© "Семь искусств"
  ноябрь 2020 года

422 просмотров всего, 3 просмотров сегодня

Беспрецедентный рост эффективности подобных устройств можно считать одним из важнейших научных достижений минувшего десятилетия. Если в 2007 году к.п.д. перовскитных солнечных элементов обычно не доходил до 3%, то сегодня этот важнейший для солнечной энергетики показатель превысил 25%.

Евгений Кац 

ПЕРСПЕКТИВНЫЙ ПЕРОВСКИТ: ТРИ ПЕРСОНАЖА В ИСТОРИИ ОТКРЫТИЯ 

Наука захватывает нас только тогда,
когда, заинтересовавшись жизнью
великих исследователей, мы начинаем
следить за историей их открытий.
Дж. К. Максвелл.

Зри в корень.
Козьма Прутков

Предисловие. Перовскиты сегодня и завтра

Евгений Кац Уже почти сорок лет я занимаюсь разработкой новых полупроводниковых материалов и приборов для прямого преобразования солнечной энергии в электрическую. Последние несколько лет вместе с коллегами из нашей лаборатории мы исследуем солнечные элементы на основе перовскитов [1,2].    Термин «перовскит» сегодня на слуху у всех, кто интересуется разработками возобновляемых источников энергии. Произошло это в связи с невероятным интересом к там называемым гибридным органическо-неорганическим полупроводникам на основе металлогалогенных перовскитов (рис. 1).

Беспрецедентный рост эффективности подобных устройств [3-4]  можно считать одним из важнейших научных достижений минувшего десятилетия. Если в 2007 году к.п.д. перовскитных солнечных элементов обычно не доходил до 3%, то сегодня этот важнейший для солнечной энергетики показатель превысил 25%, что довольно близко к рекордной эффективности самых распространенных на сегодняшний день солнечных элементов на основе кристаллического кремния. А за счёт возможности печати активных слоёв из растворных композиций на принтере, тонкоплёночные перовскитные элементы могут стать очень дешёвыми в производстве. Но основной интерес к новой технологии связан с перспективой создания так называемого тандемного или двух-переходного солнечного элемента, состоящего, по существу, из двух элементов — верхнего (по отношению к падающему солнечному свету) перовскитного и нижнего, обычного кремниевого. Нанесение дешёвого перовскитного слоя практически не увеличит стоимость кремниевого прибора, но повысит его эффективность до 30-35%.

Рисунок 1. Элементарная ячейка кристаллической решётки металлогалогеннового перовскита. Анионы атомов галогенов X— (йода, брома или хлора) занимают вершины октаэдра, в центре которого находится катион двухвалентного металла B2+. Вся эта структура окружена органическими (или неорганическими) катионами А+ в кубическом или тетрагональном расположении. Общую химическую формулу соединения можно записать как ABX3 (атомы, находящиеся в вершинах или на гранях куба, одновременно принадлежат сразу нескольким ячейкам, поэтому для правильной формулы их количество следует делить на соответствующее число).

Рисунок 1. Элементарная ячейка кристаллической решётки металлогалогеннового перовскита.

К рисунку 1: Анионы атомов галогенов X— (йода, брома или хлора) занимают вершины октаэдра, в центре которого находится катион двухвалентного металла B2+. Вся эта структура окружена органическими (или неорганическими) катионами А+ в кубическом или тетрагональном расположении. Общую химическую формулу соединения можно записать как ABX3 (атомы, находящиеся в вершинах или на гранях куба, одновременно принадлежат сразу нескольким ячейкам, поэтому для правильной формулы их количество следует делить на соответствующее число).

Надеюсь, любознательный читатель заглянет в процитированные статьи. Я же попытаюсь рассказать, почему перовскиты названы перовскитами, и «что», а главное — «кто» стоит за этим названием.  Полагаю, что широкому кругу читателей будет интересно узнать об истории открытия перовскитов и прикоснуться к судьбам неординарных личностей, прямо или косвенно вовлечённых в эту историю. Забегая вперед, скажу только, что по ходу моих изысканий выяснилась интересная и неожиданная связь этой истории с ИСТОРИЕЙ России XIX века.

Истории открытия минерала перовскит

Сегодня перовскитами называют множество соединений с условной формулой ABX3, которых объединяет общий тип их ионно-кристаллической структуры. Уже упоминавшиеся выше металлогалогенные перовскиты — это лишь частный случай веществ с подобным строением. Однако исторически термин «перовскит» применялся лишь для описания минерала титаната кальция (рис. 2).

Минерал титаната кальция с формулой CaTiO3 впервые был обнаружен на Урале в тридцатых годах XIX века. Первый образец минерала доставил из Санкт-Петербурга в Берлин летом 1839 года минеролог и заведующий Главной Горной Аптекой Российской империи (обер-берг аптекарь) Александр Богданович Кеммерер (1798–1858). Кеммерер передал образец для дальнейшего исследования немецкому минералогу и кристаллографу Густаву Розе (1798–1873) (рис. 3), который определил его физические свойства и химический состав и даже опубликовал статью [5]. По предложению Кеммерера Розе назвал минерал в честь российского политика (в будущем министра уделов и министра внутренних дел при Николае I) графа Льва Алексеевича Перовского (1792–1856) (рис. 4). Сегодня именно этот образец перовскита выставлен в минералогическом отделе Музея естествознания в Берлине. Замечательно, что каждый посетитель музея может его увидеть и даже сфотографировать (рис. 2а).

2a

Рисунок 2а. Кубические кристаллы минерала перовскит (CaTiO3). Фото автора статьи. Образец из минералогической коллекции Музея естествознания в Берлине. Справа оригинальная этикетка, подписанная рукой Густава Розе.

2b

Рисунок 2б. Образец из коллекции минералов князя П. А. Кочубея (по всей видимости, был частью коллекции Л. А. Перовского, приобретённой Кочубеем после его смерти). Сейчас — в Минералогическом Музее им. А. Е. Ферсмана Российской Академии Наук, Москва.

Но почему Кеммерер обратился именно к Розе? Почему немецкий учёный назвал новый минерал именем российского вельможи? Имел ли Розе какое-то отношение к России, а Перовский к минералогии? Чтобы ответить на эти вопросы, попробуем поближе познакомиться с тремя этими уважаемыми господами.

3

Рисунок 3. Немецкий минералог и кристаллограф Густав Розе. Из Википедии, общественное достояние.

4

Рис. 4. Граф Лев Алексеевич Перовский. Из Википедии, общественное достояние.

Густав Розе

Густав Розе родился в Берлине 18 марта 1798 года в семье, насчитывающей как минимум четыре поколения выдающихся учёных. Его дед, Валентин Розе Старший (1736–1771), фармацевт и химик, был основателем этой научной династии. Он известен тем, что  изобрёл сплав с низкой температурой плавления, состоящий из висмута, олова и свинца, так называемого сплава Розе, который сегодня широко используется в качестве припоя. С 1761 года он владел и управлял аптекой «У белого лебедя» («Zum Weißen Schwan»), которая была не просто лавкой с лекарствами, а настоящей научной лабораторией. В 1771 году Розе принял на работу в качестве своего помощника молодого человека. Его звали Мартин Генрих Клапрот (1743–1817) (рис. 5). Впоследствие он стал первым профессором химии в Берлинском университете. Сегодня Клапрот известен более всего за изобретение гравиметрического анализа, открытие таких химических элементов, как уран и цирконий, совместное открытие титана, стронция, церия и хрома, а также подтверждение предыдущих открытий теллура и бериллия.

В этом же году Валентин Розе умирает, а Клапрот начинает управлять аптекой и берёт на себя заботу за воспитание и образование двух сыновей покойного Валентина Розе. Один из них, к несчастью, умер ещё в детстве, другой — Валентин Розе Младший (1762–1807) вырос и стал отцом двух сыновей. Старший сын Генрих Розе (1795–1864) стал впоследствии профессором химии в Берлинском университете. А его младший брат Густав Розе — главный герой нашего повествования. Родной сын Клапрота Юлий (1783–1835) также сделал научную карьеру, став выдающимся ученым-востоковедом, историком, путешественником и полиглотом.

5

Рисунок 5. Бюст Мартина Генриха Клапрота в Музее естествознания в Берлине. Фото автора статьи.

Здание аптеки «У белого лебедя» на Шпандауэр Штрассе (Spandauer Straße) в Берлине не сохранилось до наших дней. Однако её местоположение довольно просто разыскать в сегодняшнем Берлине, поскольку аптека располагалась прямо напротив старейшей церкви Берлина — «Церкви Святого Духа» («Heilige Geist Kirche»), построенной ещё в XIV веке на противоположной стороне улицы (рис. 6).

6

Рисунок 6. Слева — Капелла Cятого Духа (Heilig-Geist-Kapelle). Эта сохранившаяся до наших дней часть Церкви Святого Духа принадлежит сегодня Университету им. Гумбольдта. Фасад Капеллы смотрит на Шпандауэр Штрассе. Аптека «У белого лебедя» находилась непосредственно напротив Церкви на другой стороне улицы. Сегодня в этом месте стоит многоэтажный дом с магазинами на первом этаже. Фото автора статьи.

7a

Рисунок 7a. Также, как во времена Маргграфа и Клапрота, улица Probst straße проходит сегодня слева от Церкви Св. Николая. Аптека «У медведя» была в самом конце этой улицы.

7б

Рисунок 7б. Современное здание на месте аптеки «У медведя». Мемориальная доска видна справа от арки.

7B

Рисунок 7в. Мемориальная доска, гласящая «На этом месте в аптеке ‘Zum Bären’ Мартин Генрих Клапрот (1.12 1743–1.1.1817) жил и работал с 1780 до 1800. Член Академии наук в Берлине с 1788 года и первый профессор химии в Берлинском университете, основанном в 1810 году. В этой аптечной лаборатории он открыл несколько новых химических элементов, включая уран (1789). В 1799 году он выпустил первое руководство прусского врача» Фото автора статьи.

В 1780 году Клапрот приобрёл аптеку «У медведя» («Zum Bären»). В нашем контексте интересно, что эта аптека ранее принадлежала известному химику Андреасу Сигизмунду Маргграфу (1709–1782), который был учителем Валентина Розе Старшего. Эта лаборатория вскоре стала одним из самых продуктивных исследовательских центров в Европе в области химии. Именно здесь Клапрот выполнил свои основные работы, включая открытие урана и циркония.

Так же как и аптека «У белого лебедя», здание «У медведя» больше не существует, но мы, абсолютно точно знаем, что оно было в конце улицы Probst Straße (в то время она называлась Probst Gasse), которая и сегодня проходит рядом с Церковью Св. Николая (Nikolaikirche) (рис. 7, а, б). Дом, стоящий сейчас на этом месте, отмечен мемориальной доской (рис. 7 в).

Воспитанный Клапротом Валентин Розе Младший также слушал лекции Маргграфа. В 1785 году он становится провизором и ещё через шесть лет владельцем аптеки «У белого лебедя». Им открыты несколько органических соединений и разработаны методы их синтеза. Он также изобрёл метод обнаружения мышьяка, который впоследствии будет интенсивно использоваться в криминологии. Наряду с воспитанием собственных сыновей Генриха и Густава, Валентин Розе был опекуном своего младшего кузена Карла Фридриха Шинкеля (1781–1841) (1), выросшего в наиболее значимого берлинского архитектора XIX века и, вероятно, одного из самых выдающихся архитекторов Германии всех времён (рис. 8). Карл Фридрих Шинкель создал уникальный неоклассический стиль, так называемый прусский эллинизм. Здания, построенные по проектам Шинкеля, и сегодня определяют архитектурный облик Берлина (а, б). В то же время он  оказал большое влияние на развитие архитектуры в России. Например, по заказу Николая I, часто посещавшего Берлин, он разработал проект домовой капеллы (в неоготическом стиле) в парке Александрия в Петергофе (1829).

8a

Рисунок 8.  Рисунок 8а. «Концертхаус» (нем. Konzerthaus Berlin) на площади Жандарменмаркт (1818—1821). Фото автора статьи.

8b

Рисунок 8б. Старый музей (Altes Museum) на Музейном острове (1822—1830). Фото автора статьи

Однако вернёмся к Густаву Розе. В молодости он изучал минералогию в Берлинском университете, где его учителем был один из первых немецких минерологов и кристаллографов Христиан Самуэль Вейс (1780–1856). Он также учился в Стокгольме у великого физико-химика Йёнса Якоба Берцелиуса (1779–1848). Именно в Стокгольме Густав встретился с немецким химиком Эйльхардом Митчерлихом (1794–1863) (рис. 9), дружбу с которым он сохранил на всю жизнь. Дружба двух химиков сопровождалась интенсивным научным сотрудничеством, которое, в частности, помогло Митчерлиху открыть явление изоморфизма.

9

Рисунок 9. Первооткрыватель изоморфизма Эйльхард Митчерлих (1794–1863).

Интересно отметить, насколько фантастическим был путь Эйльхарда Митчерлиха в химию. В 1811 году он поступил в Гейдельбергский университет для изучения… филологии. Самым притягательным для него был язык фарси, а мечтой — учить фарси непосредственно в Персии. Для этого в 1813 году Эйльхард прибыл в Париж и попытался получить разрешение присоединиться к посольству Наполеона Бонапарта в Персии. Казалось бы, мечте суждено сбыться, но отречение Наполеона в 1814 году разрушило этот план. Однако Митчерлих был упорным и настойчивым молодым человеком. Оказывается, в те достославные времена на Востоке врачи пользовались особой свободой передвижения. И вот, Эйльхард решает стать врачом, только для того, чтобы оказаться в Персии! И тогда он начинает изучать химию в Геттингене, как основу медицинского образования. Однако он настолько увлекся химией, что отказался от идеи путешествия в Персию. Во время своего пребывания в Геттингене он всё же написал трактат по персидской истории, опубликованный на персидском и латинском языках. На снимке автора статьи — бюст Эйльхарда Митчерлиха и его научные инструменты в Музее естественной истории в Берлине.

Открытие изоморфизма (возможности химических элементов замещать друг друга в структуре кристалла) оказало огромное влияние на развитие химии, минералогии и кристаллографии. Научный руководитель Розе и Митчерлиха Якоб Берцелиус немедленно использовал эту концепцию для выяснения атомного состава твёрдых веществ. С открытием изоморфизма кристаллическая форма стала основой для характеристики твёрдых тел.

Стоявший у истоков теории изоморфизма Густав Розе затем собирал и анализировал кристаллы минералов на протяжении всей жизни. Именно поэтому он смог предложить способ систематизации минералов на основе их кристаллической формы и состава, так называемую «кристаллохимическую систему минералов Розе». Учёный опубликовал две классические книги на эту тему: «Элементы кристаллографии, в дополнение к табличному обзору минералов в соответствии с кристаллическими формами» («Elemente der krystallographie, nebst einer tabellarischen uebersicht der mineralien nach den krystallformen»1833) [6] (рисунок 10) и «Кристаллохимическая минеральная система» («Das krystallo-chemische Mineralsystem», 1852) [7].

10

Рисунок 10. Книга Густава Розе «Элементы кристаллографии…» в Музее естествознания в Берлине. Фото автора статьи.

Концепция структуры перовскита (в том виде, как мы понимаем её сегодня) служит блестящим примером применения идеи изоморфизма. По-моему, не случайно кристаллическая структура минерала перовскита была впервые описана швейцарско-норвежским минералогом и геохимиком Виктором Гольдшмидтом (1888–1947) (рис. 11) в его работе об атомных и ионных радиусах. Опубликованное в 1926 г. [8], это исследование внесло фундаментальный вклад в дальнейшее развитие теории изоморфизма. Первоначально сформулированное для описания структуры перовскита,  правило Гольдшмидта используется в качестве индикатора стабильности любой ионной кристаллической структуры в целом. Это правило гласит, что полный изоморфизм возможен только между атомами, ионные радиусы которых различаются не более чем на 10–15%.

11

Рисунок 11. Виктор Мориц Гольдшмидт.

Виктор Мориц Гольдшмидт родился в Цюрихе в семье профессора физической химии Генриха Якоба Гольдшмидта и Амели Кёне. В 1901 году семья переехала в Кристианию (сегодня Осло). В университете Кристиании Виктор изучал широкий спектр научных дисциплин (от ботаники до химии и математики). В 1929 году он занял кафедру физической химии в Геттингенском университете. Однако после прихода к власти нацистов он вернулся в Осло. В 1942 году Гольдшмидт был арестован немецкими оккупационными властями как еврей и доставлен в концлагерь Берг. Однако перед самой депортацией в Освенцим, что означало верную смерть, он был освобождён, так как некоторым его коллегам удалось убедить начальника полиции, что научный опыт Гольдшмидта имеет важное значение для государства. Позже Гольдшмидт бежал в Швецию и в конце концов был доставлен в Великобританию британским разведывательным подразделением. Он вернулся в Норвегию в 1946 году. После пионерских работ Макса фон Лауэ и Уильяма  Брэгга по рассеянию рентгеновских лучей в начале XX века Гольдшмидт и его группа геохимиков в Осло одними из первых использовали этот метод для исследования кристаллической структуры минералов. Таким образом, он разработал основы кристаллохимии. Его публикации в серии «Geochemische Verteilungsgesetze der Elemente» («Геохимические законы распределения элементов») наряду с работами Владимира Ивановича Вернадского (1863–1945) заложили основы геохимии. Портрет Виктора Гольдшмидта в юности (1909) работы норвежской художницы Асты Нёррегор. Из Википедии, общественное достояние.

Особенно важно отметить, что в 1829 году Густав Розе вместе с натуралистом, зоологом и ботаником Кристианом Готфридом Эренбергом (1795–1876) сопровождал великого естествоиспытателя Александра фон Гумбольдта (рис. 12) в его знаменитой научной экспедиции в Россию, главной целью которой было исследование Уральских гор, Сибири и региона Каспийского моря. Розе отвечал за минералогические исследования, в то время как Эренберг исследовал микроорганизмы в озере Байкал и Каспийском море. Сам Гумбольдт стремился продолжить свои исследования магнетизма гор и месторождений полезных ископаемых.

12 a

Рисунок 12а.  Александр фон Гумбольдт (1769–1859)

12 b

Рисунок 12б.  Александр фон Гумбольдт (1769–1859)

Александр фон Гумбольдт (1769–1859)  — немецкий натуралист, путешественник и общественный деятель, один из основоположников географии как самостоятельной науки. В английском языке есть замечательное слово «polymath»,  характеризующее человека, чьи научные интересы охватывают значительное количество узких областей знания, часто совмещая активность в науке и искусстве. Видимо, адекватного перевода на русский язык этого явления одним словом не существует. Замечательно это звучит на латыни — homo universalis — универсальный человек. Этот термин безусловно применим к Александру Гумбольту, как и к его современнику, единомышленнику и старшему товарищу Иоганну Вольфгангу  Гёте (1749–1832), а также — к старшему  брату Александра Вильгельму фон Гумбольдту (1767–1835), прусскому министру, философу и лингвисту, основателю Берлинского университета, названного сегодня его именем. Оба брата похоронены в семейном склепе Гумбольдтов в их имении Тегель, спроектированном Карлом Фридрихом Шинкелем. На фото автора статьи — памятники Александру фон Гумбольдту в Берлине: 12a — у входа в главное здание Университета им. Гумбольдта на бульваре Унтер ден Линден (см. также рис. 14а), 12b — на улице Варшавер Штрассе.

Они выехали из Берлина 12 апреля и прибыли в Санкт-Петербург уже 1 мая. Первоначально экспедиция следовала по маршруту: Санкт-Петербург — Москва — Владимир — Нижний Новгород — Казань — Екатеринбург — Пермь (Рисунок 13). Исследователи провели несколько недель на Среднем Урале, занимаясь геологическими исследованиями и изучая месторождения железных и золотых руд, самородной платины и малахита. Дальнейший маршрут пролегал через Тобольск, Барнаул, Семипалатинск, Омск и Миасс, а затем по Южному Уралу — в Оренбург. Посетив месторождение каменной соли в Илецке, путешественники прибыли в Астрахань и совершили короткое путешествие по Каспийскому морю. Экспедиция вернулась в Санкт-Петербург 13 ноября. В том же 1829 году Густав Розе был избран иностранным член-корреспондентом Петербургской академии наук.

Вернувшись в Берлин, Розе интенсивно исследовал собранные минералы  в течение десяти лет. Всего им было идентифицировано 117 различных минералов, а некоторые из них (в том числе канкринит, родицит и чевкинит) были описаны впервые. Розе подвел итоги многолетнего исследования в статье 1839 года [5] и в опубликованной в 1842 году книге «Экспедиция на Урал, Алтай и Каспийское море, осуществленная А. фон Гумбольдтом, Г. Эренбергом и Г. Розе в 1829 году по приказу Его Величества Императора России: минералогическо-геогностическая часть и исторический отчет о поездке» (рис. 14) [9].

13

Рисунок 13. Маршрут российской экспедиции Гумбольдта 1829 года.

14

Рисунок 14. Книга Густава Розе о российской экспедиции и некоторые образцы минералов, собранные на Урале, в Музее естествознания в Берлине. Фото автора статьи.

Без сомнения, визит Кеммерера к Розе в 1839 году с просьбой исследовать новый минерал, который впоследствии будет назван перовскитом, непосредственно связан с экспедицией, исследовательской активностью и интенсивными контактами Розе в России. Не зря он включил недавно идентифицированный перовскит в статью, посвященную описанию уральских минералов, собранных в экспедиции [5].

Другая важная геологическая экспедиция была предпринята Густавом Розе (совместно с  Митчерлихом) в 1850 году на Везувий, Этну и на Липарские острова — группу вулканических островов в Тирренском море. А в 1852 году Розе исследовал потухшие вулканы Центрального Массива в Южной Франции.

Будучи профессором Берлинского университета, в 1856 году Розе был назначен директором Королевского минералогического музея (Рисунок 15). Он был президентом Немецкого геологического общества с 1863 года до своей смерти.

Его сыновья, хирург Эдмунд Розе (1836–1914) и философ, историк и библиограф Валентин Розе (1829–1916), составили четвёртое поколение научной династии.

15a

Рисунок 15. (a) Во времена Густава Розе Королевский минералогический музей находился в правом крыле нынешнего здания Университета им. Гумбольдта на бульваре Унтер-ден-Линден.

15b

Рисунок 15b. В 1889 году музейная коллекция обрела свое постоянное местоположение и стала минералогическим отделом Музея естествознания.

  Музей содержит впечатляющую коллекцию минералов (180 000 образцов  из 3000 различных видов минералов, что составляет около 60% всех известных минералов), в том числе исторически принадлежащих Клапроту, Гумбольдту, Митчерлиху и Розе с оригинальными этикетками, изготовленными этими выдающимися исследователями.

Густав Розе умер 15 июля 1873 года и был похоронен на Старом кладбище Св. Марии и Св. Николая в центре Берлина (рис. 16).

16a

Рисунок 16а. Надгробный памятник Густаву Розе на Старом кладбище Св. Марии и Св. Николая в Берлине. Фото автора статьи.

16b

Рисунок 16б. Надгробный памятник Густаву Розе на Старом кладбище Св. Марии и Св. Николая в Берлине. Фото автора статьи.

Ещё до посещения кладбища я разузнал номер кладбищенского участка и могилы Розе, но эти знания оказались совершенно бесполезными, поскольку ни рядов, ни номеров на памятниках не было, а найти могилу, как выяснилось, весьма непросто.  В  промозглый мартовский день на кладбище было пустынно. Я не нашёл ни одного служащего, который мог бы помочь найти могилу по номеру. Мы с женой бродили меж старинных памятников, укутанных в мягкий мох, под ногами шуршали прошлогодние листья, кое-где полянки ярко-синих подснежников оживляли мрачноватую картинку. В надежде встретить других посетителей, которые помогли бы нам сориентироваться, мы обрадовались, когда увидели одного человека и направились было к нему, но остановились, увидев свежие цветы и свежую могилу, не посмев помешать ему. Мы почти отчаялись. К счастью, мы помнили картинку с внешним видом камня, помнили, что он розовый, и вдруг… опознали его издалека. Я поспешил, почти побежал, желая проверить правильность находки. На надгробной плите из розового мрамора я едва смог прочитать практически стёршуюся надпись:

«В память о
Густаве Розе
Профессоре минералогии в Университете Берлина
18 марта 1798 года — 15 июля 1873 года»

Тем не менее, другой памятник Густаву Розе не подвластен времени, и никогда не  потребует реставрации. Это минерал розелит (Ca2(Co,Mg)[AsO4]2·H2O), названный в честь выдающегося минеролога (рис. 17).

17

Рисунок 17. Минерал розелит (Ca2(Co,Mg)[AsO4]2·H2O) в Минералогическом Музее им. А. Е. Ферсмана Российской Академии Наук, Москва. Фото автора статьи.

Лев Алексеевич Перовский

Намеренно действовал Николай I или нет,
но Лев Перовский стал самым крупным
либеральным реформатором его
царствования из числа бывших членов
тайных декабристских обществ.
В.А. Шкерин

Лев Алексеевич Перовский родился 9 сентября 1792 года (2). Он был одним из десяти незаконнорождённых детей сенатора, министра народного просвещения, попечителя Московского Университета, ботаника и библиофила графа Алексея Кирилловича Разумовского и мещанки Марии Михайловны Соболевской. Официально Лев, четверо его братьев, и пятеро сестер считались приёмными воспитанниками собственного родного отца. Фамилию «воспитанники» получили от названия имения Разумовского под Москвой — Перово. Так появился новый дворянский род Перовских, оставивший заметный след в истории России и русской культуры (рис. 18). Достаточно сказать, что среди первых Перовских был замечательный писатель Алексей Алексеевич Перовский, писавший под псевдонимом Антоний Погорельский. Классик русской литературы Алексей Константинович Толстой, а также трое других создателей Козьмы Пруткова — братья Алексей, Александр и Владимир Жемчужниковы составили второе поколение этой семьи. Внучкой Николая Ивановича Перовского, единственного из перовой десятки имевшего другое отчество, была народоволка Софья Перовская.

18

Рис. 18. Часть генеалогического дерева рода Перовских и герб рода с девизом «не слыть, а быть».

На рисунке 181 — Николай Иванович Перовский, единственный из десяти «воспитанников» графа Разумовского носил отчество «Иванович» (3), был губернатором в Крыму и феодосийским градоначальником. 2 — Алексей Алексеевич Перовский, писатель, известный как Антоний Погорельский. Перевёл на немецкий язык «Бедную Лизу» (1807) Николая Карамзина, был дружен с с Карамзиным и его московским окружением (Петром Вяземским и Василием Жуковским). В 1808 году отдельной книгой были изданы три публичные лекции Алексея Перовского по ботанике: «Как различать животных от растений», «О цели и пользе Линеевой системы растений» и «О растениях, которые бы полезно было размножать в России». Занимался воспитанием и образованием своего племянника Алексея Толстого, родившегося в 1817 г. Приветствовал публикацию «Руслана и Людмилы» и активно защищал молодого Пушкина от нападок критиков. После смерти отца в 1822 г. поселился с сестрой Анной и племянником А. К. Толстым в имении Погорельцы (Черниговской губернии). Именно там начал публиковаться под псевдонимом Антоний Погорельский (по названию имения). Самое известное его произведение — сказка «Чёрная курица, или Подземные жители» (1829), написанная для племянника Алёши, первая в русской литературе книга о детстве. — Василий Алексеевич Перовский, военачальник, оренбургский военный губернатор, затем генерал-губернатор, друг В. А. Жуковского, покровитель В. И. Даля, мемуарист. Руководил ранними попытками завоевания Средней Азии — Хивинским походом (1839—1840) и Кокандским походом (1853). Участвовал в Бородинской битве, лишился пальца на левой руке, а при последующем отступлении был захвачен в плен, где находился до взятия союзниками Парижа. Участие Перовского в Отечественной войне послужило основой романа Г. П. Данилевского «Сожжённая Москва» (1885). Участник раннего этапа декабристского движения, член «Союза Благоденствия». 14 декабря 1825 года находился при императоре Николае I на Сенатской площади. 4 — Борис Алексеевич Перовский — генерал от кавалерии, генерал-адъютант, член Государственного Совета, один из создателей Российского исторического общества. 5 — Анна Алексеевна Перовская, мать Алексея Константиновича Толстого. Разошлась с мужем графом Константином Петровичем Толстым по неизвестным причинам сразу после рождения сына Алеши. Ходили слухи, что отцом Алеши был родной брат Анны Алексей Алексеевич Перовский (А. Погорельский). 6 — Ольга Алексеевна Перовская — супруга Михаила Николаевича Жемчужникова, мать Алексея, Александра, Льва и Владимира Жемчужниковых. 7 — Алексей Константинович Толстой, поэт, прозаик, драматург и переводчик, автор баллад, сатирических стихотворений, исторического романа «Князь Серебряный», драматической трилогии: «Смерть Иоанна Грозного», «Царь Фёдор Иоаннович» (постановкой этой трагедии в 1898 г. открылся Московский Художественный театр) и «Царь Борис», проникновенной лирики с ярко выраженным музыкальным началом, («Средь шумного бала, случайно…», «То было раннею весной…»). Совместно с братьями Жемчужниковыми (своими кузенами) создал литературную маску — Козьму Пруткова. 8—  Алексей Михайлович Жемчужников, лирический поэт, сатирик и юморист, один из создателей образа Козьмы Пруткова. 9 — Александр Михайлович Жемчужников, поэт и баснописец, один из создателей Козьмы Пруткова, ряд публикаций под именем Пруткова выпустил без согласия других авторов. 10 — Владимир Михайлович Жемчужников, поэт, один из создателей Козьмы Пруткова. 11 — Лев Михайлович Жемчужников, живописец,  график и художественный критик, автор знаменитого графического портрета Козьмы Пруткова. 12 — Софья Львовна Перовская — революционерка, член Исполнительного комитета Народной воли, непосредственно руководила убийством императора Александра II (1818–1881), приговорена к смертной казни через повешение.

Лев и его младший брат Василий (рис. 19) учились в Московском университете. Перед началом Отечественной войны 1812 года оба брата поступили на военною службу прапорщиками, участвовали в битве при Бородине, были награждены первыми орденами и произведены в подпоручики. Лев Перовский принимал участие во всех крупных сражениях этой войны и заграничных походах 1813 — 1814 годов, был ранен (4). В 1817 г. Лев и Василий Перовские вступили в декабристское Военное общество, а в следующем году — во вновь образованный Союз Благоденствия. В более поздних тайных обществах братья  участия не принимали и, по всей видимости, не были сторонниками военного переворота.

После подавления восстания декабристов новый император Николай I решил не наказывать братьев Перовских за участие в Союзе Благоденствия, а  — наоборот — наделить их высокими государственными должностями. Судьбы братьев Перовских в этом смысле не были исключением из общего правила. А правило поведения с «бунтовщиками», которое, видимо, выработал для себя Николай, было таковым: если взглянуть на участников тайных обществ на разных этапах их существования и  мечтавших переделать социальный строй в Российской империи, то можно разглядеть разницу меж теми, кто готовил вооруженный переворот и теми, кто думал, говорил, писал, обсуждал в тайных кружках возможности либеральных реформ, производимых самой властью. Хитрый и дальновидный (по крайней мере в начале своего правления) царь решил использовать этот либерально-интеллектуальный импульс, дав таким людям возможность реализовать свое желание служить стране, а не тратить интеллектуальный потенциал в тайных кружках. Историк Владимир Шкерин называет их «декабристами без декабря» [10, 11]. Действительно, блестящие карьеры ожидали обоих братьев во время царствования Николая (6).

Уже в 1829  Л. А. Перовский был назначен вице-президентом департамента уделов Министерства императорского двора, а в 1840 г. стал товарищем (заместителем) министра. В 1841 году он назначен министром внутренних дел с сохранением должности заместителя министра уделов, в 1852 году —  министром уделов.

Историки весьма противоречиво оценивают деятельность Перовского на этих постах [10–12]. Владимир Шкерин, например, указывает на негативную роль министра Перовского в деле петрашевцев (1849) [11]. В то же время этот же автор отмечает особую роль братьев Перовских в помощи и в прямом смысле этого слова — в спасении выдающихся представителей российской культуры. По его словам, он намеренно начинал с одного и того же слова названия статей на эту тему, опубликованных в разные годы: «Спасение казака Луганского: биография В.И. Даля на фоне политических интриг 1840-х гг.» [13] (7);  «Спасение рядового Шевченко: ссыльный поэт и военные губернаторы Оренбуржья» [14]; ««Спасение» Александра Алябьева, или О пользе посещения Кавказских Вод» [15].

19

Рис. 19. Памятник военному губернатору Оренбурга Василию Алексеевичу Перовскому в парке Перовского в Оренбурге. Тот факт, что в 2005 году установили памятник человеку, бывшему губернатором полтора столетия назад, говорит о благодарной памяти горожан. Фото Елены Шухман.

Безусловно, Лев Перовский был исключительно энергичным человеком и пользовался репутацией активного антикрепостника (противника крепостного права). Начиная с 1842 года, возглавляемое им Министерство внутренних дел становится главным штабом по подготовке освобождения крестьян. Утверждать это позволяет ряд законодательных инициатив Перовского, направленных на ограничение крепостного права и в перспективе на его отмену, в частности подача императору в 1846 г. записки «Об уничтожении крепостного состояния в России». К сожалению, Николай так и не провел эти реформы. Крепостное право в России было отменено уже после смерти Перовского «Манифестом о земле и воле» Александра II в 1861 году. Однако, не вызывает сомнения то, что Лев Перовский был одним из тех, кто подготовил эту важнейшую реформу в истории России XIX века.

А нам, конечно же, пора возвращаться к минералогии или по крайней мере — к горному делу.

Не будучи профессиональным химиком или горным инженером, Л. А. Перовский заслужил славу фанатичного собирателя и тонкого знатока минералов. Его смело можно назвать минерологом-любителем. Горнодобывающая промышленность (включая добычу драгоценных камней) в Российской империи находилась в ведении Министерства уделов. Лев Перовский внес большой вклад в ее развитие не только и не столько по долгу службы, но «подогреваемый» своим увлечением минералогией. Многие новые месторождения были открыты по его инициативе. Входил в «ученый комитет» по изданию Горного журнала (8) (рис. 20). Академик А. Е. Ферсман писал о Перовском: «Вся русская наука обязана ему за его почти тридцатилетнюю деятельность тем особым подъемом внимания к камню, которое характеризует всю первую половину XIX века» [18].

20

Рис. 20. Обложка одного из номеров Горного журнала 1833 года из электронной библиотеки «БЕЛИНКИ» (http://elib.uraic.ru/handle/123456789/493 )

После смерти Перовского его коллекцию минералов выкупил другой рьяный собиратель минералов, создатель Русского Технического общества князь Петр Аркадьевич Кочубей (1825–1892) (9). Эта часть коллекции находится сегодня в Минералогическом музее им. А. Е. Ферсмана Российской Академии Наук в Москве [20] (рис. 21).

Помимо перовскита, Перовский имел прямое отношение к открытию на Урале еще двух минералов: фенакита (рис. 22) и александрита (рис. 23). Замечательно, что уникальные образцы этих минералов из коллекции Перовского-Кочубея находятся сегодня в постоянной экспозиции музея им. Ферсмана.

Минерал фенакит (Be2SiO4) был открыт на Урале директором Екатеринбургской гранильной фабрики Яковом Коковиным (1787—1840). Первоначально минерал был принят за разновидность кварца. Именно Перовский понял разницу между этим недавно обнаруженным минералом и кварцем и отправил образцы для анализа Нильсу Густаву Норденшёльду (10), который установил физические и химические свойста этого минерала и предложил его название в 1833 году. В русскоязычной литературе [21,22] считается что Перовский описал новый минерал в Горном журнале в начале этого же года [23]. Однако, читая эту статью (11), я не нашел имени автора. Напротив, я нашел указание на то, что статья является переводом безымянной статьи, опубликованной в том же году в Annalen der Physik und Chemie (12) [24]. Впоследствии подробное кристаллографическое описание фенакита было дано Густавом Розе в 1847 году в Горном Журнале [25] (13).

Минерал александрит является природной разновидностью хризоберилла (BeAl2O4). Его  кристаллы способны менять окраску в зависимости от спектрального состава освещения (так называемый александритовый эффект). Он был обнаружен на Урале и впервые описан Нильсом Густавом Норденшёльдом в 1842 году [26]. В литературе нет разногласий по этому вопросу. Однако существует две версии истории его обнаружения и названия [21]. Для нас важно, что в обеих версиях этой истории Лев Перовский принимал активное участие. 

21

Рис. 21. Минералогический музей им. А. Е. Ферсмана Российской Академии Наук в Москве. Фото автора статьи.

22

Рис. 22. Минерал фенакит (Be2SiO4) из коллекции Минералогического музея им. А. Е. Ферсмана Российской Академии Наук в Москве. Фото автора статьи.

По первой версии, по всей видимости более легендарной, чем реально исторической, в  апреле 1834 года Норденшёльд получил от Перовского кристалл странного цвета.  Поначалу принял его за загрязненный изумруд, основываясь на низких показателях преломления и густом зеленом цвете кристалла. Однако измерив необычно высокие значения твердости образца и не успев закончить анализ, исследователь положил кристалл в карман, решив вернуться к измерениям позже. Вечером того же дня он вынул кристалл, чтобы осмотреть его при свете свечи. Однако вместо зеленого Норденшёльд обнаружил ярко-красный минерал.

23

Рис. 23. Уникальная друза из 22 кристаллов александрита из коллекции Минералогического музея им. А. Е. Ферсмана Российской Академии Наук в Москве. Размер самого большого кристалла 7.5 см. Фото автора статьи.

Согласно другой версии, видимо, более реалистичной, александрит был впервые обнаружен Яковом Коковиным в 1833 году на прииске у реки Токовой близ Екатеринбурга. Он также принял его за изумруд и отправил Перовскому. Именно Лев Перовский провел первоначальные измерения свойств этого образца, отметив как повышенные значения твердости, так и изменение цвета кристалла при разном освещении. Первоначально Перовский планировал назвать новый минерал «диафанит» (от греческого διαφανής — «блестящий, яркий»). Однако, воспользовавшись моментом, он придумал имя «александрит» и подарил его царевичу Александру в день его шестнадцатилетия 17 апреля 1834 года.

Александр Богданович Кеммерер

Александр Богданович Кеммерер родился в 1789 году в тюрингском городе Артерн (тогда принадлежавшем Саксонии) и был привезен родителями в Санкт-Петербург в возрасте восьми лет. Получив начальное образование, он поступил учеником в частную аптеку. В 1809 году он сдал экзамен на фармацевта, а уже в 1812 году открыл собственную аптеку. Интенсивная работа в аптеке не помешала Кеммереру посвятить себя научным исследованиям. Он был председателем Русского фармацевтического общества, в создании которого в 1818 году принимал активное участие, а также членом Российского императорского минералогического общества и Московского общества испытателей природы.

В 1824 году он стал главным химиком в лаборатории Департамента горного дела и соли, а затем, в 1826 году, возглавил только что созданную Главную горную аптеку. Эта новая должность позволила Кеммереру посвятить большую часть своего времени любимому занятию — минералогии. Он опубликовал много статей в Горном Журнале и Записках Российского минералогического общества. За работу «Ueberblick der Theorien der Geologie Werner’s und Hutton’s» («Обзор теорий геологии Вернера и Хаттона») Гейдельбергский университет присудил ему степень доктора философии в 1829 году. Позже диссертация была опубликована в виде статьи в Горном журнале [27].

В 1829 году по воле Николая I Кеммерер был привлечен к преподаванию некоторых основ естественных наук великому князю Александру Николаевичу, будущему императору Александру II и, видимо, его сестре Ольге Николаевне (14), которая впоследствии вспоминала: (цитируется по [28]): «Я была страстно увлечена химией и следила с большим интересом за опытами, которые производил некто Кеммерер… Он показывал нам первые опыты электрической телеграфии (15), изобретателем которой был Якоби. Опыты эти в 1837 году вызывали глубочайшее изумление и в пользу их верили так же мало, как и в электрическое освещение. Уже в то время мы получили понятие о подводных снарядах, впоследствии торпедах».

Каммерер собрал отличную коллекцию минералов, в основном найденных в России [29]. Одним из последних поступлений в эту коллекцию был новый минерал, найденнный на Урале, описанный Нильсом Густавом Норденшёльдом в 1842 году [30] и названный им в честь Кеммерера (рисунок 24). Отмечая роль Кеммерера в открытии минерала, Норденшёльд пишет:

«Минерал сей находится около Бисерска, в Пермской губернии. Так как различие его от ленидолина было замечено прежде всехъ Главным Горным Аптекарем Кеммерером, то я предлагаю назвать его кеммереритом».

Интересно, что в этой же статье автор упоминает также исследование Гутсава Розе:

«В заключение должен я заметить, что Профессор Розе, под именсм гидраргилита описал минерал из Ахматовского прииска около Златоуста, который, во многих наружных признаках, походит на описанный выше, но по составу его и по явлениям пред паяльною трубкой они совершенно различны».

24

Рис 24. Минерал кеммерерит (Mg5Al(AlSi3O10)(OH)8) из коллекции Минералогического музея им. А. Е. Ферсмана Российской Академии Наук в Москве. Фото автора статьи.

Из статьи Густава Розе [5] нам точно известно, что привезенный ему Кеммерером летом 1839 года новый минерал (впоследствии названный им перовскитом) был найден на Южном Урале, на руднике «Ахматовская копь» возле Златоуста (рис. 25 а). Этот рудник был открыт в 1811 году Ефимом Ахматовым (1767 -?), в то время  приказчиком Кусинского металлургического завода под Златоустом [31] (16). В течение всего XIX века этот рудник широко использовался как источник ценных образцов минералов. Его подробное описание было опубликовано в 1878 году русским геологом И. В. Мушкетовым (1850–1902) [32]. В 1981 году он был объявлен охраняемым государством геологическим памятником в рамках национального парка «Таганай» (рис. 25 б).

Из того же источника [10] мы знаем, что Густав Розе назвал новый минерал в честь Льва Перовского по предложению Кеммерера. Что предшествовало визиту Кеммерера в Берлин? Кто нашел образцы нового минерала в России? От кого Кеммерер получил эти образцы? Эти вопросы остаются открытыми.

Я пользуюсь понятием «перовскит» практически ежедневно. И хотя я знаю, что в те времена было принято называть минералы именами высоких государственных сановников, и что Густав Розе делал это неоднократно (17), мне хочется верить что случай с названием перовскита в честь Льва Перовского был исключением. Основываясь на вышеупомянутых историях об открытиях фенакита и александрита, я рискну предположить, что Лев Перовский был действительно вовлечен в историю открытия перовскита.

25

Рис. 25. (Слева) Схематическое изображение Ахматовской копи, сделанное в 1878 году русским геологом И. В. Мушкетовым (1850–1902) [42]. Воспроизведено по статье [32]. (Справа) Национальный парк «Таганай», гора Откликной гребень. Фото из Википедии, общественное достояние.

Вместо послесловия

В 1845 году Александр фон Гумбольдт писал: «Каждый закон природы, открывающийся перед наблюдателем, влечет за собой более высокий закон, пока неизвестный» [33]. Без открытия минерала перовскита и последующих исследований в XIX веке многие выдающиеся достижения современной науки были бы невозможны. В 1987 году Нобелевская премия по физике была присуждена Георгу Беднорцу (1950) и Алексу Мюллеру (1927) (оба из Исследовательской лаборатории IBM, Цюрих, Швейцария) за открытие высокотемпературной сверхпроводимости (ВТСП). Их Нобелевская лекция была озаглавлена: «Оксиды перовскитного типа: новый подход к высокотемпературной сверхпроводимости» [34]. Еще одна Нобелевская премия по физике (2007 г.) была присуждена за открытие эффекта гигантского магнитосопротивления (ГМС), аномально высокого изменения сопротивления проводника, помещенного во внешнее магнитное поле. Этот квантово-механический эффект наблюдается в тонких пленках со сложной структурой чередующихся нанослоёв с ферромагнитными и диамагнитными свойствами [35,36]. Открытие эффекта ГМС вызвало повышенный интерес к обнаружению подобных связанных эффектов в объемных материалах. Изменение сопротивления под действием магнитного поля на несколько величин выше, чем в случае ГМС, наблюдалось в объемных образцах некоторых перовскитов марганца [37-41]. Наблюдаемое явление получило название колоссального магнитосопротивления (КМС). Происходящий на наших глазах научный штурм, направленный на разработку высокоэффективных солнечных батарей на основе металлогалогенидных перовскитов [3-4] можно считать третьей «перовскитной революцией» нашего времени. Нобелевская премия ожидается.

Примечания

  1. Мать Карла Фридриха Шинкеля Доротея Шинкель (урождённая Розе) (1749–1800) была сестрой Валентина Розе Старшего.
  2. 20 сентября по новому стилю.
  3. Николай Иванович, возможно, был рождён другой матерью.
  4. Участь Василия Перовского в этой войне была более драматичной. Не могу удержаться, чтобы не привести длинную цитату об этой истории из книги В. А. Шкерина «Поединок на шпионах» [22]: «…при отступлении из Москвы… Василий попал в плен… Чудом избежал расстрела, … и в скорбной колонне пленных отправился пешком на запад. Есть было нечего — питались лошадиной падалью. Обувь и одежда превратились в лохмотья. До поля Бородинского Василий добрел босым и искал себе сапоги на ногах убитых. Ослабевших, отставших французские конвоиры пристреливали — иногда по пятнадцати человек из колонны за день. Так он прошел пешком всю Европу — до самой Франции. В феврале 1814 года, проведя в плену более года, Василий вместе с подпоручиком Петром Семёновым (будущим членом Союза Благоденствия и отцом путешественника Н. П. Семёнова-Тян-Шанского) неудачно пытался бежать в уже занятый русскими Орлеан. Свободу они обрели только с победой русской армии. В 1865 году, после кончины Василия Перовского его отрывочные воспоминания о плене опубликовал в своем журнале «Русский архив» Петр Бартенев, а в еще через два десятилетия Григорий Данилевский изложил историю Базиля Перовского в романе «Сожжённая Москва». В описании пленения Пьера Безухова также ясно читается знакомство автора с мемуарами Перовского. «Всё, что касется его, мне ужасно интересно, и должен вам сказать, что это лицо, как историческое лицо и характер, мне очень симпатично» — признавался Лев Толстой в одном из частных писем.»
  5. Подобный термин впервые введен еще в 1932 г. литературоведом и богословом С.Н. Дурылином по отношению к князю Петру Вяземскому в статье, подписанной псевдонимом «Н. Кутанов» (Н. Кутанов [С.Н. Дурылин] «Декабрист без декабря», Декабристы и их время, т. 2, 1932, 245-284.
  6. Василий Перовский (1795–1857) стал военным губернатором Оренбургской и Самарской губерний.
  7. О близких отношениях обоих братьев Перовских с писателем, этнографом, собирателем фольклора, автором «Толкового словаря живого великорусского языка» Владимиром Ивановичем Далем (1801–1872) нужно сказать особо. Окончив петербургский Морской Кадетский Корпус в 1819 году и затем прослужив на флоте шесть лет, Владимир Даль решает изменить судьбу и поступает на медицинский факультет Дерптского университета. В Дерпте Даль публикует первые литературные произведения и там же знакомится с Василием Андреевичем Жуковским (1783–1852). В 1828 году с началом войны с турками Даль досрочно заканчивает университет и уходит в действующую армию, участвует также в польской компании 1831 г. По окончании этих военых действий, Даль начинает работать врачом в военном госпитале Петербурга. Он снова сближается с Жуковским, который знакомит товарища со столичными литераторами, среди которых — Пушкин, Гоголь, Крылов, Владимир Одоевский. Даль подружился также с Алексеем Перовским (Антонием Погорельским). В 1832 году Даль под псевдонимом «казак Владимир Луганский» публикует книгу «Русские сказки», сразу же сделавшую его знаменитым. Красивым примером нагрянувшей известности является тот факт, что ректор Дерптского университета, по прочтении сказок Даля, пригласил его преподавать на кафедру словесности, предложив принять книгу  в качестве диссертации на соискание учёной степени доктора филологии. К несчастью, в то же самое время, шефу жандармов поступает  донос на книгу Даля и его арестовывают прямо в госпитале и доставляют в Третье отделение. Однако, Жуковскому, который к тому времени служит наставником цесаревича Александра удается освободить Даля вечером того же дня. По совету Жуковского Даль решает покинуть  столицу. Тут мы должны упомянуть многолетнюю дружбу двух Василиев — Жуковского и Перовского, о которой биограф последнего И. Н. Захарьин пишет: «Идеальная трогательная дружба существовала с лишком тридцати лет между поэтом Василием Андреевичем Жуковским и с виду суровым, но столь же добрым и нежным в душе воином — Василием Алексеевичем Перовским. Много было звеньев, которые могли связывать этих двух замечательных русских людей… Главным звеном была взаимная любовь и глубокое уважение друг к другу, …родство души» (цитируется по книге В. Шкерина [21]). Именно благодаря этой дружбе, а также с  помощью Антония Погорельского летом 1833 года Даль получает должность чиновника особых поручений при новом военном губернаторе Оренбурга Василии Перовском. Находясь на  этой должности восемь лет, он становится ближайшим помощником, фактически — правой рукой губернатора, не прекращая литературную и медицинскую работу. В то же время он интесивно путешествует по Южному Уралу, собирает материалы по фольклору, и этнографии разных народов, занимается ботаникой, зоологией, картографией. За свою естественно-научную деятельность Даль избирается членом-корреспондентом Петербургской академии наук. Вместе с Василием Перовским доктор Даль участвует в Хивинском походе 1839–1840 годов. Перед своей отставкой с поста оренбургского губернатора в 1841 году, Василий Перовский добивается для своего помощника должности в столице. Даль назначен секретарем товарища министра уделов. Надо ли упоминать, что этим самым товарищем был Лев Перовский, который, как мы уже упоминали, в том же году становится министром внутренних дел, а Даль — чиновником по особым поручениям при новом министре. Фаддей Булгарин докладывает в III отделение: «Даль, первый любимец министра и доверенное его лицо, которого все губернаторы боятся более, нежели Перовского»  (цитируется по книге В. Шкерина [22]). Пожалуй, на этом мы должны закончить это затянувшееся лирическое отступление. Скажем только, что по заданию Перовского в 1846 году Даль вместе с другим сотрудником МВД Иваном Сергеевичем Тургеневым участвует в составлении знаменитой записки «Об уничтожении крепостного состояния в России». Тургенев по заданию министра составляет также записку «Несколько замечаний о русском хозяйстве и русском крестьянине» [25,26].
  8. «Горный журнал» — один старейших научных журналов России, основан в 1825 году, поначалу назывался «Горный журнал, или собрание сведений о горном и соляном деле с присовокуплением новых открытий по наукам, к сему предмету относящимся».
  9. В честь П. А. Кочубея назван минерал кочубеит.
  10. Нильс Густав Норденшёльд (1792–1866) — финский минералог, химик и горный инженер, член-корреспондент Российской академии наук, основатель Финского научного общества. Описал ряд неизвестных ранее минералов, первым провел химический анализ метеорита (1821) и установил единство земных и внеземных элементов. Его имя еще не раз появится в нашем повествовании.
  11. Хочется выразить искреннюю благодарность создателям электронной библиотека «БЕЛИНКИ» (http://elib.uraic.ru/handle/123456789/493), подготовленной с использованием фондов научной библиотеки Уральского государственного горного университета и Государственного архива Свердловской области, за возможность прочесть все выпуски Горного журнала, начиная с его основания в 1825. На рисунке 19 изображена обложка именно того номера журнала 1833 года, где размещена статья о фенаките [23].
  12. Этот выпуск журнала «Annalen der Physik und Chemie» (№6, 1833) поражает насыщенностью опубликованных материалов. Он открывается статьей Карла Фридриха Гаусса (1777 — 1855) о геомагнетизме. Кроме заметки о фенаките [19], на страницах номера мы встречаем статьи двух героев нашего повествования — обоих братьев Розе. Возможно, большинство журналов того времени может гордится публикацией статей классиков науки, журналов ведь было очень мало! В любом случае влияние статей, опубликованных в разное время в этом журнале, на историю науки невозможно переоценить. Достаточно назвать статью Макса Планка о квантовой гипотезе (1901) и четыре революционные статьи Альберта Эйнштейна 1905 года. Основанный в 1790 под именем «Annalen der Physik», в 1824 — 1899 годах он выходил под названием «Annalen der Physik und Chemie».Именно в эти годы там были опубликованы стаьти Густава Розе, в том числе — первая статья о перовските [10]. В 1899 журнал вернулся к своему первоначальному названию.
  13. Этот выпуск журнала «Annalen der Physik und Chemie» (№6, 1833) поражает насыщенностью опубликованных материалов. Он открывается статьей Карла Фридриха Гаусса (1777 — 1855) о геомагнетизме. Кроме заметки о фенаките [19], на страницах номера мы встречаем статьи двух героев нашего повествования — обоих братьев Розе. Возможно, большинство журналов того времени может гордится публикацией статей классиков науки, журналов ведь было очень мало! В любом случае влияние статей, опубликованных в разное время в этом журнале, на историю науки невозможно переоценить. Достаточно назвать статью Макса Планка о квантовой гипотезе (1901) и четыре революционные статьи Альберта Эйнштейна 1905 года. Основанный в 1790 под именем «Annalen der Physik», в 1824 — 1899 годах он выходил под названием «Annalen der Physik und Chemie».Именно в эти годы там были опубликованы стаьти Густава Розе, в том числе — первая статья о перовските [10]. В 1899 журнал вернулся к своему первоначальному названию.
  14. Ольга Николаевна (1822–1892) — дочь императора Николая I и императрицы Александры Фёдоровны, жена Карла I, короля Вюртембергского.
  15. Здесь, видимо, речь идет о том, что кроме преподавания химии, Кеммерер ассистировал учителю физики профессору Эмилию Христиановичу Ленцу (1804–1865). С именем Ленца связано создание основ электротехники: закона, определяющего тепловые действия электрического тока (закон Джоуля-Ленца) и закона, определяющего направление индукционного тока (правило Ленца).
  16. Уже в 1812 Ефим Ахматов становится управителем этого завода.
  17. Густав Розе назвал найденные на Урале минералы канкринит в честь российского министра финансов графа Егора Францевича Канкрина (1774–1845) и чевкинит — в честь генерала Константина Владимировича Чевкина (1802–1875), начальника штаба Корпуса горных инженеров в Петербурге.

Литература

[1] Energy revolution: How solar panels are becoming affordable. https://sputniknews.com/science/201907251076358722-energy-revolution-how-solar-panels-are-becoming-affordable/

[2] Editorial: Perovskites take steps to industrialization. Nature Energy, 2020, 5, 1.

[3] N.-G. Park, M. Graetzel, T. Miyasaka, Organic-Inorganic Halide Perovskite Photovoltaics, Springer, 2016.

[3] M. Grätzel, ‘The Rise of Highly Efficient and Stable Perovskite Solar Cells’, Acc. Chem. Res., 2017, 50, 487−491.

[5]   G. Rose, ‘Beschreibung einiger neuen Mineralien des Urals’, Poggendorffs Annalen der Physik und Chemie, 1839, 551–573.

[6] G. Rose, ‘Elemente der krystallographie, nebst einer tabellarischen uebersicht der mineralien nach den krystallformen’, Berlin, E.S. Mittler, 1833.

[7] G. Rose, Das krystallo-chemische Mineralsystem. Leipzig : W. Engelmann, 1852.

[8] V.M. Goldschmidt, ‘Die Gesetze der Krystallochemie’, Die Naturwissenschaften, 1926, 21, 477–485.

[9] G. Rose, ‘Reise nach dem Ural, dem Altai und dem Kaspischen Meere. Auf Befehl Sr. Majestät des Kaisers von Rußland im Jahre 1829 ausgeführt von A. von Humboldt, G. Ehrenberg und G. Rose: mineralogisch-geognostischer Theil und historischer Bericht der Reise’, Verlag der Sanderschen Buchhandlung (G. E. Reimer), Berlin, 1842.

[10]  В.А. Шкерин, Декабристы на государственной службе в эпоху Николая I. УрО РАН, Екатеринбург, 2008.

[11] В.А. Шкерин, «Поединок на шпионах»: Дело Петрашевцев и политическая провокация в России, Кабинетный ученый, Москва — Екатеринбург, 2019.

[12]  Л.Е. Шепелёв, Чиновный мир России: XVIII — начало XX в. СПб., 1999.

[13] В.А. Шкерин. Спасение Казака Луганского: биография В. И. Даля на фоне политических интриг 1840-Х гг. // Уральский исторический вестник. 2011. № 3 (32). С. 139–145.

[14] В. Шкерин. Спасение рядового Шевченко: ссыльный поэт и военные губернаторы Оренбуржья // Quaestio Rossica. Т. 7. 2019. № 2. С. 613–627.

[15] В. А. Шкерин. «Спасение» Александра Алябьева, или О пользе посения Кавказских Вод // Кавказский сборник. № 11 (42). М.: Аспект Пресс, 2019. С. 91–104.

[16] Г.А. Бялый, А.Б. Муратов. Тургенев в Петербурге. Л., 1970, с. 59.

[17] Н. П. Генералова. Тургенев: Россия и Европа. СПб., 2003, с. 187.

[18] А. Е. Ферсман А. Е. Очерки по истории камня. М, 1961. Т. 2. С. 129.

[19]   H. Seton-Watson, The Russian Empire: 1801–1917, Oxford, 1967.

[20] Н.А. Мохова, М. Л. Моисеева, Коллекция Петра Аркадьевича Кочубея в Минералогическом музея им. А. Е. Ферсмана Российской Академии Наук, Москва, 2003.

[21]    М.С. Лейкум, В.Г. Альбрехт, М.П. Попов, П.А. Реус, Загадочный камень царя Александра (об александрите, Александре II и не только о них). Издательские решения, 2018.

[22] В.А. Шкерин. Просвещенный министр или вор-аристократ? Уральский исторический вестник, 2008, №3(20), 122–127.   

[23]   ‘Фенакит — новый минерал’, Горный журнал, 1833, Кн. 9, 429-430.

[24]  ‘Der Phenakit, ein neues Minerul’, Annalen der Physik und Chemie, 1833, No. 6, 420.

[25]  Г. Розе, ‘О новомъ мѣсторожденіи Фенакита въ Ильменскихъ горахъ’, перевод Подпоручика Романовскаго, Горный журнал, 1847, Кн. 1, 82-97.

[26]  N. Nordenskiöld, ‘Alexandrit oder Ural Chrysoberyll’, Schriften der St.-Petersburg geschrifteten Russisch-Kaiserlichen Gesellschaft fuer die gesammte Mineralogie, 1842, 1, 116—127.

[27]  А. Кеммерер, ‘Взгляд на главные геологические теории: Вернерову и Гюттопову’,  Горный журнал, 1830, Кн. 10 (октябрь), 5-22.

[28] И.В. Зимин. Детский мир императорских резиденций. Быт монархов и их окружение. Центрполиграф; Москва; 2010, с. 261

[29]  Л. Кузнецова. Петербургские ювелиры XIX — начала XX века. Династии знаменитых мастеров императорской России. 2017, М.: Центрполиграф, с.51.   

[30]      Н.Г. Норденшёльд, Описание кеммерерита, нового минерала из Сибири, Горный журнал, 1842, Кн. 1, 143—162.

[31]    A. Chakhmouradian and P. M. Woodward, ‘Celebrating 175 years of perovskite research: a tribute to Roger H. Mitchell’, Phys. Chem. Minerals, 2014, 41, 387–391.

[32] И.В. Мушкетов, ‘Материалы для изучения геогностического строения и рудных богатств Златоустовского горного округа на Южном Урале’, Записки Минерал. Общества, 1878, 2, Кн. 13, 9-242.

[33] A. von Humboldt (1860), ‘Cosmos: A Sketch of a Physical Description of the Universe’, Vol. 1, Translated by Elise C. Otté, Harper & Brothers Pubishers, New York, 1858.

[44]  J.G. Bednorz and K. Müller, ‘Perovskite-Type Oxides: The New Approach for High-Tc Superconductivity’, 8 December 1987, https://www.nobelprize.org/prizes/physics/1987/bednorz/lecture

[45]  G. Binasch, S. Grunberg, Z. Saurenbach, ‘Enhanced magnetoresistance in layered magnetic structures with antiferromagnetic interlayer exchange’, Physical Review B, 1989, 39, 4828.

[46]         M.N. Baibich, G.M. Broto, ; A. Fert, F. Nguyen Van Dau, F. Petroff, P. Etienne, G. Creuzet, A. Friederich, and J. Chazelas, ‘Giant Magnetoresistance of (001)Fe/(001)Cr Magnetic Superlattices’,  Physical Review Letters, 1988, 61, 2472–2475.

[47]     G.H. Jonker, J.H. Van Santen, ‘Ferromagnetic compounds of manganese with perovskite structure’, Physica,1950,. 16, 337-349.

[48]   J. Volger, ‘Further experimental investigations on some ferromagnetic oxidic compounds of manganese with perovskite structure’ Physica, 1954, 20, 49–66.

[49] R.M. Kusters, J. Singleton, D.A. Keen, R. McGreevy and W. Hayes, ‘Magnetoresistance measurements on the magnetic semiconductor Nd0.5Pb0.5MnO3’, Physica, 1989, 155, 362-365 (1989).

[50] R. von Helmolt, J. Wecker, B. Holzapfel, L. Shultz, and K. Samwer, ‘Giant negative magnetoresistance in perovskitelike La2/3Ba1/3MnOx ferromagnetic films, Physical Review Letters, 1993, 71, 2331-2333.

[51] S. Jin, T.H. Tiefel, M. McCormack, R.A. Fastnacht, R. Ramesh, and L.H. Chen, ‘Thousandfold Change in Resistivity in Magnetoresistive La-Ca-Mn-O Films’, Science, 1994, 264, 413-415.

Share

Евгений Кац: Перспективный перовскит: 4 комментария

  1. Soplemennik

    Превосходный очерк!
    —-
    В Австралии очень широко распространены солнечные батареи на северных скатах крыш. Но есть одна беда, с которой трудно бороться — пыль.

    1. Евгений Кац

      Большое спасибо! С пылью тоже можно бороться, но это уже другая история

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math