©"Семь искусств"
  апрель 2022 года

 656 total views,  3 views today

Искажения подобного типа традиционно преобладали в культурологии и гуманитарных науках, но в настоящее время они распространяются  и на точные науки. Ущерб от постмодернизма может быть огромным для культуры и цивилизации, но все-таки до настоящего момента он не менял физических формул и не портил инженерных конструкций.

Игорь Мандель и Стан Липовецкий

ПОЛИТИЗИРОВАННАЯ НАУКА:
ОТЧЕТ
МГЭИК ООН 2021 ОБ ИЗМЕНЕНИИ КЛИМАТА
 

Игорь Мандель

Игорь Мандель

IPCC (Intergovernmental Panel on Climate Change of the United Nations или Межправительственная группа экспертов по изменению климата, МГЭИК, при Организации Объединенных Наций) 9 августа выпустила Отчет «Изменение климата 2021: физические обоснования» (Assessment report 6, AS6 Climate Change 2021: The PhysicalScience Basis). Отчет привлек огромное внимание со стороны разных правительств и организаций, как  немедленных действий.

Доказательства неопровержимы: выбросы парниковых газов душат нашу планету и подвергают опасности миллиарды людей”,

— заявляет секретарь ООН А. Гутерриш.

Мы не можем себе позволить откладывать борьбу c климатическим кризисом… Признаки очевидны. Наука неоспорима. И цена бездействия продолжает расти”,

— президент США Д. Байден.

Это не проблема будущего, это проблема настоящего”,

— отмечает соавтор Отчета Л. Мирнс. Похоже, что зловещие слова на стене уже появились и решают судьбу человечества.

Стан Липовецкий

Стан Липовецкий

Однако, мы уже слышали нечто подобное ранее. Как недавно заметил д-р В. Бригг:

Новый отчет об изменении климата еще раз обещает, как это было впервые в 1990 году, что у нас осталось всего несколько лет”.

В 1970-х годах мы слышали о глобальном похолодании с тем же “научным консенсусом”, который в 1980-х годах внезапно стал говорить о глобальном потеплении. Остаток теории похолодания дожил до 2000-х годов:

Британия станет страной с сибирским климатом менее чем через 20 лет“,

— авторитетно предсказывалось  в секретном документе того времени.

Наука всегда была таким видом человеческой деятельности, в которой страсть к истине смешивалась с денежными, идеологическими, личными и политическими мотивами. Подчас бывает трудно отличить неосознанные ошибки от преднамеренного введения в заблуждение. В прошлом веке в СССР процветала политически и идеологически окрашенная наука, ведущая борьбу с генетикой, кибернетикой, квантовой физикой, рыночной экономикой и даже статистикой.  Это лишь некоторые из примеров. То же касается нацистской Германии, боровшейся против “еврейской” теории относительности. Еще один пример — китайская культурная революция, искоренявшая  буржуазные отклонения в сознании населения. Сегодня, когда холодная война официально закончена, эстафета политически искаженной науки перешла к США.

Постмодернистские конструкции, отвергающие возможность объективной истины, доминируют в философии и методологических исследованиях, взрыхляя почву для мистификаций, подобных тем, которые делались А. Сокалом (A. Sokal) и другими, когда любая абракадабра легко может сойти за “научный текст”. Абсурдная “критическая расовая теория” (critical race theory) царит в университетах и ​​душит остатки трезвого мышления в образовательных центрах и программах. Дело доходит до того, что любые типы меритократических оценок, такие как SAT/ACT для студентов отменяются. “Культура отмены” (Cancel culture) основана на взглядах о моральном превосходстве ее носителей над достижениями человеческой цивилизации. Она — “культура отмены” — “развенчивает” выдающихся ученых, таких как, например, основоположники современной статистики Ф. Гальтон, К. Пирсон и Р. Фишер за приписываемые им «зловредные» взгляды в евгенике. При этом полностью игнорируются не только разные стандарты в разные исторические времена, но и неправильно интерпретируются истинные намерения ученых.

Искажения подобного типа традиционно преобладали в культурологии и гуманитарных науках, но в настоящее время они распространяются  и на точные науки. Ущерб от постмодернизма может быть огромным для культуры и цивилизации, но все-таки до настоящего момента он не менял физических формул и не портил инженерных конструкций. Однако, когда политика проникает в естественные науки — ущерб может быть огромным. Недавний обширный обзор американского математического образования показывает уродливые стороны умственного затмения, когда даже утверждение 2 + 2 = 4 может  интерпретироваться как признак “превосходства белых” (white privilege). Но если цивилизация не воспроизводит себя через обучение своих новых представителей всей полноте достигнутых знаний,  то эта цивилизация вырождается.

Наука о климате — безусловно естественная дисциплина, требующая непредвзятого исследовательского подхода, но за последние 50 лет она превратилась в арену идеологической и политической борьбы. Однако наука не должна развращаться идеологией или сводиться к обслуживанию сиюминутных  политических интересов, иначе от нее будет мало толку в решении реальных  экзистенциальных проблем, непрерывно встающих перед человечеством. Самый важный недавний документ, выпущенный под контролем ООН, к сожалению, подтверждает, что политизация науки идет быстрыми темпами. В данной статье мы обсуждаем основные вопросы изменения климата;  вспомогательные статистические оценки и технические детали опубликованы в отдельном документе.

Нынешний Отчет ООН действительно впечатляет. Он содержит три версии (их размеры на страницах на веб-сайте отличаются от фактических размеров, указанных ниже в скобках): Резюме для политиков (Summary forPolicymakers, SPM), 39 (41) с., Техническое резюме (Technical Summary, TS), 150 (158) с., Полный отчет (FullReport, FR), 1300 (3949) с. SPM — открытый документ; TS и FR имеют водяные знаки на каждой странице «Принятая версия подлежит окончательному редактированию» и предупреждения: «Этот документ подлежит редактированию и корректировкам», «Не цитировать и не распространять». Такая структура и комментарии создают впечатление срочности в подготовке Отчета и порождают парадоксальную ситуацию: открытый SPM документ полон ссылок на TS и FR, но сами эти ссылки не подлежат проверке из-за указанных ограничений. Странный статус для Отчета, цель которого — изменить мир за пару десятилетий. А вдруг авторы изменят нечто в TS, и какая-то рекомендация в SPM окажется неправильной? Или эти рекомендации уже предрешены, несмотря на неустойчивость FR?

Но ограничения упрощают нашу задачу, позволяя не рассматривать ошибки содержания, а сосредоточиться на упущениях и  умолчаниях, которых не должно было бы быть в таком важном документе.

Авторы настоящей статьи — специалисты по статистике, работавшие в разных областях физики, математики, теории причинности, многомерного статистического анализа и их приложений. Мы считаем, что достаточно обладать научной честностью и общими знаниями о работе с числами (в чем, собственно, и есть предмет статистики), чтобы судить о недостатках и проблемах любого эмпирического исследования, включая Отчет. 

Отчет составлен огромным количеством ученых, ссылается на 14,000 исследований (!), содержит сотни таблиц и диаграмм. Почему же этот удивительный документ не отвечает на несколько элементарных вопросов, которые обсуждались неоднократно на протяжении многих лет? Это не может быть связано с неинформированностью авторов Отчета, видных ученых в своей области. Эти вопросы мы рассмотрим ниже. Поскольку не разрешено цитировать напрямую из FR, мы берем цитаты из открытого SPM, если не указано иное.

  1. Долгосрочные закономерности изменения температуры  Земли на Рис. 1 (цифры 1-5 в кружке представляют различные стадии эволюции и несущественны для данной работы) ясно показывают, что текущее повышение температуры незначительно по сравнению с другими колебаниями в большом временном масштабе.

Первый вопрос к авторам Отчета и заинтересованным читателям: как могло случиться, что природные силы, которые вызывали большие колебания температуры, внезапно исчезли в наше время и уступили место исключительно “антропогенному объяснению” последнего повышения температуры? Если добавить, что уровень CO2 также несколько раз менялся за геологическое время с 7000 ppm (частиц на миллион) до примерно 300 ppm (при текущем уровне 408 ppm), станет ясно, что между CO2 и температурой нет значимой корреляции (полный график см. на рис. 14 в книге Мура (D. Moore)).

Рисунок 1. Глобальная средняя температура поверхности Земли за последние 500 миллионов лет.

Рисунок 1.

Рисунок 1. Глобальная средняя температура поверхности Земли за последние 500 миллионов лет.

  1. Цикличность изменения климата была известна с 1920 года, когда М. Миланкович предложил свою теорию, основанную на достоверных астрономических данных: Земля вращается вокруг Солнца и вокруг своей оси, что порождает три типа циклов: изменение эксцентриситета (100000 лет); наклонa оси к плоскости орбиты (41000 лет); и осевой прецессии (28000 лет). Некоторые эксперты говорят о пяти циклах от 19000 до 400000 лет (см. здесь, стр. 210). Эти циклы точно соответствуют изменениям температуры Земли, что было убедительно продемонстрировано за последние 50 лет. Недавно было показано (2019), что циклы Миланковича ясно различимы не только в кайнозойский период (до 65 миллионов лет назад), но и в более отдаленные времена. Кроме того, существуют  влияющие на Землю 405000-летние циклы эксцентриситета  Юпитера-Венеры, активность Солнца, которют определенно влияют на температуру Земли, и другие геологические и астрономические ритмические явления.

Рассмотрим Рис. 2 с веб-сайта https://skepticalscience.com/. Этот сайт специально предназначен для борьбы co «скептиками» и “отрицателями изменения климата” (очень похожий график, но без CO2, рассчитанный за 450 000 лет, может быть найден в документе, подготовленном для Верховного суда Норвегии группой из 17 известных ученых, отрицающих тезисы “климатических алармистов”). В этом отношении график можно считать признанным обеими сторонами «спора о климате». Мы видим, что похожие образы пиков и падений температуры и содержания углекислого газа повторяются с удивительной синхронностью в течение многих сотен тысяч лет.

Авторам Отчета следовало бы объяснить предыдущие колебания температуры, видимые на Рис. 2, за длительный период времени или отклонить такие данные как ненадежные, по их мнению. Однако это не было сделано. Во всем Отчете Миланкович упоминается только один раз (FR, с. 234) в крайне пренебрежительной манере: авторы заявляют, что его подход способствовал развитию теории орбитальных колебаний климата, ссылаясь лишь на работы до 1978 года, что создает впечатление «устарелости» гипотезы, хотя с тех пор она многократно подтверждалась. Далее заявляется, что другие факторы играют более важную роль, чем орбитальные циклы, но не упоминается, какие именно факторы, и почему в таком случае они не затушевывают цикличность.

Рисунок 2

Рисунок 2

Рисунок 2.  Реконструированная температура Земли и концентрация CO2 в атмосфере за последние 800 000 лет.

В подтверждение тезиса о «других факторах» авторы Отчета ссылаются на три работы, хотя ни одна из них фактически не поддерживает их точку зрения. В одной статье (2016 г.) обсуждается феномен Палеоцено-Эоценового теплового максимума (ПЭТМ) — резкое повышение температуры около 55 миллионов лет назад (справа от обведенного кружком 4 на Рис.1) и всплеск эмиссии CO2 в то же время. Другая статья (2015 г.) упоминается в работе 2016 года и передает ту же главную идею: ПЭТМ является ближайшей аналогией нынешней “антропогенной катастрофы”, связанной с выбросами углерода. Авторы допускают, что “поначалу поступление углерода могло быть обусловлено температурой” (в соответствии с обоснованным в другой работе тезисом, что пик температуры возник по неизвестной причине на 3000 лет раньше (!) ПЭТМ), но затем они предполагают, что “позже” процесс мог происходить в обратной последовательности, когда CO2 повышал бы температуру. Но ни одна из этих статей ничего не говорит о циклическом изменении температуры, часто превышавшей современный уровень: они обе рассматривают одно уникальное нециклическое явление — ПЭТМ. Что касается вопроса “Выбросы углерода вызывают повышение температуры — или наоборот?”, то он носит весьма спорный характер (см. ниже).

Третьей ссылкой в Отчете является книга (1992), в которой, в частности, говорится:

Вариации годового цикла приходящей радиации, связанные с изменениями прецессии…, наклона оси… и эксцентриситета… подтверждают внешние вынуждающие силы глобальной климатической системы (циклы Миланковича). … Примерно 80% наблюдаемых климатических колебаний в этих границах линейно связано и предположительно вызвано этими изменениями … “(с. 138).

Похоже, что авторы Отчета этой книги просто не читали; в противном случае они бы ее не использовали как противоречащую их собственным выводам. Резюмируя, можно сказать, что все ссылки Отчета просто скрывают тот факт, что никакого опровержения орбитальной теории предложено не было. Теория Миланковича была и остается главным аргументом, опровергающим антропогенную теорию изменения климата.

Интересно проследить за изменениями в отношении к теории Миланковича авторов отчетов  IPCC во времени. В предыдущем пятом отчете за 2013 год говорилось, например, что

Последние работы по моделированию убедительно подтверждают важную роль вариаций параметров орбиты Земли в формировании долгосрочной изменчивости климата. В частности, новые модели … подтверждают фундаментальную предпосылку теории Миланковича“ (с. 399).

Конечно, авторы уже тогда пытались свести к минимуму роль этих циклов, чтобы продвинуть предпочтительную антропогенную повестку дня:

“…вариации в астрономическом взаиморасположении Солнца и Земли (циклы Миланковича) вызывают циклические изменения в RF, но это существенно только в тысячелетних и более длительных временных масштабах“ (с. 688; где RF — общая характеристика потока энергии на единицу площади).

Это довольно  странное заявление,  но по крайней мере авторы предыдущего Отчета пытались хоть как-то обсудить проблему, а не полностью ее игнорировать, как это делается в нынешнем Отчете.

Игнорирование того факта, что циклическая теория ответственна за нынешнее повышение температуры — это линия защиты авторов Отчета от нападок «скептиков». Аналогичную, но более явную аргументацию можно найти на упомянутом веб-сайте https://skepticalscience.com/ , где после диаграммы на рис. 2, заявляется, что утверждение будто “температура опережaет рост СО2” это миф. Там же предлагаются четыре аргумента в его опровержение, которые  мы и рассмoтрим, несколько отходя от  Отчета, где  этот узловой вопрос фактически не обсуждается. Мы цитируем аргументы против “мифа” курсивом, а затем даем свои замечания.

  1. Это утверждение представляет собой ложную дихотомию, что если содержание CO2 в атмосфере увеличивалось раньше температуры, то повышение температуры не может вызывать увеличение CO2. Фактически, обе эти причинно-следственные связи верны.

В целом мы согласны с тем, что этот процесс может идти в обоих направлениях, но очевидное соответствие между двумя переменными (Рис. 2) требует объяснения (см. ниже).

  1. Не делается различия между антарктической и глобальной температурами. Антарктические ледяные керны служат мерой температуры в Антарктике, которая повысилась раньше глобальных уровней CO2. Однако глобальная температура, судя по записям по всей планете, повысилась после повышения уровня CO2.

Это шаткий аргумент, потому что можно найти участки в пространстве (на Земле) и во времени (см. Рис. 3 и комментарии к нему) с любым типом отставания; к тому же, если в пункте 1 говорилось о причинной связи в двух направлениях, тут заявляется, что работает только одно из них.

  1. Объединяются прошлые изменения климата с нынешними изменениями климата. … Мы не можем предполагать, что изменения, произошедшие в прошлом, совпадают с изменениями, происходящими сегодня. Фактически, данные ледяных кернов показывают, что нынешнее изменение климата фундаментально отличается от прошлых климатических изменений. Прошлые изменения были вызваны небольшими изменениями орбиты Земли, в то время как текущее изменение климата вызвано выбросами СО2 человеком.

Это самое удивительное заявление изо всех: сегодняшнее человеческое вмешательство отличается от прошлого, потому что сегодня есть человеческое вмешательство. В такой логике раньше основную роль играли астрономические явления, а теперь мы, люди, играем роль космического масштаба, а астрономия куда-то пропала.

  1. “Миф” основан на старых данных. Хотя старые данные не ошибочны, новые ледяные керны с данными с более высоким разрешением показывают, что изменения CO2 и температуры в Антарктике произошли настолько близко друг к другу, что мы не можем полностью определить, что произошло первым.

В пункте 1 выше принимался тот факт, что “старые данные” показывают, что температура приводит к выбросу углекислого газа. Но как это соответствует пункту 4, что “новые данные” свидетельствуют, что мы не можем различить сдвиги по времени? Нельзя использовать оба аргумента одновременно.

После этих обсуждений, у нас есть два факта, которые непросто совместить: отсутствие корреляции между углекислым газом и температурой в огромном масштабе 500 миллионов лет, и сильно синхронизированное циклическое поведение в течение последних 800 тысяч лет (Рис. 2). Первое крупномасштабное явление — тема горячих, далеко не законченных дискуссий. Для второго ответ прост: температура следует орбитальным колебаниям планеты, а орбитальное расположение Земли не влияет непосредственно на содержание углекислого газа в атмосфере. Следовательно, высокая корреляция температуры и CO2 (Рис. 2) объясняется  влиянием температуры (первичного фактора) на содержание газа (вторичного фактора), а не наоборот. Природа предоставляет нам уникальный “естественный эксперимент”: третий независимый фактор (орбитальное расположение) позволяет ввести направление в нейтральную корреляцию и тем самым указывает на причинную связь. В некотором смысле, астрономическое расположение Земли играет роль так называемой инструментальной переменной, используемой в статистике. Это справедливо до тех пор, пока не будет доказано, что изменения орбиты напрямую влияют на CO2, что выглядит неправдоподобно. Что касается отсутствия такого рода корреляций в разные периоды истории Земли или эффектов “запаздывания” в разных условиях (в том числе на Рис. 1) —  это проблемы более точного измерения, оценки влияния таких мощных факторов, как активность Солнца, изменения геологических платформ, вулканической активности и другиx сил большого масштаба.

Мы проанализировали доступные данные за период 1901–2020 гг. с помощью нескольких статистических методов и не нашли никаких доказательств четкой направленности причинно-следственной связи в паре “температура — СО2” (см. ниже).

Таким образом, “доказательства” в Отчете, что орбитальную циклическую теорию следует отбросить, представляются безосновательными. Второй вопрос касается последнего роста температуры на Рис. 2: действительно ли он отличается от температур в более ранние времена, и почему естественные силы тут не играют свою роль, как они делали всегда? Ответ на этот вопрос связан со следующей темой.

  1. Анализ причин нынешнего глобального потепления лежит в основе Отчета. “Вероятный диапазон глобального повышения температуры поверхности, вызванного деятельностью человека, с 1850–1900 по 2010–2019 годы составляет…по наиболее вероятной оценке ​​1,07 ° C. “. Общее повышение температуры за этот период (Рис. 7 в TS) также составляет около 1 ° C, то есть авторы Отчета смело приписывают деятельности человека весь рост температуры, полностью игнорируя описанные выше природные факторы. На основании чего они делают такое заключение?

Все выводы Отчета основаны на данных наблюдений, a не на контролируемых экспериментах. Хорошо известно, что статистический анализ не может гарантировать правильное разделение причин и следствий в такой ситуации (как часто говорят, корреляция не есть причинность). Для решения таких задач служит специальный аппарат причинного статистического анализа, который, хотя и далёк от совершенства, является единственным способом принятия обоснованных заключений. Однако этот подход упоминается авторами Отчета лишь  в отношении конкретного исследования с утверждением, что оно поддерживает их выводы. Работа, на которую они ссылаются, использует сомнительную идею, направленную  на максимальное увеличение доли антропогенных факторов в модели (это требование буквально включено в формулировку задачи), а не на объективную оценку доли каждого фактора. Но причинный анализ, как таковой, авторами Отчета вообще не используется, и ссылка на упомянутую статью имеет вспомогательный характер.

Между тем, авторы Отчета применяют интересную тактику: если что-то не кажется им приемлемым , они используют термин “маскировка”. Например,

Исторические данные о глобальной температуре поверхности свидетельствуют о том, что десятилетняя изменчивость усилила и замаскировала лежащие в основе антропогенные долгосрочные изменения”;

“… Вариации солнечных и вулканических факторов частично скрывали антропогенное глобальное потепление в 1998–2012 годах”;

Если такое извержение произойдет, это временно и частично замаскирует изменение климата, вызванное деятельностью человека”.

Вот лучший из таких примеров:

“… ранние реакции климатической системы могут быть замаскированы природной изменчивостью. Что касается глобальной температуры у поверхности Земли, различия в 20-летних тенденциях, вероятно, проявятся в ближайшем будущем в случае низких выбросов парниковых газов”.

Расшифровка: даже если после срочной растраты триллионов долларов мы сократим выбросы CO2 до нуля, нам все равно придется ждать около 20 лет, пока мы почувствуем результат из-за этой досадной природной изменчивости. Мы можем добавить, что ожидание счастливых дней может продлиться 200 или 2000 лет, согласно Рис. 2.

Однако цель любого причинного анализа состоит именно в том, чтобы демаскировать сложные факторы влияния. Вместо ссылок на «маскировку» авторы Отчета должны были бы сказать: “мы приписываем 80% CO2 человеку и 20% природе” и привести убедительные доказательства в пользу такого утверждения. Но такой ​​логики в Отчете не имеется. Наша собственная оценка, основанная на наиболее надежных доступных данных, показывает, что за последние 120 лет максимальный вклад изменения концентрации CO2 (всего — как за счет антропогенных, так и естественных факторов!) в повышение температуры не может превышать 50%.

Более того, даже если допустить, что влияние CO2 на температуру имеет место, мы обнаруживаем сглаживание кривой коэффициентов этого воздействия — см. Рис. 3. На графике показано изменение температуры в зависимости от изменения концентрации СО2.

Рисунок 3.

Рисунок 3.

Рисунок 3. Изменение коэффициентов потенциального влияния CO2 на температуру за последние 120 лет

Из графика видно, что относительный эффект влияния уже с 60-х годов стабилизировался вокруг нуля; ничто не предвещает никаких катастрофических последствий. Эта тенденция одинакова и с лагами (под лагом понимается сдвиг, когда изменение CO2 в данном году предположительно влияет на изменение температуры следующего года). Более ранние сильные колебания (позитивные и негативные!) объясняются либо неточностью измерений, либо неизвестными нам причинами, но они не свидетельствуют, что какое-то сильное изменение температуры связано с изменением уровня углекислого газа.

Итак,  никому еще не удавалось убедительно показать следующее: а) углекислый газ является основной движущей силой повышения температуры, будь то в прошлом или настоящем; б) его антропогенный вклад может быть оценен отдельно от природного с высокой степенью достоверности. Имеющиеся данные и логика скорее показывают, что CO2 вообще серьезно не влияет на температуру, о чем неоднократно и говорилось ранее (Moore и др.).

Таким образом, наш третий вопрос: какой именно статистический метод использовался в Отчете для разделения естественного и антропогенного воздействия на температуру Земли (данные, допущения, модели и т. д.)? Кризис воспроизводимости результатов в науке еще далек от завершения, и крайне важно не допускать ошибок в оценках, поскольку риски могут быть слишком высоки. К сожалению, в Отчете нет прямого ответа на множество фундаментальных критических замечаний в бесчисленных статьях и книгах таких специалистов как Дж. Бастарди, С. Кунин, Д. Мур, М. Морано (J. Bastardy, S. Koonin, D. Moore, M. Morano) и других. Но воспроизводимость полученных результатов является важнейшей частью любой науки, особенно если ее выводы используются для решения столь важной проблемы как изменение климата Земли.

Остается под вопросом не только воспроизводимость результатов исследования, но и наличие всех необходимых для тестирования данных и их надежность. Знаменитый “Climategate” 2009 г. (всемирный скандал с подтасовкой данных ведущими английскими климатологами) фактически забыт и нигде в Отчете не обсуждается. Менее известный, но не менее важный  скандал с утечкой около 5000 электронных писем между участниками IPCC в 2011 году показывает, что никакие уроки не были извлечены, о чем свидетельствуют следующие фразы разработчиков:

Мне сказали, что IPCC выше национальных Законов о свободе информации (Freedom ofInformation Acts). Один из способов прикрыть себя и всех тех, кто работает в AR5, — это удалить все электронные письма в конце процесса”. “Любая работа, которую мы проделали в прошлом, выполняется за счет получаемых нами исследовательских грантов — и должна быть хорошо скрыта … Я уже обсуждал это раньше с основным спонсором (Департамент энергетики США), и они довольны неразглашениeм исходных данных станций “.

“Выше национальных Законов о свободе информации” … — никаких комментариев по поводу всех этих скандалов в Отчете нет. Авторы все еще «выше» законов? Стоит ли ждать Climategate-3, когда триллионы долларов будут бессмысленно потрачены?

Вместо строгих статистических процедур разделения эффектов различных факторов в Отчете необоснованно используется терминология из теории статистического оценивания: “практически достоверно (вероятность того, что определенное утверждение верно, 99–100%); “крайне вероятно” (95–100%) и др. (SPM, с. 4). Эти оценки разбросаны повсюду, что создает впечатление глубокой научности, стоящей за каждой из них. Из текста следует, что авторы Отчета присваивают очень высокую достоверность (likelihood) своим выводам: доля утверждений с атрибутами практически достоверно, чрезвычайно вероятно, вероятно, очень вероятно или, по крайней мере, вероятно, составляет ошеломляющие 94%, то есть маловероятных утверждений всего 6%. Точно так же они очень уверены (confident) в себе — низкая и очень низкая уверенность составляет всего 22,6% утверждений. На почти 4000 страниц авторы отчета не нашли места, чтобы подробнее рассказать о природе этих оценок — как именно они рассчитывали вероятности и оценивали “уверенность”? Один сухой комментарий на с. 4 SPM — это все, что у нас есть; они не утруждают себя объяснениями.

Всё это нетривиальные вопросы: общее количество таких оценок в Отчете составляет 9255, или в среднем 2,3 “статистически достоверных” утверждения на страницу документа. Но любые подобные утверждения должны быть получены на основе специальных методов. Сделать почти десять тысяч заявлений такого типа — нечто неслыханное в научной литературе. Единственный вывод — авторы делают все (или большинство) “оценок” по своему собственному желанию, а не на основе моделирования и объективных данных. Конечно, таких авторов невозможно проверить, но сам используемый ими язык создаeт впечатление, что их “наука безупречна” — или, как сказано на баннерах BLM (Black Lives Matter), “наука реальна”, где имеется в виду именно наукa о климате, как она понимается зелеными и расово-ориентированными движениями. Все это напоминает, скорее, магию с ее заклинаниями, чем истинную науку.

Подобные практики «усиления научного эффекта» за счет добавления фантастической самоуверенности, пренебрежения критикой, игнорирования неудобных вопросов и порождают ту самую атмосферу «научного консенсуса«, в которой «климато-скептики» третируются как маргинальные косные элементы. Но, как прекрасно сказал М. Кричтон (M. Crichton),

«Всякий раз, когда вы слышите, что ученые имеют консенсус по тому или иному поводу, проверьте свой кошелек — вас надули«.

Любая совокупность фактов не может доказать теорию, но любое единичное противоречие достаточно для ее опровержения. Этот принцип фальсифицируемости К. Поппера показывает, что теория антропогенного объяснения роста температуры не работает: мощные силы, определяющие температуру Земли на протяжении миллионов лет, не могут внезапно полностью исчезнуть и уступить место другим. Текущий резкий рост выбросов углекислого газа из-за деятельности человека и повышение температуры (Рис. 2) могут быть лишь  небольшими колебаниями долгосрочных циклов изменения природного CO2  и температуры, определяемыми природными факторами. Возможно, мы находимся на пороге новой тысячи лет потепления, но это не имеет ничего общего с антропогенным происхождением CO2.

Пусть в  Отчете была проделана огромная и полезная работа, собраны доказательства реальных изменений, происходящих на Земле, таких как повышение температуры — но суждение об их причинах не выдерживает никакой критики, и, скорее всего, политически мотивировано. Ложное приписывание причин может иметь огромные негативные последствия, как это уже наблюдалось в истории человечества, когда, например, проблема неравенства доходов была ошибочно сведена марксистами к классовой борьбе; нацистами — к борьбе с евреями, сторонниками  современной “критической расовой теории” — к борьбе с “белым супрематизмом”. Увы, сегодня уже никого не удивляет, когда профессор Стэнфордского университета может позволить себе спокойно  объединять понятия двух капитальных “угроз”: “Белизна (whiteness) — самая серьезная угроза для нации, а не изменение климата”. Цена  подобных “причинных объяснений” может оказаться весьма высокой.

Выбросы СО2 могут, напротив, иметь огромные положительные эффекты — например, озеленение Земли, что подробно покaзано в этом обзоре. Астрономические суммы денег и усилий, вместо борьбы с иллюзорной опасностью выбросов СО2, следует потратить на борьбу c реальными угрозами, с которыми сталкивается наша цивилизация. В их число входят избыточные лесные пожары, засухи, наводнения, повышение уровня моря. Ресурсы должны быть направлены на улучшение водоснабжения, создание устойчивого к засухе сельского хозяйства, защиту атомных станций от любых угроз (таких как цунами или ракетные удары), повышение кибербезопасности энергетических систем и т. д.  Это гораздо более жизненно важные направления для поддержания гомеостаза человечества с окружающей средой, чем бесплодная борьба за нулевые выбросы, которая, даже если будет доведена до победы ценой колоссальных усилий и жертв, ничего не изменит в естественном движении температуры Земли.

Наука служит поиску истины и накоплению знаний, необходимых для выживания человечества в любых новых условиях. Она не должна развращаться идеологией или быть подверженной давлению каких бы то ни было посторонних сил. Отчет ООН представляет собой яркий пример квази-научного труда, в котором политические интересы отдельных стран и лоббистских групп влияют на полученные выводы. Он должен быть подвергнут серьезному разбору независимыми экспертами в процессе полностью свободной от политики научной дискуссии.

Print Friendly, PDF & Email
Share

Игорь Мандель и Стан Липовецкий: Политизированная наука: Отчет МГЭИК ООН 2021 об изменении климата: 29 комментариев

  1. Arkadiy

    Вне зависимости сколько тысяч или миллионов выразили свое единое мнение, найдутся , по крайней мере еще двое , имеющие другое…

  2. Е. Шехт

    Наука о климате развивалась постепенно и имеет свою историю. Для меня был интересен опубликованный в журнале 7 искусств исторический обзор Виталия Шрайбера: Глобальное потепление: история в лицах и фактах, https://7i.7iskusstv.com/2018-nomer1-shrajber/. Жаль, что автор не «дотянул» изложение до наших дней.
    Энергетический кризис ускорил поиск других видов источников энергии. Сколько будет стоить термоядерная энергия? Если она будет дешевой, то резко возрастет потребление электроэнергии, и, как следствие, произойдет техническая революция. Но, как известно, даже при зарядке аккумулятора мобильника выделяется тепло. Выделение тепла всеми и всюду проконтролировать невозможно. Это не автомобиль. Примером может служить биотопливо, когда огромные территории были отчуждены под рапс. Исследования показывают, что даже растущее применение интернета в различных хозяйственных целях требует огромных затрат энергии.
    Мечтатель от науки В. Турчин мечтал уничтожить правительства и политиков и устроить управление обществом по принципу научного сообщества. Что бы он сказал сегодня?

  3. Е. Шехт

    Пусть гипотеза глобального потепления за счет человеческой деятельности верна и стратегия уменьшение выбросов приведет к остановке потепления (абсурд). Цена этой стратегии сегодня очевидна. А что если эта гипотеза неверна? Тогда нужна структурная программа подготовки к глобальному потеплению, а не государственные субсидии сельхоз корпорациям. Такой программы нет. А сколько она может стоить, если ее создать?
    А что если потепление наступит, а мы не готовы? Какова будет цена такой стратегии? Она будет другая. А какая именно (сравнить с ситуацией с Украиной)? И почему нет никаких дискуссий на эту тему? Что, весь мир сошел с ума? Не верю. Я видел здесь на Западе как выглядит бюргер инициативе. Это тоже краеугольный камень демократии. Если удалось Грете Тумберг и Ко организовать массовое движение, то как организовать это анти что?

  4. Е. Шехт

    Сегодняшняя ситуация в мире является ярчайшим примером бездарности политиков, гипноза общественности и кладом для последующих авторов учебников по экономике. Все имеет свою цену в долларах — нефть, мораль, человеческие жизни, борьба за «зеленую» энергетику, политика двойных стандартов. Хороший пример в статье: политика Германии. Сейчас всем видно, сколько стоит сегодня тогдашняя политика «дальше так» госпожи Меркель, принятие неправильного решения о закрытии атомных станций, «зеленая» энергетика и налоги на потребителей энергии при их отсутствии атомных станций как альтернативы (сравнить с Францией), отсутствие мер безопасности во многих направлениях в отношениях с Россией. На очереди Китай, если доживем. Какое решение принять в условиях угрозы войны человеку, живущему в Германии?

  5. Е. Шехт

    Большое спасибо за хорошую и своевременную статью. Она, как бы, отвечает моим мыслям. Есть теперь на что сослаться как на обзор и отправной пункт. Поясню. Речь идет о теме, лишь краем затронутой в статье – стратегии поведения в условиях неопределенности знания.
    Почему и зачем учить законы Ньютона, если о них большинство сразу забывает? Почему не учат сразу теории вероятности и стратегии принятия решений в условиях неопределенности – основы теории искусственного интеллекта? Я пробовал без особого успеха бороться с ее помощью против захлестнувшей всех паники в начале пандемии. Какова цена принятия решения, если оно правильное, и сколько оно будет стоить, если оно неверное, то есть цена ошибки?

  6. Igor Mandel

    Benny B., Сэм : Добавлю пару слов к тому, что сказал Стан. Лет семь назад стоял на Аляске возле таблички «Здесь находился ледник в 2000 году». От нее до ледника было не меньше полукилометра. Три года назад — на кромке ледника Туюк-су в Заилийском Алатау. От него почти ничего не осталось; вместо 3.5 км, которые я проходил много раз как турист — около 2, наверное. Это шокирует. То есть потепление — вещь абсолютно реальная. Но не из-за резкого роста СО2 в атмосфере, как мы и пытались показать. С наукой о климате случился печальный перекос. Так называемый «мейнстрим» защищает антропогенную теорию точно в такой же манере, как другой мейнстрим защищает безумные попытки отбросить меритократию в образовании и в бизнесе и перейти к иным критериям (типа цвет кожи или сексуальная ориентация — https://club.berkovich-zametki.com/?p=66372). Другие же ученые, очень высокого уровня, изумленые происходящим, печатают книги, где буквально все мифы такого рода разоблачаются — но без толку (см. много ссылок в нашей статье). В этом и есть политизация (за которой, бесспорно, стоят очень большие деньги). Повторяю: достаточно, чтобы алармисты просто опровергли значимость информации на графиках 1 и 2 — и дальше можно спорить о чем угодно. Но они этого не делают! Они уходят от обсуждения. В этом трагедия.

    1. Сэм

      Спасибо, Игорь и Стан, за ответы.
      Но мне кажется, что ответ Стана “может истина лежит посередине и потепление одновременно следствие и цикличности и деятельности человека?” — это, конечно, верно. Но где именно посередине, к какому краю ближе — именно это мы и обсуждаем.» и снимает все вопросы.
      На цикличность влиять нельзя, на деятельность человека — можно и нужно
      Тем более, если такое влияние повышает качество жизни человека

  7. Benny B

    Вопрос к уважаемому автору: о каком типе сценария «антропогенной катастрофы с климатом» говорит этот отчет МГЭИК ООН от 2021 года?

    По-моему есть только 3 типа таких сценариев:
    1) сценарий, который анти-научно игнорирует решающую роль астрономических явлений в изменении климата Земли.
    2) сценарий, которые её признаёт, но обсуждает именно эффект «соломинки, сломавшей спину верблюда»{*}, который создают именно антропогенные выбросы СО2.
    3) некая смесь двух предыдущих опций. Если да, то в чём смысл такой смеси?

    {*}: Это что-то вроде обсуждаемого в статье эффекта ПЭТМ, только многократно-усиленного, который может угрожать если и не самому существованию человечества, то физическому существованию 90~99% людей.
    По одной из гипотез, что-то подобное (но, конечно НЕ антропогенное) произошло около 4 миллиардов лет назад на Венере: до этого изменения атмосфера Венеры долгое время была больше похожа на земную, а на поверхности была жидкая вода. Но потом парниковый эффект почему-то стал необратимым и теперь климат Венеры абсолютно непригоден для жизни людей.

    P.S.: По своему первому образованию я инженер-механик и я серьёзно учил «теорию контроля (динамических систем)». Эта теория хорошо объясняет сценарий «2». Настолько хорошо, что многие такие гиотезы можно или полностью опровергнуть или вывести за пределы науки и считать их субъективным мнением / интуицией / опасением / предчуствием и т.д.

    P.S.S.: по-моему правильный ответ это «3», притом смысл в этом политический: сделать невозможным научное опровержение их чудовищного по размерам распила денег и ещё более чудовищного запугивания людей с тоталитарными целями.

    1. Benny B

      … P.S.S.: по-моему правильный ответ это «3» …
      ====
      Но я не уверен и мне очень интересно узнать мнение Игоря Манделя и других специалистов.

      1. Stan Lipovetsky

        Уважаемый Benny B,
        Спасибо за интересные комментарии. Пока Игорь отсутствует, я попробую ответить.
        Насчет “типа сценария антропогенной катастрофы с климатом в отчете МГЭИК ООН” – ближе, кажется, Ваш сценарий #1, т.к. “земное эхо солнечных бурь” (как это называл А.Л. Чижевский) едва ли упоминается вообще, а изменение температуры целиком приписывается человеческому преобразованию природы (помните Мучурина с его “мы не можем ждать милостей от природы”?).
        Естественно, существуют и природный, и антропогенный CО2 (Ваш сценарий #2), но они вместе обьясняют лишь около 50% роста температуры по нашим оценкам (см. Climate Change Report IPCC 2021 – A Chimera of Science and Politics by Igor Mandel, Stan Lipovetsky :: SSRN). Таким образом, оставшиеся 50% роста температуры могут объясняться глобальными и астрономическими факторами другой природы, нежели CО2.
        Ваш сценарий #3 противоречив как смесь первых двух вариантов с и без астрономических воздействий, но именно этим он соответствует туманному “отчету”, который действительно пугает угрозами “если и не самому существованию человечества, то физическому существованию 90~99% людей”. Гипотезы с климатом на Венере – это уже “темна вода в облацех”.
        Ваше замечание “многие такие гиотезы можно или полностью опровергнуть или вывести за пределы науки и считать их субъективным мнением / интуицией / опасением / предчуствием и т.д.” – совершенно справедливо, и именно такого рода манипуляциями пользуются не только в вакханалии по поводу климата, но и во многих других, включая те, что упомянуты во введении и в заключении нашей статьи.
        Ваше замечание в PSS “смысл в этом политический: сделать невозможным научное опровержение их чудовищного по размерам распила денег и ещё более чудовищного запугивания людей с тоталитарными целями” – очень точно сказано, вполне солидарен с таким мнением.

        1. Igor Mandel

          Конечно нет, я же писал об этом. Но в статистике и в логике чего-то понимаю.

  8. Сэм

    Уважаемый Игорь, прежде всего спасибо за очень интересную статью.
    Но меня, абсолютно «чайника» в этой области появился вопрос, на которой у меня ответа нет. Если в мировом масштабе общепринятой является теория, по которой сегодняшний этап потепления является следствием промышленной деятельности, то в «русскоязычном» массмедия ситуация абсолютно противоположная и я не встречал ни одного материала, признающего такое влияние.
    Вот Вы написали»
    Пусть в Отчете была проделана огромная и полезная работа, собраны доказательства реальных изменений, происходящих на Земле, таких как повышение температуры — но суждение об их причинах не выдерживает никакой критики, и, скорее всего, политически мотивировано.
    Извините, если они не выдерживают, то почему существуют и преобладают?
    И что значит «политически мотивированы»?
    Ещё раз извините, но я не верю в очередные «Протоколы климатических мудрецов».
    Повторю – я абсолютный плюмбум, но на меня в воё время произвело ольшрй впечатление посещение музея в El Calafate, Патагония.
    И наглое предположение «чайника» – может истина лежит посередине и потепление одновременно следствие и цикличности и деятельности человека?

    1. Stan Lipovetsky

      Уважаемый Сэм,
      Спасибо за интересные комментарии. Пока Игорь отсутствует, я попробую ответить.
      Выше, в абзаце “Мы проанализировали доступные данные за период 1901–2020 гг. с помощью нескольких статистических методов и не нашли никаких доказательств четкой направленности причинно-следственной связи в паре “температура — СО2” (см. ниже)”, — мы ссылаемся на нашу более раннюю и технически подробную работу Climate Change Report IPCC 2021 – A Chimera of Science and Politics by Igor Mandel, Stan Lipovetsky :: SSRN, где на страницах 11-15 приведены результаты статистических оценок, по которым даже совместное природное плюс антропогенное воздействие CO2 может объяснить как максимум 40-50% роста температуры. Более того, там же показано, что воздействие прироста CO2 на прирост температуры – вопреки общераспространенным представлениям – снижается последние десятки лет.
      По Вашим вопросам, ”если они не выдерживают, то почему существуют и преобладают? И что значит «политически мотивированы»?” – перечтите, пожалуйста, несколько первых параграфов нашей статьи, отвечающих именно на эти вопросы.
      По Вашей фразе “Ещё раз извините, но я не верю в очередные «Протоколы климатических мудрецов» — т.е. Вы верите в критикуемый нами отчет, и считаете, что мы огульно его хаем? Несмотря на разнообразные проколы и аномальные натяжки в этом отчете, которые мы кратко изложили в статье? Значит, либо статья недостаточно убедительна, либо на вопросы веры рационально ответить невозможно : )
      Насчет “может истина лежит посередине и потепление одновременно следствие и цикличности и деятельности человека?” — это, конечно, верно. Но где именно посередине, к какому краю ближе — именно это мы и обсуждаем.

  9. Igor Mandel

    Владимир, а зачем человечеству «влиять», если оно не влияется? Если имеется молоток, а требуется ветку отпились — зачем бить молотком, да еще по собственному пальцу? Есть тысячи вещей на которые можно влиять куда более понятным образом — потратить куда больше средств на борьбу с болезнями, с засухами, внедрять нормальное, а не фиктивное образование в школах, в той же экологии — бороться с локальными проблемами типа грязного воздуха или грязной воды вместо абстрактной борьбы с эмиссиями любой ценой. Ну нету причинной связи между тем, за что боремся и тем, что хотим изменить! Так зачем бороться? Надо не бороться, а приспосабливаться.

  10. Igor Mandel

    VladimirU: в статье показано что существует четкая корреляция между ростом температуры и концентрацией СО2. И ничего другого, тем более непреложно, не доказано.

    Показано следующее : а) корреляция несомненна (тут вы согласны); б) первый член в этой паре переменных (температура) связан непосредственно с астрономией (циклы Меланковича и др.), что доказано около ста лет назад, т.е. его природу мы понимаем точно; в) второй член (углекислый газ), раз уж коррелирован с первым, НЕ МОЖЕТ иметь другого причинного объяснения (если его вдруг не предложат), кроме как температурного. То есть в этой корреляции, в отличие от множества других, есть четкая направленность, что и позволяет говорить о причинности. Тот факт, что парниковый эффект за счет СО2 и пр. ТАКЖЕ может повышать температуру, не меняет этого утверрждения, ибо нет такой независимой третьей силы (как расположение Земли), которая сама по себе обьясняла бы его корреляцию с температурой. Если это не доказательство, то я не знаю, что еще требуется.

    1. VladimirU

      Igor Mandel 26.04.2022 в 17:47
      Тот факт, что парниковый эффект за счет СО2 и пр. ТАКЖЕ может повышать температуру, не меняет этого утверрждения
      ————————————————-
      Уважаемый Игорь, не хочу спорить, но, к сожалению, вы не хотите согласиться с простейшей вещью: сегодня единственный фактор, на который человечество может реально повлиять-это уменьшение антропогенных выбросов СО2. Можно до хрипоты спорить как это повлияет на климат и изменит ли его вообще, но все остальное, как вы совершенно правильно отмечаете, от людей не зависит. Неужели вы действительно против того, чтобы под грубо говоря «лозунгами Греты Тумберг и Ко» развивалась зеленая энергетика, уменьшалось количество автомобилей с двигателями внутреннего сгорания, сокращалось производство всяческой загрязняющей окружающую среду фигни и т.д.?

  11. Igor Mandel

    Спасибо всем откликнувшимся, особенно тем, кто еще и похвалил 🙂

    VladimirU. Но если все же согласиться с тем, что повышение концентрации СО2 ведет к повышению температуры на нашей планете (т.е. первое-причина, а второе-следствие), то не считают ли авторы, что борьба за сокращения антропогенных выбросов СО2 является сегодня единственно доступным для человечества способом воспрепятствовать повышения температуры на планете и всех связанных с этим негативных явлений?

    Не считают. Как видно из всех аргументов статьи, рост температуры как движущий фактор СО2, действовал миллионы лет и, конечно продолжает действовать теперь. Этот эффект доказан непреложно, в то время как обратный эффект еще только требуется доказать, чего не сделано. Нельзя вкладывать огромные средства в то, в чем не уверен. Ничего плохого в самой по себе чистой энергетике нет, но она должна подчиняться тем же требованиям капитализма, как и все прочее (затраты, эффективность, и пр.). Температура будет расти (или нет) сама по себе, независимо от наших усилий. Несравненно более важно, чтобы средства выделялись на реальные проблемы, связанные с потеплением (которое, безусловно, наблюдается) — борьбу с повышением уровня океана, пожарами в лесах и т.п., о чем идет речь в статье.

    Simon Starobin средняя глобальная температура. Не могли бы авторы пояснить что это такое. Если это действительно усреднение по всей поверхности и по времени то практически это температура над уровнем океана, без учёта всех широтных , сезонных и других различий.

    Вопрос запутанный и требует серьезного разговора. Но в целом — как и любая агрегированная статистика, имеет свои плюсы и минусы (что такое, например, «прирост населения Земли» без учета всех национальных, этнических и т.д. различий?). Более того, за далекие времена наиболее надежными считаются данные всего в одном месте, определяемые по кернам льда в Антарктике. Да, усредняют, прекрасно понимая, что где-то падает, где-то растет и т.д. А что еще можно делать? Можно лишь добавить оценку вариации (типа дисперсии), но обычно ее не приводят. И, конечно, есть ошибки измерения, тем более за старые годы. Но это лишь усиливает тезис: раз мы еще так многого не понимаем и не можем точно измерить, как же можно в такое ненадежное дело вкладывать деньги, считая что люди к этому причастны?

    1. VladimirU

      Igor Mandel-26.04.2022 в 07:16
      Не считают. Как видно из всех аргументов статьи, рост температуры как движущий фактор СО2, действовал миллионы лет и, конечно продолжает действовать теперь. Этот эффект доказан непреложно, в то время как обратный эффект еще только требуется доказать, чего не сделано.
      ————————
      Во-первых, спасибо за ответ. Во-вторых, не буду спорить, но на мой взгляд в статье показано что существует четкая корреляция между ростом температуры и концентрацией СО2. И ничего другого, тем более непреложно, не доказано. И уж совсем, в-третьих, сокращение выбросов СО2 в атмосферу связано не только с чистой энергетикой. тут есть где человекам потоптаться;)

  12. AB

    Глава 1
    Слова Екклесиаста, сына Давидова, царя в Иерусалиме.
    Род проходит, и род приходит, а земля пребывает во веки.
    Восходит солнце, и заходит солнце, и спешит к месту своему, где оно восходит.
    Идет ветер к югу, и переходит к северу, кружится, кружится на ходу своем, и возвращается ветер на круги свои.
    Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем.
    . . . . . . . . . . .

  13. Simon Starobin

    Во всех разговорах об изменении климата фигурирыет один одномерный критерий: средняя глобальная температура. Не могли бы авторы пояснить что это такое. Если это действительно усреднение по всей поверхности и по времени то практически это температура над уровнем океана, без учёта всех широтных , сезонных и других различий. Как это можно замерять даже сейчас, тем не менее 100 , 500000 , 500 миллионов лет тому назад. Далле в этом случае инертность океана является клучевым фактором.

  14. В.М.

    Ключевое слово в названии группы экспертов — межправительственная. Экспертов в нее назначают правительства, так что трудно было бы ожидать, что эти эксперты напишут что-то, идущее вразрез с политикой правительств. Таким образом, ее доклады политизированы по определению.

    Поварившись в климатической кухне в разных качествах почти четверть века, мог бы рассказать много чего о процессе принятия решений, но, боюсь, это было бы долго и утомительно.

  15. VladimirU

    Замечательная статья! Графики, приведенные на рис.2, впечатляют и отрицать четкую корреляция между температурой и содержанием СО2 в атмосфере невозможно. Допускаю что вопрос “Выбросы углерода вызывают повышение температуры — или наоборот?” носит спорный характер. Но если все же согласиться с тем, что повышение концентрации СО2 ведет к повышению температуры на нашей планете (т.е. первое-причина, а второе-следствие), то не считают ли авторы, что борьба за сокращения антропогенных выбросов СО2 является сегодня единственно доступным для человечества способом воспрепятствовать повышения температуры на планете и всех связанных с этим негативных явлений? А если это так, то стоит ли называть отчет IPCC по этому вопросу политически ангажированным?

    1. Benny B

      VladimirU: … Но если все же согласиться с тем, что {А} повышение концентрации СО2 ведет к повышению температуры на нашей планете (т.е. первое-причина, а второе-следствие), то не считают ли авторы, что {Б} борьба за сокращения антропогенных выбросов СО2 является сегодня единственно доступным для человечества способом воспрепятствовать повышения температуры на планете и всех связанных с этим негативных явлений? …
      ======
      Если предположить {А}, то из {Б} с большой вероятностью следует УВЕЛИЧЕНИЕ антропогенных выбросов СО2 в рамках всей экосистемы планеты Земля. В этом вопросе у меня есть некоторый опыт: лет 10~12 назад я серьёзно изучал (как проект в рамках курса в университете Торонто) «СО2 эффективность» ветряных турбин в Канаде. Оказалось, что их производство в Китае и их установка и эксплуатация в Канаде требует примерно на 10~20% больше выбросов СО2, чем производство их электричества на газовых электростанциях — и тем более, чем на ядерных и гидроэлектрических.
      А цена ветряного электричества была в несколько раз (3~6, я уже точно не помню) выше рыночной цены обычного электричества в Канаде. И с тех пор ситуация значительно ухудшилась и превратилась в уже нескрываемый распил чудовищных денежных сумм и в анти-научное мозгопромывание в канадских университетах и школах.

      И прежде, чем предполагать {А}, обязательно надо очень серьёзно разобраться со следующим:
      1) насколько была велика роль российских нефтедолларов в финансировании «зелённого движения» на Западе.
      2) почему активисты «зеленного движения» Запада очень уважают моральных уродов в стиле Аль Гора, которые летают на частных реактивных самолётах на конференции по уменьшению «углеродного следа». Грета Тунберг тоже переплывает океан на СО2-нейтральной парусной яхте, экипаж которой возвращают в Европу на реактивном самолёте.

      1. VladimirU

        Бенни, из приведенного вами примера следует лишь то, что эксплуатация в Канаде произведенных в Китае ветряных турбин на сегодня не есть эффективный способ снижения выбросов СО2 в атмосферу. Значит надо искать другие решения. Только и всего. А поиски роли российских нефтедолларов в финансировании «зелённого движения» на Западе и отношение активистов «зеленного движения» Запада к чему бы то ни было вообще никак не связано с ответом на вопрос “Выбросы углерода вызывают повышение температуры — или наоборот?”

        1. Benny B

          VladimirU: … Значит надо искать другие решения. …
          =======
          Это зависит от Вашей цели: Вас (как и Россию, Китай и западных левых) интересует сама борьба за уменьшение выбросов СО2 на Западе и только на Западе — или Вас интересует результат этой борьбы в рамках всей экосистемы планеты Земля.

          Если последнее, то сначало надо политически наказать СО2-обманщиков в конкретном случае Канады — и серьёзно проверить подозрения на похожие обманы в других странах Запада (особенно решение немцев уничтожить свою ядерную энергетику ради российского газа).

  16. Benny B

    «… никакого опровержения орбитальной теории предложено не было. Теория Миланковича была и остается главным аргументом, опровергающим антропогенную теорию изменения климата. …»
    =======
    Большое спасибо за интересную и хорошо аргументированную статью.
    А также честную и очень смелую.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *