©"Семь искусств"
  июль 2022 года

 358 total views,  3 views today

Разумеется, какие-то волоски на теле имеют и люди, но их роль незначительна. Говорят, что это атавизм, наследие наших древних предков, которые сплошь были покрыты шерстью.

Семен Глейзер

 ЧЕЛОВЕК В СИСТЕМЕ БИОЛОГИЧЕСКОЙ ЭВОЛЮЦИИ

В науке принято думать, что если вопрос поставлен, то он — это уже половина его решения. Потому что такой вопрос привлечет внимание других исследователей, они начнут спорить, не соглашаться, предлагать другие варианты ответа, то есть начнут думать. И найдут верное решение. Таким образом, наша задача здесь и сейчас — этот вопрос поставить.

 «Удивительное рядом?… Но оно — запрещено»

Интересно, задумывались ли вы, почему летом мы носим легкую одежду, а зимой — тяжелую и теплую? Нет? И я никогда не задумывался. Так надо, говорили мы, потому что летом тепло и жарко, а зимой — холодно и морозно.

 Но вот почему «братья наши меньшие», домашние животные, те же кошки и собаки, носят шерсть и летом, и зимой, и никак не страдают, или почти не страдают, от излишней жары или мороза? Ответ обычно такой: дескать, у них шерстью покрыто все тело, потому и не мерзнут, когда холодно, и выдерживают жару, когда жарко, прячась в тени.

 Разумеется, какие-то волоски на теле имеют и люди, но их роль незначительна. Говорят, что это атавизм, наследие наших древних предков, которые сплошь были покрыты шерстью.

А избавились первобытные люди от шерсти на теле якобы благодаря прогрессу, связанному с появлением орудий труда, освоением огня, переходом питания от сырого мяса к жареному и т. д. Это все общеизвестные истины, проходимые еще в школе. Но, все-таки, почему?

 Эволюция животных

 Поговорим конкретно об эволюции. На что похожа биологическая эволюция в мире животных? Она формально напоминает коллекцию часов в каком-нибудь швейцарском музее часов. Здесь каждый следующий шаг «эволюции часов» учитывает недостатки шага предыдущего, исправляет их, добавляет новые детали, внутри механизма, или в его внешнем виде.

 Такие шаги, один за другим, очевидным образом заметны и на эволюционном древе развития животного мира. Организмы постепенно улучшаются, к ним добавляются на каждом шаге эволюции новые органы и функции, которые улучшают возможности выживания во враждебной внешней среде.

 Здесь уместно вспомнить хорошо знакомый биологам «биогенетический закон» Эрнста Геккеля (1834-1919), открытый в Х1Х веке. Согласно этому закону, все организмы повторяют в своем индивидуальном развитии животных-предков из всех предыдущих эпох. То есть онтогенез повторяет филогенез. Позднее в закон Геккеля внесли поправку. Он касается не взрослых животных, а справедлив лишь для их внутриутробных эмбрионов. То есть его действие происходит и ограничивается временем от зачатия до рождения организма.

 Для человека точно также внутриутробное развитие плода отчетливо повторяет все фазы предыдущего эволюционного развития его животных предков, также на стадии эмбриона. Отсюда и появление так называемых атавизмов или рудиментов, то есть случайно сохранившихся деталей в организме от далеких предков. Хорошо известен факт появления остатков хвоста на теле новорожденного ребенка: феномен получил название «хвостатый мальчик». В медицине насчитывают до 90 разных рудиментов и атавизмов.

 Атавизмы вообще хорошо отражают ту особенность организма, что все предыдущие находки эволюции, что появляются и исчезают в развитии эмбрионов, имеют соответствующие генетические «ключи». То есть все предыдущие особенности, типа хвоста, жабер, позволяющих дышать в водной среде, и многие другие, исчезают к моменту рождения организма, но сохраняются у него в его генах. И теоретически могут быть вновь активируемы. Так что идея «человека — амфибии» не такая уж и фантастика. Во всяком случае теоретически наши гены это позволяют. А значит, возможен и обратный процесс — «отключение» генов от выполнения ими их функций. Что и происходит в действительности.

 Организм и среда

 Разумеется, остается открытым вопрос: как эти постоянные улучшения в строении и функциях организма происходят. Через случайные мутации и естественный отбор, или же по «повелению свыше»? В примере коллекции швейцарских часов эти улучшения не только видны, но и являют собой постоянное вмешательство в «эволюцию часов» некоего внешнего наблюдателя, в данном случае инженера-конструктора.

 Кто является таким «внешним конструктором» для биологических организмов? Внешняя среда, генетические мутации, или сам «Господь Бог»? Здесь мы не будем касаться вопроса о природе «внешнего конструктора». Мы принимаем как непреложный факт наличие самой эволюции, направленной на улучшение организма, его внутреннего строения и его внешних форм. Они очевидно наблюдаются в природе.

 Еще в 1968 году акад. И.И. Шмальгаузен (1) постулировал ход биологической эволюции как последовательность шагов, улучшающих приспособление организма к внешней среде. И это представление об эволюции, как о прогрессивном процессе изменения организмов, остается неизменным и сегодня.

 Следует уточнить, что взаимоотношения между организмом и средой изменяются в двух направлениях: 1. прямое приспособление к среде, 2. достижение организмом все более полной независимости от колебаний среды.

 Приспособление к среде мы видим в жизни холоднокровных животных: беспозвоночные, рыбы, амфибии, рептилии. Их внутренняя температура всегда равна температуре окружающей среды. При повышении внешней температуры в среде в организме ускоряются химические реакции, ускоряются и внешние признаки поведения этих животных. Они становятся активными и ведут себя соответствующим образом. При понижении температуры химические реакции замедляются, внешне животные становятся все менее активными. И, как итог, они впадают в «зимнюю спячку» или вообще вымирают. Это один из способов приспособления к изменениям во внешней среде. Назовем его пассивным способом.

 Другим способом пассивного приспособления к среде являются миграции животных. Некоторые насекомые, рыбы, амфибии и другие совершают так называемые сезонные миграции в теплые страны на зиму, с возвращением назад с наступлением весны.

 «Большой скачок»

 Однажды в общем ходе прогрессивной эволюции животных произошел крупный скачок, изменивший все представления об отношениях в системе «организм и среда». Его причина понятна, но механизм «скачка» непонятен до сих пор. Появление теплокровных животных в триасовом периоде, около 230 миллионов лет назад, знаменовало собой удачную попытку избавления организмов от прямой зависимости от внешней среды. «Внешний конструктор» нашел кардинальное решение, как избавить организм от сковывающей его постоянной зависимости от капризной внешней среды. Этим конструкторским «изобретением» явилась теплокровность. Ими стали обладать млекопитающие и птицы.

 Теперь животные могли уже не менять, или почти не менять, своей активности, а с ней и скоростей химических реакций внутри организма, несмотря на теплое или холодное время года. Это была поистине революция. Теплокровность явилась радикальным прорывом в направлении независимости от внешней среды. Благодаря ей, теплокровные животные смогли осваивать новые пространства, новые географические зоны, заселяться в них и далее совершенствоваться. Как пишет С.Э. Шноль (2), дальнейшая эволюция теплокровных на Земле происходила в параллельном развитии средств бегства у жертв и средств их преследования у хищников. Чем лучше стали убегать животные-жертвы, тем лучше стали их догонять животные-хищники. И так они, стимулируя друг друга, ускоряли совершенствование жизненно важных систем у обоих животных сообществ.

 Разумеется, теплокровность организма потребовала изобретения средств сохранения тепла в организме. Большинство теплокровных имеют температуру тела около 37 градусов по Цельсию. И сохранение внутреннего тепла было достигнуто образованием у животных густой шерсти и перьев у птиц. Так внешнее одеяние решило проблему сохранения неизменной внутренней температуры тела и неизменных, или почти неизменных, скоростей химических реакций внутри организма. Организм стал намного более независимым от среды!

 Всё вышеописанное очень хорошо объясняет направление эволюции животных, иллюстрируя каждую новую находку во внутреннем и внешнем строении организмов, которые несомненно улучшают его способности к выживанию. Хотя мы и не знаем, кто и как вносит эти конструктивные новшества, но мы их хорошо понимаем, объясняем и даже можем что-то предвидеть.

 Феномен голого человека

 Но вот как объяснить отсутствие шерсти у человека? Ведь у его предков, всевозможных «питеков» и «антропов» шерсть была. Как она есть и сегодня у обезьян. Эти наши «братья меньшие», предки человека, появились в палеогене около 67 миллионов лет назад. Общим предком человека и человекообразных обезьян считаются парапитеки. А сам человек появился в четвертичном периоде около 3 миллионов лет назад. Разумеется, человек прошел все стадии развития всех его далеких предков еще в эмбриональном состоянии. Как считается в популярной литературе, человек-неандерталец был, как и все звери вокруг, покрыт густой шерстью. Но человек-кроманьонец как будто бы был уже полностью обнаженным. То есть, как человек современный. Кроманьонец и есть человек современный.

 К чему ведет такое явление у человека? Человек полностью обнаженный, боящийся холода и излишнего тепла, это что? Это шаг назад, к холоднокровным животным, типа рыб, или что? Это способ приспособления к среде или способ большей независимости от среды? Оба варианта не подходят и ничего не объясняют.

 Феномен человека, теплокровного, с одной стороны, и не имеющего защиты от температуры окружающей среды, с другой стороны, требует разумного объяснения.

 А его нет. Вспомним, что все особенности организма сохраняются в его генетических комбинациях. Та же способность покрываться шерстью есть в генах и у человека. Здесь тоже есть свои атавизмы. В медицине, да и в церковной истории, известны случаи рождения младенцев, тело которых было полностью покрыто густой шерстью. Церковь объясняла эти факты «происками диавола» и подвергала сожжению на костре младенца вместе с матерью.

 И сегодня, примерно раз в сто-двести лет, рождаются младенцы, полностью покрытые шерстью. Их обычно изгоняли из общин, они уходили в леса, предпочитая жить в одиночестве. Не они ли стали известны нам как «снежные человеки», Йетти и т. п.?

 О чем говорят эти факты? С одной стороны — ничего особенного. Если есть гены, определяющие покрытие шерстью, то они иногда дают атавизмы, внешне наблюдаемые эффекты густой шерсти. Но с другой стороны — у большинства человечества эти гены «отключены», и нормальные младенцы, а через них и нормальные люди, имею обнаженную кожу, весьма чувствительную к холоду и жаре.

 Тогда вопрос — кто и зачем «отключил» эти гены? В чем биологический смысл оставаться нагими в холоде и жаре? Его не видно. Определенная бессмыслица. Но так в биологии не бывает. В чем-то такой смыл имеется. И этот смысл направлен, опять таки, на все более лучшую приспособляемость к среде.

 А вот в чем состоит этот смысл — это пока большая и необъяснимая загадка.

Поведение животных и человека

 Оно сильно различается. И основаны эти различия на генетических различиях. Каждый видел, что животные, собаки и кошки например, очень не любят ездить на транспорте. Собаки скулят от страха, кошки затаиваются и молчат, если не мяукают жалобно. То есть ощущение нестабильного и трясущегося пола под ногами не отвечает нормальному образу жизни этих животных. Это не заложено в их генетических программах.

 И наоборот, человеческие младенцы обожают трясущийся пол. Они любят езду в машинах, на поезде и т. д. Даже засыпать они предпочитают, если кто-то качает их кроватку вперед и назад. Мой собственный сын, в возрасте двух лет, устроил истерику, не желая выходить из такси, — так ему понравилась поездка на машине. Все это знают все родители, все бабушки и дедушки. Другой пример — отношение к компьютеру. Маленький двухлетний внук у моих знакомых еще не говорит. Но знает, как включить компьютер, чтобы найти нужную игру. Просыпаясь, он на цыпочках, чтобы не разбудить взрослых, пробирается к компьютеру, включает его, находит нужную игру. И часами играет. Вообще, наблюдения за младенцами дают много пищи для размышлений.

 Такие повседневные феномены слишком очевидны, хотя и наводят на некоторые догадки. Например, о том, что в генетике человека уже заложены некоторые новые возможности, которых не было у его предков. Опять же вопрос, кто и зачем заложил в генетическую программу эти нововведения, оставляем для специалистов и богословов.

 Рискнем предположить только, что в генах человека, равно как и в коре его головного мозга, уже заложены способности к освоению новых, еще не открытых, явлений природы и новых, еще не созданных технологий. Как и откуда они берутся, мы не знаем. Опять же это вопрос к богословам. Наш генетический аппарат, равно как и кора нашего головного мозга, практически пока еще бездействуют. В их работе заняты всего 4-5 процентов их объема и их теоретических возможностей. Возможностей к чему?…

 Много ли дано человеку?

 Вопрос не столь странный, как может показаться с первого взгляда. Мы можем отследить многие особенности человека по сравнению с его животными предками и животными, его соседями по планете сегодня. Наши органы чувств гораздо слабее, чем у животных. Наши физические возможности очевидно слабее, чем у животных. Наше тело лишено защиты от жары и холода, которая есть у животных и так важна для их выживания.

 Всё у нас хуже, чем у животных. Кроме мыслительной способности. Именно она компенсирует нам все наши недостатки по сравнению с животными. Радоваться или горевать по этому поводу? И кто в этом «виноват»?

 Мне лично ответ неизвестен. Вопрос поставлен, прошу ваши возражения.

 Марксистская теория объясняет это приобретением прямохождения у древнего человека, освобождением его рук для активного их использования, обретением орудий труда, пользование огнем, сближением членов стаи до возникновения между ними социальных отношений.

 Ну, социальными отношениями в мире животных нас не удивить. Вполне социальное поведение показывают нам муравьи в муравейнике, организуя помещения для хранения запасов пищи, для содержания материнских особей, для содержания живого «домашнего скота» — живых тлей, которых при необходимости «доят» муравьи. При полном и хорошо организованном разделении труда. Также и пчелы показывают нам удивительные способности. Они передают своим танцем другим сородичам направление и дальность полета к найденному источнику питания. Социальный контакт здесь налицо. Да и стайное поведение птиц и рыб, а также стадное поведение млекопитающих, направленные на коллективную защиту от врагов. Это все тоже примеры хорошо организованного социального контакта между животными. Использование орудий труда также хорошо известно науке. Например, у птиц, палочкой выковыривающих насекомых из дерева, или поднимающих и бросающих камень на похищенное чужое яйцо, чтобы его разбить и съесть содержимое. Известно оно и у обезьян, использующих палки и другие предметы, чтобы достать бананы. Известно оно и и у других животных.

 Происхождение человека

 Школьные учебники заверяют нас, что эволюция человека проходила по следующим этапам (3).

 Первыми были австралопитеки, жившие между 9 и 2 миллионами лет назад. Они уже ели мясную пищу, надо полагать, сырую. Ходили на двух ногах и пользовались орудиями труда — палками, камнями, костями съеденных зверей.

 Дальше появились питекантропы, находки их пребывания датируются временем 500 тысяч лет назад. Они якобы впервые стали жить стадами, пользовались огнем. Изготовляли простые орудия труда.

 Затем пришла очередь синантропам. Время их пребывания — около 400 тысяч лет назад. Они уже одевались в шкуры, пользовались огнем, изготовляли орудия труда. Это первые упоминания о появлении одежды у древнего человека. Вопрос — потеряли ли они уже всю шерсть на теле? Ответ неизвестен.

 Далее наступило время неандертальцев: 400 — 200 тысяч лет назад. Они также носили шкуры в качестве одежды, пользовались огнем и орудиями труда.

 И, наконец, кроманьонцы — современные люди. Их появление датируется периодом в 40 — 30 тысяч лет назад. Используется огонь, изготовляется одежда, конструируются совершенные орудия труда.

 Таким образом, можно констатировать первое появление примитивной одежды у далеких наших предков — у синантропов. А это означает потерю шерстяного покрова на теле еще 400 тысяч лет назад.

 Странно, но все популярные книги по происхождению человека от древних обезьян рисуют нам всех предков, кроме кроманьонцев, покрытыми шерстью.

 «Вопрос вопросов»

 Пора определиться, что есть причина, а что есть следствие. Кто и к кому здесь приспособлялся. Явилось ли обретение одежды и пользование огнем причиной потери шерсти у древнего человека, или же, наоборот, потеря шерсти стала причиной обретения одежды и освоения огня?

 Ответа мы не знаем. Но знаем, что некто (или Некто?..) в состоянии «включать» и «отключать» соответствующие группы генов в нашем генофонде, отвечающих за наличие или отсутствие шерсти у человека.

 Похоже, что вначале древний человек потерял шерсть. Это могло произойти в результате каких-то воздействий извне, типа излучений, природных катаклизмов, когда покрытые шерстью особи вымерли, а непокрытые — остались.

 В чем оказалось преимущество оставаться голыми, опять же неясно.

 Или «некто» распорядился «отключить» гены, отвечающие за шерсть. А уже потом, в поисках путей выживания, наш предок «додумался» надевать на себя шкуры съеденных животных в качестве первобытной одежды. А также «разумно оценил» преимущество греться у огня и жарить на нем пищу.

 Точно также и другие группы генов, отвечающих за другие жизненно важные функции, могут быть внезапно «отключены», или, наоборот, «отключенные» будут вновь «включены» в работу. Тогда ждите появления у человека будущих поколений новых — хорошо забытых старых — органов чувств и новых органов на теле человека.

 Это все уже записано у нас в генах и ждет своего часа, чтобы внезапно проявиться.

 И не исключена возможность появления новых «записей» в наш генофонд, которых там пока еще нет. Новых «записей», которые определят будущие возможности будущих поколений.

 Литература

  1. Шмальгаузен И.И. Факторы эволюции. М., Наука, 1968.
  2. Шноль С.Э. Физико-химические факторы биологической эволюции. М., Наука, 1979.
  3. Биология. Справочные материалы. М., Просвещение, 1983.
Print Friendly, PDF & Email
Share

Семен Глейзер: Человек в системе биологической эволюции: 7 комментариев

  1. Benny B

    Интересная статья.
    Я бы добавил к ней несколько разъяснений, важных для её понимания:

    1) В биологической эволюции есть одновременно несколько ТИПОВ принципиально разных процессов:
    — естественный отбор под влиянием внешней среды.
    — естественный отбор под влиянием конкуренции внутри биологического вида (у доминантных видов, процветанию которых уже не угрожают другие виды и локальные изменнения окружающей среды).
    — «Большой скачок» (слабо понятный науке и уникальный в каждом конкретном случае).
    — развитие уже заложенного, но ещё скрытого потенциала биологического вида.
    — и т.д. и т.д.

    2) Нельзя смешивать понятия «биологическая эволюции» и «образование новых биологических видов».
    На эту тему была очень интересная научная дискуссия в вопросе «волки, собаки, койоты и т.д. — это разные биологические виды или подвиды одного вида?».

  2. Zvi Ben-Dov

    Где-то, когда-то давным-давно прочитал, что ДНК — это что-то вроде книги, некоторые страницы которой склеены (а не вырваны) и вполне себе могут иногда расклеиться (а другие заклеиться), что и приводит к различным «аномалиям» при рождении.
    По-моему, очень даже неплохая (объяснительная) аналогия.

  3. М. Тартаковский.

    Возможен такой финт эволюции (не утверждаю, что было именно так): случайное «оголение» особи (избыток витамина Д или чего-то иного) привело в поколениях к развитию мозга…
    Любопытно, что раннее облысение «вызывает подозрение» об учённости. (С этим мнением я сталкивался в детстве среди ровесников: «профессор» — обычная дразнилка такого рода).
    Опять же: соображение совершенно случайное.

  4. М. Тартаковский.

    » Здесь уместно вспомнить хорошо знакомый биологам «биогенетический закон» Эрнста Геккеля (1834-1919), открытый в Х1Х веке. Согласно этому закону, все организмы повторяют в своем индивидуальном развитии животных-предков из всех предыдущих эпох. То есть онтогенез повторяет филогенез. Позднее в закон Геккеля внесли поправку. Он касается не взрослых животных, а справедлив лишь для их внутриутробных эмбрионов. То есть его действие происходит и ограничивается временем от зачатия до рождения организма».
    ::::::::::::
    В нескольких работах я с полным доверием ссылался на закон Геккеля, но дотошными критиками мне было указано, что закон этот — ошибочен и современные авторы к нему не обращаются.
    Мне было бы важно услышать современное обоснованное мнение.

    1. Семен

      Обоснованное мнение об ошибочности Теории относительности Эйнштейна некие физики поделились с профессором А.М.Буровским. На основании этого «обоснованного мнения» известный антисемит Буровский, гуманитарий по образованию, подверг теорию Эйнштейна суровой критике за антинаучность. Осторожнее будьте с «обоснованными мнениями», если нет прямого доказательства.

  5. Тартаковский

    «Оголение» человеческого тела происходило в восточной Африке, где достаточно тепла; солнечные же лучи способствуют выработке витамина Д — и благотворны, надо думать, не только поэтому.
    Оголение же привело к изобретению одежды — когда человек стал перемещаться в более холодные широты…

    1. Семен

      А что же звери в африканских пустынях? Они ведь тоже получали достаточно витамина Д вместе с солнечным излучением? Все эти львы, носороги, антилопы, жирафы почему-то шерсть не теряют, а остаются покрытыми шерстью. Почему-то вы делаете исключение для древнего человека, дескать, из-за теплого климата он один потерял шерстяной покров.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *