©"Семь искусств"
  июль 2022 года

 753 total views,  1 views today

Свое мнение о национальной принадлежности тому или иному государству Эйнштейн остроумно высказал в статье, опубликованной в лондонской газете «Times» в номере от 28 ноября 1919 года, в которой повеселил читателя своеобразным принципом «политической относительности»: «Сегодня в Германии я «немецкий ученый», а в Англии – «швейцарский еврей». Но если меня будут представлять заклятым врагом, то, наоборот, для немцев я стану «швейцарским евреем», а для англичан ˙— «немецким ученым»».

Евгений Беркович

АЛЬБЕРТ ЭЙНШТЕЙН — ГРАЖДАНИН ШВЕЙЦАРИИ

Планы и жизнь

Евгений БерковичСтуденческая жизнь Альберта Эйнштейна закончилась в конце июля 1900 года, когда он узнал результаты сданных экзаменов и, не дожидаясь вручения диплома, укатил в долгожданный отпуск, который провел с матерью и сестрой на высокогорном курорте Мельхталь в кантоне Обвальден. Это место знаменито тем, что оттуда родом был один из трех легендарных основателей Швейцарского союза – Арнольд Мельхтальский. Хотя эта историческая подробность вряд ли тогда занимала Альберта – его больше беспокоил острый конфликт в семье, вызванный его сообщением о предстоящей женитьбе на Милеве Марич. Эта новость чрезвычайно расстроила его мать. Паулина Эйнштейн была категорически против того, чтобы женой сына стала простая женщина из Сербии, далекая от традиций их семьи, да еще на три года старше Альберта, с детства хромая, вряд ли склонная к ведению домашнего хозяйства. Несмотря на все усилия матери изменить планы сына в отношении женитьбы, Альберт был тверд. С гордостью за своё упорство он писал невесте в Новый Сад про свою мать: «Она же видит, что пока ничего не добилась, только будит во мне злость, поэтому попытки отговорить меня от брака прекратила» [Schwarzenbach, 2005 стр. 47].

Пятнадцатилетним юношей Эйнштейн приехал в Цюрих, чтобы выучиться на инженера-электрика и перенять у отца его дело. За год обучения в кантональной школе Аарау его планы изменились. На письменном экзамене по французскому языку Альберт написал сочинение на тему «Мои планы на будущее». Грубейшие грамматические ошибки чуть ли не в каждой второй строчке [Fölsing, 1995 стр. 834] не позволили ему получить удовлетворительную оценку по одному из официальных языков страны, гражданином которой он вскоре станет, но содержание сочинения достаточно красноречиво говорит о его планах:

«Если мне повезет и я успешно сдам все экзамены, я пойду в Политехникум в Цюрихе. Я проведу там четыре года, чтобы изучать математику и физику. Я собираюсь стать преподавателем в этих областях естествознания и при этом выбираю теоретическую часть этих наук. Вот причины, которые привели меня к этому плану. Это прежде всего склонность к абстрактным и математическим размышлениям и недостаток фантазии и практического таланта. Я пришел к такому решению по своему желанию. Это же естественно, чтобы заниматься теми вещами, к которым у человека есть талант. Кроме того, профессия ученого дает определенную независимость, что мне очень нравится» [Fölsing, 1995 стр. 60].

Выпускники школы в Аарау, 1896 год

Выпускники школы в Аарау, 1896 год

После получения диплома желание Эйнштейна заняться наукой укрепилось, а на этом пути нужно было пройти такие необходимые стадии: защитить докторскую диссертацию, что для окончивших университет было бы естественно, а для обладателя диплома технического вуза представляло дополнительные проблемы; затем нужно было пройти так называемую хабилитацию, то есть защитить вторую докторскую диссертацию и прочитать пробную лекцию перед профессорским составом университета, чтобы получить лицензию на право чтения лекций, так называемую, venia legendi, и стать приват-доцентом; после этого можно было рассчитывать на место экстраординарного профессора и, наконец, стать полным, или ординарным, профессором, говоря современным языком, получить кафедру в каком-либо учебном заведении. В отличие от других преподавательских должностей, ординарный профессор был высокопоставленным государственным служащим, зарплату ему платил не университет, как приват-доцентам или большинству экстраординарных профессоров, а государство в лице министерства науки и образования.

Ординарный профессор стоял на вершине научной карьеры, а в самом начале ее была скромная должность ассистента, с которой и начинали свой путь в науку почти все ученые, современники Эйнштейна. Но у Эйнштейна и тут был свой, особый путь – стать ассистентом какого-то профессора ему не было суждено, хотя поначалу он был уверен, что эта должность ему обеспечена.

Швейцарский гражданин

Получить швейцарское гражданство шестнадцатилетнему Альберту Эйнштейну настоятельно советовал профессор кантональной школы в Аарау Йост Винтелер, семья которого приняла Альберта как родного сына. Винтелер смотрел далеко вперед и понимал, что окончить школу и даже Политехникум можно и с немецким гражданством или даже вообще без всякого гражданства. Но при поиске работы в Швейцарии паспорт гражданина часто оказывался необходимым условием. Например, преподавать в школе человеку без гражданства Швейцарии было проблематично. А Эйнштейн собирался в цюрихском Политехникуме получить диплом именно преподавателя математики и физики. Работа в школе не считалась чем-то недостойным для выпускников Политехникума, ближайший друг Эйнштейна Марсель Гроссман работал в кантональных гимназиях в кантонах Тургау и Базель, пока не получил должность профессора геометрии Политехникума в 1907 году [Schwarzenbach, 2005 стр. 48].

Конечно, для профессорской должности швейцарское гражданство не было обязательным. В окружении Эйнштейна-студента были немецкие профессора, работавшие в Цюрихе: например, историк Альфред Штерн, у которого Альберт регулярно обедал, или физик Генрих Вебер, которого Эйнштейн обвинял в своих неудачах при поиске работы. Однако профессорство ученику кантональной школы в Аарау представлялось еще очень далекой перспективой, а вот для более реальной должности школьного учителя швейцарский паспорт считался чуть ли не обязательным. Получить швейцарское гражданство было не просто. Для этого нужно было выполнить несколько формальностей.

Прежде всего надлежало отказаться от изначального немецкого, точнее, вюртембергского гражданства – Ульм, где 14 марта 1879 года родился Эйнштейн, принадлежал Вюртембергскому королевству, существовавшему на территории Швабии с 1806 года. Это Альберт и проделал, подав соответствующее заявление и заплатив скромный взнос три марки в вюртембергскую казну. В результате 28 января 1896 года он получил официальное извещение о выходе из вюртембергского гражданства. Следующие пять лет, включавшие все студенческие годы, Эйнштейн оставался человеком без какого-либо гражданства.

Грамота об отказе от вюртембергского гражданства

Процедура вступления в швейцарское гражданство подразумевала участие чиновников трех уровней, так как соискатель должен был стать членом городской общины, гражданином кантона и всей республики. В случае Эйнштейна решение принимали власти города Цюрих, кантона Цюрих и власти Швейцарской Конфедерации. Немудрено, что улаживание всех формальностей и проверка всех условий затянулось на полтора года.

Представляется логичным, что решения принимались «снизу вверх»: сначала нужно стать членом городской общины, потом кантона и в заключение гражданином Конфедерации (последнее обстоятельство автоматически следовало из первых двух). По этой логике первое заявление, или прошение, на членство в общине Эйнштейн должен был подать в совет города Цюрих, где он тогда жил и учился. Но факты рисуют другую картину. Вот что пишет уроженец Цюриха, носитель знатной швейцарской фамилии Алексис Шварценбах (Alexis Schwarzenbach) в своей книге об Эйнштейне в Швейцарии:

«После того, как Эйнштейн собрал нужный для вступление в гражданство сбор в восемьсот франков, он направил в середине октября 1899 года письмо в швейцарский бундесрат[1] с просьбой разрешить ему получение швейцарского паспорта» [Schwarzenbach, 2005 стр. 48].

Через пять месяцев, в марте 1900 года пришел положительный ответ из Берна, Федеральный совет Швейцарии удовлетворил просьбу цюрихского студента [Schwarzenbach, 2005 стр. 49]. А дальше Алексис Шварценбах рассказывает, как Эйнштейн снова подал прошение о гражданстве, на этот раз совету города Цюрих, и как город проверял личные качества кандидата на гражданство.

В этом месте я засомневался. Если правительство Конфедерации удовлетворяет просьбу Эйнштейна о получении швейцарского паспорта, то что может изменить община какого-то города или кантона? С другой стороны, не верить Шварценбаху, коренному швейцарцу в нескольких поколениях, не приходится – уж он точно знает швейцарские законы и специфику их применения. Чтобы разобраться со своими сомнениями, я написал ему письмо с просьбой разъяснить ситуацию. Он мне быстро ответил, но в письме еще раз описал особенности швейцарского гражданства, которые и так были мне известны:

«Швейцарское гражданство имеет трехступенчатую структуру и строится снизу вверх, а не так, как во многих других странах, сверху. Это значит, что человек становится членом какой-то городской общины, которая есть часть кантона, а он есть часть федерального государства. При получении гражданства Эйнштейном были задействованы все три уровня. Решающим для получения гражданства является всегда самый нижний уровень, то есть городская община, что объясняет описанный в книге порядок действий» [Schwarzenbach, 2022a].

Письмо не объясняло, почему прошение о паспорте было отправлено в бундесрат раньше, чем соответствующее заявление в Совет города Цюрих. Но от дальнейшего обсуждения автор книги отказался, сославшись на нехватку времени. Пришлось самому разбираться в возникшем противоречии. Очень помогла в этом факсимильная копия заявления Эйнштейна в бундесрат, опубликованная в книге Макса Флюкигера «Эйнштейн в Берне» [Flückiger, 1974 стр. 43]. С ее помощью удалось уточнить уже цитированное место из книги Шварценбаха, где он называет заявление Эйнштейна «просьбой о выдаче швейцарского паспорта» [Schwarzenbach, 2005 стр. 48]. На самом деле, Эйнштейн сформулировал свою просьбу иначе: он просит «Высокий Федеральный Совет Швейцарской Конфедерации» выдать «разрешение стать гражданином швейцарского кантона и городской общины» [Flückiger, 1974 стр. 41]. То есть Эйнштейн просит у бундесрата не швейцарский паспорт, как написано в книге Шварценбаха, а разрешение начать получение гражданства на уровне общины и кантона. И положительное решение бундесрата означает не выдачу паспорта, тем самым окончание процедуры получения гражданства, а наоборот, начало процедуры на уровне города и кантона.

Когда я поделился с Алексисом Шварценбахом своим выводом, он с облегчением его подтвердил: «да, именно так это и было, и именно это я пытался представить в своей книге» [Schwarzenbach, 2022b].

Чтобы не выглядеть невежей, я не стал говорить, что его попытка оказалась не совсем удачной и оставляет место сомнениям. Главное, теперь мы знаем твердо: во времена Эйнштейна процедура получения швейцарского гражданства начиналась с обращения в правительство Конфедерации, и только после его одобрения в игру вступали местные власти на уровне города и кантона.

Сейчас эта процедура выглядит немного иначе. И срок непрерывного проживания в Швейцарии увеличен с пяти до десяти лет, и обращение в правительство отменено – заявление сразу подается в городской совет. С учетом года обучения в кантональной школе Аарау и четырех лет студенчества в Цюрихе у Эйнштейна к окончанию Политехникума как раз и набирались необходимые для получения гражданства пять лет непрерывного пребывания в Швейцарии[2].

Вернемся, однако, к заявлению Эйнштейна в бундесрат:

«Цюрих, 19 октября 1899 года

Глубокоуважаемый господин бундеспрезидент, глубокоуважаемые члены бундесрата!

Нижеподписавшийся, Альберт ЭЙНШТЕЙН, рожденный 14 марта 1879 года в Ульме, Вюртемберг, изуч. математику в Политехникуме в Цюрихе, подает настоящее прошение разрешить ему получение швейцарского кантонального и городского гражданства.

В качестве основания моей просьбы прилагаю следующие документы:

  • Моя характеристика и справка города Цюриха о моем непрерывном проживании в названном городе с 29 октября 1896 года.
  • Свидетельство о выходе из вюртембергского гражданства.

Поручая моё прошение Вашему милостивому вниманию, остаюсь со всем глубоким уважением

Альберт Эйнштейн,

Унионштрассе 4, Цюрих-Хёттинген» [Flückiger, 1974 стр. 41, 43]

Прошение Эйнштейна было напечатано на пишущей машинке, только подпись и адрес были вставлены от руки. Такое оформление деловой бумаги было редкостью в то время, приложенные характеристика и справка города Цюриха были рукописными. В Политехникуме даже итоговые протоколы выпускных экзаменов и защиты дипломных работ подавались в ректорат написанными чернилами от руки (см. фотокопию протокола отделения VI-A на сайте библиотеки цюрихского Политехникума [ETH-Bibliothek, 2021]).

Приложенные к прошению характеристика и справка были подписаны днем раньше – 18 октября 1899 года – начальником полиции города Цюрих и председателем контрольной комиссии городского совета. В справке говорилось, что она составлена «в отношении господина Альберта Эйнштейна… изуч. мат., проживающего по Унионштрассе 4 в Цюрихе, в том, что он, действительно, с 29 октября 1896 года непрерывно проживал в этом городе и, насколько нам известно, обладает безукоризненной репутацией» [Flückiger, 1974 стр. 44].

Правда, для принятия решения бундесратом необходим был еще один документ: согласие родителей. Этот документ, написанный на двух языках – итальянском и немецком – представил отец 10 января 1900 года в швейцарский консулат в Милане. В заявление было написано:

«Нижеподписавшийся Герман Эйнштейн, проживающий в Милане, Via Bigli 21, заявляет свое согласие с прошением своего сына Альберта Эйнштейна в Высокий Швейцарский Бундесрат, в отношении его перехода в швейцарское гражданство» [Flückiger, 1974 стр. 44].

Получив отцовское согласие, Альберт немедленно переслал его в бундесрат в Берн. Представленных документов оказалось достаточно, чтобы бундесрат вынес 8 марта 1900 года по заявлению студента Эйнштейна положительное решение. Соответствующий документ подписал тогдашний бундеспрезидент Вальтер Хойзер (Walter Hauser). Теперь настала очередь вступить в игру городским и кантональным властям.

В заявлении в городской совет города Цюриха, которое Эйнштейн подал в июне 1900 года, говорилось:

«С 29 октября 1896 года я проживаю в Цюрихе, всё свое время посвящаю обучению в Политехникуме и не думаю, что совершил какие-то действия, следствия которых могли бы помешать приему в члены общины» [Schwarzenbach, 2005 стр. 49].

Городской совет поручил полиции Цюриха проверить данные кандидата. Детектив Хедингер (Hedinger) опросил квартирных хозяек Эйнштейна о поведении их постояльца. Генриетта Хеги показала, что ее квартирант «весьма старательный, прилежный и очень основательный молодой человек» [Schwarzenbach, 2005 стр. 49]. Хорошую характеристику Эйнштейну дала и другая его квартирная хозяйка – госпожа Марквальдер. В отчете городскому совету от 4 июля 1900 года полицейский детектив как положительную характеристику отметил, что «студент, претендующий на швейцарское гражданство, не пьет алкогольные напитки и раз в неделю приглашен на обед к профессору Штерну на Энглишфиртельштрассе и к Михаилу Флейшману на Банхофштрассе» [Schwarzenbach, 2005 стр. 49].

Через пять месяцев, в декабре 1900 года комиссия городского совета Цюриха по приему новых членов общины пригласила уже защитившего диплом преподавателя математики Альберта Эйнштейна на свое заседание. Комиссию интересовало прежде всего финансовое положение кандидата. Пункт о доходах в анкете претендента на швейцарское гражданство Эйнштейн указал: «Имущества у меня нет, единственный доход мне приносят частные занятия с учениками примерно восемь часов в неделю, пока я не найду постоянное место работы» [Schwarzenbach, 2005 стр. 49].

Комиссия подчеркнула в протоколе, что кандидат – трезвенник. Характеристика «трезвенник», данная Эйнштейну детективом Хедингером, оказалась верной и в последующие годы жизни ученого. Когда 20 декабря 1930 года пароход «Оакленд» причалил к пристани калифорнийского города Сан-Диего, корреспондент местной газеты спросил у выходящего на берег Эйнштейна: как он относится к Сухому Закону? На что тот с улыбкой ответил: «Я не пью, поэтому мне всё равно» [Fölsing, 1995 стр. 100].

В целом, городская комиссия склонялась к принятию Эйнштейна в общину города. Любопытно, что комиссия не задавала кандидату политических вопросов, не требовала клятв в патриотизме. Для нее было важно желание человека стать швейцарцем и выполнение формальных требований закона. Графу «религия» Эйнштейн заполнил одним словом «диссидент».

Кантональные власти решили более широко исследовать финансовые возможности кандидата, их заинтересовало материальное положение родителей Альберта, которые проживали в то время в Милане. Так как действия швейцарских спецслужб не распространялись на зарубежные страны, чиновники из Цюриха подрядили для проверки фирмы Германа Эйнштейна частного детектива из Италии. Ему не составило большого труда убедиться в плачевном состоянии предприятия Эйнштейна-старшего, так что его сын не мог рассчитывать ни на какую серьезную помощь родителей. Этот факт зафиксирован в протоколе комиссии от 30 января 1901 года [Schwarzenbach, 2005 стр. 196]. Учитывая чуть ли не бедственное положение кандидата, кантональная комиссия решила сократить вступительный взнос на двести франков, так что 21 февраля 1901 года, заплатив шестьсот франков (четыреста на счет города, двести – кантона), Альберт стал, наконец, гражданином города Цюрих, кантона Цюрих и, автоматически, гражданином Швейцарской Конфедерации.

За пять с лишним лет жизни в Швейцарии Эйнштейн многое узнал о ее истории, географии, обычаях, успел овладеть словами и выражениями из специфического швейцарского диалекта немецкого языка, хотя специально его не изучал. Мы уже говорили о типично швейцарском понимании выражения «веселый зяблик» [Беркович, 2022]. Можно отметить еще, что в письмах Милеве Марич того времени тоже встречаются швейцарские словечки. Например, в письме от 19 сентября 1900 года безработный Альберт расписывает своей невесте, как прекрасно они будут жить одной семьей в Цюрихе, когда он найдет работу: «Если мы немного сэкономим, то купим себе велосипеды и устроим на пару недель велосипедные каникулы»[3] (цитируется по книге Шварценбаха [Schwarzenbach, 2005 стр. 52]). Слово «велосипед» тут дано в швейцарском варианте «Velo», производном от «Veloziped», а не в обычном немецком «Fahrrad», «Rad» или «Zweirad». А в выражении «велосипедные каникулы» (или «велосипедный праздник») применено чисто баварское и австрийское слово «Radle».

Альберт Эйнштейн в 1898 году, студент Политехникума

Богатство языка Эйнштейна проявляется и в том, что он не только новые швейцарские слова и обороты осваивает, но и свое швабское происхождение не забывает, и соответствующие швабские и баварские выражения время от времени удачно вставляет в речь. Так в письме немного затосковавшей невесте, написанном 15 апреля 1901 года, он, чтобы поддержать свой и Миленин боевой дух, цитирует крылатое выражение из поэмы Людвига Уланда «Schwäbische Kunde»: «Бравый шваб не борется» (написано явно на швабском диалекте: «Der wackere Schwabe forcht sich nit») [Schwarzenbach, 2005 стр. 52].

Полюбил Эйнштейн и швейцарские горы, многое узнав о них из лекций профессора Альберта Хайма в Политехникуме (более подробно см. мою статью [Беркович, 2022]). В день национального праздника Швейцарии 1 августа 1900 года Эйнштейн пишет Милеве Марич в Нови Сад из городка, где он с матерью и сестрой проводил каникулы:

«Мельхталь – чудесная долина реки, образованная высокими, но не покрытыми ледниками горами… Вчера я был с Майей на одной довольно высокой горе, где мы нашли много эдельвейсов. Перед нами открывался великолепный вид, особенно на вечные скалы Титлиса[4]» [Schwarzenbach, 2005 стр. 51].

Но наибольшее влияние оказали на Эйнштейна демократические институты Швейцарии и тот дух свободы и равноправия, который царил в швейцарских школах и институтах. Именно они сформировали политическое мировоззрение ученого, определили тот энтузиазм, с которым он встретил создание Веймарской республики взамен рухнувшей кайзеровской Германии. На опыт многоязычной Швейцарии опираются идеи Эйнштейна о федеративном устройстве Европы, высказанные в манифесте Эйнштейна-Николаи, опубликованном в начале Первой мировой войны  [Беркович, 1918 стр. 44].

Швейцарское гражданство Эйнштейн высоко ценил всю жизнь. Путешествовал по миру он всегда с красным паспортом Швейцарии. Карл Зелиг, ссылаясь на Гертруду Варшауэр, дочь известного врача Каспара, передает ответ Эйнштейна на вопрос ее отца, заданный в 1920 году: «Каким образом Вы попали в Берлин?». Эйнштейн ответил: «Как свободный гражданин, то есть как гражданин Швейцарии» [Зелиг, 1964 стр. 44].

Швейцарский паспорт Эйнштейна

Через много лет в августе 1949 года, получивший первого октября 1940 года американское гражданство Альберт Эйнштейн ответил сотруднику Швейцарской государственной библиотеки в Берне доктору Густаву Гисслеру на вопрос о гражданстве:

«Вы спрашиваете, остаюсь ли я еще гражданином кантона и города Цюрих? Да, с точки зрения Швейцарии, так как я никогда от этого гражданства не отказывался. При этом я был какое-то время австрийским гражданином (Прага) и как член Берлинской академии с 1919[5] по 1933 (horribile dictu[6]) пруссаком. Последнее кончилось драматично… Теперь я еще и американец; это государство великодушно закрывает глаза на то, что кто-то является гражданином еще одной страны, но официально не признает второго гражданства» [Fölsing, 1995 стр. 101-102].

Свое мнение о национальной принадлежности тому или иному государству Эйнштейн остроумно высказал в статье, опубликованной в лондонской газете «Times» в номере от 28 ноября 1919 года, в которой повеселил читателя своеобразным принципом «политической относительности»:

«Сегодня в Германии я „немецкий ученый“, а в Англии – „швейцарский еврей“. Но если меня будут представлять заклятым врагом, то, наоборот, для немцев я стану „швейцарским евреем“, а для англичан ˙— „немецким ученым“» [Fölsing, 1995 стр. 102].

Сестра Альберта Майя Эйнштейн тоже стала швейцарской гражданкой, однако ее путь к этой цели был несравненно проще: в 1910 году она вышла замуж за Пауля, сына преподавателя кантональной школы в Аарау профессора Йоста Винтелера. В своих воспоминаниях Майя отмечала, что ее брат в 1901 году стал гражданином Швейцарии «при полном согласии его политических убеждений с духом швейцарской демократической конституции» [Schwarzenbach, 2005 стр. 50].

Эйнштейн и армия

Долгожданный швейцарский паспорт заставил Эйнштейна познакомиться и со швейцарской армией. Конец XIX и начало ХХ веков было для нее непростым временем: в обществе активно обсуждались армейские реформы. Мнения разделились между двумя подходами к реформе. Сторонники одного назвались «Новым направлением» и требовали построить армию по прусскому образцу. Они ссылались на недавний быстрый разгром Пруссией армий Австро-Венгрии (в 1866 году) и Франции (в 1870). Во главе «Нового направления» стоял профессиональный офицер Ульрих Вилле (Ulrich Wille), родившийся в Гамбурге и эмигрировавший с родителями в Швейцарию после провала либеральной революции 1848 года. По замыслу Вилле, нужно воспитать таких офицеров, приказы которых солдаты будут выполнять немедленно и без рассуждений. Главным инструментом обучения солдат должна была стать муштра и страх перед наказанием за ослушание.

Военный билет Эйнштейна (Dienstbüchlein)

Военный билет Эйнштейна (Dienstbüchlein)

Противники внедрения в армию прусских стандартов образовали «Национальное направление». В него входили офицеры, верные республиканским традициям. Они считали, что армия должна состоять из гражданских лиц, которые должны были выбирать себе офицеров. В прессе оба подхода активно обсуждались, первая страница каждого номера «Новой цюрихской газеты» («Neue Zürcher Zeitung») целиком состояла из материалов об армейской реформе. Во время проживания Эйнштейна в доме профессора Винтелера в Аарау осуждение прусской муштры в немецкой армии и немецких школах было постоянной темой разговоров за общим столом. В армейской же среде сторонники «Нового направления» оказались в большинстве, и реформа швейцарской армии пошла по прусскому образцу. Критика такого подхода не затихала в газетах еще долгие годы, его называли «противным швейцарскому духу», а самого Ульриха Вилли называли «пруссаком» [Schwarzenbach, 2005 стр. 54].

Альберт Эйнштейн на всю жизнь сохранил то представление о влиянии армейской муштры на немецкий характер, которое господствовало в Швейцарии в начале ХХ века. В 1935 году Эйнштейн сформулировал это так:

«Немецкий народ столетиями приучался всё новыми и новыми школьными учителями и унтер-офицерами к прилежной работе и кое-какому знанию, а также к рабской покорности и военной муштре и жестокости» [Einstein, 2004 стр. 279].

Если бы Эйнштейн попал в швейцарскую армию в 1901 году, он мог бы убедиться, что муштра на прусский манер стала широко применяться и в этой демократической конфедерации. Но судьба была к нему благосклонна: в армию его не взяли. Накануне двадцать второго дня рождения, 13 марта 1901 года новоиспеченного гражданина Швейцарии вызвали на медосмотр, и военная медицинская комиссия установила:

«Рост 171,5 см, объем груди 87 см, объем бицепса 28 см. Установлено варикозное расширение вен, плоскостопие и потливость ног» [Schwarzenbach, 2005 стр. 54].

Страница военного билета Эйнштейна

Решением комиссии Эйнштейн был признан негодным к воинской службе, а его вклад в оборону Швейцарии ограничился военным налогом. Что такое прусская муштра в швейцарском исполнении, Альберт так и не узнал. Так что в будущем ничто не омрачало его светлых воспоминаний о свободной Швейцарии.

Литература

Эйнштейн, Альберт. 1967b. Автобиографические наброски. Собрание научных трудов в четырех томах. Том четвертый, с. 350-356. М. : Наука, 1967b.

Schwarzenbach, Alexis. 2005. Das verschmähte Genie. Albert Einstein und die Schweiz. München : Deutsche Verlags-Anstalt, 2005.

Fölsing, Albrecht. 1995. Albert Einstein. Eine Biographie. Berlin : Suhrkamp Taschenbuch Verlag, 1995.

Беркович, Евгений. 2022. Альберт Эйнштейн в Цюрихе, или «Веселый зяблик» на студенческой скамье. Семь искусств, № 6. 2022 г.

Flückiger, Max. 1974. Albert Einstein in Bern. Bern : Verlag Paul Haupt, 1974.

Schwarzenbach, Alexis. 2022b. Электронное письмо автору 29.06.2022 22:45. Гражданство Альберта Эйнштейна, в архиве автора. Цюрих : б.н., 2022b г.

—. 2022a. Электронное письмо автору от 29.06.2022 10:11. Гражданство Альберта Эйнштейна, в архиве автора. Цюрих : б.н., 2022a г.

ETH-Bibliothek. 2021. Studium am Polytechnikum in Zürich (1896–1900). ETH Zürich. [В Интернете] 2021 г. [Цитировано: 19 Mai 2022 г.] https://library.ethz.ch/standorte-und-medien/plattformen/einstein-online/studium-am-polytechnikum-in-zuerich-1896-1900.html.

Зелиг, Карл. 1964. Альберт Эйнштейн. Сокращенный перевод с немецкого. М. : Атомиздат, 1964.

Беркович, Евгений. 1918. Альберт Эйнштейн в фокусе истории ХХ века. М. : URSS, 1918.

Einstein, Albert. 2004. Über den Frieden. Weltordnung oder Weltuntergang? Neu Isenburg : Anraham Melzer Verlag, 2004.

 

Примечания

[1] Швейцарский бундесрат, или Федеральный Совет Швейцарии, — коллективное правительство Швейцарской Конфедерации. С 1848 года состоит из семи равноправных членов Совета, выполняющих роль министров,

[2] В биографии Эйнштейна, написанной Альбрехтом Фёльсингом, ошибочно говорится о необходимости двухлетнего пребывания в Швейцарии [Fölsing, 1995 стр. 99]. Сейчас этот срок увеличен до десяти лет.

[3] В оригинале фраза звучит так: «Wenn wir uns dann genug erspart haben, kaufen wir uns Velos und machen alle paar Wochen eine Radelpartie»

[4] Гора-трёхтысячник в Центральной Швейцарии.

[5] Эйнштейн тут ошибся, членом Прусской академии наук он был избран в 1913 году.

[6] horribile dictu (лат.) – ужасно сказать.

Print Friendly, PDF & Email
Share

Евгений Беркович: Альберт Эйнштейн — гражданин Швейцарии: 1 комментарий

  1. В. Зайдентрегер

    Приятно было узнать, что у меня есть нечто общее с Альбертом Эйнштейном. Во-первых, у нас с ним рост (в молодости) совпадал с точностью до полусантиметра — 171,5 см. Во-вторых, в отношении религии мы оба — дисседенты, что не помешало ему и мне стать членом Берлинской общины (по крови).
    Но, разумеется, не только это я почерпнул из рассказа Е. Берковича о получении Швейцарского гражданства автором Теории относительности. Уверен, что этот рассказ будет интересен любому, кто интересуется биографией Эйнштейна.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *