©"Семь искусств"
  июнь 2022 года

 447 total views,  5 views today

Ермолай Епифанович — так его звать,
Будет творить злодейства утром, вечером, ночью, днем.
В ногах его будут валяться все короли и знать…
А простые люди проживут и при нем.

Валерий Скобло

СТИХИ
из цикла «НОВАЯ МИФОЛОГИЯ»

* * *

Валерий Скобло…Не чуждо представление об А. и мусульманам,
по воззрениям которых А. появится в Хорасане.
Это будет одноглазое чудовище с тремя буквами
К.Ф.Р. на лбу (кафир — неверный)…
/Антихрист. Большая энциклопедия Южакова, т.1/

На лбу Антихриста будет надпись: КЕФИР,
Будет он рыж, плешив… и злопамятен, и одноглаз.
Видом одним своим он устрашит весь подлунный мир —
Росту в нем будет дюжина футов зараз.

Звать его будут, конечно же, Ермолай,
Появится в Хорасане, завернутый весь в ковер,
Речь его будет похожа на мерзкий собачий лай,
Будет свиреп и одновременно хитер.

Дружки у него Армиллий и Ариман,
К ним не подступишься спереди… ни с какой стороны.
Три с половиной года он будет владыкой всех стран —
Столько, сколько метров росту и толщины.

Ермолай Епифанович — так его звать,
Будет творить злодейства утром, вечером, ночью, днем.
В ногах его будут валяться все короли и знать…
А простые люди проживут и при нем.

2013

ЭТИМОЛОГИЯ

Всем известно, наша родина — Мировое Яйцо.
Внятно и то, что Авраам и Брама — одно лицо,
И Сарра (то бишь Сарасвати) — общая их жена,
Если глаза не на попе — истина эта ясна.

Это Яйцо, натурально, Великий снес Гоготун.
А высидел сам Варуна (он же — Ллир, Ньерд и Нептун).
И, как мы понимаем, мир двоится, троится… Он
По хронологии новой не знает древних времен.
Ему — в соответствии с Торой — несколько тысяч лет.
Вопрос здесь не так важен, поскольку известен ответ.

Мы открыли вирусы, создали Иерусалим.
Наши предки — этруски с Эльбруса,
и Прокруст… бог с ним.
Папирус и парус — это тоже плоды наших рук,
Да без нас бы и не было совсем никаких наук.
Мы в близком родстве с русалками, выдумали хрусталь.
Я мог бы продолжить дальше — вашего времени жаль.
Про Пруссию, стеклярус, цитрусы умолчу совсем,
Веракрус до Кортеса — тоже в список опасных тем.

Мы заняли эти земли, грозить вам будем отсель.
Так было и есть, и будет… Такая вот карусель.

2013

ДВУШЕЧКА

Всякий знает, что некий ушлый Лилиенталь,
Нашу гордость национальную не жалея,
(Этим пиндосам ничего святого не жаль!)
На стратостате приземлился у Мавзолея.

Он не действовал в одиночку, с ним заодно
Братья в сговоре были — Райт и Руст с Монгольфьером.
Их желанием было опустить нас на дно,
Знак подать, разрушительным послужить примером.

Из гондолы поганой вышли они, куря,
Размечтались: и мы закурим сигары срочно,
Но сигары они жевали, конечно, зря:
«Беломор» позабористей будет ихних — точно.

Эти Райты обои ворвались в наш светлый храм —
Осквернить наши церкви было их тайной целью.
Что за стыд сотворили там, что за страшный срам!
Им отвратный канкан служил отправной моделью.

Как собою непрост он, русский наш человек,
Шепчет, превзойдя европейские все науки:
Никогда не забудем и не простим вовек…
Наизусть в голове — Уилбер и Орвелл, суки.

Да, тот самый Орвелл, что написал свой роман —
Слова правды там нет, ни совести нет, ни чести.
Мы его не читали, знаем — сплошной обман,
За это одно без суда пристрелить на месте.

Возжелали?.. — Что ж — теперь получили отпор…
Закулиса заморская во всем виновата,
Но оправдан будет суровый наш приговор:
По «восьмушечке» грамм свинца между глаз на брата.

2014

ПОВЕСТЬ ЛЕТНИХ ВРЕМЕН

Как летописец Нестор, весь по брови заросший мхом,
Обозреваю окрестность, взошедши на чудный холм,
Под коим еще издревле сливаются воды рек.
Сидели здесь Кий и Лыбедь, их братья Хорив и Щек.
На подъеме Боричев я выпил и, будучи пьян,
Видел мужей сих мудрых, потомков смышленых полян,
Кротких, тихих, стыдливых — уж таков их природный нрав,
Кто думает по-другому — тот очень сильно неправ.
Тот будет наказан страшно, буквально в единый день —
Как эти угры и обры, и прочая мутотень.
Радимичи же, вятичи от ляхов свой род ведут.
Сами они не местные, но понаехали тут.
Древляне живут по-скотски, крадут девиц у воды,
Матерятся и срамословят, жрут до первой звезды.
Точно какие половцы, от коих лишь тлен и плен,
Коим всегда говорили: отзыньте от наших стен.
Тянут всякую пакость к своему поганому рту,
Едят они мертвечину, всякую нечистоту —
Хомяков и сусликов… говорят на своем языке,
Но мы их не подпускаем к нашей священной реке,
Через нее перевозчиком не был наш Кий, братан,
Встретил он раз Андрея, тот открыл ему путь в спецхран.
И там на берёсте запись: «Сомнения все развей —
Будет здесь город великий, в нем десять тысяч церквей».
А был бы Кий перевозчиком, не ходил бы в Царьград.
В поселке он жил, Дунае, но и сам был тому не рад,
Поскольку Дунай — болото (я был там… увольте… пас)…
…А Щек, Хорив и Лыбедь скончались за Кием тотчас.

2014

* * *

Посетив легкомысленно как-то dark-интернет
И узнав, что есть во Вселенной и чего в ней нет,
Забоявшись темной энергии и материи,
Решил покинуть пределы нашей земной Империи.

Я проникся инфой про темный поток и ось зла,
Понял, что пользы от этого, как молока с козла.
Хотя вот, если ввести понятие темной струи,
Можно, сидя пока на кухне, спокойно гонять чаи.

Сугубо временно повторять про себя: Небось…
Т.е. до часа «X» не проткнет тебя эта ось,
А к тому времени как-нибудь ты соберешь багаж
И прямо отсюда отправишься к чертовой бабушке аж.

Я готовлюсь к отлету, пью чай и кушаю торт,
Обдумываю, что можно смело кидать за борт?
Собственно, все можно выкинуть…
только страпельки взять.
Раньше была их сотня, нынче имею всего лишь пять.

Тут понимаешь, что значит — жизнь потрепала нас:
Мало наличных странглетов… где их достать? — я пас.
Бозонов Хиггса осталось и вовсе всего лишь два,
В кротовую норку протиснусь, увы, я едва-едва.

Но перед тем, как стать одним из космических тел,
Покинуть мир, который до смерти осточертел,
Все же открою вам тайну, которой совсем не рад:
Линяйте отсюда!.. Последний, как говорится, парад…

2014

* * *

Случится в 2337 году
Великая Битва, и я от тебя уйду —
Сражаться в этой последней битве жестоко.
В ней уделаем католиков и мусульман,
Православных, буржуев, трудящихся всех стран.
Победим, разумеется, мы, люди Востока.

В Амдо, в Калапе находится Гэсэр-хана дворец,
Он наденет бронежилет, алмазный венец
И лазерный меч, подобный опасной бритве.
Сядет он на своего боевого слона,
Пойдем так: слева я, а справа его жена —
Сражаться в этой самой последнейшей битве.

За нами пойдут воины — в количестве миллиард,
Все на слонах, а со мной боевой леопард —
Со слона он размером, в кевларовой каске.
То еще зрелище… Глаза у него горят,
Сто зубов из титана… устрашающий ряд.
Он защитит тылы, я пойду без опаски.

Мы славно повеселимся, пустим сто тысяч ракет,
По сто мегатонн, как в копеечку в белый свет.
В хвост и гриву его, побежит — прямо в спину.
В этой битве я покажу себя молодцом,
И, конечно, погибну я, не дрогнув лицом.
…В 2337-м году тебя я точно покину.

2015

* * *

У меня есть такой масонский, думаю я, брелок
Со смешною надписью: миссия выполнима.
Но вот воспользоваться все равно им пока не смог:
Рядом нету масонов, так что вся польза мимо.

А то я б его показывал и продвигался вверх,
Стал бы руководитель… даже и академик.
Славен бы стал на весь мир,
точно тот пресловутый стерх,
Тот… президентский. Но нету ни славы, ни денег.

А ведь, казалось бы, заговор этот всемирный их
Должен предполагать какой-то для связи метод…
Вот и хожу с побрякушкой, точно законченный псих —
Некому сунуть брелочек таинственный этот.

2015

* * *

…написати книгы си ис коуриловице…

Не к ночи помяну — Упырь Лихой —
Совсем не то, что мнится по созвучию.
Глаголицей писал такой-сякой,
Но кровь не пил, не мучил всех по случаю,

И не пугал из-за угла детей,
Не обряжался по ночам покойником,
Он с дуба не свистел, как Соловей,
И, прямо скажем, не был он разбойником.

Не резал бедных путников, поймав,
Имел он больше дело все с бумагою.
Был у него, возможно, буйный нрав,
Но баловался, разве, пенной брагою

И то навряд ли. Вспомним, наконец:
Не мог он облика иметь уродского,
Поскольку был священник и писец.
И был заказ от князя новгородского.

Да, дело не шутейное… не зря:
Пророков переписывал с глаголицы.
Он с мая просидел до декабря,
На шаг не выходил из-за околицы.

Все это время строился собор,
Но, несмотря на крики и ругательства,
Он  буковки друг к другу на подбор
Прикладывал, презрев все обстоятельства.

Я про бумагу ляпнул второпях,
Какая там бумага? — все пергаменты.
И сделал он приписку на полях
Сам о себе — загадочны орнаменты

Сей надписи. Поди теперь гадай,
С чего на что переводил?.. Разгадывай.
На лицевую сторону смотри… за край —
Не справиться тебе с работой адовой.

Старался… выбивался он из сил…
Какое дело Упырю доверено!
Владимир Ярославич заходил
Взглянуть: работа движется, как велено?

Сам Ярослава Мудрого сынок!..
Упырь доволен в целом был житухою.
Ни нож не брал он в руки, ни клинок…
…С такой-то основательной кликухою.

2016

* * *

При всякой погоде
Днепр смотрится молодцом.
Перед другими реками
в грязь не ударит лицом.

В смысле — до середины
птица не долетит:
Рухнет в днепровские воды,
курлыкая: «Мать етит!»

И вера, что Днепр,
хоть с левого берега, — наш,
Придает верящему
в этот факт особый кураж.

Наше по левую —
исконно и исполать.
И на то, что по правую нам не…
Поскольку нас — рать.

Ратью этой дойдем до Днепра…
Пыхнет фугас.
Про броню и танки припомним…
И настанет наш час.

Чуден Днепр вообще —
хоть по лбу, хоть прямо в лоб.
Нам чужого не надо —
знает каждый окрестный жлоб.

2017

* * *

Город Шумерля в Чувашии, на берегу Суры…
О нем повествует Коран, мусульманские суры.
Туда откочевали раньше древние шумеры.
Велик был на Руси и славен был без всякой меры.

Он — мать всех русских городов, сын Ура и Лагаша,
Отец Мохенджо-Даро и Хараппа — слава наша.
Он старший брат Аккада, даже Фив и Вавилона.
Он некоторым образом и внук Иерихона.

А Киев для него — всего внучатый был племянник,
Он в наши времена из древности седой посланник.
И все в Шумерле этой, до последнего чуваша,
Уверены, что Сирия — земля исконно наша.

2018

РАССКАЗ ПАЦИЕНТА ИЗ СОСЕДНЕЙ ПАЛАТЫ

Кто хоть раз побывал на Луне,
Знает, что там живут селениты.
Это было известно вчерне
Век назад. Хоть Уэллса возьми ты.

Живут, естественно, под луной.
В смысле — в глубине этой планеты.
Нас обходят всегда стороной,
Когда выходим мы из ракеты.

И то сказать: говорить о чем?
Космоплан им чужд, как и карета.
Селенит, обернувшись лучом,
Может лететь со скоростью света.

Интереса к нам с их стороны
Нет никакого. Что им Земля-то?
Впрочем, и мне до этой Луны…
Признаюсь вам… слегка виновато.

Так как бывал там десятки раз —
Ничего интересного, право.
Другое дело, конечно, Марс…
Фобос и Деймос — слева и справа.

У марсиан есть свой интерес:
Наши станции ими посбиты.
Свою Аэлиток уводят в лес,
Целее будут там Аэлиты.

Правильно, честно-то говоря:
Наши — насильники… сквернословы.
Землю свою загадив зазря,
И Марс изгадить они готовы.

Но лес — это так… одни слова,
Лишь подлесок… кустарник прибитый.
Он и на Марсе виден едва —
И кому он послужит защитой?

В общем, есть основанья у них
Чинить препятствия нашим планам.
И в эту тему последний штрих:
Бродил я там по ихним барханам.

Радость та. Но держу про запас:
Аэлиты пригожи… поверьте.
Кто повидал их хотя бы раз,
Тот не забудет до самой смерти.

Тот к ним вернется, преодолев
Силу Земли, молодым ли, старым.
Точно крылатый, сказочный лев…
Не удержать никаким санитарам.

2019

ДОКЛАДНАЯ

Этот… в хламиде смешной,
с кучкой своих сторонников,
Призывал полюбить врагов —
ну, явно из хроников.

Тут я своим понтам
кинул приказ: Шашки на’голо!
(Наголо’ — слышу я сразу
от критика наглого.)

Палки — не шашки…
Сдвинув щиты, двинулись, шаркая.
Что против каменных нас
эта дюжина жалкая?

Все, вроде, так, а вышло-то
косо и кривенько.
Этот… в хламиде смешной
в небо взлетел — вот именно.

А толпе пришлась по нутру
его агитация…
Что я могу тут сказать? —
анти-, блин!, гравитация.

2019

* * *

Повелитель Гипербореи —
Бивни мамонта вместо погон —
На пути в Элам из Кореи
То и дело впадает в сон.

До того так скучал в Пальмире —
Не большой говорить он мастак.
Разговоры о вечном мире —
Скука смертная… это так.

Гриф армейский машет крылами,
Не тревожа почти седока.
Знают грифы дорогу сами,
Эта ноша птице легка.

Вниз глядит на горные плиты
Покоритель ста тысяч племен.
Эти гутии и касситы —
Кто они в потоке времен?

Позабыты напрочь наречья
Государства Чосон и Элам.
Все империи Многоречья
Распадаются в пыль и хлам.

Да и где она — та Пальмира?..
Обрастает льдом грифа крыло.
Быть властителем полумира —
Верю — это так тяжело.

Что ему масштаб наш уездный?
В его шкуру и я бы не влез.
Ничего, кроме грифа… бездны…
Распадающихся небес.

2018 — 2021

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА

Поначалу жили невидимые астральные мутанты,
Уже после них гиперборейцы, лемурийцы и атланты.
Жили все на севере, юге, жили еще и посередке.
А на востоке и западе плавали одни лишь селедки.
Но все они повымерли, оледенение их достало,
Пока наши дальние предки не придумали одеяло.
Тогда они спрыгнули с баобабов и поперли в Европу,
Одеялом прикрывая свою еще хвостатую попу.
Вот они шли и шли, пели и танцевали под звук напева,
Их прараматерью была некая африканская Ева,
В основном рожавшая дочек для переселения стада —
Адамов этих много ли для сохранения вида надо?
Дочки эти знали, что крысы и мужчины — одной породы,
И те, и те — разносчики чумы, позор матери-природы.
Но тут как-то пошло наперекосяк — скажем почти что матом:
Кончилось в Европе форменным уродливым патриархатом.
С тех пор мы и жили вне истины, зло в нас бурлило и пело…
Пока Е.П. Блаватская не поведала нам, как было дело.

2021

* * *

Я вакцинирован. Жидкие чипы
Вольно гуляют по телу во мне.
Я издаю только стоны и всхлипы,
Весь я горю, точно в адском огне.

Я за себя уже не отвечаю,
Что-то такое случилось со мной…
Кашу ли съем или выпью я чаю —
Гейтс этот страшный стоит за спиной.

Жидкие чипы мой мозг одолели,
Был человек, а теперь я — дебил.
Так и живу я без смысла и цели.
Кто тут виною? — да этот же Билл.

Он не накормит меня, не напоит…
Так что на Билла я форменно зол.
Вот, пресловутый наделал что кОвид,
Вот, к чему Пфайзер энд Sputnik привел.

Жидко чипирован я без остатка,
Как и предвидел Н.С. Михалков.
Жить мне противно и очень несладко,
Был — гражданин, а теперь — вот каков.

Так и хожу я с душевною раной.
А ведь когда-то и я был неплох.
Зря я связался с вакциной поганой,
Лучше бы сдох… не привился — и сдох!

2021

НАКАНУНЕ ВТОРЖЕНИЯ

Не вторглись ли еще
хохлы в мой край родной? —
Я думаю весь день деньской об этом,
Принявши по одной… и снова по одной.
Иначе для чего и быть бы мне поэтом?

И ночью тоже — нет, я не смыкаю глаз,
Как часовой у всех границ на страже.
Я зрю: ползут они
с укромных тайных баз,
Сквозь наши рубежи в защитном макияже.

Готов ли я в стихах
достойный дать отпор,
Созвать народ по весям и палатам?
Чтоб в голос возопить:
Беритесь за топор,
Свершите свой ответ поганым супостатам!

На Курск и Белгород, Ростов и Краснодар
Позарятся — и ждут пускай расплаты:
Мы нанесем такой ответный контрудар,
Что содрогнется мир.
А сами виноваты.

15-18.02.22

* * *

Соловьевы и прочие — правы,
Так и есть — с места мне не сойти:
Скоро тронутся с места составы,
Предоплата почти что в пути.

Евры, фунты и эти… доллАры,
Что готов заплатить Пентагон,
(Подождем… мы ведь точно не бары)
Грузят, чую, в почтовый вагон.

Печенюжки Госдепа — особо,
Я в преддверии счастья затих.
ФБР с ЦРУ прямо оба
Переслать мне стараются их.

Мне и всей нашей пятой колонне,
Что готова охаять Москву.
Я надеюсь (хоть жизнь и на склоне),
До подачек я их доживу.

Очерню я действительность нашу,
Что от дня все светлее ко дню.
Пусть в тюрьме мне готовят парашу —
Все едино ее очерню.

Нам предательство краше награды,
Честь и совесть напрасно зови —
По природе такие мы гады,
От рождения подлость в крови.

Так же в детстве Союз продавали
(Я отъелся с тех пор и окреп)
Мы за жвачку и пепси. В подвале
Раздавал их, я помню, Госдеп.

Потому, отвергая торговлю,
Я готов под заказчика лечь.
Золотое перо приготовлю,
Разведу я отраву и желчь.

Пусть горбатого лечит могила —
Заготовлю про армию фейк…
Впрочем все это многажды было,
Это просто какой-то ремейк.

13.04-03.05.22
.

* * *

Скифы боялись, что небо рухнет на землю,
А уж кому — им-то присуща была смелость.
Страх их всем сердцем, всею душою приемлю:
Может рухнуть… Это как два пальца уделать.

Это даже без ракет и ядерной бомбы.
Вижу Землю в густом ядовитом тумане.
Впрочем, может, мы уйдем в метро… катакомбы,
Будем жить там, точно первые христиане.

Но уж наверняка без любви их и веры,
Переполняясь злобой до самого края.
Будем резвиться как юные пионэры,
Голыми задницами в темноте сверкая.

Ни электричества, ни кондиционеров…
Звезды видеть только из глубоких колодцев.
Вспомнил не зря этих гребанных «пионэров»:
Будем и мы — типа новых первопроходцев,

Тоннели роющих во все стороны света
С энергией, столь яростной, сколь бесполезной,
Дьявол прикажет, увидев в ужасе это —
Ад отгородится от нас стеной железной.

Впрочем, и подземелья загадим мы тоже,
Так что потолки рухнут от грязи и пыли.
Больше не медли, Господь, покарай нас, Боже,
За все то, что с миром Твоим мы сотворили.

04-05.05.22

Print Friendly, PDF & Email
Share

Валерий Скобло: Стихи из цикла «Новая мифология»: 4 комментария

  1. Ася Крамер

    Очень хорошо! Талантливо! Превосходно! Во первых, свой не похожий ни на кого стиль; своя ниша, свой раскидистый дуб в густо населенной поэтической роще! Во-вторых, очень современно. В третьих, пародийность на пародийности и что привлекает больше всего ему не «западло» и над собой посмеяться.. Ведь все подробности «альтернативщиков» надо знать, чтобы потом, пресытившись, их остроумно и от души высмеять! Но и знания останутся… Спасибо, дружище!

  2. Витя

    У Льва Толстого в имении была нянька из крестьян. Она говорила — умён Лев Николаевич, умён, да только у него ум в дурь пошёл!

    1. A.B.

      Поздравляю автора с новой подборкой новой «Мифологии»
      в Портале «Семь Искусств»!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *