94,403 просмотров всего, 71 просмотров сегодня

Share
  Номер 9(113)  сентябрь 2019 года  

Мир науки

Моисей Каганов
К столетию со дня рождения Льва Давидовича Ландау
Ландау считал себя учеником Нильса Бора. Бор неоднократно утверждал, что достаточно глубокая теория должна быть сумасшедшей теорией. Думаю, это означает, что она должна казаться сумасшедшей, как казалась квантовая механика в годы её создания. Можно ли назвать сумасшедшие теории, которые были созданы Ландау или физиками его окружения?

Виталий Левин
Некоторые замечания о настоящем и будущем российской науки
Состояние российской науки сегодня ярко характеризует следующий факт: в стране больше не осталось ни одного ученого, удостоенного высших международных наград за свои научные достижения — Нобелевской премии или Абелевской премии.

Михаил Носоновский
Клиффорд Трусделл и П.А. Жилин. О ленинградской школе рациональной механики
В рациональной механике нет понятий больших и малых скоростей. Всегда найдутся такие инерциальные системы отсчета, относительно которых скорость одной и той же частицы может быть в один и тот же момент времени и сколь угодно большой, и сколь угодно малой.

Культура

Борис Резников
Риветта Островская
Лея Алон (Гринберг)
Борис Резников: Стихи, переводы, дневники. Публикация и предисловие Ветты Островской. Послесловие Леи Алон (Гринберг)*
Так уж случилось, что талантливый поэт, переводчик долгие годы выполнял чиновничьи функции в Управлении культуры Мосгорисполкома. К такой работе он относился с неизменной иронией, со временем все более переходящей в отвращение.

Лев Лосев
Владимир Фрумкин
Лев Лосев: Из литературного дневника. Публикация и предисловие Владимира Фрумкина*
Лёшины миниатюры заметно выделялись на фоне того, что обычно звучало на наших волнах – оригинальностью и глубиной мысли, сочным, живым языком, отточенностью формулировок и характерной «лосевской», насмешливо-ироничной интонацией, которой окрашено почти все, что выходило из под его пера.

Александр Ласкин
Белые вороны, черные овцы. Главы из документальной повести
Однажды Владимиров вернулся из очередной отлучки и взялся за «Вишневый сад». Очевидно, это был не давний замысел, а импровизация. Для того чтобы успокоить труппу, нужны большие задачи. Когда репетируешь Чехова, думаешь не своих проблемах, а о том, что он написал.

История

Валерий Сойфер
Ленин и Сталин против интеллигенции
Споры со Сталиным оказались роковыми для судьбы всех философов — и тех, кто поддержал Деборина на начальном этапе борьбы Сталина за признание крупнейшим мыслителем и не охарактеризовал его корифеем, и тех, кто в этих событиях не участвовал. Жестокость по отношению к обеим группам поражает. 

Семен Резник
Последний император: жизнь, смерть, посмертная судьба. К столетию расстрела царской семьи
Свой главный труд — под названием «Русофобия» — Шафаревич закончил в 1982 году. Опубликовать его было невозможно, и даже в самиздат автор решился его запустить лишь через несколько лет, когда в воздухе запахло горбачевской гласностью и либерализмом. К 1989 году гласность зашла уже так далеко, что «Русофобия» появилась на страницах журнала «Наш современник».

Галерея

Наталия Слюсарева
Цветок, распустившийся в Тоскане
Он шьет балетки — для Одри Хепберн. Именно этот итальянский сапожник придумал обувь на платформе. Танкетки также обязаны своим изобретением Сальваторе Феррагамо и, как ни парадоксально, Бенито Муссолини.

Педагогика

Лариса Берман
Детские судьбы разные
И через некоторое время на смену кастрюлям и крышкам пришли игрушечные зверюшки, кубики, картинки, книжки. Мальчик учился общаться, учился играть, учился говорить. И наконец-то наступил день, когда Николино начал повторять слова. Пускай за каждым его словом стояли недели изнурительного труда, которые так же сводили на нет его приступы агрессии и сглаживали черты аутизма.

Философия

Валентин Турчин
Владимир Балтер
Валерий Нозик
Валентин Tурчин: Диалог о метасистемном переходе. Публикация и предисловие Валерия Нозика. Перевод с английского Владимира Балтера*
Мой семантический принцип, вкратце, таков: значение лингвистического объекта для меня состоит в моей способности использовать этот объект в качестве инструмента для создания моделей мира, иными словами, для генерации предсказаний о мировых процессах.

Люди

Борис Докторов
Анна Каминская. Следуя зову судьбы. Пунктир жизнеописания
Государство не только убило Н.Н. Пунина, оно сделало все, чтобы его статьи и книги по истории искусства, его размышления о природе авангардного искусства и его месте в современной культуре долго оставались лишь прошлым. Ученый был реабилитирован в 1957 году с формулировкой «недоказанность вины».

Мемуары


Печатаем с продолжением

Владимир Алейников
Слово СМОГ
Там Пастернак «весь пейзаж выпил», как Битов сказал. Надо же! И когда же он это сделать успел? Ещё до истории шумной с Нобелевской его премией горькой, что ли? Какая, выходит, жажда, неутолимая, страстная, безудержная, у Бориса Леонидовича была!

Дмитрий Бобышев
ЗЫ, или POST SCRIPTUM
Нет, это не мемуары в традиционном понимании, — скорей художественная проза, автобиографический роман, основанный на реальной жизни и подкреплённый фактами и документами. Художественным является сам метод воспроизведения былого, — таким, как оно воспринималось тогда, когда происходило, — то есть с тогдашними запахами, вкусом, неожиданностью, с тогдашними обидами и ошибками. Но и с теперешним знанием и оценкой.

Поэзия

Елена Минкина
"И лучшие слова навек пребудут с нами"
Оглянись, удивись, заглядись на траву,
На ракушки, ворону, волну, синеву,
На меня — я смеюсь и болтаю с тобой,
И дышу, и жива, как трава и прибой.
И за щедрую милость июньского дня
Я шепчу — заглядись, заглядись на меня!

Гари Лайт
"Гладиатор здесь проездом"*
Человек, обладающий даром вершить чудеса,
испокон восприимчив к неверию массовых сборищ,
собирающий в ниши диктанты словесных сокровищ,
и снимающий с храмов хулы вековые леса.


Печатаем с продолжением

Владимир Алейников
Отзвуки праздников
Чтобы речи беспечной не дать прозябать,
Обладающий тьмою сокровищ,
Ты шутить позабудь и умей сознавать,
Что её сохранишь и укроешь.

Проза

Ольга Янович
Крокодилиада. К двадцатилетию отлова русской парочкой рептилии в американском парке
Наш гость расположился на заднем дворе, под соснами. Он неподвижно лежал в бассейне, только косил глазом, когда мы с сыном подливали воду, стараясь заходить с нерабочего конца. Мама вынесла складное кресло и тоже уселась в хвостовой части. Вдруг, вытянув руку, она дотронулась до темно-зеленого гребня.

Ася Лапидус
По долинам и по взгорьям. Танька и Шерель. И Димка. Три портрета в заграничном интерьере
Чай был невкусный, сушки несъедобные, и зловредный хозяин заметно уклонялся от разговора по поводу танькиной прозы, к тому же время от времени по телефонному зову он напрочь уходил в диалог с разными первостепенными абонентами. Танька совсем было приуныла от невнимания, как вдруг ни с того ни с сего схватил он ее в охапку и потащил в соседнюю комнату, оказавшуюся спальней.

Леонид Ильичёв
Швейцарское пиво. Рассказы*
На крыльях реванша вы прилетите домой, вспорхнёте на свой третий этаж в родительскую хрущёвку и крепко заснёте, и прежняя любовь на грядущие пятнадцать лет перейдёт в ладейный эндшпиль с равным количеством пешек, неизменно ведущий к ничейному результату.

Леонид Гиршович
Конец света. Фрагменты романа
Одна из московских школ спешно перепрофилировалась. Теперь это лицей с космическим уклоном. В нем готовят будущих космонавтов. Прежние ученики в одночасье отчислены, но родители полны решимости сражаться. Среди них Аэлита Алексеевна Чегодаева-Пятакова, она работает корректором в журнале «Знамя Октября», чем страшно гордится.

Переводы

Эдуард Шехтман
Анри Труайя
Жак Стернберг
Эдуард Шехтман: Переводы с французского. Анри Труайя. Лучший клиент. Жак Стернберг. Представитель
Так как генеральный директор фирмы считал себя незаменимым и его подчиненные держались того же мнения, решено было смотреть на робота как на самого что ни на есть нормального служащего, одарённого не более и не менее других.

Театр и кино

Мария Ионина
Мои встречи с Юрским. Записки зрителя*
Юрский не был диссидентом, никогда публично не высказывался против власти. Он просто был независимым человеком и дружил с теми, с кем хотел, и оставался преданным им, прекрасно понимая, насколько это опасно для него. Он встречался с друзьями, когда хотел и где хотел. Удивительная внутренняя свобода и независимость. Это было больше, чем бесстрашие. Кто-то написал про него, что он жил так, как будто бы каждую секунду стоял перед Богом.

Юрий Котлер
Трагедия момента (трилогия дополненной реальности). Часть 3. Завершение. ТЕНЬ СУРКА, или За опущенным занавесом
Нынче гуманизм в неслыханной цене: стрелять - не стреляют, в психушки не упекают, за рубеж не выпихивают. Разве, посадят кого лет на двадцать, но это больше для острастки, чтоб все иные  своё место знали. Делиться-то всегда надо. Строго в рамках закона. Такая пошла  мода. Но… видите? Занавес  закрыт! И всё, что происходит, происходит за закрытым  занавесом. Как и прежде. Как прежде.

Эссе

Эдуард Бормашенко
Символ и реальность
Символы не отделены от реальности, но включены в реальность и изменяют реальность. Отличный пример — деньги. Деньги ведь сверх-материальны. Однако деньги ведь не вещь, не совсем вещь. Деньги — символ, но конвертируемый в вещи. И, кажется, ничто так не изменило мир человека, как деньги-символ.

Сергей Эйгенсон
Занимательное литературоведение
на коня, поскакал в Атамановку к жене Сергея Кочетова Ольге. "Ты здесь сидишь, чаи распиваешь, а твой Сережа свадьбу играет с белогвардейской красавицей!" Вскочив на боевого коня, вооружившись саблей и наганом, Ольга через полчаса уже была в Ал-Кежике. Дверь в дом, в котором шумела свадьба, она открыла ногой и с порога хотела в упор расстрелять жениха с невестой.

Игорь Ефимов
Прогулки по музеям
Лётчик смотрит на автомобиль, мчащийся по шоссе, и говорит: «Чуть набрать скорости, и он мог бы взлететь». Интеллигент смотрит на правителя и говорит: «Добавить бы ему ума и смелости, и страна бы взлетела в царство благополучия». Отсутствие крыльев у автомобиля и зрелых подданных у правителя в расчёт не принимается.


Печатаем с продолжением

Ольга Балла-Гертман
Дикоросль
Есть ещё и такая вещь, как потребность в тоске: не привычка даже ― это само собой ― но именно потребность в ней как в свидетельстве (одном из‚ мнится, самых неопровержимых) подлинности жизни.

Читальный зал

Сергей Левин
Бремя бывших
Книги Елены Чижовой не терпят быстрого чтения. Язык ее сложен. Нередко необходимо перечитывать заново абзац и даже предложение, потому что текст насыщен важными метками. Стоит чуть ослабить внимание, отвлечься — потеряешь нить повествования, упустишь что-то самое важное. Оно может таиться в мелочах, казалось бы упомянутых вскользь.

Игорь Мандель
"Ах война, что ж ты..." Феномен войны глазами Игоря Ефимова
Жюль Ренар однажды заметил, что политические идеи напоминают оконные стекла: каждое само по себе прозрачно, но поставленные в стопку одно за другим они позволяют видеть лишь смутные силуэты. Этот прекрасный образ иллюстрирует любые идеи, не только политические. И уж тем более аналогия справедлива, когда стекла сами по себе не совсем прозрачные. 


* - дебют в журнале



//