©"Семь искусств"
  март 2022 года

 810 total views,  1 views today

Первые две главы написаны ошеломляюще, в порыве вдохновения. О если бы этот могучий поток докатился до последней страницы повести! Но за ними плещется непересыхающая река стрессовых ситуаций, которая перетекает из главы в главу. Кому-то читать противно, у кого-то — холод по позвоночнику. Равнодушных нет.

Евгений Бухин

ФРИДРИХ ГОРЕНШТЕЙН И ОШАРАШЕННЫЙ ЧИТАТЕЛЬ

«Фридрих Горенштейн — Гений. Когда читаешь — холод по позвоночнику».

«Совершенно бездарный графоман. Может Горенштейн был хорошим человеком, но как писатель лишён даже тени таланта. Читать его утомительно и противно».

Это высказывания читателей. И стало любопытно: почему у одной дамы от чтения Горенштейна холод пошёл по позвоночнику, а нормальному мужику стало противно. Итак, повесть «Искупление» и именно потому, что из интервью Юрия Векслера, энтузиаста и патриота Фридриха Горенштейна, я узнал о её выпуске в свет издательством Колумбийского университета на английском языке.

Дёрнем за верёвку и раздвинем занавес. Новый 1946 год — первый послевоенный год. На сцене внутреннее убранство убогой комнаты. В центре — главная героиня шестнадцатилетняя Сашенька, миловидная, злобная, ненавидящая нищенскую обстановку и других жильцов, живущих в этой комнате. Нахально влезших в чужую квартиру Ольгу, побирающуюся на церковной паперти и подрабатывающую стиркой, и её полюбовника Васю, здоровенного мужика, грязного, вонючего, который нигде не работает и тоже собирает медяки на паперти. Входит мать, и приносит уворованные объедки из милицейской столовой, где она работает посудомойкой.

Мать левой ладонью схватила себя за согнутое, обтянутое ватными штанами колено, держа ногу на весу, а пальцами правой руки, упираясь в задник, тянула изо всех сил. Сапог упал, и из портянки посыпались на пол смёрзшиеся куски пшённой каши. Мать подобрала их и сложила в заранее приготовленную тарелку. Она развернула портянку и достала тряпочку с котлетами. Было четыре котлеты: две совсем целые, подёрнутые хрустящей корочкой, две же были примяты ступнёй, и мать аккуратно сложила их на тарелку кусочек в кусочек. 

Однако ненависть Сашеньки к незваным дармоедам вырывается наружу:

— «Пусть он уйдёт, крикнула Сашенька. От него воняет… Когда я у стола… Пусть он всегда… За ширму.. Мой отец погиб за родину, а ты здесь немецкого холуя прячешь…» Озноб охватил её и теперь, она сгребла кашу, котлеты и пончики изо всех тарелок, вывалила на стол и начала перемалывать в ладонях, глядя, как меж залоснившихся пальцев её ползёт клейкая от повидла масса… 

Сразу же после этого «обеда» шестнадцатилетняя красавица Наташа Ростова, то есть Сашенька, собирается на первый в её жизни новогодний бал в помещении Дворца пионеров.

Сашенька вышла на кухню и увидела, что на её шубке висит пыльная и грязная Васина шинель без патки, измазанная каким-то мазутом или соляркой. Она рванула шинель, но шинельная вешалка была пришита крепко, видно, Ольга прошила её двойным швом, и Сашенька сломала ноготь. «Скоты, крикнула Сашенька, повернувшись в сторону ширмы. Если ещё раз эту грязную тряпку… Если ещё раз… Я в помойку…» 

Но вот Сашенька уже во Дворце пионеров и танцует с генеральским сынком Батюней. И вдруг катастрофа. Помните — Вася повесил свою вонючую, вшивую шинель на шубку Сашеньки.

«Вошь», сказал кто-то радостно. «Две», подхватил другой. «Я уже давно за ними наблюдаю, счастливо подхватила Зара и тут же со злобой добавила: Сыпняк разносит». «Я уже их маршрут изучил, объяснил Маркеев Заре, одна ползёт по лопатке, по тому месту, где шлейка комбинации виднеется, к воротнику блузки и назад… А вторая наперехват ползёт… Между лопатками они встречаются…»

Первые две главы написаны ошеломляюще, в порыве вдохновения. О если бы этот могучий поток докатился до последней страницы повести! Но за ними плещется непересыхающая река стрессовых ситуаций, которая перетекает из главы в главу. Кому-то читать противно, у кого-то — холод по позвоночнику. Равнодушных нет. Вроде смотришь фильм ужасов: в небе огнедышащие драконы, на земле мерзкие гады, могучие парни ведут огонь из оружия, изобретённого в 23 веке, — телезрителей трясёт. Наблюдая стремительный поток стрессовых ситуаций в повести, хочется повторить поговорку: «Всё хорошо, что в меру». А товарищ Ленин ту же идею выразил так: «Лучше меньше, да лучше».

Но в повести есть страницы, вызывающие возражение. Вот как рассуждает герой повести по имени Август, потрясённый видом мёртвого отца, над телом которого надругались после смерти. Место он выбрал для своих рассуждений на столь трагическую тему не совсем удачно — лёжа в постели с женщиной.

Я не могу представить, как раскопаю сегодня землю и увижу в глине мать… Я мечтаю только о том, чтобы черты её исказились до неузнаваемости… На карьерах фарфорового завода лежат десять тысяч… Их убил фашизм и тоталитаризм, а моих близких убил сосед камнем… Фашизм временная стадия империализма, а соседи вечны, как и камни. 

Это стиль передовицы газеты «Правда» времён канувшего в анналах человеческой истории Союза Советских Социалистических Республик, но не художественного произведения. Вот ещё пример декларативного, газетного стиля рассуждений героя повести.

Всякое убийство ужасно, говорил Август, но неотвратимое, запланированное убийство это уже новое качество… Кровь ребёнка, которого нашли и убили… Обязательно должны были убить, и всякий другой исход тут исключался… Такая кровь смывает с народа любые пятна… И делает любой гнев врагов его, пусть даже подкреплённый так называемыми справедливыми идеями, преступным…

Тут, возможно, всё сказано правильно, но автор художественного произведения должен найти другие слова, чтобы его творение называлось художественным. Создаётся впечатление — как только заканчивается очередная стрессовая ситуация, автор не находит правильных слов для обычной ситуации. Перейдём к главному и важнейшему возражению.

Как известно, Горенштейн провёл юные послевоенные годы в Бердичеве, город в повести — это Бердичев, где во время оккупации вспомогательная украинская полиция под руководством партайгеноссе Гитлера проводила акции по уничтожению более 38 тысяч местных евреев. А у Горенштейна семью героя повести убивает какой-то восточный человек по имени Шума. Дадим слово автору.

В городе жила большая восточная семья, державшая рундучки по чистке обуви и продаже ботиночных шнурков. Некоторые именовали их грузинами, а некоторые ассирийцами. В действительности же они были то ли курды, то ли сербы.

Чем дальше в лес, тем больше дров. Читатель уже решил, что Шума патологический антисемит. Так нет. Он убивает только докторов. Похоже, что какой национальности доктор ему наплевать. Да это какой-то «псих ненормальный», как сказал бы незабвенный Аркадий Райкин, последователь Джека-потрошителя и предшественник гражданина Чикатило. Сегодня он убивает докторов, завтра фрезеровщиков. Всё это читать очень странно. Опять дадим слово автору.

Тело своё Шума холил и любил, оберегал без помощи докторов, но всё-таки в дальнейших его действиях не всё понятно, почему, как только представилась возможность, он специально ходил по адресам именно докторов, а не людей другой профессии, и бил их, этих докторов, без жалости. Кроме Леопольда Львовича, соседа своего, он убил педиатра Лапруна с семьёй, убил хирурга Гольдина и оглохшего, полуслепого от старости невропатолага Барабана…

Итак, согласно Горенштейну, не украинские полицаи убили отца героя повести Леопольда Львовича и его семью, а какой-то курд или серб и к тому же «псих ненормальный». У читателя 21 века эта информация не вызовет недоумения, потому что он не знает того жестокого факта, что вместе с Леопольдом Львовичем было убито 38 тысяч евреев Бердичева.

Так всё же, кто такой Фридрих Горенштейн — графоман или гений? Трудный вопрос. Недавно мне предложили служить привратником у входа в Пантеон русской литературы. Я согласился: работа почётная и зарплата неплохая. Так вот, на трибуну, где сидят такие писатели, как Гоголь, Чехов, Лесков, я Горенштейна не пропущу, сколько бы не просил меня Юрий Векслер. А где усадить Фридриха Горенштейна — в первом или втором ряду партера, пусть решают компетентные товарищи.

Print Friendly, PDF & Email
Share

Евгений Бухин: Фридрих Горенштейн и ошарашенный читатель: 12 комментариев

  1. Евгений Бухин

    Евгений Бухин
    Ответ хулителям моей «СТАТЕЙКИ» — «Фридрих Горенштейн и ошарашенный читатель» («Семь Искусств» № 142, март 2022).

    Благодарю всех критиков моей «СТАТЕЙКИ». Критика – это могучая сила в литературной жизни. Но к сожалению, никто не осветил ни один поднятый мной вопрос, отделавшись оскорбительными словами и навешиванием ярлыков. СССР развалился ещё в 1991 году, а советский стиль жив. Вроде знаменитого: «Пастернака не читал, но осуждаю». Потому я чрезвычайно благодарен Мине Иосифовне (фамилия не была указана), которая провозгласила, что тема повести Фридриха Горенштейна – «соседи, убивающие соседей евреев во время оккупации». Мина Иосифовна, не желая того, стала моей союзницей. Так было, но соседи убили 10, 100, может даже 1000 человек, но не 6 миллионов евреев. К бытовому антисемитизму и кухонным сварам сводят трагедию еврейского народа отрицатели Холокоста. И таким же образом воспримут, прочитав повесть г-на Горенштейна, мало знакомые с историей 20 века нынешние молодые читатели. Ведь его антигерой Шума убил не только соседа-врача, но бегал по городу Бердичеву и убивал всех врачей. Если еврей был фрезеровщиком, он его не трогал. Это вообще какая-то ненормальность. Кстати, Мина Иосифовна, читать нужно внимательно. В повести г-на Горенштейна и в моей «СТАТЕЙКЕ» написано, что убил семью героя повести не ассириец, как вы пишете, а «то ли курд, то ли серб».
    Так неужто на оккупированной Украине соседи убили миллионы евреев? Вот два свидетельства, а всего их в 1000 раз больше:
    1.Писатель Анатолий Кузнецов: «Обезумевшие люди вывалились на оцепленное пространство — этакую площадь, поросшую травой. Вся трава была усыпана бельём, обувью, одеждой. Украинские полицаи, судя по акценту — не местные, а явно с запада Украины, грубо хватали людей, лупили, кричали: «Роздягаться! Швыдко!» Кто мешкал, с того сдирали одежду силой, били ногами, дубинками, опьянённые злобой, в каком-то садистском раже».
    Мина Иосифовна, не соседи, а украинские полицаи под руководством партайгеноссе Гитлера!
    2.А вот что написано в Википедии: «Массовый расстрел Бердичевского гетто был проведён 15 сентября 1941 года. Эйнзацкоманда вместе со вспомогательной украинской полицией вывезли из гетто 18 640 евреев и уничтожили их в районе хутора Романовка. В Бердичевское гетто тайком пробирались евреи, бежавшие из окрестных сёл и хуторов, где также производилось поголовное истребление еврейского населения местными украинскими полицаями, сопровождавшееся издевательствами над жертвами.
    Мина Иосифовна, опять не соседи, а украинские полицаи под руководством партайгеноссе Гитлера!
    Анатолий Кузнецов ввёл в роман «Бабий Яр» рассказ Дины Проничевой, которая выбралась из этого страшного оврага, и роман сразу стал величайшим документом того времени. Г-н Горенштейн фактически замолчал уничтожение более 38 000 евреев Бердичева украинскими полицаями и акцент сделал на частный случай — действия не совсем нормального антигероя Шумы. Грандиозная бесчеловечная акция фашизма свелась к бытовому антисемитизму.
    А г-ну А.В. (фамилия не была указана) хочу сообщить новость: всё-таки существует Пантеон русской литературы. Но у каждого человека он разный. У меня на трибуне Пантеона — Гоголь, Чехов, Лесков. У других — литературовед и плодовитый автор Ермилов, который писал доносы на Андрея Платонова и с разрешения НКВД подсматривал в щёлочку как издевались над великим Осипом Мандельштамом, а потом смеясь рассказывал что он видел.

  2. Л. Беренсон

    «Так всё же, кто такой Фридрих Горенштейн — графоман или гений? Трудный вопрос. Недавно мне предложили служить привратником у входа в Пантеон русской литературы. Я согласился: работа почётная и зарплата неплохая. Так вот, на трибуну, где сидят такие писатели, как Гоголь, Чехов, Лесков, я Горенштейна не пропущу, сколько бы не просил меня Юрий Векслер. А где усадить Фридриха Горенштейна — в первом или втором ряду партера, пусть решают компетентные товарищи».
    *********************************************
    У каждого профессионального читателя (пусть хобби, пристрастие, стойкая привычка) есть свой писательский пантеон с другими вершинами. Автор непозволительно сузил выбор: графоман или гений. 
    Для оправдания своей невысокой оценки творчества Горенштейна он избрал короткую сценку из многотомного и многотемного наследия большого писателя. И его возражения полемистам неубедительны и нравственно ущербны: евреев не соседи убивали, а националполицаи. Несчастье в том, что убивали и те, и другие, как в Бердичеве, так и в Ростове, как в Крыму, так и в Витебске. Ошарашенный читатель Е. Бухин не выдержал писательской глыбы Горенштейна и с испугу написал то, что других возмутило. Напрасно. Никаких красных линий публикации он не нарушил.
    Это не оправдание зверств в Украине.      

  3. Бормашенко

    Один из худших текстов журнала «? Искусств» за все годы. Даже и не текст вовсе. Ни грана понимания поэтики и философии Горенштейна.

  4. Илья

    Автор статейки не понял главного: Горенштейн — гений. Поэтому ему место превратником не только не в Пантеоне, но даже и не в cамом захудалом детском саду.

    1. Vi En

      Срочно изменить условия работы для автора статейки Е.Бухина.
      Работу при мавзолее оставить, зарплату выдавать нерегулярно,
      как шахтеру-прогульщику — юанями и хозяйственным мылом.

      1. Писарь весёлый

        Не совсем так, м-сье Vi En, не совсем, но близко.
        Кому-то читать противно, кого-то подташнивает от стереотипов и разлившейся по тексту желчи.
        А поговорка «всё хорошо, что в меру» — так же банальна, как ленинское «лучше меньше, да лучше».
        Скушно живет автор, как сторож при покойнике.

  5. A.B.

    Так всё же, кто такой Фридрих Горенштейн — графоман или гений? Трудный вопрос. Недавно мне предложили служить привратником у входа в Пантеон русской литературы. Я согласился: работа почётная и зарплата неплохая. Так вот, на трибуну, где сидят такие писатели, как Гоголь, Чехов, Лесков, я Горенштейна не пропущу, сколько бы не просил меня Юрий Векслер. А где усадить Фридриха Горенштейна — в первом или втором ряду партера, пусть решают компетентные товарищи.
    ==================
    Хотелось бы, чтобы решали не «компетентные товарищи», а — профессиональные критики. И неoшарашенные еврейские и русские читатели. А на трибуну (которой в литературе нет) привратникам, решившим «не пущать» Фридриха Горенштейна, выдавать зарплату не у входа в Пантеон литературы, а у входа в мавзолей Ленина.
    Хорошую зарплату выдавать, и работа — почётная.

  6. Ефим Левертов

    «я цитирую для читателей, ещё не прочитавших это произведение, из-за которого Горенштейн и был приглашён в Германию в 80м году в Берлинскую Академией искусств, и прожил в Берлине 22 года»
    ——————————————————
    Правильно ли я Вас понял, что немцы пригласили Горенштейна в Германию, когда прочитали, что евреев убивали не только они, немцы, но и люди других национальностей?

      1. Мина

        Немецкая Академия искусств пригласила Горенштейна из-за высокого уровня этого произведения.
        Автор опуса о Горенштейне сообщил , что сосед- ассириец убил родителей Августа, потому что он был ненормальный. «Искупление» — глубокий философский роман о жизни, судьбе, смерти, мести, отмщения и пр.

  7. Мина

    Вы, кажется повесть не прочитали. А статейку всё же накрапали. Объясняю: одна из тем этой повести «Соседи, убивающие соседей- евреев во время оккупации», тема запрещённая в советское время. Были времена, когда заполняющий анкету должен был заполнить графу: был ли — оккупированной территории. А Сельвинский был отозван с фронта, после того, как увидел Холокость в Старом Крыму и опубликовал стихотворение, о том что он увидел. А увидел он погром, совершенный соседями. Конечно не стоило бы терять время на столь пренебрежительны Ваш опус. Но я цитирую для читателей, ещё не прочитавших это произведение, из-за которого Горенштейн и был приглашён в Германию в 80м году в Берлинскую Академией искусств, и прожил в Берлине 22 года: «– Разрешите, – сказал Шостак и взял бумагу. – Да… Я обязан был как санитарный врач сигнализировать… Майор взял бумагу и, подняв очки на лоб, прочел: «В канализационных коллекторах, сточных канавах, а также в ряде случаев в дворовых местах общественного пользования обнаруживаются трупы лиц еврейской национальности, которых отдельные граждане из местного населения самовольно уничтожают в черте города, используя металлические прутья, ножи, камни и прочие средства. Подобные действия, в нарушение инструкции о сборе этих лиц в строго установленных пунктах для дальнейшего препровождения, угрожают городу эпидемией, что особенно опасно, учитывая большое количество госпиталей немецкой армии, размещенных у нас. Гниющие трупы привлекают бродячих собак и кошек, а также способствуют размножению мух и слепней, и что усиливает опасность распространения эпидемии как среди населения, так и среди армии. Санэпидемстанция городской управы не располагает ни транспортом, ни рабочей силой для вывоза трупов в места, заранее предусмотренные. Посему прошу обратиться к военным властям с ходатайством о запрещении впредь подобного нарушения инструкции, а также прошу выделить транспорт для очистки городской территории от очагов заразы. Главный врач санэпидемстанции городской управы Шостак. 17 августа 41 года». Итак, мы имеем дело с украинцами. Они такие же» паталогические антисемиты», как ассириец Шума. Да, ассириец Шума ненавидел соседа-еврея, зубного врача. А он, Шума, всего лишь чистит ботинки! И вот пришло его время. И Шума убил семью соседа. Но незадача вышла у него. Пятилетний сын врача убежал. Но он нашёл мальчика и зверски убил его! Что тут Вам ещё непонятно? И зачем Вы всё это по понаписали?

    1. A.B.

      Мина
      Вы, кажется повесть не прочитали. А статейку всё же накропали. Объясняю: одна из тем этой повести «Соседи, убивающие соседей- евреев во время оккупации», тема запрещённая в советское время. Были времена, когда заполняющий анкету должен был заполнить графу: был ли — оккупированной территории.
      ===============
      ‘Дела идут, контора пишет, а касса деньги выдает’.
      Search domain chtooznachaet.ruchtooznachaet.ru › dela-idut-kontora-pishet.html
      так обычно отвечают на вопрос «как дела», подчёркивая, что нового ничего нет, все обычно, рутинно …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *