как правда, порождает поток отсебятины и фантазий.

Объективно для фейка не может существовать дополнительной информации. Но реально во многих случаях распространение публикации сопровождается её корректировкой, редакционной или порой и смысловой. Дополнительно — по бантику, по узелку…

Возникает этакое фейкотворчество. Кому-то пришла идея, и человек в своё удовольствие сочинил историю. История читается, расшеривается, порой приукрашивается другими публикаторами. Это естественный путь информации в интернете. Но вдруг к тому же сюжету, годами гуляющему по интернету, добавляется как бы документальная информация. Откуда? Да ниоткуда. К досужей выдумке, фейку — не менее надуманные наукообразные пояснения и ссылки…

В этом плане можно назвать магические домыслы, вроде предсказателя-индуса — героя одного из рассказов. Индийский маг, обладавший способностью проникать в тонкие миры, изображённые на картине, однажды решил проникнуть в квадрат Малевича. Всматривание в «Чёрный квадрат» — это для него медитация возле распахнутого в ночь окна, когда ничто тебя не отвлекает. Маг искал покой сельского уединения и надеялся его найти, но вскоре выпрыгнул из этой картины, как опалённый. Когда маг немного успокоился, его попросили объяснить, что именно в картине Малевича так его напугало. И маг, стыдливо опуская глаза, сообщил, что в этой картине находится «много обнажённых женщин»…

Я усмотрел бы в этом мистику, если бы этот пересказ с проникновением в мифическую «картину под картиной» не появился через пять-шесть лет после детальной росписи «подтекста» Малевича-Серебряковой.

Несколько лет тому назад под названием «Демистификация Малевича» появилась информация о конференции «100 лет супрематизма» (2015 г.), которая состоялась в нью-йоркском Harriman Institute Колумбийского университета — одном из лидирующих центров по изучению русской и восточно-европейской культуры.

На конференции состоялась презентация книги «Казимир Малевич: письма, документы, мемуары и критика» (авторы И. Вакар и Т. Михеева). «Наша цель заключалась в том, чтобы представить для профессионалов и любителей творчества мастера уникальный документальный материал, связанный как с творчеством Малевича, так и с его частной жизнью. Наши находки во многом помогут демистификации Малевича, хотя в других случаях нам пришлось подтвердить информацию, которая ранее считалась лишь легендой», ‒ рассказала искусствовед Татьяна Михеева.

В публикации со ссылкой на современные методы исследований приведена иллюстрация «подкартинных» обнажённых женщин. Непосредственно под иллюстрацией дано пояснение: «Изображение купальщиц, скрытое под «Чёрным квадратом». Упоминание известных имён искусствоведов с комментариями о творчестве К. Малевича как бы подтверждает правомерность такой иллюстрации. Этакое очередное введение фейка в научный оборот…

 *  *  *

Отвлекаясь от судов-пересудов, можно твёрдо утверждать, что «Чёрный квадрат» сыграл выдающуюся роль в формировании направлений искусства ХХ века. Фантазии на околохудожественные темы вряд ли могут что-либо существенное добавить к этому. С XVII века на Руси говаривали, что не следует соваться «со свиным рылом в калашный ряд». Уж больно не в масть «Чёрному квадрату» банная тематика. Ни на поверхности, ни в подтексте… Хотя, возможно, подобная лабуда может способствовать усвоению мифического названия «Чёрный квадрат» не очень сведущей аудиторией. Как говорится: «хоть шерсти клок…»

Share

Лазарь Фрейдгейм: Квазинаучный фейк — о предыстории «Чёрного квадрата»: 8 комментариев

  1. Самуил Кур

    Уважаемый г-н Фрейдгейм, нет никаких обнаженных женщин под «Черным квадратом» Малевича. Нет и никогда не было там голых дам. НЕТ! — понимаете! Это абсолютная липа. Картина З. Серебряковой «В бане» как висела, так и висит благополучно в Русском музее. В 2015 г. исследователи Третьяковки, где хранится «Черный квадрат», обнаружили под основным красочным слоем два изображения кубофутуристического характера. В моей статье «Почем нынче квадраты?» есть эти изображения и история вопроса. Если это покажется Вам интересным, могу дать ссылку.

    1. Лазарь Фрейдгейм

      Дорогой Самуил Кур!
      Вы, очевидно, не одолели даже нескольких абзацев статьи. Вся она именно о том, что фальшак выдаётся за исследование. И главное — эта версия живёт и находит место в материалах научных конференций. Буду признателен, если Вы прочтёте написанное и убедитесь в излишней эмоциональности Вашей реакции.
      Спасибо за внимание…

  2. Борис Р.

    Отличная работа! Снимаю шляпу! Добавлю только ссылку на Михееву и др https://russkiymir.ru/publications/199957/ — кстати, исскуствов. и литератов. книги (не говорю о биографиях и проч) переполнены фейками — но это так, к слову

    1. Лазарь Фрейдгейм

      Спасибо за добрые слова и ссылку, которая позволяет желающим обратиться непосредственно к этому неожиданному «источнику» информации. Я ограничился в тексте только краткой ссылкой на содержащиеся в этой публикации оценки Михеевой.

      1. Борис Рушайло

        Не просто слова- я про Вашу статью пост написал http://blogs.7iskusstv.com/?p=83465
        Мне это вдвойне было интересно, т.к. неск. лет назад написал шуточн. рассказ про «Черный квадрат», а о «втором слое» собираюсь выяснить мнение знаком. исскуствов. из Третьяковки.

  3. Benny B

    Спасибо автору за статью.

    Раньше я думал, что «Чёрный квадрат» это не произведение искусства, а исторический артефакт вроде маузера Дзержинского.
    Теперь я больше узнал об историчской роли как-бы Дзержинского, о его философии, о тайнике в рукоятке его как-бы маузера, где Дзержинский хранил фальшивые дойч марки.

    1. Лазарь Фрейдгейм

      Вспомнилась сцена из фильма «Джентельмены удачи»: тут помню, тут не помню. Так сказать: головой понимаю, душой не воспринимаю… Для меня подобное представляется естественным.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math