©"Семь искусств"
  август 2022 года

 301 total views,  1 views today

Однако не только тщательным подбором сочинений издательство заслужило репутацию лучшего в области математики и естественных наук. «Матезис» значительно превосходил все дореволюционные российские издательства по уровню перевода и научного редактирования издаваемых книг.

Инна Рикун-Штейн

ИЗДАНИЕ КНИГ ИНОСТРАННЫХ АВТОРОВ:
ПЕРЕВОД И НАУЧНОЕ РЕДАКТИРОВАНИЕ[1]

Издательство «Матезис» за время своей деятельности выпустило значительно больше переводных книг, чем оригинальных. Выбор книг для перевода обуславливался, в первую очередь, отсутствием аналогичных по тематике и уровню изложения, написанных отечественными авторами. Выбирались книги авторитетных иностранных учёных: математиков, творцов революции в физике, историков науки, популяризаторов.

Причины выбора для перевода того или иного произведения обосновывались в предисловии к нему, правильность выбора зачастую подчёркивалась в рецензиях. Автор первой обширной статьи об издательстве Ю.Д. Каценельсон писал:

«Нам пришлось просмотреть несколько десятков рецензий на издания «Матезиса», но ни в одной из них не говорилось о том, что какая-нибудь из переводных работ могла быть с успехом заменена аналогичной работой отечественного автора»[2].

Эмблема, издательство «Матезис»

Эмблема, издательство «Матезис»

Издательские знаки, издательство «Матезис»

Издательские знаки, издательство «Матезис»

Каталог 1914, издательство «Матезис»

Каталог 1914, издательство «Матезис»

Однако не только тщательным подбором сочинений издательство заслужило репутацию лучшего в области математики и естественных наук. «Матезис» значительно превосходил все дореволюционные российские издательства по уровню перевода и научного редактирования издаваемых книг.

Ю.Д. Каценельсон писал:

«В дореволюционной переводной научно-популярной литературе мы часто встречаемся с таким явлением: места, которые по мнению редакции, затруднительны для читателя, опускаются или заменяются пересказом. В практике издательства «Матезис» таких случаев не наблюдалось. Наоборот, издательство всегда стремилось каждую переводную работу давать в её полной последней редакции, не останавливаясь ни перед техническими трудностями, ни перед финансовыми затратами. Трудности же тематические преодолевались редакционной и комментаторской работой»[3].

Перевод и научное редактирование осуществлялись участниками Товарищества. Однако небольшой коллектив даже очень талантливых и трудолюбивых людей вряд ли сумел бы достичь таких впечатляющих результатов, каких достиг «Матезис», если бы они полагались лишь на собственные силы. К работе издательства были привлечены коллеги — преподаватели Новороссийского университета, друзья и единомышленники, которых объединяла с членами товарищества общая научная, просветительская и общественная деятельность в Новороссийском обществе естествоиспытателей, на Высших женских курсах, в редакции ВОФЭМ и т. д.

Д.А. Крыжановский

Д.А. Крыжановский

Это Б.П. Вейнберг, Е.С. Ельчанинов, В.В. Завьялов, Н.П. Кастерин, Д.А. Крыжановский, Н.Н. Ланге П.Г. Меликов (Меликишвили), Ю.Г. Рабинович, И.В. Слешинский, Г.И. Танфильев, Л.А. Тарасевич, И.Ю. Тимченко, Д.Д. Хмыров, и др. Научными редакторами были такие крупные иногородние учёные старшего поколения, как И.И. Боргман. К.А. Поссе, О.Д. Хвольсон. Были среди редакторов тогда ещё молодые, но уже известные С.Н. Бернштейн, Л.И. Мандельштам и Н.Д. Папалекси, Я.В. Успенский. Многие из талантливых молодых людей, привлекавшихся к переводу книг, в дальнейшем также стали известными учёными. Это И.В. Арнольд (отец выдающегося математика В.И. Арнольда), Е.А. Кириллов, Г.М. Фихтенгольц, Б.Ф. Цомакион. Найти компетентного редактора удавалось не всегда. В этом случае редактирование становилось плодом коллективных усилий сотрудников журнала «Вестник опытной физики и элементарной математики».

Л.А. Тарасевич

Л.А. Тарасевич

Речь идёт о двенадцати книгах по физике (К. Бруни «Твёрдые растворы», Г. Кайзер «Современное развитие спектроскопии», Э. Кон, Г. Пуанкаре «Пространство и время с точки зрения физики», П. Лакур, Я. Аппель «Историческая физика», О. Леман «Жидкие кристаллы и теории жизни», М. Планк «Отношение новейшей физики к механистическому мировоззрению», Дж. Пойнтинг «Давление света», А. Риги «Электрическая природа материи», А. Слаби «Беспроволочный телефон», А. Слаби «Резонанс и затухание электрических волн», Дж. Дж. Томсон «Корпускулярная теория вещества», «Успехи физики»), двух по математике (И. Гейберг «Новое сочинение Архимеда: послание Архимеда к Эратосфену о некоторых теоремах механики», Г. Шуберт «Математические развлечения и игры») и химии (В. Рамзай «Благородные и радиоактивные газы», «Успехи химии») и одной по астрономии (К. Графф «Комета Галлея»).

Иван Иванович Боргман

Иван Иванович Боргман

Коллектив журнала состоял преимущественно из математиков, и замечательный результат редактирования переводов книг по другим отраслям знаний достигался

«благодаря тесному общению и царящей в одесской математической группе согласной работе»[4].

Высокий уровень перевода и научного редактирования обеспечивался также непосредственным общением переводчиков и редакторов со здравствовавшими на тот момент авторами переводимых книг. На титульных листах некоторых книг прямо значится, что перевод разрешён, а в некоторых случаях дополнен автором специально для русского издания (Г. Лоренц «Курс физики», Г. Ми «Курс электричества и магнетизма», Св. Аррениус «Физика неба», Св. Аррениус «Образование миров»).

Г. Ми «Курс электричества и магнетизма»

Г. Ми «Курс электричества и магнетизма»

А Нобелевский лауреат Ф. Браун разрешил выполнить перевод ещё не напечатанной рукописи его нобелевской речи своим ученикам Л.И. Мандельштаму и Н.Д. Папалекси. Одной из основных задач, которые ставило перед собой издательство «Матезис», было знакомство читателей с новейшими достижениями стремительно развивавшихся естественных наук.

Л.И. Мандельштам

Л.И. Мандельштам

Это не только обусловило выбор книг для перевода, но и привело к созданию серии сборников статей «Успехи точного знания». Первым в серии был издан сборник «Успехи физики» (1905), настолько удачный, что переиздавался ещё дважды (1907, 1910). Затем последовал второй выпуск «Успехов физики» (1911). В состав первого выпуска вошли, главным образом, статьи, относящиеся к открытиям в области электричества, состав второго более разнообразен. Три из семи статей — это блестящие, полные энтузиазма, речи выдающихся физиков Дж. Дж. Томсона, М. Планка и Э. Резерфорда, отражающие настроения, царившие тогда в физике. Затем увидели свет сборники «Успехи химии» (1912), «Успехи биологии» (1912) и «Успехи астрономии» (1914).

Огромным достоинством изданных «Матезисом» иностранных книг было наличие написанных редакторами переводов предисловий, вступительных статей, комментариев, примечаний и дополнений. Редакторы стремились помочь читателю разобраться в сложных вопросах, прояснить непонятные места, исправить ошибки, дополнить имеющийся материал. Это особенно справедливо для книг по математике. Раздел «Математика» открывает все каталоги издательства, из изданных 37 книг по математике — 25 переводные.

Н.Д. Папалекси

Н.Д. Папалекси

Пять книг отредактировал В.Ф. Каган. Под его редакцией и с его примечаниями был осуществлён перевод двухтомной «Энциклопедии элементарной математики» Г. Вебера и И. Вельштейна, которая содержалась в первом списке книг, объявленных к изданию[5]. Первый том «Элементарная алгебра и анализ» в переводе Б.Ф. Цомакиона (тогда студента Новороссийского университета) вышел в двух выпусках только в 1906 и 1907 годах, так как в 1905 году появилось второе немецкое издание со значительными дополнениями. Включить их в уже набранный текст было невозможно, и они были даны в конце книги в виде приложения.

Кроме того, в предисловии к русскому изданию В.Ф. Каган поясняет:

«…чтобы сделать книгу доступной возможно более широкому кругу читателей, мы сочли полезным присоединить разъясняющие примечания в тех местах, которые изложены автором слишком сжато» (С. VI).

Игорь Владимирович Арнольд

Игорь Владимирович Арнольд

Второе русское издание первого тома (1911) представляло собой перевод с вышедшего в конце 1909 года третьего немецкого издания книги. Перевод был согласован с текстом этого издания, было также прибавлено около 60 примечаний, ещё более облегчающих чтение книги.

В предисловии В.Ф. Каган счёл необходимым отметить:

«Вряд ли мне удалось бы в настоящее время выполнить этот труд, если бы ко мне не пришёл на помощь мой ученик и сотрудник И.А. Гибш. Он необычайно тщательно сличил перевод с новым текстом оригинала, исправив многие опечатки и погрешности, благодаря чему новое издание много выиграло. Считаю своим долгом принести г. Гибшу свою глубокую благодарность» (С. VII).

Том второй состоит из двух книг: «Основания геометрии» (1909) и «Тригонометрия, аналитическая геометрия и стереометрия» (1910).

В предисловии читаем:

«Как и в первом томе, мы старались облегчить читателю чтение более трудных мест сочинения, выясняя таковые в подстрочных примечаниях. Два вопроса, именно, теория бесконечно удалённых элементов и теория площадей, требовали, на наш взгляд, более подробных объяснений, вследствие чего мы и посвятили им особые дополнения в конце книги» (С. V).

Я. Аппель «Историческая физика»

Я. Аппель «Историческая физика»

В.Ф. Каган собирался поместить и третье дополнение, посвящённое учению об инверсии, изложенное, по его мнению, в первом немецком издании с недостаточной полнотой.

«Однако, когда 3-й лист настоящей книги, — пишет В.Ф. Каган, — был отпечатан, мы получили второе издание оригинала, в котором автор и сам внёс в учение об инверсии необходимые дополнения. Так как мы имели возможность поместить их на своём месте (в 4-м листе), то предполагавшееся дополнение оказалось излишним» (С. V — VI).

А. Слаби «Беспроволочный телефон»

А. Слаби «Беспроволочный телефон»

Объём «Энциклопедии» — более 1500 страниц и, по мнению Я.С. Дубнова и П.К. Рашевского, В.Ф. Каган снабдил её «столь обширными примечаниями и дополнениями, что мог бы считаться соавтором»[6]. В 1920-е годы издательство намечало выпустить третье, также дополненное и исправленное, издание первого тома, однако это намерение было осуществлено уже Госиздатом в 1927 году и только для книги первой — «Основания арифметики». Книга была рекомендована в качестве пособия для физико-математических факультетов университетов и педагогических институтов. В предисловии В.Ф. Каган посвятил несколько абзацев краткой характеристике жизни и деятельности умерших к тому времени Вебера и Вельштейна.

Заключительный пассаж хочется привести полностью:

«Условия, в которых появляется новое издание этой книги, в смысле идеологических воззрений, глубоко изменились. Но материал, рассматриваемый в этом томе «Энциклопедии», лежит за пределами этих различий. Он охватывает вопросы чисто фактического свойства и в настоящее время, как и прежде, будет интересовать всякого, кто овладел элементарной арифметикой и алгеброй в её обыкновенном изложении и интересуется проникнуть глубже в логические основы, во внутреннюю зависимость, в дальнейшее развитие тех идей, которые он в этой области усвоил. Старшие учащиеся средней школы, студенты, учителя, начинающие научные работники, любители математики (а их во все времена много), таков контингент людей, для которых предназначена «Энциклопедия элементарной математики» и для которых она будет полезна не только в целях расширения и углубления познания, но и в непосредственной работе» (С. VIII — IX).

Проф. А. Риги "Современная теория физических явлений"

Проф. А. Риги «Современная теория физических явлений»

Третий том энциклопедии Вебера и Вельштейна, посвящённый прикладной математике, на русском языке не издавался.

Каган активно выступал за реформу преподавания математики в средней школе. В 1911–1912 годах под его редакцией была издана «Элементарная математика» Э. Бореля, излагающая идеи, положенные в основу реформы. Каган предпослал книге обстоятельную статью «Реформа преподавания математики в средних школах Франции и Германии», в которой читаем:

«Сущность этой реформы должна заключаться, с одной стороны, в оживлении преподавания математики путём сближения теоретических частей с прикладными, а с другой стороны, во введении в курс средней школы первых начал высшей математики» (С. XIII).

Сторонник реформы С.Н. Бернштейн писал:

«В реальных училищах вводятся в курс математики основы аналитической геометрии и дифференциального и интегрального исчислений; впервые, наконец, устанавливается связь между школьной математикой и современной наукой… Нужно научить ученика пользоваться самостоятельно теми приёмами математического мышления, которые играют особенно важную роль в современной науке, технике и жизни, которые богаты разнообразными полезными приложениями…»[7].

Проф. Шейд "Химические опыты для юношества"

Проф. Шейд «Химические опыты для юношества»

В рецензии на перевод книги Бореля он высказывает уверенность, что

«в самом близком будущем его благотворное влияние отразится на школьном преподавании».

Однако у реформы были и противники, и некоторые педагоги сочли книгу Бореля непригодной в качестве учебника для русской средней школы. В частности, академику А.А. Маркову не понравился именно прикладной характер книги Бореля: «Но ведь здесь нет математики, остались только её приложения»[8].

В письме Кагану он категорично высказал своё мнение:

«Я был сторонник, если не решительный сторонник реформы, то, во всяком случае, стоял к ней ближе, чем теперь, но если будет реформа так проведена, как представляет её книга Бореля, то, извините, я буду против реформы»[9].

Св. Аррениус «Образование миров»

Св. Аррениус «Образование миров»

Очень тщательно работал над редактированием переводов С.О. Шатуновский. Выбор переводимых и редактируемых им книг несомненно обусловлен его глубоким интересом к основаниям математики. Он сам не только перевёл книгу Р. Дедекинда «Непрерывность и иррациональные числа», но и дополнил её своей статьёй «Доказательство существования трансцендентных чисел (по Cantor’y)», ранее напечатанной в № 233 ВОФЭМ.

Во вступлении «От переводчика» он считает нужным пояснить:

«Распределение чисел на два класса: класс чисел алгебраических и класс трансцендентных чисел представляет собой дальнейший шаг в теории развитии понятия о числе. Мы сочли поэтому уместным присоединить к статье Дедекинда статью, которая содержала бы основную теорему, лежащую в основании этой классификации, — теорему о существовании трансцендентных чисел» (С. 5).

Книга Р. Дедекинда переиздавалась «Матезисом» четыре раза (1906, 1909, 1913, 1923).

Интересна история перевода книги А. Адлера «Теория геометрических построений». Первым изданием она вышла в 1910 году, в предисловии С.О. Шатуновский писал:

«Настоящий перевод, сделанный студентом Новороссийского университета Гр. Фихтенгольцем, снабжён им и мною рядом примечаний, облегчающих чтение книги; они отмечены номерами и помещены в конце» (С. VII).

Ф. Браун

Ф. Браун «Мои работы по безпроводной телеграфии… по электрооптике»

Всего примечаний — 127. Расходясь с Адлером в некоторых теоретических взглядах, Шатуновский написал введение, в котором рассматривает вопрос о наиболее общем содержании задачи и о разрешении наиболее общей задачи элементарной геометрии при помощи циркуля и линейки. Это, по сути, самостоятельная статья, помещённая и во втором издании 1924 года.

История перевода книги Адлера на этом не оканчивается: она была вновь издана Учпедгизом в 1940 году как пособие для учителей. Г.М. Фихтенгольц, ставший в том году заслуженным деятелем науки РСФСР, уже указан как переводчик, его фамилия стоит на титульном листе.

Подчёркивая преемственность, он пишет в предисловии:

«Перевод был выполнен мною 30 лет назад, ещё в бытность мою студентом Новороссийского университета, и вышел тогда под редакцией моего незабвенного учителя проф. С.О. Шатуновского. Написанное им «Введение», содержащее изложение его взглядов на природу конструктивных задач и сущность их решения, сохранено в неприкосновенном виде. Книга была снабжена (как проф. С.О. Шатуновским, так и мною) рядом примечаний, в которые я внёс лишь небольшие изменения» (С. 2).

Прочитав предисловие С.О. Шатуновского к книге Г. Ковалевского «Введение в исчисление бесконечно малых» (1909), становится понятно, почему именно эта книга была избрана им для российского читателя:

«Точное определение понятий и строго-логическое развитие идей, лежащих в основании великой науки Ньютона и Лейбница, потребовало огромной затраты труда при чрезвычайной глубине мышления со стороны первоклассных геометров второй половины XIX века. Знакомство с этими идеями и понятиями в той обработке, какая им дана Вейерштрассом, Дедекиндом, Кантором и другими новейшими геометрами, представляет большую важность для общего философского развития ума…» (С. II).

Дж. Дж. Томсон «Корпускулярная теория вещества»

Дж. Дж. Томсон «Корпускулярная теория вещества»

С. Томпсон "Добывание света"

С. Томпсон «Добывание света»

Это слова математика-философа, а как математик, отдавший много лет средней школе, он пишет:

«Появление этого сочинения на русском языке принесёт пользу не только преподавателям средней школы, но и нашему учащемуся юношеству, особенно теперь, когда начала учения о бесконечных введены в обязательный курс реальных училищ». В 1912 году появилось второе, значительно изменённое, немецкое издание книги, в предисловии к которому Ковалевский отметил, что «в Одессе также, как мне довелось слышать, приват-доцент Шатуновский издал для русских студентов перевод моей книжки» (С. I).

Б.Ф. Цомакион

Б.Ф. Цомакион

Несмотря на трудности, испытываемые издательством, в 1919 году появился перевод этого издания, который был поручен И.В. Арнольду. В 1918 году он поступил на математическое отделение физико-математического факультета Новороссийского университета и сразу же был замечен Шатуновским. Редактирование второго издания также является примером творческой работы. Автор, желая сделать изложение более доступным для широкого круга читателей, опустил многое из того, что, по мнению Шатуновского, могло представлять интерес, и в конце книги был помещён ряд выдержек из первого издания в виде примечаний к отдельным параграфам. Это издание, как и первое, снабжено целым рядом примечаний редактора.

Одним из математиков, привлечённых к сотрудничеству с «Матезисом», был И.В. Слешинский, в конце XIX — начале ХХ века возглавлявший одесскую логико-математическую школу. В 1909 году, отдав Новороссийскому университету более четверти века жизни, он покинул его в знак протеста против реакционной политики администрации.

В том же году в его переводе вышла книга «Алгебра логики» Л. Кутюра.

«Не всегда соглашаясь с автором относительно постановки вопросов и способа доказательств, я не счёл, однако, возможным вносить в текст какие-либо изменения и дополнения. Взамен этого я позволил себе присоединить к переводу два приложения. Первое из ни х написано по моей просьбе С.О. Шатуновским и представляет изложение принадлежащих ему взглядов на трудный и неразработанный ещё вопрос о чисто формальном обосновании логики предложений. Во втором приложении я предлагаю более полные доказательства нескольких начальных предложений» (С. III — IV.),

— пишет в предисловии Слешинский.

Сергей Натанович Бернштейн

Сергей Натанович Бернштейн

Он также благодарит В.А. Циммермана и С.О. Шатуновского за чтение корректурных листов. Книга и приложения к ней вызвали дискуссию между Слешинским и петербургским математиком Б.М. Кояловичем. Они кардинально разошлись в оценке книги. Спор разгорелся на страницах «Журнала Министерства народного просвещения».

Коялович написал разгромную рецензию[10], он совершенно не понял книги Кутюра:

«Если бы требовалось выразить одним словом то впечатление, которое мы вынесли из чтения книги, то это слово было бы — недоумение, недоумение от начала до конца, множество вопросов и сомнений, на которые мы не нашли у автора никакого ответа… Ничего не понимаем, не понимаем, каким образом г. Кутюра, придя к очевидному абсурду, не остановился и не стал искать ошибки в своих выводах, а занялся оправданием этого абсурда, и ещё более не понимаем, каким образом проф. Слешинский мог переводить весь этот вздор без всякой оговорки».

Дискуссия переросла рамки обмена мнения об отдельной книге: обсуждался предмет алгебры логики вообще, а также возможности её внелогических приложений. Отвечая Кояловичу, Слешинский подчеркнул, что «алгебра логики является своеобразным переводом аристотелевской логики на алгоритмический язык»[11] и что она способна выразить основные законы мышления.

Начав свой ответ словами:

«Разделяя взгляды тех учёных, которые придают большое значение логическим исследованиям, я считаю долгом рассмотреть обстоятельно каждое из суждений проф. Кояловича»,

С.О. Шатуновский

С.О. Шатуновский

Слешинский на десяти страницах дал развёрнутую защиту алгебры логики[12]. Ответ Кояловича свидетельствует, что убедить его не удалось[13]. Возможно, это произошло потому, что Слешинский не сумел найти решающий аргумент против критики Кояловича практической неэффективности алгебры логики, которая, как тому казалось, была принципиально не способна давать плодотворные внелогические приложения. Весомые аргументы были приведены в рецензии Пауля Эренфеста, которая была напечатана незадолго до начала дискуссии. Рецензия является по сути самостоятельной статьёй. Признавая, что точка автора чрезвычайно абстрактна и чтение книги требует серьёзной работы, он не только понимает и принимает идеи Кутюра, но, более того, — высказывает гипотезу о применении алгебры логики в технике. Эренфест завершает свой отзыв вопросом:

«Правда ли, что несмотря на существование уже разработанной «алгебры логики» своего рода «алгебра распределительных схем» должна считаться утопией?»[14].

В книге об Эренфесте В.Я. Френкель пишет:

«Дальнейшее развитие электротехники и автоматики, действительно потребовало построения теории устройств релейного (дискретного) действия, как контактных, так и бесконтактных. И Эренфест первым показал, что инструментом этой теории будет разработанная алгебра логики»[15].

И.В. Слешинский

И.В. Слешинский

Жаль, что Слешинский не был знаком с мнением Эренфеста, — ему было бы на что опереться в дискуссии с Кояловичем. Тем не менее, борьба взглядов оказалась весьма плодотворной:

«В результате дискуссии между Слешинским и Кояловичем интерес к алгебре логики среди российских ученых значительно возрос»[16].

Слешинский отредактировал также сочинение Б. Больцано «Парадоксы бесконечного» (1911). Во вступлении он подчеркнул, что

«Больцано является предшественником Георга Кантора в теории бесконечных многообразий… Он устанавливает и развивает те свойства бесконечного, которые легли в основание теории Кантора» (С. V).

Тем самым Слешинский в терминах того времени отдаёт дань важному вкладу, внесённому Больцано в теорию множеств. Он обращает внимание читателей на наиболее, на его взгляд, интересные места, указывает на ошибочные утверждения и считает своим долгом заметить, что «с некоторыми взглядами автора, в особенности в области метафизики, трудно согласиться» (С. VI). Ещё один представитель одесской математической школы — И.Ю. Тимченко также сотрудничал с «Матезисом». Впервые это произошло, когда внимание издательства привлекла книга И. Гейберга «Новое сочинение Архимеда: послание Архимеда к Эратосфену о некоторых теоремах механики».

И.Ю. Тимченко

И.Ю. Тимченко

В 1906 году в руки Гейберга попала рукопись богословского содержания, в которой он распознал палимпсест — текст, написанный поверх более древнего соскобленного текста. Его удалось восстановить — он оказался сочинением Архимеда, известным дотоле лишь по упоминаниям древних авторов. Открытие вызвало огромный интерес, поэтому неудивительно, что в 1909 году «Матезис» издал книгу Гейберга на русском языке (перевод был осуществлён под редакцией ВОФЭМ). Автором вступительной статьи

«Архимед и его новооткрытое произведение» стал Тимченко, который глубоко проанализировал это сочинение, определил его место в ряду других известных работ Архимеда, особое внимание уделил научному методу величайшего математика древности. Выбор Тимченко в качестве автора вступительной статьи был вполне обоснован. В 1899 году он защитил магистерскую диссертацию «Основания теории аналитических функций. Ч. 1. Исторические сведения о развитии понятий и методов, лежащих в основании теории аналитических функций. Т. 1».

А.П. Юшкевич, назвавший Тимченко выдающимся одесским историком математики, считал, что этот объёмный труд (более 650 страниц)

«замечателен по исключительному богатству исследованного материала и по точности его анализа»[17].

 В 1910 году под редакцией И.Ю. Тимченко была изданная «История элементарной математики с указаниями на методы преподавания» Ф. Кэджори. Книга эта была ему интересна не только как историку математики, но и как педагогу, читавшему в Новороссийском университете первый в Одессе курс истории математики и основавшему в Одесском институте народного образования первую в городе кафедру истории и методики математики. Тимченко высоко оценивает мастерство Кэджори, его педагогические советы и умение кратко и выразительно связать факты из истории науки с общей историей культуры. Он также рекомендует читателю статьи В.В. Бобынина, где можно найти сведения об истории элементарной математики в России, о которой ничего не сказано у Кэджори. Тимченко стремился сохранить характер подлинника, стиль автора, его обозначения, дать правильное произношение английских имён, в скобках помещал «подлинное начертание имени». Во втором издании (1917) он

«ещё более, чем в первом, заботился о возможно более точной передаче на русском языке превосходного сочинения Кэджори, вместе с тем исправлены были неправильные обороты речи и выражения, вкравшиеся в первоначальный текст перевода, а также те места этого перевода, которые могли показаться неясными читателю. В этой работе исправления неоценимую услугу оказал мне И.А. Гибш» (С. VII).

Тимченко не только исправил ошибки, найденные им у Кэджори, и сделал соответствующие подстрочные примечания, но и поместил в конце книги объяснения и дополнения, причём в первом издании их 17 на 37 страницах, во втором — 29 на 143 страницах. Он называет их этюдами по истории математики, некоторые из них представляют собой самостоятельные статьи. Например, Кэджори лишь упоминает о теории пропорций у Евклида, и Тимченко на шести страницах рассказывает об одной «из самых глубоких и остроумных теорий, созданных греческим гением». Однако это ему кажется недостаточным, и он, вслед за этим дополнением, помещает статью «О способах выражения метрических свойств геометрических образов у древних геометров», освещая вопрос от Архимеда и Евклида до Виета и Декарта.

Работа Тимченко существенно повысила ценность книги Кэджори и была высоко оценена современниками:

«Этим прибавлениям была дана лестная оценка в Учёном комитете Министерства народного просвещения. Выдержки из заслушанного в Учёном комитете отзыва профессора Б.М. Кояловича о русском издании книги Кэджори «История элементарной математики» любезно сообщены были мне в письме председателем комитета, академиком Н.Я. Сониным. Я [В.А. Циммерман] позволю себе привести здесь следующее место отзыва: «Но кроме труда проф. Кэджори в разбираемой книге имеются 17 приложений редактора перевода, прив.-доц. Тимченко, и эти приложения, по нашему мнению, имеют весьма крупное научное значение, превышающее ценность всей книги проф. Кэджори. Г. Тимченко трактует в них только некоторые отдельные пункты истории математики, но вся его работа, насколько мы могли судить, сделана по первоисточникам и обличает в её авторе выдающееся знакомство с литературой по истории математики. Автор приводит целый ряд любопытных цитат из старинных книг и не раз исправляет некоторые погрешности не только у Кэджори, но и у Кантора»[18].

«Матезис» привлёк к сотрудничеству ещё одного одесского математика, Д.А. Крыжановского. В самом начале своей педагогической деятельности в Новороссийском университете он перевёл для издательства книгу Ф. Клейна «Вопросы элементарной и высшей математики: лекции, читанные в Гёттингенском университете. Ч. 1. Арифметика, алгебра и анализ» (1912). Выбор Крыжановского в качестве переводчика не был случаен: в 1904–1905 годах он слушал лекции Ф. Клейна в Гёттингенском университете. В советское время Крыжановский перевёл ряд книг для государственных издательств, в том числе и в 1934 году лекции Ф. Клейна «Элементарная математика с точки зрения высшей». Перевод двух томов (Т. 1: Арифметика. Алгебра. Анализ; Т. 2: Геометрия) был осуществлён по третьему немецкому изданию. Редактором перевода первого тома был В.Ф. Каган, редактором второго — сам Крыжановский.

Читаем «От редактора перевода»:

«Почти тридцать лет минуло с тех пор, как я впервые подошёл к знаменитому уже тогда профессору Феликсу Клейну с Anmeldungsbuch (зачётной книжкой) в руках. Пусть этот посильный труд переводчика-редактора явится скромным выражением чувства глубокой признательности незабвенному учителю» (С. 10).

О том, что переводчики «Матезиса» напрямую общались со здравствовавшими авторами переводимых ими книг, свидетельствует документ, хранящийся в Государственном архиве Одесской области. Это анкета, заполненная Д.А. Крыжановским по случаю проходившей в 1927 году переквалификации научных работников.

В частности, он пишет:

«К редактированному мною переводу «Курса анализа» миланского учёного Vivanti, который был подготовлен к напечатанию «Матезисом» в 1923 году, мною написаны многочисленные примечания; автор (Vivanti) их одобрил и просил разрешения использовать их для нового итальянского издания книги»[19].

В России итальянский язык в то время не был столь распространён как немецкий и французский. Но Крыжановский итальянский знал, ведь в 1908–1909 годах он слушал в Риме лекции В. Вольтерра и других итальянских математиков. Летом 1914 года он отправился в Италию в научную командировку и был избран членом Математического общества Палермо. Кстати, Д.А. Крыжановский вместе с Г.К. Сусловым, С.О. Шатуновским и Н.Г. Чеботарёвым получил в результате переквалификации высшую, третью, категорию. А книга Дж. Виванти так и не была издана.

К.А. Поссе

К.А. Поссе

Самым маститым математиком, сотрудничавшим с издательством, был петербуржец К.А. Поссе, в 1916 году избранный почётным членом Петербургской академии наук. В 1913–1914 годах под его редакцией вышли две части книги итальянского математика Э. Чезаро «Элементарный учебник алгебраического анализа и исчисление бесконечно малых: с многочисленными примерами для упражнения». Перевод был сделан с немецкого перевода, осуществлённого для издательства Тейбнера Г. Ковалевским. В немецком переводе книга получила много положительных отзывов, неудивительно, что она привлекла внимание «Матезиса». Редактируя учебник, К.А. Поссе проделал огромную работу, снабдил его примечаниями и дополнениями, «имеющими целью сделать книгу по возможности общедоступной». Везде, где возможно, он заменяет ссылки Чезаро на иностранные руководства по элементарной математике ссылками на русские, оригинальные или переводные. В редактировании книги принимал участие Г.М. Фихтенгольц.

К.А. Поссе характеризует его помощь как «деятельную и весьма ценную» и продолжает:

«На нём лежал ответственный труд чтения последней ревизионной корректуры; кроме того, я ему обязан многими, очень ценными замечаниями, которыми я неоднократно пользовался и за которые приношу ему мою глубокую благодарность» (С. XI).

Вскоре после совместной работы над учебником Чезаро Г.М. Фихтенгольц переехал из Одессы в Петроград; возможно, именно К.А. Поссе повлиял на это решение.

О том, насколько важны бывают комментарии редактора перевода, свидетельствует интересный факт, найденный в воспоминаниях В.Я. Френкеля об И.Е. Тамме:

«Игорь Евгеньевич рассказал, как однажды [А.А.] Любищев обратился к нему с просьбой помочь разобраться в трудном для него месте немецкой монографии по математике. Вопрос оказался очень сложным. Тамм долго бился над ним, но так и не смог его прояснить. Однако, продолжал он, лет через пять, т.е. в 1924–1925-м, уже в Москве ему попался в руки русский перевод этой книги. Игорь Евгеньевич тут же вспомнил разговор с Любищевым и нашёл соответствующее место. Оказалось, оно подробно прокомментировано редактором перевода, разъяснившим принципиальную ошибку автора!»[20].

Книга, о которой идёт речь, — это учебник Э. Чезаро.

Редактирование переводов книг по математике высоко оценивалось рецензентами. С.И. Шохор-Троцкий писал:

«Весьма отрадно, что книгоиздательство «Матезис» так многосторонне осуществляет поставленные им задачи. Если говорить только о чисто математическом отделе, то здесь мы видим в высшей степени тщательные переводы с редакционными добавлениями таких классических сочинений как «Энциклопедия элементарной математики» Вебера и Вельштейна, «Основы дифференциального и интегрального исчислений» Гергарда Ковалевского, его же «Введение в исчисление бесконечно малых» и т.п. Для средней школы предназначены «Теория геометрических построений» Адлера (снабжённая, совершенно исключительным по своей логической ценности, введением прив.-доц. С.О. Шатуновского), «Элементарная математика» Бореля — Штеккеля (с чрезвычайно важным в настоящее время приложением статьи прив.-доц. В.Ф. Кагана под заглавием «Реформа преподавания математики в средних школах Франции и Германии») и др.»[21].

Раздел «Физика» стоит в каталогах «Матезиса» вторым, в приведённом в данной книге сводном каталоге из 40 книг — 33 переводные. Многие из этих книг посвящены научной революции в физике начала ХХ века.

В предисловии ко второму выпуску «Успехов физики» (1911) читаем:

«Настоящий сборник статей не даёт, конечно, обзора всех успехов, достигнутых физикой в последние годы. Слишком широко разрастается физическая наука и разрастание её идёт поразительно быстрым темпом. Да и по самому существу дела не все успехи, достигнутые наукой, могут быть тотчас же предметом популяризации. В нашем сборнике, например, совсем не затронут принцип относительности — новое учение, которое горячо дебатируется в настоящее время во всех физических журналах и является в физике одним из самых живых вопросов текущего дня. Из имеющихся по этому вопросу статей мы не нашли ни одной, дающей о нём действительно ясное представление неспециалисту» (С. I).

Однако уже в следующем 1912 году была переведена книга «Пространство и время с точки зрения физики». В ней помещены статьи Э. Кона и А. Пуанкаре о принципе относительности. В первой он называется принципом Лоренца-Эйнштейна, во второй имя Эйнштейна не упоминается вовсе. Пуанкаре сформулировал принцип относительности и заложил основы специальной теории относительности независимо от Эйнштейна. Статья Кона, давшая имя книге и статья Пуанкаре «Новая механика» были напечатаны в ВОФЭМ, первая в №№ 536, 537 (1911), вторая — в № 505 (1910).

Интерес к теории относительности был огромен. Российским физиком старшего поколения, сразу принявшим новую теорию, был О.Д. Хвольсон, подробно изложивший специальную теорию относительности и описание экспериментальных оснований теории на страницах своего знаменитого курса общей физики. Блестящий популяризатор физики он был не только автором многочисленных рецензий на книги «Матезиса», но и отредактировал лекции А.А. Майкельсона «Световые волны и их применение» (1912).

О.Д. Хвольсон

О.Д. Хвольсон

В предисловии Хвольсон отмечает, что перевод книги существенно отличается от оригинала, добавлен ряд «кратких статей, отчасти разъясняющих, отчасти дополняющих содержание отдельных лекций» (С. I). В лекции, посвящённой эфиру, Майкельсон описывает свой знаменитый опыт, отрицательный результат которого не поколебал тогда его уверенности в существовании эфира. Хвольсон в статье «Современное положение вопроса об эфире» подвергает эти взгляды критике, называет их не «соответствующими современному положению научной мысли».

Хвольсон также отредактировал для «Матезиса» двухтомный «Курс электричества и магнетизма» (1912) Г. Ми. Книгу учёного, внёсшего значительный вклад в развитие теории относительности, Хвольсон называет замечательной, считает изложение образцовым в дидактическом отношении:

«Исходя из самого элементарного, он, шаг за шагом, доходит до изложения новейших завоеваний науки. Он не останавливается и перед таким трудным, с первого взгляда, вопросом, как принцип релятивности, не вошедший ещё ни в один из учебников, появившихся в России, и посвящает ему обширную главу» (C. VII).

Николай Петрович Кастерин

Николай Петрович Кастерин

А вот профессор Новороссийского университета Н.П. Кастерин считал теорию относительности несостоятельной и утверждал, что опыт Майкельсона в частности и теория света в целом могут быть непротиворечиво объяснены на основе классической физики. Сотрудничая с издательством, он стал редактором перевода «Курса физики» Х. Лоренца (1-е изд. — 1910; 2-е изд. — 1912–1915), неоднократно переиздававшегося и переведённого на многие языки. Работы Лоренца способствовали становлению и развитию идей специальной теории относительности, однако этот курс, прочитанный в Лейденском университете в 1883–1906 годах, был посвящён классической физике. Кастерин был лично знаком с Лоренцом, он слушал его лекции во время заграничной научной командировки (1896–1898).

В небольшом предисловии ко второму тому «Курса физики» читаем:

«Настоящее издание является переводом с немецкого. Но после появления книги на немецком языке было выпущено новое (пятое) издание голландского оригинала и проф. Лоренц был так любезен, что прислал нам сделанный им самим перевод с голландского на немецкий всех дополнений, внесённых им в голландский оригинал. Считаем долгом принести здесь автору выражение самой искренней признательности за его любезность, давшую возможность выпустить книгу с включением важнейших результатов последних лет» (С. I).

В 1923 году, в последний период существования «Матезиса», была издана книга А. Эддингтона «Пространство, время и тяготение». Её перевёл профессор Института народного образования Ю.Г. Рабинович.

Планируя сначала переделать книгу, он затем отказался от этой мысли:

«Книга написана так своеобразно, что всякая переделка выделялась бы… Я ограничился только несколькими мелкими изменениями, старался сохранить стиль и своеобразную манеру автора; конечно, много в переводе теряется благодаря разнице в строе языков английского и русского, но я старался как можно точнее передать мысль подлинника, причём внешняя сторона изложения иногда отходила на второй план» (C. V, VI).

В предисловии Рабинович пишет, что он не согласен с некоторыми утверждениями автора, многое ему представляется спорным, вносит в книгу свои изменения, приводит поясняющие и уточняющие примечания. Это может показаться странным, ведь Рабинович был молодым, никому не известным математиком, а Эддингтон — учёным с мировым именем, экспериментально обнаружившим в 1919 году отклонение света звёзд в поле тяготения Солнца и подтвердившим тем самым общую теорию относительности. Об этом он подробно и весьма поэтично рассказывает в книге.

Однако Рабинович, прослушав в 1921–1922 годах прочитанный В.Ф. Каганом спецкурс по общей теории относительности, не только глубоко заинтересовался математическими аспектами теории, но и начал собственные исследования в этой области. Покинув Одессу, он стал профессором Мичиганского университета Джорджем Юрием Райничем, много лет посвятил этим исследованиям (их план одобрил сам Эйнштейн) и суммировал их в книге «Математика относительности» (1950).

«Отцы-основатели» «Матезиса», хотя среди них физиков не было, внимательно следили за борьбой за реформу преподавания физики в средней школе. Они хорошо понимали необходимость демонстрационного метода преподавания физики, соответственно, и необходимость научить будущих педагогов методам постановки демонстраций опытов и практических занятий по физике. Крупным одесским физиком, последовательно выступавшим за реформу средней школы, был Ф.Н. Шведов, однако в 1905 году он умер. Ученик Шведова Г.Г. Де-Метц, впоследствии сделавший очень много в области методики преподавания физики в высшей и средней школе, уехал из Одессы в 1892 году и с «Матезисом» не сотрудничал. (Однако в редактируемом им журнале «Физическое обозрение» (1906–1916) печатались рецензии на книги «Матезиса»). В 1898–1906 годах в Новороссийском университете преподавал ещё один ученик Шведова — Б.П. Вейнберг, который, стремясь поднять уровень практических занятий, в 1899 году посетил 42 физические лаборатории в Германии, Швейцарии, Франции, Англии и Бельгии, а также физические институты, мастерские, фабрики, магазины физических приборов, собрал сведения о работе лабораторий Америки и Австралии. Именно он был переводчиком и редактором перевода одной из первых книг, изданных «Матезисом», — «Сборника элементарных опытов по физике, составленного при участии многих физиков» (Ч. 1. — 1905; Ч. 2. — 1906).

Елпидифор Анемподистович Кириллов

Елпидифор Анемподистович Кириллов

В переводе участвовали Е.А. Кириллов, на тот момент — лаборант кафедры физики Новороссийского университета, К.И. Иванов, лаборант измерительной лаборатории Физического института университета и П.Е. Стоян. Составитель книги Г. Абрагам обратился к членам Французского физического общества с просьбой прислать материалы для сборника, в приведённом списке отозвавшихся значатся 154 физика, в том числе шестеро — из России. Среди них три одессита — Шведов, сам Вейнберг и И.Я. Точидловский, не только известный геофизик, но и физик-методист, вместе с Вейнбергом издавший в 1901 году «Краткое руководство к практическим занятиям по физике» (368 с.). Есть в этом списке и авторитетный физик-методист, петербуржец В.В. Лермантов, автор рецензий на книги «Матезиса».

В предисловии к «Сборнику» Вейнберг указывает:

«Мы умышленно переводили её только на русский язык, но не на обстановку русских физических лабораторий и кабинетов. Мы имели при этом в виду, что, при большом разнообразии этой обстановки, мы всё равно не могли бы примениться даже к большинству кабинетов, а видоизменить указания автора соответственно потребностям к обстановке своей лаборатории будет в состоянии всякий преподаватель и даже ученик» (С. III).

Пётр Евстафьевич Стоян

Пётр Евстафьевич Стоян

Вейнберг счёл необходимым добавить к книге ряд числовых таблиц.

В 1906 г. Б.П. Вейнберг переехал в Петербург, в том же году кафедру физики Новороссийского университета занял Н.П. Кастерин. Сотрудничая с редакцией, он он отредактировал не только разрешённый автором перевод «Курса физики» Х. Лоренца, но и переводы книг О. Винера (1911) и Ф. Кольрауша (1914). Кастерин уже имел соответствующий опыт: под его редакцией в Москве вышли переводы книг Э. Варбурга «О кинетической теории газов» (1903) и Х. Лоренца «Видимые и невидимые движения» (1905). На титуле этой книги Х. Лоренца также значится, что она была напечатана с разрешения автора. В 1922 году Кастерин был выслан из Украины, переехал в Москву, где продолжил заниматься переводами. Под его редакцией, в частности, Государственное техникотеоретическое издательство выпустило трёхтомник М. Планка «Введение в теоретическую физику» (1-е изд. — 1929; 2-е изд. — 1932).

Активно сотрудничал с издательством ученик Н.А. Умова Д.Д. Хмыров, вся научная и педагогическая деятельность которого прошла в Одессе.

Д.Д. Хмыров

Д.Д. Хмыров

Он перевёл и отредактировал для Матезиса переводы книг Ф. Астона (1924), А. Венельта (1923), Ф. Кольрауша (1-е изд. — 1914; 2-е изд. — 1924), О. Лоджа (1911), А. Риги (1908), Ф. Содди (1-е изд. — 1910; 2-е изд. — 1915; 3-е изд. — 1923). В 20-е и 30-е годы перевёл ряд книг для различных советских издательств.

Третьим в каталогах «Матезиса», стоит раздел «Химия». Издательство выпустило 13 книг по химии, из них всего две — не переводные. Есть среди них и учебники, и пособия для лабораторных работ, и книги о новейших достижениях науки. Работу по переводу и редактированию возглавлял П.Г. Меликишвили (Меликов), в 1907 году удостоенный звания заслуженного профессора Новороссийского университета. Он лично отредактировал переводы четырёх книг и написал предисловия к двум. В предисловии к первому изданию учебника А. Смита «Введение в неорганическую химию» (1911) Меликов подробно объясняет, почему именно эта книга была выбрана для издания на русском языке:

«Книга… резко отличается от существующих учебников подробным и общедоступным изложением теории в связи с достаточным для начального руководства количеством фактического материала. В ней нашли надлежащее освещение основные принципы современной физической химии, которые излагаются и развиваются методично, проходя красной нитью через всю книгу» (C. IV).

Ф. Содди

Ф. Содди

Ф. Содди

Ф. Содди

Перевод с английского издания 1909 года осуществили И.Л. Левинтов и ученик Меликова Я.П. Мосешвили, который также разделил с учителем труд редактирования перевода. В 1915 году увидело свет второе, исправленное издание книги, сверенное с английским изданием 1913 года. В том же 1915 году Мосешвили перевёл книгу Дж. Вокера «Введение в физическую химию».

Начав сотрудничать с молодым учёным и обнаружив в нём соответствующие способности, «Матезис» ставил перед ним более сложные задачи. Так, в 1912 году Мосешвили стал составителем сборника статей «Успехи химии», о чём он сам пишет в предисловии:

«Мне, как сотруднику издательства «Матезис» и «Вестника опытной физики и элементарной математики», было поручено составление этого первого выпуска «Успехов химии» и редактирование его вместе с А.С. Комаровским» (C. III).

П.Г. Меликишвили (Меликов)

П.Г. Меликишвили (Меликов)

О том, насколько ответственно и квалифицированно Мосешвили отнёсся к отбору статей (принципы отбора он пояснил в предисловии), свидетельствует тот факт, что из 10 авторов четверо — Э. Фишер (1902), Ж. Беккерель (1903), У. Рамзай (1904), В. Оствальд (1909) — на тот момент уже были Нобелевскими лауреатами, а двум — Р. Зигмонди (1925) и Ж. Перрену (1926) ещё предстояло ими стать.

В качестве примера остановимся на статье Р. Зигмонди «Коллоидная химия».

«Эта юная по своему развитию отрасль, — пишет Мосешвили, — знаменующая собою новую эпоху в химии, достойна всеобщего внимания, так как она оказывает громадную услугу и другим отделам естествознания — физике, общей биологии, медицине, минералогии, геологии» (C. IV).

Нобелевская премия была присуждена Зигмонди именно за исследования в области коллоидной химии. Его монография «Коллоидная химия», изданная в том же году, что и «Успехи химии», была переведена на русский язык только в 1933 году, так что статья из сборника была первой в России публикацией на эту тему.

В. Рамзай «Благородные и радиоактивные газы»

В. Рамзай «Благородные и радиоактивные газы»

Перевод и редактирование книг по химии осуществляли и другие ученики Меликова: Е.С. Ельчанинов, А.С. Комаровский, А.Ю. Коншин.

Самый знаменитый его ученик, Н.Д. Зелинский, писал:

«Пётр Григорьевич был одинок всю жизнь. Он чрезвычайно ценил и любил своих учеников»[22].

В разделе «Астрономия» 17 книг, из них 12 написаны иностранными авторами.

Абрам Семёнович Комаровский

Абрам Семёнович Комаровский

Участник Товарищества А.Р. Орбинский был редактором переводов восьми книг. Принадлежит ему и редакция перевода с немецкого книги Аррениуса «Физика неба» (1905). Шведский физикохимик, лауреат Нобелевской премии (1903), занимался также проблемами астрофизики. Перевод был разрешён автором, исправлен и дополнен по его указаниям, за что Орбинский приносит ему благодарность в предисловии к русскому изданию. В некоторых местах редактор «позволил себе вставить пояснительные и дополнительные замечания» (С. V).

Далее он пишет:

«Должен сделать ещё одно замечание относительно транскрипции иностранных имён, и в особенности имён английских. Я позволил себе писать их так, как они произносятся, в чём большую помощь оказал большой The Century Dictionary of Names (The Times, London, 1903). Но, во избежание недоразумений в этом отношении, при каждом имени в первом его появлении в книге представлено (в скобках) и его оригинальное правописание» (С. V).

Перевод иностранных имён вообще является тонким моментом, часто общепринятый перевод имени далёк от его звучания на родном языке. Сотрудники «Матезиса», переводя книги авторов, ранее на русский язык не переводившихся, сталкивались с определёнными проблемами, поэтому оригинальное имя за редким исключением приводилось либо на отдельном листе, либо на титульном.

Переводя с английского на русский книгу американского астронома и популяризатора науки С. Ньюкома «Астрономия для всех» (1905) Орбинский в предисловии отмечает:

«…У нас большей частью приходится видеть фамилию Newcomb в каком-то английско-немецком чтении: первая половина (new) читается по-английски, а вторая (соmb) по-немецки. В английском произношении «b» на конце исчезает совершенно» (С. IX).

Александр Юльевич Коншин

Александр Юльевич Коншин

Но, конечно же, не только точность перевода имени автора волнует Орбинского. В обширном предисловии он осветил биографию Ньюкома, причём более подробно остановился на вопросах, наиболее интересовавших его самого, а именно — на деятельности учёного как редактора и популяризатора. Он даёт высокую оценку книге, называя её единственной для того времени, адресованной именно «для всех».

Далее он пишет:

«Для страны, где больше половины населения ещё не умеет читать, книга с заголовком «для всех» представляет внутреннее противоречие. И сердечно напутствуя эту книгу пожеланием найти многих читателей, я присоединяю ещё и то пожелание, чтобы поскорее настало на Руси то время, когда такими книгами сможет пользоваться и наслаждаться действительно «каждый» (С. XIV).

Книга была переиздана в 1911 году, в предисловии Орбинский сообщил о смерти Ньюкома и его последних исследованиях. Кроме того, ознакомившись со вторым английским изданием, он внёс некоторые редакторские правки и добавил, учитывая актуальность вопроса, сведения о комете Галлея. В 1923 году увидело свет третье издание, исправленное и дополненное. Во всех трёх изданиях Орбинский считает необходимым в соответствующих местах сообщать об исследованиях русских астрономов. Отредактировал Орбинский и перевод книги П. Ловелла «Марс и жизнь на нём» (1912). В предисловии он пишет:

«Написанная чрезвычайно увлекательно, подчас прямо художественно — перевод, к сожалению, не может передать всей тонкости оригинала — книга эта ставит и решает вопрос об обитаемости Марса в утвердительном смысле, категорическим образом… И именно эта увлекательность и убеждённость автора настоятельно требуют предупреждения читателя. Как ни убеждён Ловелл в правильности всего им утверждаемого, есть много астрономов столь же твёрдо убеждённых в неправильности его истолкования того, что показывает поверхность Марса» (С. IX, X).

Артемий Робертович Орбинский, 1914

Артемий Робертович Орбинский, 1914

Далее Орбинский довольно подробно останавливается на исследованиях, которые давали основания утверждать, что жизни на Марсе нет, упоминая и те, которые велись в Пулковской обсерватории. В конце он замечает, что

«позволил себе заменить Ловелловский снимок кометы Morehouse, в репродукции не особенно удачный, более удачным… снимком Симеизкой обсерватории» (С. XIII).

Снимок этот был сделан самим Орбинским в 1908 году.

Преподавая в университете и на Высших женских курсах общий курс астрономии (по тогдашней терминологии «описательную» астрономию), Орбинский нуждался в хорошем учебнике, который можно было бы порекомендовать студентам. Он перевёл много раз переиздававшуюся книгу американского астронома Ч. Юнга «Описательная астрономия» (1915), мотивируя это тем

«что на русском языке по описательной астрономии подходящего сейчас ничего нет… Я имел в виду (что, может быть, мне и удастся позднее) обработать для печати свой курс. Но при моём недосуге дело это не может не быть долгим» (С. 2 обл.).

Объясняя свой выбор, он пишет, что ни одна из известных ему книг по описательной астрономии не может превзойти книгу Юнга

«в сочетании ясности, отчётливости, богатства и живости изложения, а больше всего — в умении выделить основное и важное, создать, если можно сказать, истинно педагогическую перспективу в изложении всего предмета» (С. 2 обл.).

На титуле книги указано, что перевод сделан с изменениями, Орбинский поясняет:

«Книга Юнга переиздавалась много раз и текст её исправлялся дополнениями в концах глав. Я позволил себе эти дополнения (а также и те, которые счёл нужным внести сам) слить с основным текстом. Последнее издание Юнга появилось в 1904 году и с тех пор успело утечь много астрономической воды. Поэтому я счёл необходимым добавить кое-что и в отношении текста, и в отношении иллюстраций» (С. 2 обл.).

На обложке книги значится, что это первый выпуск учебника (имеется в виду первая часть), а на обороте указано, что вторая часть выйдет весной 1915 года, однако она так и не была издана. Под редакцией Орбинского увидел свет перевод популярных лекций английского математика и астронома Р. Болла «Века и приливы» (1909). Нет сомнения, что перевод и сделанные редактором примечания были одобрены автором, который, по свидетельству потомков Орбинского, посещал Одессу и был у него в гостях[23].

Р. Болл «Века и приливы» (1909)

Р. Болл «Века и приливы» (1909)

Принимал Орбинский участие и в редактировании перевода книги К. Граффа «Комета Галлея» (1910). Издательство не могло не отозваться на вызвавшее огромный интерес возвращение кометы в 1910 году. Второе, исправленное и дополненное, издание появилось в этом же году. В серии «Успехи точного знания» под редакцией Орбинского вышли «Успехи астрономии» (1914). Он постарался включить в сборник, «далёкий от притязаний на какую-нибудь полноту», статьи, касающиеся различных областей астрономии. Здесь и статья П. Ловелла о Марсе, и статья А. Риги, рассматривающего строение комет с точки зрения физика, и статьи по звёздной астрономии А. Эддингтона и К. Шварцшильда, чьи имена в комментариях не нуждаются. Зато некоторые трудности вызвал поиск сведений о некоем Дж. Гэле, явно известном астрономе, ведь в предисловии Орбинский пишет об учёном: «Вооружённый почти безграничными материальными средствами, он неутомимо работает и глубже всех проникает в загадки Солнца» (С. VI). Помогла сноска к названию статьи, гласившая: «Лекция, прочитанная директором Солнечной обсерватории института Карнеги (Моунт-Вилсон, Калифорния) 22 апреля 1908 года в Вашингтоне по приглашению Смитсонова института» (С. 141). Сейчас и институт Смитсоновский, и обсерватория Маунт-Вилсон, а Гэль — это Дж. Э. Хейл (Hale), её организатор и первый директор.

В предисловии Орбинский так мотивирует необходимость издания «Успехов астрономии»:

«…Вышел в свет русский перевод прекрасной книги г-жи Кларк «История астрономии в XIX столетии». Эта история доведена до первых годов нашего века, и я позволяю себе надеяться, что настоящий сборник дополнит книгу г-жи Кларк, доведя её, по многим отделам, до наших дней» (С. VI).

Перевёл книгу А. Кларк (1913) товарищ председателя Российского астрономического общества В.В. Серафимов, который, как следует из предисловия, подписанного «Матезис», выступил и в качестве редактора, сделав

«свои примечания к тексту оригинала как дополнительного, так и критического характера» (С. I).

К.Д. Покровский

К.Д. Покровский

Из текста предисловия следует также, что существенный объём редакторской работы выполнило само издательство. Редактирование перевода ещё одной книги Аррениуса «Образование миров» (1908), разрешённого автором, выполнил К.Д. Покровский, тогда профессор Юрьевского университета, директор его астрономической обсерватории. Приглашение учёного к сотрудничеству было не случайным. Он уже был известным популяризатором астрономии, его книга «Путеводитель по небу» получила премию Российского астрономического общества и выдержала к тому моменту три издания (1894, 1897, 1906). Книга Аррениуса, снабжённая многочисленными примечаниями Покровского, была переиздана в 1912 году. Из семи книг по биологии, изданных «Матезисом», переводных — четыре. Две из них — это книги американского физиолога Ж. Лёба «Динамика живого вещества» (1910) и «Жизнь» (1912). Редактором перевода первой из них является профессор Новороссийского университета физиолог В.В. Завьялов.

Будучи сам автором неоднократно переиздававшихся учебников и научно-популярных книг, он высоко оценивает книгу коллеги, который

«даёт бесчисленные примеры ясной постановки физиологических проблем и детального решения их при помощи совершенно точных методов. Это прекрасно продуманная и строго выдержанная монография, охватывающая собой большую часть вопросов, касающихся общих явлений жизни» (С. III).

Видимо, именно эта, изданная в 1910 году, книга навела издательство на мысль дополнить серию «Успехи точного знания» сборниками статей «Успехи биологии». Первый и единственный сборник «Успехи биологии», вышедший также под редакцией В.В. Завьялова, увидел свет в 1912 году. Редактор отобрал для книги статьи, посвящённые биологии человека, медицине и даже ставшим в то время весьма популярными вопросам подсознательного. Об эрудиции и интуиции редактора свидетельствует то, что он включил не только статью об исследованиях немецкого бактериолога П. Эрлиха, уже получившего вместе с И.И. Мечниковым Нобелевскую премию по физиологии и медицине (1908), но и статью английского нейрофизиолога Ч.С. Шеррингтона, которому ещё только предстояло её получить в 1932 году.

Последней книгой по биологии, изданной «Матезисом», была книга «Биология человека», написанная коллективом авторов. Значащиеся на обложке и титуле венские врачи П. Саксль и К. Рудингер являются её составителями, их перу принадлежат и несколько глав.

В письме В.Ф. Кагана к редактору перевода этой книги Л.А. Тарасевичу читаем:

«Хотя мы сделали для неё значительные затраты, но всё же мы хотели бы Вас просить ещё раз подумать и сообщить нам своё мнение об этой книге. Можно ли быть спокойным за то, что эта книга действительно может найти у нас читателя»[24].

О необходимости издания книг по биологии свидетельствует предисловие Л.А. Тарасевича к книге:

«Что вопросы биологии человека должны представлять и представляют для человека выдающийся интерес, доказательств не требует. Без правильных представлений в биологии едва ли возможно составить себе правильное общее миросозерцание. А между тем, в силу какого-то трудно понятного недоразумения, биологии вообще и биологии человека в частности не отводится почти места в системе нашего общего школьного образования. Тем настоятельнее должна чувствоваться потребность в научно-популярной литературе, которая позволила бы пополнить этот пробел» (С. IX).

Далее, характеризуя плюсы и минусы, выражаясь современным языком, «коллективной монографии», Тарасевич приходит к выводу, что

«при изложении целой отрасли науки одним лицом почти неизбежны пробелы, неточности и т.п. А когда каждый вопрос излагается специалистом, — это гарантирует научную точность и свежесть изложения… Биология человека Саксля и Рудингера представляет собою один из хороших образцов такого коллективного авторства; она смело может быть рекомендована вниманию читателей» (С. IX, X).

В разделе «Varia» 16 книг, из них 14 написаны иностранными авторами. Позиционируя себя как издательство книг по физике и математике, «Матезис» перешагнул за поставленные им самим ограничения. Это было сделано не только из просветительских, но и из финансовых соображений. Надо было расширить круг читателей, заинтересовать их, предложить что-то новое и увлекательное. При этом издательство ни в коем случае не собиралось «опустить планку», пожертвовать нелегко завоёванной репутацией. Книги, представленные в этом разделе, являются ярким свидетельством умения издательства выбирать темы, находящиеся на пике всеобщего интереса.

21 марта (3 апреля) 1910 года в Одессе состоялся первый полёт Михаила Ефимова в присутствии публики. Через десять дней в одесское небо поднялся Сергей Уточкин. Они стали первыми российскими авиаторами. В этом же 1910 году издательство «Матезис» выпустило в свет книгу Р. Нимфюра «Воздухоплавание: научные основы и техническое развитие». Интересно читать книгу, написанную на заре авиации, называвшейся тогда авиатикой. Книга представляет собой тот редкий случай, когда ни переводчик, ни редактор перевода не указаны. Глава «Завоевание воздуха» есть и в выпущенной четырьмя годами позднее книге Т.В. Корбина «Успехи современной техники».

Автор нескольких научно-популярных книг, посвящённых техническим изобретениям начала XX века, в том числе и в области вооружения, пишет в предисловии:

«Техника так тесно связана с нашей обыденной жизнью, что она не может не заинтересовать широкие круги читателей, если изложить её в доступной для них форме, без непонятных для них технических терминов» (С. VII).

Именно терминология оказалась самым сложным моментом при переводе на русский язык, поэтому переводчик А.И. Баков заботился «не столько о технически правильной передаче всех, подчас довольно детальных терминов, сколько о том, чтобы дать читателю правильное представление об описываемом предмете» (С. IX). Далее следует пояснение, что наиболее важные термины он «старался передать так, как они передаются и в русской специальной литературе».

Учитывая год издания книги — 1914, можно предположить, что наибольший интерес у русского читателя вызывали главы, посвящённые орудиям, военным судам, подводным лодкам и минам. Многочисленные примечания, как к этим, так и к другим главам, свидетельствуют о том, что переводчик разбирался в военном деле. В начале одной из «военных» глав автор высказывает сожаление, что

«война ещё до сих пор окружена такой дымкой романтизма, что даже самый мирный человек поддаётся обаянию рассказов о ней» (С. 167).

Первая мировая развеяла эту дымку раз и навсегда.

Г.И. Танфильев

Г.И. Танфильев

В 1912 году под редакцией и с дополнениями профессора Новороссийского университета Г.И. Танфильева вышла книга немецкого географа К. Гассерта «Исследование полярных стран. История путешествий к Северному и Южному полюсам с древнейших времён до настоящего времени». Танфильев сам предложил «Матезису» выпустить «перевод небольшого, но достаточно полного, снабжённого ссылками на важнейшую литературу труда» (С. V), мотивируя это отсутствием подобных книг в русской литературе.

В предисловии он пишет:

«История исследования полярных стран доведена в этом труде до 1906 года, почему оказалось необходимым дополнить перевод описанием новейших экспедиций к полюсам. Кроме того, у автора слишком конспективно изложена история исследования русского полярного побережья, почему эта часть книги совсем переработана по русским источникам» (С. V, VI).

В двадцатые годы Танфильев отредактировал перевод книги шотландского географа М.И. Ньюбигин «Современная география». Он снабдил книгу примечаниями, относящимися, в основном, к географии России, а также библиографией основных трудов по географии. В конце XIX — начале XX века значительно возрос интерес к философским проблемам математики и естествознания. Эти проблемы в той или иной мере отражены в книгах: «Наука и метод» Г. Пуанкаре, «Картина мира в свете современного естествознания» К. Снайдера и «Небо и мировоззрение в круговороте времён» племянника С. Кьеркегора, Фр. Трёльс-Лунда, которые также представлены в разделе «Varia».

К. Снайдер «Картина мира в свете современного естествознания»

К. Снайдер «Картина мира в свете современного естествознания»

Если эти книги адресованы более подготовленному читателю, то «Философская энциклопедия» Б. Шмида имеет подзаголовок «Пособие для средних учебных заведений и для самообразования». Редактор перевода, философ и психолог, профессор Новороссийского университета Н.Н. Ланге много лет руководил в университете философским семинаром, в котором активно участвовали И.В. Слешинский и С.О. Шатуновский.

Аргументируя необходимость издания хрестоматии, Ланге пишет:

«Из нашего личного академического опыта мы вынесли убеждение, что часто несравненно сильнее пробуждается философское мышление в учащихся от изучения одного философа в одном его оригинальном творении, чем от изучения всей истории философии, как она изучается в исторических книгах и руководствах» (С. I, II).

Николай Николаевич Ланге

Николай Николаевич Ланге

Ланге ряд отрывков проверил по подлинникам, снабдил книгу примечаниями и ссылками на русские переводы упоминаемых произведений.

Просветительская деятельность «Матезиса» не ограничивалась изданием учебников, пособий, книг для самообразования. Подбирались также книги, которые рассказывали о науке в занимательной и даже игровой форме. К ним относится книга С. Тромгольта «Игры со спичками», дважды изданная до революции (1907, 1912) и напечатанная вновь в 1923 году, явно с целью привлечь читателей. В том же году под редакцией и с предисловием И.Ю. Тимченко была издана книга Ф. Меннхена «Некоторые тайны артистов-вычислителей». Тимченко пишет, что «книжка предназначена прежде всего для удовлетворения любопытства…» (С. V), однако отмечает, что она «привлекательна и для опытных математиков, особенно для тех, кто интересуется теорией чисел» (С. V).

С. Тромгольт «Игры со спичками»

С. Тромгольт «Игры со спичками»

Список переводивших и редактировавших переводы для «Матезиса» включает 52 персоналии. Как уже отмечалось, среди них есть известные учёные, есть среди них и те, кто не оставили заметного следа в науке и найти сведения о них было довольно сложно. В период с 1910 по 1914 год одиннадцать книг для «Матезиса» перевёл И.Л. Левинтов, преподаватель гимназии М.М. Иглицкого. Он умер в 1916 году, но болеть, видимо, начал раньше.

В предисловии к «Успехам современной техники» (1914) А.И. Баков писал:

«Первые четыре главы книги переведены И.Л. Левинтовым, остальные — мною» (С. IX).

В.Ф. Каган

В.Ф. Каган

В 1922–1923 годах Одесское отделение Госиздата Украины переиздало книгу Э. Бореля «Элементарная математика». Вторую часть, «Геометрия», предваряло предисловие В.Ф. Кагана, в котором он отдал дань памяти переводчику:

«Я многим обязан… И.Л. Левинтову, ныне покойному, выполнившему перевод второй части и вложившему в это дело очень много знания и старательности» (С. IX).

Две книги (Ковалевский Г. «Введение в исчисление бесконечно малых», Литцманн В., Триер В. «В чём ошибка?») перевела Любовь Бри, окончившая математическое отделение Одесских высших женских курсов. В выходных данных второй книги она значится как Левина-Бри. Можно предположить, что она вышла замуж за преподавателя гимназии М.М. Иглицкого (И.Р. Рапопорта) М.И. Левина. Всего одну книгу (А.С. Эддингтон «Теория относительности и её влияние на научную мысль») для «Матезиса» успел перевести аспирант научно-исследовательской кафедры математики ИНО М.З. Кайнер. Затем он был дважды репрессирован, но не погиб, и был жив в 60-е годы прошлого века. Он значится как переводчик ряда математических книг и статей. В 1939 году вышла в его переводе с немецкого книга Я.А. Схоутена и Д.Дж. Стройка «Введение в новые методы дифференциальной геометрии» (редактор перевода Г.М. Шапиро), в 1961 году — перевод с английского книги К. Ланцоша «Практические методы прикладного анализа» (редактор перевода — А.М. Лопшиц). Как мы знаем, Г.М. Шапиро и А.М. Лопшиц — ученики В.Ф. Кагана.

Также всего одну книгу (Г. Пуанкаре «Наука и метод») перевёл одесский журналист И.К. Брусиловский, в советское время работавший в издательстве «Всемирная литература». В 1889 году он, как и В.Ф. Каган, был исключён из Новороссийского университета за участие в студенческих волнениях, поводом к которым послужила смерть Н.Г. Чернышевского. Одну книгу (Фурре Е. «Очерк истории элементарной геометрии») перевела К.И. Бакова, которую В.Ф. Каган называет в числе своих учеников[25]. Книгу А. Майкельсона «Световые волны и их применения», отредактированную О.Д. Хвольсоном, перевела его дочь, умершая в блокаду Ленинграда.

Хочется подчеркнуть, что случайных людей среди переводчиков «Матезиса» не было. И если о ком-то из них пока известно очень мало — это означает лишь одно — надо искать дальше.

Проф. Ветгейм "Современное развитие физики"

Проф. Ветгейм «Современное развитие физики»

Примечания

[1] Глава из книги: «История книгоиздательства «Mathesis», 1904–1925. — Одесса: Астропринт, 2020. —  598 с., 16 с. ил.»

[2] Каценельсон Ю.Д. Издательство «Mathesis»: (из истории книгоиздательского дела в России) // Книга: исследования и материалы. — М., 1960. — Сб. 3. — С. 367.

[3] Каценельсон Ю.Д. Издательство «Mathesis»: (из истории книгоиздательского дела в России) // Книга: исследования и материалы. — М., 1960. — Сб. 3. — С. 364.

[4] К 25-летию «Вестника опытной физики и элементарной математики» // Вестник опытной физики и элементарной математики. — 1913. — № 598 — 600. — С. 270.

[5] Вестник опытной физики и элементарной математики. — 1904. — № 361. — С. 2 обл.

[6] Дубнов Я.С., Рашевский П.К. В.Ф. Каган: краткий обзор научной биографии: (к 80-летию со дня рождения) // Труды семинара по векторному и тензорному анализу с их приложениями к геометрии, механике и физике. — М.; Л., 1949. — Вып. VII. —С. 24.

[7] Бернштейн С.Н. К вопросу об изменении программы по математике в средней школе // Педагогический сборник. — 1909. — Нояб. — С. 371.

[8] Минковский В.Л. Педагогические идеи и деятельность академика А.А. Маркова // Математика в школе. — 1952. — № 5. — С. 15.

[9] Минковский В.Л. Педагогические идеи и деятельность академика А.А. Маркова // Математика в школе. — 1952. — № 5. — С. 15.

[10] Коялович Б.М. [Рец. на кн.: Кутюра Л. Алгебра логики] // Журнал Министерства народного просвещения. — 1910. — Янв. — С. 111 — 115.

[11] Слешинский И.В. По поводу отзыва проф. Кояловича о книге «Алгебра логики» Кутю-ра // Журнал Министерства народного просвещения. — 1910. — Май. — С. 211 — 220.

[12] Слешинский И.В. По поводу отзыва проф. Кояловича о книге «Алгебра логики» Кутю-ра // Журнал Министерства народного просвещения. — 1910. — Май. — С. 211 — 220.

[13] Коялович Б. М. Ответ професору Слешинскому // Журнал Министерства народного просвещения. — 1910. — Окт. — С. 189 — 199.

[14] Эренфест П. [Рец. на кн.: Кутюра Л. Алгебра логики] // Журнал Русского физ ико-химического общества. Часть физическая. — 1910. — Т. 42, вып. 10 (отд. 2). — С. 387.

[15] Френкель В.Я. Пауль Эренфест. — 2-е изд., перераб. и доп. — М., 1927. — С. 51.

[16] Стяжкин Н.И. Формирование математической логики. — М., 1967. — С. 418. 96

[17] Юшкевич А.П. История математики в России до 1917 года. — М., 1968. — С. 502.

[18] Циммерман В.А. Отзыв о трудах приват-доцента И. Ю. Тимченко // Записки Императорского Новороссийского университета. Официальный отдел. — 1914. — Вып. 6. — С. 31.

[19] ГАОО. — Ф. Р-126. — Оп. 1. — Д. 419. — Л. 65.

[20] Френкель В. Я. Встречи // Воспоминания о И. Е. Тамме. К 100-летию со дня рождения. —

3-е изд., доп. — М., 1995. — С. 381-382.

[21] Шохор-Троцкий С. И. [Рец. на кн.: Шуберт Г. «Математические развлечения и игры»] // Русская школа. — 1912. — Апр. — С. 36.

[22] Зелинский Н.Д. Воспоминания о П.Г. Меликове (Меликишвили) // Новороссийский университет в воспоминаниях современников: к 135-летию Одесского университета. — Одесса: Астропринт, 1999. — С. 163.

[23] Рикун И.Э. Небо над нами одно: астрономический роман в двух частях с вступлением, заключением и иллюстрациями // Дерибасовская-Ришельевская: одесский альманах. — Одесса, 2013. — № 55. — С. 162.

[24] Архив РАН. — Ф. 1538. — Оп. 4. — Д. 152. — Л. 2. 108

[25] Архив МГУ. — Ф. 1. — Оп. 34 л. — Д. 3476. — Л. 61.

Print Friendly, PDF & Email
Share

Инна Рикун-Штейн: Издание книг иностранных авторов: перевод и научное редактирование: 1 комментарий

  1. Галл Яков

    Боже, как интересно! Ничего не знал. Ах Одесса!! Жемчужина у моря!
    Яша Галл, историк науки

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *