©"Семь искусств"
  сентябрь 2022 года

 287 total views,  1 views today

Яков Исидорович Перельман (1882–1942) стоит особняком от математического сообщества Петербургской стороны. Он родился в Белостоке, с 1901 г. жил в Петербурге, окончил Лесной институт (1909)… Ему был дан талант популярного изложения научных истин, благодаря которому он стал создателем жанра занимательной науки. 

Галина СинкевичГалина Синкевич

МАТЕМАТИКИ ПЕТЕРБУРГСКОЙ СТОРОНЫ

Главы из новой книги

(продолжение. Начало в №7/2022 и сл.)

1.4.10. Тимошенко Степан Прокофьевич

Степан Прокофьевич Тимошенко (1878–1972) родился в селе Шпотовка Черниговской губернии в семье землемера. Учился в Роменском реальном училище вместе с А.Ф. Иоффе. В 1896 г. поступил в Петербургский Институт инженеров путей сообщения (ИИПС), после окончания (1901) которого получил статус инженера путей сообщения и должность лаборанта; год служил в саперном батальоне, затем работал лаборантом в Политехническом институте (1903–1906). Большое влияние на Тимошенко оказали лекции А.Н. Крылова о применении математики в инженерных задачах, а также две научные поездки: в Мюнхен (1904) к известному механику, профессору А. Фепплю (A.O. Föppl) в его лабораторию прочностных исследований, и в Геттинген (1905) к Л. Прандтлю (L. Prandtl) в институт прикладной механики. С 1906 по 1911 гг. Тимошенко работал в должности профессора на кафедре сопротивления материалов в Киевском политехническом институте, декан инженерного отделения (1909). В 1911 г. он вместе с группой профессоров подписал резкий протест против действий министра просвещения Л. Кассо, окончательно лишавших вузы автономии, и был уволен. Летом 1911 г. вернулся в Петербург, начал преподавать на Политехнических курсах Товарищества профессоров и преподавателей (1912), а также стал экстраординарным профессором в Политехническом, Электротехническом институтах и Институте путей сообщения. Консультировал по вопросам прочности при постройке судов русского военного флота. В Политехническом институте Тимошенко вместе со своим школьным товарищем А.Ф. Иоффе начал работу по созданию физико-механического факультета с новым подходом к физике и обучению. Факультет открылся в 1919 г., уже после отъезда Тимошенко из Петрограда.

Рис. 36. Степан Прокофьевич Тимошенко

Рис. 36. Степан Прокофьевич Тимошенко

Тимошенко принимал участие в семинарах, проходивших на Петербургской стороне (1907–1912) дома у П. Эренфеста на соседней Лопухинской[1] ул., где собирались физики и математики. Один из результатов Тимошенко[2] был получен им в Петрограде совместно с Эренфестом.

А.Ф. Иоффе, создатель отечественной школы физики, также принимал активное участие в семинаре П. Эренфеста. Сложившийся кружок физиков стал основой будущего Физико-технического института. Тимошенко вместе с Иоффе организовал в Политехническом самый наукоемкий факультет — физико-механический (открылся в 1919 г.), первым деканом которого до 1928 г. был Иоффе.

В конце 1917 г. Тимошенко переехал в Киев и стал одним из организаторов Украинской академии наук, читал лекции в Киевском политехническом институте. Но в 1919 г. началась Гражданская война, в Киев вошла армия Деникина, занятия прекратились.

Рис. 37. В парке Политехнического института, под окнами квартиры А.Ф. Иоффе (корпус 1), около 1912 г. Слева направо: А.Ф. Иоффе, В.Р. Бурсиан, Г.Г. Вейхардт, М.В. Кирпичева, П.С. Эренфест, Ю.А. Крутков, Т.Н. Афанасьева-Эренфест, неизвестный, Л. Р. Степанова

Рис. 37. В парке Политехнического института, под окнами квартиры А.Ф. Иоффе (корпус 1), около 1912 г. Слева направо: А.Ф. Иоффе, В.Р. Бурсиан, Г.Г. Вейхардт, М.В. Кирпичева, П.С. Эренфест, Ю.А. Крутков, Т.Н. Афанасьева-Эренфест, А.А. Фридман, Л. Р. Степанова

Тимошенко с семьей через Крым уезжает на Балканы и с 1920 г. становится профессором кафедры сопротивления материалов Загребского политехнического института (Хорватия). В 1922 г. он с женой и младшей дочерью переехал в Америку; старшая дочь и сын поступили в Берлинский университет. Сначала опыт Тимошенко был востребован в промышленных фирмах, затем он стал преподавать в Мичиганском (с 1927) и в Стэнфордском (с 1936) университетах, с 1936 г. — в Школе механики, организованной для выпускников вузов.

Тимошенко был избран членом-корреспондентом АН СССР (1928) и иностранным членом АН (1964). Умер 29 мая 1972 г. в немецком городе Вуппертале, где провел свои последние годы вместе с дочерью Анной Хельцельт-Тимошенко.

На Петербургской стороне Тимошенко поселился в 1912 г., рядом с Электротехническим институтом: в доходном доме 10-А по Аптекарскому пр. (1912), затем в профессорском доме Электротехнического института по Песочной ул., д. 5[3](1913–1917). В этом же доме жили А.С. Попов, изобретатель радио и первый выборный директор ЭТИ, а также профессор Г.В. Колосов.

1.4.11. Билибин Александр Яковлевич

Рис. 38. Александр Яковлевич Билибин

Рис. 38. Александр Яковлевич Билибин

Александр Яковлевич Билибин (1879–1935) происходил из калужского купеческого рода. Его дядя, Николай Иванович Билибин (1846–1914), педагог-математик, автор и переводчик учебников по алгебре и геометрии для гимназий и реальных училищ, член Математического общества, преподавал на Высших Женских курсах, в Первом реальном училище был инспектором (1887–1890) и директором (1890–1904), а также был председателем особой подкомиссии, составлявшей программы по математике для классических гимназий и реальных восьмиклассных училищ. Его брат, Иван Яковлевич Билибин (1876–1942) — известный художник и театральный оформитель, участник объединения «Мир искусства», создатель сказочного стиля в иллюстрациях.

Александр Яковлевич Билибин родился неподалеку от Петербурга, в Тарховке, в семье военно-морского врача Якова Ивановича Билибина (1838–1904), впоследствии помощника главного доктора Морского госпиталя[4] (1894–1900), а затем первого главного доктора Либавского[5] военно-морского госпиталя (1900–1903). Его мать, Варвара Александровна (1848–1918), урожденная Бубнова, происходила из семьи морских инженеров, была ученицей А.Г. Рубинштейна. Ее младший сын Александр также был страстным меломаном, обладал поэтическим даром, был другом поэта и переводчика И. Коневского[6]. Братья Билибины окончили Первую гимназию (А.Я. Билибин в 1898 г.), были близки кругу поэтов-символистов и художников «Мира искусства».

Окончив физико-математическое отделение Петербургского университета (вероятно, в 1902), Билибин в 1904 г. поселился на Петроградской стороне, на Церковной ул.[7], д. 17[8], с родителями, а его старший брат, художник И.Я. Билибин, жил неподалеку, на Мытнинской наб., д. 11. После смерти отца, Я.И. Билибина, мать и сыновья, художник и математик, живут на Мытнинской наб., д. 11 (1905–1908). А.Я. Билибин работает в Первой гимназии[9], преподает сначала физику, с 1906 г. — математику. С 1908 по 1926 гг. А.Я. Билибин живет на левом берегу Невы (Коломенская ул., Лермонтовский пр.), что связано с местами работы: Первая гимназия (до 1910), Константиновское артиллерийское училище (1908–1914), Женские Политехнические курсы[10] (1908–1909, 1911–1917, 1924; с 1911 — профессор; в 1924 — декан электромеханического факультета); Военная электротехническая школа[11](1911); Военное топографическое училище[12] (1913–1914); Статистические курсы министерства внутренних дел (1914). В Политехническом институте Билибин преподавал в 1924–1930 гг. как доцент, затем профессор; с 1930 г. — профессор Ленинградского машиностроительного института, затем Индустриального института (части Политехнического института в результате его разделения в 1930 г.) [3]. С 1923 г. Билибин был профессором по кафедре математики в Институте гражданских инженеров[13] (1923–1931, 1935). Он перевел с английского и немецкого два курса математики, создал на кафедре «кабинет математики», содержавший богатую математическую библиотеку. В институте неоднократно переиздавались его учебные курсы.

А.Я. Билибин вновь поселился на Петроградской стороне, на Плуталовой ул., д. 20, этот адрес зафиксирован в 1927–1930, 1934 гг. Умер от тяжелой болезни, начавшейся в 1933 г.

Рис. 39. Дом А.Я. Билибина на Плуталовой ул., д. 20

Рис. 39. Дом А.Я. Билибина на Плуталовой ул., д. 20

1.4.12. Бернштейн Сергей Натанович

Рис. 40. Сергей Натанович Бернштейн

Рис. 40. Сергей Натанович Бернштейн

Сергей Натанович Бернштейн (1880‒1968) родился в Одессе в семье известного физиолога Н.О. Бернштейна, получил образование в Париже (Высшая электротехническая школа, затем Сорбонна), участвовал в работе семинара Гильберта, в 1904 г. защитил в Париже докторскую диссертацию, посвященную 19-й проблеме Гильберта об аналитической природе решений дифференциальных уравнений второго порядка в частных производных.

Вернувшись в Россию, с 1907 г. Бернштейн жил в Петербурге: на Большой Пушкарской ул., д. 27 (1907), на Верейской ул., д. 30 (1908), на Малом пр. П.С., д. 70 (1909). В этот период Бернштейн посещал семинар П. Эренфеста на Лопухинской ул.

В 1908 г. Бернштейн преподавал в открытой в 1906 г. в Никольском пер., д. 7, Еврейской гимназии Г.И. Эйзенбета[14]. Заметим, что в это время в гимназии учился Л.Г. Лойцянский, будущий основатель кафедры гидроаэродинамики Политехнического института. Бернштейн преподавал на Петербургских Высших Женских политехнических курсах (приват-доцент, 1907–1908).

Затем он уехал в Харьков, защитил магистерскую, затем докторскую диссертации, преподавал, организовал и возглавил Математический институт (1929–1931). В 1926 г. Бернштейн числится профессором Ленинградского ИИПС.

По возвращении в Ленинград Бернштейн стал профессором Индустриального института (1933–1941), где с 1934 г. заведовал кафедрой математики, и университета (1933–1941), где с 1933 г. заведовал кафедрой теории вероятностей; работал в Физико-математическом институте АН (руководил группой, затем отделом конструктивной теории функций, позже заведовал отделом теории вероятностей и математической статистики) и в НИММ ЛГУ. Член-корреспондент АН СССР (1924), академик (1929). В предвоенный период Бернштейн жил на пр. Майорова[15], д. 10 (1934), и на Лесном пр., д. 61 (1935).

В 1941 г. был в эвакуации, после войны стал работать в Москве. В 1946 г. вышло четвертое издание его «Теории вероятностей», переработанное и дополненное примерами законов наследования Менделя. В 1948 г. состоялась печально известная сессия ВАСХНИЛ, осуществившая разгром биологических исследований в СССР. Когда Бернштейну предложили в пятом издании удалить примеры из генетики, он отказался и более не обращался к тематике теории вероятностей [11, с. 10].

Спектр научных интересов и достижений Бернштейна чрезвычайно широк. Исследования Бернштейна в области теории уравнений в частных производных и ее приложений к геометрии и вариационному исчислению, теории приближения функций, теории вероятностей и математической статистики, в конструктивной теории функций оказали огромное влияние на развитие математики XX в. (см. [11], [35]).

Бернштейн отличался смелостью и благородством. В 1936 г., будучи членом комиссии президиума АН по «делу Лузина», он вместе с А.Н. Крыловым открыто встал на защиту Лузина.

1.4.13. Эренфест Пауль
и Эренфест-Афанасьева Татьяна Алексеевна

Рис. 41. Эренфест в русский период его жизни

Рис. 41. Эренфест в русский период его жизни

Пауль (Павел Сигизмундович) Эренфест (1880–1933), австрийский и нидерландский физик-теоретик, создатель научной школы, ученик Л. Больцмана. Родился и получил образование в Вене, затем в университете Геттингена. С 1912 г. — профессор Лейденского университета (Голландия). Работы в области классической и квантовой статистической механики.

Его жена, Татьяна Алексеевна Афанасьева-Эренфест (1876–1964), родилась в Киеве, воспитывалась и получила образование в Петербурге (ВЖК) и в университете Геттингена, где и познакомилась с будущим мужем. До 1933 г. Т. А. Афанасьева ежегодно бывала в СССР, преподавая в вузах различных городов. Автор исследований оснований термодинамики, теории физического моделирования, а также работ по методике преподавания математики.

Подробнее о жизни и творчестве Эренфеста см. [58] (см. также статью Е.Берковича «Геттинген на берегах Невы», Семь искусств, №11/2021).

Рис. 42. Павел Сигизмундович с женой Татьяной Алексеевной

Рис. 42. Павел Сигизмундович с женой Татьяной Алексеевной

Эренфесты прожили в Петербурге пять лет (1907–1912) в надежде найти работу. В 1909 г. их адрес указан по 11-й линии В.О., д. 24 (дом, в котором в 1845 г. родился Г. Кантор), после 1910 г. они переселились на Петроградскую сторону, на Лопухинскую ул. (ныне ул. Академика Павлова, д. 7-А), заняв второй этаж деревянного дома (дом перестроен в 2001 г.) на берегу, где от Большой Невки ответвляется Малая Невка.

Рис. 43. Ул. Академика Павлова, д. 7-А

Рис. 43. Ул. Академика Павлова, д. 7-А

Рис. 44. Вид от дома Эренфеста на Малую Невку и Каменный остров

Рис. 44. Вид от дома Эренфеста на Малую Невку и Каменный остров

В 1909 г. Эренфест два семестра читал специальный курс дифференциальных уравнений математической физики в Политехническом институте (этот курс с восторгом вспоминал его друг А.Ф. Иоффе), но постоянной работы ему найти не удалось. Эренфест был блестящим лектором, он следовал принципу: «Сначала разъяснять, потом доказывать». Неоценима его роль для Петербургской физики и математики в организации домашних семинаров. Он выступал с обзорными докладами по проблемам новой физики, показывая, как различно их представляют ученые-физики. Сопоставляя их точки зрения и вовлекая в обсуждение слушателей, Эренфест стремился достичь предельной ясности в постановке обсуждаемых проблем, направлял молодежь на идеи, связанные с дальнейшим развитием их работы. Молодые математики и физики охотно посещали его семинары, которые стали для них настоящей школой. Дом Эренфестов был хлебосольным и открытым. У них регулярно бывали А.А. Фридман, М.Ф. Петелин, А.Ф. Гаврилов, А.С. Безикович, Я.Д. Тамаркин, А.Я. Шохат, С.П. Тимошенко, Г.Г. Вейхардт, С.Н. Бернштейн, В.И. Смирнов, А.Ф. Иоффе, В.Ф. Миткевич, Д.С. Рождественский, Ю.А. Крутков, В.Р. Бурсиан, В.М. Чулановский, В.Г. Хлопин, В.В. Дойникова-Безикович, П.С. Юшкевич; Эренфест был близко знаком с А.К. Крыловым и В.А. Стекловым[16].

Высокий и изящный Фридман всегда приходил вместе с осанистым Тамаркиным, и маленькая дочка Эренфестов, Таня-штрих[17], называла их «паучок и слоник».

Иоффе и Эренфест стали близкими друзьями:

«…два раза в неделю мы обсуждали интересовавшие нас вопросы физики, обычно у него на квартире, иногда при участии других физиков. А в промежутке между встречами он ежедневно посылал мне письма в 6–12 страниц с изложением своих мыслей и вычислений. Способность Павла Сигизмундовича к критическому анализу и строгой, физически ясной формулировке оказала большое влияние на мое научное развитие. Ему же было обязано зарождение в Петербурге современной теоретической физики. Со всей решительностью он выступал против формализма университетской физики, против ее вождей. Зато и он не смог добиться права преподавать в университете, хотя даже сдал там магистерские экзамены. Только прогрессивный тогда Политехнический институт избрал его доцентом и разрешил читать курс дифференциальных уравнений математической физики. И что это был за курс! Математика, неотделимая от физики, математика как метод проникновения в механизм явлений, как средство обобщения аналогичных процессов. Казалось, вся физика становится прозрачной в свете новых, «эренфестовских» лучей.

Но эти лекции не нашли продолжения. Обиженное университетское начальство так и не допустило его к преподаванию. А нравы в Петербургском университете в то время были особые. За 25 лет ни один физик не мог сдать магистерских экзаменов. Тот, кто пытался преодолеть их, погибал, подавленный горами математических книг и все новыми требованиями. В течение многих лет на кафедрах Петербургского университета работали физики, не выдвинувшие ни одной новой проблемы, не подготовившие в университете ни одного магистра физики, не говоря уже о докторах. Самостоятельной научной работы, по существу, не велось. Наивысшим достижением считалось повторение эксперимента, описанного в “PhilisophicalMagazin”. И это в то время, когда рядом с университетом в Петербурге работали Попов, Крылов, Голицын, Гершун, Миткевич и другие! Эту стену пробила по взаимному согласию группа молодежи: Рожанский, Рождественский и я, в нашу группу включился и Эренфест. Мы потребовали от факультета и добились того, что программа по математике утверждалась факультетом, тогда как раньше у физиков каждый из математиков мог спросить все, что ему было угодно. Для сдачи экзаменов вместо определенных знаний требовалось изучение серий книг» [23, с. 37–38].

С.П. Тимошенко вспоминал об Эренфесте:

«В августе 1911 года, после увольнения моего из Киевского Политехнического Института, я переселился в Петербург и поселился против Электротехнического Института… От Иоффе узнал, что Эренфест живет близко от меня, и мы с ним… встретились. Это было время быстрого прогресса в физике. Эренфест внимательно следил за новыми открытиями и делал о них частые доклады в Физическом Обществе. Я посещал эти доклады. Эренфест был прекрасный докладчик. Он заранее подготовлял все нужные математические выкладки на больших листах бумаги, которые прикреплял к классным доскам. Таким образом он мог, несмотря на ограниченное знание русского языка, ясно излагать сложные вопросы новой физики. Чтобы подготовиться к разным вопросам, которые могут возникнуть при чтении доклада, Эренфест предложил делать предварительный доклад мне. Мы могли бы тогда совместно обсуждать все вопросы, требующие дополнительного пояснения. Мы решили встречаться по утрам в Ботаническом саду, против моей квартиры. В это время (10 утра) посторонней публики там не было, и мы могли спокойно обсуждать научные вопросы. Если для пояснения требовались фигуры, их легко было чертить палкой на чистой поверхности снега» [58].

Эренфест на всю жизнь сохранил доброе отношение к российским ученым. Вскоре после отъезда из СССР Эренфест начал хлопотать о предоставлении советским физикам стипендий рокфеллеровского фонда, выдававшихся способным молодым научным работникам для совершенствования их работы, которое, по мнению создателей фонда, могло осуществляться за счет их контактов с известными коллегами в разных городах и странах.

1.4.14. Перельман Яков Исидорович

Рис. 45. Яков Исидорович Перельман

Рис. 45. Яков Исидорович Перельман

Яков Исидорович Перельман[18] (1882–1942) стоит особняком от математического сообщества Петербургской стороны. Он родился в Белостоке[19], с 1901 г. жил в Петербурге, окончил Лесной институт (1909). Еще в гимназии начал писать научно-популярные статьи, в Петербурге сотрудничал с журналом «Природа и люди», с 1913 г. заведовал редакцией, был членом Общества любителей мироведения[20].

Ему был дан талант популярного изложения научных истин, благодаря которому он стал создателем жанра занимательной науки. Статьи Перельмана по естественным наукам имели такой большой успех (всего он написал их более тысячи), что он стал писать книги, первой из которых была «Занимательная физика» (1913). В течение жизни Перельман написал 47 научно-популярных, 40 научно-познавательных книг. Только на русском языке они вышли тиражом более 13 млн экземпляров, были изданы на 21 языке народов СССР и на 18 зарубежных языках. Его книги пробуждали интерес детей, под их влиянием многие поколения школьников избрали научный путь.

Его умение занимательно и понятно рассказывать было востребовано в системе обучения. Он написал 18 школьных учебников и пособий, преподавал физику и математику в Петроградском рабочем политехникуме (1918–1920), в Псковском педагогическом институте (1920–1921), в Петроградском Коммунистическом университете (1921–1922), в Петроградском электротехникуме[21] и в Высшем военно-морском училище (1922), на рабфаке Петроградского педагогического института им. А. И. Герцена (1923). Внедрению новой метрической системы мер (1918) немало способствовала книга Перельмана «Метрическая система. Справочник для всех» (1924). С 1912 г. он был увлечен идеями К. Э. Циолковского, и, видя равнодушие ученых кругов и читающей публики, стал их пропагандистом и популяризатором. Перельман работал также в Группе изучения реактивного движения (ГИРД, 1931–1933), участвовал в разработке первой противоградной ракеты.

В 1934 г. по инициативе Перельмана на Елагином острове был открыт «Павильон занимательной науки», годом позже он был преобразован в Дом занимательной науки на наб. Фонтанки, д. 34, в правом флигеле Шереметевского дворца. Это был первый интерактивный музей для школьников. Перельман был научным руководителем музея и создателем отделов физики, математики и астрономии. Популярность музея была огромна, школьные экскурсии шли непрерывным потоком. С началом Великой Отечественной войны музей был закрыт, пятеро его сотрудников ушли на фронт. Перельман остался в блокадном Ленинграде, стал инструктором по подготовке войсковых и флотских разведчиков, читал лекции по ориентированию на местности без приборов, правилам оптики, применяемым при ведении прицельного огня и использовании метательного оружия.

С 1915 г. Перельман жил на Петроградской стороне, на Плуталовой ул.[22], д. 2.

Рис. 46. Дом Перельмана на Плуталовой ул., д. 2

Рис. 46. Дом Перельмана на Плуталовой ул., д. 2

Его сын, математик, погиб летом 1942 г., его жена, врач, умерла от истощения в январе 1942 г., Я.И. Перельман умер в марте 1942 г. В 2002 г. на доме Перельмана установлена памятная доска

«Здесь с 1915 по 1942 год жил выдающийся популяризатор точных и естественных наук Яков Исидорович Перельман».

Рис. 47. Мемориальная доска Я.И. Перельману

Рис. 47. Мемориальная доска Я.И. Перельману

1.4.15. Полосухина Ольга Андреевна

Ольга Андреевна Полосухина (1883–1958) родилась в семье поручика, затем штабс-капитана (1902) лейб-гвардии Семеновского полка А.А. Полосухина. Окончила Бестужевские курсы (1906) и Базельский университет [22, с. 49]. Начав преподавание математики на Высших Бестужевских курсах (1912–1918), после их слияния с университетом продолжала преподавать в университете до 1957 г., профессор (1923–1925), с 1926 — доцент. Профессор Второго Политехнического института (1924), доцент Педагогического института (1927–1930). В 1936 г. перевела книгу К. Якоби «Лекции по динамике». Была членом Ленинградского Физико-математического общества. В университете читала вариационное исчисление, спецкурс по интегральным уравнениям, вела практические занятия по математическому анализу на дневном и заочном отделениях. Студенты с благодарностью вспоминают ее занятия [22, с. 49]. В 1941–1942 гг. привлекалась по делу № 555 («Дело Союза старой русской интеллигенции»), но была отпущена [66, с. 213].

Рис. 48. Проводы на пенсию доцента Ольги Андреевны Полосухиной в университете. В президиуме Г.М. Фихтенгольц, О.А. Полосухина, С.М. Лозинский (стоит), Н.Н. Поляхов, В.И. Смирнов И.П. Натансон; 1950-е.

Рис. 48. Проводы на пенсию доцента Ольги Андреевны Полосухиной в университете. В президиуме Г.М. Фихтенгольц, О.А. Полосухина, С.М. Лозинский (стоит), Н.Н. Поляхов, В.И. Смирнов И.П. Натансон; 1950-е.

На Петроградской стороне ее семья жила с 1902 г.; с 1912 г. — по адресу Большая Белозерская[23] ул., д. 18.

Рис. 49. Дом Полосухиной на ул. Воскова, д. 18

Рис. 49. Дом Полосухиной на ул. Воскова, д. 18

1.4.16. Успенский Яков Викторович

Рис. 50. Яков Викторович Успенский

Рис. 50. Яков Викторович Успенский

В 1907 г. на Петроградской стороне, на Широкой ул.[24], д. 16, поселился и жил до 1929 г. Яков Викторович Успенский (1883–1947), выпускник (1906), затем преподаватель университета (1913–1924), профессор (1915), академик (1921). Работы Успенского относятся к теории чисел, алгебре, теории вероятностей, неевклидовой геометрии. Он развивал идеи Е.И. Золотарева, А.Н. Коркина, А.А. Маркова и Ж. Лиувилля. Учениками Успенского были И.М. Виноградов, Р.О. Кузьмин и Б.А. Венков. Успенский перевел на русский язык книгу Я. Бернулли «О законе больших чисел» (1913).

Преподавал в Земской учительской школе[25] (1907), в Коммерческом училище в Лесном (1909), в Политехническом и Женском Педагогическом институте (1909–1912), на Высших Женских курсах (1912–1917), в Институте инженеров путей сообщения (1914–1929), в Ленинградском педагогическом институте (1924–1925) на Малой Посадской ул., д. 26. Был заместителем председателя Физико-математического общества, ответственным редактором «Журнала Физико-математического общества».

Именно Успенский вместе с А.Н. Крыловым в 1929 г. рекомендовал Н.Н. Лузина при выдвижении его в действительные члены АН [27, с. 26].

Выезжал в заграничные командировки, в том числе в США, для чтения лекций в Стэнфордском университете. В 1927 г. женился на американке и в 1929 г. остался в США, прислав в АН письмо с просьбой исключить его из состава академиков. Читал лекции в университете Миннесоты, был профессором Стэнфордского университета до самой своей смерти в 1947 г.

Рис. 51. Дом Успенского на ул. Ленина, д. 28

Рис. 51. Дом Успенского на ул. Ленина, д. 28

1.4.17. Мюнц (Мюнтц) Герман Максимович

Герман (Хаим) Мюнц (Chaim Müntz) (1884–1956) родился в Лодзи[26], окончил Высшую промышленную школу (1902) и Берлинский университет (1906, последний ученик Г. А. Шварца), получил докторскую степень (1910), продолжил образование в Мюнхене.

Рис. 52. Герман Максимович Мюнц

Рис. 52. Герман Максимович Мюнц

Занимался исследованиями минимальных поверхностей (задачей Плато), теорией приближений, проективной геометрией, алгеброй и теорией чисел, интегральными уравнениями, проблемой n тел; получил значительные результаты в области анализа [44]. В 1914 г. сформулировал и доказал теорему о достаточном условии равномерной аппроксимации произвольной непрерывной функции степенными полиномами и достаточном условии невозможности такой аппроксимации. Эта теорема и полиномы носят имя Мюнца[27]. Они широко используются в теории приближений.

Мюнц не смог получить в университете даже место доцента, так как не имел хабилитации[28], преподавал преимущественно в школах и давал частные уроки, написал около 800 реферативных обзоров для Jahrbuch über die Fortschritte derMathematik (FdM), каждый из которых давал ему по 1 рейхсмарке. Средняя зарплата в то время составляла около 120 рейхсмарок в месяц [68]. Получил немецкое гражданство (1919), с 1924 г. жил в Берлине. В 1927 г. был помощником А. Эйнштейна.

В мае 1929 г. Мюнц переехал в СССР и стал жить в Ленинграде, где получил место профессора и в 1930 г. стал после Гюнтера заведовать кафедрой дифференциальных уравнений[29]. Математики-материалисты надеялись использовать Мюнца как знатока последних достижений в полемике об идеологических основах математики. В 1930 г. Мюнц сделал доклад в ленинградском Физико-математическом обществе «О так называемом кризисе точных наук», в частности, о дискуссии между формалистами (Гильберт) и интуиционистами (Брауэр и Вейль). В докладе Мюнц выразил убеждение, что в математике нет кризисной ситуации, а споры носят уточняющий характер. Доцент ЛГУ Г.Р. Лоренц вспоминал:

«Прибыв на лекцию с моим другом Изей Гордоном, я обнаружил весь математический Ленинград. Было много лиц, которых я не знал. Успенский, на трибуне, был отмечен мной. Как и ожидалось, Мюнц утверждал, что буржуазной математики не было: противоречие между интуитивистами и формалистами затрагивало только фундамент дисциплины, не создавая какого-либо кризиса и не нарушая работу среднего математика. Математик, утверждал он, не использует ни материалистическую, ни идеалистическую философию в своих работах. После лекции Гюнтер, председательствуя, пригласил аудиторию задавать вопросы. Внезапно Лейферт поднялся на трибуну, выкрикивая оскорбления в адрес Физико-математического общества и Гюнтера. Напрасно последний возразил: “Я не давал права говорить доценту Лейферту”. Многие студенты аплодировали Лейферту и кричали. Собрание было распущено. После этого катастрофического события, воспользовавшись своими все еще действительными визами, Успенский с женой уехали в Соединенные Штаты, где он стал профессором Стэнфордского университета» [66, с. 21].

В вышедшей в 1931 г. брошюре «На Ленинградском математическом фронте» математики-материалисты пишут о докладе Мюнца:

«Но сама по себе лекция была весьма и весьма бледной. Сколько ни старался лектор, игнорируя все то, что сказано Энгельсом о математике, что сказано В.И. Ленином о кризисе буржуазного естествознания, доказать, что “на Шипке все спокойно”, — ничего убедительного не получилось, и к концу лекции чувствовалось сильное разочарование» [39, с. 15].

«Примиренческое отношение к «гюнтеровщине» и прикрывательство ее со стороны Смирнова, Мюнца, Гаврилова и др. должно быть разоблачено в глазах рабочих и пролетарского студенчества, и те из примиренцев (как Фихтенгольц), которые теперь заявляют о своем желании работать на новых путях, должны четко отмежеваться от реакционной «гюнтеровщины» и активно участвовать во вскрытии ее социальных корней» [ibid., с. 33];

«”Аполитичные лекции” по истории математики, выступление в 1930 г. от имени Общества профессора Мюнца, доклад которого “о так называемом кризисе точных наук” имел своей целью смазать (и скрыть от широких масс молодежи) кризис, переживаемый математикой в самых ее основах, все это достаточные факты борьбы Общества против новой методологии» [ibid., с. 37].

Именно лекция Мюнца послужила поводом для нападок на Физико-математическое общество и персонально на Гюнтера, что повлекло уход Гюнтера с поста председателя Общества, последовавший роспуск Общества и отставку Гюнтера от руководства кафедрой дифференциальных уравнений. С другой стороны, это позволило избежать более драматичного поворота событий.

В Ленинграде Мюнц занимался вопросами теории упругости и математической физики, работал в НИИММ[30], принимал участие в реорганизации математико-механического факультета, обретшего самостоятельность в 1932/33 учебном году, входил в состав советской делегации на Конгрессе математиков в Цюрихе (1932), участвовал во 2-м Всесоюзном математическом съезде (1934), редактировал переиздание книги А. М. Ляпунова (1935).  На русском языке вышла книга Мюнца «Интегральные уравнения. Линейные уравнения Вольтерра» (1934), представлявшая собой учебный курс, дополненный информацией о последних достижениях в этой области, за что он получил докторскую степень (1935).

Мюнц способствовал поддержанию международных связей, а также приглашению в Советский Союз С. Кон-Фоссена, А. Вальфиша и некоторых других ученых.

Мюнц продолжал работать в университете до 1937 г. Он был неожиданно задержан и как иностранный гражданин получил предписание в течение нескольких недель оставить Россию, взяв с собой только личные вещи. Остаток жизни Мюнц с женой прожили в Швеции. Он не смог найти постоянной работы из-за огромной конкуренции: в Швецию приехало много ученых, эмигрировавших из нацистской Германии, и жил частными уроками.

В Ленинграде Мюнц жил на Петроградской стороне: в 1930 г. на Гатчинской ул., д. 6; в 1931 г. на ул. Красных зорь, д. 73[31]; с 1934 г. — на Кировском пр., д. 26–28[32].

Рис. 53. Каменноостровский пр., д. 26–28

Рис. 53. Каменноостровский пр., д. 26–28

1.4.18. Шохат Александр Яковлевич

Александр Яковлевич (Янкель Абрамович) Шохат (James Alexander Shohat, 1886–1944), российский и американский математик, родился в деревне Рогозна (Рогузна) Гродненской губернии, окончил Брестскую гимназию (1906), Петербургский университет (1910), был оставлен при университете В.А. Стекловым для подготовки к профессорскому званию (1912–1916).

Рис. 54. А.Я. Шохат с друзьями. Первый ряд: неизвестный, А.А. Фридман, Г.Г. Вейхардт, неизвестный. Второй ряд: Е.П. Фридман, А.Я. Шохат, Е.Г. Тамаркина-Вейхардт, Я.Д. Тамаркин, М.Ф. Петелин. Третий ряд в центре В.И. Смирнов. 1913–1914 гг.

Рис. 54. А.Я. Шохат с друзьями. Первый ряд: неизвестный, А.А. Фридман, Г.Г. Вейхардт, неизвестный. Второй ряд: Е.П. Фридман, А.Я. Шохат, Е.Г. Тамаркина-Вейхардт, Я.Д. Тамаркин, М.Ф. Петелин. Третий ряд в центре В.И. Смирнов. 1913–1914 гг.

В одном выпуске с ним заканчивали университет А.А. Фридман, В.В. Булыгин, Я.Д. Тамаркин, Г.Г. Вейхардт, В.В. Липин. Вместе с ними Шохат участвовал в студенческом научном кружке, на занятиях которого студенты самостоятельно знакомились с новейшими исследованиями западных ученых. В 1912 г. Шохат опубликовал свою первую научную работу. Основная тема его дальнейших исследований — ортогональные многочлены.

Шохат работал в Николаевской физической обсерватории[33](1912), в Коммерческом училище (1912, 1914–1917), в Политехническом институте (преподаватель по найму, 1914–1917), Уральском горном институте в Екатеринбурге (1917–1921), Петроградском педагогическом институте (1921–1922)[34]. В 1922 г. защитил диссертацию «Исследования одного класса многочленов, наименее отклоняющихся от нуля в данном промежутке».

В 1922 г. Шохат получил разрешение на выезд к семье в Польшу, с 1923 г. жил в США, работал в Чикагском (1923–1924), Мичиганском (1924–1929), Пенсильванском университетах (с 1930 г., профессор с 1942 г.). В монографии «Общая теория ортогональных многочленов Чебышева» (1934) Шохат впервые дал систематическое изложение теории и подчеркнул роль русских ученых в ее разработке [32]. Он перевел на английский язык книгу А.Н. Крылова «О некоторых дифференциальных уравнениях математической физики, имеющих приложение в технических вопросах», пропагандировал результаты исследований русских математиков. Вместе с Я.Д. Тамаркиным в Американском математическом обществе (AMS) выпустил монографию «Проблема моментов». В течение четырех лет Шохат был одним из издателей Bulletin of the American Mathematical Society. Похоронен на Национальном Арлингтонском кладбище.

С 1912 г. Шохат жил на Петербургской стороне на Гулярной ул.[35], д. 18.

Рис. 55. Дом А. Я. Шохата на ул. Лизы Чайкиной, д. 18

Рис. 55. Дом А. Я. Шохата на ул. Лизы Чайкиной, д. 18

1.4.19. Смирнов Владимир Иванович

Рис. 56. Владимир Иванович Смирнов

Рис. 56. Владимир Иванович Смирнов

В доме преподавателей Императорского Александровского лицея на Каменноостровском пр., д. 23, в семье преподавателя закона Божия и протоиерея лицейского храма[36] Иоанна Николаевича Смирнова в 1887 г. родился сын Владимир (1887–1974), которому суждено было сыграть большую роль в математической жизни Ленинграда.

В 1897–1903 гг. Владимир Смирнов учился во Введенской гимназии (Большой пр. П.С., д. 37), затем, в связи с переводом отца настоятелем церкви Министерства иностранных дел и переездом в дом служащих Министерства на Мойку, д. 26, в 1904–1905 гг. заканчивал обучение во Второй гимназии (Казанская ул., д. 27). С 1905 г. Смирнов учился на физико-математическом факультете Санкт-Петербургского университета, который окончил в 1910 г. В 1912 г. был оставлен Стекловым при университете для подготовки к профессорскому званию. В 1918 г. защитил магистерскую диссертацию «Задача обращения линейного дифференциального уравнения второго порядка с четырьмя особыми точками». С 1918 г. преподавал в Таврическом университете, в 1921 г. вернулся в Петроград. Работал в Сейсмологическом и Математическом институтах АН, в различных вузах города. Но главным для него стало преподавание в университете и работа в НИИММ, созданном по его инициативе. В 1932 г. он избран членом-корреспондентом, а в 1943 г. — действительным членом АН СССР.

Рис. 57. Введенская гимназия

Рис. 57. Введенская гимназия

Здесь мы приведем некоторые сведения о местах его педагогической деятельности, неизвестные ранее: Первая гимназия, преподаватель физики (1907–1908); Политехнический институт, лаборант (1910, 1912–1914, 1916–1917), преподаватель (1909, 1911), доцент (1915) и неизвестная должность в 1922 г.; Таврический университет: профессор (1918–1921)[37]; Петроградский институт инженеров путей сообщения: профессор (1923–1930); Ленинградский университет: преподаватель, читающий лекции[38] (1924–1925), профессор с 1926 г., заведующий кафедрой теории функций комплексной переменной (1933–1935); Сейсмологический институт: старший сейсмолог (1930), зав. теоретическим отделом (1931), сейсмолог, зав. теоретическим отделом (1932); НИИММ при Ленинградском университете: помощник по научной части (1933), ученый секретарь (1934), заместитель по научной части (1935) [2][39].

Жизнь и деятельность Смирнова тесно связана с нашим городом и подробно описана в [13]. Неоценима его роль в организации деятельности математического сообщества Ленинграда. Широко известен его пятитомный «Курс высшей математики», предназначенный для преподавания физикам, выдержавший множество изданий на нескольких языках. Смирнов получил замечательные результаты по аналитической теории обыкновенных линейных дифференциальных уравнений и по теории дифференциальных уравнений в частных производных (функционально-инвариантные решения волнового уравнения на плоскости).

Значительна роль Смирнова в изучении и сохранении истории петербургской-ленинградской математики. Он возглавлял Комиссию АН по истории физико-математических наук, был председателем Архива АН, руководил комиссиями по изданию трудов классиков математики.

Гражданское мужество, честность и мудрость Смирнова способствовали сохранению научных и учебных традиций в годы сталинского перелома, большого террора, в трудные военные и послевоенные годы.

В 1927–1935 гг. Смирнов жил в доме рядом со своим прежним, по адресу ул. Красных зорь (Каменноостровский пр.), д. 19 (или, что то же, Большая Монетная ул., д. 13), доходный дом М. В. Воейковой), в кв. 25.

Рис. 58. Каменноостровский пр., д. 19

Рис. 58. Каменноостровский пр., д. 19

В 1952 г. В. И. Смирнов вновь вернулся на Петроградскую сторону и прожил оставшуюся жизнь в «профессорском доме» — Кировский (Каменноостровский) пр., 25.

Рис. 59. Каменноостровский пр., д. 25

Рис. 59. Каменноостровский пр., д. 25

(продолжение следует)

Примечания

[1] Ныне ул. Академика Павлова.

[2] Точное решение задачи о поперечных колебаниях стержня для полосы прямоугольного поперечного сечения [69]. Тимошенко пишет об этом на с. 127.

[3] Ныне ул. Профессора Попова, д. 5-Щ.

[4] Фонтанка, 162.

[5] Порт Императора Александра III, ныне Лиепая (Латвия).

[6] Псевдоним И. И. Ореуса (1877–1901). Коневской посвятил А. Я. Билибину цикл сонетов «Сын Солнца» (1896–1899).

[7] Ныне ул. Блохина.

[8] По этому адресу находилась гимназия В. П. Кузьминой, где учились дети А. Н. Крылова. Можно предположить, что А. Я. Билибин там преподавал.

[9] Ивановская, ныне Социалистическая ул., д. 7.

[10] Женские Политехнические курсы в 1915 г. преобразовались в Женский Политехнический институт, в 1918 — во Второй Политехнический институт. После 1924 г. — в составе Политехнического института. Адреса: с 1905 г. — Загородный пр., д. 68; с начала 1920-х до 1924 г. — 10-я линия В.О., д. 3.

[11] Садовая ул., д. 6.

[12] Большая Гребецкая, ныне Пионерская ул., д. 20.

[13] В 1931–1941 гг. назывался Ленинградским институтом инженеров коммунального строительства (ЛИИКС).

[14] В 1906–1910 находилась в Никольском пер., д. 7; с 1911 по 1917 гг. — на Театральной пл., д. 18.

[15] Вознесенский пр.

[16] В 1912 г. Эренфест назвал Стеклова в числе небольшой группы лиц, которые оказали особо большое влияние на формирование его взглядов. С другой стороны, и В. А. Стеклов очень высоко ценил Эренфеста, называя его, по воспоминаниям академика В. И. Смирнова, «вдохновенным агитатором физики» [58].

[17] Для отличия от матери, тоже Татьяны.

[18] Не является родственником математика Григория Яковлевича Перельмана.

[19]  С 1944 г. находится на территории Польши.

[20] Существовало с 1909 по 1931 гг.

[21] Ныне Санкт-Петербургский энергетический техникум.

[22] Этот дом адресуется также по Чкаловскому пр., д. 31, и ул. Всеволода Вишневского, д. 10.

[23] С 1927 г. — ул. Воскова.

[24] Современный адрес ул. Ленина, 28.

[25] «Городок Сан-Галли» на Петровском острове.

[26] До 1918 г. — Царство Польское в составе Российской империи, ныне — Польша. В силу этого Мюнц с детства владел польским, русским и немецким языками, впоследствии овладел еще пятью европейскими языками.

[27] C. H. Muntz. Über den Approximationssatz von Weierstrass. Schwarz’s Festschrift. Berlin, 1914. PP. 303–312.

[28] Процедура получения ученой степени doctor habilitatus, дающей право на занятие профессорской должности.

[29] С 1932/33 учебного года — кафедра дифференциальных и интегральных уравнений.

[30] Научно-исследовательский институт математики и механики при ЛГУ.

[31] Ныне Каменноостровский пр. Это дом, в котором жили Г. М. Фихтенгольц и С. М. Лозинский.

[32] Ныне Каменноостровский пр., 26–28. В этом доме жил С. М. Киров и представители партийной и культурной элиты.

[33] Учреждена по указу Николая I в 1849 г. при Корпусе горных инженеров на 23-й линии Васильевского острова, д. 2-А. С 1924 г. — Главная Геофизическая обсерватория (ГГО), с 1949 г. носит имя климатолога А. И. Воейкова.

[34]http://cyclowiki.org/wiki/%D0%AF%D0%BA%D0%BE%D0%B2_%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87_%D0%A8%D0%BE%D1%85%D0%B0%D1%82

[35] С 1952 г. — ул. Лизы Чайкиной.

[36] Церковь мученицы царицы Александры при Императорском Александровском лицее.

[37] В книге о Смирнове [13] сказано, что он начал работать в университете с 1921 г.

[38] Там же сказано, что он с 1912 г. преподавал в Горном институте и работал в Институте инженеров путей сообщения в качестве ассистента с 1912 г., а в 1916–1917 — в университете.

[39] Данные из адресных книг не всегда совпадают с данными других источников.

  1. Френкель В. Я. Пауль Эренфест. 2-е изд. М.: Атомиздат, 1977.
Print Friendly, PDF & Email
Share

Галина Синкевич: Математики Петербургской стороны: 2 комментария

  1. Ефим Левертов

    Большое спасибо, уважаемая Галина Ивановна!
    Все очень интересно и полезно.
    Яков Исидорович Перельман, в связи с памятной доской на ул. Плуталова, упомянут в книге Ильи Дубинского «Памятники знаменитым евреям».

  2. Галл Яков

    Уважаемая доктор Галина Синкевич!
    Ваши публикации такие прекрасные, они прививают любовь к математике, физики, истории города, в них много тепла.
    Я застал АД Александрова ректором ЛГУ. Жду когда о нем напишут, хотя бы как о ректоре.
    С уважением, Яша Галл, историк науки.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *