©"Семь искусств"
  апрель 2022 года

 195 total views,  1 views today

Не был на Ильмене, на Чудском…
Всё откладывал — рядом, мол, рядом.
Вот и не получилось, чтобы «на потом».
И теперь лишь скользишь взглядом
По атласу: ах, какие места!

Михаил Окунь

НУЛЕВЫЕ

Иллюстрации Екатерины Дрибинской

Михаил Окунь***

…И торопливое прощание,
И в сумеречной дымке тонкой —
Дома на грани исчезания
Под небом, втянутым воронкой.

Исчезнут лужи, куст сиреневый,
И темнота беззвучно слижет
Ту часть двора, где за поленьями
Щенок поскуливает рыжий.

Вокзалец — маленькое чудище
Под чешуёю в лунном глянце.
…Всё это я припомню в будущем,
Забыв меж двух соседних станций.

2001

***

Пройдешься до станции утром —
Платформа, столбы, провода…
«Любила его почему-то, —
Внезапно припомнишь. — Когда?..»

Увешана буквами сетка.
Ползут поезда каждый час.
От Лигово тянется ветка.
«…И где его носит сейчас?»

А сквозь облака нелегально
Сочащийся реденький свет
Подскажет тебе беспечально:
Меня в этом городе нет.

2002

Екатерина Дрибинская. Без названия. Акварель

Екатерина Дрибинская. Без названия. Акварель

***

По криво-косо забулыженной
Горбатой «плешке» городской
Ты шла под взглядами бесстыжими
С неимоверною тоской, —

Но бойкой с виду и раскованной —
Среди бурлящих пьяных сил.
И в той Гоморре оцинкованной
Один лишь я тебя любил.
         
Мне — пятьдесят. Умом расколотым
Я знаю: поздно умирать.
И ночника фальшивым золотом
Всю ночь припудрена кровать.
         
2002

«ТЕМНЫЕ АЛЛЕИ»

Только сетка ограды, да голые крыши,
Да железный кустарник в начале зимы —
Вот пейзаж для того, кто любви не услышал,
И сидит, заслонясь от тюрьмы и сумы.

Поддаваясь простительной слабости мигу,
Сизой водки «Рахманинофф» стопку налей.
Ты уже в сотый раз дочитал эту книгу,
Ничего не осталось от темных аллей.

2002

Екатерина Дрибинская. Без названия. Акварель

Екатерина Дрибинская. Без названия. Акварель

***

В пиццерии  полутемно.
Вот немцы, радуясь, как дети,
Уписывают заодно
Салаты, пиццу и спагетти.

А я меж тем смотрю в окно
На склоны Альп…
                         Красавчик Джино!
Мне приторно твое вино
И солоны твои сардины.
         
2002

АЛЬПИЙСКАЯ ОСЕНЬ

В долину, где домишки скучены,
А звон однообразно чист,
Сгоняет ветер перекрученный
С холмов окрестных поздний лист.

Летят — овальные и острые,
Поодиночке или стаей.
Всё так: узорная и пестрая,
Да только — нет, не золотая…

2003

Екатерина Дрибинская. Без названия. Акварель

Екатерина Дрибинская. Без названия. Акварель

СОН

Я шел вдоль рыжего бурьяна,
И пылью истекал большак.
И солнце широко и пьяно
Давило с неба так и сяк.

Потом спустился я в долину,
Где остро пахла сныть-трава.
И солнце пялилось мне в спину,
И закружилась голова.

И всё, что помнилось когда-то,
Мелькнуло бездны на краю…
В лучах рассвета и заката
Бледней, увидев жизнь свою!

Лопатки изнутри ломало
И в позвоночной жгло оси.
Но боли было мало, мало,
И крылья — нет, не проросли.

2003

***

Не был на Ильмене, на Чудском…
Всё откладывал — рядом, мол, рядом.
Вот и не получилось, чтобы «на потом».
И теперь лишь скользишь взглядом
По атласу: ах, какие места! —
Павы, Залучье, — вот где был бы в ударе.
Ночные купания, Шелонь, Мста.
На худой конец — поселок Пролетарий…

2003

Екатерина Дрибинская. Без названия. Акварель

Екатерина Дрибинская. Без названия. Акварель

ВТОРОЙ ПЛАН

                Надрывы музыки и слезы
                не выноси на первый план…
               Борис Рыжий

В квартале между свалкой и прудом,
Где у воды храпит навечно пьяный,
Притонами где славен каждый дом,
А поутру выходит из тумана
Шальная Маша — местная краса,
Где пьется всё в любое время года,
А по ночам с похмелья чудеса —
Там я стою средь моего народа.

2003

ШТУТГАРТ

На город небо всею тушею
Легло, и солнце спит в загоне.
Бесплатный харч у кирхи кушают
Немецкие бомжи в законе.

Течет толпа огнеупорная,
Простые чувства, любо-мило!
И бабонька иссиня-черная
Свои услуги предложила.

Но я отшил ее, печальную,
Я шел и шел сквозь этот город,
Держа на каланчу вокзальную,
И холодок бежал за ворот…

2004

***
Идешь-бредешь куда подальше,
И видишь: улица, забор,
И бойко, хоть и не без фальши,
Звучит знакомый перебор.

Мужик лабает на баяне!
(Похоже, вовсе не по пьяни) —
Почти советский анекдот,
Который что-то там потянет
И память сонную встряхнет.

И ужаснешься: сколько жизней
Ушло! — а надо дальше жить…
И на дорожке жирных слизней
Стараешься не раздавить.

2004

Екатерина Дрибинская. Без названия. Акварель

Екатерина Дрибинская. Без названия. Акварель

БАДЕН-БАДЕН

Лестничкой полузаброшенной
Выше, выше повело…
Всё я ждал чего-то большего,
Но оно и не пришло.

Чинно бродим по аллеечкам,      
Розочки кругом цветут.
Ну и как, Иван Сергеевич,
В бронзе быть отлитым — тут?

Надо бы, хотя б для галочки,
Белое попить вино,
Или с Федором Михалычем
Фишки бросить на сукно.

Но, ломая  всю идиллию,
Напряженный взгляд — в упор.
Вам-то, Николай Васильевич,
Вам-то здесь какой задор?

Вот какой! — и не мерещится:
Медных геликонов рев,
Воды кушает помещица,
В баре что-то врет Ноздрев.

2004

***

Ленивая луна над черепичной крышей,
Хронический уют немецких городков.
О Петербурге здесь едва ли кто-то слышал —
Оставь надежду всяк… Но там, средь облаков, —
Висит себе, висит, большая-пребольшая,
И светит в полный рост всем сбившимся с пути.
А ежели она маленько не такая —   
Так ведь и мы не те… Уж ты ее прости!

2004

Екатерина Дрибинская. Без названия. Акварель

Екатерина Дрибинская. Без названия. Акварель

ВЛАДИМИРСКАЯ ПЛОЩАДЬ

Там колокола звонят к заутрене,
В рыбной лавке плавают лещи.
Не ищи сокрытой связи внутренней,
Да и внешней, впрочем, не ищи.

Зримое рядится в настоящее,
Только было всё наоборот.
И Куприн, в запое находящийся,
Тяжело к Пяти углам бредет.

2004

ХОДЯТ ТАНКИ

Ходят танки, ходят танки,
Ходят танки по лугам,
По проселкам, полустанкам,
По занюханным углам.

Ходят танки, танки ходят
По весенним по садам,
По распаханным угодьям,
По серебряным водам.

Ходят танки, ходят танки
По паркетам, мебелям,
По цехам, по коммуналкам,
По трудягам и ворам.

И чем делаешься старше,
Тем яснее для тебя:
Ходят танки, ходят наши,
Все красавцы из себя.

Ходят танки, ходят ромбом,
Ходят наяву, во сне
По бездонным катакомбам
Той судьбы, что дали мне.

2004

***

Снег налип на белый свет,
Город занесен до шпилей.
Мы за что под утро пили? —
Жаль, что водки больше нет.
Мы бы выпили за этот
Белый свет, а не за тот…
Белый-белый, ошизелый,
Где до слез, до беспредела
Мы торчим который год.
Вот оно, родное тело:
На худых окорочках,
В синих блюдечках-очках.

2005

Екатерина Дрибинская. Без названия. Акварель

Екатерина Дрибинская. Без названия. Акварель

***

В том городе семидесятых,
Где нету летнего сезона,
В угрюмых ватниках ребята
Долбают мерзлые газоны.

Стоит веселая эпоха:
На лацканах алмазы блещут,
Рупь двадцать стоит водки «стоха»,
И люди честно рукоплещут.

Но тут — метель, огни разводят,
Скрежещет ковш, во тьму скользя.
И все идут — и все проходят
Там, где протиснуться нельзя.

2005

ПЕТЕРБУРГ

Гнутая решетка сквера,
Переулок Щербаков.
Поднаемная фатера,
Стук веселых каблучков.

Это барышня заходит,
Это век какой-то там.
О погоде речь заводит,
Мажет сладким по губам.

Я родился в этом веке,
Я стоял под фонарем.
Рассуждал о человеке,
Снял квартиру в поднаем.

Водку пил в «Капернауме»,
Стерлядь ел, посуду бил,
И плевал на всех в Госдуме,
И ту барышню любил.

Мыкался в ее передней,
У Пяти углов кружил.
Это я, совсем последний,
До двухтысячных дожил.

И гляжу на город этот,
На провал его лица,
На залив стального цвета —
Без конца…

2005

***

Скользни в полночный сквер,
Сойди в кромешный мрак,
Где люди средь химер —
Никто и звать никак.

Но всё слабее тень,
И ночь белым-бела,
И белая сирень
Мерцает из угла.

2006

Екатерина Дрибинская. Без названия. Акварель

Екатерина Дрибинская. Без названия. Акварель

***

Я с поезда сошел. Домишки — в ряд.
И «Доппелькорн» мне тяжелил карманы.
Европа спит. Не спят лишь оттоманы,
Огни их забегаловок горят.

Обретши новой бодрости заряд,
Под памятником принял два стакана.
И шевельнулась тень от истукана,
И стражи городской прошел отряд.

О, если б мог какой-нибудь снаряд
Сюда влететь!.. Осталось полстакана…
Бреду… Вступают трубы, барабаны,
И ангелы под кепочкой парят!

2007

МЛЕЧНЫЙ ПУТЬ

Без особых затей
Изливается свет —
Выше всех новостей,
Каждодневных примет.

Не пылит звёздный шлях,
Чутко воздух дрожит.
И под ним в штабелях
Наше время лежит.

2008

***

Злачных мест объехавши немало,
Постигаешь алкогольный стих
Пиренейских золотых подвалов,
Мюнхенских готических пивных.

Но душа по-прежнему блуждает
В городе единственном-одном,
И себя портвейном услаждает
Во дворе четвёртом проходном.

2008

ЛЕНИНГРАДУ

Как время ни мычит, ни телится
В  стране напрасного труда,
Как воздух пополам не делится,
Так я повязан навсегда
Железными слепыми узами
С тобой, с ночами без огня.
Твоя мучительная музыка,
Полупокойник, — для меня!

2008

Екатерина Дрибинская. Без названия. Акварель

Екатерина Дрибинская. Без названия. Акварель

***

«…Тыщу талантов пожертвовал на осушенье Помптинских болот,
И приказал отвести близлежащие реки…»
Что там, историк, за век до н.э., что за год?
Где эти в пыль обращенные римляне-греки?

Да и плевать на них! Сам-то в какой непосильной борьбе
Так изнемог?
                Где мой город и промельк тот летний?! —
Через Фонтанку, по Зодчего Росси, спешу я к тебе —
Юный, красивый, семнадцатилетний…

2008

ЭПИЛЕПТИК

Лезет в голову всякий сурьёз — о невнесённой лепте,
О бытии без цели и упорства…
А вспомнишь вдруг, как бился эпилептик
На вокзальной площади Зеленогорска.

Как его выгибало, дрючило, колотило!
Пузыри, пена, об асфальт куда как крепко.
А потом, глядь, отпустило, —
Сел на лавочку, утёрся засаленной кепкой.

И банальное приходит: не так ли и ты? —
Душит, душит, кровь стучит, вибрируют перепонки,
Еще малость — и кайки, кранты!
А глянешь на небо, сядешь в сторонке…

2009

***

Какие сны одолевают! —
Над явью заодно вольны…
Вот в лес вхожу — и попадаю
В разгар Пунической войны.

Там в шлемах, слизнями потёртых,
Опята прут из-под корней,
Их жёлто-серые когорты
Штурмуют Карфагены пней.

Мёртв Ганнибал. И ветер тронул
Вершины буковых завес.
И снится дряхлому Катону
Наш варварский осенний лес.

2009

ПИВНОЙ ЛАРЁК

В кармане перемолотые чипсы,
А в голове похмельные мечты.
И очередь, и блеск железной фиксы,
И с легким матерком: «Последний — ты!»

Тот мир, тяжеловесный, словно глыба,
Но, как ларёк, пошедший на дрова…
Не виноват никто. И всем спасибо
За «жигули»,  за теплые слова.

2009

Екатерина Дрибинская. Без названия. Акварель

Екатерина Дрибинская. Без названия. Акварель

СТРАСБУРГ. АУСТЕРЛИЦКАЯ ПЛОЩАДЬ

Нет, меня не душит жаба,
Не жалею ни о ком.
Привязались два араба
Цвета кофе с молоком.

Не нужны мне ваши джинсы,
Ваши шапки со звездой.
Я хочу, чтоб вы накрылись
Тою самою звездой.

И арабы отвечали,
Изменивши враз лицо:
«Не серчай, большой начальник!
Мы китайцы! Холосо!»

2009

БОЛЬНИЦА

Осознав, наконец, что Он создал
Столь короткой дистанцию — «жить»,
Истощённый болезненный воздух
По утрам напряженно ловить.

Прозревать: нам всучили не нашу
Жизнь… А что от чужой ожидать?
И больничную пресную кашу,
Не размазывая, доедать. 

2009

ШЕСТИДЕСЯТЫЕ ГОДЫ

Белизна двухэтажных сараев,
Воробьиных дворов желтизна.
Он выходит и видит: до края
Дымный воздух слоистый — весна!..

Он к своей равнодушной отчизне
Прикипел коммунальной душой.
И участвуя в маленькой жизни,
Твердо верит в причастность к большой.

2010

***

Лето в разгаре. Летят волоконца.
В водочной склянке осталось на треть.
Не убоявшись полдневного солнца,
Выполз червяк на миру помереть.

Прёт в огороде. Дурманят левкои.
Черная туча над лесом видна.
Даже в субботу не зная покоя,
По телевизору дышит страна.

Благостней этих картинок — едва ли…
Велосипеды. Купанье в прудах.
Что говорили мы, как танцевали…
(Как Ходасевич — «на дачных балах»).

2010

*** 

Планеты окраинный житель,
Когда-нибудь лягу без сил.
И сунет свой нос Искуситель,
Проблеяв: «Страдаешь, дебил?»

Но передо мной — в равной мере
Любимы и прежде, и впредь, —
Проявятся люди и звери,
И мне не дадут умереть.

2010

Print Friendly, PDF & Email
Share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *