©"Семь искусств"
  январь 2022 года

 401 total views,  2 views today

Физическая картина реальности может не совпадать с образами пространства, времени и людей в ментальной картине мира. Так, известно, что житель Западного Берлина во времена холодной войны локально чувствовал себя ближе к ФРГ, чем к Польше, хотя фактическое расстояние до границы ФРГ было в два раза длиннее, чем до границы Польши.

Юрий Шейман

НЕМЕЦКАЯ ЯЗЫКОВАЯ КАРТИНА МИРА НА ФОНЕ РУССКОЙ

1.

ОБРАЗЫ ПРОСТРАНСТВА И ВРЕМЕНИ

Человек не рождается с готовыми понятиями о мире. Исследуя свое тело, мы научаемся членить пространство и ориентироваться в нем. Вертикальное положение корпуса порождает понятия «верха» и «низа». Горизонтальная плоскость делится на то, что «впереди», «позади», «справа» и «слева». Предметы делятся на неподвижные и движущиеся по определенному направлению или беспорядочно.

Пространство было первой из познанных человеком реальностей. Не случайно языковые метафоры, описывающие время, взяты из «пространственного» лексикона, связанного с движением. Время стоит, идет, тянется, тащится или бежит, бывает долгим или коротким. Дни мелькают. Смена поколений описывается в немецком языке в терминах движения: «предок» — Vorfahr, «потомок» — Nachkomme. Вместе с тем в более поздние эпохи меры длины и площади стали выражаться через единицы времени, когда расстояние измерялось числом дней пути, а площадь участка — временем, уходящим на его возделывание.

Помимо общих для всех людей пространственных и временных категорий существуют и национальные особенности в восприятии мира у представителей разных культур. И здесь, конечно, имеют значение особенности климатического и географического устроения их национального очага, а также традиционные занятия населения. Вокруг русского человека безграничные просторы, Германия существенно меньше, имеет более дробное членение, но более длительную историю, более выраженное вертикальное строение — хотя бы в силу особенностей рельефа местности.

Физическая картина реальности может не совпадать с образами пространства, времени и людей в ментальной картине мира. Так, известно, что житель Западного Берлина во времена холодной войны локально чувствовал себя ближе к ФРГ, чем к Польше, хотя фактическое расстояние до границы ФРГ было в два раза длиннее, чем до границы Польши. Объединяющим началом при восприятии объектов для человека выступает их культурная однородность, принадлежность к одному корню, упорядоченность. Не случайно некоторые этимологические словари подчеркивают связь слов Deutsch, deutlich, Bedeutung („немецкий язык“, „отчетливо“, „значение“). На это есть указание и в «Словаре немецкого языка» братьев Гримм. Deuten значит «переводить, толковать, делать что-либо внятным, понятным народу», переводить на немецкий язык — verdeutschen. (Слово «teutsch» (Deutsch) является латинским новообразованием на основе германского слова «народ» (thioda, thiodisk) — оно обозначало язык народа, который не разговаривал на латыни.) Получается, что Deutsch — это то, что понятно, ясно германскому народу. В параллель укажем, что для русских, в свою очередь, немец — это «немой», т.е. тот, кто не может говорить, во всяком случае, по-русски.

Люди, говорящие на разных языках, по-разному видят и оценивают действительность. Мы смотрим на мир сквозь призму родного языка, отсюда различия в восприятии реальности, в том числе и физической, у представителей разных культур.

2.

ПРОСТРАНСТВО RAUM

Уже соотношение внутренних образов, заключенных в словах «пространство» и «Raum», содержит в себе зачаток различия. Пространство — простор, нечто простирающееся, безграничное, понимаемое как расстояние, вместе с тем унылое, однообразное, но манящее. Raum, переводимое как пространство, — не то чтобы нечто, обязательно ограниченное рамками, но возделываемое, освобожденное от лишнего, например, поле — участок, очищенный от леса. «Räumen» — «убирать», Raum — помещение, пустое место, вместилище. Русское пространство открыто, оно лишено преград, обладает способностью расширения, развертывания, оно немыслимо в отрыве от своего естественного заполнения, немецкое пространство подлежит обустройству. Образ русского пространства — дорога, образ немецкого Raum — поле и дом.

Ассоциативные связи слова «пространство»: «простор, свобода, воля, приволье, гулять, разгул, неуют, хаос». Русское пространство несовместимо с представлениями о тесноте, помещении, доме, уюте. В русском языке пространство — это разбегающаяся во все стороны равнина, плоскость; вертикаль — тоже плоскость, только «ставшая на дыбы», в этом смысле «высь» и «даль» по-русски практически синонимы.

Ассоциативные связи слова «Raum»: Ort, Landschaft, Platz, Stube, Zimmer, Räumlichkeit, räumen, Ordnung, Weltraum, Gemütlichkeit. Raum противоположен Freie, Chaos. Немцы рассматривают окружающий ландшафт как часть своего Lebensraum. Свобода у них ассоциируется с материальной независимостью, а не с простором, как у русских.

Немецкое пространство стереоскопично, складывается из множества индивидуальных объемов на манер многоквартирного дома. Центр — Mitte — средоточие этих объемов, точка сборки. Немцы чрезвычайно чувствительны к понятиям «горизонталь», «вертикаль», «граница», «предел».

Сказанное можно проиллюстрировать на языковом материале, в частности, особенностями употребления пространственных предлогов в немецком и русском языках. По-русски «на столе», «на стене, «на потолке» используют предлог «на» независимо от того, на горизонтальной или вертикальной поверхности нечто находится, в горизонтальном или вертикальном положении. Учитывается только отношение к плоскости — на поверхности чего-то, а не положение в пространстве. По-немецки же надо сказать: auf dem Tisch (на столе), an der Wand (на стене), an der Decke (на потолке); an die Wand — «на стену», an die Kasse — «в кассу» — в зависимости именно от пространственной ориентации объекта или направления действия в сторону вертикальной или горизонтальной поверхности.

Предлог an обозначает также внешнюю крайнюю линию (ans Meer — «на море», an die Grenze — «на границу», an der Front — «на фронте»). Нетрудно догадаться, что немцы более щепетильны в различении нахождения непосредственно на границе или рядом с ней.

В немецком языке улица может рассматриваться как плоскость и как объем (жилья); в зависимости от этого мы скажем: auf der Strasse (нечто происходит) или in der Strasse (некто проживает). То же — с лестницей, которая может рассматриваться и как плоскость, и как объем — Raum. Auf der Treppe, im Treppenhaus. Русский язык не делает такого различения.

3.

Не следует думать, что языковая картина мира — это что-то неизменное, застывшее.

В древности сложились понятия: «место», занимаемое определенным телом, и «протяженность» — т. е. расстояние между предметами. Это и было своеобразно структурированное пространство, которому противостоял хаос. В древнегерманской модели мира исключительно важное место занимала тема круга, которая отражена в первобытном искусстве, мифах, ритуалах, языке. Идея круга отразилась и в номинации пространства. Об этом свидетельствуют наименования вселенной и структуры поселений в древневерхненемецком языке: unoraltrring, unerltring круг вокруг, мир; Rundburgкруглая крепость, Runddorf круглая деревня. Круг очерчивал границы ойкумены, и именно внутри него и существовало пространство — Raum.

В отличие от немецкого замкнутого пространства (Raum) русский простор, по определению, не может иметь границ. Русское пространство экстенсивно, а русским свойственна культурная и политическая клаустрофобия. Отсюда, видимо, столь разное отношение к понятию «уют» / «Gemütlichkeit» в этих культурах. «Уют» в русском мире — антоним «пространства-простора» (недаром «уют» и «ютиться» — однокоренные слова), а в немецком, напротив, Raum может быть gemütlich. А вот русское слово «удаль» как раз тесно связано с простором и неслучайно напоминает «даль». В немецком языке есть, правда, слово «Freie», соответствующее русскому «воля, раздолье». Но оно, как и «gemütlich», характеризует не столько свойства реальности, сколько состояние души и тела.

Русское сознание не работает над пространством, об этом свидетельствует тот факт, что существует только одно производное от «пространство» слово — прилагательное «пространственный» (в немецком же не менее 50 — geräumig — просторный, raummaß — мера объема, raumsparende — малогабаритный, Räumlichkeit — помещение и др.). Русское пространство так и не развилось в космос, во-первых, потому что, видимо, русское пространство плоское, а не объемное, а, во-вторых, потому что оно, скорее, хаос, чем космос. Понятно, что в хаотическом пространстве основными ориентирами являются объекты. Они как бы и являются пространствообразующими факторами, тогда как в немецком Raum — месте, очищенном от объектов, — пространство выступает как вместилище, поле деятельности человека. Было сказано, что образ русского пространства — это дорога, но еще лучше отвечает ему образ бездорожья. Интересно в этом смысле русское понятие «добираться», не имеющее аналога в немецком языке, потому что «добираться» — это именно с трудом достигать места — чисто русский феномен в хаотическом русском мире, способном то растягиваться, то сужаться, то закручиваться в спираль, где возможны всякие чудеса и неожиданные встречи:

 Хоть убей, следа не видно,
 Сбились мы. Что делать нам?
 В поле бес нас водит, видно,
 Да кружит по сторонам.
 (А.С. Пушкин)

Не меньшей мистикой и фатализмом окрашены понятия «выбраться», «собраться» («наконец-то выбрались к вам в гости», «никак не соберусь к своему врачу» — можно подумать, какая-то неведомая сила препятствует нам в свершении подобных «былинных» деяний).

 4.

ПЕРЕДВИЖЕНИЕ В ПРОСТРАНСТВЕ

По-русски можно идти, но не прийти, добираться, но не добраться (несовершенный и совершенный вид), в немецком языке такого различения нет. Кроме того, в русском многие глаголы движения противопоставляются по принципу однонаправленности и неоднонаправленности: идти — ходить, лететь — летать, бежать — бегать, ехать — ездить, тащить — таскать и т.д. Первые обозначают движение в заданном направлении, вторые — саму способность производить данное действие, а также движение в различных направлениях, в том числе вполне беспорядочное, хаотичное, бесцельное. В русском языке противопоставление по однонаправленности — неоднонапрвленности носит достаточно регулярный, глубинный характер. В немецком языке представлено иное, чем в русском, понимание «движения» и «перемещения». Оно в принципе обязано иметь цель. Конечно, и немец может бесцельно слоняться, но это будет выражено не системообразующим в языке способом, а дополнительными лексическими средствами: hin und her, seitwärts, auf und ab, hin und zurück или глаголами со специальным значением: bummeln гулять, прогуливаться, tappen — брести, wandern гулять, путешествовать пешком, fliehen бежать, пуститься в бегство, umherstreifen бесцельно ходить вокруг, entlangschlendern — бесцельно прогуливаться вдоль чего-либо, irren — блуждать и т.д. В русском языке тоже имеются все эти средства, но русский язык стремится сгруппировать глаголы движения в соотносительные пары (плюс стилистические синонимы), а немецкий организует лексику, главным образом, по принципу дополнительности (т.е. когда имеется основное слово плюс дополнительные средства для уточнения характера движения — по горизонтали или вертикали, направления, цели и т.д.

Глаголы движения имеют «бытийный» характер. Мы говорим: «Я хожу в школу, университет, на работу» в смысле «я школьник, я студент, я имею работу». То же и по-немецки: «Ich gehe zur Schule, Uni; ich gehe arbeiten». Но по-немецки «я иду в школу» в смысле «в данный момент» будет выражено точно так же. По-русски же «бытийным» значением (т е. «вообще нечто делаю или имею способность к чему-то») наделены именно «неоднонаправленные» глаголы несовершенного вида (типа «ходить», «бегать» и т.д.) «Может быть, поэтому русский, начиная движение, предпочитает неизвестность, как богатырь на распутье, «еще неясно различая даль». Бесцельность ассоциируется с «настоящим» бытием. Отсюда, возможно, неосознанная склонность к авантюризму, риску, бессмысленным поступкам.

 5.

ПРОСТРАНСТВО КАК ЧАСТЬ СФЕРЫ ГОВОРЯЩЕГО ЧЕЛОВЕКА

При передаче движения в немецком языке обозначается местоположение говорящего человека и его видение движения объекта по отношению к себе. Внешний наблюдатель может принять точку зрения одного из участников события. Для выражения этих отношений в немецком языке используются отделяемые приставки hinи her, а также сложные приставки с hinи herв качестве первого компонента (типа hinaus-, heraus, hinein-, hereinhinüber, herab— и т.п.). Эти приставки образуют особую категорию, служащую для выражения ориентации человека в пространстве. Глаголы движения с данными префиксами указывают на направление движения либо в сторону от говорящего (hin-), либо к говорящему (her-). (Та же идея выражается и в соотносительной        паре глаголов gehen — kommen.) Пример: приставка heraus выражает то, что движение происходит в сторону говорящего, и то, что перемещение происходит изнутри наружу, а herein-, напротив, снаружи — внутрь. В случае когда выражается перемещение в сторону от говорящего используются префиксы hinaus, hinein-. (Парадоксально, однако, что «Вон!» по-немецки — «Raus!», а не «Naus!» Также, когда человек входит в помещение, он говорит: «Darf ich herein?», т.е. как бы встает на точку зрения того, к кому он входит, ведь это его пространство.) По-русски же просто говорится: «Можно войти?» (можно добавить «к вам»).

В русском языке существует возможность передачи идеи направления движения по отношению к говорящему, например с помощью слов «сюда», «туда», «отсюда», «оттуда». Но в русском эти средства, во-первых, гораздо беднее и не образуют системы, а, во-вторых, используются, в основном, в диалогической речи. В повествовании же, в отличие от немецкого, как правило, передаются только физические параметры движения, например, изнутри — наружу, сверху — вниз, начало движения, его завершение и т.п. Например, глаголы hereinführen и hineinführen оба переводятся обычно на русский язык просто „вводить / ввозить“, так что передачей идеи „вводить / ввозить“ „сюда“ или «туда“ русский язык как правило пренебрегает.

6.

HIN И HER КАК ПОКАЗАТЕЛИ ЛИЧНОГО ПРОСТРАНСТВА

В немецком языке возможны конструкции, когда глагол движения вообще не вербализован, а представлен своими второстепенными компонентами, т.е. идея перемещения передается только отделяемыми приставками hinи her. Речь идет о конструкциях типа еr muss hin (он должен идти — отсюда туда). wo bist du her? (откуда ты?), her damit! (давай сюда!).

Позиция говорящего присутствует в немецком языке и тогда, когда передается повторяющееся движение. Например: Ich habe ja gewusst, wo sie immer hingehen. (Я ведь всё знала, куда вы ходите.)

Таким образом, в немецком языке, в отличие от русского, подчеркиваетcя важность и активность субъекта речи и относительность пространственных отношений. Случайно ли теорию относительности создал именно немецкоязычный ученый?

 7.

Типично русским историко-языковым феноменом является постепенное вытеснение личных предложений безличными (не сидится дома в такую погоду, нет ни души, тебе пора и т.п.), в то время как в других европейских языках, в частности в немецком, изменения шли в противоположном направлении. Неуклонный рост и распространение в русском языке безличных конструкций ярко характеризуют русский универсум и русскую культуру как преимущественно антиперсоналистские.

 8.

 СТАДИИ ДВИЖЕНИЯ

Как в русском языке (приставки у-, от-), так и в немецком имеются глагольные приставки, указывающие на начальный либо на конечный пункт движения, однако в немецком языке их гораздо больше. Префиксы ab, los-, be(последнее — в словосочетании sich begeben) указывают на начало движения. Глаголы с префиксом wegвыделяют момент удаления как нечто категоричное, как удаление надолго. В отличие от этого глаголы с префиксом fortтакже говорят об удалении, но больше делают акцент на том, что субъект должен идти дальше, т. е. движение осуществляется далее в пространстве. Наконец, префикс davonуказывает, что удаление осуществляется от некоей точки в пространстве (von). В русском языке такие значения приставки не акцентируют, но это можно выразить дополнительными средствами.

Прибытие в конечный пункт в немецком языке может быть выражено различными префиксами: префикс an— указывает на прибытие в конечный пункт; префикс ein— подчеркивает, что субъект находится уже внутри какого-либо пространства, а не на пороге, как в случае с ankommen. В русском языке движение в конечный пункт выражено глаголами движения с префиксами в-, при: приехать, въехать.

 9.

 ДВИЖЕНИЕ ПО ВЕРТИКАЛИ

Немецкий префикс auf— указывает на движение вверх, unter — на движение вниз. Помимо этого, на движение по вертикали могут указывать контекстуальные уточнители (типа nach oben вверх; nach unten — вниз, tief — вниз, вглубь). В русском языке для выражения значения перемещения в пространстве по вертикали имеются префиксы с— (со-) — сойти (указывается на движение вниз); вз-(вс-) — взбежать, вспрыгнуть (указывается на движение вверх).

Но в русском языке нет противопоставления, соответствующего немецкому gehen — kommen, т.е. выражающего корневыми значениями слов идею убытия — прибытия, нет также соответствия оппозиции gehen — steigen, выражающего идею горизонтального и вертикального движения Глагол kommen сам по себе уже выражает идею прибытии, а глагол steigen — идею движения по вертикали. В русском этого нет, что указывает на тот факт, что для немецкого языка — в отличие от русского — данные смысловые отношения оказываются более важными.

10.

Пространство в немецкой картине мира лучше структурировано, имеет более сложное и дробное строение, тогда как для русских оно сливается, скорее, в некий континуум. В немецком языке сам глагол может указывать на открытость или закрытость пространства. Например, глагол schweifen («бродить, блуждать») обозначает движение за пределами населенного пункта, т.е. в неограниченном пространстве. Глаголы же flanieren, promenieren («идти, ходить, прогуливаясь); bummeln («брести, бродить») указывают, что движение осуществляется внутри ограниченного пространства, например, в пределах города. Для выражения непротяженного перемещения в пространстве в немецком языке используются специальные глаголы treten и schreiten, которые могут быть осложнены также префиксами, глагол zugehen выражает, по сравнению с глаголом zutreten, большее расстояние: глагол zutreten обозначает последние несколько шагов по направлению к конечному пункту, в то время как глагол zugehen этого не выражает. В русском языке в обоих случаях употребляется приставочный глагол подойти, который подразумевает непротяженность пути, однако не настолько детально, как в немецком языке.

Предлог zu подчеркивает направление непротяженного перемещения; an указывает на приближение и нахождение кого-либо рядом с объектом; in указывает на непротяженное перемещение внутрь; be— подчеркивает момент вступления куда-либо; глагол durchschreiten указывает на преодоление непротяженного расстояния («прошел несколько шагов»). В русском языке непротяженность выражается с помощью префикса под-, а также опосредованно префиксом вы-, однако специальные глаголы для этого отсутствуют. Префиксы при-, до— указывают на протяженность.

Таким образом, в немецком языке, в отличие от русского, гораздо лучше и подробнее представлена идея непротяженного перемещения в пространстве, что во многом обусловлено спецификой восприятия пространства носителями русского и немецкого языков и различным удельным весом в сознании близких и далеких расстояний.

Вообще высокая специализация значений немецких слов имеет как свои преимущества, так и недостатки. Уважающий себя немец никогда не скажет gehen auf den Berg вместо klettern… или steigen… (да и как может быть иначе, ведь gehen противостоит klettern и steigen по признаку способа действия и движения по горизонтали/вертикали). И так во всём, тогда как русский использует синонимы лишь для субъективно необходимого уточнения тех или иных оттенков смысла и стиля, а также в зависимости от контекста и жанра речи. Это делает носителя русского языка более свободным и индивидуальным в выборе лексических средств. Тонкая нюансировка значений немецких слов создает, во-первых, гигантские трудности для иностранца, пытающегося изучить досконально немецкий язык (недаром Марк Твен пошутил, что жизнь слишком коротка, чтобы выучить немецкий). А, кроме того, формирует известную ограниченность, догматизм, узость сознания, неспособность взглянуть «поверх барьеров», да и склонность к самодовольству. Вот пример: один русский изобретатель не мог запатентовать в Германии созданный им композитный материал, так как в патентном бюро на тот момент — не знаю, как сейчас, существовали порознь отдел натуральных и отдел искусственных материалов, а вот запатентовать соединение их никак не было возможно. Это мышление «по перегородкам» как-то затуманивает тот факт, что мир всё-таки един и непрерывен, и надо быть гением, чтобы вырваться из силков чрезмерной категоризации.

11.

ПУСТОТА — LEERE

Общепринятая оценка пустоты (Leere, Vakuum, перен. Nichtigkeit) является, скорее, отрицательной. Это основывается на ассоциации пустоты с Хаосом. В художественной литературе возможна смена отрицательной оценки на положительную.

Понятие «пустоты» универсально, но каждая культура формирует свое о ней представление.

В мифологии «пустота» рассматривается как свойство пространства в представлениях о Хаосе, который означает прежде всего «зев», «зевание», «зияние», «развернутое пространство», «пустое пространство», «пустое протяжение». Кроме того, Пустота наряду с Ничто является сущностью мирового чудовища — Бездны. Наиболее древним является мифологическое понимание пустоты как вместилища всех вещей, как одного из важнейших атрибутов мироздания, поскольку благодаря ей все компоненты мира располагаются отдельно друг от друга, таким образом она структурирует Космос. Пустота − одна из важнейших категорий философии. При этом она рассматривается в контексте понятия «пространство». Leere — это то, что находится за пределами тела человека, то, что его окружает в жизнедеятельности. Кроме того, «пустота» является и важным состоянием и чувством, которые относятся к внутреннему миру человека. Пустота входит в две основные сферы понятий: «внешний мир человека» и «внутренний мир человека».

Ключевым словом, относящемся к понятию пустоты, в немецком языке является прилагательное leer, которое означает «ненаполненность, незаполненность, бессодержательность»: leere Worte — «пустые слова, пустословие». Кроме того, в немецком языке используются многочисленные производные образования с компонентом «leer»: leer machen, entleeren — «опоражнивать, спускать, выпускать»; den Darm entleeren — «очищать кишечник»; leer stehen — «пустовать»; leer laufen — «работать вхолостую [на холостом ходу]»; leer ausgehen — «уйти с пустыми руками, уйти несолоно хлебавши, остаться с носом»; leeressen — «опустошить, доесть до последней крошки»; menschenleer — «безлюдный, необитаемый, пустынный»; luftleer — «безвоздушный» и т.п.

Русское понимание пустоты и хаоса — это, в первую очередь, отношение к чему-то потустороннему, мировой бездне, тому свету, тогда как у немцев пустота — это, главным образом, незаполненность, первозданное состояние.

Понятие пустоты метафорически ассоциируется для немцев с образом ВМЕСТИЛИЩА, КОНТЕЙНЕРА, СОСУДА, т. е. пустого пространства или времени ohne Inhalt/nicht mit etw. gefüllt/nichts enthaltend/ ohne daß etw. auf, in etw. vorhanden ist/ohne jede Spur von etw..

Вместилище предполагает границу, которая отделяет внутреннюю часть от внешней.

В человеческих отношениях пустота означает ненаполненность/незаполненность содержанием: (полное или частичное) отсутствие людей и других живых существ где-либо — [fast] ohne oder mit wenigen Menschen/[fast] ohne ein Lebewesen/ ohne jede Spur von jmdm./frei.

Leere может характеризовать человека: бессодержательность его свойств, отдельных видов состояния и деятельности: ohne inneren Gehalt und Ausdruck/ ohne Ausdruck oder Gefühl/ Sinn und Inhalt vermissen lassend. Оценку формируют признаки: «nichts sagend» «ничего не говорящий»; «wertlos» «ничего не стоящий»; «nichtig» «ничтожный»; «hungrig» «голодный»; «freudlos» «безрадостный».

12.

НЕБО И ЗЕМЛЯ

В немецкой фразеологии понятия «Himmel» и «Erde» отражают такие представления:

  1. Небо-твердь: eher stürzt der Himmel ein («скорее, небо обрушится на землю»).
  2. Небо является местом пребывания Бога, ангелов, спасшихся душ и обретения высшего блаженства: wie im Himmel leben («жить как в раю»); den Himmel offen sehen («видеть небо отверстым = быть очень счастливым, достичь исполнения всех желаний, блаженствовать»).
  3. Понятие «Himmel» в религиозной трактовке связано со смертью: in den Himmel auffahren («вознестись на небеса»).
  4. Небеса — средоточие абсолютного счастья, царство мечты и иллюзий: aus allen Himmeln fallen (aus allen Himmeln stürzen/ «упасть с неба на землю»).
  5. Небо — символ истины и справедливости: Es schreit zum Himmel! («Это вопиет к небу!», die Heiligen vom Himmel herunterschwören («клясться всеми святыми»).
  6. Небеса недостижимы: das Blaue vom Himmel versprechen («обещать Луну с неба»).
  7. С небесными явлениями ассоциируются события, происходящие неожиданно: wie ein Blitz aus heiterem Himmel («как гром среди ясного неба»).
  8. Слово «Himmel» используется для эвфемистической замены слов, обозначающих сверхъестественные силы: <ach> du lieber Himmel! Großer Himmel! («Силы небесные!»).
  9. Erdе ассоциируется со смертью физического тела человека: in der kühlen Erde liegen («лежать в сырой земле»).
  10. Erde — земная жизнь, «этот свет»: den Himmel auf Erden haben («наслаждаться раем на земле»).
  11. Erde — защита, покров: j-d wäre am liebsten in den Erdboden versunken («рад сквозь землю провалиться»).
  12. Erde — поддержка, опора: kein Bein auf die Erde kriegen земля из-под ног уходит»).
  13. Erde — страна, определенная территория, обетованная земля: so weit die Erde reicht («до самого края земли»).
  14. Земля связана в сознании людей со здравым смыслом, объективной реальностью: (auf der Erde bleiben/ «не отрываться от земли»).
  15. «Erde» может означать «ниоткуда»: wie aus der Erde gewachsen («вырасти как будто из-под земли»).

И «Himmel», и «Erde» выступают в роли эвфемистической замены значения «смерть», неназываемого из страха перед сверхъестественными силами: j-n deckt die kühle Erde («кто-то спит в сырой земле»); j-n unter die Erde bringen («свести в могилу»); wieder zu Erde werden («снова превратиться в тлен, из земли выйти и в землю уйти»); in den Himmel auffahren («вознестись на небеса»); um Himmels willen! («Ради всего святого!»), Himmel (Gott) behüte! <ach> du lieber Himmel! Großer Himmel! («Силы небесные!»! и др.

Небо и земля и в русской, и в немецкой языковых картинах мира, с одной стороны, составляют единое целое: Himmel und Erde in Bewegung setzen («перевернуть небо и землю, перевернуть мир»), а с другой, противопоставлены друг другу: земля ассоциируется с человеческой, земной, реальной жизнью, где требуются трезвый расчет и трудолюбие, а небеса соотносятся с божественным существованием, иллюзиями и мечтами. Оппозиция «Himmel — Erde» / «небо — земля» относится как к физическим («высокий» — «низкий», «далекий» — «близкий»), так и к духовным характеристикам, что обусловлено религиозной составляющей.

Наличие фразеологизмов, описывающих небо и преисподнюю как противоположности, позволяет трактовать землю как «золотую середину», своеобразный центр бытия: die Hölle auf Erden haben («жить как в аду»); den Himmel auf Erden versprechen («обещать рай на земле»).

13.

ПОНЯТИЕ «ДОМ»

Дом — это не просто место, где человек живет. С обладанием домом связано вхождение человека в общество, обретение им полноты прав и обязанностей. Внутренний, а особенно внешний вид дома призван зримо представить миру принадлежность семьи к определенной группе населения, уровень ее благосостояния. Жилище мыслится интимным пространством семейного сообщества, сферой действия права, гарантирующего неприкосновенность жилища. Дом — это как бы и особое сакральное пространство, где человек может укрыться от невзгод, где нет места пугающей неизвестности и злу внешнего мира. Известный гимн Лютера “Eine feste Burg ist unser Gott” — «Наш Бог есть крепкий оплот» сравнивает Бога с крепостью, т.е. с домом. В мифологическом сознании разрушение дома символизирует смерть. Дом — место встречи мира живых и мира мертвых. В известном смысле дом находится на границе между тем светом и этим, между природой и культурой. Он заключает в себе важнейшие моменты жизни человека (рождение, питание, сон, сексуальность, продолжение рода, смерть). Связь дома с природными и потусторонними, подземными силами олицетворяет женщина-хозяйка. В традиционном доме особым образом организовано внутреннее пространство, разделенное на женскую и мужскую части, взрослую и детскую, верх и низ, помещение для гостей и для домочадцев.

Немцы стараются не выносить за стены дома свои эмоции, проблемы или дрязги. На этот счет существует немецкая поговорка: Was du hast in deinem Haus, das plaudere nicht vor Herren aus. Русское соответствие — Не выносите сор из избы.

Дом — синоним семьи, рода, династии, синоним родины, страны (Heim — Heimat).

14.

ДОМ И ОБРАЗ МИРА

В германской мифологии обнесенное оградой жилище, midgardr — срединная усадьба, образно представляет населенную и возделанную часть мироздания. Ее окружает первобытный хаос, в котором пребывает всё, «что за оградой» — ùtgardr, враждебный человеку край чудовищ и великанов. Людям и богам положено иметь дом. Само создание мира рисуется не чем иным, как процессом основания усадеб. В социальной практике германцев естественной отправной точкой тоже служит дом. Германия является для немецкой нации большим домом, которым они гордятся. Немцы любят свою страну и настроены патриотично.

Дом и двор славянина был весь пронизан магической символикой. Славяне боялись духов ночи, ассоциировавшейся у них со смертью, и потому покрывали стены, окна, крышу дома солнечной символикой. Самым главным оберегом семьи была печь, олицетворявшая солнце внутри дома. Боялись также грозы, бури. Дом представлялся ковчегом, спасающим от враждебной стихии. Важную роль играл порог и вообще все элементы, отделяющие одно пространство от другого. С домом у русского человека связана масса суеверий.

Христианская мысль унаследовала библейскую традицию уподобления мира, общины верующих церкви — дому у Бога. Христианский Бог — Господь — предстает в обличии рачительного верховного хозяина — dominus (отсюда доминировать и доминанта), добрые христиане — возлюбленных чад, послушных его благому велению. Очевидно, мысль о «небесном доме» понималась буквально. В доме Сатаны, однако, царит хаос, тогда как в доме праведных — благообразие и геометрически выверенный порядок правильно организованного пространства.

15.

ПРИМЕТЫ И СУЕВЕРИЯ, СВЯЗАННЫЕ С ДОМОМ

И в Германии, и в России было и зачастую сохраняется немало примет и суеверий, связанных с домом. Например, в Германии считается, что уголек от праздничного костра, хранящийся в доме, бережет его от пожара; если на улице пройти под приставной лестницей, это сулит несчастье. Неприятности сулят также ласточкины гнезда, свитые неразумными птицами под крышей дома, и даже паук, увиденный утром. Чтобы отвадить нежеланного гостя, достаточно сказать: «Если ты придешь, то нас будет уже 13 (Unglückszahl)». Перед тем как войти в чужой дом, нужно постучать палкой в дверь, громко потопать для изгнания злых и опасных сил. Разливая вино, бутылку следует передавать по ходу солнца. В День Богоявления (праздник «трех королей») у немцев-католиков на двери изображают крест и цифры нового года, а также первые буквы имен библейских королей — Каспара, Балтазара и Мельхиора. Также в эту ночь затыкали печные трубы, поскольку именно через дымоход могла прилететь нечистая сила. Существовал обряд сожжения соломенного чучела Иуды в первый вторник после Пасхи. Этой золой удобряли землю, а от огня разжигали огонь в домашних очагах. Угли от этого костра раскладывали по разным углам дома, а также на чердаке, примешивали к семенам посева, ими чертили кресты на дверях дома и хлева. В Германии, если человек приходит в дом, где есть дети, он должен присесть хотя бы на секунду, иначе он заберет с собой «детский покой».

Также в Германии сельские жители всячески стараются не захлопывать за собой дверь дома, в котором кто-то умер, чтобы не прищемить душу усопшего. В России перед постройкой нового дома зарывали в землю голову петуха Можно закопать несколько мелких монет или зерен, чтоб в новом доме не переводились деньги и хлеб. Через порог не здороваются, не прощаются, не садятся, чтоб не напали злые силы. В сумерки через порог не выносят мусор вслед за ушедшим другом, не то он может больше не прийти к вам. А вот если ушел враг, можно ему и вслед плюнуть, и слово гневное сказать. Под порог чужого дома завистники обычно сыплют иглы — чтобы не было здоровья, соль — на ссоры и рваные деньги — на безденежье. Так что проверяйте, что у вас там под порогом!
На столе сидеть — к бедности. Если свистеть в помещении — денег не будет. Долг отдают утром, а не вечером — чтобы деньги водились. Немного монет надо постоянно хранить под скатертью на столе — в доме никогда не будут переводиться деньги и не будет потерь… Продолжать можно до бесконечности.

16.

Понятие дома связано в немецком языке со словами Haus, Heim, Stube, Hütte, Hort, Obdach, Unterkommen (Unterkunft) и др.

Слово Haus обозначает здание, строение, жилье (отправиться по домам — nach Hause gehen); семью, людей, живущих вместе (собрался весь дом — das ganze Haus war vollzällig versammelt; встречаться семьями, быть знакомым домами — von Haus zu Haus verkehren); быт, хозяйство (ein Haus führen); династию, род; учреждение, страну, родину.

Кроме того, слово Haus может иметь значение начало, подчеркивающее его основополагающую роль в немецком сознании. В русском языке этому соответствуют слова род, природа, начало, исток, т.е., в основном, природные факторы, а не рукотоворные:

von Haus(e) aus — 1) по натуре, от природы 2) издавна 3) первоначально, изначально, поначалу von Haus aus begabt sein — обнаруживать талант с детства; быть талантливым от природы.
Haus может обозначать человека, голову, собрание:
hohes Haus! — высокое собрание! господа (депутаты)!
ein gelehrtes Haus (разг. шутл.) — ученая голова; старый ученый
altes Haus (разг. шутл.) — дружище, старина
fideles Haus (разг. шутл.) — весельчак; рубаха-парень

Быть у себя дома может означать хорошо знать свое дело (in einem Fach zu Hause sein) или не иметь к чему-либо отношения, пребывать в покое — damit bleib mir zu Hause (разг.) — оставь это при себе; избавь меня от этого.

Еще выражение: das Haus bestellen — улаживать (приводить в порядок) домашние дела, делать распоряжения по дому (перед смертью).

Производные слова от Haus: например, Hauswirt,-in — домохозяин, домохозяйка; Hausgehilfin, Hausangestellte — домработница; Häuslichkeit — домовитость; aus eigener Zucht, zu Hause gezogen — gezüchtet — доморощенный; Hausgeist — домовой и др.

HEIM

Уют (die Gemütlichkeit), семейность (Familienkreis, häuslicher Kreis), душевность (Herzlichkeit), безопасность (Sicherheit, Ungefährlichkeit), защищенность (Geborgenheit) ассоциируются в немецком языке со словом Heim. Если Haus — обобщенный образ дома, то индивидуальный образ своего собственного жилья — это, конечно, das Heim. От него и Родина — Heimat. Слово das Heim имеет первое словарное значение дом, домашний очаг, в то время как первое словарное значение das Hausдом, здание, строение и только второе — дом, домашний очаг.

Существует наречие daheim, означающее и дома, и на родине (русское слово дома также может быть использовано в значении на родине.

В немецких пословицах о доме как о прибежище, родном, уютном гнезде, родине в основном используется наречие daheim (Daheim ist man König — Дома каждый король; Wer unter den seinen ist, der ist daheim — Кто среди своих, тот дома; Daheim ist Mann zwei — Дома человек за двоих и др.), в то время как слово das Haus чаще используется в пословицах о доме как строении (Ohne Maus kein Haus — Нет дома без мышей), и реже в значении дом, родина (Jeder ist Herr in seinem Hause — Каждый в своем дому господин).

Лексема Heimweh восходит к словам das Heim и die Heimat и переводится как тоска по родине, по дому. Немецкое слово heimisch переводится как домашний, родной. Глаголы heimkehren, heimkommen означают вернуться на родину, домой (производные от них die Heimkehr, die Heimkunftвозвращение, прибытие на родину, домой; der Heimkehrer — вернувшийся на родину).

Das Heim входит в состав слова das Altenheim (дом для престарелых) в значении последнее прибежище человека и даже используется в разговорном немецком языке вместо этого понятия: Ich gehe ins Heim — Ухожу в дом для престарелых.

18.

В немецком языке понятие дома связано с представлением об укрытии, крыше, крове, пристанище, присмотре, попечении:

Obdach — кров, убежище, приют, пристанище
Нütte — хижина (связано с Hut)
Obhut — надзор, присмотр, попечение, покровительство
Unterkunft — пристанище

 Интересно, что hüten вообще значит „беречь, охранять, оберегать, стеречь“:

das Tor hüten — защищать ворота (о вратаре)
 Kinder hüten — смотреть за детьми
 ein Geheimnis hüten — хранить тайну
 das Bett hüten — болеть, лежать в постели
 das Zimmer hüten — не выходить (из комнаты) на улицу
 (из-за болезни)
 seine Zunge hüten — держать язык за зубами
 wie seinen Augapfel hüten — беречь как зеницу ока
 sich hüten (vor D) — остерегаться (кого-л., чего-л.)
 sich vor Erkältung(en) hüten — остерегаться [избегать] простуды
 hüte dich vor ihm! — берегись его!
ich werde mich hüten, das zu tun! — и не подумаю сделать это!

Москвичей, как известно, испортил квартирный вопрос. А для русских в целом понятие дом — третье по значимости после таких важнейших понятий, как жизнь и человек. В русском языке дом связан с образами печи, очага и дыма (семейный очаг, дым отечества). Идиллия дома немыслима вне тепла родного очага, уюта, атмосферы взаимодоверия и любви. В русском языковом сознании семейный очаг — средоточие дома, его душа и синоним. Очаг собирал вокруг себя всех членов семьи. Примечательно, что «притягивающей силы» очаг не утратил и в наши дни, когда центром сбора всех членов семьи обычно является кухня.

Так же значима крыша. Кров и дом являются почти синонимами. «Родной кров» — то же самое, что «отчий дом».

19.

Не все наименования жилища в русском языке славянского происхождения. Исконными являются: само слово жилище, слова здание строение двор, дворец (связанные этимологически с двор и дверь), дача. Но изба, хата, терем, палаты, дом — по происхождению не славянские. Нерусским является и слово стена (ср. с нем. Stein). Несомненно, каменное зодчество пришло на Русь вместе с христианством, так что и слово стена появилось в русском словаре не раньше Х в. — после распространения на Руси христианства и связанного с этим каменного строительства. Общеславянской является лексема двор, которая в значении жилье упоминается в старинных документах и в диалектной речи как счетная единица, Именно слово двор, скорее всего, первоначально служило для обозначения жилища, дома. Смешивание в древнейших текстах слов двор и дом имело место, может быть, потому, что на первых порах именно двор и был «вместилищем» дома, поскольку имел ограду.

Другое наименование дома было дым. Налог собирался с дыма (не за дым, а с дома). Вероятно, здесь указание на хижины, топившиеся по-черному. Слово Дом, возможно, прижилось и стало основным в обозначении строения именно благодаря сходству со словом дым.

20.

ДОМ и МИР

При всем сходстве представлений о доме у русских и немцев существует и кардинальное различие. Дом организует пространство, обозначая границы личных сфер. Приватная сфера для немцев сакральна, русские более привыкли жить гуртом, поэтому русскому, чтобы остаться наедине с собой, сподручнее выйти на простор, чем искать уединения дома. Немцы противопоставляют дом, город, цивилизацию, мир культуры окружающему неосвоенному дикому пространству. «Свое» противопоставляется «чужому». Мир осваивается и обживается по образцу дома и тогда становится тоже домом. На образ дома и города в Германии сильно повлияла рациональная планировка древнеримских городов и военных лагерей, издавна соседствовавших с поселениями древних германцев. Именно вокруг укрепленных римских военных лагерей начинали организовываться многие торговые и ремесленные европейские центры. В римском представлении город — это закрытое пространство от чужаков. Выходя из города, например, на войну, человек терял на время свои мирные функции земледельца и приобретал свойства воина. Возвращаясь в город, он «надевал» оболочку мирного гражданина. Параллельные и перпендикулярные улицы, прямоугольные кварталы и большая центральная площадь во многих крупных европейских городах — это прямое наследие римской трактовки городского пространства и пространства римского военного лагеря, недаром и поселения древних германцев имели строгий геометрический четырехугольный характер. Свойства локального пространства переносились на мир в целом. Он представлялся динамичным, постоянно расширяющимся, в том числе за счет завоевания. Освоение окружающего пространства выражалось между прочим в придании ему геометрической «правильности».

У русских дом — модель мира и воспроизводит в своем плане его черты. Мир — это макрокосм, дом — микрокосм. Противопоставление всех объектов идет по линии «живое» — «мертвое». Дом — это полностью освоенная среда, внешнее инобытие чрева матери. В этом качестве дом своим существованием не нарушает гармонию природы, словно вырастает из земли. Человек сидит в своем доме, как душа в теле, как кощеева смерть — в яйце. Недаром японская по происхождению матрешка стала чуть ли не символом России. Что мир устроен наподобие этой игрушки (одна сфера вложена в другую), очень соответствует исконному русскому миропониманию. Уподобление дома миру есть порождение магического миросозерцания в противовес рациональному. И у немцев имеются следы подобного отношения к миру, и русские последние века подвергались сильному влиянию европейского рационализма, но всё же у русских архаическое мировосприятие до сих пор выражено ярче. Планировка древней восточнославянской деревни была либо стихийной, хаотичной (дома стоят безо всякого порядка, вокруг расположены пашни, выгоны, огороды), либо кольцевой, но и круг получался далеко не идеальный. Русского угнетает геометрическая регулярность.

21.

ЭЛЕМЕНТЫ ДОМА В ВОСПРИЯТИИ НЕМЦЕВ И РУССКИХ

УГОЛ — ECKE

Интересно, что при слове «угол» у немца в первую очередь возникает образ внешнего угла, а у русского — внутреннего (внутри помещения). В русском языке «угол» служит синонимом слова «дом»: иметь свой угол значит иметь свой дом, убежище, личное пространство, отгороженное от остального мира (взгляд, естественно, обращен внутрь дома). Такое толкование имеется в русском, но не в немецком языке, и это связано, по-видимому, с образом человека как глубинного обитателя вложенных друг в друга сфер. Ходить из угла в угол значит бродить внутри дома. Загнать, естественно, можно только во внутренний угол. В русском доме красный угол украшали иконами и рукоделием. Укромный уголок — это уютное место, где можно спрятаться либо спрятать что-нибудь… В угол ставят или загоняют, отрезав от внешнего мира.

Немецкий внешний угол вписан, прежде всего, в схему города. И в этом своем качестве воспринят также и русским сознанием, много перенявшим у немцев. Угол конструктивно очень важен. Первый камень, закладываемый в фундамент здания, не случайно назван краеугольным. Поставить нечто во главу угла значит придавать этому огромное значение, Но и для русских, и для немцев внешний угол дома может являться «пособником» злому намеренью, ведь он ограничивает поле зрения и может скрывать чей-нибудь злой умысел. Сделать что-то «из-за угла» значит «сделать неожиданно и подло». Jemanden um die Ecke bringen — «убить».

В народном сознании присутствует идея угловатости как неуклюжести, негладкости. Отсюда стремление «сгладить острые углы». Образ круглого стола возник как идея бесконфликтности, единения. Сидящий «на углу» как бы нанизан на пику, он одинок и противопоставлен остальным, Уместно вспомнить русское поверье: если девушка сидит на углу стола, ей не выйти замуж. В немецком варианте: у сидящего на углу будет злая свекровь или теща.

Русский фразеологизм «медвежий угол» показывает переход от значения слова «угол» как места к значению местность, т. е. обжитому пространству. В русском языке, впрочем, этому значению больше соответствуют слова конец, сторона. (Со всех концов страны, со всех сторон, стороны света, горизонта.) В немецком языке значение угла как местности перекрывает значение место, превалирующее в русском. Это указывает на то, что для русских угол является в первую очередь замкнутым пространством, а для немцев — открытой местностью, к которой наиболее близко значение путь.

Магазин за углом значит по-русски не столько то, что он за поворотом, сколько то, что он находится близко. В немецком языке обозначаемый углом путь может оказаться вовсе не коротким, ведь угол для немца — открытое пространство, обилие поворотов характеризует сложность, замысловатость пути (это надо учитывать при получении инструкции о том, как куда-то пройти).

НЕМЕЦКИЕ ФРАЗЕОЛОГИЗМЫ СО СЛОВОМ ECKE

an/aus allen Ecken und Enden на/из/ всех углах/-ов и концах/-ов), повсюду/отовсюду
aus der selben Ecke kommen быть из одного угла, быть родом из одной местности
eine ganze Ecke (целый угол) медвежий угол, далеко
gleich um die Ecke за углом, за поворотом
um die Ecke herum sagen (говорить за угол) говорить очень сложно um sieben Ecken verwandt sein (быть родственниками через семь углов, колен), быть дальними родственниками, седьмая вода на киселе
jmdn/etw um die Ecke bringen (завести кого-то/что-то за угол), убить кого-то / растратить что-то; из-за угла, исподтишка, вероломно

22.

ЭЛЕМЕНТЫ ДОМА В ВОСПРИЯТИИ НЕМЦЕВ И РУССКИХ

СТЕНА — WAND

Стена как для русских, так для немцев олицетворяет нерушимую защиту (быть как за каменной стеной) и вместе с тем является символом безвыходной ситуации (быть прижатым к стене). В иносказательном плане стена символизирует преграду пониманию. Если вас не слышат или не понимают, никак не реагируют на ваши просьбы или провокации, значит вы говорите со стеной (gegen eine Wand reden) или бросаете об стену горохом. Но всё же в немецком сознании доминирует идея стены как защиты, а в русском — стены как преграды…

Если попросить немца изобразить стену, то он чаще всего нарисует дом в разрезе — вид сверху, т. е. изобразит стену как бы со всех сторон. Русский обычно рисует стену перед собой — как преграду. Для немцев стена является в первую очередь перегородкой между помещениями. Стены образуют пространство для жизни (дом, комнату, квартиру и т. д.). Жилые пространства отождествляются с личной сферой человека, семьи. Стены держат крышу и потолок, защищая от непогоды. Здесь уже стена выступает как защита от недружественного человеку внешнего мира. Жилое пространство, организуемое с помощью стен, ассоциируется с домашним уютом.

Глухая, непреодолимая стена представляется наиболее близкой русскому человеку. Русская стена является непреодолимой преградой. Для немцев же она чаще всего выглядит следующим образом: стена — дело рук человека; будучи разумным, человек ничего бессмысленного творить не будет, в любом случае другой человек способен нелепость устранить. В стене есть двери, на худой конец, окна, её можно обойти либо подумать, действительно ли вам туда так сильно надо, может быть, за ней опасно. Неcпроста же она здесь поставлена. В любом случае глупо пробивать стену головой. Для тех, кто решает проблему грубо, не подумав, существует немецкое выражение mit dem Kopf durch die Wand — пробежать головой сквозь стену, напролом, не считаясь с обстоятельствами — rücksichtslos;

Немецкая стена — в принципе преодолимая преграда, но существуют более умные способы решать задачи, чем «снося стены». Для русских фразеологизм пробежать головой сквозь стену толкуется как сделать абсолютно невозможное, а биться головой об стену (gegen die Wand — проявлять отчаяние и бессилие. Т. е. любые действия по отношению к стене бессмысленны. По-русски быть запертым в четырех стенах означает ограничение свободы. В немецком же понимании в собственных четырех стенах (in der eigenen vier Wänden) человек ощущает уют и защищенность.

НЕМЕЦКИЕ ФРАЗЕОЛОГИЗМЫ СО СЛОВОМ WAND

mit dem Kopf gegen die Wand — лезть на рожон, биться головой об стенку
mit dem Kopf durch die Wand (rücksichtslos) — напролом, не считаясь с обстоятельствами
mit dem Kopf durch die Wand laufen — неуклюже и бездумно преодолеть препятствие, которое можно легко преодолеть другим способом
mit dem Rücken an die Wand kommen — занять невыгодную позицию
mit dem Rücken zur Wand stehen — быть в безвыходной ситуации (in einer ausweglosen Situation sein)
an die Wand drücken — прижать к стене, припирать к стенке
an die Wand spielen — перещеголять
an die Wand stellen — поставить к стене, объявить приговор в споре die Wände niederreißen — снести все преграды
die Wände hochgehen (vor Zorn) — взбегать (восходить) на стены (от злости),
проявлять негативное состояние

die Wände hochspringen vor Freude — прыгать на стены от радости es ist, um die Wände hinaufzuklettern — хоть на стены лезь из-за этого (выражает негативное состояние)
lachen, dass die Wände wackeln — смеяться так, чтоб стены зашатались, очень сильно смеяться; лезть на стену (выражает негативное состояние — хоть головой об стену бейся)
für die Wände prädigen — проповедовать для стен, впустую gegen eine Wand reden — говорить со стеной, говорить перед дураками или равнодушными, без отклика
Wände haben Ohren — у стен есть уши, помещение прослушивается weiß wie eine Wand — белый, как стена, очень бледный
wenn die Wände reden könnten — если бы стены могли говорить (здесь происходило много интересного)
in seinen vier Wänden — в своих четырех стенах, у себя дома, как за каменной стеной,  в полной безопасности
den Teufel an die Wand malen — рисовать всякие ужасы; запугивать; накликать беду man soll den Teufel nicht an die Wand malen — не следует играть с огнем, испытывать судьбу
wenn man den Teufel an die Wand malt, dann kommt er — легок на помине

23.

ЭЛЕМЕНТЫ ДОМА В ВОСПРИЯТИИ НЕМЦЕВ И РУССКИХ

ДВЕРЬ — DIE TÜR

Дверь олицетворяет взаимную проницаемость различных пространств. Она инструмент общения с миром и людьми. Не желая продолжать общение, «выставляют за дверь», «закрывают перед носом дверь», «указывают на дверь». Можно «хлопнуть дверью», прервав диалог. Наоборот, желая попросить о чем-либо, «стучатся в дверь», если вам готовы помочь, это значит «дверь открыта для вас». Собрание без посторонних происходит «при закрытых дверях». При «политике открытых дверей» и на «Дне открытых дверей», напротив, приветствуются все. Дверь открывает или перекрывает путь действиям и возможностям.

Для русских входная дверь — магическая граница миров. Житель русского дома уверен в порядке внутри дома и в хаосе и чертовщине снаружи. Поэтому с дверью связаны всяческие ритуалы и предрассудки, например, нельзя общаться через дверь или пожимать руку приятеля через дверной порог (Türschwelle) — верный знак того, что отношения вскоре испортятся. Образ двери определяется «когнитивным диссонансом», вообще свойственным русскому сознанию, в том числе по поводу жилища. С одной стороны, дом — это крепость и тыл, с другой, узилище, темница, из которой желательно выбраться на простор. Своеобразная культурная клаустрофобия проявляется в числе прочего по отношению к внутренним дверям дома, которые должны быть незапертыми. Запертая дверь однозначно воспринимается как знак отсутствия хозяина. В противном случае возникает подозрение, что за ней происходит что-то предосудительное. Что именно — зависит уже от воображения.

Житель немецкого дома привык ожидать снаружи такой же порядок, как и внутри. Для немца дверь является прозаическим инструментом, связывающим персональные пространства. Правила пересечения этих пространств — просто правила вежливости и целесообразности. В отличие от русских немцы предпочитают закрытую дверь открытой — как охрану индивидуальности и приватной сферы. Открытая же дверь означает путь к возможному отступлению или попустительство. «Подметать перед собственной дверью» (vor eigener Tür kehren.) означает наводить порядок в собственной личной сфере, в себе. «Упасть с дверью в дом» (mit der Tür ins Haus fallen) значит сказать что-либо неожиданно и не к месту. «Сказать что-либо между дверью и дверной петлей» — zwischen Tür und Angel sagen значит сказать мимоходом.

Есть одна особенность русского восприятия двери, которая совершенно не свойственна немецкому сознанию. Русский смотрит на дверь как на пропуск к достижению своих целей. Закрытая дверь — преграда на пути, за ней скрывается что-то манящее, будущее, неожиданность, неизвестность, целый мир, «где нет меня». Поэтому эту преграду надо преодолеть. Возможно, такое отношение воспитано в детстве чтением книги о Буратино — «Золотой ключик» Алексея Толстого, но, скорее, писатель просто использовал уже давно сложившийся в российском сознании стереотип.

ФРАЗЕОЛОГИЗМЫ СО СЛОВОМ TÜR

 an jemandes Tür klopfen — стучать в чью-то дверь, просить о помощи
auf die Tür zeigen — указать на дверь, выгнать
die Tür vor der Nase zuschlagen — захлопнуть дверь перед носом, прогнать, прекратить общение
von Tür zu Tür gehen — ходить от двери к двери, обращаться ко всем подряд
zwischen Tür und Angel sagen — сказать между дверью и дверной петлей, сказать мимоходом
zwischen Tür und Angel — в спешке
er soll vor seiner eigenen Tür kehren — пусть подметает перед своей собственной дверью, пусть следит за собой
etwas Tür und Tor öffnen — открыть чему-то дверь и ворота, попустительствовать
ihm stehen alle Türen offen — для него все двери открыты, ему предоставлены все возможности
mit der Tür ins Haus fallen — упасть с дверью в дом, сказать вдруг, не подумав
offene Türen einrennen (Gewaltsam durch eine offene Tür eindringen) — ломиться
в открытые двери
Politik der offenen Tür — политика открытых дверей
Tag der offenen Tür — День открытых дверей, день свободного доступа
sich eine Tür noch offen halten — держать для себя еще одну дверь открытой, иметь в запасе ход
vor der Tür stehen — стоять перед дверью, дожидаться, уже скоро
keinen Fuss vor die Tür setzen — ни ноги перед дверью не ставить, не выходить из дому
Tür an Tür wohnen — жить дверь в дверь, по соседству

 24.

ВЫВОДЫ ПО ТЕМЕ «ДОМ»

Дом и его компоненты являются важным источником языковых метафор в самых разных сферах жизни. Мы используем выражения фундамент, базис, надстройка в областях, к строительству отношения не имеющих. Говорим Окно в Европу, политика открытых дверей, стена непонимания. Мартин Хайдеггер использовал словосочетание дом бытия в качестве философского понятия. Для немцев дом имеет особенно важное значение. Там, где по-русски говорится выйти, вывести из себя, немцы говорят (ganz) aus dem Häuschen sein и (ganz) aus dem Häuschen bringen.

При всём сходстве отношения к жилищу в немецкой и русской культурах имеются и значительные различия. Русские резко противопоставляют жилое и нежилое пространства, для немцев город — продолжение дома. «Домашний» для русских — свой, простой, откровенный. Своеобразным отражением этого является слово халатный. Халат — вид домашней одежды, в русском языке он олицетворяет удобство, комфорт, практичность, но слово халатный содержит и дополнительные отрицательные оттенки значения — неопрятность, небрежность, отсутствующие в немецких соответствиях der Schlafrock, der Morgenrock.

Немцы не любят настежь распахнутых дверей, для них это равносильно беспорядку. Вот что гласит немецкая поговорка: Lässt du einen ins Haus kommen, er kommt dir bald in die Stube, что соответствует русскому: Посади свинью за стол, она и ноги — на стол.

В отличие от немецкого русский чиновник свой кабинет как правило не запирет, чтобы не чувствовать (предчувствововать?) себя запертым (уже находящимся под арестом). Он, с одной стороны, воспринимает свой кабинет как укрытие, скорлупку, «последний рубеж обороны», но, с другой стороны, любит, чтобы у него в приемной и кабинете постоянно толпились люди, и это дань привычке жить гуртом.

 25.

 ВОСПРИЯТИЕ ВРЕМЕНИ (DIE ZEIT)

 «И еще признаюсь Тебе, Господи, что я не знаю, что такое время».
 (Бл. Августин «Исповедь»)

  Кто без тоски внимал из нас
 Среди всемирного молчанья,
Глухие времени стенанья,
Пророчески-прощальный глас?
 
 Ф.И. Тютчев

Лексема «время» восходит к индоевропейскому корню vert„вертеть“ и обнаруживает первичное значение «возвращение, чередование дня и ночи» идея веретена.

Русское сознание концептуализирует абстрактную сущность времени на основе признаков «длительность» и «повторяемость». Разумеется, русские дробят время на части, но первично всё же представление о времени как о потоке, который несет человека.

Ассоциации: часы, судьба, жизнь, срок, крутиться, полотно (выкроить время), река.

Первичное значение лексемы Zeit «отрезок». Zeit восходит к др.герм. *ti- < и.е. *da[i] «делить, разрезать», т.е. уже изначально была заложена идея измерения времени.

Ассоциации: messen, Tagesordnung, Pünktlichkeit, Arbeit.

Немцы лучше структурируют время, используя количественные критерии, русские охотнее пользуются качественными оценками времени, оно у них может то стоять, то лететь. Наконец, у русских больше эмоциональных «обертонов» в значениях слов.

26.

Время — наряду с пространством — важнейшая координата нашего мира и одна из базовых категорий языка. Без ощущения времени невозможна жизнь, планирование, координация деятельности. Но время в отличие от пространства недоступно ни для одного из наших пяти органов чувств. Поэтому естественно, что для обозначения времени используются пространственные аналогии.

Метафорическое осмысление времени по аналогии с пространством имеет место в обоих языках, но для немецкого сознания характерна активная позиция человека, который осваиваивает пространство и членит временной континуум (берет время в свои руки); для русского — пассивность и мистицизм (человек — щепка в потоке времени).

В немецком языке есть слово Zeitraum — «пространство времени», в русском нет такого слова (в русском языке вообще очень мало производных от слова «пространство» и немного существительных с корнем «время», например, «временщик, современник, времяисчисление, времянка, времяпрепровождение»; в то же время в немецком словаре с корнем «Zeit» — не менее 90 слов). Вообще аналогия с пространством довольно-таки условна, ведь пространство трехмерно, а время обладает лишь одним измерением. Пространственный параметр длины переносится на течение времени. Расстояние между двумя моментами времени уподобляется кратчайшему расстоянию между двумя точками — прямой. Время линейно и необратимо. В этом смысле оно подобно течению реки или речи, которое тоже линейно и необратимо. В русском языке есть выражения «на протяжении определенного времени», «временной промежуток», тоже указывающие на аналогию с пространством. Термины времени лежат в основе абстрактного мышления. Идея логического вывода подсказана временной последовательностью событий. Вместе с тем человеческая деятельность стремится преодолеть время.

Для описания времени используются не только образы пространства, но и термины движения, как и вообще деятельности, термины измерения, а также метафоры внутренних, субъективных состояний человека. Время движется, летит, стоит, растягивается, подходит, даже работает на кого-то или против кого-то. «Пора» связано этимологически с «переть». Время может быть злым или добрым, приятным или тягомотным. Время убивает, как Кронос, своих детей, оно не щадит никого и ничего, но и его убивают, тратят, теряют; его можно ценить, измерять, на него равняются, с его помощью ориентируются в событиях.

Каждая культура имеет свой язык времени. Но мы зачастую считаем само собой разумеющимся, что наша система времени универсальна и всем понятна, и переносим ее на другие культуры, Это, к сожалению, далеко не так.

Многочисленные производные от слова Zeit в немецком языке объясняются не только особенностями немецкого словообразования, но и особой ценностью времени для немецкой нации. У русских отношение ко времени в значительной степени другое — с одной стороны, более пренебрежительное, а, с другой, окрашенное в фаталистические тона.

 27.

ВРЕМЯ В ДРЕВНЕГЕРМАНСКОЙ МОДЕЛИ МИРА

В мифопоэтических представлениях древних германцев присутствовала идея единства пространства и времени, получившая уже в ХХ в. развитие в теории относительности. Так, Anfang и Еnde, lange и Abstand одинаково применимы и к пространству, и ко времени, Stunde восходит к stehen — «стоять». Слово Frist связано этимологически с vor, т.е. обозначает «предстоящий», в слове Tempel («храм», «освященное место»), пришедшем из латыни, присутствует корень temp, указывающий на временной аспект движения.

Космос выглядит, как шар (его проекция — круг, кольцо), эти образы легли в основу представлений о пространстве и времени. В древнегерманской модели мира тема круга занимает исключительно важное место, она отражена в различных областях — первобытном искусстве, мифах, ритуалах, бытовых представлениях и в языке (одна из немецких поговорок: «время движется по кругу — die Zeit dreht sich im Kreise»).

Титаническая работа, проделываемывая богами и людьми по превращению хаоса в космос, предполагает следующие операции:

1). Отделение (Trennung, Abteilung, zerteilen) — разделение мира на верхний, средний и нижний, времени — на сутки, день, ночь, сезоны и т.д. Как уже упоминалось, по одной из версий, слово «Zeit» происходит от Abgeteiltes, Abschnitt («разделенное, раздел/часть»), zerteilen («делить»). Отделить — значит всё поставить (stellen) на свои места, придать облик (gestalten, Gestalt). «Создать» — schaffen — связано с schaben schnitzen, т. е. «скоблить» «вырезать».

2). Соединение (verbinden). Вертикаль связывает миры, этой цели служит мировое древо, но и радуга — мост между землей и небом, но более всего — вращение, движение по кругу (wenden, winden), рост, развитие, созидание.

Наконец, время соединяет 3 мира. Есть и такая версия происхождения слова «Zeit»: от ziehen, т. е. «тянуть» (то, что тянется) и «стягивать» в единое целое — zusammenziehen. Время и пространство объединяются движением (Bewegung). Чтобы возникнуть, начать существовать, нужно начать движение, прекратить остановку — entstehen.

3). Измерение: именно понятие меры, измеримости лежит в основе противопоставления хаоса и космоса. Единицей измерения времени может служить какой-либо вид деятельности, например, еда (Mahl — еда и время суток — Mahlzeit — и mal — «раз»).
Время, как и пространство, имеет начало, конец, границы, предел и путь.
Уничтожать — zerstören — (ср. Sturm), т. е. смешать всё, вернуться в хаос.

Хеймдалль — бог предела у древних германцев — один из первых богов, чье рождение относится к началу миров, но он же и последний из богов, ибо погибает последним, его жизнь совпадает со сроком существования вселенной, но конец всегда обозначает новое начало.

28.

МАГИЧЕСКИЙ КРУГ ВРЕМЕНИ

Как и у древних германцев, у древних славян-язычников было циклическое представление о времени — как о колесе. (Напомним, русское слово «время» («веремя») содержит в себе идею вращения, оно родственно словам «вертеть», «веретено».) «Циклично» — это «на майские», «к Рождеству», «на Новый год», «на Крещение».

Недаром так по душе пришлось в России выражение «колесо истории». Тут и путь-дорога, и природный кругооборот, и возможность движения вспять, и даже способность увязнуть — качение туда-сюда, а то и ни туда и ни сюда.

Славяне делили год не на четыре, а на два сезона — лето и зиму, как сутки — на день и ночь, не случайно во всех славянских языках слова «зима» и «лето» совпадают, а вот весна и осень называются по-разному. Зенит лета — Иван Купала, а зимы — Рождество, что, в общем, совпадает с днями зимнего и летнего солнцеворота. Дальнейшее деление шло не по месяцам, а по праздникам.

Особое магическое значение придавалось межевым дням. Для колдовства подходит также и время утренней или вечерней зари.

Прошлое представлялось не сзади, а впереди (предки они же вперед нас жили, получается такая шеренга поколений, где старшие шествуют перед нами, а младшие — позади, «предыдущий», «предшествующий» — тот, что перед, прежний опять же передний, но на это накладывается более позднее представление о будущем как о том, что впереди. Думать наперед — думать о будущем. Вместе с тем «заднее число» не всегда понимается как прошлое, в некоторых текстах, напротив, под задним числом подразумевается будущая дата.

Христианство привнесло идею вектора времени, целенаправленности и необратимости его. Согласно такому подходу, время линейно, одномерно, однонаправлено и необратимо. Время движется, и его движение непрерывно. Каждое мгновение уникально. Время нельзя остановить, повернуть вспять, но в целом цикличность восприятия времени сохраняется в культуре. Различают время природное, астрономическое, время возрастов человеческой жизни — здесь сохраняется идея цикличности, повторяемости, и время практическое, историческое — здесь моделью является вектор.

29.

ВРЕМЯ В НЕМЕЦКИХ ПОСЛОВИЦАХ И ПОГОВОРКАХ

Почти всем немецким пословицам и поговоркам о времени можно найти параллели в русском языке, например, wenn der Hahn Eier liegt, wenn Pfingsten und Ostern auf einen Tag fallen соответствуют: когда рак на горе свистнет, после дождичка в четверг, после пятницы в четверг, Бог знает когда, черт знает когда, на морковкино заговенье. Эти фразеологизмы имеют значение «никогда» и имеют иронический оттенок. А вот как может обозначаться будущее время в немецком языке: vor der Tür, an der Schwelle (по-русски: на носу, не за горами, на пороге. Прошедшее время: seit Adams Zeiten, Anno dazumal (во времена оны, при царе Горохе).«Рано»: bei Tagesanbruch, vor Tau und Tag (ни свет ни заря). «Скоро»: ehe man sich‘s versah… (не успел оглянуться).

Очень часто время в пословицах и поговорках персонифицируется, выступает как творящее существо, как действующая сила, причем чаще добрая, благоприятная, способная творить чудеса: die Zeit tut Wunder; die Zeit macht gescheit; die Zeit macht auch die Narren klug; die Zeit bringt reifen Roggen; des Menschen Engel ist die Zeit; Zeit bringt Rosen; Zeit bringt alles; die Zeit wird’s bringen; Die Zeit wird’s lehren. Нередко время ассоциируется с образом лекаря или целительного средства: verschwiegen Leid heilt nur die Zeit; die Zeit heilt alles/alles Leid; die Zeit lindert jeden Schmerz. Времени можно и нужно служить как хозяину и господину: diene der Zeit; wer der Zeit dient, dient ehrlich. Очень четкое отражение в наивной картине мира нашла идея всемогущества времени, которому подвластно всё: die Zeit zähmet alle Dinge; die Zeit verzehrt all Ding; Порой эта сила может разоблачить и казнить преступника: Zeit verrät und hängt den Dieb, продемонстрировать противоречивость, пощадив одного и наказав другого: die Zeit verschont den Sperling, aber die Nachtigal bringt sie in den Кäfig или даже проявить «злые» качества: Zeit bringt Leid; Zeit entblättert jede Rose; Zeit macht Heu; Zeit verzehrt Eisen und Stahl; Zeit frisst Eisen.

В современном художественном дискурсе «агрессивные» качества времени обусловливаются прискорбными событиями немецкой истории XX века.

С объединением Германии получило распространение выражение, представляющее собой якобы перевод высказывания М. С. Горбачева: „Wer zu spät kommt, den bestraft das Leben“. Здесь подчеркивается важность своевременно принятого решения.

 30.

НЕМЕЦКИЕ АНАЛОГИ РУССКИХ ПОСЛОВИЦ

«Morgenstunde hat Gold im Munde» — именно эта пословица как нельзя лучше характеризует менталитет немецкого народа. Это аналог русской пословицы «Кто рано встает, тому Бог дает». Только если в России вставать рано — это, скорее, необходимость, вызванная обстоятельствами, то для немца — потребность души. Man soll den Tag nicht vor dem Abend loben. — Не хвали день раньше вечера.
Was einer früh um viere tut, das kommt ihm nachts um neun zugut. Über Nacht kommt guter Rat — Утро вечера мудренее. Немцы понимают это буквально. Жизнь в соответствии с природными циклами — это значит вставать с восходом солнца, а с заходом — укладываться спать. С раннего детства немца приучают отправляться ко сну после передачи Sandmann (у нас это было «Спокойной ночи, малыши!»). Привычка, как известно, вторая душа, вот и сохраняется на всю жизнь. Порядок во всём — вот квинтэссенция немецкого разума. Ждать не принято даже пяти минут, не говоря уж о «джентльментских» 15-ти. «Опаздывать нельзя», — внушается с раннего детства. Каждый немецкий ребенок имеет Terminkalender (дневник), куда малыш записывает все намечающиеся в его маленькой жизни события: визиты, встречи с друзьями и т. д. Живут согласно расписанию.

Sieben sollen nicht harren auf einen Narren. — Семеро одного не ждут.

Was du heute kannst besorgen, das verschiebe nicht auf morgen. — Не откладывай на завтра то, что можешь сделать сегодня.

Во время работы не принято отвлекаться. Анекдоты, юмор, шутки — это всё для отдыха, не допускается в рабочее время. Erst die Arbeit, dann das Spiel, nach der Reise kommt das Ziel. — Делу время, потехе час.

Пунктуальность, планирование и быстрота связаны между собой в понимании немцев. Слова schnell, rasch, geschwind, schleunig, blitzschnell, hurtig, schlagartig, kurzerhand, flugs, dalli содержат положительную характеристику.

Die Zeit wartet auf niemand; Wem die Zeit aufspielt, der muss tanzen. Время как движущаяся сила независимо, оно не ждет, человек должен сам приспосабливаться ко времени.

Но и самая пунктуальная нация в мире тем не менее имеет аналог русской поговорки: Счастливые часов не наблюдают (из «Горя от ума») — Dem Glucklicher schlägt keine Stunde.

 31.

Наибольший интерес представляет, конечно, не сходство, а различия русской и немецкой фразеологии. Недаром же говорится: «Что русскому здорово, то немцу — смерть». Русская фразеология построена по диалогическому, полемическому, можно даже сказать, диалектическому принципу. Почти к каждому высказыванию можно подобрать «противовысказывание». Русский дух не терпит однозначности и категоричности. Немецкий менталитет более монологичен, монолитен, хотя и не лишен известных противоречий, объяснимых наслоением разных времен и исторических обстоятельств. Для немца не может быть никаких сомнений, что: «Besser eine Stunde zu früh als eine Minute zu spät», «Zeit ist Geld», «Verlorene Zeit kommt niemals mehr»; «Zeit vertan, Geld vertan», «Man muss seine Zeit auskaufen». У русских есть тоже подобные выражения: «Время — деньги», «Делу время, потехе час», «Время не ждет», «Всему свое время», «Час упустишь, годом не наверстаешь». Но наряду с этим есть и такое: «У Бога дней много», «Время дороже денег», «Обещанного три года ждут», «Деньги пропали — наживешь, время пропало — не вернешь». С одной стороны: «Не откладывай на завтра то, что можешь сделать сегодня», с другой: «Тише едешь — дальше будешь». С одной стороны: «Кто рано встает, тому Бог подает», с другой: «Поспешишь — людей насмешишь». С одной: «Скучен день до вечера, коли делать нечего» и «Без труда не выловить рыбку из пруда», с другой: «Лень-матушка прежде нас родилась», «От работы кони дохнут», «Работа не волк, в лес не убежит». И так далее, в том числе такие утверждения, что вряд ли и встретишь у какого-нибудь другого народа, вроде: «Негоже воровать, да нельзя миновать».

Это свойство русского сознания создает прекрасную почву для русского юмора, особой парадоксальной русской смеховой культуры и даже «пофигистского», или — по-современному — постмодернистски амбивалентного отношения к действительности, но в то же время, если это свойство не осознается носителями языка, оно может создавать определенный шизофренический контекст, когда в одной и той же голове спокойно уживаются два противоположных архетипа (например: «Человек человеку друг» и «Человек человеку волк»), а нужное всплывает в зависимости от обстановки. Немецкая последовательность не всегда переваривается русским человеком. Зато русским неотрефлексированным массовым сознанием проще манипулировать.

(продолжение следует)

Print Friendly, PDF & Email
Share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *