© "Семь искусств"
  апрель 2021 года

259 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

При виде горя тех, кто лучше нас,
Свое скорей забудется как раз.
У одного в уме всегда болит,
Когда былых утех изглажен вид.

Уильям Шекспир

КОРОЛЬ ЛИР

Перевод с английского Алексея Цветкова[1]

(продолжение. Начало в №3/2021)

Акт II
Сцена 1

Уильям Шекспир

Уильям Шекспир

Входят с разных сторон Эдмунд и Кьюрен.

Эдмунд
Приветствую, Кьюрен.
Кьюрен
И я вас, сударь. Только что видел вашего отца и дал ему знать, что герцог Корнуолл и его герцогиня Риган намерены здесь вечером остановиться.
Эдмунд
С чего бы это?
Кьюрен
Откуда мне знать. А новость слышали — то есть только шепоток, потому что дальше этого пока не пошло?
Эдмунд
Нет, а в чем дело?
Кьюрен
И вы не слышали о войне, которая затевается между герцогами Корнуоллом и Олбани?
Эдмунд
Ни словечка.
Кьюрен
Тогда у вас все впереди. До свидания, сударь (уходит).
Эдмунд
Так герцог нынче здесь? Тем лучше, чудно!
Все четко вписывается в мой план.
Отец под стражу брата взять готов.
Осталась мелочь, но чревата риском.
За дело — пособи-ка мне судьба
И скорость. Брат, спустись на пару слов!

Входит Эдгар.

Алексей Цветков

Алексей Цветков

Отец следит. Беги отсюда, брат!
Ему уж донесли, где ты скрывался,
Тебе в подмогу наступила ночь.
Ты разве не злословил Корнуолла?
Он едет на ночь глядя к нам, и с ним
Его супруга Риган. Не о них ли
И Олбани ты дурно отзывался?
Припомни-ка.
Эдгар
            Ни словом, я уверен.
Эдмунд.
Отец идет сюда. Прости меня,
Из хитрости я обнажу свой меч —
И ты, как бы в защиту. Ну, смелее (обнажают мечи).
Сдавайся! Марш, предстань перед отцом!
(Тише, Эдгару) Беги же. — Эй, огня сюда! — Прощай.

Эдгар уходит.

Слегка открою кровь, пускай придаст
Мне мужественный вид. Я видел пьяниц,
Дерзавших и на большее (ранит себя в руку). Отец!
На помощь!

Входят Глостер и слуги с факелами.

Глостер
            Где он, этот негодяй?
Эдмунд
Он здесь во тьме стоял с мечом, шепча
Невнятные заклятья, призывая
Луну в сообщницы.
Глостер
            А сам он где?
Эдмунд
Я ранен.
Глостер
            Эдмунд, где же он, мерзавец?
Эдмунд
Он устремился прочь, когда не вышло..
Глостер
За ним! Скорей! (Часть слуг уходит.) Когда не вышло что?
Эдмунд
Добиться, чтобы я помог убить вас.
Я возражал, что мстительные боги
Гром низвергают на отцеубийц,
И что с отцовской тесно сплетена
Сыновняя судьба. Короче, он,
Удостоверившись сколь мне противен
Столь гнусный замысел, направил меч
В меня, беспечного, и ранил в руку.
Но увидав, что дух мой не угас,
Что правота моя готова к бою,
А может крик мой сполохнул его,
Пустился прочь.
Глостер
            Ну что ж, пускай бежит.
Непойманным пробудет он недолго,
Изловят — казнь. Сейчас сюда прибудет
Сам герцог, мой достойный сюзерен.
С его согласия я объявлю,
Что изловивший будет награжден,
Тот, кто доставит труса к эшафоту.
А кто укроет — смерть!
Эдмунд
Когда я убеждал его на вас
Руки не поднимать, а он уперся,
Я пригрозил, что выдам. Он в ответ:
«Ублюдок без гроша, ты полагаешь,
Что твой донос, который я отвергну,
Найдет хоть в ком-то веры хоть на грош,
Хоть на мизинец? Нет, я отопрусь
От этого письма, хоть опиши
Им всю мою природу, я свалю
Все на твой заговор и уговоры.
Ты, видно, всех считаешь дураками,
Которым не понять, чем смерть моя
Чревата для тебя, и что могло
Тебя подвигнуть».
Глостер
            Гнусный негодяй!
Отречься от письма? Он мне не сын… (Трубы за сценой.)
О, прибыл герцог. А зачем — не знаю.
Закрыть порты. Подлец не ускользнет.
И герцог согласится. Разошлю
Его портреты, чтоб во всех пределах
Сумели опознать. А ближе к дому —
Тебя, мой бдительный и верный сын,
В наследники зачислю.

Входят Корнуолл, Риган и свита.

Корнуолл
Ну, как вы, друг мой? Я вот только прибыл,
А здесь повсюду странная молва.
Риган
И если правда, никакая месть
Чрезмерной тут не будет. Как дела?
Глостер
Мадам, по сердцу трещина прошла.
Риган
Не крестник ли отца виной, кому
Он сам и имя дал когда-то, Эдгар?
Глостер
Сударыня, мне стыдно подтвердить.
Риган
Он часом не с задирами водился
Из рыцарей отца?
Глостер
Не знаю я, но равно ужасно.
Эдмунд
О да, мадам, он с ними заодно.
Риган
Тогда понятно, кто склонил к злодейству.
Они подбили старика убить,
Чтоб разделить между собой добычу.
Я получила вести от сестры
Об их проделках, с предостереженьем,
Коль вздумают явиться на постой,
Меня нет дома.
Корнуолл
            И меня, жена.
Я слышал, Эдмунд, ты повел себя
Как верный сын.
Эдмунд
            Я лишь исполнил долг.
Глостер
Он все разоблачил и даже был
В попытке задержать злодея ранен.
Корнуолл
Погоню выслали?
Глостер
            О да, милорд.
Корнуолл
Когда изловят, от него вреда
Уже не будет. Именем моим
Свободно пользуйтесь. Тебя же, Эдмунд,
Чьи мужество и добродетель так
Отменны, мы зачислим в нашу свиту.
Такая преданность нужна и нам,
Ты наш отныне.
Эдмунд
            Послужу вам, сударь,
По мере сил.
Глостер (Корнуоллу)
Спасибо за него.
Корнуолл
Что ж до причины нашего визита…
Риган
Столь неурочного, и в час ночной.
Тут дело важное, любезный Глостер,
И ваш совет нам будет очень кстати.
Вот письма от отца и от сестры
О неладах меж ними, и ответить
Из дома трудно, а курьеры ждут
От нас ответов. Добрый старый друг,
Войдите в наше положенье, дайте
Совет, столь нужный в этом срочном деле,
Безотлагательно.
Глостер
            Рад услужить,
Мадам. Добро пожаловать.

Трубы. Уходят.

Сцена 2

Входят Кент, изменивший внешность, и Освальд.

Освальд
Друг, добрый день. Ты здешней службы?
Кент
            Да.
Освальд
Где нам оставить лошадей?
Кент
            В грязи.
Освальд
Послушай-ка, будь так добр…
Кент
Не буду.
Освальд.
Ну и ладно, ты мне тоже безразличен.
Кент
Попадись ты мне в зубы, не был бы безразличен.
Освальд
С чего это ты так со мной? Я тебя не знаю.
Кент
Зато я тебя знаю.
Освальд
И кто же я, по-твоему, такой?
Кент
Мерзавец, негодяй, пожиратель объедков; низкий, наглый, мелкий, пронырливый, грошовый, грязный залоснившийся хам; худосочный, крючкотворный сукин сын, тщеславный сверх-услужливый пройдоха, нищий раб, такой, что и поторгует собой ради продвижения, помесь ублюдка, побирушки, труса, льстеца, а также сын и наследник дворняги — и я изобью тебя до визга, если ты оспоришь хоть слог из этого описания.
Освальд
Что ж ты за урод такой — так наброситься на человека, которого не знаешь и который тебя не знает?
Кент
Что же ты за бесстыжий подонок — делаешь вид, что не узнаешь меня? Всего лишь два дня, как я сделал тебе подножку и поколотил тебя в присутствии короля. (Обнажает меч.) Извлеки свой, прохвост, хотя и ночь, но луна-то светит. Я тебя искрошу в тюрю на лунном свете, сучье отродье, мерзкий хлыщ. Защищайся!
Освальд
Прочь! Я не хочу с тобой связываться.
Кент
Твой меч, негодяй! Ты являешься с письмами, очерняющими короля, и принимаешь сторону тщеславной марионетки, ополчившейся на царственное достоинство отца. Твой меч, негодяй, да поживей!
Освальд
О, помогите! Убивают! Помогите!
Кент
Защищайся, ничтожество! Стой, не беги, негодяй! Стой и сражайся, хлыщ! (Ударяет его мечом.)
Освальд
О, помогите! Убивают, убивают!

Входят Эдмунд со шпагой наголо, Корнуолл, Риган, Глостер и слуги.

Эдмунд
Что здесь происходит? В чем дело? Прекратите!
Кент (Эдмунду)
Эй, молокосос, ну-ка, давай! Я тебе шкуру подлатаю! Давай, молодое благородие.
Глостер
Оружие, схватка? Что тут происходит?
Корнуолл
Стоп, я приказываю.
Кто меч поднимет — мертв. Что происходит?
Риган
Курьеры, от сестры и короля.
Корнуолл
В чем повод к схватке, говорите?
Освальд
Милорд, переведу дыханье.
Кент
Неудивительно, после твоих отважных выпадов. Трусливая тварь, недочеловек. Тебя сшил твой портной.
Корнуолл
Странная речь. Как может портной сшить человека?
Кент
Именно портной, сударь. У каменотеса или маляра так худо не вышло бы, будь они даже новички в ремесле.
Корнуолл
И однако — как дошло до ссоры?
Освальд
Этот дряхлый негодник, которого я пощадил лишь из снисхождения к его сединам…
Кент
Не выпячивай свое сучье «я», последняя буква алфавита. Милорд, если позволите, я раскатаю это бугристое ничтожество в замазку и зашпаклюю им стенку сортира. Из снисхождения к моим сединам, мерзкий пес?
Корнуолл
Потише там, милейший.
Ты что, дикарь, лишился всех манер?
Кент
Нет, сударь, но у гнева есть права.
Корнуолл
А в чем предмет для гнева?
Кент
В том, что есть меч у этого раба,
А чести нет. Улыбчивый прохвост
Священные перегрызает узы
Подобно крысе, потакает низким
Страстям в характере своих господ,
К огню добавит масла, к снегу — льда.
«Да», «нет» — вращает чуткий флюгер носа
За каждым дуновеньем от хозяев,
Бездумно, словно пес, но точно вслед —
Чума тебе на рыло, эпилептик!
Ухмылка эта — шут тебе я, что ли?
Коль встретимся на Сарумской равнине —
До Камелота с визгом долетишь.
Корнуолл
Старик, ты спятил?
Глостер (Кенту)
Что не поделили,
Скажи?
Кент
Нет нелюбви сильней, чем между мной
И этим подлецом.
Корнуолл
Но почему «подлец»? В чем он виновен?
Кент
Его лицу не нравлюсь я.
Корнуолл
А как мое? Его, или ее?
Кент
Я, сударь, не силен в подборе слов:
Случалось видеть лица и получше,
Чем на любых плечах, какие вижу
Сейчас перед собой.
Корнуолл
            Изрядный малый,
Предмет похвал за прямоту, мастак
Рубить сплеча и вывернуть слова
Из колеи. Без тени лести, как же.
Честнейший ум, простец и правдоруб.
Проглотишь — славно, нет — вини себя.
Я знаю этих тварей, под покровом
Их прямоты есть больше вздора, чем
Десятка два отпетых лизоблюдов
Вам выложить сумеют.
Кент
Мой государь, с премногим преклоненьем,
С тем искренним почтением, каким,
Как бы в венце лучистого огня
Пред ликом Феба…
Корнуолл
            Ты к чему ведешь?
Кент
Попробовал было выйти за пределы своего лексикона, который вас так выбивает из равновесия. Я знаю, сударь, я не льстец. Тот, кто пытался обаять вас простодушием речи, был просто проходимец, каковым я не являюсь, хотя и могу нарваться на ваше неудовольствие тем, что я не таков.
Корнуолл (Освальду)
Чем ты его обидел?
Освальд
            Да ничем.
Он служит королю, а тот меня
Ударил за обмолвку, ну а этот,
Весь распалившись, сделал мне подножку
Исподтишка, и так разбушевался,
Пока лежал я, чтобы похвалу
Себе сорвать, хоть я не оказал
Сопротивления. И вот теперь
Подвигнут тем же гневом, обнажил
Свой меч.
Кент
Трус мигом и Аякса самого
Болваном выставит.
Корнуолл
            Колодки, живо!
Уж мы тебя, преклонных лет хвастун,
Проучим.
Кент
            Сударь, мне учиться поздно.
Колодки прочь. Я королю служу,
Чьим порученьем я направлен к вам,
Колодки — это знак неуваженья
И злого умысла по отношенью
К пославшему меня.
Корнуолл
Колодки, живо! И клянусь всей честью,
Он до полудня простоит.
Риган
Лишь до полудня, сударь? Нет, всю ночь.
Кент
Мадам, будь вашему отцу я псом,
И то вы зря.
Риган
            Но вы лишь подлый раб.
Корнуолл
Видать он именно из тех, о ком
Сестра предупреждала. Приступайте! (Вносят колодки.)
Глостер
Прошу, ваше высочество, не надо.
Он виноват, и пусть его король
Накажет. Избранная вами кара
Лишь низости и хамству подобает,
Скорее средство против воровства.
Мы короля рискуем оскорбить,
Столь крайней мерой, жестко обойдясь
С его посланцем.
Корнуолл
            Я за все отвечу.
Риган
Сестре ничуть не больше по душе,
Что на ее курьера с порученьем
Напали столь коварно… Ноги тоже.

Кента запирают в колодки.

Корнуолл (Глостеру)
Ну все, милорд, пойдемте.

Уходят все, кроме Глостера и Кента.

Глостер
Печально, друг. Так герцогу угодно,
Чей нрав, как хорошо известно всем,
Неукротим. Я за тебя вступлюсь.
Кент
Не стоит, сударь. Я все дни в разъездах,
Сосну быть может. Или посвищу.
И за добро бывает невезенье.
А вам — всех благ.

Глостер уходит.

Кент
О мой король, права же поговорка:
Финал благословению небес —
На самом солнцепеке (разворачивает письмо).
Что ж, посвети мне, солнышко, на землю,
Чтоб я в твоих лучах приятных мог
Прочесть письмо. Из глубины несчастий
Заметней чудо. Вот что написала
Корделия, которой все мои
Известны ухищренья, и отвлекшись
От государственных забот, беду
Попробует исправить. Ах, глаза,
Измученные зрелищем несчастья,
Закройтесь.
Переменись, судьба, пока я сплю (засыпает).

Сцена 3

Входит Эдгар.

Я слышал свой вердикт,
Но щель в стволе древесном помогла
Укрыться от погони. Всюду стража
И бдительность враждебная с заданьем
Схватить меня. Но все же я сбегу.
Я сохраню себя, приму любую
Невзрачную личину, притворюсь
Последним самым нищим побирушкой,
Предметом для презренья наравне
С любым скотом. Лицо покрою грязью,
В лохмотья — бедра, темя — в колтуны.
И одолею этой наготой
Все ветры и безжалостное небо.
Есть доказательство и прецедент
Безумцев из Бедлама с их рычаньем,
Которые себе вгоняют в руки
Булавки, гвозди, ветки розмарина,
Чтоб после жутким обликом стращать
Люд деревушек, мельниц и овчарен
И гнусным воем, если не молитвой,
Там клянчить милостыню: «Бедный Том!» —
Вот так хотя бы. «Эдгар» не прокатит.

Уходит.

Сцена 4

Входят Лир, Шут и придворный.

Лир
Так странно, что они пустились в путь,
Не отослав курьера.
Придворный
            Накануне,
Как я узнал, они не собирались
В дорогу.
Кент (просыпаясь)
Добрый день, мой господин!
Лир
Что?
Ты тешишься позором?
Кент
            Нет, милорд.
Шут
Ха-ха-ха, гляньте-ка на этот мерзкий поясок с подвязками. Лошадей водят за морду, собак и медведей за шею, мартышек за талию, а людей — за ноги. Когда ноги у человека слишком похотливы, он надевает на них пояс невинности.
Лир
Кто так не понял миссии твоей,
Чтоб запереть тебя?
Кент
            Он и она,
Ваш сын и дочь.
Лир
            Нет.
Кент
                        Да.
Лир
                                    Не может быть.
Кент
Нет может.
Лир
Клянусь Юпитером, не может быть.
Кент
Клянусь Юноной — может.
Лир
            Как же так?
Ведь это — это хуже, чем убийство,
Так подло надругаться над курьером.
Ответь же поскорей, как получилось,
Что с нашим вестником, с письмом от нас,
Так обошлись?
Кент
            Когда я прибыл к ним,
Милорд, и был готов вручить письмо,
Но даже не успел еще подняться
С колен, как прибежал их вестник, весь
Покрытый смрадным потом, процедил
От Гонериль приветствия, прервал
Мои, но все-таки письмо отнес.
Прочтя его, они собрали свиту,
Впрягли коней и повелели ждать
Пока они ответить соизволят.
Но тут другой курьер явился, чье
Письмо, похоже, в разногласье с вашим,
Тот самый тип, что так недавно с вами
Так бесспардонно в спор вступить посмел.
Я в простоте моей за меч не медля,
А он весь дом привел в смятенье визгом,
И ваши сын и дочь нашли проступок
Заслуживающим позора.
Шут
Раз гуси в эту сторону, зима наверное не кончилась.

Отцы в тряпье детей плодят,
Которые слепцы.
Но добрых вырастят ребят
Богатые отцы.
Фортуна, ветреная блядь,
Не хочет спуску нищим дать
.

Но несмотря на это получишь ты через годик золота от дочек, только золотарей созови.
Лир
О, как мой гнев подкатывает к горлу
И сердце рвет! Долой, слепая страсть!
Отхлынь, ступай домой! Где эта дочь?
Кент
Там, в доме, вместе с графом.
Лир
Не следуйте за мной. Останьтесь здесь.

Лир уходит.

Придворный
И никакой другой вины за вами?
Кент
Нет, никакой.
А почему король так беден свитой?
Шут
Если бы они заперли тебя в колодки за этот вопрос, было бы по заслугам.
Кент
Это почему же, шут?
Шут
Мы тебя отдадим в обучение муравью, чтобы понял, почему зимой не работают. Всех, кто идет куда нос торчит, ведут их глаза, кроме слепцов, и ни единый нос из двадцати не пропустит такого, который смердит. Не хватайся за большое колесо, катящееся под гору, а то как бы оно тебе шею не перешибло, а за большое колесо, катящееся в гору, уцепись, и оно тебя втащит. Если услышишь от мудреца совет получше, верни мне мой. Пусть ему следуют идиоты, потому что его дает шут.

Слуга, трудящийся за грош,
И верный лишь за мзду,
Уйдет, когда застигнет дождь,
И попадешь в беду.
А я, дурак, останусь тут —
Беги мудрец, давай.
Холуй сбежавший просто шут,
Но шут не негодяй.

Кент
Где ты этому научился, шут?
Шут
Не в колодках, шут гороховый.

Входят Лир и Глостер.

Лир
Не могут говорить со мной? Больны?
Всю ночь в пути? Они глумятся, что ли?
Здесь пахнет своеволием и бунтом.
Ступай, проси ответ получше.
Глостер
            Сударь,
Вы знаете, как герцог невоздержан,
Как он упрям, и как его не сбить
С намеренья.
Лир
            Чума, холера, месть!
Он «невоздержан»? Что за речи? Глостер,
Мне нужен Корнуолл и его жена.
Глостер
Милорд, я их уже оповестил.
Лир
«Оповестил»? Ты что, меня не понял?
Глостер
Милорд, я понял.
Лир
Король призвал вассала, а отец
Ждет дочь свою — он требует, велит.
И их «оповестили»? Гром небесный!
Он «невоздержан»? Так скажи, что Лир…
Но впрочем — он, возможно, нездоров,
Недуг имеет свойство путать планы
Здоровья. Мы не властны над собой,
Когда природа разуму велит
Страдать совместно с телом. Снизойду,
Не дам своей разгоряченной воле
Больного мерить той же мерой, что и
Здорового. (Вновь замечает Кента) Позор мне! Почему
Он здесь сидит? О нет, я убежден,
Что дочь и герцог избегают встречи
Намеренно. Освободить слугу.
Иди, скажи им, я хочу их видеть
Немедленно. Вели явиться тотчас.
Не то примусь им барабанить в двери —
И мертвый встанет.
Глостер
            Ах, как бы все уладить.

Глостер уходит.

Лир
О, сердце негодующее, тише!
Шут
Уговори его, дяденька, как стряпуха угрей, когда живьем запихивала их в пирог. Она их колотила по башке и кричала: «Лежать, подлые твари, лежать!». А братец ее, из любви к лошади, умасливал ей сено.

Входят Корнуолл, Риган, Глостер и свита.

Лир
Мир вам обоим.
Корнуолл
            Мир и вам, милорд.

Кента освобождают.

Риган
Ваше величество, я рада встрече.
Лир
Я думаю, что да — я даже знаю
Причину: если б ты была не рада,
К покойной матери, к ее утробе я
Был вовсе непричастен. (К Кенту) Ты свободен?
Обсудим позже.

Кент уходит.

Дорогая Риган,
Твоя сестра — ничтожество. Она
Изорвала мне сердце, как стервятник.
Язык не повернется. Не поверишь,
Как мерзостно она меня… О, Риган!
Риган
Ах, успокойтесь, сударь. Я надеюсь,
Скорее вы ошиблись, чем она
В своем дочернем долге.
Лир
            То есть как?
Риган
Я не могу поверить, чтоб сестра
Свой долг забыла. Разве что она
Могла утихомирить вашу свиту,
Но лишь на справедливых основаньях,
И нет на ней вины.
Лир
            Проклятье ей!
Риган
Вы стары, сударь,
И вас природа ваша подвела
К пределу. Вам пристало наставленье
Того, кто лучше видит в вас изъяны,
Чем сами вы. Я вас молю, вернитесь
К сестре, и сами объясните ей,
Что вы неправы.
Лир
            Попросить прощенья?
Ты полагаешь, королю к лицу?
(Опускается на колени.) «Да, дочь моя, я признаюсь, что стар,
А старость бесполезна. На коленях
Молю: подай мне платье, хлеб и кров».
Риган
Довольно, сударь, этот трюк постыден.
К сестре вернитесь.
Лир
            Риган — никогда.
Она полсвиты мне разогнала,
Глядела волком, языком язвила
Змее подобно, целясь прямо в сердце.
Пускай ей месть небесная падет
На голову, пусть раздробит все кости
И охромит ее!
Риган
            Стыд, сударь, стыд!
Лир
О, молнии проворные, сожгите
Глаза ее, болотные миазмы,
Оставьте от былой ее красы
Чирьи да шрамы.
Риган
О, боги! Вы и на меня напасть
Нашлете в мой черед.
Лир
Нет, Риган, я тебя не прокляну.
Характер мягкий твой не породит
Такого зверства. Жгут ее глаза,
Твои — ласкают. Не в твоей манере
Лишать меня утех, кромсать мне свиту,
Обиды множить, средства урезать
И запирать ворота, если я
С визитом прибыл. Ты же не чужда
Природных чувств, воспоминаний детства,
Уз благодарности, простых приличий.
Пол-королевства от меня в подарок
Ты не забыла.
Риган
            Ладно, ближе к делу.

Трубы за сценой.

Лир
Кто наказал слугу?

Корнуолл
            Кто там трубит?

Риган
Ах да, сестра… Она же мне писала,
Что едет к нам.

Входит Освальд.

Где госпожа твоя?
Лир
Вот раб, чья взятая взаймы гордыня —
Часть вылинявшей славы госпожи.
Мерзавец, прочь!
Корнуолл
            В чем дело, ваша милость?
Лир
Кто наказал слугу? Надеюсь, Риган,
Что ты не знала.

Входит Гонериль.

Это кто? О боги,
Коль милосердны к старцам вы, и если
Друзья смиренью, если старцы сами —
Вступитесь же и будьте мне защитой!
(Гонерили) И не стыдишься ты моих седин?
Неужто, Риган, ты пожмешь ей руку? (Риган берет Гонериль за руку.)
Гонериль
Но почему? И чем я провинилась?
Не все проступок, что увядший ум
Таким считает.
Лир
            Сердце, не круши
Мне ребра! Почему слуга наказан?
Корнуолл
Я это сделал, сударь, и его
Вина достойна худшего.
Лир
            Как? Вы?
Риган
Отец, не прячьте слабости своей.
Покуда этот месяц не истек,
К сестре вернитесь, оставайтесь там,
Пол-свиты распустив — потом ко мне.
Я покидаю дом, и не смогу
Вам здесь постой прилично обеспечить.
Лир
Вернуться к ней? Полсотни свиты срезать?
Скорее крова отрекусь и стану
Приятельствовать с волком и совой,
Тягаться с непогодой и мириться
С суровой нищетой. Вернуться к ней?
Скорее к бесприданному французу,
Что выбрал младшую, перед его
Престолом брякнусь на колени, буду
Просить пособия. Вернуться к ней?
Скорей в рабы и мулы вот к такому
Убожеству (указывает на Освальда).
Гонериль
            Как вам угодно, сударь.
Лир
Дочь, не своди меня с ума, прошу.
Прощай, дитя, я не побеспокою.
Мы больше не увидимся с тобой.
И все ж ты кровь моя и плоть от плоти,
Или скорее немочь в этой плоти,
Увы, моей. Ты пустула на ней,
Чумной нарыв, гнойник, в котором кровь
Моя прогоркла. Но стыдить не стану,
Стыд сам придет, без помощи моей.
Не испрошу у громовержца молний,
Не призову тебя к его суду.
Покайся, если сможешь, на досуге.
Я обожду. Останусь с сотней свиты
У Риган.
Риган
            Стоп, не сильно разгоняйтесь.
Я не ждала вас, и прием для вас
Здесь не готов. Прислушайтесь к сестре.
Те, с чьим рассудком в схватке ваша страсть,
Поймут, что ваш преклонный возраст… Впрочем,
Ей все понятно.
Лир
            Это весь твой сказ?
Риган
Пожалуй да. Вас разве не устроят
Полсотни свиты? Для чего вам больше?
И даже столько — дорого держать,
Да и опасно. Под единым кровом,
Под старшинством двойным такую прорву
Держать в узде? Почти что невозможно.
Гонериль
Чем вам не по сердцу, милорд, услуги
Придворных Риган или же моих?
Лир
Я дал вам все…
Риган
            И вовремя как раз.
Лир
Я в опекуньи вас себе назначил,
Но с оговоркой о размерах свиты.
Чего же требуете вы — оставить
Лишь двадцать пять? Ты так решила, Риган?
Риган
Вот именно — не больше у меня.
Лир
Злодеи лучше смотрятся на фоне
Других, похлеще. Те, чье зло помягче,
Достойны похвалы. (Гонерили) Пойду к тебе,
Полста побольше двадцати пяти,
Твоя любовь — вдвойне.
Гонериль
            О чем вы, сударь?
Зачем вам двадцать пять — и даже пять
Там, где к услугам вашим вдвое больше
Своих людей?
Риган
            Да и один — к чему?
Лир
Не спрашивай к чему! Любая рвань —
И то владеет чем-нибудь ненужным.
Когда б мы лишним не владели, были б
Как звери. Ты вот женщина, но ты же
Не одеваешься лишь для тепла.
Твоя природа к роскоши взывает,
Которая не греет. Что ж до нужд —
О, небеса — терпенья мне, терпенья!
Вот я пред вами, злополучный старец
В печали и в летах, как ни крути.
Коль это вы науськали обеих
Против отца, не позволяйте мне
Попасть в ловушку. Ниспошлите гнев,
Чтоб слезы, этот женский арсенал,
Не увлажняли щек мужчины! Стервы,
Вот я нашлю на вас такую месть,
Что целый мир — я сотворю такое —
Не знаю что, но вся планета вздрогнет
От ужаса. Вы ждете, что заплачу?
Нет, не заплачу. (Начинается буря.)
Для слез есть масса поводов, но сердце
Взорвется тысячью осколков, прежде,
Чем потекут. Шут, я сойду с ума!

Уходят Лир, Кент, шут, Глостер и придворный.

Корнуолл
Пошли. Сейчас начнется буря.
Риган
Дом невелик. Старик с его людьми
В нем не уместится.
Гонериль
Его вина. Он напросился сам,
Пусть сам за глупость платит.
Риган
Его я с радостью впустить готова,
Но больше — ни души.
Гонериль
И я так думаю. А где лорд Глостер?
Риган
Он шел за ним. Вот он идет назад.

Входит Глостер.

Глостер
Король разгневан.
Корнуолл
            И куда же он?
Глостер
Велел подать коня, но путь неведом.
Корнуолл
Что ж, в добрый час, раз он к советам глух.
Гонериль (Глостеру)
Милорд, не надо убеждать остаться.
Глостер
Увы, подходит ночь, и грозовой
Бушует ветер. А кругом на мили —
Ни кустика.
Риган
            Для своенравных, сударь,
Впрок лишь урок от собственных нелепых
Поступков. Дверь скорее на замок —
Его кортеж в неистовстве, к чему
Они его подговорить сумеют,
Мы вряд ли в состоянии представить.
Корнуолл
Заприте дверь, милорд. Ночь будет грозной.
Советы Риган здравы. Все домой.

Все уходят.

Акт III
Сцена 1

Буря продолжается. Входят с разных сторон Кент, изменивший внешность, и придворный.

Кент
Кто здесь, за исключеньем непогоды?
Придворный
Кто настроеньем с непогодой схож.
Кент
Да, узнаю тебя. А где король?
Придворный
Он в схватке со стихией, ураган
Науськивает сбросить сушу в море,
Вздымать валы, чтоб землю затопили,
Чтоб все исчезло. Рвет свои седины,
И эти клочья в ярости слепой
Подхватывает и уносит буря.
Пытается ничтожностью своей
С величием природы состязаться.
В такую ночь, когда дрожит медведь,
Когда и лев, и тощий брюхом волк —
Все ищут крова — он, простоволосый,
Клянет все сущее.
Кент
            А есть с ним кто?
Придворный
Нет, только шут пытается утешить
Ужимками своими.
Кент
            Я вас знаю
И вам, на это знанье полагаясь,
Открою кое-что: возникла рознь
Меж Олбани и Корнуоллом, хотя
Ее пока скрывают ухищренья.
У них, как у любого, кто вознесся
Над смертными, есть слуги, и средь них
Шпионы и доносчики на службе
У Франции. О многом, что приметят
Из стычек между этими двумя
Иль неприязни герцогов обоих
К монарху бывшему, или вообще
Все это лишь симптом глубинных распрей —
Уведомят. Из Франции на нас
Подходит войско, и уже пронюхав,
Что мы за бестолочь, они в портах
Упрочились и развернуть знамена
Готовы что ни день. Теперь о вас.
Коль вы мне верите настолько, чтоб
Отбыть немедля в Дувр, вы там найдете
Единомышленников — расскажите,
Какое злое горе и мученье
Здесь причиняют королю.
Я благородной крови, и на вас
С доверием всецело возлагаю
Такую миссию.
Придворный
Обсудим это.
Кент
            Обсуждать излишне.
А в подтвержденье, что я больше, чем
Кажусь, откройте кошелек, возьмите
То, что внутри (вручает придворному кошелек и кольцо). Корделии, когда
С ней встретитесь, покажете кольцо.
Она вам объяснит, кто поручил
Вам эту миссию. Проклятье буре!
Пойду за королем.
Придворный
Позвольте вашу руку. Что еще?
Кент
Два слова, но они всего важнее:
Я двинусь в эту сторону, вы — в ту,
И кто отыщет первым короля,
Даст знать второму.

Уходят в разные стороны.

Сцена 2

Входят Лир и шут.

Лир
Дуй, ветер, дуй до трещин на щеках!
Бесчинствуй, ураган, взвивайтесь, вихри,
Все флюгеры и шпили смой, вода!
О, сернистые молнии и гром,
В щепу дробящий вечные дубы,
Спалите мне седины! Сферу мира
Расплющите, как неуклюжий блин!
Природу в клочья, расплескайте семя,
Откуда родом люд неблагодарный!
Шут
Ох, дяденька, ублажать себя святой водой под кровом приятнее, чем этим ливнем снаружи. Милый дяденька, давай постучимся и попросим у твоих дочек благословения. Такая ночь не щадит ни мудреца, ни дурака.
Лир
Огонь, вода, в небесном брюхе рокот!
Дождь, ветер, гром — не дочери вы мне,
Я вас, стихии, не корю за злость,
Не раздавал я вам свои уделы,
Вы мне не должники. Беснуйтесь вволю,
Без удержу. Вот я стою, ваш раб —
Презренный, хилый, жалкий старикан.
Но вас считаю холуями, в стачке
Со злыми дочерьми, вы подрядились
Обрушиться на старость и седины,
Как это мерзко с вашей стороны!
Шут
Всякий, у кого есть дом, имеет защитный гульфик для своей головы.

Где гульфик для прибора,
Но нет надежной крыши,

Там вши сойдутся скоро
На голове и ниже.
Кто пнул ногой до боли,
Где лишь любовь нужна,
Тот взвоет от мозоли,
Лишится ночью сна.

Потому что не бывало еще такой красотки, чтобы не кривлялась перед зеркалом.
Лир
Но нет, я буду образцом терпенья,
Не вымолвлю ни слова.

Входит Кент, изменивший внешность.

Кент
Кто здесь?
Шут
А вот же — здесь благодать и гульфик, то есть мудрец и дурак.
Кент (Лиру)
Вы здесь? Увы. Любители ночей
Таких ночей не любят. Злое небо
Наводит страх на странников впотьмах
И гонит их в пещеры. С детских лет
Такого шквала пламени, таких
Раскатов грома с ветром и дождем
Я не припомню. Смертным не под силу
Такое бремя ужаса.
Лир
            Пусть боги,
Что этот суд вершат над головами,
Найдут злодеев. Трепещи, несчастный,
Кто, несмотря на тайные грехи,
Укрылся от суда. Беги, убийца,
Клятвопреступник, лживый лицемер-
Кровосмеситель, разлетайся в клочья,
Мерзавец с тайным планом посягнуть
На чью-то жизнь. Все гнусные секреты
Наружу лезут, молят о пощаде
Высокий суд. Против меня грешили
Сильнее, чем грешил я сам.
Кент
            Без шапки?
Здесь хижина поблизости, милорд —
Убогая, но все же кров от бури.
Повремените там, пока я к дому —
Там жестче все, чем каменные стены,
Я только что хотел спросить о вас,
Но не впустили — возвращусь и силой
Потребую.
Лир
            Нет, я схожу с ума!
Эй, как дела, парнишка? Ты замерз?
Я тоже. — Где твоя хибара, друг?
Не странно ли — порой иной пустяк,
Всех благ дороже. В хижину, айда. —
Мой бедный дурачок, какой-то частью
Тебя мне все же жаль.
Шут (поет)

Тот, кто невелик умом,
Трали-вали, дождь и гром,
Пусть не балует себя,
Потому что дождь всегда
.

Лир
Да, мой дружок. Пошли уже в хибару.

Лир и Кент уходят.

Шут
Чудная ночь, чтобы потешить шлюшку. Прежде чем уйду, скажу пророчество.

Когда оставит болтовню священник,
Корчмарь водой торговлю ради денег,
И будет знать учить портняжек свора,
Жечь не еретика, а ухажора,
Когда в судах возобладает честь,
Когда никто в долги не станет лезть,
И перестанут врать клеветники,
А вор забросит резать кошельки,
Казна мздоимцев грош не будет стоить,

А шлюхи примутся соборы строить,
Тогда беда придет со всех сторон,
И рухнет королевство Альбион.
И станут все ходить, кто выжить смог,
При помощи перестановки ног.

Это будет пророчество Мерлина, а я живу до его появления.

Уходит.

Сцена 3

Входят Глостер и Эдмунд.

Глостер
Беда, беда, Эдмунд, мне эта ужасная история не нравится. Когда я спросил их, могу ли я сжалится над ним, они отняли у меня мой дом и приказали под страхом вечной немилости никогда не упоминать о нем, не просить за него и не оказывать ему никакой помощи.
Эдмунд
Это какая-то противоестественная дикость.
Глостер
Да ну, не говори. Какая-то тут рознь между обоими герцогами. И еще хуже: я сегодня получил письмо. Упоминать о нем опасно. Я его у себя в кабинете запер. Все эти унижения, которым король сейчас подвергается, будут отомщены. Часть войска уже высадилась. Мы должны встать на сторону короля. Я отыщу его и как-нибудь тайно помогу. Иди и заговори герцога, чтобы он этого не заметил. Если спросит меня — я болен и слег. Пусть даже смерть, а это вполне ощутимая угроза, королю, моему прежнему господину, нужно помочь. Что-то непредсказуемое нас ждет, Эдмунд. Умоляю тебя, будь осторожен.

Глостер уходит.

Эдмунд
Уж извини, но герцога об этом
Я тотчас извещу, и о письме.
И поделом, а мне в награду — все
Отцовские утраты, все богатство.
Кто молод — в плюсе, в минусе — кто стар.

Уходит.

Сцена 4

Входят Лир, Кент, изменивший внешность, и шут.

Кент
Вот и пришли. Прошу сюда, милорд.
Ночь слишком яростна, чтоб коротать
Ее без крова.

Буря продолжается.

Лир
            Ах, оставь меня.
Кент
Войдите же.
Лир
            Ты хочешь мне вреда?
Кент
Скорей себе. А вы, милорд, войдите.
Лир
Ты думаешь, что этот злобный шторм
До нитки вымочит? Тебя — пожалуй.
Но сильная невзгода глушит ту,
Что послабей. Спасаясь от медведя,
Вдруг выбежишь к бушующему морю —
И вмиг назад к медведю. Нет забот —
Но тело уязвимо. Шквал в моей
Душе смягчит любую немочь, кроме
Одной — неблагодарности потомства.
Как зубы, что впиваются в ладонь
Кормящую. Но я им все припомню.
Не стану больше плакать. В ночь такую —
Прогнать! Так лей же, лей, я все снесу.
В такую ночь! О, Риган, Гонериль!
Добряк отец, который все вам отдал!
Но там — безумие. Оттуда — прочь.
Довольно.
Кент
            Так войдите же, милорд.
Лир
Нет, ты вперед, укройся от стихий,
Они мне помогают отвлекаться
От много худшего. Но я войду.
(Шуту). И ты, дружок. Давай-ка, мой бездомный,
Ступай вперед. Я помолюсь — и спать.

Шут уходит.

Вы, бедные скитальцы, где бы вас
Безжалостная буря ни застигла,
Как защитят вас голова без крова,
Некормленое брюхо от бесчинств
Стихии? Как я мало обращал
Внимания на это! Богатеи,
Попомните о нуждах малых сих,
Отсыпьте им от своего достатка,
Пусть станет мир добрей.
Эдгар (внутри)
Воды аж девять футов. Бедный Том.

Входит шут.

Шут
Не входите туда, дяденька. Там привидение. На помощь, на помощь!
Кент
Давай-ка руку. Кто там?
Шут
Там привидение, привидение! Оно говорит, что его зовут Бедный Том.
Кент
Кто стонет в хижине, кто ты такой?
А ну-ка выйди.

Входит Эдгар, изменивший внешность.

Эдгар
Прочь, проклятый бес меня преследует! Холодный ветер продувает колючий боярышник. Эй, иди в свою холодную постель и там грейся.
Лир
Ты что, раздал все своим двум дочерям и остался с этим?
Эдгар
Разве кто даст что-нибудь Бедному Тому, которого мерзкий бес провел сквозь огонь и пламя, через брод и омут, болото и трясину? Этот бес кладет ему ножи под его подушку и висельные петли на его церковную скамью, кладет крысиную отраву рядом с кашей, побуждает его скакать с гордыней в сердце на гнедой лошадке по четырехдюймовому мосту за собственной тенью как предателя? Благословенны мои пять чувств. Холодно Тому. Ой ди-ди, ди-ди, ди-ди. Упаси нас от вихрей, злых звезд и заклятий! Сжальтесь над Бедным Томом, его мучит дьявол. Вот, почти поймал его — и вот, и опять.

Буря не стихает.

Лир
Неужто дочки так свели с ума? —
И ничего — себе? Все им, проклятым?
Шут
Нет, он сохранил одеяло, а то нам всем вышел бы срам.
Лир
Пускай падут на дочерей твоих
Все пагубы, что носятся над нами.
Кент
Но сударь, у него нет дочерей.
Лир
Изменник, смерть! Ничто так не унизит,
Как происки коварных дочерей.
Поветрие ль такое, что отцы
Отринутые жалости не стоят?
Что ж, справедливо, раз уж плоть на свет
Произвела таких кровососущих.
Эдгар
Забралась елда на мохнатую горку. Тра-ла-ла, ла-ла.
Шут
Эта холодная ночь всех нас превратит в дураков и безумцев.
Эдгар
Поберегись мерзкого беса. Повинуйся родителям, держи данное слово, не злословь, не посягай на чужую законную жену, не искушай себя яркими тряпками. Зябко Тому.
Лир
Кем был ты раньше?
Эдгар
Я был слуга, гордый сердцем и умом, я завивал волосы, носил перчатки в шляпе, угождал похоти сердца моей хозяйки и совершал с нею деяния потемок, давал столько клятв, сколько знал слов, и нарушал их пред ясным ликом неба — видел сны похоти и предавался ей по пробуждении. Крепко любил вино, обожал кости, а в шашнях с женщинами превзошел самого турецкого султана. Был неверен сердцем, чуток на ухо, с руками в крови — ленив как свин, пронырлив как лиса, жаден как волк, безумен как пес, хищен как лев. Не позволяй скрипу башмаков и шуршанию шелка предавать твое бедное сердце женщине. Держи ногу подальше от борделей, руку от юбок, перо от ростовщичьих книг, никаких уступок дьяволу. Ветер все еще дует сквозь боярышник, говорит: «Тпру, моя лошадка». Дельфин, а ну-ка прекрати, прекрати. Пусть скачет мимо.

Буря не стихает.

Лир
Ну, тебе было бы лучше в могиле, чем вот так нагишом предстоять бесчинству небес… И вот это все, на что человек годится? Гляньте на него… Ты не должен шелка червю, шкуры зверю, шерсти овце, духов коту. Ха! Наша-то троица поцивилизованней тебя будет. Ты прямо часть природы без прикрас. Человек в его неприкрытом виде — это как раз такое несчастное, голое, раздвоенное животное как ты. Долой, долой ваши тряпки! Ну-ка — все расстегнулись (рвет на себе одежду).
Шут
Успокойся, дяденька. Такая ночь не годится для заплыва. Сейчас небольшой костерок в диком поле был бы как сердце распутника — маленькая искорка, а во всем остальном теле холод.

Входит Глостер с факелом.

Смотри, вот и огонь на двух ногах.
Эдгар
Это злобный бес Флиббертигиббет. Он появляется на закате и рыщет до первых петухов. Он насылает катаракту, косоглазие и заячью губу, плесень на белый хлеб и вред на несчастных земных тварей.

По полю раз святой Витольд гулял,
Чертовку с детишками там повстречал.
И велел ей тогда
Не делать вреда.
Прочь убирайся, ведьма, уйди!

Кент
Ну как вы, ваша милость?
Лир
            Это кто?
Кент
Кто здесь? Чего вы ищете?
Глостер
А сами-то вы кто? Как вас зовут?
Эдгар
Бедный Том, который ест водяных лягушек, жаб, головастиков, тритонов с водой, а как разойдется, по чертовой подсказке, то и навоз в порядке салата, глотает старых крыс и собак из канав, пьет ряску из луж, а его в каждой деревеньке секут и запирают в колодки, наказывают и в темницу сажают, и у него есть целых три наряда, да еще шесть сорочек.

Есть лошадь, и лук за плечами висит.
Но мыши и мелкий любой паразит —
Семь лет Бедный Том только ими и сыт.

Берегись того, кто за мной по пятам. Тихо, Смалкин, тихо, чертяка!
Глостер
У вас, милорд, нет спутников попригляднее?
Эдгар
Князь тьмы — вполне благородных кровей. Его зовут Модо или Мейху.
Глостер
Так омерзели плоть и кровь, что им
И собственный родитель ненавистен.
Эдгар
Бедному Тому зябко.
Глостер
Давайте в дом. Мой долг не позволяет
Жить под диктовку ваших дочерей.
Хотя мой дом по их приказу заперт,
А вас изгнали в эту злую ночь,
Я все-таки решился вас найти,
Препроводить под кров, к огню и пище.
Лир
Сперва спрошу, что думает философ.
(Эдгару) Что заставляет гром греметь?
Кент
Милорд, соглашайтесь на его предложение, войдите в дом.
Лир
Нет, пара слов к ученому фиванцу —
Каков предмет твоих занятий?
Эдгар
Как защищаться от дьявола и убивать паразитов.
Лир
Еще два слова с глазу на глаз.

Беседуют в стороне.

Кент (Глостеру)
Попробуйте позвать еще разок.
Он не в себе.
Глостер
            Могло ли быть иначе?

Буря не стихает.

Его изводят дочери. А Кент —
Он все предвидел, и за то был изгнан.
Что, не в себе король? Да я и сам
Не очень-то в себе. Родной мой сын
От дома отлучен. Он посягнул
На жизнь мою. Как я любил его —
Как никакой другой отец. По правде,
Безумен я от горя. Что за ночь!
(Лиру) Молю вас, ваша милость…
Лир
            Да отстаньте.
(Эдгару) Поговорим, философ благородный.
Эдгар
Зябко Тому.
Глостер
Давай-ка в хижину, парень. Согрейся.
Лир
Пошли.
Кент
            Сюда, милорд.
Лир (указывая на Эдгара)
Но только с ним!
С моим философом — иначе нет.
Кент (Глостеру)
Милорд, позвольте, пусть возьмет с собой.
Глостер
Да ладно уж.
Кент
Милейший, ступай. Иди с нами.
Лир
Пошли, афинянин.
Глостер
            Прошу — потише.
Эдгар
У темной башни юный Роланд,
Бубнил под нос: «Фи, фо и фум,
Британца кровь я чую».

Уходят.

Сцена 5

Входят Корнуолл и Эдмунд с письмом.

Корнуолл
Я отомщу еще до того, как покину этот дом.
Эдмунд
Не могу не думать с ужасом, милорд, о том, какого порицания я достоин — моя вассальная верность взяла верх над узами родства.
Корнуолл
Я теперь понимаю, что вашего брата подвигла на мысли об убийстве отца не просто дурная природа — он заслужил смерти злом, которое таил в себе.
Эдмунд
Как ужасен мой жребий — мне нужно каяться ради того, чтобы быть справедливым! Вот письмо, о котором он говорил, подтверждающее, что он шпионил в пользу Франции. О, небо, зачем случилась эта измена, и почему мне выпало ее разоблачить!
Корнуолл
Пойдем со мной к герцогине.
Эдмунд
Если то, о чем говорится в этом письме, правда, вам предстоят немалые хлопоты.
Корнуолл
Правда или неправда, но благодаря ему ты теперь граф Глостер. Разыщи своего отца и уведоми его, что он будет арестован.
Эдмунд (в сторону)
Если я застигну его за помощью королю, это весьма подкрепит подозрения. (Корнуоллу) Я не посрамлю моей верности, несмотря на боль, которую это причинит моим родственным чувствам.
Корнуолл
Я тебе полностью доверяю, и моя любовь подарит тебе лучшего отца.

Уходят.

Сцена 6

Входят Кент, изменивший внешность, и Глостер.

Глостер
Вот тут поприятнее, чем на свежем воздухе. Порадуемся этому. Попробую улучшить чем смогу. Отлучусь ненадолго.
Кент
Все силы его разума не могут устоять перед постигшим его ударом. Да вознаградят вас боги за вашу доброту!

Глостер уходит. Входят Лир, Эдгар, изменивший внешность, и шут.

Эдгар
Тут мне бес Фратеретто рассказывает, что Нерон — удильщик в озере тьмы. Молитесь, несчастные, и берегитесь проклятого черта.
Шут
А скажи-ка, дяденька, этот сумасшедший из благородных или из простого люда?
Лир
Король он, король!
Шут
Нет, он из простых, а вот сын у него благородный — надо быть сумасшедшим, чтобы позволить сыну войти в дворянское достоинство прежде, чем достичь его самому.
Лир
Когорту с шомполами докрасна
Пусть ад на них нашлет.
Эдгар
Проклятый бес кусает меня за задницу.
Шут
Надо быть безумцем, чтобы верить кротости волка, здоровью лошади, любви юнца или клятве шлюхи.
Лир
Все решено, я их предам суду.
(Эдгару) Присядь-ка здесь, ученейший арбитр.
(Шуту) Ты тоже, сударь. Ну, держитесь, лисы…
Эдгар
Гляньте, вон он стоит и пялится!.. Не видите, дамочка, кто вас судит?

(Поет) Ну-ка, Бесси, зайди на чаек…

Шут
Протекла ее лодка,
И не может молодка,
Переплыть к тебе ручеек
.
Эдгар
Проклятый бес донимает меня соловьиным голоском. Его зовут Перепляс, он в животе у Тома, требует двух свежих селедок. Не вой, черный ангелок, нет у меня для тебя еды.
Кент (Лиру)
Ну, как вы, сударь? Полно вам стоять
В смятении. Прилягте на подушки.
Лир
Нет, прежде суд. Свидетельства давайте.
(Эдгару) Займи же кресло, праведный судья.
(Шуту) И ты, асессор неподкупный, сядь
С ним рядом.
(Кенту)           Присоединись и ты
К коллегии.
Эдгар
Рассудим по совести (поет).

Спишь или бодрствуешь ты, пастушок?
Овечки в пшенице пасутся.
Но если ты дунешь в изящный рожок,
Овечкам придется вернуться.

Мурр! Серый бесовский кот.
Лир
Введите первую обвиняемую. Это Гонериль. Показываю под присягой перед этим честным собранием, она пнула бедного лежачего короля, своего отца.
Шут
Подойдите-ка, сударыня. Ваше имя Гонериль?
Лир
Она не может этого отрицать.
Шут
Пардон, а то я принял вас за табуретку.
Лир
А вот другая, чье лицо — зерцало
Жестокосердия. Остановить ее!
К оружию, охрана — пламя, хаос!
Неправый суд — кто ей бежать позволил?
Эдгар
Благословенны все твои пять чувств.
Кент (Лиру)
Невыносимо же! О сударь, где
Та выдержка, которой вы гордились?
Эдгар (в сторону)
Мне слезы над его судьбой грозят
Размыть весь грим.
Лир
            Вот эти три собачки,
Трей, Свитхарт, Бланш — все лают на меня.
Эдгар
Том швырнет в них своей головой — вон отсюда, шавки!

Зуб отравлен, желт и крив,
Гончая или мастиф,
Всех пород подробный список,
Хвост кольцом или огрызок —
Том их всех разгонит вмиг,
Он башкой запустит в них,
Мчатся прочь толпой проворной,
С мордой белой или черной.

Ду-ди-ди-ди. Фу! Вон отсюда, бегите на поминки, на ярмарки и рынки. Бедный Том, твоя чашка пуста.
Лир
Тогда давайте Риган на вскрытие. Посмотрим, что там развелось у нее в сердце. Есть ли какая природная причина такого отвердения сердец? (Эдгару) Вот вы, сударь, вы можете войти в мою сотню рыцарей. Только мне не нравится стиль ваших одежд. Вы, конечно, скажете, что это персидская мода, но лучше их сменить.
Кент
Милорд, прилягте здесь и отдохните.
Лир (ложится)
Только не шумите, не шумите. Задвиньте-ка шторы — вот так, да, вот так. Ужинать будем наутро.
Шут
А я отойду ко сну к полудню.

Входит Глостер.

Глостер (Кенту)
Ко мне, мой друг. Скажи-ка, где король?
Кент
Вот он, но не тревожьте — он безумен.
Глостер
Прошу, мой друг, снесем его наружу.
Тут заговор, его хотят убить.
Там у меня носилки — положите,
И в Дувр, дружок, где ты себе найдешь
Защиту и поддержку. Поднимай.
Промедлить полчаса — и жизнь его,
Да и твоя, и всех его друзей
Считай пропала. Поднимай — и следом
За мной, я укажу вам путь к насущным
Припасам.
Кент
            Спит, страданьям вопреки…
Хоть сон и укрепил тебя, быть может,
Дальнейший ход событий вряд ли будет
Благоприятен. (Шуту) Эй, поднимем вместе,
Не здесь же оставаться.
Глостер
Да, пошли.

Все уходят, кроме Эдгара.

Эдгар
При виде горя тех, кто лучше нас,
Свое скорей забудется как раз.
У одного в уме всегда болит,
Когда былых утех изглажен вид.
Но мы скромнее бедствуем одни
Когда чужие скорби нам сродни,
И боль, меня скрутившая, слабей
Той, что к земле пригнула королей.
Там — дети, здесь — отец. Пойдем-ка, Том!
Будь бдителен и хлопочи о том,
Чтоб ложный слух, тебе закрывший путь,
В свою однажды пользу обернуть.
Что б ни случилось, пусть король спасется!
Таись, таись.

Уходит.

Сцена 7

Входят Корнуолл, Риган, Гонериль, Эдмунд и свита.

Корнуолл (Гонерили)
Поспешите к милорду вашему мужу. Покажите ему это письмо. Французское войско высадилось. Разыщите-ка предателя Глостера.

Часть свиты уходит.

Риган
Повесьте его тотчас же.
Гонериль
Выколите ему глаза.
Корнуолл
Оставьте его на усмотрение моего гнева… Ты, Эдмунд, отправляйся в путь с нашей сестрой. Месть, которой мы подвергнем твоего изменника-отца — не для твоих глаз. Объясни герцогу, куда ты направляешься, пусть спешно готовится. Мы тоже не промедлим. Мы обеспечим посты и быструю связь. Прощайте, дорогая сестра. Прощайте, милорд Глостер.

Входят Освальд и слуга.

Ну и что же? Где король?
Освальд
Его забрал лорд Глостер и увез.
С три дюжины сторонников его
Встречали у ворот, и кое-кто
Из спутников и домочадцев лорда.
Направились все вместе к Дувру, где
Их ждут вооруженные друзья.
Корнуолл
Подай хозяйке лошадей.

Освальд уходит.

Гонериль
Сестра, милорд — прощайте.
Корнуолл
Прощайте.

Уходят Гонериль и Эдмунд.

Мигом Глостера сюда,
Связать как вора и представить нам.

Часть свиты уходит.

Хоть без суда ему и не воздать
По всем заслугам, все же в нашей власти
Быть соразмерным гневу — пусть осудят,
Но не смирят.

Слуги вводят Глостера.

А это кто? Изменник?
Риган
Вот этот негодяй!
Корнуолл
            Свяжите руки.
Глостер
Друзья, в чем дело? Вы же у меня
В гостях. С чего такое обхожденье?
Корнуолл
Свяжите, я сказал.
Риган
            Предатель — туже!
Глостер
Немилосердная — я не предатель.
Корнуолл
Потуже, к стулу.

Слуги привязывают Глостера.

А сейчас, подлец…

Риган дергает Глостера за бороду.

Глостер
О, боги! Что за низкие ухватки —
Таскать за бороду.
Риган
Так сед — и так двуличен.
Глостер
            О, злодейка,
Все вырванные волоски взойдут
И обвинят тебя. Вы гости здесь,
Грабительской рукой гостеприимство
Вы посрамили. Стыд вам и позор.
Корнуолл
Что за письмо из Франции, а ну-ка?
Риган
Без отговорок, правда нам известна.
Корнуолл
И сговор свой открой нам с теми, кто
Здесь высадился.
Риган
            И в чьи руки вы
Безумного отправили монарха.
Глостер
Письмо лишь содержало ряд догадок
С нейтральной точки зрения, а вовсе
Не вражеской.
Корнуолл
            Хитрец.
Риган
                        И лжец к тому же.
Корнуолл
Куда ты короля отправил?
Глостер
            В Дувр.
Корнуолл
Но почему? Тебе же запретили…
Риган
Да — почему? Пускай сперва ответит.
Глостер
Я загнан в угол, отпираться поздно.
Риган
Так почему же в Дувр?
Глостер
Затем, чтоб когти злобные твои
Его не ослепили, чтоб твоя
Сестра в него клыками не впивалась.
Пучина моря в бурю, чей порыв
В ночном аду он вынес, поднялась бы
И погасила звездные огни.
Он литься пособлял дождю слезами.
Когда бы волки выли у ворот
В такую бурю, вы бы их впустили,
Как волки ни свирепы. Но увижу:
Крылатой мести вам не избежать.
Корнуолл
Нет, не увидишь… Подержите стул…
Сейчас я по глазам твоим пройдусь.
Глостер
О, кто до старости дожить хотел бы —
На помощь!

Слуги держат стул, Корнуолл выкалывает Глостеру глаз.

О, безжалостный! О, боги!
Риган
Несимметрично — выколи второй.
Корнуолл
Уж коли видишь месть…
Первый слуга
            Милорд, постойте!
Я вам служу с тех пор, как был дитя,
Но я ничем не сослужу вам лучше,
Чем просьбой прекратить.
Корнуолл
            О чем ты, пес?
Первый слуга
Когда бы борода у вас была,
Я б дернул за нее. Что происходит?
Корнуолл
Как? Мой холоп? (Обнажает меч, они сражаются.)
Первый слуга
Ну что ж, придется попытать удачу.
Риган (другому слуге)
Подай свой меч. Холоп сошел с ума.

Берет меч и пронзает первого слугу со спины, убивая его.

Первый слуга
Ах, я убит! Милорд, последним глазом
Есть шанс увидеть месть. Ах! (Умирает.)
Корнуолл
Упущен шанс. Прочь, пакостная слизь! (Выкалывает Глостеру второй глаз.)
Ну, где теперь ваш блеск?
Глостер
Все тьма и ужас. Сын мой, Эдмунд, где ты?
О, Эдмунд, появись и отомсти
За это зло.
Риган
            Напрасный зов, предатель.
Ты призываешь ненависть. Твой сын
Как раз нам и открыл твою измену.
Он слишком честен, чтоб тебя жалеть.
Глостер
Ох, я обидел Эдгара, безумец!
Храни его, судьба, а мне прости!
Риган
Гоните прочь его, пусть нюхом ищет
Дорогу к Дувру.

Уходит часть слуг с Глостером.

Что случилось, сударь?
Вы худо выглядите.
Корнуолл
Я ранен. Следуйте за мной, мадам.
Безглазого кретина — вон. Раба —
В навозный ров. Я истекаю кровью,
Совсем некстати. Дайте обопрусь.

Корнуолл и Риган уходят.

Второй слуга
Коль эта мерзость с рук сойдет, пусть все
Горит огнем.
Третий слуга
            Коль доживет она
До старости и кончит век в постели,
Все женщины — чудовища.
Второй слуга
Пойдем за стариком, пусть Бедный Том
Возьмет его к себе. Безумцу могут
Позволить что угодно.
Третий слуга
Ступай. Я принесу белка и льна
Забинтовать. И да помогут боги!

Уходят в разные стороны.

(окончание следует)

Примечание

[1] According to the version of the Folgers Shakespeare Library, edited by Barbara A. Mowat and Paul Verstine.

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math