© "Семь искусств"
  июнь 2021 года

302 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Широта научного кругозора Ф.Н. проявилась в те годы и в том, что он разработал несколько новых картографических проекций, приспособленных к конфигурации данной страны и, вместе с географами, создал новое направление в составлении карт с участием географов и геоморфологов. Соответственно, значительно усилилось преподавание геологии, геоморфологии и географии на картографическом факультете МГИ.

Оскар Шейнин

СВЯТОЙ ФЕДОС

Оскар ШейнинФеодосий Николаевич Красовский (1878–1948) был талантливым геодезистом. Он преобразовал, да и в большой степени создал советскую геодезию и вывел её на первое место в мире, способствовал продвижению этой науки и за рубежом. Он создал школу и оставался её общепризнанным руководителем. Вольно или невольно следуя П.Л. Чебышеву, Ф.Н. стремился к наивысшей возможной точности геодезических сетей. Он разработал стройную программу и схему государственной триангуляции и строгий метод её обработки. Под его руководством были вычислены параметры эллипсоида Красовского. В последние годы жизни Ф.Н. исследовал проблемы физической геодезии, связи этой науки с геофизикой и геологией.

Красовский

Ф.Н. Красовский

1. Предисловие

Феодосий Николаевич Красовский (1878–1948) был ведущим советским геодезистом своего времени, идеи которого оказывали сильное влияние на развитие геодезии и картографии ещё долгое время после его смерти. Хорошо известен он был и за рубежом, поскольку активно сотрудничал с Балтийской геодезической комиссией1. Самым известным достижением Ф.Н. было установление параметров общего земного эллипсоида, эллипсоида Красовского (а и b — большая и малая полуоси, α — сжатие)

а = 6 378 245м, α = (b – а)/а = 1/298.3.

В 1940 г. непосредственно под руководством Красовского вычислил эти параметры его ближайший ученик А.А. Изотов2, а в 1946 г. установленные значения были приняты за основу всех наших геодезических вычислений. Погрешность указанных параметров и сейчас считается весьма небольшой.

В юбилейном 1978-м году в Московском институте инженеров геодезии, аэрофотосъёмки и картографии ему было посвящено 12 докладов, автором одного из которых был Изотов3, и ещё одна статья была помещена там же, ранее. Её автор ранее опубликовал брошюру о Ф.Н.4, которая заканчивалась библиографией произведений Красовского. Не соответствующая современным требованиям и содержащая ошибки, она всё же является единственной. Основное творчество Ф.Н. перепечатано в четырёх томах его “Избранных сочинений”5, первый том которых содержит обстоятельную биографию Красовского, составленную В.В. Даниловым 6.

Эта статья является компиляцией, основанной на упомянутых выше статьях о Красовском, с некоторыми малоизвестными подробностями (особо — о вынужденном окончании его работы в Балтийской геодезической комиссии), и с дополнительными архивными сведениями. Вот принятые мной сокращения:

ВГУ = Высшее геодезическое управление, предшественник ГУГК;
ГУГК = Главное управление геодезии и картографии. Его подчиненность неоднократно менялась, с 1992 г. изменялось и название;
КВТ = Корпус военных топографов;
МГИ = Московский геодезический институт, предшественник МИИГАиК;
МИИГАиК = Московский институт инженеров геодезии, аэрофотосъёмки и картогра-фии; ныне, Московский университет геодезии и картографии;
ММИ = Московский межевой институт; ныне, Московский университет по земле-устройству;
ЦНИИГАиК = Центральный научно-исследовательский институт геодезии, аэросъёмки и картографии; ныне, имени Ф.Н. Красовского.

Я закончил МИИГАиК в 1951 г., посещал лекции двух авторов статей о нём, Изотова и Багратуни, и автора указанной биографии, Данилова. Он же был руководителем моего дипломного проекта. В свои последние годы Ф.Н. уже не появлялся в институте, но продолжал успешно руководить своей кафедрой высшей геодезии, а его имя постоянно упоминалось нашими преподавателями. Узнал я и прозвище Красовского, отражавшее его научные заслуги, “Святой Федос”.

2. Начало жизненного пути

Красовский рос в тяжёлых материальных условиях, но дядя, землемер, смог устроить его казённокоштным (т.е. получавшим стипендию) студентом ММИ. Окончив институт в 1900 г. с золотой медалью, Ф.Н. был оставлен при нём. Он проводил там практические занятия со студентами и поступил вольнослушателем в Московский университет, а затем провёл более пяти месяцев на Пулковской астрономической обсерватории.

Таким образом, Красовский чрезвычайно расширил свой кругозор, что оказалось существенной чертой всей его будущей кипучей деятельности. К 1904 г. он уже опубликовал шесть статей, в одной из которых предложил трёхосный эллипсоид в качестве наилучшего приближения к телу Земли 7. В 1912 г. Ф.Н. стал старшим преподавателем и заведующим кафедрой высшей геодезии, а в 1917 г. — профессором. Преподавание этой дисциплины и астрономии было скромным, Красовский же значительно расширил его, а кроме того, усилил материальную базу кафедры (создал лабораторию, пополнил парк инструментов, построил вышку для угловых измерений на здании института) и улучшил постановку летних практических занятий. Он, несомненно, представлял себе, что необходимо было серьёзное геодезическое обеспечение территории страны, а потому и хорошо подготовленные кадры.

Геодезисты КВТ России, хоть и заслуживают похвалы, не выполнили подобной задачи, да она и не была поставлена перед ними. По существу Красовский мог ориентироваться только на классический труд В.Я. Струве 8 и на добротную триангуляцию 1910–1914 гг., проложенную под руководством И.И. Померанцева. Явно недостаточным было и картографирование страны.

3. Деятельность в новых условиях

15 марта 1919 г. по декрету Совнаркома было учреждено ВГУ 9. Подготовили его, видимо, братья Владимир и Михаил Дмитриевич Бонч-Бруевичи. Отметим лишь, что первый учился в ММИ (затем — в Цюрихском университете) и стал управляющим делами Совнаркома. В этом качестве он подписал декрет вслед за Председателем Совнаркома Лениным и Председателем Высшего совета народного хозяйства (и будущим “врагом народа”) А.И. Рыковым. Подписалась и секретарь Совнаркома Л. Фотиева. Декрет сопровождался позднейшей припиской: “Распубликован” 23 марта в “Известиях”.

Второй брат закончил ММИ и возглавлял ВГУ до конца 1923 г. Он пригласил Красовского на должность председателя Научно-технического совета ВГУ, “будучи уверен в его знаниях и настойчивости” в обеспечении тесной связи науки с производством 10. Кусов дополнительно сообщил, что осенью 1918 г. М.Д. начал преподавать геодезию в ММИ, а 9 февраля 1919 г. выступил с докладом о желательности учреждения государственного геодезического управления.

И задачи, и полномочия ВГУ (и его Совета) были огромными; Красовский начал свою новую работу в 1921 г. Ещё в 1919 г. он стал первым выборным директором ММИ и выделил в нём четыре факультета, в том числе геодезический и картографический. Соответственно усилилось преподавание геодезии (с курсами гравиметрии, теории фигуры Земли, фотограмметрии и математической картографии), астрономии и картографических дисциплин. Кроме того, было построено новое здание астрономической обсерватории и т. д., но в 1921 г. Ф.Н. перешёл в ВГУ, став впоследствии заместителем начальника Управления, хотя и оставил за собой руководство кафедрой высшей геодезии ММИ. Возросшие требования к выпускникам привели к выделению из него МГИ (1930), который с 1936 г. стал называться МИИГАиК. Но уже в МГИ был открыт оптико-механический факультет, который Красовский считал необходимым для развития отечественной геодезической школы.

Все эти годы Красовский продолжал активно работать и как педагог: составлял учебные планы, пособия и учебники, читал лекции, руководил дипломниками и аспирантами, оказался душой 11 учреждения  МИИГАиК  (в котором также стал руководить одноименной кафедрой) и выделения в нём четырёх факультетов.

Плодотворной была и научная работа Ф.Н., которая соответствовала и его педагогической, и организационной (в ВГУ) деятельности. Особо упомянем предложенную им схему государственной триангуляции 12.

4. Градусные измерения и схема триангуляции по Красовскому

В конце XVII в. начались градусные измерения, т.е. определения длины одного градуса меридиана. Амплитуда дуги соответствовала разности широт её конечных точек, которые измерялись астрономически, а длину дуги косвенно определяли при помощи триангуляции. Одно градусное измерение было достаточно, чтобы вычислить радиус сферической Земли, однако Ньютон доказал, что Земля имеет форму сплюснутого эллипсоида вращения. Подтвердить его теорию и притом определить оба параметра такого эллипсоида (или опровергнуть Ньютона) можно было по двум градусным измерениям; практически, правда, нужно было гораздо больше двух и для контроля, и для уравновешивания локальных неправильностей формы Земли.

В конце XIX в. звено триангуляции в простейшем виде  состояло  из системы треугольников с измеренными углами. Её линейный масштаб определялся измеренным на конце звена базисом, от которого тригонометрически (с применением сферической, а то и сфероидической тригонометрии) вычислялись стороны всех треугольников. Астрономический азимут, измеренный опять же на конце звена, позволял вычислить азимуты этих сторон, а звено оказывалось астрономо-геодезическим.

Измерения базисов, по необходимости коротких, были исключительно трудоёмки; при помощи немногих угловых измерений от них переходили к конечным сторонам собственно триангуляции. Лишь в конце XIX в. базисы стали измерять при помощи 24-метровых инварных проволок, почти не изменяющих своей длины с температурой воздуха.

Практически базисы и азимуты определялись на обоих концах звена, притом каждый азимут следовало измерять в обоих противоположных направлениях, чтобы уменьшить влияние рефракции. В треугольниках измерялись все три угла, так что требовалось уравнивать звено, или, иначе, как-то назначать окончательные значения длинам сторон, их азимутам и углам треугольников.

Из отдельных звеньев образовывались “полигоны”, т.е., грубо говоря, квадраты со сторонами, по Красовскому, порядка 200 км, на пересечении которых и располагались измеренные базисы и азимуты 13. Уравнивать, конечно же по методу наименьших квадратов, надо было совместно всю систему полигонов; “нанизывание” последующих полигонов к уже уравненным привело бы к недопустимому накоплению погрешностей. При достаточно точно измеренных базисах и азимутах можно было считать их фиксированными и уравнивать только измеренные углы фигур триангуляции. Звенья оказывались максимально независимыми друг от друга, что соответствовало условиям строгого уравнивания 14.

Само уравнивание производилось (опять же, по Красовскому)15 в несколько этапов. Во-первых, предварительно уравнивались звенья. Во-вторых, каждое звено временно заменялось единой геодезической линией 16. В третьих, только эти линии и уравнивались совместно. Наконец, от уравненных линий возвращались к звеньям и окончательно уравнивали их. Красовский заметил, что замену звена геодезической линией он перенял у Ф.Р. Гельмерта, которому пришлось обрабатывать запутанную триангуляцию, неоднократно дополняемую в течение нескольких десятилетий 17.

Стройная система полигонов была уже у Померанцева, но Красовский уточнил её (например, существенно уменьшил стороны полигонов), чтобы триангуляция могла обеспечить точность, необходимую для составления государственной карты в масштабе 1:100 000. Ему пришлось устанавливать необходимую точность измерения всех элементов триангуляции, а потому рекомендовать методы измерений. Работа была громадной.

Полигоны были очень успешно уравнены в 1942–1944 гг., и Данилов засвидетельствовал, что “некоторые страны, например, Франция, стали переделывать свою астрономо-геодезическую сеть, применяя схему  Ф.Н. Красовского” 18.

5. Дальнейшая деятельность в стране и за рубежом

В конце 1930-х годов сеть полигонов начала распространяться за Урал, и суровые условия работы потребовали видоизменить методы прокладки и измерения сети. Это оказалось непосредственной причиной учреждения, по мысли Красовского, исследовательского геодезического института, ЦНИИГАиК, в 1928 г. Он и стал первым директором нового института, а в 1930–1937 гг. —  заместителем директора. В ВГУ он продолжал работать до 1930 г. Впрочем, это управление было заменено Главным управлением, ГУГК, и с 1939 г. Ф.Н. состоял членом его коллегии. Глубокие знания и вся его достойная педагогическая и организационная деятельность позволили ему до конца жизни самым активным образом сотрудничать с ней.

Красовский направлял деятельность ЦНИИГАиК, лично участвовал в разработке многих тем. Институт составил инструкции по важнейшим видам работ и ввёл в практику аэрофотосъёмку, без которой картографирование страны было бы практически невозможным. Широта научного кругозора Ф.Н. проявилась в те годы и в том, что он разработал несколько новых картографических проекций, приспособленных к конфигурации данной страны, и, вместе с географами, создал новое направление в составлении карт с участием географов и геоморфологов. Соответственно, значительно усилилось преподавание геологии, геоморфологии и географии на картографическом факультете МГИ.

К 1930-м годам относится и активное сотрудничество Красовского с Балтийской геодезической комиссией, в которой он бы полномочным представителем страны. В 1931–1937 гг. он участвовал в сессиях Комиссии, прочёл на них 11 докладов, был избран вице-президентом Комиссии, а затем и её президентом. Однако, в начале 1938 г. “в связи с состоянием его здоровья” 19 правительство Советского Союза освободило его от представительства. Примечательно, что не было ссылки на просьбу самого Ф.Н., и уместно вспомнить слова А.А. Изотова: “Он открыто высказывал свои мысли и взгляды даже в тех трудных обстоятельствах, когда это могло ему повредить” 20.

Вместо себя Красовский предложил кандидатуру профессора МГУ (и будущего академика) А.А. Михайлова, который и был избран президентом на 1938–1939 гг. Но уже 14 марта 1938 г. советский дипломатический представитель в Хельсинки уведомил правительство Финляндии, что “круги геодезистов” страны считают её дальнейшее пребывание в Комиссии нецелесообразным ввиду вступления Советского Союза в Международный геодезический и геофизический союз, МГГС, в который входила и Международная геодезическая ассоциация. Заведомая ложь! Комиссия занималась, пусть только региональными, но важными проблемами, притом никакие “круги” не могли бы заявить ничего подобного, хотя бы потому, что Красовский наверняка не согласился бы, да и не сотрудничали эти таинственные “круги” с указанной Ассоциацией. Михайлов, естественно, сообщил о своей отставке… Реальная причина всего этого состояла, очевидно, в начавшемся ухудшении советско-финских отношений.

Заметим, что в 1932 г., на шестой сессии комиссии, её президент Кольшюттер пересказал письмо Красовского, который не смог приехать. Геодезия, сообщил Ф.Н., это — наука без границ; он убеждён, что совместная работа стран-участниц окажется им полезной, и надеется, что их сотрудничество будет крепнуть 21. Но и ссылка на МГГС была лишь дымовой завесой: Советский Союз вступил в него лишь в 1955 г. 22

6. Эллипсоид Красовского

В 1936 г. Красовский вывел предварительные значения параметров земного эллипсоида, а в 1937 г. оставил ЦНИИГАиК, хотя по-прежнему направлял там разработку интересующих его тем, и обратил главное внимание на работу своей кафедры высшей геодезии в МИИГАиК. Как я упоминал выше, окончательные значения этих параметров непосредственно вычислил Изотов. За этот труд Ф.Н. (посмертно) и Изотов были удостоены Государственной премии 1952 г.

Красовский, кроме того, строго решил редукционную проблему геодезии о приведении результатов измерений к поверхности принятого в данной стране земного эллипсоида (референц эллипсоида). Общепринятый в то время метод развёртывания, как Ф.Н. назвал его, состоял в их приведении к уровню моря, Красовский же разработал метод проектирования (второй его термин), т.е. приведения измерений к поверхности референц эллипсоида нормалями (прямыми, перпендикулярными соответствующим касательным плоскостям) к ней. Прежний метод недопустимо искажал геодезические сети, так что, по примеру Ф.Н., в ряде зарубежных стран также ввели метод проектирования.

Эту тему Красовский изложил в предшествующем издании своёго “Руководства” 23. Его первый том был посвящен полевым геодезическим работам. Оригинальный по содержанию и изложению, он стал настольным пособием для всех геодезистов. Второй том освещал решение задач геодезии на сфероиде и приложение астрономо-геодезических и гравиметрических измерений к изучению формы и размеров Земли, и в нём-то Ф.Н. исследовал метод проектирования. В 1943 г. Красовский получил за этот том свою первую Государственную премию.

Замечательный учёный, ученик Ф.Н. (ставший  членом-корреспондентом  АН) М.С. Молоденский по его указаниям уточнил метод проектирования, привлекая гравиметрические данные. Вообще же геодезия, которая прежде исследовала лишь внешнюю форму Земли, безусловно в сочетании с гравиметрией, стала наукой и о внутреннем строении нашей планеты и её гравитационном поле. Общая гравиметрическая съёмка страны началась в 1933 г., но гравиметрия применяется и при поисках полезных ископаемых.

7. Связи геодезии со смежными науками. Итоги деятельности

В 1939 г.,  при  единодушной   поддержке  геодезической общественности, Ф.Н. был избран членом-корреспондентом АН по отделению физико-математических наук и начал успешно исследовать связи высшей геодезии, и особо, градусных измерений, с геологией, геофизикой и гравиметрией 24.

В итоге можно сказать, что Красовскому советская геодезия была обязана серьёзными достижениями и в разработке программ и методов полевых работ, и в научном использовании их результатов. Ни одно крупное начинание не обходилось без его активного участия, большинство геодезистов, начавших свою деятельность во второй четверти ХХ в., являлись непосредственными учениками Ф.Н. Красовского, а его идеи пережили его по меньшей мере на несколько десятилетий.

Авторитет Ф.Н. был непререкаем, и не в последнюю очередь ввиду его высоких моральных качеств. Он был требователен и к самому себе, и к другим, но вместе с тем и отзывчив и никак не выпячивал своего научного превосходства. Первый том “Руководства” 25 был опубликован как совместный труд его самого и В.В. Данилова, хотя думается, что следовало лишь указать “при участии” последнего. Действительно, после смерти Красовского “Руководство” вошло в его “Избранные сочинения ” только под его именем, а сам Данилов 26 не стал называть себя соавтором. Это, кстати (как и другие эпизоды), характеризует самого В.В.

Уже после Красовского геодезия достигла нового уровня. Свето- и радиодальномеры позволили ввести трилатерацию, т.е. триангуляцию с измеренными сторонами, а наблюдения искусственных геодезических спутников достаточно точно связывают пункты, находящиеся на расстоянии нескольких тысяч километров друг от друга.

Примечания

1 Эту Комиссию составляли полномочные представители восьми стран, граничащих с Балтийским морем. Советский Союз вступил в неё в 1929 г.

2 Изотов А.А. Форма и размер земли по современным данным. Труды ЦНИИГАиК № 73. М., 1950.

3 Изотов А.А. Вклад Ф.Н. Красовского в развитие геодезии и картографии // Известия высших учебных заведений. Геодезия и аэрофотосъёмка. 1979. №2. С. 42–51.

4 Багратуни Г.В. Ф.Н. Красовский (к 100-летию со дня рождения) // Известия высших учебных заведений. Геодезия и аэрофотосъёмка. 1978. №4. С. 150–155. Он же, Ф.Н. Красовский. М., 1959.

5 Красовский Ф.Н. Избранные сочинения. Тт. 1–4. М., 1953–1956. В последних двух томах перепечатано его двухтомное Руководство по высшей геодезии. Тт. 1–2. М., 1938–1942.

6 Данилов В.В. Феодосий Николаевич Красовский // Красовский Ф.Н. Избранные сочинения. Т. 1. М., 1953. С. 7–20. Я не видел первоначальную статью автора под тем же названием, опубликованную в Сборнике научно-технических и производственных статей по геодезии, картографии, топографии, аэросъёмке и гравиметрии. 1948. №22.

7 Красовский Ф.Н. Определение размеров земного трёхосного эллипсоида из результатов русских градусных измерений // Красовский Ф.Н. Избранные сочинения. Т. 1. С. 23–49. Впервые опубликовано в 1902 г.

8 Струве В.Я. Дуга меридиана. М., 1957. Впервые опубликовано в двух томах в 1856–1861 гг.

9 Собрание узаконений рабочего и крестьянского правительства. Без указания места. 1919. С. 139–140.

10 Кашин Л.А. Красовский — выдающийся учёный и организатор государственных геодезических работ // Известия высших учебных заведений. Геодезия и аэрофотосъёмка. 1979. №2. С. 8–23. См. с. 10. Кашин сослался лишь на “архивные записки” М.Д. Бонч-Бруевича. Дополнительные сведения, указанные в тексте, см. в книге Кусов В.С. Московский государственный университет геодезии и картографии. История создания и развития 1779–2004. М., 2004.
На с. 9 Кашин с неоправданными сокращениями выписал из Декрета 1919 г. цели учреждаемого ВГУ, но совершенно выпустил пункт о необходимости налаживания связей этого учреждения с “геодезическими организациями иностранных государств”.

11 Данилов В.В. См. Прим. 6. С. 13 статьи.

12 Красовский Ф.Н. Схема и программа государственной триангуляции // Избранные сочинения. Т. 2. С. 39–69. Впервые опубликовано в 1928 г., причём сам автор считал своё исследование предварительным.

13 Схему полигона, внутри которого проложена сплошная сеть триангуляции II класса, см. в статье Изотов А.А. Триангуляция // БСЭ, 3-е издание. 1977. Т. 26. С. 195–196. Ничего “стройного” не было в сетях США и Индии, схемы которых показал Бомфорд Г. Геодезия. М., 1958. Перевод О.Б. Шейнина. См. с. 11 и 12. Впервые книга была опубликована на английском языке в 1952 г., дальнейшие издания 1962, 1971, 1980 гг.

14 Гораздо хуже были в этом отношении триангуляции США и Индии, см. прим. 13.

15 Красовский Ф.Н. Методы уравнивания государственной первоклассной триангуляции // Избранные сочинения. Т. 1. С. 273–337. Впервые опубликовано в 1931 г.
Красовский Ф.Н. Методы уравнивания триангуляции I класса в СССР. М. – Л., 1932.
Эта же тема описана в гл. 13 т. 3 “Избранных сочинений” автора.

16 По аналогии с прямой линией на плоскости, геодезическая линия на поверхности эллипсоида, соединяющая две её точки, есть кривая наименьшей длины.

17 См. Helmert F.R. Lotabweichungen. Heft 1. Berlin, 1886. См. с. 1 и 68. Sheynin O.B. Helmert’s work in the theory of errors // Archive for History of Exact Sciences. 1995. Vol. 49. P. 73–104. См. с. 80–82.
Гельмерт был крупнейшим геодезистом после Гаусса и Бесселя. В отличие от последнего, он издал в 1872 г. прекрасное руководство по применению метода наименьших квадратов к уравниванию геодезических построений. Оно было переиздано в 1907 и 1924 гг. и переведено в сокращённом виде: Гельмерт Ф.Р. Уравновешивание по способу наименьших квадратов и т.д. М., 1914. Перевод А.А. Сопоцько.
Даже сейчас, в основном ввиду наличия систематических ошибок наблюдений, использовать математико-статистические идеи и методы очень трудно. Именно эти ошибки упомянул Красовский, заметив, что стремиться к быстрому выполнению работ на данном пункте триангуляции “по крайней мере сомнительно”. См. с. 93 его статьи 1936 г. Обзор научных работ в СССР в области геодезии за 19 лет. “Избранные сочинения”. Т. 2. С. 89–100.

18 Данилов В.В. См. прим. 6. С. 14 статьи.

19 Bonsdorff I. Bericht des Generalsekretärs. Verhandlungen 10. Tagung Baltischen geodätische Kommission 1938. Helsinki, 1938. P. 42–45.

20 Изотов А.А. См. прим. 3. С. 50 статьи.

21 Материалы этой сессии были опубликованы в Хельсинки в 1933 г.; сообщение Кольшюттера см. с. 18.

22 БСЭ, 3-е издание. Т. 6. 1971. Статья Геодезический и геофизический союз, международный. С. 287. В прежних изданиях БСЭ не было статьи, посвящённой этому Союзу.

23 См. прим. 5.

24 Вот два доклада Ф.Н. Красовского Академии наук: Современные задачи и развитие градусных измерений и О некоторых научных задачах астрономо-геодезии в связи с изучением твёрдой оболочки Земли. Они были опубликованы в 1941 и 1947 гг. и перепечатаны в первом томе “Избранных сочинений” автора, с. 226–250 и 251–272.

25 См. прим. 5.

26 Данилов В.В. См. прим. 6. С. 16 статьи.

8. Сведения из Московского отделения Архива Российской академии наук

Полученные нами документы естественно подразделяются на три раздела, см. ниже.

8.1. Заседания подразделений Коммунистической академии

Фонд 351, опись 1, дело 135 (1) – дело 135 (11)

Пояснение

Эта академия (1918–1936), до 1924 г. именовавшаяся Социалистической, имела целью исследовать проблемы социализма и подготавливать и объединять научных деятелей социализма. В её составе были научные институты (в том числе естествознания), секции и комиссии. Мы ознакомились с протоколами нескольких заседаний 1931 г. секторов и секций астрономии и геодезии и раздела астрономии ассоциации естествознания. Ниже мы описываем интересующие нас темы этих заседаний.

  1. Подготовка геодезистов-исследователей в МГУ. ГУГК и недавно учреждённый МГИ полагали, что в МГУ требовалось готовить исследователей по астрономии и гравиметрии, но не геодезии. Отдел астрономии Ассоциации естествознания не согласился с этим, хотя и рекомендовал поддерживать связь с указанными учреждениями.
  2. Плагиат Ф.Н. Красовского? В американской литературе (где именно и когда?) был указан метод определения азимута земного предмета по измерению горизонтального угла между Полярной и β Малой Медведицы. Красовский опубликовал свой метод того же самого определения в 1924 г. (Избр. соч., т. 2. М., 1956, с. 201–203) и до 1931 г. ещё в одном, но труднодоступном источнике.

На одном из заседаний это было отмечено, но без ссылки на статью Красовского, и без указания на более общую применимость его метода (любая подходящая звезда могла быть использована в качестве вспомогательной). Кроме того, упомянули возможность независимого введения (схожих) методов, однако заявили, что Красовский был обязан сослаться на американский вариант, как только узнал о нём.

Всё это было решено проверить. Результаты нам неизвестны. Позднее азимуты земных предметов начали определять иначе, однако новый метод требовал знания уклонений отвеса в пункте наблюдения.

  1. Программа по математике в МГУ, по всей видимости для геодезистов. На другом заседании С.Г. Судаков (будущий долголетний глава ГУГК) заявил, что планирование 750 часов математики является вредительским планом. Это — линия Михайлова (очевидно профессора МГУ А.А. Михайлова, члена-корреспондента с 1963 г. и академика АН СССР с 1964 г.), … идея реакционера Красовского.

В то же время, на другом совещании в Коммунистической академии положительно оценили усиление преподавания физики и математики в МГИ (т.е. усилий того же Красовского). Причина его реакционности осталась непонятной.

8.2. Об учреждении комиссии по теоретической геодезии в Академии наук

Фонд 614, опись 4, дело 49 (1) – дело 49 (4об)

Пояснение

Следует указать, что упоминаемые А.А. Байков и А.Ф. Иоффе были в то время (май 1945 г.) Вице-президентами АН; впрочем, Байков — только до 25 мая, а потому, ввиду плохого здоровья, вряд ли смог принять какие-либо меры по письму Красовского.

Н.Г. Бруевич, специалист по теоретической механике, был академиком-секретарём.

Академический Комитет (не Комиссия) по геодезии и геофизике был действительно создан при Отделении физико-математических наук, но только в 1955 г., см. Вестник АН СССР №4 за 1955 г., с. 69, “В связи с вступлением СССР в Международный геодезический и геофизический союз при ЮНЕСКО”. Само участие в указанном союзе было безусловно вызвано предстоявшим Международным геофизическим годом.

Нет, не так узко представлял себе Красовский задачи Комиссии. В настоящее время при Президиуме АН существуют Национальные комитеты по Международной геосферно-биосферной программе и по Сбору и оценке числовых данных в области науки и техники, т. е. по статистической работе в этой области. В 1992 г. Россия вышла из указанного Союза.

Сопроводительное письмо

Глубокоуважаемый Александр Александрович [Байков]!

В августе 1944г. я начал одно дело по Академии Наук; оно приняло затем какую-то странную форму, вынуждающую меня обратиться к Вам, как к старшему товарищу, за советом – т.е. не официально, и с просьбой указать, как мне следует поступить в дальнейшем. Если состояние Вашего здоровья не позволит Вам оказать мне небольшое внимание по этому делу, то прошу меня об этом уведомить. Я не буду, конечно, иметь никаких претензий в период Вашей болезни использовать Ваши силы на моё маленькое дело.

Член-корр. Ак. Наук СССР Красовский Ф.Н.

К сему прилагаю краткую записку по делу учреждения при Отделении физико-математических наук Комиссии по проблемам теоретической геодезии.

11 мая 1945г.

Записка по делу учреждения при отделении физико-математических науккомиссии по проблемам Теоретической геодезии

Частное

А.А. Байкову

В августе 1944 г. мною была направлена в Президиум Академии Наук записка, мотивирующая учреждение при о.ф.м.н. геодезического института. Дело было направлено далее в о.ф.м.н. Академии, и здесь первый раз было рассмотрено в самом конце сентября (кажется 27/IX). Признавая необходимость учреждения особой Комиссии по теоретическим проблемам геодезии, Бюро о.ф.м.н. просило меня возглавить временную комиссию в составе: я, академик [О.Ю.] Шмидт, генерал-майор [Н.А.] Урмаев, профессор В.В. Данилов, доцент [А.А.] Изотов, член-корресп. Ак. Наук СССР А.А. Михайлов; эта врем. комиссия имела поручение установить задачи и проблематику проектируемой Комиссии по проблемам теоретической геодезии, а также и структуру и устав этой Комиссии, причём обращалось внимание на то, что главной задачей Комиссии является координация работ академических и вне-академических учреждений СССР в области проблем теоретической геодезии. Последняя установка была введена, полагаю, после заседания Бюро о.ф.м.н., но она оказалась имеющей особое значение; я по своей болезни на этом заседании 27/IX отсутствовал. По отработке проблематики и устава материалы временной комиссии были препровождены в Бюро о.ф.м.н. с некоторым запозданием: принимая во внимание малую осведомлённость в Академии о современных научных задачах геодезии, я составил особую записку, Научные задачи геодезии, которую, размножив через машинисток, получил в 16-ти экземп., которые и раздал видным деятелям Академии, в том числе и Вам. Только от Вас я получил уведомление, что записка моя представляет определённый интерес, и что Вы окажете в дальнейшем содействие моему начинанию.

Только в конце января (24 го) было собрание Бюро о.ф.м.н., на котором вероятно академик Иоффе сообщил, что временная комиссия из геодезистов представила материал, не отвечающий данному ей поручению, стремясь учредить геодезический институт и лаборатории при нём; поэтому-де дело Красовского подлежит возврату в Президиум Академии. Соответствующее постановление Бюро о.ф.м.н. было составлено и разослано, однако только в марте. Я по болезни не мог быть и на этом заседании 24 января; от присутствовавших я только слышал, что никаких суждений по вопросу А.Ф. Иоффе не допустил, и никаких объяснений от членов временной комиссии также не принял. После 24 января дело не имеет движения до настоящего времени; с начала марта с постановлением ОФМН ничего не делается в Президиуме академии. Я слышал, что такие дела, возвратившиеся в Президиум из Отделений, решаются т. наз. распорядительным Президиумом, куда [я] и направлял для переговоров проф. Данилова и Н.Г. Бруевича, но из этого ничего не вышло.

Казалось бы, что если о.ф.м. . вполне признаёт необходимость организации в его составе Комиссии по геодезическим проблемам, то установление проблематики этой Комиссии — это дело Бюро ОФМН, которое, по завершении, и доводится до сведения Президиума и на его утверждение. Однако, получается другое впечатление: Бюро ОФМН, направив дело обратно в Президиум, как будто и считает свою задачу поконченной.

Моя попытка снестись с А.Ф. Иоффе по телефону в конце февраля окончилась неудачей; телефон был не вполне исправен, а я из-за волнения задыхался при разговоре. А.Ф. Иоффе заявил, что не может быть речи о лабораториях и Институте, и, кроме того, дело стоит в зависимости от здоровья Красовского.

Скоро год, как я начал дело, но все данные за то, как будто, что оно вообще не начнётся.

Моя первая просьба к Вам заключается в том, чтобы получить сведения, какие же дальнейшие пути предстоят делу об учреждении комиссии по геодезическим проблемам, если только о.ф.м.н. считает нужным иметь такую комиссию? Во-вторых, не следует ли мне считать, что со мной обошлись в Бюро ОФМН так, как вообще не обходятся в Академии с её членами-корреспондентами? Ведь моё разногласие с Бюро ОФМН должно бы быть обсуждено, ведь возможна и согласительная линия1; если же дело упирается в какое-то принципиальное и неустранимое разногласие, то, очевидно, я не понимаю современных задач Академии в области геодезии, и поэтому следует рекомендовать более не соваться и сожалеть о том, что сунулся. Положение моё и перед советскими геодезистами, которые ставили на меня свои надежды, и перед членами отделения ф. м. наук очень незавидное, и я даже не представляю себе как-то дальнейших моих сношений с членами Академии. Помогите мне, Александр Александрович, но, конечно, если это не будет вредно сказываться на Вашем здоровье. Моё здоровье очень мало улучшилось в Барвихе2; между тем 12го мая3 потребовали, чтобы я выехал отсюда; куда – домой? надежда моя на использование санатории в июне, июле и августе рухнула; однако, без длительного пребывания каждодневно на свежем воздухе из моего лечения ничего не выйдет. За 59 дней пребывания в Барвихе было только 12 дней, когда можно было длительно посидеть на воздухе. Думаю всё-таки, что ставить вопрос в зависимости от моего здоровья, как это делает академик Иоффе, нельзя.

С полным к Вам уважением Ф. Красовский
11 мая 1945

Примечания

  1. Согласительная линия могла бы включить статистику в сферу деятельности комиссии. В 1926 г., после смерти А.А. Чупрова, в АН рассматривалась возможность издания его трудов, однако оказалось, что ни один академик не смог бы высказать своё мнение по этому вопросу (О.Б. Шейнин, 1990, А.А. Чупров. 2-е изд. Москва, 2010, с. 40). Тогда же, в траурном заседании в Ленинградском политехническом институте, в котором много лет работал Чупров, тамошний профессор Иоффе заявил, что только у Эйнштейна видел такое же увлечение наукой, как у Чупрова (там же, с. 11).
      В 1915-м или 1916-м году, в письме В.И. Вернадскому, Чупров заявил, что со временем следовало бы учредить в АН институт по статистическому изучению России. В 1930 г. был учреждён лишь Демографический институт, но упразднён в 1934 г., поскольку попытки внести в [его] работу элементы социально-экономические не удались. Директором института был почему-то И.М. Виноградов. См. там же, с. 163 и прим. 11.1 на с. 210–211.
  1. Санаторий АН в Одинцовском районе Московской области.
  2. Дата явно неверна, ведь Записка помечена 11 мая.

8.3. Рукопись Ф.Н. Красовского

Фонд 614, опись 5, дело 61 (1) – дело 61 (31об)

Указанная рукопись — это машинопись на 62 с., которую мы здесь кратко опишем. Её название, “Геодезическая наука за последние двадцать пять лет”. Она не датирована; на с. 9 разъясняется, что рассматривается период 1919–1944 гг. Формул в ней нет, и числовых данных немного. Не в Барвихе ли (см. наш п. 8.2) была она частично написана? Возможно, что её основой послужила рукописная записка Ф.Н. “Научные задачи геодезии”, которую он упомянул в письме Байкову (п. 8.2).

Рукопись не была опубликована; в 1941 и 1947 гг. в печати появились статьи автора, отражавшие его работу в АН и перепечатанные в т. 1 его “Избранных трудов”, с. 226–250 и 251–272, см. Прим. 24 к нашему основному тексту. Они лишь перекликаются с описываемой рукописью, которая таким образом является самостоятельным исследованием. Сразу скажем, что оно было основано на основательном знакомстве автора с современной литературой.

Рукопись разбита на семь неименованных параграфов, которым предшествует краткое Введение, а по содержанию она шире, чем можно было бы ожидать по её заглавию. Автор указывает на заслуги А.К. Клеро, К.Ф. Гаусса и нескольких последующих учёных XIX века, особенно Дж. Г. Стокса и Ф.Р. Гельмерта, по приложению гравиметрии к геодезии, а также Дж. Б. Эри и Дж. Пратта, которые выдвинули верную гипотезу изостатического равновесия крупных массивов земной коры, как бы плавающих на твердом основании (но нарушаемого в сейсмически активных районах). Исследования профессора МГУ Ф.А. Слудского о фигуре Земли, которые, к сожалению, оставались без должного внимания, автор называет “не безупречными”, но существенными.

К 1919 г. Ф.Н. относит зарождение “физической геодезии”, т.е. изучения твёрдой оболочки Земли и, в частности, горизонтальных и вертикальных движений суши. В сфере основных геодезических работ, включающих гравиметрию, Ф.Н. рассматривает существенные технические и научные разработки и особо останавливается на исследованиях инварных проволок, применяемых для измерения базисов триангуляции.

Другие описанные темы включают перемещение полюсов Земли, хранение времени и установление общего земного эллипсоида и в том числе соображения о его трехосности. Много внимания Ф.Н. уделяет и продолжавшимся исследованиям теории изостазии. В некоторой степени о них и об их связи с геодезией можно ознакомиться по книге Г. Бомфорда, см. Прим. 13 к нашему основному тексту.

Автор особо подчёркивает значимость работы Международного геодезического и геофизического союза (которого указанные выше статьи не упоминают) и полагает необходимым, чтобы АН признала геодезию как теоретическую науку.

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math