© "Семь искусств"
  июнь 2017 года

Лорина Дымова: Дайте мне строчку

В песочных часах
песка драгоценного не остается.
На всех парусах
вчерашняя жизнь к горизонту несется.

Лорина Дымова

Дайте мне строчку

***

Сладостный вздох подступающей к горлу весны,
Память остра и блестяща, как новое лезвие.
Перекликаются годы, рифмуются сны,
И вспоминают свои имена золотые созвездия.

Дева, Персей, чуть поодаль Созвездье Тельца
Смотрят из бархатной глуби ночного колодца.
Им-то известно, что жизни не будет конца,
Мы им поверим, и всё как-нибудь обойдется.

***

И наши души станут кочевать…
В прогалинах небесных ночевать
И видеть сны о городе нарядном,
Где жили и летали век назад.
Где шелестел листвою райский сад,
В котором птицы, фрукты и прохладно.

Как выяснилось, им на небесах
Не сто́ит вспоминать о чудесах,
Поскольку нет там никакого рая.
Он на земле остался в том саду,
Куда я в жизни больше не войду,
Надеясь, обольщаясь, обмирая.

***

… А что я хочу, моя радость?
Представь – ничего.
Была бесконечной дорога. Давно уж наскучило
Ждать встречи счастливой, ухмылки капризного случая.
Пусть будет как есть. Я согласна со статусом-кво.

А коли сейчас подфартило – ну что ж, повезло.
Веленье небес, и никто никому не обязан.
Содвинем бокалы и выпьем, как водится, разом
Тягучий напиток с волшебным названьем «Мерло».

КАРЕТА

Ну что нам, дорогой, до мировых проблем?
Мир в нашем вовсе не
нуждается совете.
Он все решит без нас. Он с нами глух и нем.
Он едет по земле
в грохочущей карете.

Но за каретой мы с тобой не побежим,
Не станем догонять
и тявкать, как собачки.
У нас иная цель, у нас другой режим.

Нужны ль от мира нам
убогие подачки?

И что с того, что он не одобряет нас,
Что арсенал его – кастеты и стилеты?
Пускай, всего лишь день нам дан, а может, час,
Но едем мы с тобой внутри своей кареты.

***

Звонки, долги, счета − такое дело!
Прохлада, зной и снова холода.
Промчалась, проплыла, прошелестела…
Взглянули − а дорога опустела
И не ведет – как странно! − никуда.
Необъяснимы старые забавы,
Невероятен прежний наш язык
Пойди налево, или нет, направо…
Нет, лучше не ходи.
Везде тупик.

***

Ну что же, сдаюсь. Вот пароли и явки,
Талон на любовь, документ на уют.
Конечно, могу попросить о добавке,
Но только ее никому не дают.

И пусть! Надоел этот гвалт, этот грохот!
Ведь жизнь так похожа на цирк шапито.
И всё же… еще бы немного неплохо…
Спросить? Но ответа не знает никто.

ДВОЕ

Сказать. Умолкнуть. Притвориться.
Уйти. Вернуться. Вновь бежать.
Но хочется договориться.
Но невозможно продолжать.

Сесть и друг другу улыбнуться.
Да как же так? Постой. Прости!
Но снова вспомнить, оглянуться,
и задохнуться, и уйти.

***

Да, нелегко вам, что и говорить!
Вы – вне соблазнов, страсти, искушений,
и женщину должны боготворить –
иных для вас не существует отношений.
Но кто подобную осилит высоту?
Богиней быть заманчиво, но тяжко.
Вы вечно обожаете не ту:
то курицу, то стерву, то бедняжку.

***

Зря, дружок, не лезь из кожи:
всё всегда одно и то же.
Вспышка счастья, наслажденье,
охлажденье, отчужденье.
И вчерашняя богиня
в кухне кашу варит ныне.
Бог стал толстым и болтливым
где-то рядом с Тель-Авивом.

***

Телегу любви я тяну и тяну за двоих,
наверное, скоро умру от ее громыханья.
А он, мой напарник,
хоть с виду и крепок, и лих,
уже отступился –
ему не хватает дыханья.

Ну что же, я дальше одна.
Пусть сидит на пеньке.
Подъем все равно одолею,
хотя бы с разбега.
А впрочем, он прав:
лучше дальше идти налегке.
И я у подножья холма
оставляю телегу.

ДАЙТЕ МНЕ СТРОЧКУ

Дайте мне строчку,
которой могла бы я в холод согреться.
Дайте мне точку −
должна же на что-нибудь я опереться.
Точки, крючочки и несколько умных словечек,
но не желательно,
чтоб получился из них человечек.
Ох, ненадежная это, я знаю, опора.
С ними беда − разговоры, укоры, раздоры,
с ними тепло от костра − это только отсрочка.
Выход единственный:
дайте мне строчку.
Дайте мне строчку!

ТАК ВОТ ПОЧЕМУ…

… Так вот почему о любви, о любви! –
За целую жизнь – ни забыть, ни привыкнуть.
Ведь только она знает способ –
Проникнуть
Из тьмы в этот мир,
Где шуршанье листвы,
Где длится в веках нестихающий пир
Мелодий осенних и красок весенних.
Какая удача, какое везенье –
Из мрака попасть в этот солнечный мир!

… Так вот почему все земные пути
Ведут только к ней –
И никак не наскучат.
Ведь только любви представляется случай
Из мрака
Тебя в этот мир привести.

Известен лишь ей тот таинственный код,
Который хранится на дне мирозданья.
Его ты постигнешь в минуты свиданья –
И жизнь золотые врата отопрет.

…Так вот почему до скончания дней
О ней, ускользающей…
Только о ней.

***

К возлюбленной много часов добираться –
не менее трех.
Неужто поближе таких же нет, братцы,
нескладных дурех?

Полно́! Молодых, с голубыми глазами,
уютней, нежней.
Нет, пилит и пилит часы за часами
он именно к ней.

Стремится, торопится, мчится, пылает –
где взять столько сил?
Да нет, просто разум ему застилает
июльский хамсин.

***

Тот уголок в душе,
где ты недавно жил,
отныне пуст.
Там черный ветер свищет,
и пахнет гарью, как на пепелище.
Ты в нем разжег костер,
а после потушил.
Мне холодно.
Я даже не больна.
И даже не грустна.
Я – никакая.
И ветер воет, время рассекая.
А времени полно,
поскольку жизнь длинна.

***

Я не верю, да и ты не верь.
Праздник обретений и потерь
долго никогда, дружок, не длится.
Ты ль разлюбишь, я ли разлюблю –
оба вслед посмотрим журавлю,
и решим: ну что ж, пускай синица.

Перышки, веселый хохолок.
Зернышки насыплем в уголок,
чтоб была довольна и резвилась.

Но журавль курлычет в небесах,
и на звездных медленных часах
стрелка навсегда остановилась.

***

Ну, зачем, ну, зачем ты?
Утихни, уймись, погоди.
Стисни зубы,
От бешеных слов удержись.
Если мы разлучимся –
лишь старость и смерть впереди,
Если нет – будет жизнь.
Будет долгая жизнь.

Ничего, что зима.
Что друзья – все уже старики,
что уже не боимся давно ни сумы, ни тюрьмы.
Мы по Яффо пойдем.
И шаги наши будут легки
посреди наваждения, города, мира, зимы.

***

Седая старуха за мною гналась по пятам,
а если быть точной – уже наступала на пятки.
Казалось, что нет меня здесь и что я уже т а м,
на том берегу…
Вот в такие играли мы прятки.

Но тут появился… не знаю, как звать, кто такой –
пришелец, посланец, а может быть, Бога поверенный.
Без слов, без улыбки меня поманил он рукой,
и я возвратилась на берег…
На берег потерянный.

***

Горячка.
Успеть, пока занавес не опустили.
Гордячка.
Надменность, обидчивость были да сплыли.
В песочных часах
песка драгоценного не остается.
На всех парусах
вчерашняя жизнь к горизонту несется.
Безумная качка.
Далеких флотилий огни и сигналы.
Горячка. Гордячка.
Еще! Подождите! Мне мало! Мне мало!

МАРАФОН

До чего же прямая на этом участке дорога!
Наконец нам никто не мешает,
никто не толкается.
Быстро теперь мы дойдем
до обители Бога
И остановимся у ворот…
И душа обомрет…
Догадается…

А какое на этом отрезке пути
освещение!
Закатное солнце в полнеба.
И вереница огней позади,
провожая нас, тянется.
Но они уже в общем-то не имеют значения –
Только если душа непонятно зачем оглянется.

Всё ей неймется!.. Вон впереди уже окна зажглись.
Времени нету.
Нас ждут. Нужно идти. Что толку оглядываться?
Нужно подумать, что скажем,
когда призовут нас к ответу.
…А душа всё смотрит назад – не устала, значит,
ни горевать, ни радоваться.

Просторна дорога.
Но отчего же она так пустынна?
Куда подевались друзья и сограждане наши,
что рядом шагали бессонно?
А ветер попутный так весело дует нам в спину
На самом последнем отрезке
гигантского марафона.

СМЕНА СОСТАВА

Новое небо, иные друзья,
странные травы…
— Что приключилось, радость моя?
— Смена состава.

Песенка жизни глупа и стара —
словно шарманка.
Вывернуть, значит, настала пора
жизнь наизнанку.

Странные улицы. Город иной —
необычайный.
Новый пейзаж. Вместо холода зной.
Новые тайны.

Звезд незнакомых невнятный пунктир
слева и справа.
Мир ирреальный. Призрачный мир.
Смена состава.

Странный язык. Неясны и темны
лица прохожих.
Новые мысли. Новые сны.
Новая кожа.

Как же нам жить по законам чужим?
Чужому уставу?
Поздно! Включаемся в новый режим!
Смена состава.

Жизнь, моя радость, свеча на ветру —
Божья забава.
Миг — и другие вступают в игру.
Смена состава.

НОЧЬ СВЕТЛА

Бывают эпохи, в которых нет места любви,
Но что же поделать – такая нам выпала доля.
И все-таки…
Хрипнут от счастья под звездным дождем соловьи,
И май златоглазый плывет на волшебной гондоле.

Бывает судьба без надежды.
Заботы. Дела.
Чужая страна. Добыванье насущного хлеба.
И все-таки…
Ночь словно в вальсе старинном светла,
И лунные ливни струятся с горячего неба.

И все-таки…
Я не могу, хоть убей, подтвердить,
Что миром прочитан любовный роман
До последней страницы.
… Ах, милый,
Ты в душную полночь меня не забудь разбудить,
Когда о далекой грозе возвестят голубые зарницы.

Как всё перепуталось:
Зной, незнакомый язык,
Друзья, что остались неведомо где,
Деревенское снежное поле.
И руки твои… И бессмертного города лик.
И мир, над которым плывут времена
На волшебной гондоле.

Лорина Дымова: Дайте мне строчку: 11 комментариев

  1. Aleks B.

    начну-ка с марта-апреля 2015 года, когда Лорина Д. пообещала вернуться
    (к нам? — в Блоги? — В — П о р т а л)
    ***
    Вернусь сюда в иные времена,
    лет через двести или через триста,
    и удивлюсь: тяжелая луна
    все та же, те же звездные мониста.

    И те же люди − та же ерунда
    в их головах и те же сумасбродства.
    Ей-богу, не рвалась бы я сюда,
    когда б сказали мне про это сходство …
    — — — —
    Обещание выполнено, Лорина Дымова вернулась. Вместо каберне — «напиток с волшебным названьем «Мерло». И новые замечательные стихи.
    *
    Сладостный вздох подступающей к горлу весны,
    Память остра и блестяща, как новое лезвие.
    Перекликаются годы, рифмуются сны,
    И вспоминают свои имена золотые созвездия.

    Дева, Персей, чуть поодаль Созвездье Тельца
    Смотрят из бархатной глуби ночного колодца.
    Им-то известно, что жизни не будет конца,
    Мы им поверим, и всё как-нибудь обойдется.
    *
    И наши души станут кочевать…
    В прогалинах небесных ночевать
    И видеть сны о городе нарядном..
    *
    Тягучий напиток с волшебным названьем «Мерло»
    *
    Да, нелегко вам, что и говорить!
    Вы – вне соблазнов, страсти, искушений,
    и женщину должны боготворить –
    иных для вас не существует отношений.
    Но кто подобную осилит высоту?
    Богиней быть заманчиво, но тяжко.
    Вы вечно обожаете не ту:
    то курицу, то стерву, то бедняжку.
    *
    Зря, дружок, не лезь из кожи:
    всё всегда одно и то же.
    Вспышка счастья, наслажденье,
    охлажденье, отчужденье.
    И вчерашняя богиня
    в кухне кашу варит ныне.
    Бог стал толстым и болтливым
    где-то рядом с Тель-Авивом.
    *
    Телегу любви я тяну и тяну за двоих,
    наверное, скоро умру от ее громыханья.
    А он, мой напарник,
    хоть с виду и крепок, и лих,
    уже отступился –
    ему не хватает дыханья.

    Ну что же, я дальше одна.
    Пусть сидит на пеньке.
    Подъем все равно одолею,
    хотя бы с разбега.
    А впрочем, он прав:
    лучше дальше идти налегке.
    И я у подножья холма
    оставляю телегу.
    *
    Дайте мне строчку,
    которой могла бы я в холод согреться.
    Дайте мне точку −
    должна же на что-нибудь я опереться.
    Точки, крючочки и несколько умных словечек,
    но не желательно,
    чтоб получился из них человечек.
    Ох, ненадежная это, я знаю, опора.
    С ними беда − разговоры, укоры, раздоры,
    с ними тепло от костра − это только отсрочка.
    Выход единственный:
    дайте мне строчку.
    Дайте мне строчку!
    *
    ТАК ВОТ ПОЧЕМУ…
    … Так вот почему о любви, о любви! –
    За целую жизнь – ни забыть, ни привыкнуть.
    Ведь только она знает способ –
    Проникнуть
    Из тьмы в этот мир,
    Где шуршанье листвы,
    Где длится в веках нестихающий пир
    Мелодий осенних и красок весенних.
    Какая удача, какое везенье –
    Из мрака попасть в этот солнечный мир!

    …Так вот почему до скончания дней
    О ней, ускользающей…
    Только о ней.
    ***
    Да нет, просто разум ему застилает
    июльский хамсин.
    ***
    Тот уголок в душе,
    где ты недавно жил,
    отныне пуст.
    Там черный ветер свищет,
    и пахнет гарью, как на пепелище.
    Ты в нем разжег костер,
    а после потушил.
    Мне холодно.
    Я даже не больна.
    И даже не грустна.
    Я – никакая.
    И ветер воет, время рассекая.
    А времени полно,
    поскольку жизнь длинна.
    ***
    Я не верю, да и ты не верь.
    Праздник обретений и потерь
    долго никогда, дружок, не длится.
    Ты ль разлюбишь, я ли разлюблю –
    оба вслед посмотрим журавлю,
    и решим: ну что ж, пускай синица…
    ***
    СМЕНА СОСТАВА
    Новое небо, иные друзья,
    странные травы…
    — Что приключилось, радость моя?
    — Смена состава.

    Песенка жизни глупа и стара —
    словно шарманка.
    Вывернуть, значит, настала пора
    жизнь наизнанку…
    ***
    НОЧЬ СВЕТЛА
    Бывают эпохи, в которых нет места любви,
    Но что же поделать – такая нам выпала доля.
    И все-таки…
    Хрипнут от счастья под звездным дождем соловьи,
    И май златоглазый плывет на волшебной гондоле…

  2. Лорина Дымова

    Дорогой Aleks B., очень рада Вашему отклику — без Вас я бы думала, что вернулась в пустыню. Спасибо.

    1. Aleks B.

      Что Вы, дорогая Лорина, совсем не пустыня. Может быть, это — хамсин, проносящийся по закоулкам и пустырям наших двух — ?- стран, отвлекающий читателей от вечных ценностей, от семи искусств, — а, может быть, появились новые искусства (искусы, искушения), а мы не заметили.
      Уверен, что Вас и Ваши стихи не забыты. А хамсин пройдёт, народ примет неизбежные перемены и, может быть, как уже не раз бывало, читатели вернутся к старым книгам, чтобы написать новые.
      Желаю Вам много новых стихов и — новых дерзаний.

  3. Аня

    Дорогаю Ларина, только сейчас благодаря гостевой наткнулась на ваши стихи, а то бы мой отклик был бы первым. Не может вашим стихам быть пустыня, я их всегда жду и, когда долго нет , скучаю. Спасибо за мудрость, грусть, ‘маленькую надежду’ и просто за чудную поэзию.

  4. Ефим Левертов

    Дорогая Лорина!
    Был в отпуске, пытался поставить отзыв, но он не проходил. Возможно, что курсы повышения математической квалификации инженеров недостаточны, чтобы сложить два двузначных числа. А я грешил на планшет и Wi-Fi.
    Стихи отличные, но почему надо ждать два-четыре месяца, чтобы прочитать их.
    Стихи не только отличные, но и удивительно ровные, в том смысле, что в подборке нет колебаний их высокого уровня..
    Очень трудно выделить что-нибудь одно, а большой массив цитирования в отзыве осуждается Редакторами.
    Хочу только попросить Вас, быть здесь почаще!

  5. Лорина Дымова

    Дорогой Ефим! Очень рада услышать Ваш голос. Тем более произносящий такие слова. Спасибо.

  6. Наташа Блок

    Замечательные стихи! Спасибо, Лорина. Я Ваша давняя поклонница.

  7. Леонид Ветштейн

    Если мы разлучимся –
    лишь старость и смерть впереди,
    Если нет – будет жизнь.
    Будет долгая жизнь. ТАК ОНО И ЕСТЬ.

  8. Aleks B.

    Никитины Сергей и Татьяна
    Диалог у новогодней ёлки
    Загружено: 09 Sep 2012
    ****
    — Что происходит на свете?
    — А просто зима.
    — Просто зима, полагаете вы?
    — Полагаю.
    Я ведь и сам, как умею, следы пролагаю,
    В ваши уснувшие ранней порою дома.

    — Что же со всем этим будет?
    — А будет январь.
    — Будет январь, вы считаете?
    — Да я считаю.
    Я ведь давно эту белую книгу читаю,
    Я ведь давно эту белую книгу читаю,
    Этот с картинками вьюги старинный букварь.

    — Чем же всё это окончится?
    — Будет апрель.
    — Будет апрель, вы уверены?
    — Да, я уверен.
    Я уже слышал, и слух этот вами проверен,
    Будто бы в роще сегодня звенела свирель.

    — Что же из этого следует?
    — Следует жить,
    Шить сарафаны и легкие платья из ситца.
    — Вы полагаете, всё это будет носиться?
    — Я полагаю, что всё это следует шить!

    Следует шить, ибо сколько зиме не кружить,
    Не долговечна её кабала и опала,
    Так разрешите же в честь новогоднего бала,
    Руку на танец, сударыня, вам предложить.

    Месяц — серебряный шар со свечою внутри,
    И карнавальные маски по кругу, по кругу,
    Вальс начинается, дайте ж сударыня руку,
    И раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три.

    Раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три,
    Раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три,
    Раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три.

    Нехватает Вас в Блогах, Л. В. и Лорина, в Мастерской — далеко от нар-ода-и-ода- иода-о, да!-ода
    Не беда, это только лишь вальс ново-годний- угодный, кому он у-год-ный, уГОДный, по-год-ный…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math