© "Семь искусств"
  февраль 2021 года

124 просмотров всего, 4 просмотров сегодня

Каждый глубинный подуровень ориентирован, естественно, в глубину, т. е. к смыслу: его задача — выражать все семантические различия, которые релевантны на соответствующем уровне. Каждый поверхностный подуровень ориентирован, напротив, к поверхности, т. е. к тексту: его задача — выражать все формальные различия, релевантные на соот­ветствующем уровне.

Игорь Мельчук

ЯЗЫК: ОТ СМЫСЛА К ТЕКСТУ

(продолжение. Начало в №1/2021)

Глава 3.  Очерк одной конкретной языковой модели:
модель Смысл-Текст

В качестве развернутой иллюстрации я рассмотрю одну конкретную версию функ­циональной языковой модели Смысл-Текст, работа над которой ведется уже более сорока лет. Сначала вводится различие глубинных и поверхностных подуровней линг­вистических представлений, используемых моделью (3.1); затем приводятся образцы лингвистических представлений одной фразы на всех уровнях представления (3.2); в заключение даются примеры правил соответствующего модуля, по нескольку для каждого модуля (3.3). Таким образом, будут продемонстрированы все этапы, через которые проходит процесс языкового синтеза: от некоторого данного смысла к одному из выражающих его текстов. (Более подробно о модели Смысл-Текст и, в частности, о семантическом представлении фраз, см. Mel’čuk 2012.)

3.1 Глубинные и поверхностные подуровни языковых представлений в модели Смысл-Текст

Все уровни лингвистического представления, за исключением семантического, подразделяются на два подуровня: глубинный [= Г-] и поверхностный [= П-]. Каждый глубинный подуровень ориентирован, естественно, в глубину, т. е. к смыслу: его задача — выражать все семантические различия, которые релевантны на соответствующем уровне. Каждый поверхностный подуровень ориентирован, напротив, к поверхности, т. е. к тексту: его задача — выражать все формальные различия, релевантные на соот­ветствующем уровне.

В результате введения дихотомии «глубинный vs. поверхностный», мы получаем для каждой фразы (или части фразы) набор из семи языковых представлений; строение модели Смысл-Текст может быть представлено схемой (7):

(1 ) Детализированное строение модели Смысл-Текст

ГФонП — это глубинно-фоническое, т. е. фонологическое, представление: оно отра­жает только семантически нагруженные звуковые различия. ПФонП — это поверхност­но-фоническое, т. е. фонетическое, представление (ПФон = ФонетП): оно отражает артикуляторные/акустические различия, релевантные для производства физических звуков, или фонов, данного языка. (О различии «фонетическое ~ фонологическое», см. примечание 4, стр. 00.)

На рис. 1 показаны компоненты, или модули, модели Смысл-Текст — в их связи с языковыми представлениями всех уровней (включая различие «глубинный vs. поверхностный»: модули и уровни представления расположены по вертикали, начиная с самого глубинного, т. е. семантического, уровня, и продвигаясь снизу вверх, к самому поверхностному уровню — фонетическому (= поверхностно-фоническому).

Рисунок 1. Уровни лингвистического представления и модули модели Смысл-Текст

Модель Смысл-Текст состоит из шести модулей, которые — если оставить в стороне подразделение на глубинные и поверхностные подуровни — соответствуют четырем главным разделам лингвистики: семантика, синтаксис, морфология и фонология. Каж­дый модуль получает имя по тому представлению, которое является для него входным при синтезе, т. е. по более глубинному представлению. Так, модуль «Семантика», исхо­дя из данного семантического представления СемПi, строит все глубинно-синтак­сические представления {ГСинтПk1}, несущие тот же смысл — смысл, задаваемый этим СемПi. Модуль «Глубинный синтаксис» применяется к некоторому ГСинтПk1 и строит все {ПСинтПk2}, которые могут реализовать данное ГСинтПk1; и так далее.

3.2 Языковые представления в модели Смысл-Текст

3.2.1 Общие замечания

МСТ предполагает семь представлений фразы (или ее частей). Каждое такое пред­ставление состоит из нескольких формальных объектов, называемых структурами. Так, СемП включает четыре структуры:

  • Семантическая структура [= СемС] отражает пропозициональный («объектив­ный») смысл описываемого выражения; она представляет собой ядро СемП-а — его основную структуру, на которую накладываются, уточняя ее, три остальные структуры.
  • Семантико-коммуникативная структура [= Сем-КоммС] отражает коммуникатив­ный («субъективный») смысл выражения. Говоря метафорически, она задает маршрут Говорящего через СемС: с чего он хочет начать, т. е. о чем говорить, и чем завершить, т. е. чтó именно сказать; чтó счесть известным для Адресата, а чтó нет; чтó высветить, а чтó, напротив, задвинуть за сцену; и т. п. Соответственно, эта структура оперирует такими противопоставлениями, как «тема ~ рема», «данное ~ новое», «передний план ~ задний план», и т. д.
  • Риторическая структура [= РитС] отражает «художественные» установки Говоря­щего: хочет ли он быть ироничным, поэтичным, вульгарным, нейтральным и т. п., намеревается ли он бесстрастно сообщать, эмоционально убеждать или смешить.
  • Референциальная структура [= РефС] задает связи семантических компонентов СемС, т. е. семантем, с их референтамив реальном мире (о референтах языкового знака см. 5.3.2)*. Более точно, РефС указывает (i) референт данной семантемы и (ii) ee референциальный статус (Падучева 1985: Глава IV, стр. 79 и сл.), т. е. возможность отождествления референта Говорящим и Адресатом: семантема бывает определенной, слабо-неопределенной и сильно-неопределенной. В то же время в РефС содержится информация о кореферентности разных конфигураций семантем: кореферентным кон­фигурациям соответствует один и тот же референт (например, в смысле фразы ‘Когда Чайковский прибыл в Америку, имя композитора было там широко известно’ коре­ферентные семантемы выделены полужирным шрифтом). Соответствующая информа­ция, хотя и не является, строго говоря, чисто языковой, часто необходима для по­строения правильных языковых выражений: референциальный статус семантем в прин­ципе влияет на форму их выражения. Вот три примера этого.

Пример 1: изъявительное vs. сослагательное наклонение

(2 )
а. Иван ищет среди сотрудников человека, который умеет программировать.
vs.
b. Иван ищет среди сотрудников человека, который умел бы программировать.

Фраза (8а) уместна, если Говорящий предполагает, что такой сотрудник существует, т. е. смысл ‘сотрудник’ в исходной СемС имеет референт, а фраза (8b) — если Говорящий такого предположения не делает.

Пример 2: полная vs. краткая форма прилагательного в роли сказуемого (наблюдение Е. В. Падучевой)

(3 )
а. Подобные доводы очень убедительны/*очень убедительные.
vs.
b. Эти последние доводы очень убедительны/очень убедительные.

Прилагательные указанного типа не могут употребляться в составе сказуемого в пол­ной форме, если подлежащее имеет не конкретный индивидуальный референт, а обозначает класс сущностей.

Пример 3: глагол ЛЮБИТЬ vs. глагол НРАВИТЬСЯ (наблюдение Т. В. Булыгиной)

(4 )
а. *Я очень люблю этот суп [актуальный презенс; надо: Этот суп мне очень нравится].
vs.
b. Я очень люблю такой суп / такие супы.

Глагол ЛЮБИТЬ в данном значении требует, чтобы смысл его прямого дополнения был нереферентным и относился к классу сущностей. (Ср., однако, Я люблю эту женщину/ этого ребенка и т. п., где выступает другое значение глагола ЛЮБИТЬ.)

Языковые представления других уровней организованы аналогичным образом: каждое состоит из нескольких структур, что делает полную картину довольно сложной. Поэтому я пожертвую точностью и буду подробно рассматривать лишь по одной струк­туре на представление, а именно — основную структуру данного представления.

3.2.2 Семантическая структура фразы

Семантическое представление — это, как было сказано, упорядоченная четверка следующего вида (полужирным шрифтом показана основная структура):

СемП = 〈 СемС ; Сем-КоммС ; РитС ; РефС 〉

Ядро СемП-а составляет семантическая структура  [= СемС], каковая выражает смысл семейства синонимичных фраз. Формально, это размеченная сеть, т. е. связный направленный размеченный граф.

➤ УЗЛЫ (= вершины) семантической сети помечены именами смысловых единиц языка L, называемых семантемами; семантема — это значение лексической единицы L; в нашем случае семантемы суть попросту значения слов русского языка. Семантемы подразделяются на предикаты[i] (включая квазипредикаты) и семантические имена.

  СТРЕЛКИ (= дуги) семантической сети помечены номерами смысловых отноше­ний; это чисто различительные номера, соответствующие аргументам данного предика­та.

Приведем пример семантической структуры, задающей смысл целого семейства синонимичных фраз, одной из которых является, например, фраза (11):

(5 ) Оруэлл уверен в том, что то, что он активен в политике, делает его произведения лучше.

Семантическая структура этой фразы приводится в (13), на следующей странице. Эта СемС может быть реализована, в частности, также фразами (12):

(6 )
а. Оруэлл не сомневается в положительном воздействии его политической активности на качество его произведений.
b. Оруэлл не сомневается, что то, что он активен в политике, делает его произведения лучше.
c. У Оруэлла нет сомнений в том, что его политическая активность поло­жительно сказывается на качестве его произведений.
d. У Оруэлла есть уверенность в том, что его произведения становятся лучше благодаря его политической деятельности.
e. То, что качество его произведений улучшается в результате его полити­ческой деятельности, не вызывает у Оруэлла никаких сомнений.
f. Оруэлл убежден, что его политическая деятельность оказывает положи­тельное влияние на его творчество.
g. Оруэлл уверен, что качество его произведений повышается благодаря его активности в политике.
h. По убеждению Оруэлла, его произведения делаются лучше благодаря его политической ангажированности.

Хорошо известно, что фраза, достаточно — но отнюдь не чрезмерно — сложная, мо­жет иметь десятки тысяч и даже десятки миллионов перифраз (это было продемон­стрировано выше, в 2.3.4, стр. 00; см. также Жолковский & Мельчук 1967: 179-180, Mel’čuk 1992a: 26-27, 1993: 44, 76-77)[ii]; увеличивать здесь число иллюстраций незачем. Примеры в (12) наглядно демонстрируют богатство и синонимическую гибкость естественного языка, отражаемые моделью Смысл-Текст.

Здесь особенно важны два следующих положения.

СемС и перифразирование

СемС, как было сказано, представляет смысл не какой-то одной фразы, а целого семейства более или менее синонимичных фраз, иначе говоря — перифраз. Пери­фразирование лежит в основе подхода Смысл-Текст и одновременно является его испытательным полигоном: модель Смысл-Текст должна обеспечивать построе­ние всех возможных перифраз, выражающих заданный смысл, и при этом только таких, которые опознаются носителями языка как правильные тексты, несущие именно этот смысл.

(7 ) Семантическая структура фразы (11) и всех фраз, имеющих тот же или доста­точно сходный смысл

1. Подчеркивание семантемы ‘уверенный’ отмечает ее как коммуникатив­но-доминантный элемент[iii] данной СемС; это указание является частью семантико-коммуникативной структуры перифраз данного семейства.

  1. Символ « a » употреблен в качестве сокращения для сложного смысла ≈ ‘чем произведения Оруэлла были в предыдущий отрезок времени’.

СемС и информационное содержание  текстов

Говоря здесь о смысле, я имею в виду — как было оговорено выше — исключи­тельно языковой смысл, каковой может быть извлечен из текста только на основе владения данным языком, безо всякого участия общих знаний, здравого смысла, логики и т. п.

Так, фразы (14а) и (14b) имеют разный языковой смысл, т. е. они не синонимичны:

(8 )
а. Цена молока удвоилась.
b. Цена молока выросла на 100%.

Эти фразы, разумеется, информационно эквивалентны (т. е. имеют одинаковое концеп­туальное представление, см. непосредственно ниже), но чтобы установить этот факт, необходимо некоторое знание арифметики. Точно так же не синонимичны, хотя инфор-мационно эквивалентны, английское и русское выражения в (15):

(9 )
а. без двадцати восемь
b. twenty to eight букв. ‘двадцать до восьми’

Иначе говоря:

СемС-ы представляют чисто языковые смыслы и, как следствие этого, они «наци­ональны», т. е. не универсальны, а специфичны для конкретных языков.

Полная модель речевого поведения предполагает еще один уровень представления содержания текстов: концептуальное представление [= КонцептП], которое уже упо­миналось и будет бегло охарактеризовано ниже, в подразделе 3.2.7.

Охарактеризовав важное разграничение между национальными СемП-ами и интер­национальными КонцептП, я займусь теперь более детально свойствами семантических структур в рамках подхода Смысл-Текст. СемС (13) написана на формальном семанти­ческом языке; это та самая «семантическая транскрипция», о которой шла речь выше. Как и всякий язык, он задается словарем (= набором базовых единиц) и грамматикой  (= набором правил соединения этих единиц в правильные выражения).

➤ Словарь семантического языка теории Смысл-Текст для описания естественного языка L включает практически все семантемы L.

☛ Наречие практически отражает тот факт, что означаемыe некоторых лексических единиц [= ЛЕ] языка L в состав семантического языка не допускаются. Это, прежде всего, означаемые служебных ЛЕ и ряд других означаемых, каковые уточнять здесь нет необходимости.

Подход Смысл-Текст предполагает свой семантический язык для каждого ес­тественного языка L. Этим данный подход существенно отличается от семан­тической теории Анны Вежбицкой (см., например, Вежбицкая 1999), нацелен­ной на построение универсального семантического языка, словарь которого состоит из семантических примитивов — элементарных, т. е. неразложимых, смыслов.

➤ Грамматика, или синтаксис, семантического языка теории Смысл-Текст, — это синтаксис семантических сетей. Сеть (в смысле теории графов) служит формальным «носителем» для выражений, базирующихся на языке исчисления предикатов; как было сказано, ветви (= стрелки) этой сети представляют отношения типа «предикат→аргу­мент». Другими словами, подсеть вида ‘x1—P—2y’ есть не что иное, как предикация P(x, y).

Рассмотрим теперь, как происходит построение какой-либо из фраз, выражающих смысл СемС, данной в (13), — например, фразы (11). Чтобы получить эту фразу, семан­тический модуль МСТ конструирует, прежде всего, соответствующее ГСинтП, которое содержит, наряду с другими структурами, ГСинтС (16).

Если СемС выражает в принципе общий смысл семейства синонимичных фраз (а не одной фразы), ГСинтС описывает в принципе именно одну кон­кретную фразу. Структуры всех последующих, т. е. более поверхностных, уровней также описывают индивидуальные фразы.

3.2.3 Глубинно-синтаксическая структура фразы

Глубинно-синтаксическое представление — это упорядоченная четверка следую­щего вида (полужирным шрифтом, как и выше, показана основная структура):

ГСинтП = 〈 ГСинтС ; ГСинт-КоммС ; ГСинт-ПросС ; ГСинт-АнафС 〉

Ядро ГСинтП-а составляет глубинно-синтаксическая структура [= ГСинтС]; она выражает организацию фразы в терминах входящих в нее лексических единиц и связы­вающих их между собой ГСинт-отношений, см. (16) на следующей странице.

(10 ) Глубинно-синтаксическая структура фразы (11)

1. Нулевая форма связки БЫТЬ во фразе (11) выражена в ее ГСинт- и ПСинт-структуре соответствующей лексемой.
2. В данной диаграмме показаны также связи кореферентности — пунктирными двунаправленными стрелками (речь идет об одном и том же Оруэлле). Задание связей кореферентности есть часть ГСинт-АнафС.

ГСинт-коммуникативная структура фразы [= ГСинт-КоммС]  задает разделение ГСинтС на коммуникативные зоны, (примерно) соответствующие Сем-коммуникатив­ным зонам в СемС.

ГСинт-просодическая структура фразы [= ГСинт-ПросС] описывает семантически нагруженные просодии, характеризующие фразу (декларативная, экспрессивная, вопро­сительная и т. д.).

ГСинт-анафорическая структура фразы [= ГСинт-АнафС] указывает кореферент­ность лексических единиц, составляющих ГСинтС; эта структура ответственна за про­номинализацию — введение местоимений-заменителей (ОН, ОНА, …, ЭТОТ, …, КОТОРЫЙ, …).

В дальнейшем рассматривается только ГСинтС фразы.

Глубинно-синтаксическая структура [= ГСинтС] некоторой фразы — это линейно неупорядоченное дерево зависимостей (см. Глоссарийстр. 00).

➤ УЗЛЫ (= вершины) ГСинтС помечены именами семантически полных лексических единиц [= ЛЕ] данного языка, которые снабжены семантически полными флективными характеристиками (т. е. семантически полными граммемами).

  • В ГСинт-дереве указываются все полные ЛЕпредставляемой фразы и только они; служебные словалюбых типов — вспомогательные глаголы, управляемые предлоги и союзы, местоименные маркеры синтаксических ролей типа ТО [, чего он добивался]… — в ГСинтС не допускаются, равно как и местоимения-заменители — такие, как ОН или КОТОРЫЙ. Иначе говоря, при синтезе конкретная ГСинтС представляет фразу до осуществления прономинализации; так, в ГСинтС (16) мы имеем вместо местоимений ОН и ЕГО их источник: ОРУЭЛЛ. К полным ЛЕ данного языка принадлежат единицы четырех типов:

— Обычные полнозначные лексемы: это то, что мы видим в (16).

— Идиомы, т. е. некомпозиционные фраземы типа ˹ЗАТКНУТЬ ЗА ПОЯС˺, ˹ВСЯ ПОДНО­ГОТНАЯ˺, ˹КРОВЬ С МОЛОКОМ˺, ˹У ЧЕРТА НА КУЛИЧКАХ˺, и т. д. Каждая из них пред­ставляется в ГСинтС одним узлом, ибо идиома — это одна ЛЕ. (О композиционности/ некомпозиционности сложных языковых знаков см. 5.2.2, стр. 00; идиомы обозначают­ся символами «˹  ˺».)

— Имена лексических функций [= ЛФ], описывающих композиционные фраземы, т. е. коллокации[iv], типа пороть [ЛФ Oper1] ЧУШЬ vs. молоть [ЛФ Oper1] ВЗДОР, играть [Oper1] важную [Magn] РОЛЬ vs. иметь [Oper1] большое [Magn] ЗНАЧЕНИЕ, сдавать [Oper2] ЭКЗАМЕН vs. проходить [Oper2] ИСПЫТАНИЕ, и т. д. O ЛФ см. ниже, раздел 4.2.

— Фиктивные лексемы, которые вводятся для описания синтаксических конструкций, несущих полноценный лексический смысл. Так, русская аппроксимативно-количест­венная конструкция типа раз шесть ≈  ‘примерно шесть раз’ изображается, на ГСинт-уровне, посредством фиктивной лексемы «ПРИМЕРНО»:

шесть раз ⇔ ШЕСТЬ←ATTR—РАЗМН
vs.
раз шесть ⇔ «ПРИМЕРНО» ←ATTR—ШЕСТЬ←ATTR—РАЗМН

Заметим, что фиктивная лексема «примерно» не совпадает по смыслу с реальной русской лексемой ПРИМЕРНО: так, человек, идущий на день рождения к знакомому, может ответить на вопрос «А сколько ему сегодня лет?» Точно не знаю, лет сорок, но вряд ли ?Точно не знаю, примерно сорок. (Более того, даже со словом РАЗ наречие ПРИ­МЕРНО сочетается с трудом: раза два ~ ?примерно два раза.) Дело в том, что эта кон­струкция выражает не только приблизительность, но и сомнение Говорящего в назы­ваемом им числе.

ЛЕ вводятся в ГСинтС лексико-семантическими правилами; ср. 3.3, правило RSem 2.

  • В ГСинт-дереве имя морфологически изменяемой лексемы снабжается семанти­чески полными граммемами, т. е. граммемами, которым в принципе соответствует некая конфигурация семантем в СемС. Так, в русском языке каждое существительное в ГСинтС обязательно имеет при себе граммему числа, глагол — граммемы вида, наклоне­ния и времени, а прилагательное — граммему степени сравнения. Эти граммемы вводят­ся в ГСинтС флективно-семантическими правилами; ср. 3.3, правило RSem 3.

↑→ ВЕТВИ (= дуги, или стрелки) ГСинтС помечены именами глубинно-синтаксичес­ких отношений [= ГСинтО]; в отличие от номеров семантических отношений, каковые являются чисто различительными, имена ГСинтО обозначают наиболее общие типы синтаксических конструкций.

ГСинтО предполагаются универсальными, т. е. пригодными для описания ГСинтС любого языка.

  • Все синтаксические конструкции, известные в языках мира, подразделяются на два семейства: сочинительные vs. подчинительные конструкции; все сочинительные конструкции описываются двумя ГСинт-отношениями COORD(inative) и QUASI-COORD.
  • Подчинительные конструкции подразделяются, в свою очередь, на слабоподчини­тельные vs. сильноподчинительные; слабоподчинительные конструкции представляют­ся посредством присоединительного ГСинтО APPEND(itive).
  • Сильноподчинительные конструкции снова делятся: на определительные/обстоя­тельственные, каковые покрываются ГСинтО ATTR(ibutive) и ATTRdescr, vs. актантные.
  • Наконец, актантные конструкции представляются посредством ГСинтО I, II, …, VI, IIdir.sp.

Глубинно-синтаксический актант [= ГСинтА] лексемы L — это такой синтак-сический зависимый лексемы L, который выражает ее некоторый СемА. Во фразе Из-за этого Иван при мне напомнил Маше об экзамене слова Иван, МАША и ЭКЗАМЕН суть ГСинтА глагола НАПОМНИТЬ, так как они «навязыва-ются» ее смыслом; выражения из-за этого и при мне актантами глагола не являются.

Эмпирически установлено, что ЛЕ естественных языков могут иметь до шести ГСинт-актантов, что дает шесть актантных ГСинтО; к ним добавляется еще одно ГСинтО для прямой речи (IIdir.sp).

Итого, имеется 12 ГСинтО:

два сочинительных ГСинтО

COORD                (Маша—COORD→ВАНЯ—COORD→ИЛИ ПЕТЯ)

QUASI-COORD    (В—QUASI-COORD—[МОСКВА]→НА—QUASI-COORD—[АРБАТ]→У ВАНЯ:
в Москве, на Арбате, у Вани; т. е. уточнения указанного типа)
☛ В квадратные скобки заключены выражения, которые следует игнорировать при разборе примера.

одно присоединительное ГСинтО

APPEND               (Увы,←APPEND—ПРОПАСТЬ ВСЁ!: Увы, все пропало!;
ВАНЯ, КОНЕЧНО,←APPEND—УЙТИ: Ваня, конечно, ушел.)

два определительных ГСинтО

ATTR                   (СИНИЙ←ATTR—ПЛАТОК, СИЛЬНО←ATTR—СЖАТЬ)

ATTRdescr              (Я,—ATTRdescr→БОЛЬНОЙ и голодный)

семь актантных ГСинтО

I                          (ИВАН←I—ЧИТАТЬ: Иван читает)

II
                        (КНИГА←II—ЧИТАТЬ: читать книгу)

III                      (КНИГА←II—ПОСЛАТЬ—III→ИВАН: послать книгу Ивану)

IV VI                 (ПЯТЬ РУБЛЬ←II—ОДОЛЖИТЬ—IV→МЕСЯЦ: одолжить 5 рублей на месяц;
командировать в Киев на месяц для изучения спроса)

IIdir.sp                                («ПЯТЬ РУБЛЬ!»←IIdir.sp—ВОСКЛИКНУТЬ—I→ЮРА:
«Пять рублей!» — воскликнул Юра.)

ГСинт-дерево линейно не упорядочено: размещение его узлов на плоскости — на­пример, на листе бумаги — не имеет значения  и выбирается исключительно из сообра­жений наглядности. Поскольку порядок слов является главным языковым средством выражения синтаксической структуры, он не может быть частью этой структуры. Он появляется только в глубинно-морфологической структуре фразы, т. е. на уровне, более приближенном к тексту, нежели синтаксическая структура.

Глубинно-синтаксический модуль МСТ получает на вход некое конкретное ГСинтП фразы, включающее ee ГСинтС — например, (16), и строит для этого исходного пред­ставления все возможные ПСинтП-ы, в том числе — и ПСинтП фразы (11). В следу­ющем разделе это ПСинтП представлено своей основной структурой, т. е. ПСинтС фразы (11).

(продолжение следует)

Примечания

*На самом деле связи эти указываются не для самих референтов — физических объектов и явлений, а для их отражений в мозгу, т. е. для их концептуальных представлений; эта тонкость, однако, в данном контексте не важна.

[i] (3.2.2, стр. 00) Предикат. В логике и семантике предикат — это смысл, кторый не может быть охарактеризован без отсылки к другим смыслам, называемым его аргументами. Предикаты различаются по числу своих аргументов, или мест: ‘спать’ — одноместный предикат (‘Х спит’), ‘видеть’ — двухместный (‘Х видит Y-а’), ‘сообщать’ — трехместный (‘Х сообщает Y Z-у’), ‘сравнивать’ — четырехместный (‘Х сравнивает Y с Z-ом по W’), и т. д. (См. Апресян 2010: 303 и сл.)

[ii] (3.2.2, после (13), стр. 00) Множество перифраз. Будет, по-видимому, нелишним показать на примере фразы (11), как получается такое большое число перифраз.

Смысл фразы разбивается на «семантико-лексические» куски — такие, что смысл одного куска может быть реализован одним лексическим выражением данного языка. Во фразе (11) таких кусков — семь, и каждому куску отводится один столбец:

 Оруэлл убежденный
по убеждению
как убежден
уверенный
не сомневаться
нет сомений
деятельность
активность
ангажированность
активный
политика
политический
благодаря
в результате
вести к
делать
обеспечивать
позволять
1 6 4 2 6
делаться лучше
становиться лучше
улучшаться
улучшение
произведения
творчество
качество произведедений
качество творчества
положительно влиять
положительное влияние
иметь положительное влияние
положительно воздействовать
положительное воздействие
оказывать положительное воздействие
положительно сказываться
23

В каждом столбце выписываются возможные варианты выражения данного смысла, а затем они комбинируются всеми возможными способами. Например, выбирая выделенные полужирным шрифтом элементы, можно получить такую перифразу:

(i) Как убежден Оруэлл, то, что он политически активен, ведет к улучшению качества его творчест­ва.

Общее число потенциальных перифраз получается перемножением чисел вариантов в каждом столбце; в данном случае:

1 ×  6 × 4 × 2 × 6 × 23 = 6 624

Разумеется, не все комбинации допустимы; но и в наших вариантах выписаны далеко не все возмож­ности. Полученные перифразы не всегда строго синонимичны — однако мы принимаем и приблизитель­ные перифразы, взаимозаменимые хотя бы в некоторых контекстах. Как мы видим, СемС (13) задает семейство из шести с половиной тысяч фраз.

[iii] (3.2.2, стр. 00) Коммуникативно-доминантный узел в СемС некоторого смысла ‘σ’ — это такой смысл ‘σ’, к которому смысл ‘σ’ может быть сведен без искажения, хотя и с обеднением. Обычно ‘σ’ является родовым компонентом смысла ‘σ’.

[iv] (3.2.3, стр. 00) Коллокация. Коллокация — это двучленная композиционная фразема, один элемент которой, а именно — база, выбирается Говорящим свободно, в соответ­ствии со смыслом и языковыми свойствами этого элемента, а второй элемент — коллокат — выбирается в зависимости от базы. Как правило, коллокация описывается с помощью лексических функций, см. Примечание 15, стр. 00.

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math