© "Семь искусств"
  октябрь 2017 года

Ольга Новиковская: Связь времён

Все, что до недавнего времени было известно о предыдущих поколениях семей Дорошевских и Румянцевых, моя мама почерпнула из кратких записей на поздравительных открытках и старых фотографиях, из своих детских воспоминаний и из рассказов приемной матери — Ларионовой Ольги Тимофеевны.

Ольга Новиковская

Связь времён

Изыскания в области семейной истории

Часть 1
ДОРОШЕВСКИЕ, РУМЯНЦЕВЫ И ЛАРИОНОВЫ

1.1. Из семейного архива.
Две матери моей мамы: дворянка и крестьянка

 Посвящается моей маме — Алексеевой Елене Ивановне (31.08.1933–17.03. 2002). О. Н.

 Когда я была ребенком, моя мама мечтала о том, что когда-нибудь мы вместе будем работать в читальном зале публичной библиотеки. К сожалению, этой ее мечте не суждено было сбыться.

Теперь, когда мамы уже нет, я одна хожу в читальные залы и архивы, где продолжаю по крупицам собирать информацию о наших с нею предках.

Я очень сожалею о том, что мама уже никогда не узнает о том, что написано в этих архивных делах, не увидит фотографий своих, так рано утраченных ею, родных.

В 2015 году мне удалось ознакомиться в Центральном государственном историческом архиве Санкт-Петербурга с документами, имеющими непосредственное отношение к членам семьи генерала от инфантерии Николая Федотовича Дорошевского (маминого деда). Эти столетней давности документы позволили мне узнать много нового о своих корнях по материнской линии. Так, в частности, я прочла, что дворянский род Дорошевских берет свое начало на украинской земле. (А ведь об этом раньше ни я, ни моя мама даже не подозревали). Но об этих архивных материалах — чуть позже.

Сначала же я расскажу о том, что слышала от самой мамы и ее приемной матери — Ларионовой Ольги Тимофеевны.

Мамины родители — Людмила Николаевна (1896–1943) и Константин Васильевич (1894?–1942) Румянцевы

В отличие от предков по отцовской линии — Аносовых и Пузановых, о маминых родных мне до недавнего времени было известно немного. Ведь моей маме — Елене Ивановне (при рождении — Румянцевой Елене Константиновне) — единственному члену семьи Румянцевых, выжившему в блокадную зиму 1942–1943 года, было 9 лет, когда не стало всех ее близких: матери, отца, дяди и старшего брата.

В нашем семейном архиве от маминых родителей осталось лишь несколько дореволюционных фотографий и почтовых открыток, на основании которых можно сделать вывод, что: мой дед — Румянцев Константин Васильевич (родившийся не позднее 1894 г., а умерший в 1942 г.) — родом из города Курска, из учительской семьи. Был Константин, так же как и его старший брат Николай, инженером-экономистом, выпускником СПб Лесного политехнического института.

К.В. Румянцев

Его жена, моя бабушка — Румянцева Людмила Николаевна (1896 — 1943) — была средней из трех дочерей военного судьи, генерала от инфантерии Н.Ф. Дорошевского. Закончила Людмила, так же как и ее сестры, Смольный институт благородных девиц.

Л.Н. Румянцева

Л.Н. Румянцева

 Семейный архив

Все, что до недавнего времени было известно о предыдущих поколениях семей Дорошевских и Румянцевых, моя мама почерпнула из кратких записей на поздравительных открытках и старых фотографиях, из своих детских воспоминаний и из рассказов приемной матери — Ларионовой Ольги Тимофеевны.

Почтовые открытки датированы 1906–1917 гг. Адресованы они прадеду Н.Ф. Дорошевскому, моей еще юной бабушке — Людмиле и ее будущему мужу — студенту Константину Румянцеву.

Среди вещей, принадлежавших некогда отцу Людмилы — генералу Николаю Федотовичу Дорошевскому, до наших дней сохранилось лишь несколько сувениров, а также серебряные ложки и столовые салфетки с его монограммой. (Монограмма состоит из переплетения букв: D, N и Q (фита) — по первым буквам его имени).

Кроме того, в нашей семье хранятся настенные часы и огромное зеркало в некогда позолоченной раме, несколько вазочек и три небольших гобелена, принадлежавшие Дорошевским. Как рассказывала Ольга Тимофеевна, в 1917 году был еще большой портрет генерала в военном мундире (в полный рост), написанный маслом. Но в самые жестокие советские годы родные царского генерала вынуждены были сжечь этот портрет в печке, чтобы не подвергать свою жизнь опасности. Кстати, тогда же у деревянного орла на часах, на всякий случай была отпилена его единственная голова. (Голову эту сохранили и позже приклеили на свое место ).

 Альбом с рисунками и записями юного Константина Румянцева — моего деда

Передо мной еще один документ того времени — юношеский альбом деда. В нем Константин Румянцев каллиграфическим почерком записывал «выдержки наиболее важных мест» из произведений передовых писателей начала 20-го века. На одной из страничек этого альбома — Максим Горький, «Дети солнца», и первая фраза: «Там, где пролита кровь, никогда не вырастут цветы». А на других страницах — строки ныне забытых поэтов: Мельшина, Барыкова, Василия Чужого — о бедных и угнетенных, и дата — 24 мая 1906 года.

Здесь же изящные рисунки самого Константина. Тройка коней и ямщик по колено в снегу, выполненные простым карандашом; цветы и птицы, а рядом, в окружении фиалок, буква «Л» — нам остается догадываться, возможно, это первая буква имени «Людмила».

Супруги Румянцевы — Жизнь между мировыми войнами

У супругов Константина Васильевича и Людмилы Николаевны Румянцевых (мои дедушка и бабушка) родилось трое детей: Дмитрий (умер в 3-летнем возрасте), Георгий (1925–1942) (дома его звали Юрой) и младшая Лена (1933–2002) — моя мама. Жили они на Поварском пер. в доме 13, квартире 4, там же, где до революции (с 1911 года) проживала семья генерала Дорошевского. Правда. теперь эта большая квартира стала коммунальной и Румянцевы занимали в ней лишь две комнаты.

По воспоминаниям О.Т. Ларионовой, в 20-30-е годы семья Румянцевых бедствовала. Дед — Константин Васильевич — был очень принципиальным и прямолинейным человеком и из-за этого часто лишался работы, а поступить на новое место удавалось не сразу. К тому же Людмила Николаевна, закончившая Смольный институт, не была приспособлена к «новой жизни». Она не умела рационально вести хозяйство, поэтому нуждалась в помощи прислуги. Ольга Тимофеевна, бывшая до революции горничной в семье Дорошевских, и ставшая их соседкой по коммунальной квартире, и после 1917 года, продолжала помогать Людмиле Николаевне в домашних делах, делая это уже на добровольных началах.

Чтобы свести концы с концами, Людмила Николаевна начала работать. В период НЭПа она ходила в зажиточные семьи обучать детей французскому языку. Позднее ей удалось найти работу счетного работника.

Годы шли, дети росли. Старшему — Юре — перед войной исполнилось 15 лет. Из-за болезни позвоночника мальчик не мог много двигаться. Юра очень любил читать, коллекционировал марки. Младшая — Лена — осенью 1941 года должна была пойти в школу.

Семья Румянцевых в блокаду

Во время Великой Отечественной войны семья Румянцевых продолжала жить все в той же квартире — на Поварском переулке. В 1941 году, вместе с детским садом, мою маму — маленькую Лену — пытались на поезде вывезти из Ленинграда. Но город был уже окружен, и детей вернули назад.

Пришла первая блокадная зима. Румянцевы, как и все, страдали от голода и холода. Съели все, что можно было съесть. У брата Юры, вспоминала мама, в аквариуме жил аксолотль (личинка земноводного). Пришлось сварить и его. Печку-буржуйку, стоявшую в комнате, топили книгами и мебелью (правда, на диво, уцелел комплект «Отечественных записк некрасовских времен, а также прижизненное собрание очинений Вольтера). Но все равно было холодно. Основным занятием детей в это время было чтение. Но детских книг в доме день ото дня становилось все меньше, потому что они были тоньше и лучше горели в печке.

Когда у ослабевшей бабушки — Людмилы Николаевны — в очереди за хлебом выхватили из рук сумочку с продовольственными карточками, стало ясно, что это конец. Первым умер от голода 16-летний Юра, потом отец — Константин Васильевич.

Когда умирала Людмила Николаевна, она попросила Ольгу Тимофеевну Ларионову, ставшую за последние годы ее ближайшей подругой, «не отдавать Лену в детский дом, а взять ее себе». Супруги Ларионовы (Ольга Тимофеевна и Иван Иванович) так и поступили. (Своих детей у них не было). Так моя мама из Румянцевой Елены Константиновны стала Ларионовой Еленой Ивановной.

Новые родители маленькой Лены

Новые родители Лены — супруги Ларионовы — были родом с Новгородчины. Оба происходили из крестьянских семей, имели образование 1-2 класса церковно-приходской школы. Дедушка едва научился читать и писать, как родители забрали его из школы для крестьянских работ, ведь Иван был старшим из трех сыновей в семье

Бабуля — Ольга Тимофеевна, наоборот, была одной из младших в многодетном крестьянском семействе. Отец ее —Тимофей Смирнов — был гусляром, вдовец с тремя детьми, женился вторым браком на бабулиной матери. Молодая жена — Ефросинья Яковлевна родила ему еще15 детей, из которых до взрослого возраста дожили только 5. Моя бабушка Ольга Тимофеевна, была у своей матери 14-м ребенком.

О.Т. Ларионова

О.Т. Ларионова

Бабуля была образована куда лучше, чем дедушка. Ведь все детство она общалась со своей ровесницей — дочерью местного барина Григорьева. (Старший брат бабушки служил у этого барина лакеем). Девочки часто играли в школу, где Оля была «ученицей», а господская дочка Таня — «учительницей». (До глубокой старости бабуля наизусть помнила стихи Пушкина, Жуковского, Плещеева и детские песенки на французском языке, которые они когда-то пели вместе с Таней Григорьевой).

История барина Григорьева

Не могу удержаться от того. чтобы не рассказать попутно историю семейства Григорьевых, слышанную когда-то от бабушки.

Барин Григорьев зимой жил в Санкт-Петербурге. «Там он имел дом на Лиговке». А на лето приезжал в свое небольшое имение в Новгородской губернии . По воспоминаниям Ольги Тимофеевны, барин был хорошим человеком. О крестьянах своих заботился: помогал вдовам и солдаткам, к празднику делал подарки крестьянским ребятишкам. В начале ХХ века Григорьев построил в своем имении часовню возле святого источника Параскевы Пятницы, церковь в деревне Горбино и школу в Стрелке. (В деревне Стрелка располагался и дом самого барина).

В последние годы 19-го века случилась с барином одна неприятная история — изменил он жене. И появилась на свет от этой случайной связи девочка Таня.

Бывшая любовница стала шантажировать, требуя от Григорьева денег на содержание ребенка, а главное «за молчание». Но барин принял неожиданное для многих решение — он повинился перед женой и забрал девочку в свою семью.

Прошло лет 10 и вскрылось, что дама, предъявлявшая любовникам детей, — аферистка. Предприимчивая куртизанка покупала младенцев у бедных крестьянок и шантажировала ими своих состоятельных любовников. Был суд. Врач, осматривавший «даму», сообщил, что она ни разу не рожала. Стало ясно, что Таня — вовсе не дочка Григорьева. Но для барина и барыни это уже не имело никакого значения.

О судьбе семейства Григорьевых после революции известно немногое. Бабуля рассказывала, что Татьяна эмигрировала, а барина с сыном арестовали. (Бывшие крестьяне жалели своих господ и потихоньку приносили им еду). Сын Григорьева после Великой Отечественной войны пропал в лагерях (его посадили повторно, ложно обвинив в поджоге той самой церкви, которая была некогда построена его отцом).

Мамины приемные родители — Ольга Тимофеевна (1899-1983) и  Иван Иванович (1898-1979) Ларионовы

Но вернусь к Ларионовым. Ольга Смирнова и Иван Ларионов поженились незадолго до революции. В 1917 году 18-летние молодожены Ларионовы только успели построить свой дом в деревне Стрелка, как Ивана Ивановича забрали на фронт — шла Первая мировая война.

Дед Иван Иванович Ларионов успел повоевать рядовым и в царской, и в Красной армии. Был в плену у Деникина, но сумел бежать. В конце Гражданской войны его наградили личным оружием.

Рассказывал дед, что слушал во время революции выступления Ленина и Троцкого. И ему «больше понравился Троцкий». А вообще-то, был он простым деревенским пареньком и в политике разбирался плохо.

Бабуля Ольга Тимофеевна, проводив молодого мужа на Первую мировую войну, так же, как ее сестры, отправилась в Санкт-Петербург, на заработки. Она нашла место горничной в семье генерала Дорошевского.

После окончания Гражданской войны к ней с фронта вернулся муж Иван Иванович, и они вместе стали жить в одной из комнат в доме 13, кв.4 по Поварскому переулку, которую молодая горничная занимала с дореволюционного времени. Иван Иванович устроился работать плотником, а бабуля в советские годы трудилась разнорабочей. (Правда, был период, когда Ольга Тимофеевна «работала архивариусом», и эта работа ей особенно нравилась).

Семья Ларионовых в блокаду

На момент удочерения Лены Румянцевой — ее новый отец Иван Иванович Ларионов работал столяром на военном заводе. (У него была язва желудка и травма ноги — всю оставшуюся жизнь он ходил опираясь на палку, поэтому на Отечественную войну, его не призывали). Жили трудно. Ели все, что только можно: варили сыромятные ремни, столярный клей. К счастью, у Ивана Ивановича был довоенный запас этого клея.

Лена во время войны училась в школе. Кроме школы ходила в хор Дворца пионеров. Там голодным детям давали дуранду — это такие маленькие шарики, приготовленные из жмыха, похожие скорее на опилки, чем на хлеб. Однажды, когда 10-летняя мама шла по улице, ее подкараулили какие-то люди и обманом повели в чужую квартиру (пообещали подарить котенка). Спасла случайность — увидел дворник, а ведь девочку хотели убить и съесть…

Послевоенная юность моей мамы — Ларионовой Елены Ивановны

Война закончилась. Ларионовы выжили. А у деда даже зарубцевалась язва желудка (оказывается, один из методов лечения этого заболевания — голод).

Е. Ларионова

Мама — Елена Ивановна — закончила школу с серебряной медалью и поступила в Ленинградский Университет, на филологический факультет. Еще будучи студенткой отделения русского языка и литературы, она заинтересовалась журналистикой и в студенческие каникулы пошла работать в редакцию районной газеты «Сталинское слово».

Получив задание от редактора, студентка 4-го курса, поехала на место, чтобы написать о ходе сельскохозяйственных работ в одном из совхозов Ленинградской области. Руководитель хозяйства откровенно рассказывал о проблемах и, в частности, негативно отозвался о повсеместном внедрении кукурузы. Доводы его были так убедительны, что начинающая журналистка Ларионова написала большую статью, содержащую критику хрущевской «кукурузной кампании». Статью, конечно, не опубликовали, а в характеристике, полученной мамой при увольнении, было написано: «…студентка Ларионова, при условии повышения политической грамотности, может быть ценным работником нашей советской печати».

На летней студенческой стройке мама познакомилась со своим будущим мужем — моим отцом Алексеевым Андреем Николаевичем, тоже студентом ЛГУ. (О моем отце — подробно — см. раздел «Аносовы и Пузановы»).

Моя мама журналист Е.И. Алексеева

Мои родители — выпускники филфака ЛГУ, поженились в 1956 году и вскоре уехали в город Куйбышев (ныне Самара) по месту распределения отца. Найти там работу маме не удалось. Жилья от редакции, где работал отец. тоже не предоставили, и через год с небольшим супруги Алексеевы вынуждены были вернуться в Ленинград.

Мама устроилась корреспондентом в Тосненскую районную газету «Ленинское знамя». Но через полтора года оттуда пришлось уйти, потому что ее, активную журналистку, внештатного секретаря Тосненского райкома комсомола, вызвали в обком и предложили стать первым секретарем райкома комсомола. Елена Ивановна отказалась

Потом мама работала в местном радиовещании на Металлическом заводе и на Государственном оптико-механическом заводе. Оттуда, по инициативе Ленинградского радиокомитета, она была отправлена на учебу в Ленинградскую высшую партийную школу, на отделение журналистики, и после ее окончания некоторое время работала на Ленинградском телевидении.

Елена Ивановна Алексеева (31.08.1933–17.03.2002)

Елена Ивановна Алексеева (31.08.1933–17.03.2002)

1968 год стал поворотным в жизни Елены Ивановны — она оставила журналистику и перешла на научную работу в Ленинградские сектора Института философии АН СССР (позже эти сектора влились в новообразованный Институт социально-экономических проблем).

Е.И. Алексеева работала над кандидатской диссертацией, но так и не завершила ее. «Своей диссертацией» мама шутя называла меня. Ведь растить дочку ей пришлось одной. (Мне было 7 лет, когда родители расстались, а дедушка с бабушкой к этому времени переехали жить на свою родину — в деревню Стрелка).

Между моими мамой и отцом, несмотря на развод, на всю жизнь сохранились самые добрые отношения. (Они даже работали в одном и том же институте).

В течение тридцати с лишним лет мама трудилась в учреждениях Академии наук, За эти годы ею был написан ряд научных статей и составлен уникальный библиографический справочник «Отечественная литература по проблемам современных общественных движений (1986-1991 гг.)». Она не меняла места работы, но академические учреждения преобразовывались. На базе СПб филиала Института социологии образовался Социологический институт РАН. Это было последним ее местом работы. Мамы не стало в 2002 году.

Я и моя семья

Я, Ольга Андреевна Новиковская (в девичестве Алексеева), родилась в 1960 году и так же, как мои родители, окончила Ленинградский университет, только не филологический, а биологический факультет. В конце 70-х — начале 80-х гг. работала в Институте цитологии, потом в Зоологическом институте АН СССР. Но после рождения детей (1983 и 1986 гг.) пришлось уйти из биологии в педагогику. Для возможности работать по новой специальности в 1995-1996 гг. я получила еще одно образование.

С 1996 года я тружусь в коррекционном детском саду учителем-логопедом, а в свободное время пишу статьи и книги по дошкольному обучению и воспитанию. За 16 лет в 6 издательствах Санкт-Петербурга и Москвы вышло более 80-ти моих книг для детей, родителей и педагогов.

Мужем моим был полярник, участник нескольких советских антарктических экспедиций Александр Юрьевич Новиковский. Но в 1992 году мы расстались, поэтому своих сыновей я растила одна.

Старший сын Иван закончил ЛЭТИ. Работает инженером по медицинскому оборудованию. Женат. Его жена — Мария Тихонова — работает экономистом. Мой младший сын Егор — учился в музыкальной школе и судостроительном колледже. Ныне он инвалид, не работает.

Поколенная роспись Смирновых-Ларионовых
приемных родителей моей мамы

I (известное) поколение: (В этом поколении — мой прадед и прабабушка по линии приемной матери моей мамы).

СМИРНОВ ТИМОФЕЙ (СКОРЕЕ ВСЕГО 1850-Е ГГ. — ДО 1917, Д. СТРЕЛКА, ПОХОРОНЕН НА КЛАДБИЩЕ В Д. ГЛИНИНЕЦ) + 1-Я ЖЕНА: (?), 2-Я ЖЕНА: ЕФРОСИНЬЯ ЯКОВЛЕВНА (?-?, Д. СТРЕЛКА, ПОХОРОНЕНА НА КЛАДБИЩЕ В ДЕРЕВНЕ ГОРБИНО).

II поколение: (В этом поколении — моя бабушка, приемная мать моей мамы)

2/1. Смирнов Василий Тимофеевич (от 1-го брака) (189?, д. Стрелка — ?, г. Киев) — дворник.

3/1. Фролова (в девичестве Смирнова) Иринья Тимофеевна (от 1-го брака) (1881?, д. Стрелка — 1956) + Муж: Фролов Прокофий Фролович (1870 — 1930).

4/1. Смирнова ? Тимофеевна (?-?) (от 1-го брака).

5/1. Смирнов Иван Тимофеевич (от 2-го брака) (188?, д. Стрелка — около 1917, д. Стрелка) — работал лакеем у барина Григорьева. Покончил с собой в 20-летнем возрасте.

6/1. Смирнова Василиса (Васса) Тимофеевна (дома ее называли Ася) (от 2-го брака) (189?, д. Стрелка — 1951, г. Ленинград) — замужем не была, детей не имела. (Ее жених погиб на Первой мировой войне). Работала в заводской столовой. Жила вместе с семьей Ларионовых.

7/1. Смирнов Осип Тимофеевич ( 189?, д. Стрелка —? ) (от 2-го брака). Умер в отрочестве от скарлатины.

8/1. Антоновская (в девичестве Смирнова) Антонина Тимофеевна (от 2-го брака) (1883, д. Стрелка — 1963, д. Стрелка, похоронена на кладбище в д. Горбино) + Муж: Антоновский Анатолий Васильевич (189?-?) — сын священника, имел старших брата Ивана Васильевича (1889, д. Стрелка — 1933 арестован, погиб в лагерях) и сестру Ольгу Васильевну Антоновских (1884-1963), которые были сельскими учителями .

9/ 1. ЛАРИОНОВА (В ДЕВИЧЕСТВЕ СМИРНОВА) ОЛЬГА ТИМОФЕЕВНА (ОТ 2-ГО БРАКА) (01.08.1899, Д. СТРЕЛКА — 23.01.1983, Г. ЛЕНИНГРАД), ГОРНИЧНАЯ, РАЗНОРАБОЧАЯ + МУЖ: ЛАРИОНОВ ИВАН ИВАНОВИЧ (?.04.1898,Д. НОВИНКА — ?.06.1979, Д. СТРЕЛКА) — СТОЛЯР. (СУПРУГИ ЛАРИОНОВЫ — ПРИЕМНЫЕ РОДИТЕЛИ МОЕЙ МАМЫ) ОБА ПОХОРОНЕНЫ НА КЛАДБИЩЕ В Д. ГОРБИНО. (ДЕД И.И. ЛАРИОНОВ ИМЕЛ МЛАДШИХ БРАТЬЕВ — ВАСИЛИЯ И АНДРЕЯ).

10/1. Соколова (в девичестве Смирнова) Евдокия Тимофеевна (1907–1974) (от 2-го брака) + Муж: Соколов Антон Антипович (19031954).

У Тимофея и Ефросиньи Смирновых было еще 9 детей, умерших в детстве

III поколение: (В этом поколении — моя мама)

11/2. Лаврова (в девичестве Смирнова) Ольга Васильевна (?- ?, Киев) + Муж: Лавров (?-?)

12/2. Агафонова ( в девичестве Смирнова) Татьяна Васильевна (?- ?) + Муж: Агафонов(?-?).

13/3. Фролов Иван Прокофьевич (1910? —199?, д. Девкино) + Жена: Фролова (в девичестве Яковлева Наталья Ефимовна (21.08.1909 — 17.10.1980 д. Девкино).

14/3.Фролов Андрей Прокофьевич (?-?)

15/3. Фролов Михаил Прокофьевич (?-?)

16/3. Фролов Василий Прокофьиевич (?-?)

17/3. Фролов Евдоким Прокофьевич (?-?)

18/3. Тарасова (в девичестве Фролова) Анна Прокофьевна (?-?) + Муж: Тарасов Павел

19/8. Антоновский Сергей Анатольевич (1925?, д. Стрелка — 1997, г. Осташков. Тверской обл.), инженер-строитель + Жена: Антоновская Зоя (для нее это 2-й брак)

20/9. АЛЕКСЕЕВА (В ДЕВИЧЕСТВЕ — ЛАРИОНОВА, А ДО УДОЧЕРЕНИЯ — РУМЯНЦЕВА) ЕЛЕНА ИВАНОВНА (ПО РОЖДЕНИЮ — КОНСТАНТИНОВНА) (31.08.1933 Г ЛЕНИНГРАД — 17.03.2002, СПБ) ЖУРНАЛИСТ, СОЦИОЛОГ + МУЖ: АЛЕКСЕЕВ АНДРЕЙ НИКОЛАЕВИЧ (22.07.1934), ЖУРНАЛИСТ, СОЦИОЛОГ, РАБОЧИЙ. (ЭТО МОИ РОДИТЕЛИ).

21/10. Соколов Владимир Антонович (1932-1952), студент — умер от туберкулеза.

22/10. Терентьева (в девичестве Соколова) Татьяна Антоновна (1937, г. Ленинград — 2013, СПб) + Муж : Терентьев Геннадий Михайлович (1935-1994, СПб).

IV поколение: (В этом поколении я)

23/13. Фролов Иван Иванович (1931, д. Девкино — 1951) .

24/13. Пацевич (в девичестве Фролова) Валентина Ивановна (05.08.1934, д. Девкино — г. Минск), инженер-связист + Муж: Пацевич Георгий Павлович (1928-1998, г. Минск).

25/13. Фролов Анатолий Иванович (1941, д. Девкино — 1987).

26/14.Тарасова Лидия Павловна (1928-1948).

27/14. Громова (в девичестве Тарасова) Раиса Павловна (1924 — 2003, СПб) + Муж: Громов Виктор Иванович.

28/19. Антоновский Юрий Сергеевич (1951?, г. Караганда — проживает г. Осташков) — усыновлен С.А. Антоновским (сын Зои Антоновской от первого брака)+ Жена: Антоновская Татьяна (195?).

28/19. Антоновский Владимир Сергеевич (1957?, г. Караганда — проживает г. Осташков) + Жена: Антоновская Татьяна.

29/20. НОВИКОВСКАЯ ( В ДЕВИЧЕСТВЕ АЛЕКСЕЕВА) ОЛЬГА АНДРЕЕВНА (21.09.1960, Г. ЛЕНИНГРАД), УЧИТЕЛЬ-ЛОГОПЕД + МУЖ: НОВИКОВСКЙ АЛЕКСАНДР ЮРЬЕВИЧ (28.11.1956, Г. ОКТЯБРЬСКИЙ — 2?.12.2009, СПБ) ПОЛЯРНИК, СТОРОЖ (ЭТО Я И МОЙ БЫВШИЙ МУЖ).

30/22. Быковская (в девичестве — Терентьева) Марина Геннадьевна (16.01.1960, г. Ленинград) + 1-й муж : Валдаев Сергей, 2-й муж: Быковский.

V поколение: (В этом поколении мои дети)

31/24. Пацевич Александр Георгиевич (16.03.1959, г. Минск) — инженер + Жена: Пацевич Наталья Степановна (02.11.1959, г. Минск).

32/25. Фролов Дмитрий Анатольевич (11.01, 1967, г. Боровичи).

33/25. Зинченко (в девичестве — Фролова) Наталья Анатольевна(24.05.1970)

34/27. ? (в девичестве — Громова) Татьяна Викторовна (?-?) + Муж: ? Иван.

35/27. Громов Александр Викторович (1951-1913).

36/28. Антоновский Сергей Юрьевич (1974, г. Осташков).

37/28. Антоновская Екатерина Юрьевна (1978, г. Осташков).

38/29. Антоновская Юлия Владимировна (1984, г. Осташков).

39/29. Антоновский Иван Владимирович (1990, г. Осташков).

40/29. НОВИКОВСКИЙ ИВАН АЛЕКСАНДРОВИЧ (30.05.1983, Г. ЛЕНИНГРАД) ИНЖЕНЕР ПО МЕДИЦИНСКОМУ ОБОРУДОВАНИЮ + ЖЕНА: ТИХОНОВА МАРИЯ ВИКТОРОВНА (11.03.1978, Г ЛЕНИНГРАД) ЭКОНОМИСТ. (МОЙ СТАРШИЙ СЫН).

41/29. НОВИКОВСКИЙ ЕГОР АЛЕКСАНДРОВИЧ (11.08.1986, Г. ЛЕНИНГРАД) — ИНВАЛИД. (МОЙ МЛАДШИЙ СЫН).

42/30. Валдаев Денис Сергеевич (16.11.1983, СПб).

VI поколение:

43/31. Пацевич Павел Александрович (25.12.1984, г. Минск) — инженер.+ Жена: Пацевич Наталья Александровна.

44/31. Пацевич Алексей Александрович (03.02.1988, г. Минск — США) — спортсмен, инженер-строитель + Жена: Лаура (США).

45/34. Громов Александр Иванович (?)

46/34. Громова Светлана Ивановна (1968?, г. Ленинград — Финляндия) + 1-й муж: Михаил, 2-й муж: ?

VII поколение:

47/43. Пацевич Иван Павлович (22.02.2010, г. Минск).

48/43. Пацевич Дмитрий Павлович (2015, г. Минск)

49/46. ? Дарья Михайловна (1987, г. Ленинград) ( от 1-го брака).

50/46. ? Тимур ? (2006, СПб) (от 2-го брака).

Книга памяти Новгородской области

В завершение, хочу рассказать о двух близких родственниках моей бабушки — Антоновских (дяде и племяннике). Старший Антоновский Иван Васильевич (1889-1933), так же, как и его сестра Ольга Васильевна и жена Зинаида Васильевна (1893? — 1975) (последнюю я хорошо знала), был сельским учителем, сыном священника. Получил образование и начал преподавать он еще до революции. В период сталинских репрессий был арестован и сослан в лагеря, где и погиб.

Из предварительного заключения Иван Васильевич сумел переслать домой записку, текст которой передавался потом в нашей семье из поколения в поколение. Вот единственная фраза, которая там была: «Методами ведения следствия был вынужден подписаться под тем, чего никогда не делал, и о чем даже не думал».

Фамильевский дом

Фамильевский дом

Этим летом (2016 г.), я как всегда, была в отпуске в деревне Стрелка Новгородской области (в том самом доме, который 100 лет назад построили мои дедушка и бабушка). Там я просматривала взятую в местной библиотеке «Книгу памяти жертв политических репрессий Новгородской области», состоящую из 8 томов, которые были опубликованы в издательстве «Кириллица» в 1993-1997 гг. (Первый том вышел тиражом 2000 экземпляров, а все последующие — по 1000 экз.) На форзаце первого тома имеется рукописная дарственная надпись «Администрации Горбинского сельсовета от Новгородского отделения Российской ассоциации жертв политических репрессий. 15.12.1993 г. П.М. Подобед (или П.М. Повобед).

Так вот, в 5-м томе «Книги памяти» я прочитала три с половиной строчки о погибшем в лагере муже Зинаиды Васильевны: «АНТОНОВСКИЙ Иван Васильевич, 1889 года рождения, уроженец и житель д. Стрелка, русский, беспартийный, грамотный, учитель. Арестован 3 марта 1933 года. Приговорен 5 апреля 1933 года к 5 годам концлагерей». (А ведь это лишь одна из многих тысяч жертв политического террора указанная в «Книги памяти» Новгородской области).

Есть в нашем семейном архиве фотография начала 30-х годов. На ней супружеская пара — учителя начальной школы в деревне Стрелка — Иван Васильевич и Зинаида Васильевна Антоновские. Боюсь, что больше от Ивана Васильевича ничего не осталось… Зинаида Васильевна учительствовала в Стрельской школе (некогда построенной барином Григорьевым) еще долгие годы, получила звание заслуженного учителя. Вместе с ней работала и старшая сестра Ивана Васильевича — Ольга Васильевна Антоновская.

С.А. Антоновский (19251997)

Искала я в «Книге памяти» информацию и о племяннике Ивана Васильевича — Сергее Антоновском. Ведь он тоже родился в деревне Стрелка и был репрессирован, но позже — во время Великой Отечественной войны (или сразу после нее). Но имени С.А. Антоновского я там не нашла. (Видимо. его арест произошел не на территории Новгородской области).

Как говорила моя бабушка Ольга Тимофеевна, Сергей в 18-летнем возрасте был ранен на фронте. А в плен попал, при транспортировке в госпиталь в санитарном поезде. Помню рассказ и самого дяди Сережи о том, что раненые офицеры вместе с которыми он был в поезде, стали стреляться, чтобы не попасть в плен к врагу. Один из них сказал Сергею: «Ты не офицер. Не стреляйся — может быть, тебя и простят». Но плена тогда никому не прощали…

Отсидел Сергей Анатольевич весь назначенный ему срок. После заключения долгие годы жил в Караганде, а когда получил право вернуться на родину, то матери его уже не было в живых. С.А. Антоновский выбрал для жительства городок Осташков в соседней Тверской обл. (Он с детства любил рыбалку, а Осташков стоит на озерах).

Когда изменись времена, и можно было подавать документы на реабилитацию, дядя Сережа отказался от этого, сказав детям, что «нет на это у него ни сил, ни здоровья — ведь все придется вспоминать и переживать снова».

В 70-х годах дядя Сережа каждое лето навещал свою родину — деревню Стрелка, где гостил у своей тети — моей бабушки Ольги Тимофеевны Ларионовой.

Школьная тетрадь, найденная на развалинах сельской школы

У меня в руках — тетрадь ученика Михайлова Спиридона, обучавшегося в земской школе деревни Стрелка, где впоследствии преподавали Антоновские.

12 января 1904 года Спиридон пишет, под диктовку: «Не следует стыдиться бедности. Нужда научит Богу молиться. Бог велит помогать бедным. Дети должны слушаться старших».

Далее урок математики. Вот условие задачи: «Портниха купила 58 аршин 8 вершков ленты и за каждый аршин заплатила 1 руб. 12 коп. Из всех этих лент она сделала по заказу дамские уборы и на каждый убор употребила 1 аршин 7 вершков. Сколько получила портниха за работу всех уборов, если за каждый убор ей заплатили…», дальше, к сожалению, неизвестно — уголок оторван.

(Эту тетрадь я нашла в развалинах школы в деревне Стрелка, в 90-х годах уже прошлого, 20-го века).

***

Приемных родителей моей мамы — Ольги Тимофеевны и Ивана Ивановича  — уже давно нет, но каждое лето на их родину, в деревню Стрелка, продолжают приезжать Ольга и Иван. Это я и мой сын. Построенный Иваном Ивановичем дом стоит уже 100 лет.

1.2. Мои предки — генерал и рядовой
Первой мировой войны и их семьи (2)[1]

Поиски предков по материнской линии продолжаются

Моя мама — Алексеева Елена Ивановна (1933–2002), жившая с 9-летнего возраста в приемной семье, несмотря на искреннюю любовь к удочерившей ее женщине — Ларионовой Ольге Тимофеевне, всегда помнила о своих родных родителях и старшем брате Юре, которых не стало в страшную блокадную зиму 1942-1943 годов.

Мама много раз рассказывала мне об этих дорогих ей людях, показывала их фотографии. В этот момент я видела слезы на ее глазах и понимала, как важна ей связь с этими давно ушедшими людьми.

Расскажу подробнее об этих людях. В частности, о том, что мне удалось узнать совсем недавно в Центральном государственном историческом архиве Санкт-Петербурга (ЦГИА СПб), который расположен на улице Псковской, дом 18.

Н.Ф. Дорошевский (1855—1919) мой прадед

Н.Ф. Дорошевский

Н.Ф. Дорошевский

Начну с самого старшего, известного мне, предка по материнской линии — моего прадеда Николая Федотовича Дорошевского, родившегося в Черниговской губернии 31 января 1855 года.

Первую официальную информацию о нем мне удалось найти лишь два года назад. Тогда в связи со 100-летием Первой мировой войны в интернете появились краткие биографии генералов той далекой войны. Там же был и фотопортрет прадеда. Я видела его впервые.

Это лицо меня поразило. Черты внешнего сходства с ним моей бабушки — Людмилы Николаевны Румянцевой (его дочери) — и моей мамы — Елены Ивановны (его внучки) — были очевидны! Как жаль, что моя мама не дожила до этого времени и так и не увидела портрета своего деда!

А вот и краткая историческая справка из интернета о жизни прадеда — военного судьи, генерала от инфантерии, участника белого движения — Николая Федотовича Дорошевского — уроженца Черниговской губернии.

 Генерал первой мировой войны

ДОРОШЕВСКИЙ НИКОЛАЙ ФЕДОТОВИЧ (31.01.1855- XX.XX.1919 Н.СТ.)

Православный. Образование получил в Черниговской гимназии. В службу вступил 30.08.1871. Окончил 2-е военное Константиновское училище. Выпущен прапорщиком (ст. 10.08.1873) с зачислением по армейской пехоте и прикомандированием к лейб-гвардии Измайловскому полку. Окончил Александровскую военно-юридическую академию (1873; по 1-му разряду). Подпоручик (ст. 30.08.1876).

Участник русско-турецкой войны 1877–78. Поручик (ст. 30.08.1877). Штабс-Капитан (ст. 11.06.1881).

Помощник военного прокурора (01.02.1882-26.03.1890). Капитан (ст. 11.02.1882). Подполковник (ст. 24.03.1885). Состоял в запасе (26.11.1886–24.06.1887). Полковник (пр. 1889; ст. 07.04.1889; за отличие).

Военный судья (28.03.1896-16.03.1898). Военный прокурор Виленского военно-окружного суда (16.03.1898-12.12.1905). Ген-майор (пр. 1899; ст. 18.04.1899; за отличие).

Председатель Варшавского военно-окружного суда (12.12.1905-23.05.1909). Ген-лейтенант (пр. 1906; ст. 06.12.1906; за отличие).

Постоянный член Главного военного суда (23.05.1909-1917). Генерал от инфантерии (пр. 22.03.1915; ст. 22.03.1915; за отличие по службе).

Участник Белого движения на юге России. В составе ВСЮР (Вооружённые силы Юга России под командованием генерала А.И. Деникина), в 1919 председатель Кассационного присутствия и особой комиссии (по рассмотрению дел высших чинов). Председательствовал в суде, разбиравшем в конце 02.1919 дело генерала А.П. Архангельского, который был по суду оправдан.

Умер (от болезни).

Награды: ордена Св. Анны 4-й ст. (1878); Св. Станислава 1-й ст. (1905); Св. Анны 1-й ст. (1908); Св. Владимира 2-й ст. (1911); Белого Орла (1913); Св. Александра Невского (06.12.1916).

Начало военной службы Н.Ф. Дорошевского

Лишь прочитав эту справку я поняла ,что означают даты выгравированные на пьедестале небольшой металлической статуэтки, изображающей скачущего коня, которая осталась нам от предков. Там написано: «Счастливо впередъ», а рядом дата — «1873 10/VIII 1898».

Я помню эту вещицу с детства. Она всегда стояла на мамином письменном столе. Мама предполагала, что сувенир принадлежал ее родителям

Однако даты нам ничего не говорили. Можно было только предполагать, что статуэтка была подарена кому-то из мужчин семьи Дорошевских-Румянцевых на 25-летие. Но кому? Для прадеда Николая Федотовича Дорошевского эта дата слишком поздняя (он родился в 1855 г.), для его сына Георгия Дорошевского или зятя Константина Румянцева, наоборот, слишком ранняя.

Прадед — выпускник Константиновского военного училища

Я решила еще раз просмотреть важные даты в жизни прадеда, которые обнаружила на историческом сайте «Генералы Первой мировой войны». Так вот же эта дата: «10 августа 1873 года»!

В этот день мой прадед «окончил 2-е военное Константиновское училище». Был Николай Дорошевский из училища «выпущен Прапорщиком с зачислением по армейской пехоте и прикомандированием к лейб-гвардии Измайловскому полку».

Значит, военная служба моего предка началась именно в этот день. А через четверть века, когда Николай Федотович был в чине полковника и занимал должность «военного прокурора Виленского военно-окружного суда», на 25-тилетие службы ему подарили эту самую статуэтку, с пожеланием дальнейших успехов в военной карьере

Послужной список прадеда Н.Ф. Дорошевского в документах ЦГИА СПб

Следующее важное открытие я сделала в Центральном государственном историческом архиве Санкт-Петербурга. Там среди других хранятся дореволюционные документы разных учебных заведений. В том числе и тех, где в молодые годы учились моя бабушка — Людмила Николаевна Дорошевская и ее сестры Мария и Ксения, а также, как позже выяснилось, и их старшие сводные сестра и брат: Вера и Николай.

О существовании у прадеда еще двух детей (от первого брака) — Веры и Николая, я узнала впервые именно из документов ЦГИА СПб. Написано об этом было в «Полном послужном списке Генерал-Лейтенанта Н.Ф. Дорошевского». Данный документ я обнаружила в архивном деле об обучении в Императорском Воспитательном обществе благородных девиц самой младшей дочери генерала — Ксении Николаевны Дорошевской. (ЦГИА СПб: Фонд 2, опись 1, дело № 17440).

Именно в этом (самом позднем, найденном мною) Послужном списке Николая Федотовича в графе «Холост или женат, на ком, имеет ли детей…» было указано:

«Женат вторым браком на купеческой дочери девице Нине Владимировне Бернгард. Имеет от первого брака детей:

дочь Веру, рождения 23 сентября 1882 и

сына Николая, рождения 21 октября 1886

и от второго брака сына Георгия, рождения 4 ноября 1891 и дочерей:

Марию, рождения 6 августа 1893,

Людмилу, рождения 5 мая 1896 и

Ксению, рождения 4 апреля 1900

Жена и дети вероисповедания православного».

Там же в графе: «Из какого звания происходит и какой губернии уроженец» было написано: «Из дворян Черниговской губернии. Уроженец этой губернии.»

Бытность Н.Ф. Дорошевского в походах и делах

А вот еще один интересный пункт Послужного списка прадеда

«Бытность в походах и делах против неприятеля, с объяснением где именно, с какое и по какое время, оказанныя отличия и поручения в сражениях, раны или контузии, особыя поручения, сверх прямых обязанностей по Высочайшим повелениям или от начальства».

Оказывается, был Н.Ф. Дорошевский участником Русско-Турецкой войны 1877-1878 г.г.

 «В войну с Турцией находился в походах в пределах Турции с Лейб-Гвардии Измайловским полком. Перешел границу России <…> и вступил в пределы Княжества Румынии 1877 сентября 6. Переправился через Дунай у Зимнецы и вступил в пределы Болгарии (1877 сентября 17).

Участвовал <…> в делах с турками: 12 октября 1877 в сражении при Горном Дубняке под начальством Ген-Адъютанта Гурко, причем был взят весь неприятельский отряд.

С 12 октября по 3 ноября 1877 при полной блокаде Плевны в Высочайшем присутствии .

11 ноября 1877 при взятии Правецкой позиции обходною колонною Генерал-Майора Рауха.

17 ноября 1877 при атаке Турецкого редута на горе Шандорник <…>.

И далее:

«Был ранен, при исполнении служебных обязанностей злоумышленниками анархистами, совершавшими нападение во время возвращения после доклада дела у Командующего войсками Варшавского военного округа, причем поранение это имело свои последствия, воспаление правого седалищного нерва, о чем согласно Высочайшего разрешения, последовавшего в 10 день января 1908 года, в изъятие из правил, разрешено внести в послужной список Приказ по Варшавскому Военно-Окружному Суду <…>.

И далее:

«В службе этого Генерала не было случаев лишающих его права на награждение знаком отличия беспорочной службы или отдаляющих срок выслуги к оному».

Семья и служба Н.Ф. Дорошевского

Как указано в Послужном списке моего прадеда Н.Ф. Дорошевского, от первого брака у него были дети — дочь и сын. Оба ребенка родились в Черниговской губернии в восьмидесятых годах 19-го века: дочь Вера в 1882 г., а сын Николай в 1886 г. Видимо, оттуда же родом и их мать — первая жена Николая Федотовича. Однако имени ее мне узнать пока так и не удалось.

В первый раз прадед женился в возрасте около 25 лет. К этому времени он окончил Военно-Юридическую Академию по 1-му разряду и был причислен в распоряжение Главного Военно-Суднаго управления в мае 1881 года.

Незадолго до появления в семье первого ребенка Николай Федотович получает вакансию помощника военного прокурора Петербургского военно-окружного суда.

Дети генерала от первого брака. Дочь Вера

О Вере Николаевне Дорошевской, 1882 г. р., мне стало известно из документов ЦГИА СПб (фонд 2, опись 1, дело № 14028). Это фонд Императорского Воспитательного общества благородных девиц (Смольный институт).

10-летняя Вера была определена туда, на казенное содержание, овдовевшим и вторично женившимся к тому времени, отцом. Однако, принята девочка была не сразу. На первое прошение Н.Ф. Дорошевского от13.03.1892 последовал отказ на том основании, что «к баллатировке допускаются девицы от 10 до 12 ½ лет», а Вере на тот момент не было полных 10-ти лет.

Через полгода, когда девочке исполнилось 10 лет, она была принята в VII класс института. (Классы в институте считались тогда иначе чем теперь: 7-ой класс — младший, 1-й класс — старший).

Из документов дела явствует, что военный судья Варшавского военно-окружного суда, полковник Николай Федотович Дорошевский «жительствовал тогда в г. Варшаве, по Журавлиной улице, в доме 13, кв. 4».

Cмольный Институт благородных девиц

Смольный Институт благородных девиц — первое в России женское учебное заведение. Институт был открыт по указу Екатерины II 24 апреля (5 мая)

1764 года и первоначально назывался «Императорское воспитательное общество благородных девиц». Это общество, как говорилось в указе, было создано для того, чтобы «дать государству образованных женщин, хороших матерей, полезных членов семьи и общества».

В 1848 году в институте открылся двухгодичный педагогический класс для подготовки учительниц, а мещанское отделение было преобразовано в Санкт-Петербургское Александровское училище (с 1891 г. — Александровский институт).

Аттестат смолянки Веры Дорошевской (выпуск 1901 г.)

На страницах архивных документов годы сменяются быстро! И вот уже Вера заканчивает Смольный институт.

Просматриваю Аттестат «воспитанницы Императорского Воспитательного общества благородных девиц дочери Генерал-Майора Николая Федотовича Дорошевского, поступившей в означенное заведение 20 августа 1893 года».

При «отличной нравственности она оказала успехи:

в Законе Божием (весьма хорошо), в Русской словесности (отлично), во Французской словесности (хорошо), в Немецкой словесности (хорошо), в математике (хорошо), в Географии (очень хорошо), в Истории (хорошо), в Естествознании (хорошо), в педагогике (весьма хорошо), в Рисовании (очень хорошо), в Чистописании (прилично), в Пении …(пропуск), в Музыке…(пропуск), сверх того она обучалась рукоделиям, танцеванию и домашнему хозяйству.

В удостоверении чего дан ей Аттестат от Совета Императорского Воспитательного общества благородных девиц, за надлежащими подписями приложением казенной печати.

Г. Санкт-Петербург 22 мая 1901 года».

В интернете мне удалось найти старинную фотографию смолянок, выпуска того самого 1901 года. Жаль, что среди девушек на снимке нет Веры Дорошевской, а значит — мне так и не суждено узнать, как выглядела — старшая сестра моей бабушки.

Старшая дочь военного прокурора из г. Вильна

Вскоре после окончания Смольного института Вера Николаевна вышла замуж. На последнем листе архивного дела находится рукописное заявление ее отца, к тому времени уже генерал-майора, Дорошевского с просьбой выдать ему из канцелярии Совета Императорского воспитательного общества благородных девиц «свидетельство попечителя Санкт-Петербургского учебного округа на звание наставницы вашей воспитаннице, дочери моей Вере Николаевне, жены начальника отделения казенной палаты, Веры Николаевны Москвиной (урожденной Дорошевской)». Под документом дата «15 апреля 1903 г.» и подпись прадеда, а также информация о его месте жительства: город Вильно (ныне Вильнюс).

Вчерашняя смолянка — Вера Николаевна вступила во взрослую жизнь. Ей 21 год. К сожалению, о том, как сложилась дальнейшая судьба сводной сестры моей бабушки мне не известно.

Старший сын генерала Николай Николаевич Дорошевский

Был у прадеда Н.Ф. Дорошевского в первом браке еще один ребенок — сын Николай. Мальчик появился на свет на 4 года позже своей сестры Веры — 21 октября 1886 года, и тоже в городе Чернигове. Ребенок очень рано лишился матери (до 4-х лет).

Там же, в Чернигове, мальчик начал учебу в гимназии. Но, как следует из архивного дела (ЦГИА СПб: Фонд 478, опись 3, дело № 2083) уже через год из Черниговской он был переведен в Олонецкую гимназию, где тоже проучился всего лишь 1 год. Следующие 7 лет Николай получал образование в городе Ковна (ныне Каунас).

Частая смена учебных заведений, видимо, связана с командировками его отца, человека военного.

 Аттестат зрелости Н.Н. Дорошевского

Далее привожу текст аттестата старшего сына моего прадеда

«Дан сей Николаю Дорошевскому, сыну Прокурора Виленского Военно-Окружного Суда Генерал-Майора, вероисповедания православного, родился 21 октября 1886 года в г. Чернигове, обучавшемуся в Олонецкой Гимназии 1 год, в Ковенской 7 лет и прибывшему в 8 класс 1 год, в том

Во-первых, что на основании наблюдений за все время обучения его в Ковенской Гимназии, поведение его вообще было отличное, исправность в посещении и приготовлении уроков, а так же в исполнении письменных работ примерная, прилежание образцовое и любознательность выдающаяся по всем предметам и

Во-вторых, что он обнаружил нижеследующие познания

В Законе Божием пять (5) , Русском языке с церковно-славянским и словесности пять (5), Логике пять (5), Латинском языке пять (5) , Греческом языке пять (5), Математике четыре (4), Математической географии пять (5), Физике пять (5), Истории пять (5), Географии хорошо (4), Немецком языке пять (5), Французском языке пять (5), Гимнастике ——

На основании Высочайшего повеления 19 августа 1902 года г. Товарищ Министра Народного просвещения предложением от Испытания 1905 года, за № 11479, уволил, что Министерство Народного Просвещения разрешило выдать ученику VIII класса Николаю Дорошевскому в виду его болезненного состояния, аттестат зрелости без испытания, по годовым отметкам.

На основании чего и выдал ему сей аттестат зрелости, представляя ему все права, обозначенные в параграфах 130-132 Высочайше утвержденного 30 июля 1871 года устава гимназий и прогимназий.

Г. Ковна июня, 27 дня , 1905 года

Директор Гимназии А.Рубцов За секретаря Сем. Раевский»

Примечание. Значения отметок: 5 — отлично, 4 — хорошо, 3 — удовлетворительно, 2- не совсем удовлетворительно, 1- вовсе не удовлетворительно

Студент СПб Политехнического института Н.Н. Дорошевский

После окончания гимназии Николай, сын военного прокурора Николая Федотовича Дорошевского, поступает в СПб Политехнический Институт на электромеханический факультет, но сразу же переводится на экономический. Учась в течение года в Политехническом институте, студент Николай Дорошевский, как явствует из архивных документов ЦГИА СПб, живет в общежитии этого Института в Сосновке.

Николай Дорошевский — студент Университета

Но, видимо, экономика тоже не заинтересовала Николая, и через год он переводится в Санкт-Петербургский императорский университет, на юридический факультет. 8 семестров Николай учился в этом Университете, а потом в 1910 году перевелся в Юрьевский (ныне Тартуский) Университет (на тот же юридический факультет). Там молодой человек и закончил свое образование.

В 1914 году, выпускник юридического факультета Университета Николай Николаевич обратился с прошением «о причислении его к Министерству Юстиции и командировании для занятий в Канцелярии Первого Департамента Правительствующего Сената». Однако был ли он принят туда на работу или нет — остается неизвестным, ведь дело студента Дорошевского на этом заканчивается.

Будущий юрист Н.Н. Дорошевский

В архивном деле Николая Николаевича Дорошевского из императорского Санкт-Петербургского Университета (ЦГИА СПб: Фонд 14, опись 3, дело № 44476) к моей большой радости, оказалась и фотографическая карточка студента юридического факультета Николая Дорошевского.

И опять я увидела на старом фото хорошо знакомые мне черты. Юный Николай оказался внешне весьма схож и со своим отцом Николаем Федотовичем и с младшей сводной сестрой Людмилой Николаевной (моей бабушкой).

За 4 года учебы на юридическом факультете СПб Университета студент Николай Дорошевский прослушал 23 учебных курса. В его архивном деле хранится «Запись студента № 2696 Императорского Санкт-Петербургского Университета юридического факультета Н.Н. Дорошевского, поступившего в Университет в 1906 году, октября месяца, 3 дня». Этот старинный студенческий документ напоминает зачетную книжку наших дней.

В ней можно прочитать данные о прослушанных студентом Дорошевским дисциплинах, о преподавателях, количестве лекций и «полученной студентом отметке при сдаче испытаний»

«Зачетка» студента юридического факультета СПб Императорского университета

Вот какие предметы изучали будущие юристы 110 лет тому назад:

ž История Римского права
ž История Русского права
ž Политическая экономия
ž Энциклопедическое право
ž Государственное право
ž История политических учений
ž Догма Римского права
ž История Русского права
ž История философии права
ž Полицейское право
ž Статистика
ž Общее конституционное право
ž История экономических учений
ž Гражданское право
ž Уголовное право
ž Церковное право
ž Финансовое право
ž Социальная политика в области рабочего вопроса
ž История Русского гражданского и уголовного права
ž Судебная медицина
ž Торговое право
ž Международное право
ž Уголовная политика

Преподаватели юрфака 1906 г.

Читаю фамилии профессоров, преподававших на юридическом факультете Санкт-Петербургского Университета в 1906-1910 годах. Известные все фамилии! Даже мне, не историку и не юристу, некоторые из них кажутся знакомыми. Заглядываю в Википедию:

Покровский Иосиф Алексеевич (1868–1920) — российский правовед, профессор, доктор римского права. (В 19101912 годах деканом юридического факультета Санкт-Петербургского Университета).

Сергеевич Василий Иванович (1832–1911) — русский историк права. Ректор Санкт-Петербургского университета до 1899г. Лекции читал вплоть до января 1907 года.

Туган-Барановский Михаил Иванович (1865–1919) — русский, украинский и литовско-татарский экономист, историк, видный представитель «легального марксизма».

Петражицкий Лев Иосифович (1867–1931) — российский и польский учёный, правовед, социолог, философ, депутат первой Государственной думы.

Гримм Давид Давидович (1864–1941) — русский юрист, ректор Петербургского университета в 1910–1911 годах.

Латкин Василий Николаевич (1858–1927) — ординарный профессор, учёный-юрист, исследователь правовой науки.

Дерюжинский Владимир Фёдорович (1861–1920) — российский юрист, публицист, преподаватель, редактор, профессор полицейского права в Московском и Юрьевском университетах, автор ряда фундаментальных трудов по юриспруденции, один из составителей Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона, где ему принадлежит множество статей по правоведению.

Пергамент Михаил Яковлевич (1866–1932) — российский учёный-правовед, цивилист. 

Таубе Михаил Александрович (1869–1961) — российский юрист-международник, историк, государственный деятель.

И этот перечень можно продолжать …

Вторая жена генерала Н.Ф. Дорошевского — моя прабабушка

В Послужном списке прадеда от 1892 года я обнаружила информацию о моей прабабушке. Вот эта фраза: «Женат на Н.В. Бернгард». Узнав, таким образом, девичью фамилию своей прабабушки я стала искать информацию о ней в интернете и в архиве. Но о самой Нине Владимировне Бернгард — девице купеческого происхождения, вышедшей замуж за овдовевшего полковника Н.Ф. Дорошевского, в период 1889-1891 гг. нигде ничего сказано не было.

В интернете мне удалось обнаружить статью о станции Бернгардовка. В связи с историей этого микрорайона я узнала и о некогда владевшем данной землей — купце второй гильдии, бывшем Санкт-Петербургском кондитере, швейцарском поданном, Гансе (Иоганне Иоганновиче) Бернгарде (1826–1913). Может быть, это дед Нины Владимировны Бернгард, подумалось мне.

В статье о Бернгардовке и ее владельце была размещена фотография «Г. Бернгард с семьёй в своём имении. 1909 г.» Кто знает, может быть на этом групповом снимке запечатлена и моя прабабушка — Нина Владимировна, подумала я. Было ей тогда уже лет 40, была она матерью большого семейства.

Генерал Владимир Андреевич Де-Ла Тур-Де-Бернгард

Много потомков было у Ганса Бернгарда. Были среди них люди искусства, такие как скульптор и архитектор Бернштам Леопольд-Бернгард (02.05.1859 (Рига)–22.01.1939 (Ментона, Франция)), создатель памятника А.С. Пушкину, установленного около Египетских ворот (при въезде в город Пушкин).

Были среди представителей славного рода Бернгардов и люди военные. Владимир Андреевич Де-Ла Тур-Де-Бернгард (иначе Бернгардт) (18361914) — генерал от инфантерии, герой русско-турецкой войны 1877—1878 годов. Можно предположить, что этот человек — участник Русско-Турецкой войны, некогда служивший в Лейб-Гвардии Измайловском полку мог быть старшим сослуживцем моего прадеда Н.Ф. Дорошевского, ведь служили они в одном полку, оба участвовали в войне с турками, оба стали генералами от инфантерии…

При этом Владимир Бернгард наверняка был пусть дальним, но родственником купца 2-й гильдии Ганса Бенгарда. Стало быть, бывал Владимир Андреевич и на знаменитых праздниках в имении Бенгардовка в честь национального дня Швейцарии.

Вот он-то, В.А. Бернгард, наверное, и познакомил своего <35-летнего> овдовевшего сослуживца Дорошевского (моего прадеда) с его будущей женой — «купеческой дочерью» Ниной Владимировной Бернгард. Скорее всего, генералу Владимиру Бернгарду Нина приходилась племянницей или младшей кузиной. (У самого В.А. Бернгарда дочери по имени Нина не было). Впрочем, все эти мои рассуждения — лишь версия. Буду надеяться, что со временем мне удастся найти документы, проливающие свет на происхождение моей прабабушки — «купеческой дочери Нины Владимировны Бернгард».

Дети генерала Дорошевского от второго брака

Как указано в Полном послужном списке генерал-лейтенанта Николая Федотовича Дорошевского, составленном в мае 1910 года, у него в браке с Ниной Владимировной Бернгард было четверо детей: сын Георгий (родился в 1891 году) и три дочери: Мария (1893), Людмила (1896) и Ксения (1900).

Все девочки учились в Смольном институте благородных девиц. Их архивные дела периода обучения я изучила в ЦГИА СПб.

Дети генерала Дорошевского

О сыне — Георгии Николаевиче Дорошевском известно, что он стал военным, закончив Кадетское училище в г. Варшава. Затем вступил в службу там же, в Варшаве. В нашем семейном архиве сохранилось несколько поздравительных открыток — переписки Георгия с младшими сестрами . Открытки имеют почтовые штемпели 1910-1912 годов.

Судя по всему, Георгий после 1917 года остался жить в Варшаве. Дай Бог, чтобы это было именно так!

Его же родным, оставшимся в России, пришлось пережить (или не пережить) Октябрьскую революцию

Мария Янович (в девичестве Дорошевская) (1893 — ?) — старшая из трех сестер Дорошевских

Старшая из трех дочерей Николая Федотовича и Нины Владимировны — Мария Дорошевская родилась в 1893 года в городе Варшава. Отец ее на тот момент был судьей Варшавского военно-окружного суда. В августе 1893 года в семье Дорошевских было два радостных события: рождение дочери Марии и награждение отца семейства очередным орденом — Святой Анны 2-й степени.

Когда Мария подросла, она, так же как ее сводная сестра Вера, была определена в Смольный институт благородных девиц (в 5-й класс) (ЦГИА СПб: фонд 2, опись 1, дело № 16598). Произошло это в ноябре 1906 года, Было Марии на тот момент 13 лет. Закончила девушка Смольный институт в 1911 г. После чего еще 2 года училась в Женском Педагогическом Институте «по французскому классу», который закончила в 1913 году.

Под подпиской о поступлении дочери в Воспитательное общество стоит личная подпись ее отца (на тот момент генерал-майора Н.Ф. Дорошевского). По пункту «Жительство имею» генерал указывает свой адрес: «Варшава, Новый Свет 69». Из этого же документа следует, что для обучения «девице Дорошевской представлена бесплатная вакансия».

По окончании Института Мария получила аттестат, в котором было указано, что она «пользуется правом преподавания французского языка во всех классах мужских и женских средних учебных заведений Ведомства учреждений Императрицы Марии и Министерства народного просвещения».

Позже Мария Николаевна вышла замуж и стала Янович. У нее был сын Виктор. Жили они в Ленинграде. Во время Великой Отечественной войны Мария Николаевна уезжала в эвакуацию, затем вернулась в Ленинград.

Средняя сестра Людмила (18961943) — моя бабушка

Моя бабушка Людмила Николаевна родилась в 1896 году. В это же время за отлично-усердную службу ее отец генерал Н.Ф. Дорошевский был «Всемилостивийше награжден» орденом Св. Владимира 4-й степени.

Как и старшие сестры, Людмила после получения домашнего образования, поступила в Смольный Институт благородных девиц (в 6-й класс) (ЦГИА СПб: Фонд 2, Опись 1, Дело . 17001). Было это в ноябре 1908 года. Девочке шел тогда 13-й год.

Привезла дочку Людмилу в Санкт-Петербург для поступления в институт ее мать Нина Владимировна. Она же написала «Подписку о поступлении девицы в Императорское Воспитательное общество благородных девиц», где указала: «Жена Председателя Варшавского Высшего Окружного Суда Генерал-Лейтенанта Нина Владимировна Дорошевская. Жительство имею: Г. Варшава, Новый свет, 69, кв. № 35 Высший окружной суд»

Как следует из документов архивного дела Людмилы не позднее сентября 1909 года ее родительская семья переезжает из Варшавы в Санкт-Петербург и поселяется в Дмитровском пер., д. 7, кв.7.

Через 4 года (в мае 1916 г.) Людмила закончила Императорское Воспитательное общество благородных девиц и, так же как ее сестра Мария, продолжила свое образование в Женском педагогическом институте «по французскому классу».

Младшая сестра — Ксения (19001919)

Самая младшая из сестер Дорошевских — Ксения родилась 4 апреля 1900 года в городе Вильно (ныне Вильнюс). Там в это время служил военным прокурором ее отец. Ксения поступила в 7-й класс Смольного Института в ноябре 1910 года в возрасте 10 лет. (ЦГИА СПб: Фонд 2, Опись 1, Дело . 17440).

Ее родительская семья сначала проживала в Санкт-Петербурге в Дмитровском пер., а затем переехала на соседний Поварской пер., дом 13, кв. 4 . По последнему адресу указан и номер телефона: 158-80.

В 1910 г. в Смольном Институте благородных девиц одновременно учились все три дочери Н.Ф. Дорошевского: Мария до 1913 г., Людмила до 1916 г. и Ксения до 1917 г.

Ксения продолжала учиться в Смольном институте благородных девиц, когда грянула Октябрьская революция. Все изменилось в жизни семьи Дорошевских. 62- летний генерал отец семейства — стал участником Белого движения. А младшая из его дочерей — 18-летняя Кити (так звали ее дома), с ведома ли или без ведома отца взялась ему помогать. Конечно же, участвовала в борьбе за свои убеждения вчерашняя смолянка с юношеским максимализмом…

А дальше — удивляться не приходится — в 1919 году 19-летняя Ксения Дорошевская была застрелена красными, в момент, когда она распространяла на улице листовки. (Так рассказывала О.Т. Ларионова — приемная мать моей мамы, которая в ту пору работала горничной в семье Дорошевских).

Из скупых официальных данных о прадеде Н.Ф. Дорошевском знаю, что умер он в 1919 году. В скобочках указано — «от болезни». Видимо, сказались не только старые раны. Отец не сумел пережить известия о гибели дочери.

Супруги Румянцевы — мои бабушка и дедушка

После окончания Смольного института моя бабушка Людмила Николаевна Дорошевская (1896-1943) вышла замуж за Константина Васильевича Румянцев (1894? — 1942). Он был родом из города Курска, из учительской семьи, закончил Лесной СПб Политехнический институт.

Блокадные страницы моей семейной истории

Страшную блокадную зиму 1942-1943 года смогла пережить только моя 9-летняя мама. Ее родители и 16-летний брат Юра умерли от голода. Бабушка Людмила Николаевна перед смертью просила свою соседку по квартире не отдавать Лену в детский дом. Супруги Ларионовы, Ольга Тимофеевна и Иван Иванович так и поступили.

В 1944 г. из эвакуации вернулась в Ленинград Мария Николаевна Янович, приходящаяся маленькой Лене родной тетей…

Мария Николаевна, узнав о смерти сестры Людмилы, не захотела взять осиротевшую племянницу, а забрала лишь свои вещи, хранившиеся на Поварском пер. На вопрос Ларионовых: «Что делать с девочкой?», Мария Николаевна ответила: «Отдайте ее в детский дом!»

Понятно, что после этого связь моей мамы с ее тетей Марией больше не поддерживалась. Бездетные супруги Ларионовы удочерили мою маму. Так из Румянцевой Елены Константиновны, она стала Ларионовой Еленой Ивановной.

Поколенная роспись Дорошевских

по материалам ЦГИА СПб (Фонд 2. Опись 1. Дело 17440)

I известное поколение (информация из интернета «Генералы Первой мировой войны») 

  1. Николай Федотович Дорошевский (31.01.1855, Чернигов — 1919, Санкт- Петербург).

Участник русско-турецкой войны 1877-1878. С 1909 г. постоянный член Главного военного суда. С 1915 г. генерал от инфантерии. С 1917 г. участник Белого движения на юге России. (Это мой прадед)

1-я жена: ? (? Чернигов? — не позднее 1890).

2-я жена (не ранее 1890г.): Нина Владимировна Бернгард

(примерно 1870?? СПб?). Купеческая дочь. (по данным ЦГИА СПб: (Фонд 2. Опись 1. Дело № 17440). (Это моя прабабушка)

II поколение

2/1. (от первого брака) Вера Николаевна Дорошевская (Москвина) (23.09.1882, Чернигов — ?)

Муж: Москвин — Коллежский асессор, начальник отделения казенной палаты (брак заключен не позднее февраля 1903 года)

3/1. (от первого брака) Николай Николаевич Дорошевский (21.10. 1886, Чернигов — ?) Закончил юридический факультет Университета (сначала учился в СПб Университет, а с 1910 г. в Юрьевском /Тартуском /Университете).

4/1. (от второго брака) Георгий Николаевич Дорошевский (04.11.1891 — ?) Военный. Служил в Варшаве, там и остался после Революции) (Это известно, так как до революции Георгий писал из Варшавы сестрам, живущим в Петербурге открытки, которые сохранились в семейном архиве).

5/1. (от второго брака) Мария Николаевна Дорошевская ( Янович)(06.08.1893, Варшава — после 1945, Ленинград?)

Муж: Янович

6/1. (от второго брака) Людмила Николаевна Дорошевская (Румянцева) (05.05.1896 г., Варшава? — 1943, Ленинград). (Это моя бабушка)

Муж: Румянцев Константин Васильевич (не позднее 1895, Курск- 1942, Ленинград) Инженер-экономист, закончил СПб Лесной политехнический институт). (Это мой дед)

7/1. (от второго брака) Ксения Николаевна Дорошевская (04.04.1900, Вильно —1919, Петроград).Убита красными.

III поколение

8/5. Виктор Янович

9/6. Георгий (Юрий) Константинович Румянцев (1925, Ленинград — 1942, Ленинград).

10/6. Дмитрий Константинович Румянцев (примерно 1927?, Ленинград — 1930, Ленинград). 

11/6. Елена Константиновна Румянцева (после удочерения Елена Ивановна Ларионова). (31.08.1933, Ленинград — 17.03.2002, СПб) (в браке Алексеева) — журналист, социолог. (Это моя мать).

Муж: Алексеев Андрей Николаевич (22.07.1934 Ленинград) журналист и социолог, кандидат философских наук. (Это мой отец)

IV поколение

12/11 . Ольга Андреевна Алексеева (в браке Новиковская) (21.09.1960 Ленинград) биолог, учитель-логопед. (Это я).

Муж: Новиковский Александр Юрьевич (28.11.1956 г. Октябрьский, Башкирской АССР — 25.12.2009 СПб); полярник, кооператор, сторож.

V поколение:

13/12. Иван Александрович Новиковский (30.05.1983, Ленинград); инженер по

медицинской электронике (Это мой сын)

жена: Мария Викторовна Тихонова (11.03.1978, Ленинград).

14/12. Егор Александрович Новиковский (11.08.1986, Ленинград); инвалид. (Это мой сын).

Мои предки — генерал и рядовой Первой мировой войны

Так среди моих предков, наряду с генералом, появился рядовой Первой мировой войны. Ведь приемный отец моей мамы — Ларионов Иван Иванович (1898–1978) — простой крестьянский паренек с Новгородчины был призван рядовым на Первую мировую войну в самом начале 1917 года.

И.И. Ларионов

И.И. Ларионов

К этому времени 18-летний Иван успел жениться на дочери гусляра из соседней деревни Ольге Тимофеевне Смирновой (1899–1983). Молодожены только построили свой дом в деревне Стрелка, как Ивана призвали на фронт. Но недолго служил дед в Царской армии. Вскоре произошла Октябрьская революция и оказался он уже среди красных. Дед плохо разбирался в политике. В Красную армию он попал, скорее всего, по принципу своего крестьянского происхождения.

Помню как Иван Иванович много позже рассказывал, что «когда началась заварушка» ехал он «в поезде из Царского села в Петроград». Был в форме солдата Царской армии. На одной из станций в вагон вошли красные и сорвали с него погоны. Когда же те вышли, то предусмотрительный Иван подобрал свои погоны и сунул в карман. На следующей станции в поезд вошли белые и дед нацепил пагоны обратно. Так и ехал Иван Ларионов до Петрограда, то снимая, то надевая пагоны в зависимости от того, какие у него были попутчики.

А еще дедушка с возмущением рассказывал, что пока он сражался в Красной армии, у его отца-крестьянина те же красные забрали единственную лошадь.

Сестра моей бабушки — Васса Смирнова и ее жених

Вместе с Ларионовыми (приемными родителями моей мамы) жила на Поварском пер. в доме 13, кв. 4 — старшая сестра Ольги Тимофеевны. Звали эту женщину Васса Тимофеевна Смирнова (189? — 1951), а по паспорту Василиса. Жених тети Аси (так ее называли близкие) погиб на Первой мировой войне. Замуж Васса Тимофеевна так и не вышла.

Во время блокады тетя Ася работала в заводской столовой. У работников этой столовой была установлена очередность в мытье посуды. В день, когда подходила очередь тети Аси, она приносила домой мутную водичку с остатками пищи. (Первую воду, которой мылись тарелки, а главное котлы и кастрюли). Может быть. и эта водичка, наряду со столярным клеем (дед был столяром и имел еще довоенный запас этого клея). спасла моей 9-летней маме жизнь в страшную блокадную зиму 1942-1943 года, когда, лишившись родителей. она попала в семью их соседей по квартире Ларионовых…

Р.S. Связь времен

Работая в архиве, перелистывая старинные документы — свидетельства событий из жизни своих давно ушедших родственников, я почувствовала себя сопричастной к ним… Даже возникло ощущение, что я становлюсь неким проводником между днем минувшим и днем сегодняшним. Захотелось, чтобы о людях, чьи биографии я изучала в читальном зале архива, узнали и другие мои современники.

И такой случай представился. В Детской школе искусств Красносельского района, где когда-то учился мой младший сын, в 2015 году проходил конкурс творческих работ. Ребята писали на разные темы. Была среди них и такая «История и традиции Смольного института благородных девиц». Ученица 7-го класса Горбунова Даша, пользуясь литературными и электронными источниками, как могла старалась раскрыть предложенную ей тему, но чего-то с точки зрения ее педагога, в этой работе не хватало. Я предложила в качестве исторической иллюстрации для реферата о смолянках, свои записи из архива ЦГИА СПб. Записи о трех сестрах Дорошевских — Марии, Людмиле и Ксении, выпускницах Смольного института благородных девиц начале ХХ века.

Как сказали члены жюри этого конкурса, подлинные документы выпускниц Смольном институте благородных девиц семьи Дорошевских решили судьбу работы Даши Горбуновой. 7-классница заняла в конкурсе первое место.

А я была рада тому, что биографии моей бабушки и ее сестер и через 100 с лишним лет оказались интересны и полезны людям.

Взгляд педагога на историю

Мне — педагогу, работающему в современном детском учреждении, показались интересными два документа из архивного дела старшей сводной сестры моей бабушки — Веры Николаевны Дорошевской — воспитанницы Смольного института благородных девиц. Документы 120-летней давности.

Вот первый из них: Памятка-предупреждение для родственников воспитанниц Смольного института об опасности «заноса заразы в Императорское Воспитательное общество благородных девиц». Приведу несколько цитат из этого старинного документа:

«В таком большом семействе, как Императорское Воспитательное общество благородных девиц, раз занесенная зараза может угрожать целому заведению и может принять характер злокачественной эпидемии». Памятка также призывает «родителей, родственников и других лиц, которые посещают воспитанниц и у которых воспитанницы проводят каникулярное и праздничное время», к бдительности и необходимости немедленно уведомить начальство Смольного института в случае возникновения заболевания. «Больные лица не должны посещать Императорское Воспитательное общество благородных девиц, вести переписку с воспитанницами». Под памяткой подпись моего прадеда Н.Ф. Дорошевского и приписка от руки: «О исполнении всех пунктов требования закона предупрежден».

Педагогика вчера и сегодня

А вот еще старинный документ, который меня взволновал настолько, что я даже выступила на сайте Когита.ру со статьей «Медицинский диагноз ребенка педагогу знать не положено», а также в журнале «Наш любимый детский сад № 196» (в этом детском саду я работаю учителем-логопедом). Последняя статья называлась «Меньше знаешь — крепче спишь?!»

В этих статьях я писала о современном нововведении в педагогике — о запрете специалистам детских коррекционных учреждений получать полную информацию о состоянии здоровья детишек, с которыми они работают. Многие медицинские данные воспитанников мне, логопеду, не сообщаются, так как подпадают под пресловутую статью о «персональных данных». Не владея же информацией о состоянии неврологического здоровья ребенка, специалисту-практику трудно понять причину речевого нарушения дошкольника и выработать стратегию коррекционной работы.

В качестве исторического примера в своих статьях я привела документ из дела об обучении в Смольном институте благородных девиц старшей сестры моей бабушки. Документ 120-летней давности. Вот его текст(ЦГИА СПб. Фонд 2. Опись 1. Дело 14028. Лист 6):

Свидетельство

Дано сие в удостоверении того, что дочь полковника В.Н. Дорошевская психически и физически совершенно здорова и что ей была привита предохранительная оспа, следы коей видны и в настоящее время. Настоящее свидетельство дано для предоставления при определении ея, Дорошевской, в Императорское Воспитательное общество благородных девиц. Что и удостоверяю подписью и приложением именной печати.

Варшава 22 февраля 1892 г.

Младший врач Лейб–Гвардии Литовского полка Коллежский асессор (подпись)

Сургучная красная печать с буквами «MG»

Дом 13 в Поварском переулке

Не могу не сказать несколько слов о том доме где, жили мои предки Дорошевские и Румянцевы (с 1911 г.) и Ларионовы (с конца 1910-х г.г.). (Да я и сама жила в Поварском переулке дом 13, кв. 4 с 1960 по 1975 г.). Экскурсоводы А.С. Дубин и Н.В. Гаврис, чьи экскурсии по Дворцовой слободе я посещала, рассказывали следующее:

«Поварской — типично петербургская улочка. Она сохранила свой колорит и ценна, прежде всего, не архитектурным достоинствами зданий, а страницами истории русской литературы.

Длина переулка — примерно 250 м. Его возникновение относится к концу 1730-х гг. Дома до середины XIX в. были деревянными и каменными в 1-2 этажа. Поварской до середины XIX в. назывался улицей.

Поварской, 13 — адрес литературного Петербурга и Дом моего детства

Поварской, 13 — адрес литературного Петербурга и Дом моего детства

Дом № 13 — бывший дом Тулубьева (1838 г., архитектор Леонард Шауфельбергер). Это первый 4-этажный каменный дом в переулке, отличающийся от других строгостью решения, свойственной архитектуре позднего классицизма.

Дом 13 — один из самых выдающихся историко-литературных памятников Петербурга, один из центров передовой литературы и журналистики. Однако мемориальной доски он, как ни странно, не имеет. Здесь на 4-ом, самом верхнем и самом дешевом этаже последовательно жили писатели Некрасов, Тургенев и Чернышевский.

Поэт Николай Алексеевич Некрасов проживал здесь с октября 1845 до осени 1846 г. Именно здесь к Николаю Алексеевичу пришел первый успех. А ведь 4 года до этого Некрасов бедствовал и жил впроголодь. Наконец-то, очерк «Физиология Петербурга» принес писателю долгожданное признание и доход. Полученный Некрасовым гонорар, дал ему возможность заняться издательским делом. Благодаря этому появился на свет «Петербургский сборник».

Некрасов привлёк к сотрудничеству над сборником многих литераторов: В.Г. Белинского, А.И. Герцена, И.С. Тургенева, Д.В. Григоровича, Ф.М. Достоевского.

Федор Михайлович вместе с писателем Григоровичем в 1840-е гг. проживали по соседству — на углу Владимирского проспекта и Графского переулка. Летом 1845 г. Достоевский закончил работу над повестью «Бедные люди». Когда Григорович услышал от Достоевского эту повесть, то, несмотря на позднее время, поспешил с рукописью на Поварской, 13 к Некрасову.

Григорович и Некрасов вместе прочли «Бедных людей». Была уже глубокая ночь, однако не дожидаясь утра, оба направились на Владимирский пр. к Достоевскому, чтобы поздравить начинающего писателя. История с чтением рукописи описана самим Фёдором Михайловичем в «Дневнике писателя».

В доме 13 по Поварскому пер. часто бывали: Н.А. Добролюбов, братья Обручевы, М.Л. Михайлов, Н.В. Шелгунов, польский революционер С. Сераковский; вернувшийся из ссылки Т.Г. Шевченко читал там свои стихотворения.

С конца 1853 г. — до конца1854 г. — в доме 13 жил Иван Сергеевич Тургенев, вернувшийся в Петербург из ссылки в Спасском-Лутовинове. Писатель часто бывал у Белинского, в доме на углу Невского и Фонтанки.

В 1855 — 1859 гг. на четвёртом этаже дома 13 жил и работал Н.Г. Чернышевский с семьёй. Вместе с Чернышевским там жил его двоюродный брат — историк и литератор Александр Николаевич Пыпин (впоследствии автор блистательных публикаций о М.Е. Салтыкове-Щедрине). В эти годы Н.Г. Чернышевский занял ведущее положение в «Современнике» наряду с Некрасовым.

В 1884-1904 гг. (20 лет) в доме 13 проживал белорусский поэт Константин Вереницын, автор самого популярного в XIX в. белорусского произведения — поэмы «Тарас на Парнасе».

 С 1911 г. в этом доме жили и мои предки — семья генерала, участника Первой мировой войны Н.Ф Дорошевского.

(окончание следует)

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math