© "Семь искусств"
  ноябрь 2018 года

Виталий Херсонский: Каравай, каравай, чего хочешь, выбирай!

Иноязычная среда (радио, ТВ, школа, улица), агрессивная в хорошем смысле слова, не способствует нам. Но не вступая с ней в противоборство, не наперекор, более того, уважая и принимая её, мы считаем, что негоже ребёнку, родившемуся в русскоязычной семье, в русской культуре, забывать родной по факту рождения материнский язык. 

Виталий Херсонский

Каравай, каравай, чего хочешь, выбирай!

Заметки учителя русского языка в зарубежье

Виталий Херсонский  Я ОПТИМИСТ

 В размышлениях о судьбах русского языка в «детском» зарубежье было время возобладали весьма пессимистические мотивы. У меня есть к тому хорошая иллюстрация.

Лет пять тому назад получил я письмо из Германии, от бывшего земляка и ровесника. Писал он, что в своём предпенсионном возрасте чувствует себя хорошо, социала (денежного пособия) им с Соней хватает на безбедную жизнь да ещё когда-никогда — на турпоездки по Европе. Дети, как он выражался, состоялись: работают по специальности, жизнью довольны.

И только одного не хватает ему для полного счастья — внуков. То есть де-юре, грустно шутил он, внуки есть — Павлик и Ленуська, двойняшки-восьмилетки, а де-факто… Онемечились внуки вконец! Они, конечно, уже Пауль и Хэлен. Щебечут-шпрехают по-своему. Пытался усадить рядом, почитать добрую старую книжку. Да что ни слово — словно плотина в речи-речке. Оттого и Иван-царевич, и Золотой петушок им не нужны, приключения Карика и Вали не интересны, судьба Серой Шейки не волнует.

А он так мечтал: «Дедушка, голубчик… ты хотел мне сказку нынче рассказать!» Куда там!.. Ну хоть «беленький грибок»? Было дело, пошли в лес по грибы. Бредут малыши сами по себе, дедовых рассказов-объяснений не слушают.

Посочувствовал я старинному другу и ещё острее ощутил своё счастье: у меня с моими «внучатами» есть общий язык!

 НЕ НАПЕРЕКОР, НО ВОПРЕКИ

На берегу Средиземного моря в прекрасном израильском городе Бат-Ям на базе Центра раннего развития «От простого к сложному» печётся мой «Каравай». (Этот Центр — детище бывшей московской учительницы Веры Львовны Санниковой; он включает в себя детский сад, продлёнку для школьников, вечерние занятия).

Каравай — как вкусный праздничный хлеб и как любимая игра-хоровод — дал название моему заведению: объединению детей и заинтересованных родителей (о родителях — ниже), где изучается русский язык и литература.

Для малышей, четырёх-пятилеток — «Литературный теремок». Схваченные в самом нежном, податливом возрасте, они к шести годам уже повёрнуты к русскому языку как речи и литературе.

Эту почитаем!

Эту почитаем!

Для детей 6-12-ти лет — собственно школа «Каравай». Тут в малых группах или индивидуально занимаемся по полной программе русской начальной школы: и по соответствующим русским учебникам, и активно использую собственные методические и дидактические наработки, основанные на местных реалиях. Грызём гранит наук «Грамматика» и «Литература». Иноязычная среда (радио, ТВ, школа, улица), агрессивная в хорошем смысле слова, не способствует нам. Но не вступая с ней в противоборство, не наперекор, более того, уважая и принимая её, мы считаем, что негоже ребёнку, родившемуся в русскоязычной семье, в русской культуре, забывать родной по факту рождения материнский язык. И мы в школе «Каравай» находим средства заинтересовать, увлечь наших малышей-каравайчиков и старших — каравайцев. Замечательный педагог Симон Соловейчик завещал нам девиз: «Учение с увлечением!» Так и живём!

 «КАК ХОРОШО УМЕТЬ ЧИТАТЬ!»

Кто не знает эту знаменитую «Читалочку» Валентина Берестова:

Не надо к маме приставать
Не надо бабушку трясти:
— Прочти, пожалуйста, прочти…

Милый добрый Валентин Дмитриевич! Он написал это до нашей эры — эры развитОго телевидения и засилья компьютеров.

Нынче в наших палестинах и, догадываюсь, в немецких, американских — далее везде, куда «судьба нас завела» — редко кто пристаёт к маме или трясёт бабушку. И уж точно не умоляет почитать старшую сестрицу, полную израильтянку (немку, американку), которая на русскую книжку «выпяливает глаза» и «глядит, как в афишу коза» — как писал, правда, по иному поводу, Маяковский.

«И всё-таки это хорошо — уметь читать!» — идеалистически упрямо восклицаю я. «Хорошо-то хорошо, да ничего хорошего», — сам себе и оппонирую, потому как понимаю: «нелёгкая это работа» — читать, когда нет технических навыков чтения, и каждая строчка даётся с трудом (а иной раз — с боем! Кое-кто из родителей меня поймёт…)

Порой в самом неожиданном месте встречаются неприступные крепости. Вот к примеру:

Я колобок, колобок,
По амбару(?) метён(?),
По сусекам(?) скребён(?),
В печку сажён(?)…

Не говоря уж про:

 Бразды(?) пушистые взрывая(?),
Летит кибитка(?) удалая(?),
Ямщик(?) сидит на облучке(?!)…

— сплошное недоумение! Что же делать?

Не ограничиваясь учебными хрестоматиями, школьными и для детских садов, отыскиваю в океане детской классической и современной литературы (в том числе, у Пушкина) доступные тексты, а «рифы» обхожу, если это проза, или упреждаю объяснением, если это стихи. Перед чтением стихов обычно пересказываю содержание, при этом тактично подпуская непонятные словечки и цитируя замысловатые выражения (в пересказе да с пояснениями они воспринимаются легче), а потом уже читаю стихотворение с эдаким предуведомлением: теперь послушайте, как это красиво звучит в стихах! Воспитание литературного вкуса входит в наши задачи.

С малыми литературными формами мы управляемся описанным выше способом. Что же касается больших текстов — литературных авторских сказок, повестей, достаточно сложных по содержанию и лексике (но так необходимых в духовном багаже ребёнка!), то либо читаю (читаем вместе с детьми) фрагменты, либо беру на себя смелость адаптировать и сокращать классические тексты.

Бережно, стараясь сохранить колорит и своеобразный цветистый язык и хоть часть милых сердцу архаизмов, переработал аксаковский «Аленький цветочек» и первую русскую литературную сказку для детей. Из «Дорогих моих мальчишек» Льва Кассиля выделил сказание о трёх мастерах и сделал книжицу для моих дорогих мальчишек и девчонок. Вот обложка нашей книги:

Адаптировал знаменитую «Чёрную курицу…» А. Погорельского, написанную Алексеем Перовским (настоящее имя писателя, старшего современника Пушкина) для нежно любимого и опекаемого своего племянника Алёши — будущего Алексея Константиновича Толстого. Потом подобрался к повестям В. Г. Короленко (инициалы Владимира Галактионовича я расшифровываю также как Великий Гуманист. С помощью В.Г. и сеем разумное, доброе, вечное). Сократил с небольшой адаптацией «Детей подземелья». А из «Слепого музыканта» выбрал начальные главы, и получился вполне посильный моим старшим читателям — каравайцам (10-11 лет) — поучительный рассказ о детстве Петруся и его трогательной дружбе с девочкой Эвелиной (правда, тоже пришлось адаптировать текст, писанный с романическим размахом).

А из настольной книги нашего детства, художественной энциклопедии Бориса Житкова «Что я видел», взял самое начало — знакомство с Алёшей Почемучкой, главы о поездке по железной дороге в Москву и нестареющие страницы о московском зоопарке и его обитателях — это для каравайчиков.

А самым продвинутым каравайцам даю читать без купюр повести раннего Алексина «Саша и Шура» и «Очень страшная история». Адресованные 10-12-летним, они, как и другие, поздние книги мудрого писателя, дают обильную пищу душе и уму юного читателя. Читаем вдумчиво, рассуждаем над поступками наших ровесников, примеряем на себя ситуации историй.

 «…В ШКОЛЕ И ДОМА»

 Занятия в «Литературном теремке» и в «Каравае» (по сорок пять минут и часу соответственно) проходят дважды в неделю, и этого явно недостаточно. Без домашней работы не обойтись.

Посетителям «Литературного теремка» домашние задания не даём (только прошу родителей о семейном чтении). Закрепление материала происходит на занятиях: многократным повторением, пересказами, рисованием сюжетов и героев сказок, рассуждениями: подумайте и скажите, чем вам понравился Жихарка? А за что кот и петух ругали его? Хорош или плох братец Кролик?

Однажды я устроил малышам викторину «Что мы делаем на занятиях по литературе?» Среди ожидаемых ответов — читаем, рисуем иллюстрации (это слово знают даже малыши), учим стихи, играем в театр, библиотеку, литературный поезд, разгадываем загадки, водим литературные хороводы — был один, согревший мне душу: мы думаем!

Читаем, рассуждаем, иллюстрируем

Читаем, рассуждаем, иллюстрируем

Да, вершинная цель преподавания, как известно, не в том, чтобы научить читать и писать, это всё средства. Развить мышление, сформировать нравственные устои, подготовить к самостоятельной жизни в непростом мире. А у нас, русских словесников за рубежом, дважды важная цель: научить думать по-русски, чтобы вырос человек, равно владеющий и языком страны обитания, и материнским, русским, то есть полноценный билингв. (Как-то не мил моему уху этот термин! Что-то в нём слышится холодное, грузно-скользкое. Равно как и змеиное «двуязычие». Но что взамен? Да, критиковать легко…).

А вот ученики школы «Каравай» без домашних заданий не обходятся. Это упражнения из учебника и мои, собственного сочинения грамматические экзерсисы, когда нужно закрепить изучаемую пословицу, текущий литературный материал.

Что до домашнего самостоятельного чтения, то всячески убеждаю родителей: не мытьём, так катаньем надо добиваться, чтобы ребёнок в результате регулярных ненасильственных тренировок убеждался, что читать по-русски ему всё легче и легче, и в конце концов разделил бы наше убеждение: «как хорошо уметь читать!» Вот где должна проявиться ваша заинтересованность, говорю я, и реальная поддержка. Без них в наших зарубежных условиях — никуда. Бабушки, дедушки и родители, по-настоящему заинтересованные в сохранении языка у своих чад, должны выбирать: телесериал, футбол, Интернет — или дать время внуку, сыночку, лапочке дочке. И переадресую взрослым призыв Сергея Михалкова:

Надо только, говорят,
Приложить старание.

 «ХОТИМ, ЧТОБЫ ВСЕГДА НАМ С ВАМИ БЫЛО ИНТЕРЕСНО»

А как добиться этого?.. Как же добиться, чтобы чтение русских книжек увлекало ребёнка?

Много ценных мыслей, практических советов можно найти у В.А. Левина. Видный учёный, педагог и тонкий оригинальный поэт, бывший харьковчанин, Вадим Александрович сейчас живёт в Германии и активно занимается продвижением русского языка в детской среде. Он подготовил и издал два тома хрестоматии «Дар слова» с очень толковыми и живо написанными методичками. А ещё великолепную книгу для детей и родителей «Между нами», написанную им в соавторстве с Ренатой Мухой, «поэтом для бывших детей и будущих взрослых», как она себя идентифицировала. Рената Григорьевна всегда была и остаётся горячо любима и ценима в читающей среде как на новой родине в Израиле, так и в России и в русском зарубежье.

Распространённый домашний приём-уговор: я прочитаю страничку, и ты — страничку. Но куда эффективнее и увлекательнее чтение по ролям. Ведь в детской литературе очень распространён диалог или персонифицированный авторский текст — рассуждения, описания, когда те или иные куски соотносятся с конкретным персонажем.

Полезно и, главное, интересно распределить текст по ролям между ребёнком и взрослым. Дети, как правило, охотно отзываются на призыв читать, «как артисты» — на разные голоса, с соответствующими интонациями. Вот и читаем с удовольствием к обоюдной радости.

Другой приём поясню на конкретном примере.

«Проходим» знаменитую «Серую Шейку». Вступительная глава, где Мамин-Сибиряк неторопливо, со вкусом описывает жизнь осенней природы, даже в сокращенном виде не увлекает маленького читателя, он опять наталкивается на «рифы»: осины, иней, утиный косяк. Читаю сам; удерживаю внимание выразительными средствами искусства художественного слова (как часто мне пригождается прошлый опыт!) По-актёрски, диапазоном интонаций, мимикой, жестами передаю эмоции утки-мамы и несчастной Серой Шейки. (О, мои благодарные юные зрители-слушатели!).

Вот доходим до того места, когда, оставшись одна, уточка «со скуки… забралась в лес». Спрашиваю своих слушателей:

— Что сейчас будет? Кто угадает, тот победит. И получит приз! — Выслушиваю разные ответы, а потом говорю:

— А вот почитайте и узнаете, кто же победитель.

Каждому хочется вытащить счастливый билет, и все с энтузиазмом принимаются читать. Выясняется, никто не угадал (в лесу уточка встретила зайца). И приз остаётся у меня.

— А может, попытаемся ещё раз? — забрасываю удочку. Клюёт! Читаю до того места, где «на берегу показалась лиса». Предлагаю снова угадать продолжение. И опять неудача! Упреждая разочарование, объявляю, что у меня есть не один приз, а два (три, четыре — по числу учеников) и что все достойны награды, потому что хорошо и много читали. Остаётся лишь, говорю, разыграть эпизоды с зайцем, с лисой (наш любимый «Театрончик»). И я становлюсь режиссёром или зрителем (в зависимости от уровня развития детей). Играем (закрепление текста, развитие речи), после чего, ко всеобщему удовольствию, следует «раздача слонов».

Увлекают детей и другие затеи.

«Литературный пинг-понг». Я подаю, дети отбивают: Кощей… бессмертный, смоляной… бычок, дело было… вечером, мама приходит… с работы, мама снимает… боты (попутно — пояснения про боты, галоши и прочие древности вплоть до паровоза и конки).

Викторина по прочитанному с начислением баллов. Накопление баллов — хороший долгоиграющий стимул.

«Прочитай стихотворение (рассказ, сказку) и нарисуй иллюстрацию», а товарищи пусть угадают, что это за история или кто этот персонаж.

 — ДОГОНИ МЕНЯ! — ДОГОНЮ ТЕБЯ!

Состязательность в учёбе — мощный двигатель. Двум своим ученикам семи лет, для которых чтение — чистое мучение, читаю «Живую шляпу» Носова. Вот котёнок прыгнул за мухой, вот шляпа упала и накрыла котёнка, а мальчики в испуге забрались на диван. Останавливаю чтение, показываю детям картинки в книге: на полу картошка, лыжные палки, кочерга (попутно объясняю это диковинное словечко). Говорю:

— Вот иллюстрация к этой истории о котёнке. Читайте теперь сами. Кто первый поймёт, почему тут эти предметы, тот заработает 10 баллов, а второй — 8 баллов. И уже ребёнок «тычет в книжку пальчик»!

Периодически заводим соревнование на скорость и выразительность чтения с начислением не только положительных баллов, но и отрицательных — за погрешности в чтении. А потом ещё бонус за толковый пересказ прочитанного (проверка понимания текста).

А с недавних пор стали проводить литературно-грамматические марафоны. Прошёл марафон под девизом «Догони меня! Догоню тебя!» Как это делалось?

Сначала устный этап. Двое каравайцев соревнуются. Первый бросает вызов:

— Я знаю пять писателей-классиков! (называет Крылова, Пушкина, Толстого, Некрасова, Чехова). А ты?

— А я знаю, как их зовут! (называет имена-отчества).

Теперь второй заводит:

— Я знаю всех героев «Трёх толстяков» (называет. Я могу тактично подсказать)

— А я — всех из «Маугли»» (называет).

— Я знаю орфограммы в приставках! (перечисляет). А ты?

— А я знаю в окончаниях!..

Затем я раздаю заранее напечатанные листы с названием марафона «Догони меня! Догоню тебя!». Дети будут делать домашнее задание по материалам урока.

Проводим соревнования не только на эрудицию. Соревнуемся в грамотности: кто сделает больше ошибок в диктанте. Шутку понимают и стараются писать, не забывая правила. Творческое соревнование: кто лучше, полнее напишет изложение; кто доказательнее ответит на вопрос «Для чего мы учим русский язык?» (пишем сочинение). Нравится моим ученикам выбирать себе друзей из числа знаменитых литературных героев. Дома пишут сочинения, на уроке — сравниваем, обсуждаем.

В честь годовщины со дня рождения «великого русского поэта» провели Пушкинский марафон: учили стихи и отрывки, соревновались, кто больше знает о самом поэте, о месте Арины Родионовны и Жуковского в его жизни, о роковой роли Дантеса; рассматривали портреты, в т.ч. знаменитый автопортрет пером, и великолепные «пушкинские» рисунки гениальной Нади Рушевой.

 «КАРАВАЙ» И «КАРАВАН»

Ход марафонов освещается на страницах нашего руко-печатного-на-компьютере журнала «Караван». Журнал любят, ждут, спрашивают: — А когда будет новый «Караван»?

Постоянная рубрика в журнале — «Окно в Россию»: картинки и короткие рассказы по истории и культуре, о природе и географии некогда шестой (ныне, седьмой?) части света, родины родителей. Бывает, материалы для этой рубрики пишут сами каравайцы.

Периодически делаем перепечатки из хороших детских журналов: «Маленькая компания» (США), «Остров Там-и-Тут» (Германия). И, конечно, из российского «Кукумбера». Спасибо Дине Крупской, она представляет нам современных российских, пишущих для детей писателей, и читатели «Каравана» знакомятся со стихами и прозой Марины Бородицкой и Андрея Усачева, Олега Григорьева и Олега Кургузова, Сергея Седова и Валентина Роньшина.

Есть в «Караване» рубрика «День рождения»: поздравления и ответное слово рукой именинника — вклеиваемый тетрадный листок с благодарностью за поздравления и коротким рассказом о себе.

Там же в «Караване» мои виртуальные помощники Зина Затейкина и Семён Смекалкин развлекают, поучая, каравайцев и каравайчиков: предлагают ребусы, шарады, чайнворды, замешанные на литературе и грамматике.

 БУДНИ И ПРАЗДНИКИ

О буднях уже рассказано. А праздников в Израиле и в России много, и мы все понемножку отмечаем, привнося соответствующие темы в текущие занятия. Но у нас есть и свои, литературные праздники: Новогодний и Пушкинский. Эти праздники делаем своими руками для самих себя и наших родителей: читаем стихи, разыгрываем сценки и маленькие спектакли по басням Крылова, стихам Чуковского, Маршака, рассказам Носова, Драгунского, Голявкина.

Репетируем сценку на праздник

Репетируем сценку на праздник

А ещё викторины, литературные игры, беспроигрышная лотерея («платим» за лотерейные билетики не деньгами — знаниями).

На Новогодних праздниках, бывало, кроме обязательного концерта, устраивали карнавал-маскарад, дети являлись в костюмах и, главное, в образах литературных героев. И надо было свой образ защитить!

Я представлял участников карнавала и заводил беседу.

 — Милая Дюймовочка, ты ведь столько перенесла, а сегодня выглядишь замечательно! (Надо видеть это розовощёкое счастливое лицо шестилетней Лизы). — Да, мне очень хорошо здесь, в тёплых краях. Спасибо ласточке! — А отчего же ты вздыхаешь? — Жалко полевую мышь, она, наверно, скучает по мне.

— Господин Гулливер! Что это у вас в руках? (Ветеран «Каравая», тринадцатилетний акселерат Деня держит на ладони игрушечных овечку и коровку). — Да вот привёз животных из последнего путешествия, чтоб не думали, что я вру про страну лилипутов. Я не Мюнхаузен! — И как тебе там жилось? — О, там меня называли Куинбус Флестрин — Человек-Гора. Король ко мне очень хорошо относился.

 — Фу-фу! Тут русский дух, тут Русью пахнет! (девятилетняя Керен, из-под низко надвинутого платка глядят необыкновенной красоты глаза в окружении пушистых ресниц).

— Ты, Баба-яга, не шуми, мы тебя не боимся! — А чего бояться? Я ничего плохого не делала. — Ну да! А Терёшечку, а Ивасика-телесика, а маленького братика (хорошо, сестричка спасла!) кто хотел съесть? — Так я же пошутила, только попугать хотела!

Пушкинский праздник, 2018 год. Подымем стаканы, содвинем их разом! Да здравствуют музы, да здравствует разум!

Пушкинский праздник, 2018 год. Подымем стаканы, содвинем их разом! Да здравствуют музы, да здравствует разум!

Другое увлекательное событие в школе «Каравай» — Конкурсы грамотеев и книгочеев (КГК). Если в праздниках участвуют все дети от мала до велика и родители как зрители, то Конкурс проводится по группам в учебной обстановке.

Собираются за большим столом пять-шесть ровесников и соревнуются в знании правил и грамотном письме, в умении выразительно читать, в литературной эрудиции, фантазии, смекалке. Заканчивается мероприятие подведением итогов («разбор полётов») и лёгким угощением. Всем участникам КГК достаются маленькие подарки, а победителям будут вручены медали лауреатов КГК. Это произойдёт в торжественной обстановке на ближайшем литературном празднике.

На встречу с каравайцами приходили знатные гости: поэты Виктор Лунин и Вадим Левин, известные израильские поэты Рина Левинзон, Леонид Сорока, композитор Ирена Коган-Клайн.

Вадим Левин дает мастер-класс в детском саду

Вадим Левин дает мастер-класс в детском саду

Дважды побывал у нас на Пушкинском празднике «сам» Александр Сергеевич — когда-то это был смуглый губастый Ран (нынче студент Техниона); а недавно — поразительно похожий на Пушкина-ребёнка с известного рисунка — кудрявый Юваль.

 НАПОСЛЕДОК КОРОТКО О ГЛАВНОМ

Учить детей — не самоё лёгкое занятие. Сколько пота и нервов, терпения и доброты требует труд педагога! Сколько мастерства и творчества предполагает эта профессия! И сколь невысоко ценит государство, общество работу учителя… В зарубежье для нас, русских словесников, все эти проблемы удваиваются. И как же надо любить детей, чтобы честно делать своё дело! В наших условиях значение этой истины многократно возрастает. Я знаю случаи, когда дети бросали занятия русским языком, потому что им было неинтересно, потому что не ощущали любовь и, что не менее важно, уважение со стороны учителя.

Да, подражая Ильфу с Петровым, скажу: детей надо любить.

Два солнца освещают мой путь, два великих человека. Януш Корчак, гуманист и педагог-мудрец, своей жизнью и смертью своей доказавший преданность детям. Шалва Александрович Амонашвили, выдающийся учёный и учитель-практик. Их книги «Как любить детей» и «Здравствуйте, дети!» — мои настольные книги.

Все мы, по Экзюпери, родом из детства и не забываем свою родную землю, нежно любим маленьких земляков своих и делимся с ними всем накопленным богатством — жизненным опытом, моральными ценностями, знаниями.

Здравствуйте, дети!

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

(В приведенной ниже «капче» нужно выполнить арифметическое действие и РЕЗУЛЬТАТ поставить в правое окно).

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math