©"Семь искусств"
  январь 2023 года

 104 total views,  8 views today

Несмотря на кажущиеся низкие цены, если не забывать, что надо и во что-то одеваться, и платить за жильё, за проезд, за баню и т.д., то станет ясно: тем, кто стоял на нижних ступеньках социальной лестницы, было бы не до книг.

Самуил Кур

РОССИЯ. 111 ЛЕТ НАЗАД

Самуил КурСреди привезенных с собою книг есть у меня такой любопытный том: Карл Федерн, “Данте и его время”.

Ее автор, сын прославленного венского врача Соломона Федерна, проявил себя на нескольких поприщах — как юрист, переводчик и писатель. В 1899 году вышла — естественно, на немецком — его книга “Dante und seine Zeit”. В 1902-м ее издали в Лондоне в переводе на английский, в следующем году — в Бергамо на итальянском (!). Чуть позже появилась она и на русском языке — ее опубликовало в Москве в 1911-м Товарищество И.Д. Сытина. Великолепное издание — твердая обложка, мелованная бумага, 271 иллюстрация. Несмотря на возраст, хорошо сохранилась. Кстати, и написана она отлично.

Однако сегодня я буду говорить не о ней, а о важном приложении, помещенном в конце тома. Книга идет под грифом “Библiотека для самообразованiя”, и в приложении приводится перечень уже вышедших в этой библиотечке нескольких десятков томов. Очень интересно взглянуть на их тематику — ЧТО предлагается российским обывателям — то есть, на что был спрос за 6 лет до Великой Октябрьской. Я сделал небольшую выборку и буду давать в современной транскрипции только автора, название и цену, опуская почти все остальные детали.

№1. Проф. В. Минто. Дедуктивная и индуктивная логика. (перевод) Ц. 1р.75 коп. 6-е издание (предыдущие — 16, 17, 18, 19, 20 тысяч экз.)

№6. Г. Гефдинг. Современная философия. (пер.) Ц. 1р.30к.

№7. Б.Н. Чичерин. Политические мыслители древнего и нового мира. Вып. I. Вып. II. Ц. За оба — 3р.50к. (Распродана)

№9. М. Ферворн. Общая физиология. (пер.) Вып. I. Вып. II. Ц, за оба — 4 руб. (Распродана)

№10. Ф. Регельсбергер. Общее учение о праве. (пер.) Ц. 1р.40к. (Распродана)

№15. А.Р. Уоллэс. Дарвинизм. (пер.) Ц. 3р.

№16. Э. Поррит. Современная Англия. Права и обязанности ее граждан. (пер.) Ц. 1р. 60к.

№20. Георг Майр. Закономерности в общественной жизни. (пер.) Ц. 2р.25к. (Распродана)

№33. Д. Романас. Духовная эволюция человека. (пер,) Ц. 2р.

№34. Проф. Як. Самойлов. Введение в кристаллографию. Ц. 1р.25к. (Распродана)

№39. Сванте Аррениус. Начало миров. (пер.) Ц. 2р.75к.

Карл Федерн, “Данте и его время”

Карл Федерн, “Данте и его время”

После этого списка идет еще один — его предлагает “Комиссiя по организацiи домашняго чтенiя”. Это четыре программы (4 выпуска по возрастающей) систематического курса по высшему образованию, одна программа по среднему образованию и две так называемые “эпизодические”. Высшее образование включает математику, физико-химические науки, биологические, философские, общественно-юридические, историю и историю литературы. В информации указывается только проблематика. Имеется в виду, что желающие купят брошюры с полным текстом программ, где, в частности, будет “Список книжных магазинов и библиотек, вошедших в соглашение с Комиссией относительно снабжения читателей Комиссии книгами.” Дается цена брошюр; например, для 3 выпуска: “Цена 60 к., с пересылкой — 85к., наложен. платежом — 95к.“

Очень интересно содержание эпизодических программ, например, первой. Вот (в сокращении) этот набор. “1. Пирамиды (Древний Египет). 2. Средневековый город. 3. История французской революции. 4. Смутное время в Московском государстве. 6. “Валленштейн” Шиллера. 7. Байрон и его время. 8. Новгородские былины. 9. Городское хозяйство и городские финансы. 10. Факторы преступности. 12. Вопрос о смертной казни в старой и новой литературе.

Итак, примерно ясно, что предлагали Товарищество И.Д. Сытина и работавшая с ним в паре Комиссия.

“Библiотека для самообразованiя”

“Библiотека для самообразованiя”

Может, правда, возникнуть естественный вопрос: а кто мог купить эти книги, кому они были по карману? Что ж, давайте взглянем, хотя бы мельком, на зарплаты и цены в России того периода.

Зарплата рабочих и служащих колебалась в границах от 20 рублей на низших должностях до 80 на более высоком уровне. Как средняя, приводится цифра в 37,5 рубля. Что касается цен на продукты питания, то ситуация выглядела так.

Бутылка водки “красноголовка” — 40 коп. (бутылка — 615 миллилитров)

Бутылка водки “белоголовка” — 60 коп.

Соленый огурец — 3 коп.

Фунт муки — 8 коп. (фунт — 400гр.)

Фунт мяса — 19 коп.

Бутылка молока — 8 коп.

Фунт гречки — 10 коп.

Фунт сахара — 12 коп.

Фунт сливочного масла — 56 коп.

Картошка, 10 штук — 5 коп.

Курица, 1 шт. — 70 коп.

Рябчик, 1 шт. — 40 коп.

Фунт черного хлеба — 4 коп.

Икра черная зернистая 1 кг — 3 руб. 20 коп.

Икра черная паюсная, 2 сорт, 1 кг — 1 руб. 20 коп.

Несмотря на кажущиеся низкие цены, если не забывать, что надо и во что-то одеваться, и платить за жильё, за проезд, за баню и т.д., то станет ясно: тем, кто стоял на нижних ступеньках социальной лестницы, было бы не до книг. Но, на их счастье, жил в то время человек, имя которого я уже упоминал: Иван Дмитриевич Сытин.

У него потрясающая биография.

Деревенский мальчишка, он окончил три класса сельской школы без особых успехов. С 12 лет уже трудился на разных работах, в частности, на нижегородской ярмарке с лотка продавал меховые изделия. В пятнадцать приехал в Москву, нанялся в работники к купцу-меховщику Шарапову. Правда, выяснилось, что свободных мест по его “специальности” нет, зато у купца нашлась книжная лавка. Туда Ваню и определили — “учеником всех надобностей”. Продавали они, в основном, религиозные картинки. К 18 годам он уже помощник заведующего в шараповской лавке в том же Нижнем Новгороде. Там ему пришла в голову идея: набрать коробейников-офеней и отправить их по деревням — торговать святыми картинками вразнос. Идея сработала, хозяин получил прибыль.

В 25 лет Сытин женится, получает приданое — 4000 рублей, берет в долг у Шарапова еще три тысячи, и открывает свое первое дело. По сути, книгоиздательское, хотя поначалу выпускали только лубочные картинки. Это и до него делали. Но он купил литографскую печатную машину, и не какую-нибудь захудалую, а французскую, новейшего образца, работающую с пятью красками. Начинающий делец понял, что качество изделий — главное. Постепенно к нему пришел успех, а с ним и деньги. Он вернул долг, купил собственный дом, создал “Товарищество И.Д. Сытина” и открыл несколько книжных магазинов.

Казалось бы, сиди в кресле и считай купюры. Но это не для него. Творческая натура и талант предпринимателя не давали ему возможности спокойно жить и быть довольным тем, что есть. Пять лет он готовился сделать следующий шаг — и в 80-х годах делает его: приступает к выпуску календарей. Первым был “Всеобщий календарь на 1885 год” — на каждый день отдельная страница и масса полезных сведений. Новинку расхватали. В следующем году его тираж поднялся до 6 миллионов, а к 1916 году стал более 21 миллиона экземпляров. Понятно, что такую вещь покупали на семью, то есть один на несколько человек. И если учесть, что население Российской Империи составляло тогда 166 миллионов, а неграмотность в сельской местности достигала 70-75%, то всё равно получится, что почти все городские жители имели сытинские “всеобщие”. Вскоре к ним прибавились тематические календари — Народно-хозяйственный, Киевский, Старообрядческий и так далее. Сытин впервые в стране стал вводить в них статьи по разным отраслям знаний.

Иван Дмитриевич Сытин

Иван Дмитриевич Сытин

В 1884-м к Ивану Дмитриевичу обратился секретарь Л.Н. Толстого В.Г. Чертков. Он предложил ему взяться за издание дешевой серии книг великих русских писателей. Все, к кому Чертков обращался ранее, отказались: такой вариант прибыли не обещал. А Сытин принял эту идею с энтузиазмом. Создали специальное издательство — “Посредник”. 15 лет длилось их сотрудничество, в котором активно участвовал и сам Лев Николаевич. Печатали не только русскую, но и переводную литературу, познавательную, детскую. Бывало, что в сытинских магазинах продавали очередную партию по несколько копеек за штуку. Дешевые, удобные и для чтения, и в повседневном пользовании, эти книжки буквально разлетались по стране. Свою долю внесли и стали добрыми знакомыми Ивана Дмитриевича Горький и Короленко, художники Суриков и Репин.

В 1887-м Сытин делает смелый ход — издает собрание сочинений А.С. Пушкина. 10 томов — за 80 копеек. А тираж — 100 тысяч! Разошелся тираж за несколько дней. Потом он повторил то же самое, один к одному, с собранием сочинений Н.В. Гоголя.

Почувствовав силу и уверенность, Сытин приобрел права на журнал “Вокруг света” и быстро увеличил его тираж втрое. В приложении к нему печатали Майн Рида и Вальтер Скотта, Жюль Верна и Виктора Гюго, других известных писателей. И само собой, из сытинской типографии одна за другой выходили книги для детей, включая знаменитые творения братьев Гримм и Шарля Перро. А потом появилась и “Детская энциклопедия”.

С подачи А.П. Чехова, Иван Дмитриевич купил не очень популярную газету “Русское слово”. Завел для нее сеть собкоров, и добился поразительной оперативности в подаче новостей. В ней появились очерки прекрасных журналистов Владимира Гиляровского и Власа Дорошевича. Авторами статей стали корифеи русской литературы И. Бунин, М. Горький, А. Блок, А. Куприн, Л. Толстой. Начав в 1902-м с 13 тысяч экземпляров, газета в 1916 перевалила за 700 тысяч.

Такого книгоиздателя, который был бы в то же время выдающимся просветителем, Россия еще не знала. Его называли “фактическим министром просвещения”. То, что он выпустил для людей самого разного возраста и социального положения, исчисляется миллионами: дешевые учебники и школьные пособия, популярные книги для всеобщего чтения, “методички” по освоению разных специальностей в промышленности и сельском хозяйстве, библиотеки по самообразованию, введение в разные виды искусств. Всего около 500 миллионов.

Сытин получил массу наград за свои труды, в том числе, золотую медаль лондонской всемирной выставки 1900 года. Он расширял свое дело, покупая другие издательства, увеличивая число магазинов и торговых точек в разных местах страны. У него были гигантские планы: построить собственную писчебумажную фабрику, а при ней городок печатников с домами, школами, больницами, театром, церковью, телеграфом. Не успел. Грянул Октябрьский переворот 1917 года.

Хотя Сытин и был по происхождению крестьянином, его Товарищество со всем имуществом национализировали. Типографию передали в Госиздат, дав ей название “Первая Образцовая”. Во время НЭПа он попытался создать новое объединение, но оно долго не продержалось. Его, однако, ценили. Он доставал для Госиздата бумагу за границей — помогали давние связи. Консультировал новых начальников. В 1928-м ему дали персональную пенсию. Но развернуться ему было негде. Ушел из жизни он в 1934-м.

Такая вот история о неординарном человеке. Совершенно неожиданно она оказалась связанной с очень далекой, на первый взгляд, судьбой великого флорентийца Данте Алигьери.

Print Friendly, PDF & Email
Share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Арифметическая Капча - решите задачу *