© "Семь искусств"
  май 2021 года

175 просмотров всего, 9 просмотров сегодня

В те годы многие призеры Всесоюзных олимпиад пытались поступать в МФТИ. Получив полный балл на экзаменах, владельцы «неподходящих» фамилий получали отказ на собеседованиях. Это вызывало естественное несогласие нашего сообщества. В это время (до конца 60-х) я был одним из лидеров приемной комиссии по физике Новосибирского университета. Юлик посылал нам этих абитуриентов, и — с благословения ректора С.Т. Беляева — мы принимали их на физфак НГУ.

Илья Гинзбург

ПАМЯТИ ЮЛИЯ БРУКА

В 1962 г. мы провели первую Всесибирскую физ-мат олимпиаду. Эта олимпиада проводилась за счет Сибирского отделения АН. Осенью мы узнали, что физтех провел свою олимпиаду самодеятельным образом — студенты и аспиранты проводили конкурсы, просто выезжая в родные школы. Приехав в Москву, мы встретились с организаторами олимпиады МФТИ и быстро поняли, что «мы одной крови», у нас те же цели, та же идеология задач. Ядро организаторов олимпиады МФТИ составили студенты-физики Ю. Брук и  О. Слободецкий и немного более взрослый преподаватель математики Толя Савин (мы с ним одновременно кончали школу и участвовали в математических олимпиадах). Мы очень быстро подружились с ними, и эта дружба продолжалась много лет. Мы объединили свои усилия в организации совместной Всесоюзной олимпиады, создании новых задач, а затем и подготовке издания журнала «Квант». Каждый раз, приезжая в Москву, мы встречались друг с другом. Юлику было интересно делиться с окружающими новыми идеями, новыми людьми, новыми возможностями. Круг наших друзей пополнялся студентами НГУ и Новосибирской ФМШ. Юлик жадно рассказывал о коллегах и об их интересах, он живо общался со школьниками — победителями олимпиад, он любил их.

В те годы многие призеры Всесоюзных олимпиад пытались поступать в МФТИ. Получив полный балл на экзаменах, владельцы «неподходящих» фамилий получали отказ на собеседованиях. Это вызывало естественное несогласие нашего сообщества. В это время (до конца 60-х) я был одним из лидеров приемной комиссии по физике Новосибирского университета. Юлик посылал нам этих абитуриентов, и — с благословения ректора С.Т. Беляева — мы принимали их на физфак НГУ. Это были хорошие студенты, украшавшие наш физфак. Эта практика прервалась в начале 1970-х, с моего изгнания из приемной комиссии «правильными людьми».

Наши встречи продолжились и после этого. До самого недавнего времени каждый мой приезд в Москву включал встречу с Юликом. Мне всегда были интересны его рассказы о журнале Квант и о его сотрудниках, многих из которых я хорошо знал.

В конце концов Юлик перешел на работу в ФИАН и преподавал в МФТИ на кафедре В.Л. Гинзбурга. От него я узнавал о новых идеях В.Л. и об издании его книг. С ним всегда было интересно. Мне будет сильно не хватать его.

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math