©"Семь искусств"
  декабрь 2023 года

Loading

У поэтов мировой литературы, поэтов разных эпох и языков, разных жанров и тем, находятся общие имена существительные, потому что тексты написаны одним поэтическим языком, единым, как Бог, для всех поэтов, вне зависимости от алфавита, которым они записаны: латиницей, кириллицей или другим. Между общими именами существительными (леммами) прослеживаются аналогии в эволюции по времени, поэты интуитивно чувствуют и мыслят некоторыми общими концептами и трендами.

Яков Марголис

ГЁТЕ В КРУГУ ДАНТЕ, ШЕКСПИРА И ПУШКИНА: СОПОСТАВИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ КЛЮЧЕВЫХ ПОНЯТИЙ В ПОЭТИЧЕСКОМ ЯЗЫКЕ

O glücklich, wer noch hoffen kann,
aus diesem Meer des Irrtums aufzutauchen!
Was man nicht weiß, das eben brauchte man,
und was man weiß, kann man nicht brauchen.
Goethe, Faust

Блажен кто вырваться на свет
Надеется из лжи окружной.
В том, что известно, пользы нет,
Одно неведомое нужно.
Гёте, Фауст (пер. Б. Пастернака)

В статье впервые представлены частотные списки лемм имён существительных (ключевых понятий) «Фауста» Гёте, составленные для трёх периодов написания трагедии, когда поэту было 23–26 лет (Urfaust), 48–56 лет (Faust I), 76–82 года (Faust II) и всей трагедии в целом. Прослежена эволюция по времени частот упоминания Гёте ключевых понятий в молодости, зрелом возрасте и старости. Проведено сопоставление всего частотного списка имён существительных «Фауста» Гёте с частотными списками «Божественной комедии» Данте, сонетами Шекспира и поэтического корпуса Пушкина. Найдены общие и различные наиболее часто упоминаемые ключевые понятия и их эволюция в поэтическом языке выдающихся европейских поэтов — Данте, Шекспира, Гёте, Пушкина.

Ключевые слова: Гёте, Фауст, Шекспир, сонеты, Данте, Божественная комедия, Пушкин, поэтический корпус, сопоставительный анализ, имена существительные, поэтический язык, ядро поэтического языка, частотные списки, частота и ранг лемм.

Введение и постановка задачи

В работах [8, 9, 10, 11] была исследована эволюция или транзит частотных рангов имён существительных в поэтическом языке (ПЯ) выдающихся и наиболее плодотворных русских поэтов XVIII — XXI вв.: Г. Державина, А. Пушкина, М. Цветаевой, И. Бродского и современных российских поэтов XXI века. Было определено общее ядро имён существительных, постоянно, вне зависимости от времени, находящихся на протяжении трёх веков русской поэзии в первых частотных рядах поэтического языка выдающихся русских поэтов.

Исходя из результата анализа русского поэтического языка, была выдвинута гипотеза о существовании и независимости лемм поэтического ядра не только от времени, но и от языка написания стихов. Другими словами, выдающиеся европейские поэты разных эпох и народов — Данте, Шекспир, Гёте, Пушкин оперируют общими в поэтическом языке леммами. Найти эти общие леммы — наша задача.

Кроме этого, интересно проследить за эволюцией и аналогиями в поэтическом языке выдающихся европейских поэтов [16].

На первом этапе для проверки гипотезы о существовании общего ядра поэтического языка европейских поэтов, была выбрана «Божественная комедия» Данте. Cоставлены частотные списки имён существительных отдельно по каждой из трёх частей: Ад, Чистилище, Рай и всей комедии в целом, а затем проведено сопоставление с частотным списком поэтического языка Пушкина. В результате было найдено ядро лемм — наиболее частые общие имена существительные в поэтическом языке Данте и Пушкина [14].

На втором этапе проверки гипотезы было проведено сопоставление частотных списков наиболее часто упоминаемых существительных в поэтическом языке Шекспира, Данте и Пушкина [16].

В данной статье проводится составление частотных списков имён существительных в трагедии Гёте «Фауст» в различные периоды её написания, анализ эволюции частоты лемм по времени, и сопоставление частотного списка имён существительных «Фауста» с частотными списками «Божественной комедии» Данте, сонетами Шекспира и всего поэтического корпуса Пушкина.

Французский поэт Бодлер писал о частоте употребления слов в стихах:

«Чтобы понять душу поэта или, по крайней мере, его главную заботу, давайте искать в его произведениях, какое слово или какие слова представлены там наиболее часто» [3]. Последуем аксиоме Бодлера!

  1. Частотные списки имён существительных в «Фаусте» Гёте

В таблице 1 представлены наиболее частые леммы в трагедии Гёте «Фауст» в различные периоды её написания и их частота упоминания.

Гёте

17491832

Прафауст

Urfaust

Фауст I

Faust I

Фауст II

Faust II

Фауст

весь

Годы => 1772–1775 1797–1806 1825–1831 1772–1831
Возраст 23–26 лет 48–56 лет 76–82 года 23–82
Слова => 16197 30897 45045 92139
Ранг лемма лемма лемма Оригинал лемма
леммы частота частота частота частота
1 сердце 43 дух 76 Mann3 = 69 Geist дух 157
2 дух 31 сердце 58 день 64 Herz сердце 137
3 бог 31 мир 55 мир 55 Welt мир 137
4 мир 27 день 50 глаз 52 Tag день 133
5 ребёнок 26 время 44 дух 50 Mann3 =131
6 мать 22 Mann3 = 44 смысл 47 Gott Бог 117
7 день 19  бог 43 жизнь 47 Zeit время 102
8 Mann3 = 18 чёрт 40 ночь 47 Leben жизнь 99
9 чёрт 16 Mensch 40 слово 46 Nacht ночь 93
10 время 16 жизнь 38 взор 46 Sinn смысл 91
11 вино 16 ночь 32 рука 46 Hand рука 85
12 смерть 16 ребёнок 32 счастье 44 Wort слово 84
13 голова 15 дом 30 бог 43 Auge глаз 82
14 небо 15 смысл 30 время 42 Teufel чёрт 81
15 ночь 14 ведьма 27 женщина 39 Mensch человек 77
16 жизнь 14 слово 27 сила 37 Mutter мать 75
17 дом 14 сила 27 сокровище 36 Haus дом 74
18 рука 14 друг 26 сердце 36 Frau женщина 73
19 смысл 14 мать 26 народ 35 Blick взор 66
20 глаз 12 рука 25 земля 35 Kraft сила 64

Частотные списки имён существительных в трагедии Гёте «Фауст» составлены на основе оригинальных немецких текстов: «Urfaust», «Faust I» и «Faust II» [28, 29, 30] и с помощью программы Sketch Engine https://www.sketchengine.eu. Поскольку три произведения содержат разное количество словоупотреблений, увеличивающихся с возрастом поэта (16, 31 и 45 тысяч слов), то сопоставлять леммы можно по рангам в частотных списках, или по относительным частотам упоминания лемм на 10 тысяч слов (ОЧ_10Т), но не по абсолютным частотам. Например, наиболее частая лемма всего «Фауста» — «Geist», «дух» упоминается в Фаусте II в абсолютных частотах 50 раз на 45 тысяч слов, и только 31 раз в «Прафаусте» на 16 тысяч слов. Однако лемма «дух» в относительных частотах на 10 тысяч слов в «Прафаусте» равна ОЧ_10Т = 31/(16197/10000) = 19,1 выше, чем в «Фаусте II» ОЧ_10Т = 50/(45045/10000) = 11,1. Можно утверждать, что в молодости ОЧ_10Т = 19,1 и в зрелом возрасте (ОЧ_10Т = 76/(30897/10000) = 24,5) Гёте чаще обращался к лемме «дух», чем в старости ОЧ_10Т = 11,1 где поэт уже много знал о тайнах человеческого духа и бытия:

Чтоб дух по зову мне явился
И тайну бытия открыл.

Фауст, Часть первая, гл. «Ночь» (пер. Б. Пастернака).

  1. Сопоставительный анализ частотных списков имён существительных в поэтическом языке

Данте, Шекспира, Гёте и Пушкина

В табл. 2 представлены частотные списки имён существительных «Божественной комедии» Данте, сонетов Шекспира, «Фауста» Гёте и поэтического корпуса Пушкина, количество словоупотреблений (КСУ), ранги лемм и их абсолютные частоты упоминания в произведениях.

Поэты Данте Шекспир Гёте Пушкин
Произв. Бож. комед. Сонеты Фауст Поэзия
КСУ 101698 17515 92139 195572
Ранг леммы леммы леммы леммы
леммы частоты частоты частоты частоты
1 Глаз 262 Любовь 158 Дух 157 Друг 649
2 Небо 168 Глаз 90 Сердце 137 День 548
3 Люди 163 Время 76 Мир 137 Любовь 493
4 Волна 150 Красота 74 День 133 Душа 490
5 Любовь 149 Сердце 61 Mann3 131 Сердце 440
6 Душа 147 День 43 Бог 117 Рука 414
7 Мир 145 Мир 32 Время 102 Бог 393
8 Бог 141 Мысль 30 Жизнь 99 Ночь 341
9 Земля 138 Человек 28 Ночь 93 Царь 328
10 Солнце 115 Жизнь 27 Смысл 91 Сон 326
11 Разум 109 Хвала 26 Рука 85 Год 289
12 Слово 103 Вещь 26 Слово 84 Пора 285
13 Свет 102 Правда 25 Глаз 82 Свет 280
14 Лицо 101 Ночь 23 Чёрт 81 Взор 273
15 Женщина 95 Смерть 21 Человек 77 Жизнь 271
16 Путь 92 Разум 20 Мать 75 Конь 246
17 Тень 91 Лицо 20 Дом 74 Слава 241
18 Место 90 Лето 20 Женщина 73 Небо 233
19 Время 86 Друг 19 Взор 66 Поэт 224
20 Жизнь 84 Небо 19 Сила 64 Час 223

Табл. 2 составленная по [11, 14, 16, 36] позволяет сопоставлять имена существительные и найти общие леммы между поэтами. Важно не столько количество общих лемм, сколько какие леммы у поэтов общие, какие концепты упоминаются в поэтическом языке наиболее часто и по каким ключевым категориям поэты близки между собой.

Можно выделить несколько ключевых категорий лемм: метафизика (бог, жизнь, душа, любовь, время и другие), природа (небо, земля, мир, день, ночь и другие), телесность (глаза, руки, лицо и другие) и сопоставлять не только какие леммы, и стоящие за ними концепты, чаще упоминаются у поэтов, но и к каким общим ключевым категориям они относятся. Ядро существительных — это общие леммы в частотных списках поэтов.

Ядро 1 у Данте и Шекспира — 8 общих лемм в частотных списках:

глаз, любовь, мир, небо, время, разум, жизнь, лицо.

Ядро 2 у Данте и Гёте — 7 общих лемм в частотных списках:

мир, бог, глаз, слово, время, жизнь, женщина.

Ядро 3 у Шекспира и Гёте — 7 общих лемм в частотных списках:

сердце, день, мир, время, глаз, жизнь, ночь.

Ядро 4 у Гёте и Пушкина — 7 общих лемм в частотных списках:

день, сердце, бог, ночь, рука, жизнь, взор.

Ядро 5 у Данте, Шекспира и Гёте — 4 общих леммы в частотных списках: мир, глаз, время, жизнь.

Общие леммы поэтов можно сравнивать по средним частотным рангам. Например, у Данте и Шекспира средний ранг леммы «любовь» равен (ранг 5 + ранг 1)/2=3 (см. табл. 2), а леммы «разум» равен (11+16)/2=13,5 и лемма «любовь» для Данте и Шекспира более упоминаема и по аксиоме Бодлера важнее для понимания души поэта, чем лемма «разум».

Ядро 6 у всех четырёх поэтов — Данте, Шекспира, Гёте и Пушкина включает в себя только одну общую леммужизнь.

Сравнить её не с чем. Поэты чувствовали это, и как писал Бродский:

Так способен Луны снимок насторожить:

жизнь как меру длины не к чему приложить.

И.А. Бродский. Сидя в тени («Ветреный летний день…»), 1983

  1. Аналогия эволюции лемм «жизнь» и «смерть» в трагедии Гёте «Фауст» и в «Божественной комедии» Данте

Лемма «жизнь» увеличивает свой ранг в «Фаусте» Гёте от Прафауста к Фаусту I, а затем к Фаусту II (см. табл. 1). Сопоставим относительные частоты упоминания лемм «жизнь» и «смерть» у Гёте по трём произведениям разных периодов на 10 тысяч слов поэтического текста (ОЧ_10Т).

График 1.

График 1.

График 1. Эволюция частот упоминания лемм «жизнь» и «смерть» от Прафауста к Фаусту I и Фаусту II в трагедии Гёте «Фауст»

Леммы «жизнь» и «смерть» имеют почти одинаковую частоту упоминания в «Прафаусте» (соответственно 14 и 16 раз) и выходят на графике 1 практически из одной точки.

Но далее в «Фаусте I» и в «Фаусте II» они резко расходятся: лемма «жизнь» увеличивает частоту упоминания — 14, 38, 47, а лемма «смерть», наоборот, уменьшает свои частоты — 16, 13, 14.

Относительные частоты лемм на 10 тысяч слов ОЧ_10Т также соответственно увеличиваются у леммы «жизнь», и уменьшаются у леммы «смерть». Лемма «жизнь» в «Фаусте», как это ни парадоксально для трагедии, упоминается Гёте намного чаще, чем лемма «смерть»: красная нить жизни на графике 1 всегда выше чёрной линии смерти.

Лемма «смерть» (Tod) упоминается Гёте в «Прафаусте» 16 раз в виде старинных словоформ Todt (15 раз) и один раз в виде Todts, но ни разу не упоминалась в современном виде. Так было принято в 18 веке, когда был написан «Прафауст», выделять произношение глухого согласного в слове. Позже, когда были написаны Фауст I и Фауст II, лемма Tod приняла современный вид и только один раз из 14 была упомянута Гёте в Фаусте II в старинной словоформе. Этот интересный пример частотного анализа текстов Гёте по времени написания подтверждает представления лингвистов о переходе в конце 18 — начале 19 веков к современному немецкому языку.

Заметим, что лемма «счастье» (Glück) увеличивается у Гёте по частоте упоминания 2, 16, 44. Это также подтверждает мысль многих исследователей о неслучайности «счастливого конца» в трагедии Гёте. Души Фауста и Гретхен несмотря на грехи героев спасены Господом (и автором трагедии) от мук ада, и душа Фауста улетает в рай, в отличии от большинства других легенд о Фаусте.

Лемма «счастье» также исследовалась в лирике Пушкина [20] и её интересно сравнить с леммой «счастье» у Гёте.

Интересно сопоставить динамику частот упоминания лемм «жизнь» (vita) и «смерть» (morte) в «Божественной комедии» Данте, их эволюцию от Ада к Чистилищу и далее к Аду. Такое сопоставление Данте и Гёте позволяет оценить поэтический язык и представления выдающихся европейских поэтов ранней и поздней эпох Просвещения, увидеть аналогии в их понимании мира и в мышлении. На графике 2 представлена эволюция частот упоминания лемм «жизнь» и «смерть» от Ада к Чистилищу и к Раю в «Божественной комедии» Данте [14].

Относительные частоты упоминания лемм «жизнь» и «смерть» у Данте на графике 2 также начинаются почти из одной точки в Аду, но затем резко расходятся: лемма «жизнь» увеличивается, а лемма «смерть» уменьшается аналогично этим леммам у Гёте на графике 1.

График 2.

График 2.

График 2. Эволюция частот упоминания лемм «жизнь» и «смерть» от Ада к Чистилищу и к Раю в «Божественной комедии» Данте

Найденная в результате частотного анализа поэтического языка аналогия, требует от исследователей творчества Данте и Гёте филологической и философской интерпретации.

Частотные ранги леммы «бог» (Gott) убывают у Гёте от «Прафауста» к Фаусту I и далее к Фаусту II: ранги 3, 6, 13. Такое отношение Гёте к богу подтверждает и тот факт, что поэт часто писал слово «Gott» с маленькой буквы. Из 3100 упоминаний бога более 1800 относятся к христианской религии, а остальные относится к языческим богам древней Греции, что говорит о пристальном внимании Гёте к античности [1, 5, 25, 30].

Поскольку вторая часть «Фауста» Гёте тесно связана с античностью, то интересно было бы сравнить её леммы, например, с леммами Гомера в «Илиаде» и «Одиссее» и попытаться найти общее и различия между языком Гомера и Гёте. Язык поэзии един, как Бог, вне зависимости от алфавита, которым он записан: латиницей, кириллицей или древнегреческим.

Следует отметить, что одна из частых поэтических лемм «любовь» (в сонетах Шекспира на первом месте, в поэзии Пушкина на третьем месте, в «Божественной комедии» Данте на пятом месте) не входит в частотный список трагедии Гёте «Фауст». Лемма «любовь» упоминается во всём письменном наследии Гёте — 2507 раз из трёх миллионов словоупотреблений (ОЧ_10Т = 2507/(3000000/10000) = 8,4). Из них в литературных произведениях (1,2 миллиона слов) ещё относительно чаще — 1639 раз (ОЧ_10Т = 1639/(1200000/10000) = 13,7). Но в трагедии «Фауст» (92139 слов) Гёте упоминает лемму «любовь» крайне редко: в Прафаусте — 8 раз, в Фаусте I — 9 раз, в Фаусте II — 16 раз, что в относительных частотах на 10 тысяч слов составляет ОЧ_10Т = 33/(92139/10000) = 3,6 т.е. почти в четыре раза реже, чем во всех литературных произведениях. Считается, что в письмах к Шарлотте фон Штейн, почитательнице таланта Гёте и близкой подруге, поэт не скупился на употребление леммы «любовь». Но факты свидетельствуют об обратном. Если взять все 1700 писем Гёте к подруге, а в них поэт употребил лемму «любовь» более 800 раз, то получится в среднем всего одно упоминание леммы «любовь» на два письма.

  1. Частота имён существительных во всём письменном наследии Гёте и в его литературных произведениях

Для исследователей произведений Гёте важно иметь среднюю относительную частоту упоминания лемм во всём литературном творчестве писателя и поэта для того, чтобы сравнивать с ней упоминания имён существительных в конкретном произведении. Здесь необходим «Словарь языка Гёте», желательно и конкорданс к нему, а также «Частотный словарь языка Гёте».

«Словарь языка Гёте» делается уже 75 лет, но только недавно забрезжил «свет в конце туннеля». Сложности создания словаря Гёте связаны с огромным письменным наследием поэта, писателя, учёного, философа, мыслителя — оно насчитывает около трёх миллиона словоупотреблений. Только литературное наследие Гёте состоит из 1,2 миллиона слов. Гёте является лидером по словарному запасу среди выдающихся европейских поэтов (более 90 тысяч лемм), так как он использовал термины не только из литературы, но из химии, геологии, физики, географии, анатомии и других наук.

В таблице 3 представлены последние данные [31] любезно предоставленные «Словарём Гёте» (Goethe Wörterbuch, GWb) и Берлин-Бранденбургской академией наук (BerlinBrandenburgische Akademie der Wissenschaften, BBAW), а также частоты лемм из литературных произведений Гёте, которые можно сопоставить с частотным списком поэзии Пушкина [11, 13], составленном на основании Поэтического корпуса русского языка (ПКРЯ) [18].

Поэты Пушкин Пушкин Goethe Goethe
Источник ПКРЯ ПКРЯ GWb/BBAW GWb/BBAW
Слов => 195572 195572 1,2 мил. 1,2 мил.
Жанр => Поэзия Поэзия Лит. произв. Лит. произв.
Частоты=> Абс. част ОЧ_10Т Абс. част. ОЧ_10Т
День 548 28,02 2561 21,34
Любовь 493 25,21 1639 13,66
Душа 490 25,05 1111 9,26
Сердце 440 22,50 2600 21,67
Ночь 341 17,44 1281 10,68
Царь 328 16,77 736 6,13
Сон 326 16,67 355 2,96
Свет 280 14,32 786 6,55
Взор 273 13,96 1000 8,33
Жизнь 271 13,86 1899 15,83
Конь 246 12,58 637 5,31
Слава 241 12,32 229 1,91

Относительная частота упоминания леммы «жизнь» на 10 тысяч слов у Пушкина и у Гёте почти одинаковы: 13,86 и 15,83.

Но лемма «душа» во всём поэтическом корпусе Пушкина (195572 слова) и во всех литературных произведениях Гёте (1,2 миллиона слов) в относительных частотах сильно отличаются: у Пушкина (25,05 раз на 10 тысяч слов) в 2,5 раза чаще, чем у Гёте (9,26).

Лемма «душа» во всём «Фаусте» (Urfaust, Faust I, Faust II, 92139 слов) упоминается всего 35 раз и её ОЧ_10Т 35/(92139/10000)= 3,8 намного ниже, чем средняя относительная частота упоминания леммы «душа» в литературном творчестве Гёте равная 9,26.

  1. Частота собственных имён существительных в «Фаусте» Гёте

Из собственных имён существительных в Прафаусте, Фаусте 1 и Фаусте 2 чаще всего упоминается имя Мефистофель (Mephistopheles, 460 раз, соответственно 13, 263 и 184 раза).

Имя Фауст упоминается всего 449 раз, соответственно 21, 266, 162 раза.

Отсюда видно, что в Фаусте 1 упоминание имени «Фауст» 266 раз немного чаще, чем упоминание имени «Мефистофель» 263 раза.

Однако в Фаусте 2, наоборот, упоминание Мефистофеля 184 раза существенно чаще, чем упоминание Фауста 162 раза. Этот факт говорит о возрастании внимания позднего Гёте в Фаусте 2 к Мефистофелю, как олицетворению зла, чем к искупающему грехи добрыми делами Фаусту.

Сравнивая отношение Гёте и Данте к концепту «зло», заметим, что в «Божественной комедии» лемма «зло» убывает по частоте упоминания от Ада к Чистилищу, а затем к Раю, как и многие другие негативные концепты: смерть, страдание, страх и другие [14]. Возможно, разница в эволюции концепта «зло» связана у Гёте со временем (частота упоминания Мефистофеля со временем становится чаще, чем Фауста), а у Данте с изменившейся тематикой: в Аду более частое упоминание зла, чем в Раю, что является естественным.

Господь (Herr) упоминается Гёте всего 180 раз (соответственно, 35, 79, 66 раз) и намного чаще, чем лемма «бог» — 117 раз.

Гретхен упоминается всего 54 раза (соответственно, 14, 38 и 2 раза).

При этом, в Прафаусте 1772 — 1775 гг. Гёте пишет имя Гретхен по старому стилю — Gretgen, а в Фаусте 1 и Фаусте 2 по-новому — Gretchen.

Здесь наблюдается переход от строго немецкого к новому немецкому, не только в именах существительных, например, от Todt к Tod, но и в собственных именах существительных, от Gretgen к Gretchen.

Гретхен в Фаусте 1 (30897 слов) упоминается 38 раз, что в относительных частотах на 10 тысяч слов равно ОЧ_10Т = 38/(30897/10000) = 12,3. Новая любовь Фауста Елена (Helena) Прекрасная в Фаусте 2 (45045 слов) упоминается Гёте 65 раз, что в относительных частотах на 10 тысяч слов равно ОЧ_10Т = 65/(45045/10000) = 14,4. И во всём Фаусте новая любовь Елена упоминается у позднего Гёте чаще, чем прежняя любовь Гретхен у юного и зрелого Гёте, но Гретхен не забыта и упоминается два раза.

  1. Леммы «дух» и «душа» в «Фаусте» Гёте

Лемма «дух» (Geist) является наиболее упоминаемой в «Фаусте» Гёте.

В Urfaust (16197 слов) она упоминается 31 раз (ОЧ_10Т = 19,1), в первой части «Фауста» (30897 слов) 76 раз (ОЧ_10Т = 24,6), во второй части «Фауста» (45045 слов) 50 раз (ОЧ_10Т = 11,1), см. график 3.

График 3.

График 3.

Лемма «душа» (Seele) упоминается в «Фаусте» значительно реже.

В Urfaust она упоминается 12 раз (ОЧ_10Т = 7,4), в первой части «Фауста» 18 раз (ОЧ_10Т = 5,8), во второй части «Фауста» 5 раз (ОЧ_10Т = 1,1), см. график 3.

Таким образом, на протяжении 60-ти лет написания «Фауста» Гёте намного чаще упоминал концепт «дух», чем концепт «душа».

Дух у Гёте всегда парит над душой.

При этом частота леммы «душа» постоянно убывает по времени из текста «Фауста»: от молодого Гёте 23 — 26 лет (Urfaust = 7,4), к зрелому поэту 48 — 56 лет (Faust I = 5,8) и к пожилому автору 76 — 82 лет (Faust II = 1,1). В то же время частота леммы «дух» растёт по времени от молодого Гёте 23 — 26 лет (Urfaust = 19,1), к зрелому поэту 48 — 56 лет (Faust I = 24,6), а затем убывает с возрастом автора (Faust II = 11,1), но всё равно остаётся намного чаще упоминаемой, чем лемма «душа».

Убывание по времени частоты упоминания леммы «душа» из текстов стихов наблюдается не только у Гёте, но и в стихах выдающихся русских поэтов разных эпох: Г. Державина — XVIII в. (ГД, XVIII),

А. Пушкина — XIX в. (АП, XIX), М. Цветаевой — первая половина XX в. (МЦ, ХХ-1), И. Бродского — вторая половина ХХ в. (ИБ, ХХ-2), табл. 4.

Поэты,

века

Кол-во

слов

Частота

«душа»

Частота

«дух»

ОЧ_10Т

«душа»

ОЧ_10Т

«дух»

ГД, XVIII 93426 309 241 33,1 25,5
АП, XIX 195572 490 114 25,1 5,8
МЦ, XX-1 168711 355 75 21,0 4,4
ИБ, XX-2 154747 204 38 13,2 2,5
График 4.

График 4.

График 4. Убывание по времени частоты упоминания лемм «душа» и «дух» из стихов выдающихся русских поэтов разных эпох.

Общее между эволюцией (изменением по времени) частоты леммы «душа» у Гёте и в языке выдающихся русских поэтов разных эпох видно из графиков 3, 4: лемма «душа» убывает и у Гёте, и у русских поэтов.

Ранее было показано, что частота леммы «душа» убывает также в «Божественной комедии» Данте от Ада к Чистилищу и Раю [14], а в пьесах Шекспира по жанрам: от трагедий к комедиям [16, 36].

Возможно, такая эволюция наблюдается потому, что где больше трагедий, там чаще вспоминают о душе.

В то же время имеется существенное отличие: у Гёте в «Фаусте» частота леммы «дух» (красная линия) всегда выше, чем леммы «душа» (синяя линия), а у выдающихся русских поэтов, наоборот, частота леммы «душа» выше (синяя линия), чем леммы «дух» (красная линия). Чем объяснить более частое обращение выдающегося немецкого поэта к концепту «дух», а выдающихся русских поэтов к концепту «душа»?

Можно выдвигать много гипотез, найденного филологического факта, но лучшее объяснение дал А. Пушкин:

Он с лирой странствовал на свете;
Под небом Шиллера и Гете,

Их поэтическим огнем
Душа воспламенилась в нем.

А.С. Пушкин. Евгений Онегин / Глава вторая (1823)

  1. Заключение: результаты и перспективы исследования

Представлены частотные списки имён существительных «Фауста» Гёте, впервые составленные для трёх периодов написания трагедии, когда поэту было 23 — 26 лет (Urfaust), 48 — 56 лет (Faust I), 76 — 82 года (Faust II). Прослежена эволюция по времени частот упоминания Гёте имён существительных в молодости, зрелом возрасте и старости.

Наиболее часто упоминаемым Гёте именем существительным в трагедии «Фауст» является лемма «дух» (Geist). Дух упоминается Гёте с одиннадцатью различными прилагательными, и чаще всего, конечно, «злой дух» (Böser Geist). Но как всегда у Гёте, если есть зло, то должно быть и добро: «возвышенный дух», «весёлый дух», «вызванный дух», «божественный дух», «бесконечный дух» и другие. Анализ совместного упоминания существительного вместе с прилагательным, как в конкордансе, является важным аспектом понимания чувств и мыслей поэта, его мировоззрения, и является перспективным направлением исследований.

Ещё одним перспективным направлением исследований является анализ и сопоставление метафор в языке поэтов разных эпох и народов. Сравнение метафор позволяет лучше понять структуру поэтического языка и его внутренние взаимосвязи, через какие общие леммы и концепты происходит перенос в слово чувств и мыслей у поэтов, разделённых веками.

Найдено, что частотные ранги некоторых лемм, например, «жизнь» (Leben), «смысл» (Sinn) и других возрастают в поэтическом языке Гёте от «Прафауста» к «Фаусту 1», а затем к «Фаусту 2».

Надо заметить, что лемма «жизнь» в «Божественной комедии» Данте также возрастает по времени от Ада к Чистилищу, а затем к Раю [14].

Проведено сопоставление частотного списка имён существительных «Фауста» Гёте с частотными списками «Божественной комедии» Данте, сонетами Шекспира и поэтического корпуса Пушкина. Найдены общие и различные наиболее часто упоминаемые имена существительные в поэтическом языке выдающихся европейских поэтов.

У Гёте и Данте — 7 общих лемм в частотных списках:

мир, бог, глаз, слово, время, жизнь, женщина.

У Гёте и Шекспира — 7 общих лемм в частотных списках:

сердце, день, мир, время, глаз, жизнь, ночь.

У Гёте и Пушкина — 7 общих лемм в частотных списках:

день, сердце, бог, ночь, рука, жизнь, взор.

У Гёте, Данте и Шекспира — 4 общих леммы в частотных списках:

мир, глаз, время, жизнь.

У всех четырёх поэтов — Данте, Шекспира, Гёте и Пушкина только одна общая лемма в частотных списках: жизнь.

Анализируя общие концепты в поэтическом языке выдающихся европейских поэтов, необходимо вспомнить мудрые слова Гёте и его «Концепцию мировой литературы»: «Национальная литература сейчас не много стоит. Сейчас мы вступаем в эпоху мировой литературы, и каждый должен теперь содействовать тому, чтобы ускорить появление этой эпохи». Гёте сказал это почти два века назад [25].

У поэтов мировой литературы, поэтов разных эпох и языков, разных жанров и тем, находятся общие имена существительные, потому что тексты написаны одним поэтическим языком, единым, как Бог, для всех поэтов, вне зависимости от алфавита, которым они записаны: латиницей, кириллицей или другим. Между общими именами существительными (леммами) прослеживаются аналогии в эволюции по времени, поэты интуитивно чувствуют и мыслят некоторыми общими концептами и трендами. Можно говорить о ключевых понятиях европейской культуры в целом на материале поэтического языка — Данте, Шекспира, Гёте, Пушкина.

Например, между эволюцией по времени лемм «жизнь» и «смерть» в «Фаусте» Гёте (Leben und Tod) и в «Божественной комедии» Данте (vita e morte) найдена аналогия: в Urfaust, Faust I, Faust II частота упоминания леммы «жизнь» существенно выше, чем леммы «смерть», аналогично упоминанию и тренду этих лемм в Аду, Чистилище и Рае в «Божественной комедии» Данте (см. графики 1, 2).

В сравнительном литературоведении сопоставление произведений двух разных эпох — «Божественной комедии» Данте и «Фауста» Гёте является уже традиционным. Но нахождение в этих произведениях общих и наиболее часто упоминаемых концептов проведено впервые и стало возможным благодаря современным методам цифровой эпохи XXI века. Однако следует отметить, что современные методы и компьютерные программы пока не позволяют абсолютно точно проводить процесс лемматизации поэтических текстов, особенно, содержащих архаизмы, омонимы и другие нюансы языка. Поэтому результаты могут немного уточняться и в таблице 1 представлена первая версия частотных списков «Фауста» Гёте.

Раздел об именах собственных в «Фаусте» Гёте и их взаимосвязи, конечно, требует отдельного и более глубокого исследования, но и представленные результаты дают филологам пищу для размышления.

Образы Гёте / прецедентные имена (Фауст, Мефистофель, Господь, Гретхен, Елена) — персонификация человека Познающего, персонификация Зла, персонификация Высшей силы, Создателя и Творца, персонификация Женственности… В такой культурной парадигме происходит зарождение вечных образов Гёте.

В статье представлены также средние относительные частоты упоминания лемм во всём литературном творчестве Гёте, чтобы иметь возможность сравнивать с ними упоминания имён существительных в конкретном произведении. Проведено сопоставление лемм Гёте с леммами частотного списка всего поэтического корпуса Пушкина. Показано, что, например, относительная частота упоминания леммы «жизнь» у Гёте и Пушкина примерно одинакова, а леммы «душа» у Пушкина в 2,5 раза выше, чем у Гёте.

Частота леммы «душа» у Гёте убывает по времени от молодости к зрелому возрасту, а затем к старости, и находится по частоте упоминания намного ниже, чем лемма «дух».

У выдающихся русских поэтов разных эпох Державина, Пушкина, Цветаевой, Бродского лемма «душа» также, как у Гёте, убывает из поэтического языка. Но в отличие от Гёте у русских поэтов частота упоминания концепта «душа» всегда выше, чем частота упоминания концепта «дух».

Тонкая грань, отделяющая понятия «дух» и «душа», возможно, является границей между немецким и русским поэтическими менталитетами.

Однако это надо подтвердить не только поэтическим языком Гёте, но и языком других выдающихся немецких поэтов. Поэтому ещё одним перспективным направлением исследований является анализ эволюции имён существительных в языке немецких поэтов разных эпох, например, Шиллера, Гейне, Рильке, Целана, сопоставление её с найденной эволюцией в языке выдающихся русских поэтов и нахождение в них общих концептов.

Приведенная методика частотного сопоставительного анализа даёт филологам возможность перейти от «филологии мнений» к «филологии фактов», проводить научные исследования более точными методами [2, 4, 7] в современную цифровую эпоху и получать новые, ранее неизвестные результаты.

В том, что известно, пользы нет,
Одно неведомое нужно.
Гёте, Фауст

Благодарности

Автор выражает благодарность Ундине Крамер, руководителю «Словаря Гёте» Берлин-Бранденбургской научной академии (PD Dr. Undine Kramer, Arbeitsstellenleitung Goethe-Wörterbuch, Berlin-Brandenburgische Akademie der Wissenschaften) за присланные материалы по частотам слов во всём письменном наследии и отдельно во всём литературном наследии Гёте и за консультации по ним.

Большое спасибо Галине Кучумовой, профессору кафедры немецкой филологии и Сергею Дубинину, профессору, заведующему кафедрой немецкой филологии Самарского национального исследовательского университета имени академика С.П. Королёва за ценные замечания и советы.

Литература

  1. Аникст А. А. «Фауст» Гете. Литературный комментарий — М.: Просвещение, 1979.
  2. Абрамзон Т. Е. Цифровые методы современной филологии: возможности и ограничения // Цифровая эпоха: сборник материалов IV международной научно-практической конференции, 18-20 сентября 2018 г. / науч. ред. С. В. Рудакова. — Магнитогорск: Изд-во Магнитогорск. гос. техн. ун-та им. Г. И. Носова, 2018. — C. 9–11. 2.
  3. Бодлер Ш. Собрание сочинений, том 3, Париж,1966.
  4. Гаспаров М.Л. Точные методы анализа грамматики в стихе. Славянское языкознание. XII Международный съезд славистов, доклады российской делегации, Краков, 1998.
  5. Гёте И.-В. Собрание сочинений в 10 томах. Том 2. Фауст. Трагедия. М.: Художественная литература, 1976.
  6. Данте Алигьери. Божественная комедия (пер. М. Лозинского), изд. «Наука», М.: 1967.
  7. Кун Т. Структура научных революций. Изд-во АСТ, 2009.
  8. Марголис Я.М. От Пушкина до поэтов XXI века. Сопоставительный анализ поэтического языка в цифровую эпоху. Монография. Изд. Дом «Языки славянских культур» (ЯСК), 2022.
  9. Марголис Я.М. Количественный анализ словарей и транзита русскоязычной поэзии // Libri Magistri, журнал «Филология в XXI веке», 2020, № 4 (14), с. 46-75.
  10. Марголис Я.М. Транзит языка русских поэтов XXI века во времени и в пространстве. // Научный рецензируемый журнал «Libri Magistri», 2021, № 1 (15), с. 11-46.
  11. Марголис Я.М. Транзит имён существительных русского поэтического языка от Пушкина до нашего времени. // Научный рецензируемый журнал «Libri Magistri», 2021, № 1 (15), с. 50-76.
  12. Марголис Я.М. Опыт исследований языка русской поэзии XVIII — XXI веков. Сопоставительный анализ в цифровую эпоху. Сборник материалов VII международной. молодежной научно-практической конференции, 13-14.10.2021 г. / науч. ред. С. В. Рудакова. — Магнитогорск: Изд-во Магнитогорск. гос. техн. ун-та им. Г. И. Носова, 2021.
  13. Марголис Я.М. Ядро имён существительных в языке русских поэтов XVIII — XXI веков. // Научный рецензируемый журнал «Libri Magistri», 2021, № 4 (18).
  14. Марголис Я., Двизова И. Данте и Пушкин: сопоставительный анализ имён существительных в поэтическом языке. // Научный рецензируемый журнал «Libri Magistri», 2021, № 4 (18).
  15. Марголис Я.М. Лемма «любовь» и её окрестности в языке русских поэтов ХVIII — XXI веков // Научный рецензируемый журнал «Libri Magistri», 2022, № 1 (19).
  16. Марголис Я.М. Шекспир между Данте и Пушкиным: сопоставительный анализ имён существительных в поэтическом языке // Научный рецензируемый журнал «Russian Literature» (в печати).
  17. Материалы к Частотному словарю языка А.С. Пушкина. Институт русского языка, Институт языкознания, сектор структурной и прикладной лингвистики. М.: Проспект, 1963.
  18. Поэтический корпус русского языка (ПКРЯ), новая версия в Национальном корпусе русского языка (НКРЯ), 2021.
  19. ПушкинА. С. Полное собрание сочинений в 16 томах. Изд-во АН СССР, М.: 1937 — 1959.
  20. Рудакова С. В. К вопросу о своеобразии представлений А. С. Пушкина о счастье в его ранней лирике // Libri Magistri. 2020. № 4. C. 106–118.
  21. Словарь языка Пушкина в 4-х томах, отв. ред. акад. В.В. Виноградов, 1956 — 1961 (1-е изд.), 2000 (2-е изд.), Москва, «Азбуковник», 2000.
  22. Фрумкина Р.М. О статистическом исследовании словарного состава текстов А.С. Пушкина. Материалы к Частотному словарю языка Пушкина. Проспект. М., 1963, с. 5.
  23. Шекспир У. Полное собрание сочинений в 8 томах. Изд-во Искусство, 1957.
  24. Шоу, Дж. Т. Конкорданс к стихам А. С. Пушкина. Том 1, 2. Предисловие М.Л. Гаспарова. М.: Языки славянской культуры, 2000.— 641 с.
  25. Эккерман И.П. Разговоры с Гёте в последние годы его жизни. Пер.Н. Ман. М.: Художественная литература, 1981.
  26. Concordance to La Divina Commedia of Dante Alighieri, IntraText, 2011.
  27. Dante Alighieri «La Divina Commedia», Italian Edition, 2017.
  28. Eine Tragödie von Goethe. Tübingen, in der J. G. Cotta’schen Buchhandlung, 1808.
  29. Goethe J.W. Faust. Der Tragödie zweiter Teil. Cotta Verlag, Stuttgart und Tübingen, 1832.
  30. Goethe J. W. Urfaust, Faust I, Faust II. Bibliotheca Agustana. Textgrundlage in Goethes Werke. Herausgegeben im Auftrage der
    Großherzogin Sophie von Sachsen. Faust. In ursprünglicher Gestalt. I, 39 WA, Hermann Böhlaus Nachfolger, Weimar, 1897
  31. Goethe Wörterbuch. Online.
  32. Margolis J. Quantitative analysis of dictionaries and transit of Russian poetic language. University Trier, Abstract, Germany, 2.12.2020 and 7.07.2021.
  33. Open-Source Shakespeare. Georg Maison University, 2003 — 2021.
  34. Patera Т. A Concordance to the Poetry of Joseph Brodsky, Books 1-6, The Edwin Mellen Press, 2002 (Slavistik, McGill University, Montreal, Canada).
  35. Shaw J. T. Pushkin: A Concordance to the Poetry, Slavica Publishers, 1985.

36.   Margolis J. From Homer to Pushkin. From the Pentateuch to the Gospels. Comparison of key language concepts in the digital age. Seven Arts Publishing House, Hannover, 2023.

Трир университет, Германия

REFERENCES

1. Anikst A. A. «Faust» by Goethe. Literary commentary — M.: Education, 1979.

  1. Abramzon T. E. Digital methods of modern philology: opportunities and limitations // Digital era: collection of materials of the IV international scientific and practical conference, September 18-20, 2018 / scientific. ed. S. V. Rudakova. — Magnitogorsk: Magnitogorsk Publishing House. state tech. un-ta them. G. I. Nosova, 2018. — pp. 9–11. 2.
  2. Baudelaire S. Collected Works, Volume 3, Paris, 1966.
  3. Gasparov M.L. Exact methods for analyzing grammar in verse. Slavic linguistics. XII International Congress of Slavists, reports of the Russian delegation, Krakow, 1998.
  4. Goethe I.-V. Collected works in 10 volumes. Volume 2. Faust. Tragedy. M .: Fiction, 1976.
  5. Dante Alighieri. Divine Comedy (translated by M. Lozinsky), ed. «Science», Moscow: 1967.
  6. Kuhn T. The structure of scientific revolutions. Publishing house AST, 2009.
  7. Margolis Ya.M. The language of Russian poetry of the 18th — 21st centuries. Benchmarking in the digital age. Monograph. Ed. House «Languages ​​of Slavic Cultures» (YASK), 2022.
  8. Margolis Ya.M. Quantitative analysis of dictionaries and transit of Russian-language poetry // Libri Magistri, journal «Philology in the XXI century», 2020, no. 4 (14), p. 46-75.
  9. Margolis J.M. Transit of the language of Russian poets of the XXI century in time and space. // Scientific peer-reviewed journal «Libri Magistri», 2021, No. 1 (15), p. 11-46.
  10. Margolis J.M. Transit of nouns of the Russian poetic language from Pushkin to our time. // Scientific peer-reviewed journal «Libri Magistri», 2021, No. 1 (15), p. 50-76.
  11. Margolis J.M. The experience of researching the language of Russian poetry in the 18th — 21st centuries. Benchmarking in the digital age. Collection of materials VII international. youth scientific and practical conference, 13-14.10.2021 / scientific. ed. S. V. Rudakova. — Magnitogorsk: Magnitogorsk Publishing House. state tech. un-ta them. G. I. Nosova, 2021.
  12. Margolis J.M. The core of nouns in the language of Russian poets of the 18th — 21st centuries. // Scientific peer-reviewed journal «Libri Magistri», 2021, no. 4 (18).
  13. Margolis J., Dvizova I. Dante and Pushkin: a comparative analysis of nouns in poetic language. // Scientific peer-reviewed journal «Libri Magistri», 2021, no. 4 (18).
  14. Margolis J.M. The lexeme «love» and its surroundings in the language of Russian poets of the 18th — 21st centuries // Scientific peer-reviewed journal «Libri Magistri», 2022, no. 1 (19).
  15. Margolis J.M. Shakespeare between Dante and Pushkin: a comparative analysis of nouns in poetic language // Scientific peer-reviewed journal «Libri Magistri», 2022, No. 1 (19).
  16. Materials for the Frequency Dictionary of the language of A.S. Pushkin. Institute of the Russian Language, Institute of Linguistics, Sector of Structural and Applied Linguistics. M .: Prospect, 1963.
  17. Poetic Corpus of the Russian Language (PCRL), new version in the National Corpus of the Russian Language (RNC), 2018.
  18. Pushkin A. S. Complete works in 16 volumes. Publishing house of the Academy of Sciences of the USSR, Moscow: 1937 — 1959.
  19. Rudakova S. V. To the question of the originality of A. Pushkin’s ideas about happiness in his early lyrics // Libri Magistri. 2020. No. 4. P. 106–118.
  20. Dictionary of Pushkin’s language in 4 volumes, otv. ed. acad. V.V. Vinogradov, 1956 — 1961 (1st ed.), 2000 (2nd ed.), Moscow, «Azbukovnik», 2000.
  21. Frumkina R.M. On the statistical study of the vocabulary of texts by A.S. Pushkin. Materials for the Frequency Dictionary of Pushkin’s Language. Avenue. M., 1963, p. 5.
  22. 23. Shakespeare W. Complete works in 8 volumes. Publishing house Art, 1957.
  23. 24. Shaw, J. T. Concordance to the poems of A. Pushkin. Volume 1, 2. Foreword by M.L. Gasparov. M .: Languages ​​of Slavic culture, 2000.
  24. 25. Eckerman I.P. Conversations with Goethe in the last years of his life. Translated by N. Man. M.: Fiction, 1981.
  25. Concordance to La Divina Commedia of Dante Alighieri, IntraText, 2011.
  26. Dante Alighieri «La Divina Commedia», Italian Edition, 2017.
  27. Faust. Eine Tragödie von Goethe. Tübingen, in der J. G. Cotta’schen Buchhandlung, 1808.
  28. Goethe J.W. Faust. Der Tragödie zweiter Teil. Cotta Verlag, Stuttgart und Tübingen, 1832.
  29. 30. Goethe J. W. Urfaust, Faust I, Faust II. Bibliotheca Agustana. Textgrundlage in Goethes Werke. Herausgegeben im Auftrage der Großherzogin Sophie von Sachsen. Faust. In ursprünglicher Gestalt. I, 39 WA, Hermann Böhlaus Nachfolger, Weimar, 1897
  1. Goethe Wörterbuch. Online: https://woerterbuchnetz.de/?sigle=GWB#0
  1. 32. Margolis J. Quantitative analysis of dictionaries and transit of Russian poetic language. University Trier, Abstract, Germany, 2.12.2020 and 7.07.2021.
  2. 33. Open-Source Shakespeare. Georg Maison University, 2003 — 2021.
  3. 34. Patera T. A Concordance to the Poetry of Joseph Brodsky, Books 1-6, The Edwin Mellen Press, 2002 (Slavistik, McGill University, Montreal, Canada).
  4. 35. Shaw J. T. Pushkin: A Concordance to the Poetry, Slavica Publishers, 1985.

36.   Margolis J. From Homer to Pushkin. From the Pentateuch to the Gospels. Comparison of key language concepts in the digital age. Seven Arts Publishing House, Hannover, 2023.

GOETHE IN THE CIRCLE OF DANTE, SHAKESPEARE, AND PUSHKIN COMPARATIVE ANALYSIS OF NOUNS IN THE POETIC LANGUAGE

Jakob M. Margolis, Dr., Trier University, Germany

Abstract

In this article, for the first time the frequency lists of nouns in Goethe’s “Faust” are compiled. This is done for the three periods of the tragedy’s writing: when the age of Goethe was 23-26 (Urfaust), 48-56 (Faust I), 76-82 (Faust II), and all “Faust”. The evolution of the usage of nouns by Goethe is detected over time and it is found which nouns are used more frequently and which are less frequently over time. It is found that the most frequently used noun is the lexeme “spirit” and the evolution of its usage is compared with the usage of “soul”. This is compared with the usage of the same lexemes in the poems of various Russian poets: Derzhavin, Pushkin, Tsvetaeva, and Brodsky.

The list of most frequently used nouns in “Faust” is then compared to the lists of most frequently used nouns in Dante’s “Divine Comedy”, the sonnets of Shakespeare, and the poetic corpus of Pushkin. The common most frequently used nouns are found for these poets as well as differences.

Keywords: Goethe, Faust, Shakespeare, sonnets, Dante, Devine Comedy, Pushkin, poetic corpus, comparative analysis, nouns, poetic language, core of poetic language, frequency lists, frequency and rank of lexeme.

Print Friendly, PDF & Email
Share

Яков Марголис: Гёте в кругу Данте, Шекспира и Пушкина: сопоставительный анализ ключевых понятий в поэтическом языке: 1 комментарий

  1. Андрей Б. Левин

    Уважаемый Яков!
    В «Истинной жизни Себастьяна Найта» В.В. Набоков говорит, что болезненная трудность писательства — это «наведение мостов через пропасть, лежащую между высказыванием и мыслью». Идея, разумеется, не новая и ставшая после Silentium Тютчева едва ли не банальностью, но абсолютно верная. И писатели кто играючи, кто в поте лица всё же умудряются сооружать, каждый в меру своего таланта, более или менее изящные и прочные мосты через эту пропасть. Но всякий раз, как раскрывается новая книга, возникает и новая не менее болезненная трудность. Каждый читатель должен соорудить собственный мост через ту же пропасть, но уже в обратном направлении — от слов к мыслям и чувствам писателя. Когда же отделённый от него временем, пространством, различием темпераментов, образования или окружающего быта читатель выстроит свой мост, нет, и не может быть, ни малейшей уверенности в том, что он окажется в том месте, откуда начал своё строительство автор. Задача литературного комментария — помочь читателю в его труде по преодолению этой пропасти. Нужно признать, что комментаторы часто увлекаются, толкуя тексты, и отклоняются от чистой филологии в социологию или психологию. Уверен, необходимо только честное сообщение читателю возможно полных сведений о том, что заведомо было известно автору по поводу описываемых явлений, событий, предметов или лиц, и какой смысл или смыслы вкладывали он и его современники в употребляемые им слова. Остальное — от лукавог

    Источник: http://m-bulgakov.ru/publikacii/zametki-diletanta/p1
    Ваш цикл статей очень интересен, а метод может быт полезен для разных елей. Я, например, прогнал бы через такую программу,»Тихий Дон»
    Один упрек. Ничем не обосновано принятие числа 20 в качестве границы т.н. ядра.
    Удачи.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Арифметическая Капча - решите задачу *Достигнут лимит времени. Пожалуйста, введите CAPTCHA снова.