©"Семь искусств"
  июнь 2022 года

 738 total views,  4 views today

Пётр Васильевич Ступин не был крупной исторической фигурой. Он прожил обычную для представителя своего поколения жизнь. Только вот жизнь этому поколению досталась непростая. И на склоне лет Пётр Васильевич совершил то, что остаётся за пределами возможного для большинства таких, как он, вполне обыкновенных людей. Он оставил после себя в виде описания собственной жизни свою память о прошедшем.

[Дебют] Петр Ступин

ХРОНИКИ ЖИЗНИ СИБИРЯКА ПЕТРА СТУПИНА
(АВТОБИОГРАФИЯ)

Редакторы Аркадий Ключанский, Олег Татков

Предисловие сына автора

Петр Васильевич Ступин

Петр Васильевич Ступин

Мой отец, Ступин Петр Васильевич, родился 12 июля 1924 года в крестьянской семье в деревне Кяхта, Иркутской области.

Предвоенное детство. Учеба. Начало войны. Школа фабрично-заводского обучения и работа на авиационном заводе в городе Улан-Уде. В апреле 1943 года призыв в армию. Пять месяцев подготовки и с октября 1943 года действующая армия.

Три ранения, праздник Победы в госпитале, инвалидность после тяжёлого ранения руки.

Работа на китобойном судне в Тихом океане, строительство Иркутской ГЭС, работа в Большелугском леспромхозе, Иркутский завод радиоприемников накануне и после пенсии.

С 20 марта 2016 года его возраст уже никогда не изменится, и моему отцу всегда будет неполных 92 года…

О том, что отец ведет дневники и пишет мемуары, в семье догадывались — он часто засиживался за полночь, делая какие-то записи.

И теперь, читая его воспоминания, я лишний раз понимаю, как много было им не сказано, а мною не спрошено…

Я хочу дать слово своему отцу — пусть он сам расскажет Вам о себе и о времени, о друзьях и моментах, которые остались в его памяти и которыми он поделился со мной, а теперь и с Вами.

Фёдор Ступин,
полковник медицинской службы,
кандидат медицинских наук.

Москва.
Июль 2016 г.

Петр Ступин накануне свадьбы, 1949 год

Петр Ступин накануне свадьбы, 1949 год

Предисловие редакторов

Уважаемый Читатель!

Олег Татков

Олег Татков

У каждого из нас есть пожилые родственники или знакомые, которые могут многое рассказать о прожитой жизни. И, наверное, некоторые из них иногда это делают. Но, к сожалению, лишь очень редко люди оставляют в письменной форме свои воспоминания о виденном и пережитом, безвозвратно уходящем в прошлое. Большинство носителей исторической информации в силу разнообразных обстоятельств даже и не пытается этого делать. Мы же — в силу своей занятости, озабоченности личными проблемами — зачастую просто забываем и не успеваем их об этом попросить. «Мы ленивы и не любопытны,» — заметил Александр Пушкин в 1829 г. («Путешествие в Арзрум»).

Предлагаемые Вашему вниманию мемуары являются примером счастливого исключения. Пётр Васильевич Ступин не был крупной исторической фигурой. Он прожил обычную для представителя своего поколения жизнь. Только вот жизнь этому поколению досталась непростая. И на склоне лет Пётр Васильевич совершил то, что остаётся за пределами возможного для большинства таких, как он, вполне обыкновенных людей. Он оставил после себя в виде описания собственной жизни свою память о прошедшем.

Аркадий Ключанский

Аркадий Ключанский

Сейчас можно только гадать о том, что именно думал сам П.В. Ступин, работая над этими воспоминаниями, и какую читательскую аудиторию представлял он себе для них. Более чем подробное перечисление родственников и детальное описание их судеб в самом начале мемуаров могут вызвать мысль, что написано это всё в первую очередь для членов семьи. Частые упоминания тех или иных — не всегда поддающихся отысканию на современных картах — сибирских селений создают порою впечатление, что всё это доступно только коренным жителям Иркутской области, да и то не всем, а лишь успевшим изрядно поколесить по родному региону. Центральное место, которое с достаточной очевидностью отводится описанию участия автора в Великой Отечественной войне, может повести к выводу, что здесь представлены воспоминания солдата, слегка обрамлённые событиями, случившимися «до» и «после» этого навсегда оставившего в сознании и в душах фронтовиков след испытания. А обыденность значительной части жизненных коллизий, бесчисленно повторенных в более или менее схожих судьбах множества других людей, с неизбежностью подталкивает к сомнению в ценности для широкого круга читателей записок «простого человека».

Может быть, главное достоинство этих лишённых каких-либо «сенсационных» исторических откровений мемуаров в том и состоит, что их чтение позволяет преодолеть инерцию такого взгляда на незначительность воспоминаний «простого человека»? Взгляда, представляющегося поначалу очевидным, но оказывающегося ведь по сути своей весьма поверхностным. В последнее время стала популярна фраза о том, что «человек умирает дважды: в первый раз, когда наступает его физическая смерть, и второй раз, когда уходит последний, кто помнил его на этой земле». Не открывающие тайн прошедшего, не претендующие ни на роль урока «потомству в пример», ни даже на роль доброго совета на основе жизненного опыта мемуары Петра Ступина становятся поединком человека с наступающей на его личный мир мощью забвения.

И даже если предположить, что мемуары и в самом деле писались автором лишь для собственных детей и внуков, которым он не желал сделаться «не помнящими родства Иванами», созданный им текст приобретает более широкий и — не надо бояться громких слов — общечеловеческий смысл. Потому что иметь такого отца, деда, брата (дядьку, племянника, кузена, кума, свата) — единственная надежда для огромного большинства живущих на земле людей избежать упомянутой выше смерти во второй раз. Вот, пожалуй, основная мысль, с которой эти (отчасти, наверное, действительно семейные) воспоминания, предлагаются читателям.

Если же продолжить начатое рассуждение, то становится ясно, что Пётр Ступин принимает на себя и достойно исполняет долг памяти не только перед близкими людьми, но и перед родным иркутским краем. Все эти деревни, в части которых уже никто не живёт, много раз переименованные улицы, по которым большинство читателей никогда не ходило и не пройдёт, вся эта жизнь, состоявшая (как на самом деле и бывает) из повседневных забот, в которых далеко не всегда можно увидеть обостряющие наш интерес трагические или комические элементы — всё это отнюдь не «оживает» под пером автора, но просто-напросто сохраняется им и потому не умирает. И тогда приходит в голову, что повезло не только близким такого хорошо помнящего своё родство Петра Васильевича Ступина, но и земле, на которой этот человек родился и по которой ему довелось пройти.

Это впечатление усиливается тем, что автор нигде в тексте не декларирует своей любви к родному краю. У него и упоминаний о красоте сибирской природы — нет. А негромкое исполнение своего человеческого долга перед родной землёй — есть. И неожиданной реакцией при чтении его мемуаров оказывается хорошее чувство зависти к человеку, которому удалось совершить столь простой и в то же время такой (без всякого преувеличения) героический поступок.

Личный поединок Петра Ступина с силой забвения следует назвать героическим потому, что он взял на себя такой труд, не имея к нему никакой решительно специальной подготовки. Это хорошо видно по самому тексту мемуаров, которые лишены любых литературных приёмов, в которых даже встречаются элементарные ошибки и небрежности. Про эту повесть о жизни сразу же можно сказать, что она не только не была написана «литератором», но и не подвергалась «литературной обработке». Конечно, автор был щедро наделён большим природным талантом повествователя и обладал выдающейся силой духа, позволившей ему взяться «не за своё дело». Без этих качеств он не довёл бы задуманного до успешного завершения. Следует отметить ещё одну характерную особенность Ступина-автора — полное отсутствие каких бы то ни было графоманских наклонностей, выражающихся в потугах глубокомыслия и в доморощенных «красивостях слога». Он, вероятно, пришёл в мемуаристику потому, что понимал, насколько это было нужно ему и людям. Примерно так же, как когда-то попал на войну — просто, неизбежно и честно.

Несколько слов уместны, наверное, как раз о военной части воспоминаний. Прежде всего, потому что на этих страницах в полной мере проявились и лучшие качества авторской манеры изложения в целом. Очень сильной стороной оказываются документальность и честность повествования. И точка зрения. Можно сказать так — конкретный взгляд из конкретного окопа. Это бывает редко.

Дело не только в том, что чаще судить о войне приходится по мемуарам военачальников, обычно мыслящих оперативно-тактическими категориями, где не остаётся места для человека. Дело ещё и в том, что большинство авторов пишут всё же с определённым расчётом на ту или иную реакцию читателя. И тогда у них получается иной — пусть тоже по-своему честный, но уже иной — «взгляд». На войне с человека слетает в момент вся шелуха и его сущность (а в равной степени, как говорится, и «сучность») сразу становятся видны — там уже нет ни сил, ни времени на притворство. Вот эта очень достойная человеческая сущность автора видна в мемуарах постоянно. Рассказ ведётся спокойно, без аффектации. Впрочем, в нём постоянно возникают и отдельные очень живые картины. Но автор не берётся «создавать образы», а лишь воссоздаёт по памяти то, что может. И получается убедительно. А ещё в мемуарах Петра Ступина присутствует огромная недосказанность как фактор, усиливающий историчность написанного. Как говорит сам автор: «всё не опишешь и многое забылось» (стр. 53). В полной мере сказанное выше относится и к описанию мирной жизни — довоенного детства и послевоенного времени.

Вот те соображения, которые возникли у редакторов после длительного периода работы с текстом воспоминаний Петра Васильевича Ступина, этого далеко не «простого» человека, и которыми хотелось бы поделиться с раскрывающим теперь книгу читателем.

страница рукописи

страница рукописи

Редакторы считают своей приятной обязанностью выразить признательность всем, кто оказался так или иначе причастным к подготовке оставленной автором Рукописи к первому изданию. Это прежде всего дети автора — Фёдор Петрович Ступин и Ирина Петровна Ступина-Дюжакова, предоставившие Рукопись и дополнительные материалы, а также помогавшие разрешить ряд возникших в процессе работы вопросов. Это и все родственники и друзья Петра Васильевича Ступина, кто — вольно или невольно — поддерживал в авторе решимость продолжать начатое и довести труд до конца. Большую помощь в работе оказала также иркутский краевед Елена Михайловна Закатей. Редакторы выражают особую признательность корреспонденту газеты «Комсомольская правда» Оксане Валерьевне Касаткиной, благодаря содействию которой военная часть мемуаров впервые была опубликована на сайте «Комсомольской правды»: http://best.kp.ru/msk/dnevnik-soldata/ .

Редакторы

А. Ключанский, Оттава (Канада)
О. Татков, Сочи (Россия)
Август 2016 г.

ХРОНИКИ ЖИЗНИ СИБИРЯКА ПЕТРА СТУПИНА
(АВТОБИОГРАФИЯ)[*]

Совесть, Благородство и Достоинство —
вот оно, святое наше воинство.
Протяни ему свою ладонь,
за него не страшно и в огонь.
Лик его высок и удивителен.
Посвяти ему свой краткий век.
Может, и не станешь победителем,
но зато умрешь, как человек.

Булат Окуджава (1988 г.)

Очень сложная и разнообразная жизнь человеческая и складывается она по[-]разному.
А судьба — что она обозначает [означает]? И что такое счастье? И Всё зависит от характера человека. 

Автобиография.

Я родился в 1924 году. И так получилось, что у меня образовалось 3 дня рождения.

  1. Родился я 8 июля — время сенокоса. Отец с матерью, хотя мать была на сносях, поехали грести сено. Гребля сена раньше считалась лёгкой работой [—] и целый день в движении, на ногах, с матерью стало плохо. И начала она просить-торопить отца ехать быстрее домой. Отец ответил, что осталось совсем немного, ты иди на телегу, а я мигом сложу сено в копну и поедем домой. В общем[,] родила меня мать в телеге[,] не доехав до дому. Отец принял роды, обошлось всё хорошо.
  2. Так как это было перед Петровым днём, а Петров день на Руси по православному календарю справляют 12 июля.[1] И меня в этот день крестили и в церковную книгу записали день рождения 12 июля. У нас в деревне Кяхта[2] церкви не было, ездили крестить в село Кимильтей, это 10 км от нашей деревни[3].
  3. В 1979 году меняли паспорта и сотрудница паспортного стола по ошибке или по невнимательности написала в паспорте день рождения 12 июня.

И как бы ни было на яву [наяву] и в паспорте, я день рождения справляю 12 июля[,] т.е. в Петров день, в тот день[,] когда меня крестили.

Старший брат Иннокентий [—] октябрь 1910 [г.] рождения. В Армии не служил — брали на передпоготовку [переподготовку] 2 раза по 3 м-ца.[4] Работал в колхозе. В 1930–31 годах отправляли на Лесозаготку [лесозаготовку] от колхоза. В 1935–1936 г. работа [работал] с отцом. 1936–1937 работал на ж/д диспетчером по прием [приёму] и отправке грузовых вагонов. 1937 г. уехал на север. 9 лет проработал плотником в Бухте Тикси[5]. В 1946 г. вернулся. Женился. На Курбатовой Марии. Взял нашу деревенскую женщину с 2 детьми — с 2 дочерями. Люба — 1937 [г. рожд.]. Валя — 1940 [г. рожд.]. Она работала на заводе им. В. Куйбышева[6]. Жили в бараке около к/т [кинотеатра — ?] «Марат».[7] Иннокентий работал на ликёро-водочном заводе рабочим-столяром по ремонту тары. В 1952 [г.] у них родилась дочь — больная. В 1956 [г.] им дали квартиру благоустроенную в Иркутске II по ул. Просвещения[8]. Дочь Нина в 1974 г. умирает. Иннокентий заболел туберкулёзом. Мария тоже заболела — почки. В 1984 г. Мария умирает в сентябре. Иннокентий в ноябре [1984 г.]. Старшая дочь вышла замуж и осталась жить в квартире, где они жили по ул. Радищева в Куйбышевских домах.[9] Вали [Вале] досталась квартира[,] где они [жили] в последнее время. Люба закончила торговый техникум. Валя [—] сельхозинститут. Вышла замуж.

Брат Яков рождения 27 ноября 1915 г. В деревне закончил 4 кл. [класса]. Потом учился в Кимильтее в школе рабочей молодёжи (ш.к.м.). Вместе с отцом уехал в город Иркутск[10]. Работал инструментальщиком по приёму и выдаче инструмента рабочим. Был инвалидом [с] детства — маленькому оттоптали ногу — наступили на Большой палец.[11] Отец был на фронте.[12] Бабушка жила с дедом Шарыгиным, который любил погулять.[13] В 1935 г. уволился и поступил на авиозавод [авиазавод] № 39.[14] В 1940 г. женился. Взял тоже деревенскую девушку Бухарову Антониду Константиновну. Рождения 1921 г. В начале [Вначале] жили с нами в городе[,] потом нашли квартиру в Иркутске II. В 1944г. родился сын Александр. В 1947 г. родилась дочь Галина и в 1950 г. дочь Татьяна. На заводе Яков работал жестянщиком, мастером и преподавателем в ФЗО[15]. Был членом ВКП (б)[16]. Доработал до пенсии. Антонида работала бухгалтером [далее неразб.]. После войны переехали жить в посёлок Жилкино[17] потом им [дали] квартиру на ул. Покрышкина. Остатки жизни прожили плохо — запились. В квартире остался жить Александр. Галина вышла замуж, но быстро развелась. Александр женился, было у них 2 детей. Яков с Тосей переехали жить во второй Иркутск. Ул. Амурская. Жили в бараке. В 1980 г. умирает Антонида. Александр уезжает в Зиму[18]. Квартиру забирает Государство. Галину посадили за кражу. Александр умирает в Зиме от запоя. Галина уезжает на восток — в Читу, сына забрал муж и лишил её материнства. Татьяна вышла замуж. Имеет дочь и тоже вместе с Галиной уехала на восток. В 1991 г. Яков умирает. Уехал к дочерям [и умер — ?]. В 2000 г. умирает Галя. Она там [в Чите — ?] вышла замуж[,] народила 5 детей.

Петр Ступин (в середине), Владивосток, 1948 год

Петр Ступин (в середине), Владивосток, 1948 год

Сестра Ирина рождения 5 мая 1923 г. Была найболее боевее [более боевая][,] чем старшая сестра [неразб.; Пана — ?]. В школе училась неплохо. Часто болела. Поэтому в 6 классе [я — ?] догнал обеих сестёр. В 1941 г. закончила 8 классов. В Баргузине вместе учились в 9 кл.[19] В Декабре нас с Ириной забирают в школу ФЗО и везут в Улан-Удэ.[20] В 1942 [г.][,] в начале апреля[,] выпускают нас с [из] ФЗО[,] работаем токарями. Но ввиду болезни рук она увольняется и уезжает обратно в Баргузин к родителям. В 1943 г. вместе с родителями приезжает в Иркутск[,] и она поступает на Завод Куйбышева. Живут вместе с Паной. Работает учеником бухгалтера. Заочно поступает в Московский [ВУЗ — ?][, — ?] в планово-экономический институт. В 1948 г. заканчивает [институт ?]. На Заводе активно ведёт комсомольскую работу. Её выбирают членом Сталинского райкома[21] комсомола. В 1949 г. выходит замуж за Косарева Владимира. Его сёстры работают в обкоме партии. В 1950 г. её направляют работать главным бухгалтером курорта «Ангара».[22] В 1953 г. переходит работать в плановый отдел на завод Радиоприёмников.[23] Потом работает нач-ком [начальником] планового отдела цеха [№] 9 на заводе. Ведёт активную партийно-общественную работу. В 1978 г. пошла на пенсию, переходит работать в хозяйственный цех 21. Бухгалтером. В 1982 г. с Завода увольняется и поступает на курорт «Ангара» бухгалтером-калькулятором в столовую курорта. В 1985 тяжело заболела. Лежала в Городских больницах бесполезно и в 1986 году умирает. Старший сын Валера от первого мужа Косарева служил в ИВАТУ[24] в музыкальной команде[25]. Купила ему баян. Хотела, чтобы он был музыкантом. «Но ему медведь наступил на уши» и ничего не получилось. Поступил слесарем-водопроводчиком в цех [] 9 на завод Радиоприёмников, где работала мать. Женился[,] имел 2-х детей ребят[:] Алексей 1972 г. рождения и Денис 1975 г. С женой разошёлся. Был однажды избит. Стал инвалидом. Запил. Жена выгнала из дому. В 1998 г. потерялся, скитался по квартирам. От 2-го мужа Александра Зюзина имела сына Анатолия рождения декабря 1960 г. Анатолий занимался спортом с малых лет[,] играл в футбольной команде «Звезда».[26] После был назначен тренером в ремесленное училище № 1[27] в предместье Марата.[28] После переведён и назначен на спортивную работу Завода имени Куйбышева.[29] В 1994 г. выехали в воскресный день выехали[30] на отдых в Чевыркайский залив [?][31]. Купались, отдыхали, выпили и в пьяном [виде — ?] далеко заплыл от берега. И[,] видимо, у него свело руки, ноги и он утонул. Тело достали на другой день. Был женат. Жена Людмила. Родители её врачи. Имел сына, ему было уже 6 лет, когда с отцом случилась беда. Жена вышла в замуж и уехала в г. Ангарск.[32]

Брат Василий родился 17/XII — 1927 г. В 1943 г приехал вместе с родителями в Иркутск. Поступил учиться в ремесленное училище.[33] Бросил, уехал в деревню к родителям. Работал на разных колхозных работах. В 1946 году вернулся в Иркутск, обратно поступил в ремесленное училище. После окончания работал в кузнечном цехе № 11 [Завода им. Куйбышева — ?]. Женился до Армии в 1949 г. Жена Майда[34] 1933 г. рождения была красивой женщиной. Подарила Василию 12 детей. В 1950 г. взяли в Армию. Прослужил 3 года. После армии пришёл обратно на Завод. Плохо или хорошо [—] дети все выросли. В 1986 г. Майда умирает. Старшие дети Ольга 1955 г. в 1975 г. выходит в замуж. Василий женится. Татьяна, Елена, Наталья выходят в замуж. Старшая Ольга живёт в Красногорске на востоке[35][,] имеет трёх сыновей и взяла на воспитание Василия.[36] Василий прослужил [отслужил] армию, женился[,] имел 5 детей[,] жил в Красноярском крае. По пьянке поссорился с женой, тёще [тёщей] и зарезал сам себя. Детей сестра Наталья взяла [—] 2х мальчиков. Ольга [взяла] девочку[,] и брат Андрей взял сына. Взяли на воспитание. Младшую дочь мать оставила себе. Дочь Марина работала в Ангарске, потом уехала в Красноярский край, не пишет. Связь потеряна. У Елены 2 дочери[,] уже вышли замуж. Наталья имеет сына, дочь и воспитывает двух племянников. Татьяна от первого мужа имеет сына Игоря. Игорь служил во флоте в Хабаровске. Была замужем. Много пили. В 2001 г. умерла. Сын Игорь женат, имеет дочь. Закончил Ленинградскую духовную семинарию заочно. Сыновья[:] Николай женат[,] имеет дочь[,] работает плотником. Сергей закончил ремесленное училище. За хулиганство с братом Олегом отсидели по 5 лет. Женился[,] имеет сына. Александра. Жена красивая, но вместе не живут. Олег после освобождения тоже женился. Живёт в Кабанске.[37] Имеет дочь, младшая дочь Люба вышла замуж за хорошего трудолюбящего [трудолюбивого — ?] паренька Пономарёва Андрея. Родители его живы и живут в Иркутске II на Спутнике. Работает в г. Шелехово[38] на Алюминиевом Заводе[39] крановщиком мостового крана. Люба работает в Госбанке. Имеют двух забавных сыновей. Алёша и Ваня. С малышами водится [возится — ?] бабушка Рая, мать Андрея. Василий с Майдой от Завода имели большую 4-х комнатную квартиру. Дети все выросли и решили квартиру продать и деньги разделить. Брату Василию Люба купила однокомнатную квартиру по улице Уткина. Серёжа купил квартиру в Ленинском районе в Спутнике. С женой не живёт. Квартира на замке, а сам живёт у отца. Все дети и внуки деда не забывают и часто собираются у него. Люба живёт на улице Перовской около Китайского рынка. Ведёт шефство над отцом.

Сестра Пана родилась 13/X–1921 г. Родилась на столько [настолько] маленькой, что родные шутили — родилась «с руковичку» [с «рукавичку»]. И действительно[,] она из всей семьи была самой маленькой. До школы разговаривала плохо. Ей как старшей дочери досталось больше [всех?]. Отец с матерью работали с раннего утра до позднего вечера (время было НЭП). Мы все младшие были под её досмотром. Помню[,] в 1931 г. она качала зыбку с самой младшей сестрой Любой и очиб [м.б.: очень — ?] длинная жердь[,] прикреплённая к потолку[,] сломалась и ударила Пану по голове. Зыбка с Любой упала на пол, Пана на зыбку. Мама была на кухне, выскочила[,] подбежала к ним. Люба плачет во всю [вовсю], а Пана[,] на оборот [наоборот][,] — не может выговорить слова. Она росла тихая, исполнительная и все обиды переживала в себе. Такой она и выросла. Любила находиться с мамой, переняла от неё все домашние работы. В жизни была хорошей хозяйкой, дом держала в абсолютной чистоте. В школе училась плохо. В 1941 г. поступила работать на почту сортировщицей писем. В войну работала на патронном Заводе.[40] После войны поступила на Завод им. Куйбышева. Сначала курьером в цехе № 11 — Кузнечный цех. Потом Учётчицей и после плановиком. По настоянию брата Иннокентия нашла друга и родила от него сына Серёжу в 1950 г. В 1958 г. вышла замуж за Ружникова Иннокентия, работавшего в кузнечном цехе. Мужик был спокойный[,] прекрасный. Прожили они дружно. Помог выростить [вырастить] сына. Умер в 1994 г. О нём осталась хорошая память. Жили они на ул. Просвещения в предместье Марата. Сын Серёжа закончил техникум для механизаторов и стал работать шофёром. В 1977 женился. Имеет двух дочерей. Аня 1979 г. В 1999 г. вышла замуж. Муж уроженец Тулунского района[41]. Звать Саша. Закончил ж/д [железнодорожный] институт. Аня закончила педагогический институт. Живут от родителей раздельно. Дочь Наташа учится в 9 классе. Сестра Пана умерла в 2000г. 26/IX. Живут в Юбилейном дом 12 кв. 18. хорошо и дружно.

Родился [я] в Иркутской области. Зиминский район. Баргадайский с/с. Деревня Кяхта.[42] Семья была большая. Всех детей у родителей было двенадцать. Половина[,] т.е. шесть детей[,] умерли в раннем возрасте. Я лично помню двух младших сестёр Лену с 1930 г. и Любу с 1932 г. рождения. Нас осталось шесть детей, которые благополучно выросли и прожили жизнь богом данную достойно.

Наша фамилия Ступины в Предбайкалье очень распространённая, особенно по реке Илим[43], даже в Илимском р-не[44] есть деревня Ступино.[45]

Ввиду того, что казаки не могли подняться вверх по Ангаре[46], мешали Падунские пороги, они пошли вверх по реке Илим{,}[47] и далее по небольшим речкам Кута[48], Непа[49] вышли на берег реки Лена[50]. Поэтому города Братск[51], Усть-Кут[52], посёлки, деревни стоящие на берегах этих лет[53] образованы раньше на 30 лет и более. В 50-е годы XYII в. волоком перетащили свои лодки, спустили в реку и пошли вверх по Ангаре и по другим рекам[,] впадающим в Ангару. В конце 50-х годов достигли до устья Иркута[54], где он впадает в Иркут[55][,] и остановились на острове Дьячий[56] (остров был назван в честь дьячка, находившего в месте [находившегося вместе] с казаками в отряде). Расположились на острове для безопасности от набегов местного населения бурят. Вскоре они перебрались на правый берег реки Ангара, где и обосновались.[57]

За четыре столетия[,] т.е. с 1600 г. и до конца XX столетия[,] род Ступиных очень сильно распространился в Восточной Сибири. В 1960[58] [1660] году был поставлен Кремль, и в 1961 [1661] г. уже был основан Иркутский Острог. Прадед по отцу Ступин Константин жил по Ангаре, в р-не Уст-Уды [Усть-Уды — ?][59] Потом перебрался в село Кимильтей.[60] У него было 3 сына[:] Сергей, Николай, Василий. Сыновья переехали из Кимильтея. Сергей остановился в деревне Баргадай, это всего в 1 км от нашей деревни, два брата Николай и Василий переехали в деревню Кяхта.[61] Мой отец родился от младшего брата Василия. [Василий] Жить в Кяхте не стал[,] переехал на правый берег реки Оки[62], где в неё впадает небольшая горная речка Шебарта[63] и от устья вверх 1–1,5 км поставил дом, разработал 5 десятин земли[64]. Женился, взял деревенскую дивчину и прожил там несколько лет. [В] Последние годы своей жизни дед переменил своё местожительство. В Кяхте построил дом, снова разработал 5 десятин земли, которые достались отцу вместе с домом. В начале 90-х годов[,] т.е. в 1890 году[,] дед умирает. Бабушка Авдотья осталась с детьми, которые были в малом возрасте. Всего детей было четверо. Две сестры старше отца. Тётя Лукерья и тётя Оля. [Мой] Отец остался от отца [без отца] в возрасте 2х лет и отца не помнит. Младшая сестра родилась после смерти отца. Сёстры, как и мой отец, все выросли.[65] Сёстры вышли в замуж и у каждой была семья[,] дети. Бабушка, после смерти деда, вышла замуж за Шарыгина Ивана, родом он был из деревни Буря, это километров 40 от нашей деревни[66]. Дед Иван был большим тружеником, но в то же время любил погулять по буянить—по бушевать [побуянить-побушевать]. За своё буйное поведение прозвали «Бушуем». И это прозвище перешло к нам. В деревне нас не называли по фамилии, а просто «Бушуевскими». Дед Иван помог бабушке поставить детей на ноги. Как рассказывали про него мать с отцом и старшие братья — [«]Если поедет на базар продавать зерно и другие сельхозпродукты, то обратно приезжает всегда пьяным, а иногда и без лошадей[»]. Хорошо его запомнил брат Яков, дед Иван растоптал ему большой палец на правой ноге в полуторагодовалом возрасте. И брат остался на всю жизнь инвалидом. Это случилось при очередной пьянке [деда Ивана — ?] дома. Отца в это время дома небыло [не было]. Шла Первая Империалистическая война и отец был на фронте. Взяли отца в армию в 1914 году[,] воевать ему пришлось в Белоруссии в Пинских болотах.[67] Имел он одно ранение в левую ногу и был контужен — завален землёю во время взрыва снаряда. Об этом он рассказал мне уже в 1945 г.[,] когда я вернулся домой.[68]

Мать Анисья Петровна, девичья фамилия Гладких. Отец Матери Гладких Пётр был из Бурят,[69] ростом был высоким. Мать его почти не помнит, т.к. осталась от него маленькой. Женат он был на русской девушке из села Харанут.[70] Эта деревня находится в Зиминском районе. От деда Петра было 4 дочери. Старшие сёстры{,}[:] тётя Федора, тётя Анисья — большая, тётя Авдотья и четвёртая[,] наша мать[,] Анисья — маленькая. Когда дед Пётр умер, то бабушка вышла замуж за бурята[71] Матвея и от него ещё было две дочери, т.е. младшие сёстры. Тётя Груня рождения 1900 года и тётя Оля — рождения 1902 года. Все они[,] старшие и младшие сёстры[,] были замужем. У каждой была семья, дети. Наша родословная, как по отцу, так и по матери большая. Много было двоюродных братьев и сестёр, племянников и племянниц. Сейчас остались единицы, старшее поколение повымирало, а младших и ровесников можно пересчитать на пальцах.

Отец и мать, а также их родители были православной веры. Церкви в нашей деревне не было. Ездили в Кимильтей. Кстати, в селе Кимильтей родился в 1912 году Герой Советского Союза адмирал Алексеев Владимир Николаевич.[72] Его отец [—] соратник В.И. Ленина[,] за революционную деятельность был выслан из Петербурга в Сибирь.[73] Он был врачом и работал в селе — в больнице. Адмирал В.Н. Алексеев поддерживает тесные связи со своими земляками. По его инициативе в Кимильтее и близ лежащих [близлежащих] деревень [—] Баргадая, Кяхты, Абуздино, Кундулуна, Бури, Ухтуй, Норы, Перевоза, Писарева и т.д. в 50-х годах была договорённость с Зиминским райвоенкоматом, чтобы молодых здоровых ребят во время призыва брали в Военно-морской флот.[74]

Население деревни Кяхты, а также близ лежащих [близлежащих] деревень занимались сельским хозяйством, землепашеством, охотой и рыбной ловлей. У отца было земли около 5 десятин (5 га) [гектаров]. От отчима ничего не досталось. Как сказано выше[,] отчим был большим пьяницей[,] и всё почти было им пропито[,] и сам погиб в пьяном угаре. Каждый год отцу приходилось покупать зерно на семена.

Время НЭП (Новая Экономическая политика) 1924–1928 г. Отец за эти короткие 5 лет поднял своё хозяйство. Ему в первые года своего хозяйства приходилось ездить по соседним деревням покупать зерно на посев. Как он рассказывал, ездил в село Уян, это ниже по реке Оке.[75] Там жили зажиточные — богатые крестьяне. Амбары полные зерном, даже третье-годичное старое зерно, но оно было хорошо проветренное, сухое и выглядело прекрасно. Едешь по деревне по весне, амбары открыты для проветривания и не каждый хозяин ещё продаёт, у него каждый центер [центнер] зерна рассчитан на будущее.

Подрастали старшие сыновья. На исходе 1928 г. у отца было 4 лошади, 4–5 голов скота, овцы, свиньи и разная птица — Гуси, утки, индюки, куры. Из лошадей отец держал выездного жеребца, 2-х рабочих коней-меринов и кобылу. Много времени отдавали родители домашнему хозяйству-работе. Поднимались — рано, ложились поздно. В 1928 году был построен новый дом, который до сих пор стоит в деревне. Родители думали жить в деревне[,] думали о будущем, думали о нас — детях и работали не покладая рук, на сколько [насколько] хватало сил и здоровья. Но в 1928 году [—] коммуна. В 1929 году [—] коллективизация. Двух рабочих коней [отец — ?] сдал в колхоз.[76] Кобылу зарезал. Жеребца продал, он был чёрной масти — вороной. Сел на него верхом и продал его в Иркутске. Из скота оставили одну корову и 3–4 головы овец. Ввиду того, что отец сдал в колхоз коней и коров в колхоз[77], его признали середняком, иначе бы раскулачили. Родителей посадили [бы], а нас детей пустили бы по-миру. Весь скот[,] отобранный у народа[,] был согнан на скотный двор. Хозяевам оставляли минимум [—] 1–2 головы скота. 1931–32г. не урожайные [были неурожайными], начался голод, начался падёж скота. Не знаю точно причины не урожая [неурожая], может[,] была засуха или[,] видимо[,] колхоз не обработал землю как следует, но я хорошо помню эту голодовку, мне было 6–8 лет. Дома поесть было нечего. Мать[,] бывало[,] настряпает картофельных лепёшек, обваляет их в отрубях и давала нам по счёту [—] 3–4 лепёшки утром и вечером. Днём уходили работать на колхозные поля. Ещё мать наварит в большом чугуне брюкву в русской печи[,] и таскаешь целыми днями. Брюква[,] морковь заменили нам хлеб и сахар. Это благодаря огороду[,] что мы выжили. Помню случай, недалеко от нас в телятнике у Телновых сушили зерно[,] т.е. сделали так{.}[:] Колхозники лопатами разбрасывали зерно[,] и [с] ветром мякина улетучивалась, а чистое зерно падало на кучу зерна. Таким образом производили чистку и сушку зерна. Я незаметно подкрался к куче, набрал в карманы зерна и побежал к изгороди, чтобы перелезть через прясла[78], но тут меня догоняет, не-то он был бригадиром, не-то председателем Елин Николай[,] вернул меня и приказал вывернуть карманы. После чего я со слезами ни счем [и ни с чем] отправился домой. Вся эта трудоёмкая работа{,}[79] по восстановлению своего собственного хозяйства в 1932 году свалила отца. Радикулит, отнялась спина, ходить немог [не мог] и даже самостоятельно немог [не мог] подняться с постели. Кроме этих болезней заболел желудок, врачи признали язву желудка, да и к тому же отразилась война — ранение и контузия. Чтобы подняться и сесть, к спинке кровати была привязана верёвка. Однажды мы, сестра Ирина, я и младший брат Василий были дома. Старших никого не было. Мать была на работе в колхозе[,] сестра Пана убежала к тёте Оле, они жили по соседству. Старший брат от колхоза ездил на лесозаготовки (в начале 30х годов леспромхозов ещё не было). Брат Яков учился в ШКМ (Школа колхозной молодёжи) в селе Кимильтей. К нам зашёл старик-бродяга просить милостину [милостыню]. Отец с ним разговорился[,] и старик решил помочь отцу встать на ноги [и начал — ?] лечить спину. У нас он попросил принести метлу, принести топор. Поднял отца с кровати, довёл его до порога и велел ложиться поперёк порога. Открыл двери в сени. Отец после рассказывал: «Когда он меня положил на порог и попросил нас [вас — ?] принести топор, я подумал, сейчас отрубит мне голову, заберёт[,] что ему надо[,] и поминай как звали». Но этого не случилось. Старик положил метлу на спину, особенно на поясницу и мелкими, лёгкими[,] частыми ударами лезвием топора по метле[,] и что-то приговаривая[,] лечил отца. Не знаю легче или нет стало отцу после этого лечения, но в 1933 году он уехал в Иркутск и лег там лечиться. Старшего брата в конце 1932 г. забрали в Армию.[80] Отец взял с собой второго брата Якова с собой[81] в город. Пролежав в больнице 1,5 — 2 м-ца, отец в деревню не поехал, а поступил работать на строительство Иркутского мелькомбината, что в посёлке Жилкино.[82] Это семь км. от Иркутска. Отец устроился рабочим, а брат Яков инструментальщиком на выдаче рабочих инструментов — ломов, кайл, лопат и т.п. Ростом он был маленьким, хромал на правую ногу[,] т.к. большой палец был раздавлен дедом Иваном. Физически был слаб и работать на тяжёлых работах немог [не мог], хотя ему уже исполнилось 18 лет. В Жилкино в то время жила младшая отцова сестра тетя Таня с мужем Беломестных Василием. У них было 3-е детей. Старшая дочь Анфиса училась в школе, а двое младших Георгий и Ольга, были маленькими. Они уехали из деревни сразу[,] как только началась коллективизация.[83]

Отец с братом временно стали жить у Беломестновых.

Отец в деревню назад возвращаться не стал, не видя в этом ни каких [никаких] будущих перспектив. Дом, который он построил в 1928 г. [,] [а —?] вместе с пятистенным домом был построен Амбар, конюшня, скотный двор — два сарая для скота и овец. Абсолютно весь двор был огорожен. В круговую [Вкруговую, вокруг] был поставлен новый забор. Толстые лиственничные столбы поставлены в глубокие ямы. В каждом столбе были сделаны пазы, а в них вложены толстые, не тоньше 8–10 см плахи. Лес пилили в ограде в ручную [вручную] продольной пилой на лесах. Был также такими же бревнами огорожен телятник, но не полностью.[84]

Мы [—] дети[:] Пана, Ирина и я [—] в 1932–33 годах ходили собирать колоски. С нами ходила двоюродная сестра Ефимия Бухарова, дочь Тёти Федоры — старшей материной сестры. Их в 1930 году раскулачили. Дядю Василия посадили, он был больным и домой уже не вернулся. Весь скот забрали, а домашний скарб был погружен на телеги и распродан деревенским жителям. Ходили за 5–10 километров. Собирать колоски не давали, был большой запрет. Нас гоняли на лошадях с плётками молодые парни, отбирали насбированные [собранные] колосья и избивали. Особенно доставалось Ефимии (мы её называли нянька Шима). Она была с 1910 года рождения[,] и к тому глухая и ей доставалось больше плетей. Зажиточных крестьян раскулачивали, некоторых забирали. Отбирали дома, скот, а многие крестьяне бросали свои дома, скот и[,] не дожидаясь ареста, уезжали из деревни кто-куда.

В деревне остались мы с матерью. Нас четверо детей. Мать работала в колхозе. В колхоз вошло 4 деревни. Деревни Кяхта, Абуздино, через реку Оку, на противоположном берегу деревни — улусы Харчигуй и Бударей.[85] Назвали колхоз «Большевик»[.] При организации колхозов население этих деревень, а жили в них буряты, все уехали, оставив свои дома. Деревня Харчигуй исчезла, а в Бударее была организована скотоводческая бригада. Земля богата лугами, пашнями. Там были раньше большие покосы. Деревня Баргадай от Кяхты стояла на расстоянии одного километра и потянувшись вдоль реки Оки более 2х км. Там был организован колхоз «имени Крупской». Сельский совет находился в нашей деревне Кяхта. Здесь же была четырёх классная [четырёхклассная] школа. Эта часть нашей деревни называется «Кавказ» [,] т.к. стоит на возвышенном месте. Река Ока{,} также шла вдоль нашей деревни и только в конце{,} дома стали отходить от берега, т.к. в большие дожди или во время наводнения прибрежная часть уходила под воду. Дальше за деревней стоит ельник. За Кяхтой река резко ушла в сторону горы, где была построена деревня Абуздино. В этой горе имеется небольшое ущелье, в котором бежит горный ручей Кужуртуй и выходит он к деревне Абуздино и дальше впадает в Оку.

С нами жила бабушка Авдотья, отцова мать, она умерла в 1932 г. Прожила с лишним 80 лет. Она нас внуков не любила и не любила свою невестку — нашу мать. В доме из-за неё часто были ссоры между отцом и матерью. В хозяйстве она матери не помогала, хотя и скота было [—] полный двор. У неё как в старой избе, так и в новом доме была своя отдельная кровать. Редко{,} когда пустит к себе{,} кого-нибудь из нас{,} или кого пожалеет из нас. Помню, ещё жили в старой избе, новый дом строился. Мы с братом Василием играли на полу. Дома никого не было, и [мы] нечаянно забросили к ней на кровать, где она лежала[,] старый солдатский ремень с железной пряжкой (бляхой). И бабушка схватила этот ремень и махнула им[,] держась за конец ремня, а пряжкой попала мне в голову. Удар был сильный, рассекла мне [кожу на голове — ?], пошла кровь и[,] видимо[,] бежала долго, мои руки, лицо и пол — всё было измазано кровью. Бабушка не поднялась, чтобы обмыть меня и остановить кровь[,] и только лишь мать, когда пришла с работы вечером[,] и вымыла меня. Мне тогда было четыре года. Василию 1 год. Спали мы, дети[,] на печи, а в новом доме [—] на палатях [полатях].[86] Эти палати [полати] были устроены под потолком и забирались мы на них через печь, на которую была пристроена лесенка. На печи{,} ещё был припечек[87], где отдыхала бабушка. В одно время в 1932–33 году жила у нас тётя Груня с ребёнком, звали его Ваня. Впоследствии он умер маленьким. Целые дни и ночи не слазила она с этого припечка. Если иногда сходит к другим сестрам, а к ночи обязательно возвращается. Рядом с нами жила тетя Федора[,] старшая мамина сестра. У неё двое родных детей[:] Ефимия, что ходила с нами за колосками[,] и сын Василий с 1913 года рождения. В 1935 г. был взят в Красную Армию. Вернулся офицером. Во время войны был на фронте, на Западе. После войны служил во Львове.[88] Откуда привёз себе жену-хохлушку. Детей у них не было. Потом заболел туберкулёзом, как и его отец Бухаров Василий Васильевич. Жили они в Голуметском районе[89], село[90] Работал в геологоразведке завскладом, а жена работала на заправочной. В 1991 году он умер, а жена продала дом и уехала к сестре в Красноярск.[91] Я ездил на его похороны вместе с неродным [не родным] старшим братом Михаилом, с 1906 года рождения. Он тоже был офицером, во время войны обучал военному делу призванных в армию. Жили они с женой в городе Черемхово.[92] Оба умерли[,] прожив по 90 лет. Сестра Ефимия прожила всю свою жизнь с матерью в городе Иркутске. Работала на слюдяной фабрике,[93] откуда и пошла на пенсию. В замуж не выходила. В Кяхте на Кавказе[94] жила вторая мамина сестра Анисья-большая. Видимо[,] они родились в одинаковых числах в январе м-це и по-церковному [обычаю —?] им дали обеим имя Анисья. Анисья большая[, старшая[,] и Анисья маленькая, младшая. Анисья большая вышла замуж поздно, за переселенца Дмитриева Фёдора Ивановича. Он был выслан в Сибирь за убийство с [из] Вологодской области в начале прошлого века. Как он рассказывал[,] Генералиссимус А.В. Суворов был его земляком. Их деревни стояли через 2 км. После войны ездил на Родину, но вернулся. Из родных уже никого неоставалось [не осталось]. Было у них 3-е детей. Сын Степан рождения 1913 г., дочь Анна с 1918 г. и дочь Антонида 1925 года.

Степан до войны работал на железной дороге. Во время войны служил в ж/д. войсках по ремонту и восстановлению ж/д путей после их разрушения. При возвращении из армии остался работать на ж/дороге. Жил в Зиме. Работал кондуктором на товарных поездах. Зимой и летом на последнем вагоне в тамбурной площадке. Не дай бог пожелать такую работу кому-нибудь. Женился, взял жену на 12 лет моложе. Детей было 3-е. Старшая Любовь с 1946 года, сын Пётр с 1948 года, которому сильно не повезло. Получил повеску [повестку] в Армию и во время проводов у друзей был зарезан. И младшая дочь Галина. Потом они из Зимы переехали в Саянск.[95] Брат умер в 1978 г.[,] жена Прасковья Григорьевна и две её дочери живут в Саянске. Дочери замужем есть внуки и правнуки.

Дочь Анна выходила взамуж ещё до войны в начале 1936 года. За Рютина Анатолия из деревни Баргадай.[96] Её сын Георгий рождения 1937 г. сейчас проживает в деревне. От первого брака имеет сына Аркадия, от второго брака детей нет. После войны сестра Анна вышла замуж вторично за Усова Василия, он был бурятом. От него она родила 2-х детей. Дочь Лена рождения 1949г. живёт в Новоленино[97], замужем. Родных детей нет. Брали девочку из детского дома, вырастили. Девочку звать Ирина. Славная[,] красивая[,] белобрысая. Закончила 10 классов и сразу вышла в замуж. Муж инженер. Живут дружно. После смерти Анны[,] т.е. бабушки[,] в 2000 году переехали к матери. Родилась у них дочь. Ещё у Анны был сын Виктор, рождения 1952 года, служил в Военно-морском флоте. Вернулся домой. Работал в колхозе, на тракторе и случайно попал под гусенницу [гусеницу]. Трактор был на ходу. Младшая дочь Дмитриевых Антонида. Мы вместе в один год пошли в школу. Трижды была замужем. Две старших дочери и младшая живут в Саянске. Все замужем[,] имеют детей. Три дочери её живут в Зиминском районе в деревне — участок Черемшанка. Сама Антонида умерла в 1984 году.

Третья мамина сестра тётя Авдотья на 4 года старше матери[,] т.е. с 1887 года. Вышла замуж за деревенского богатея — кулака Бухарова Осипа Митрофановича. Держали много скота, как говорит легенда про них, они до революции. Там[,] где впадает в Оку река Кимильтейка, есть большой обширный луг-мыс[,] и там паслись зиму и лето лошади, скот, овцы. Счёту им они не знали, сено не косили. Сперва идут лошади, копытят и достают из под снега траву, за лошадьми скот, за скотом отара овец. Со всех сторон вода. Выхода с мыса почти не было, а узкий проход охраняли, чтобы скот не мог выйти. Когда тётя Авдотья выходила замуж[,] то она была уже второй женой. Первая жена умерла и остался от неё сын Фёдор, которого она вырастила. От Осипа Митрофановича она народила шестерых детей.

Старшая дочь Агния родилась в 1910 году. Прожила всю жизнь в деревне, работала в колхозе. Умерла в 1984 г. В юности родила от двоюродного брата сына тёти Лукерьи, Константина, дочь. И где она сейчас неизвестно. Потом вышла замуж за Шрамкова. От него имела двух дочерей. Дочь Люба рождения 1937 г. Живёт в Зиме. Есть у неё сын, от Спирина Василия. Младшая дочь, незнаю [не знаю] [,] как звать[,] видел в 1961 году маленькой.

Вторая дочь Авдотья с 1913 года, выходила замуж за деревенского парня Скуратова, родила от него дочь Нину в 1939 году. Муж её Скуратов был участником войны на Халхын-Голе [Халхин-Голе] в Монголии[98] и во время [Великой] Отечественной войны. Домой не вернулся — погиб. Пока он служил в Монголии, Авдотья жила у нас в городе, потом переехала в деревню и до войны жила со Скуратовым. Дочь вышла взамуж за Пугачёва и жили они в Зиме. Народили 5-ро [пятеро] детей. Оба умерли — много пили, а спирт технический. Дети живут в Зиме и мы с ними не общаемся.

Третья дочь Марфа 1917 года. Первое замужество за нашего деревенского парня Тельнова. Имела от него дочь Валентину. Работала в колхозе[,] вышла вторично замуж за украинца по фамилии Лата. Где-то в 80-х годах переехала в деревню Челяба около Зимы[99], где жила её дочь Валентина. Потом переехали на лыжную базу, работала сторожем. Это около деревни Услон.[100] Умерла в 1990 году. Дочь её Валентина живёт сейчас на лыжной базе. Тётя Авдотья, после трёх дочерей, родила трёх сыновей.

Старший Иван Осипович рождения 1922 г. Во время Отечественной войны служил в Армии. Домой вернулся в 1946 году цел и невредим. Женился 2 раза. Умер в 1989 году[,] с его детьми связи не имеем.

Второй брат Иннокентий, мой ровесник. Служил на востоке. Во время [войны] с Японией в 1945 г. был ранен в руку. Лежал в госпитале на турбазе недалеко от села Смоленщина.[101] В 50-х годах работал на Иркутской ГЭС[102], там и женился. Взял в жёны [женщину] с ребёнком[,] своих детей народили троих, 2 мальчика и дочь. С ГЭСа переехали в Зиминский район, на участок Черемшанка[103], где потеряли одного сына — замёрз в тайге. После уехали на запад на родины [родину] жены в Белгородскую область, город Валуйки.[104] В 1998 году я ездил к сыну своему Фёдору в Москву и заезжал к нему. Он сильно болел, постарел, но друг друга узнали. Не виделись 43 года. Я приехал к нему с ж/д вокзала на такси, адрес у меня был. Но я предупредил шофёра, [что] если ошибусь адресом, чтобы подождал меня. Когда [Иннокентия] встретил и лишь тогда расчитался [рассчитался] с шофёром и отпустил его. Жены Марии не было дома, она была в деревне и приехала утром. Сыновья, старший Владимир и младший Леонид. Живут в городе Валуйки. У обоих семьи. Владимира не видел, а Леонид с женою и двумя детьми пришли на встречу. Дочь живёт в Мурманске. Замужем[,] имеет двоих детей. Для меня{,} и для них эта встреча была интересной. Посидели[,] поговорили за столом. Ни Иннокентий, ни Мария водку не пьют. Иннокентий из-за болезни, Мария вообще не пила. В 1999 году брат умер, об этом сообщила мне жена Мария.

Третий брат Василий с 1927 года рождения. В Армию взяли в конце войны. Воевать ему уже не пришлось. До войны и в войну жил в деревне, работал в колхозе. После армии жил в Иркутске, женился. Уехал в Красноярский край. Имеет двух сыновей[,] оба военные.

Мамины сёстры, что моложе мамы[,] были рождены от другого отца[,] Красикова Матвея. Старшая Аграфена 1900 года рождения. Выходила замуж за Голышева Ивана, родила от него сына. Сын в раннем возрасте умер. Жила одно время у нас, а потом уехала в город Иркутск.

Младшая сестра тётя Оля была замужем за Усовым Григорием. В 30 году уехали не север. Было у них 2-е детей. При возвращении в Иркутск в 1936 году дети умерли. Во время войны дядю Гришу взяли в Армию и он не вернулся — погиб. В войну жила вместе с тётей Федорой в Иркутске. В конце войны вернулась в деревню. Работала уборщицей в школе. После войны выходила замуж за семейного мужика, возвратившегося из Армии — Золотарёва Степана. После [Затем — ?] обратно уехала в город и жила у тёти Федоры, которая жила с дочерью Ефимией. Умерла в 1988 году, пережив сестру[105] и племянницу. Сейчас с маминой стороны остались брат Василий, сын тёти Авдотьи[,] и много племянников и внуков, но связи с ними нет.

(продолжение следует)

Примечание о работе с текстом

[*] Исходная Рукопись представляет собой несколько тетрадей в достаточно хорошем состоянии, текст выписан аккуратно, с небольшим количеством зачёркиваний и значительным числом добавленных (подклеенных) страниц. По состоянию материала хорошо видно, что автор работал несколько лет серьёзно, последовательно, отдавая этому делу много сил.

Главный принцип работы с материалом: публикуется не обработанная литературно книга, а оставшаяся после смерти автора Рукопись. Сохраняется и передаётся в изначальной форме всё, что можно при публикации сохранить и передать. Отсюда вытекают некоторые особенности работы с текстом.

  1. Заглавие и частичное подразделение текста на главы.
  1. 1. В заглавии слово «Автобиография» — авторское (см. стр. 11).
  1. 2. Все наименования глав там, где они имеются, авторские: «Война. Баргузин.» (стр. 41), «Война. ФЗО. Завод.» (стр. 43), и т. д.
  1. Сохранение особенностей авторского написания.
  1. 1. Некоторые особенности авторской речи оставлены без примечаний.Так, например, говоря о замужестве тех или иных родственниц, автор употребляет как стандартную форму: выйти «замуж», так и, вероятно, диалектные: «в замуж» (напр., стр. 14, 17 и др.) и «взамуж» (стр. 21, 22). Интересно, что формы могут соседствовать, как, например, на стр. 17: «Сёстры вышли в замуж и у каждой была семья[,] дети. Бабушка, после смерти деда, вышла замуж за Шарыгина Ивана […]»
  1. 2. В Рукописи нередко встречается написание отдельных слов с прописной буквы в случаях, когда это, в сущности, не требуется. Например, часто с прописной буквы записаны названия месяцев. «В Декабре» (стр. 13), «в Апреле» (дважды на стр. 32), «В начале Октября» (33), «Был уже Март м-ц,» (35), «В Апреле м-це» (59). В то же время, встречается и написание месяцев со строчной буквы. Например: «в декабре 1949 г.» (72), «В январе 1952 г.» (73) и др.Если в ряде случаев использование прописной буквы можно интерпретировать как дань уважения автора к определённому специфическому понятию, то в ряде иных мест такое написание представляется просто случайностью. Иногда данную грань провести непросто. При публикации все случаи авторского использования прописных букв сохранены и не оговариваются. Например: «В Армии не служил» (стр. 11), «наступили на Большой палец» (12), «На Заводе» (13), [работала] «Учётчицей» (15), «Пётр был из Бурят» (17), «и разная птица — Гуси, утки, индюки, куры.» (18), «был построен Амбар, конюшня, скотный двор» (19), «отец Одиночка» (25), «Они воспринимали Земледельческий образ жизни» (26), «Корнила, Родной старший брат» (26), «в звании Лейтенанта» (28), «Отец привёз Две булки хлеба» (стр. 30), «пришёл с Армии» (32), «в Зимнее время» (34), «И Действительно» (39), «в подъезде жило Две семьи» (41), «приходим с Рыбалки» (42), «Село Баргузин [—] это районный центр и вошёл в Историю России (43), «В Больницу ходил» (44), «Наш Эшелон» (стр. 46), «пайки с Рисом, горохом [,] пшеном» (46), «наша авиация совместно с Артиллерией» (50), «Там был большой сыроваренный завод, Ликеро-водочный завод и другие продовольственные и промышленные предприятия.» (60), «Особенно в этом отличались Псковские партизаны.» (62), «секретарь директора, парторг завода и Врач» (72), « производить Урановые разработки» (75), «заражены Ураном» (75) и др.

2.3. Обнаруживаемые в Рукописи излишние авторские знаки препинания редакторы выделяют при помощи фигурных скобок. Выглядит это, например, так: {,}. При первом употреблении фигурных скобок в тексте дано примечание (с. 16, прим. 47).

  1. Редакторские дополнения.

3.1. Добавлены недостающие по смыслу знаки препинания: запятые, тире, дефисы, иногда двоеточия. Все они выделены при помощи квадратных скобок: [,], [—] или [:]. Например: «по[-]разному» (стр. 11), «из[-]под льда (35)», «Как[-]то раз» (35) и т. д.

3.2. Все прочие редакторские дополнения также выделяются квадратными скобками и одновременно — внутри квадратных скобок — курсивом.

3.3. В ряде случаев добавлены очевидные пропущенные элементы, например, ставится [г.] при указании года.

3.4. Добавляются очевидные по смыслу пропущенные слова. Например, в случае, когда в Рукописи встречается: «потом им квартиру на ул. Покрышкина» — печатается: «потом им [дали] квартиру на ул. Покрышкина» (стр. 12).

3.5. В некоторых случаях редакторы сочли необходимым дать указания на неточности авторской орфографии. Это сделано, дабы читатель не счёл, что в данных местах издания имеются опечатки. Например: может встретиться: «на яву [наяву]» (стр. 11) и т.п.

3.6. При использования автором общепринятых, очевидных сокращений, не допускающих разночтения, издание не даёт их расшифровки. Например, «ж/д» — железная дорога; «км» — «километры», «километров»; «м-ц», «м-ца», «м-це» — месяц, месяца, месяце.

3.7. Принятые в советское время авторские сокращения, которые сочтены редакторами менее очевидными, расшифровываются в примечаниях. Например, «О.М.Т.С. — отдел материально-технического снабжения.» (стр. 72, прим. 400).

3.7. Для удобства читателя в текст иногда вносятся указания на год, о котором идёт речь при описании тех или иных событий: «[1984 г.]» (стр. 12).

3.8. Иногда в тексте встречаются редакторские ремарки: [далее неразб.] (стр. 12).

3.9. Если редакторы считают возможным предложить свою интерпретацию не до конца ясного места в тексте, но не могут быть полностью уверены в её справедливости, это обозначено при помощи тире и вопросительного знака: «[неразб.; Пана — ?].» (стр. 13).

3.10. В случае отдельных (редких у автора) стилистических погрешностей, исправления сводятся к минимуму. Например, при описании пребывания автора в госпитале (стр. 66) в Рукописи читаем: «И сразу сел обедать. уже доедая, прибежала сестра и говорит, что нужно 2 часа подождать, а я говорю ей «что я уже пообедал»». Хотя деепричастный оборот здесь использован неверно, редакторы сохраняют авторскую запись, ограничиваясь, как и в других случаях, требующих соединения фраз, лишь добавлением союза: «И сразу сел обедать. [И] уже доедая, прибежала сестра и говорит, что нужно 2 часа подождать, а я говорю ей «что я уже пообедал».» (стр. 66).

3.11. В случае очевидной описки автора может, если требуется, быть дано примечание, но некоторые исправления добавляются непосредственно в основной текст. Например, в одном месте автор, рассказывая об основании г. Иркутска, пишет: «В 1960 году был поставлен Кремль, и в 1961 г. уже был основан Иркутский Острог.» (Рукопись). В этом случае при первой неверной дате дано примечание (прим. 58, стр. 16): «Так в Рукописи. Очевидно, следует читать: «1660».». Затем обе неверные даты исправлены и окончательно дано: «В 1960 [1660] году был поставлен Кремль, и в 1961 [1661] г. уже был основан Иркутский Острог.» (стр. 16). Аналогично: «чрезвычайное приключение [происшествие]» (стр. 78).

3.12. Встречающиеся в Рукописи зачёркнутые автором отдельные слова и фрагменты приводятся в примечаниях (например, стр. 19, прим. 83).

3.13. При публикации писем с фронта сохранены полностью орфография и пунктуация автора (стр. 90–91).

3.14. Авторские подписи под фотографиями помечены сокращением: (авт.).

Примечания

[1] В Рукописи здесь точка и предложение остаётся неоконченным.

[2] Речь идёт о селениях к сев. от пос. Кимильтей (см. след. прим.) в Зиминском р-не Иркутской обл. (см. прим. 18 на стр. 12). Село Кяхта возникло на месте бурятского улуса Кяхта. Одним из первых русских, поселившихся здесь, был некто Обуздин — вероятно, казак. Свой дом он построил на берегу Кулута, который тогда впадал в р. Оку (см. прим. 62, с. 16). Это поселение стало называться Обуздинской заимкой и сохранило данное название до конца 1930-х гг. Другие русские поселенцы строились на просторном участке между Обуздиной (с севера) и Баргадаем (с юга). Это место стало называться так, как его именовали буряты: Кяхта — ясачная деревня. (Не путать с городом Кяхта в Республике Бурятия).

[3] Кимильте́й — село в Зиминском районе Иркутской области области в 27 км к северу от города Зима, на реке Кимильтей (левый приток Оки). Административный центр Кимильтейского муниципального образования. (Не путать с пос. Кимильтей в Куйтунском р-не Иркутской обл.).

[4] См. ниже прим. 80 (с. 19) и прим. 150 (с. 32), а также стр. 80.

[5] Бухта Тикси — бухта в южной части моря Лаптевых. Расположена за Полярным кругом, к юго-востоку от устья реки Лена. На берегу бухты в 1933 г. был создан как один из пунктов Северного морского пути порт и возникло поселение Тикси, получившее в 1939 г. статус посёлка городского типа. Ныне — центр Булунского улуса Республики Саха (Якутия). Посёлок Тикси был создан в 1933 г. как один из пунктов Северного морского пути, статус посёлка городского типа получил в 1939 г.

[6] Завод им. Куйбышева — машиностроительное предприятие, основанное в 1907 г. и специализирующееся с 1927 г. на производстве драг для золотодобывающей промышленности. В 1930 г. заводу было присвоено имя В. В, Куйбышева, в 1992 г. преобразован в ОАО «Иркутский завод тяжелого машиностроения».

[7] Кинотеатр «Марат» был построен в 1940 г. в предместье Марата (см. прим. 28, с. 13), ул. Рабочего Штаба, 19. Ныне не функционирует.

[8] Иркутск II (также посёлок Авиастроителей, Второй Иркутск) — был обособленным районом г. Иркутска на левом берегу ниже по течению Ангары, примыкавшим к Иркутскому авиационному заводу, созданному в 1932 г. Затем — в составе Ленинского р-на (ныне округа) Иркутска. См. также прим. 143 (с. 31) и 151 (с. 32).

[9] Ул. Радищева — ул. в Иркутске в предместье Марата (прим. 28, с. 13), называлась Хорошевская, в 1920-е гг. переименована в Комиссаровскую, а в следующее десятилетие получила имя А. Н. Радищева, который бывал в Иркутске в период пребывания в ссылке в Илимском остроге (прим. 45, с. 15) в 1792–1797 гг.

[10] Иркутск — крупный город (с 1686 г.) в Восточной Сибири, административный центр Иркутской области, нас. более 600 тысяч жителей. Основан как острог в 1661 г. отрядом землепроходца Якова Похабова (см. прим. 56, 57, с. 16). Расположен в долине реки Ангары при впадения двух её притоков — Иркута (отсюда название) и Ушаковки, в 66 км от озера Байкал.

[11] См. ниже стр. 17.

[12] Имеется в виду Первая Мировая война (1914–1918 гг.). См. также об отце ниже стр. 17 и 80.

[13] См. ниже стр. 17.

[14] Иркутский авиационный завод — основан в 1932 г. как Завод № 125, начал выпуск продукции (истребитель И–14) в 1934 г. как Завод № 125 им. И.В. Сталина. В 1941 г. в г. Иркутск был эвакуирован московский авиазавод № 39 имени Менжинского. Поскольку предприятия выпускали идентичную продукцию, они были объединены как Завод № 39 им. И.В. Сталина. Ныне — филиал ОАО «Научно-производственная корпорация «Иркут»».

[15] ФЗО — школа фабрично-заводского обучения.

[16] ВКП(б) — Всесоюзная коммунистическая партия (большевиков).

[17] Жилкино — бывший поселок на левом берегу Ангары, относился к территории тогдашнего Ленинского р-на г. Иркутска. Возник в XVIII в. Ныне — часть Ленинского городского округа Иркутска.

[18] Зима́ — город (с 1922 г.), административный центр Зиминского р-на Иркутской обл., крупная опорная железнодорожная станция Транссибирской ж.д. магистрали в 230 км к сев.-зап. от г. Иркутск, на лев. берегу реки Оки в устье реки Зимы. Поселение возникло в первой половине XVIII в., впервые упоминается с 1742 г.

[19] Баргузи́н — село, административный центр Баргузинского района Республики Бурятия. См. ниже главу «Война. Баргузин.».

[20] Ула́н-Удэ́ (бур. Улаан Үдэ) — город (с 1775 г.) в Восточной Сибири, столица Республики Бурятия. Основан как казачье зимовье в 1666 г. (см. также стр. 43 и прим. 229 там).

[21] Ныне — Октябрьский адм. округ г. Иркутска. Сталинский район был образован в юго-вост. части города в 1941 г. В 1961 г. переименован в Октябрьский р-н.

[22] Многопрофильный курорт «Ангара» расположен в центре Иркутска на территории Кайской рощи.

[23] Иркутский завод радиоприёмников — предприятие, существовавшее в г. Иркутск. Основан в 1945 г. как автосборочный, однако в 1952-м г. был перепрофилирован на производство техники радиоуправления для армии и радиоаппаратуры для населения (радиоприемники и радиолы «Рекорд», «Илга»). Ныне фактически прекратил существование. См. также прим. 444 (с. 79).

[24] Иркутское Высшее Авиационно-техническое училище.

[25] Вероятно, следует читать: в музыкальном взводе (?).

[26] «Звезда» — футбольный клуб, существовал в г. Иркутске в 1957–2008гг..

[27] Ремесленно-воспитательное училище было открыто в Иркутске 13 сентября 1868 г. Ныне — Иркутский техникум машиностроения им.. Н.П. Трапезникова, адрес: ул.Рабочего штаба, 6.

[28] Предместье Марата (Рабочее) — так назывался промышленный р-н, расположенный на правом берегу Ангары к северу от центральной части города и правого притока Ангары реки Ушаковки (не путать с ул. Марата в исторической части города, см. прим. 375, с. 69).

[29] Иркутский завод тяжелого машиностроения им. В. В. Куйбышева; см. прим. 6 (с. 11).

[30] В рукописи повторяется: «выехали».

[31] Возможно: «Чивыркуйский» (?). Чивырку́йский залив — крупный залив на вост. побережье озера Байкал.

[32] Анга́рск — город (с 1951 г.) в Иркутской обл., расположен в междуречье рек Ангары и Китоя, в 40 км. к западу от Иркутска, основан в 1948 г., с прилегающими населёнными пунктами образует Ангарский городской округ. Расположен в южной, наиболее освоенной и экономически развитой части Иркутской обл.

[33] См. прим. 27 ( с. 13), также стр. 45.

[34] По сведениям, полученным от родственников, имя жены Василия (младшего брата автора) было Мая.

[35] Единственным обнаруженным городом с названием Красногорск является центр Красногорского р-на Московской обл., расположенный к зап. от Москвы непосредственно выше по течению Москвы-реки. В этом контексте выражение «на востоке» остаётся непонятным.

[36] Здесь речь идёт об одном из сыновей брата Василия, также по имени Василий (Васильевич), того самого, о котором строкой выше говорится: «Василий женится». Старшая сестра Ольга после смерти матери взяла его на воспитание и он жил в её семье до службы в армии и последующей женитьбы.

[37] Каба́нск — село, административный центр Кабанского района Республики Бурятия и сельского поселения «Кабанское»; основан русскими землепроходцами в 1678 г.

[38] Ше́лехов — город (с 1962 г.), административный центр Шелеховского района Иркутской обл. Расположен на равнине между реками Иркутом и Олхой, в 12 километрах от Иркутска. Основан в 1953 г., назван в честь основателя Русско-Американской компании Г. И. Шелихова.

[39] В г. Шелехове находится головное предприятие Иркутского Алюминиевого Завода (ИркАЗ) ОК РУСАЛ — один из крупнейших алюминиевых заводов в РФ.

[40] В Иркутске в годы войны было сразу несколько предприятий, которые в прямом смысле слова ковали победу. На них выпускались танки, снаряды, различные орудия. Например, на Иркутском авиационном заводе делали танки, бомбардировщики, истребители. В здании Иркутского авиационного техникума располагался патронный завод, а на площади Иркутского завода тяжелого машиностроения им. Куйбышева размещался эвакуированный Краматорский машиностроительный завод.

[41] Тулунский район — муниципальное образование на западе Иркутской области. Граничит на западе с Нижнеудинским, на севере с Братским, на востоке с Куйтунским и Зиминским р-ми.

[42] Баргадай (Кяхта, Обуздина/Абуздино) — село в Зиминском районе Иркутской области, прим. в 33 км к северу от районного центра Зима. Входит в состав Кимильтейского муниципального образования. Включало дер. Обуздина/Абуздино и Кяхта (не путать с г. Кяхта в Республике Бурятия). (См. также прим. 2 и 3, с. 11.)

[43] Или́м — река в Иркутской обл., правый приток Ангары. Длина 589 км. Название связывают с якутским «илим» (рыболовная сеть).

[44] Вероятно, имеется в виду Нижнеилимский р-н Иркутской обл. (адм. центр — г. Железногорск-Илимский). Граничит с Братским, Усть-Кутским, Усть-Илимским и Усть-Удинским районами.

[45] Точное местонахождение не установлено. Вероятно, по теч. р. Илим (правый приток Ангары) ниже пос. Илимск, основанного как Илимский острог в 1630 г. и прекратившего существование в связи с затоплением в 1975 г. Возможно, дер. Ступино также попала в зону затопления при заполнении Усть-Илимского водохранилища.

[46] Ангара — река в Иркутской обл. и Красноярском крае, правый приток Енисея. Единственная река, вытекающая из озера Байкал. Длина 1779 км. Ранее на протяжении 300 км. ее пути находилось девять порогов. Из них наиболее трудные для судоходства носили необычные названия — Похмельный, Пьяный, Падун, Долгий и Шаманский. С постройкой Братской ГЭС (1954–1967) уровень реки поднялся и пороги скрылись под водой.

[47] Фигурными скобками редакторы выделяют излишние авторские знаки препинания, обнаруживаемые в Рукописи.

[48] В Рукописи не вполне ясно: «Кута» или «Кдта». Возможно, читать следует: «Куда». Куда́ — река в Иркутской области, правый приток Ангары. Длина 226 км.

[49] Не́па — река в Иркутской области России, левый приток Нижней Тунгуски.

[50] Ле́на (якут. Өлүөнэ, бур. Зγлхэ) — крупнейшая река Вост. Сибири, протекает по территории Иркутской обл. и Республики Саха (Яку́тия), впадает в море Лаптевых Северного Ледовитого океана. Длина — 4400 км, площадь бассейна — 2490 тыс. км².

[51] Братск — город (с 1955 г.) в Иркутской области со статусом городского округа; адм. центр Братского р-на, основан в 1955 г. севернее старинного посёлка Братск (Брацк), основанного как острог в 1631 г.

[52] Усть-Кут — город (с 1954 г.), адм. центр Усть-Кутского района (муниципального образования) Иркутской области. Основан в 1631 г. как Усть-Кутский острог.

[53] Так в рукописи; вероятно, следует читать: «рек» (?).

[54] Ирку́т (бур. Эрхүү мγрэн) — река в Республике Бурятия и Иркутской области, левый приток Ангары. Длина — 488 км (с рекой Чёрный Иркут), площадь бассейна — 15 000 км².

[55] Очевидно, описка автора. Следует читать: «где он впадает в Ангару».

[56] Остров Дьячий — остров в устье р. Иркут, примерно в километре от впадения её в р. Ангара. В 1652 г. землепроходцем И. И. Похабовым на Дьячем острове было построено Иркутское зимовье.

[57] Датой основания г. Иркутска считается 6 июля 1661 г., когда Я. И. Похабов (сын И. И. Похабова) поставил острог на правом берегу Ангары против устья Иркута.

[58] Так в Рукописи. Очевидно, следует читать: «1660».

[59] Вероятно: «Усть-Уды». Усть-Уда — пос. городского типа, адм. центр Усть-Удинского р-на Иркутской обл, расположенного к сев.-вост. от Зиминского р-на и не граничащего с ним (разделены территорией Балаганского р-на).

[60] Зиминский р-н, см. прим. 18 (с. 12).

[61] См. прим. 2 (с. 11).

[62] Ока́ (Ока Саянская, бур. Аха гол, сойотск. Ок хем) — река в Республике Бурятия и Иркутской обл., левый приток Ангары. Длина — 630 км. Название реки буряты производят от слова аха («старший»), т.к. это самая крупная из рек, стекающих с Восточного Саяна в Ангару. Районный центр Зима также расположен (к югу от родного села автора) выше по течению Оки на левом её берегу.

[63] Сведений обнаружить не удалось. Название, возможно, от бурятского «шэбэр»: «чаща», «густая заросль». (Не путать с селом Шеберта Нижнеудинского р-на Иркутской области.)

[64] Десятина — русская единица площади (до 1918 г.), 1,0925 гектара.

[65] См. ниже о сёстрах отца подробнее, начиная со стр. 23 (23–26).

[66] Буря — село в Зиминском районе Иркутской обл., адм. центр Буринского муниципального образования. Расположено примерно в 43 км к северу от г. Зима.

[67] Пи́нские боло́та (При́пятские боло́та, Поле́сские болота) — болота в пойме и первой надпойменной террасе Припяти, расположенные на севере территории современной Украины вдоль реки Припяти и её притоков, и на территории Белоруссии от Бреста до Лунинца. Площадь болот — около 98 419,5 кв. км.

[68] См. также ниже (стр. 80) подзаголовок «Расскажу немного об отце».

[69] Далее в Рукописи зачёркнуто: «русской веры,».

[70] Харанут — деревня в Эхирит-Булагатском р-не Иркутской обл. в составе Алужинского муниципального образования, расположена примерно в 13 км к востоку от районного центра, посёлка Усть-Ордынский.

[71] Далее в Рукописи зачёркнута фамилия: «Большева».

[72] Владимир Николаевич Алексеев (1912–1999) — советский военачальник, адмирал (6 ноября 1970), Герой Советского Союза (5 ноября 1944), 1-й заместитель начальника Главного штаба ВМФ (июнь 1965 — октябрь 1975), лауреат Государственной премии СССР (1980) за участие в создании фундаментального научного труда — «Атласа океанов».

[74] Сёла в Зиминском районе Иркутской обл.: Кимильтей (см. прим. 3, с. 11), Баргадай, Кяхта и Абуздино (прим. 2, с. 11 и прим. 42, с. 15), Кундулун (в составе Буринского муниципального образования, примерно в 45 км к северу от г. Зима; не путать с Кундулун — деревней в Аларском р-не Иркутской обл.) , Буря ( прим. 66, с. 17), Ухтуй (адм. центр Ухтуйского муниципального образования, примерно в 4 км к северо-востоку от г. Зима), Норы (в составе Ухтуйского муниц. образ., примерно в 7 км к северо-востоку от г. Зима), Перевоз (в составе Кимильтейского муниц. образ., примерно в 14 км к северу от г. Зима). Точное местоположение и административная принадлежность с. Писарево не определены.

[75] Уян — село в Куйтунском районе Иркутской обл., граничащем с Зиминским р-ном и расположенном по отношению к нему на сев.-западе. Адм. центр Уянского муниципального образования. Расположен к сев. от Кяхты (Кимильтея), ниже по р. Оке на несколько км.

[76] См. также стр. 20.

[77] В Рукописи повторяется: «в колхоз».

[78] Пря́сло — в данном случае: звено, часть изгороди от одного вбитого в землю столба до другого (вероятно, происходит от принятого в русском оборонительном зодчестве наименования участка крепостной стены между двумя башнями).

[79] Фигурными скобками редакторы выделяют излишние авторские знаки препинания, обнаруживаемые в рукописи.

[80] Вероятно, следует читать: «на военные сборы». Выше (стр. 11) о брате Иннокентии сказано: «В Армии не служил — брали на передпоготовку [переподготовку] 2 раза по 3 м-ца.». См. также прим. 150 (с. 32) и стр. 80.

[81] В Рукописи повторяется: «с собой».

[82] Посёлок Жилкино располагался на левом берегу Ангары ниже впадения в неё Иркута, где теперь через Ангару переброшен Иннокентьевский мост. Был затем частью Ленинского р-на г. Иркутска. Ныне в составе Ленинского городского округа. См. прим. 17 (с. 12).

[83] Далее в Рукописи зачёркнут следующий абзац:

«Жили они в 2х этажном белом доме, напротив красного четырёхэтажного здания — бывшей церковной гостинницы [гостиницы]. На территории посёлка Жилкино, на высоком берегу реки Ангары в 1672 г. был основан Вознесенский монастырь. Сам монастырь в начале 30-х годов был уничтожен. От него остались белые каменные здания — от Успенского и Спасского Храма, 2 жилых 2-х этажных дома, баня, школа, подвалы, а в храмах были открыты магазин и клуб.»

Вероятно, автор вычеркнул здесь несколько строк, желая избежать в дальнейшем повтора. О Татьяне в Василием см. ниже стр. 25–26. О Вознесенском монастыре см. прим. 125 (с. 26).

[84] Далее в рукописи зачёркнуто следующее:

«Отец работать в колхозе работать [повтор слова в тексте — Ред.] не мог, в виду болезни и уехал лечиться в город Иркутск. Всё это было построено до образования колхоза.»

[85] См. прим. 2 и 3 (с. 11), 42 (с. 15) и 62 (с. 16).

[86] Пола́ти — лежанка, устроенная между стеной избы и русской печью; деревянные настилы, сооружаемые под потолком.

[87] Припечек — место перед устьем русской печи.

[88] Львов (укр. Львів, польск. Lwów, нем. Lemberg) — город в Украине, адм. центр Львовской обл.; упомин. с 1256 г.

[89] Ныне — Голуметское муниципальное образование (муниц. образование со статусом сельского поселения в Черемховском р-не Иркутской обл.). Адм. центр — поселок Голуметь. Голуметский район был образован в составе Иркутской обл. в 1941 г. и просуществовал до 1959 г.

[90] Окончание фразы в Рукописи отсутствует.

[91] Красноя́рск — крупный (более миллиона жит.) город (с 1690 г.) в Сибири, адм. центр Красноярского края. Основан в 1628 г. как острог Красный Яр служилым дворянином А. А. Дубенским.

[92] Черемхо́во (бурят. Арангата — «помост», «вышка», «великое») — город (с 1917 г.) в Иркутской обл., адм. центр Черемховского района.

[93] Еще в XVII служилые люди находили жилы слюды в Сибири и лучшую называли мусковитом. Слюда ценилась высоко и наравне с хлебом, порохом и деньгами составляла государственную казну. Слюдяная мастерская в Иркутске вступила в строй в 1929 г., а в 1934—1940 гг., после строительства корпусов, была преобразована в фабрику.

[94] Часть деревни Кяхта (см. пояснение автора на стр. 20).

[95] Сая́нск — город (с 1985 г.) в Иркутской обл., расположен на реке Оке (приток Ангары), в 270 км от Иркутска. Основан в 1970 г.

[96] См. прим. 2 и 3 (с. 11) и прим. 42 (с. 15).

[97] Ново-Ленино — микрорайон в Ленинском р-не (ныне — округа) г. Иркутска.

[98] Крупный вооружённый конфликт между СССР и Японией у реки Халхин-Гол на территории Монголии (ок. 900 км к востоку от Улан-Батора) имел место с 11 мая по 16 сентября 1939.

[99] Челяба — деревня в Зиминском районе Иркутской обл., в составе Услонского муниц. образ. Расположена в примерно 5 км. к северо-западу от г. Зима.

[100] Усло́н — село в Зиминском районе Иркутской обл., адм. центр Услонского муниц. образ. Расположено в примерно 6 км. к западу от г. Зима.

[101] Смоле́нщина — село в Иркутском р-не Иркутской обл., административный центр и единственный населённый пункт Смоленского муниц. образования. Расположено в 10 км к западу от Иркутска на правом берегу р. Иркут, при впадении в неё р. Олха.

[102] Иркутская ГЭС — первая из каскада гидроэлектростанций на Ангаре (в 65 км. от её истока) и первая крупная ГЭС в Восточной Сибири. Расположена в черте города Иркутска, чуть выше по течению Ангары. Возведена в 1950–1959 гг.

[103] Черемша́нка — село в Заларинском р-не Иркутской обл. (который граничит на северо-западе с Зиминским р-ном), в составе Черемшанское муниц. образования.

[104] Валу́йки — город (с 1593 г., основан тогда же) в Белгородской обл. адм. центр Валуйского р-на.

[105] Далее в рукописи зачеркнуто: «Федору».

Print Friendly, PDF & Email
Share

Петр Ступин: Хроники жизни сибиряка Петра Ступина (автобиография). Редакторы А.А. Ключанский, О.В. Татков: 7 комментариев

  1. Федор Ступин

    Хочу выразить благодарность редакции журнала за проявленный интерес и согласие опубликовать воспоминания моего отца Ступина Петра Васильевича.
    Хочу выразить благодарность Таткову Олегу и Ключанскому Аркадию, за большой труд по созданию единого целого произведения из записей.
    Хочу выразить благодарность тем, кто прочитает строки моего отца, за соучастие в его и моей жизни!
    Хочу выразить благодарность отцу, стране и времени в котором живу, за саму жизнь.

    Создан аудиовариант книги в исполнении Петра Мутина, моего земляка, коллеги — врача, но ставшего профессиональным актером Калининградского областного драматичного театра.
    Готов делиться аудиовариантом книги.

  2. Ступин Федор

    Хочу выразить благодарность редакции журнала за проявленный интерес и согласие опубликовать воспоминания моего отца Ступина Петра Васильевича.
    Хочу выразить благодарность Таткову Олегу и Ключанскому Аркадию, за большой труд по созданию единого целого произведения из записей.
    Хочу выразить благодарность тем, кто прочитает строки моего отца, за соучастие в его и моей жизни!
    Хочу выразить благодарность отцу, стране и времени в котором живу, за саму жизнь.

    Создан аудиовариант книги в исполнении Петра Мутина, моего земляка, коллеги — врача, но ставшего профессиональным актером Калининградского областного драматичного театра.
    Готов делиться аудиовариантом книги.

  3. Александр Денисенко

    Громадный труд авторов (отца и сына) и редакторов. Ни одно слово не вызывает сомнений в подлинности и искренности.

    1. Олег Татков

      Спасибо, Уважаемый Александр!
      Мы все очень старались.
      С самого начала мы с Аркадием Ключанским решили относиться максимально бережно к тексту, вернее к документу эпохи — буквально одели «белые перчатки» и коллегиально решали судьбу буквально каждой редакторской запятой.
      Автор рукописей — личность уникальная. И время, в котором он жил, тоже уникально.
      Так уж судьба распорядилась,что его жизнь и история СССР совпали по времени в истории практически буквально. Лично для меня — эти рукописи по знАчимости — один из лучших учебников истории СССР, из которой сейчас только ленивый мифов не клепает…
      Тут всё правда — в этом Вы абсолютно правы. И это делает рукописи, как мне представляется, очень ценным историческим документом.
      Очень надеюсь, что историки не обойдут стороной это имя — Пётр Васильевич Ступин.
      Оно достойно памяти….

      1. Олександр Денисенко

        Мои предки примерно оттуда же и жили похоже. Так что знаю о чём написано.
        Вы молодцы.

      2. Олег Татков

        Местный
        — 2022-06-26 11:43:13(257)

        Олег Татков
        — 2022-06-26 09:40:02(253)
        ——————————‘
        В Великороссии нельзя сказать «одеть перчатки». Так говорят на Украине, в Новороссии.
        Перчатки, пальто, брюки можно только надеть, а одеть можно, например, ребенка.

        Спасибо за уточнение!
        Я билингва — мама украинка, украинский язык, как и русский — родные.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *