© "Семь искусств"
  июль 2021 года

197 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Я стал подобен мулу,
Столь красочно описанному моим великим другом,
Ушедшим от нас Фазилем Искандером,
Смотрю на гуляющих детей
С восторгом и умилением.

Владимир Захаров

ВЕРЛИБРЫ

Владимир ЗахаровРазговор с большим метеоритом

— Я Вас приветствую,
Господин Метеорит!
Вы очень издали прилетели,
Господин Метеорит,
Вы подлинный долгожитель,
Господин Метеорит,
Позвольте вопрос,
Какой Вы расы,
Господин Метеорит?
Вы каменный или железный?
— Тело у меня железное,
А сердце каменное,
Только таким и может быть
Подлинный долгожитель.
Так-то,
Пожилой молодой человек!

Стихи старика

Я стал подобен мулу,
Столь красочно описанному моим великим другом,
Ушедшим от нас Фазилем Искандером,
Смотрю на гуляющих детей
С восторгом и умилением.
4 марта 2021

Снежинка

Сколько стоит снежинка?
Я — физик и лирик,
Человек небогатый,
Но ежели по рублю за штуку,
Не пожалею тысячу.
Хватит украсить
Окна моей квартиры.

Ах, как ты непрактичен, физик и лирик!
Кто же покупает такой товар в розницу?
Вот я, человек состоятельный,
За миллиард
Куплю оптом большой снегопад,
Снежинка  пойдет по копеечке.

Ах, Буратино богатенький,
Ты, я вижу, тоже лирик,
Но  не физик ты , не читал Архимеда
“Псаммит, или исчисление песчинок”,
А то знал бы, что за миллиард
Хороший снегопад не купишь,
Твой снегопад
Пол-Москвы еле-еле покроет
И то,
Тоненьким-тоненьким слоем.

Дерево

Я — дерево,
Дендрологи определят — какое.
Когда Иисус Христос
Босоногим ребенком
Бегал по улицам Галилеи,
В играх с копьем
Изображал римского легионера,
Я была небольшим росточком,
Здесь, неподалеку, в лесах Ливана.
Потом я стало его крестом.

А теперь я бессмертно,
Мои кусочки
Лежат под стеклом
В тысяче храмов мира.
5 апреля 2021

Коньяк и айва

Пью коньяк,
Закусываю айвой,
Отлично друг другу подходят.
С юга!
Армения, Азербайджан,
Хорошо бы война там
Поскорее закончилась!
7 марта 2021

Блаженство  глаз

Мише Захарову

Блаженство умных глаз  дается нам
Почти с рождения — две всего недели,
И чудо — вдруг разумные глаза!
Что озирают мир и всю округу
Все впитывают, будто понимают
Что происходит здесь, и там, и тут.

Поймут потом.

Пока же же утверждаю,
Что лучшее, что нам Господь вручил,
С несовершенством нашим очевидным,
Так это умные глаза младенцев.
8 апреля  2021

Вот новый верлибр:

Сны бывших 

Брошенной жене,
на языке изысканных филологов
«Брошке»,
снится муж,
ставший знаменитым художником,
рассказывает сны подругам,
ее утешают,
мужа поругивают,
но не особенно.
Все-таки,
знаменитый художник,
вдруг обратит внимание.

Аристократу,
ставшему шофером такси в Париже,
снился бал,
что он мечтал устроить
в своей славной усадьбе.
Он рассказывал сон друзьям,
но никогда клиентам,
нельзя терять собственного достоинства.

Раскулаченному
Снилось его стадо
ухоженных симментальских коров,
но он никому
не рассказывал своих снов.

Сошлют еще дальше,
куда и Макар телят не гонял.
15 апреля 2021

   Совы

    Начинает меня юнош мой любить
      Любовь Столица


На соседней сосне сова,
красавица,
со своим юношей переговаривается,
Уу, Уу…
Хоть и совиный язык,
а все понятно.

Наступило всеобщее потепление,
в лесу остро стал квартирный вопрос,
молодая сова
улетела неизвестно куда,
а ее юноша тот
стал унылым совиным старцем
Ухает, ухает…
Никто ему не отвечает.

Мартовский сонет

Какие подлые сегодня облака!
То дождь, то снег роняют вперемежку,
И гололеды не жалеют старика,
Что совершает ежедневную пробежку.

Пробежку — это так, для рифмы, Бог простит.
Прогулку с палкою, коль говорить точнее,
По скользкой слякоти, залившей все аллеи,
Старик гуляет, свой лелея простатит.
И небу горнему возносит он хвалу,
А если хочется кому сказать хулу,
Так самому себе за глупости былого.
Вот солнце выглянет, и синь явится снова,

Вот солнце выглянет, растопит этот лед,
Ещё весна для старика придет.
21 марта 2021

Редкие земли

Вблизи неодима и празеодима
Зелена купина, вечно неопалима,
Цезарь, покинув лютеций,
Направил легионы к тулию,
Октавиан заточил на острове
Распутную дочь Юлию,
Туле, увы, далеко,
И  Лютеция стала Парижем,
Что ни говори,
Но самарий нам ближе.
Дорог и европий нам,
Но там мигранты и геи,
Хорошо бы пожить в эпоху
До распада на континенты Пангеи.

В День Благодарения

Слава Ахиллесу и его черепахе,
Слава Евтушенке и  расписной рубахе,
Слава Среднерусской просторной равнине,
Слава наемника недельной щетине.
Слава древнеирландской королеве Мэд,
Слава Солнцу, исправно обеспечивающему рассвет,
Слава  кораблю, лавирующему среди льдин,
Слава туалету, где поэт только и может побыть один.
Слава математику Остроградскому, консерватору упорному,
Слава Чубайсу, реформатору плодотворному,
Слава прокурору, что  всех сажает в тюрьму.
А позор кому?
Да, никому, никому…
28 ноября 2019 г.

Глаза лесов

У зеленых лесов голубые глаза,
Подступает весенняя первогроза,
И тогда, для поддержки заснувших корней,
Начинается праздник проснувшихся дней.

Просыпаются дни и встают как бойцы.
Приникают к бойницам они, молодцы,
Виноградная тоже проснулась лоза,
У зеленых лесов голубые глаза.

Весна в Москве

Пока воры из банды питерской
Свершают хитрые дела,
Волшебно пахнет из кондитерской,
И, вообще, Москва мила.
Март 2020

Джек

Читаю  Сашке маленькому:
Вот дом, который построил Джек…
Слушает завороженно,
Но вдруг спрашивает:
Кто такой Джек?
Ну как, кто…
Человек, плотник…

Нет рядом ни мамы, ни бабушки,
Сашка протестует громко,,
Читаю заученно,
Как священник обедню:
Вот дом, который построил Джек…
Опять вопросы, он упорный очень:
Кто такой Джек?
Как он одет?
Рисую Джека ему, как умею.
Не верит.
Только тут я понимаю, что Сашка прав,,
Никакой Джек не человек, конечно,
Это существо особого рода,
Осьминог огромный,
Многорук, многоног.
Живет на небе,
Свешивает оттуда щупальцы,
В одном пила, в другом топор,
И строит, и строит,
И строит, и строит,
И строит и строит дома.
!2.! 2019

Поэты

Вот разлились поэты-реки
Вольготно по Земле людей,
В них умываются калеки
И кувыркается злодей.

Поэты-горы ледяные
Победно смотрят в небеса,
К ним тянут ветки молодые
Разбойно-хвойные леса.

Поэт-комета на просторе
Летит, до нас ей дела нет,
А здесь ревет и стонет море,
И душегубец и поэт.

ИЗ СТАРЫХ ТЕТРАДЕЙ

Без названия

По щеке моей рукою проведи
Приведи меня в порядок, приведи,
Я хочу, чтоб наступила тишина
Потому что я устал, а ты юна.

А пока что воет ветер за стеной
Что не выживет наш маленькой, больной.
Говорит, что что ты звезда и я звезда,
Но как слиться этим звездам навсегда

Геенна

За городом, жадна и неизменна,
Бесстыдная раскинулась геенна,

Неугасимый огнь в геенне едкой
Тобой закусит, как дитя конфеткой,

А я ношу тысячекратну ношу,
И никогда ее уже не сброшу,

И это на меня глядит с укором
Увечный сфинкс в пустыне за Луксором.

Неутолимый червь гулял на воле,
И лай собачий был с ним в верной доле.

Гроза

Сначала почти ничего не случилось,
Лишь небо смутилось, и даль замутилась,
И ветер, поднявшись, был сдержан сперва,
Но уж понуждал шелестеть дерева.
И вдруг раскололись небесные своды,
И молнии встали, и вспыхнули воды,
И дождь зарыдал торопливо о том,
Чье имя все силился вымолвить гром.
И стало понятно, что там хоронили,
О ком-то скорбели, кому-то грозили,
Слонами трубили небес посреди,
И все это в нашей свершалось груди.
В огромной, пустой, между ребер и пятен,
Где свет воскресает на миг, необъятен,
Где льется поток, торопясь, в погреба,
Не в них ли богов опускают гроба?
И как нам смириться, что мы не узнаем,
Кого неосознанно мы провожаем,
Когда мы в грозу убегаем под кров,
Кого там хоронят из сонма богов?

Кто нем как рыба

Кто нем как рыба, лучше знает тот,
Какое счастье, вдруг обретши голос,
Поднять его до радужных высот,
Чтобы, немедля, небо раскололось,
И хлынул дождь, пузырчатых красот
Исполненный, легко стекая в полость,
Упорством карстовых промытой вод.
Чтоб хлынул дождь, и каждую листву,
Иссохшую поил, вина точнее,
О, если б он отраву смыл, молву,
Бессмысленную ,что греха тучнее,
Всю эту ложь, что вырастает как
Землею всею вскормленный сорняк.
Чтоб стала и земля себе вернее,
И, словно масло, под босой ногой,
Прохладная, меж пальцев продавилась,
Кто нем как рыба, просит эту милость
Жаднее всякой, щедрой и благой.

Расставание ранней весной

Металлический отсвет весны,
Алюминий блестит за домами,
Поклевав на полях тишины,
Воробей запорхал перед нами,
И чешуйками в отблесках дня
Ощетинилась снега броня.
Как нежна она! Свист, а не хруст,
Робкий шелест ее осыпанья,
Этот звук и волнующ и пуст,
Так беспомощно лишнее знанье,
Столь доступное мне и тебе,
Об иной, совершенной, судьбе.
Летом здесь будет зной и грибы,
А пока, под последний скрип санок,
Ясно слышно как поезд судьбы
Свистом чествует наш полустанок,
Пролетая на полных парах.
Страх? Но стыд будет горше, чем прах.
Он нагонит меня и найдет
Ночью, в обществе лампы желточной,
Впереди еще полный расчет
С каждым жестом и речью неточной,
Будет думать, что делать, рука,
А пока, а пока, а пока…
Воспарив на неверных крылах,
Разговор обрывается круто,
А на красных весенних полях,
Где с минуты уже на минуту
Разобьется души высота,
Из дюраля уж грусть разлита.
Так и знай, это смотрит на нас
Состраданья вселенское море,
Это трудный, слезящийся взгляд
Существа, разделившего горе.
Резкий отсвет с полей ледяной,
Пощаженных до завтра весной.

Дни старости

Я перемолот в мельнице страстей,
Любовь, любовь, любовь, греха святыня,
Но то, что человек — мешок костей,
Есть истина, бесспорная и ныне,
Поэтому, сегодня дни мои
Насыщены, спрессованы до боли,
О как я вас ценю, драгие дни,
Останьтеся со мной как можно доле.
Как быть прекрасно жителем Земли,
О, Господи, продли мне их, продли!

Искусство ковки и литья

От металла, прокованного
Умной, умелой рукой,
В мир идет мир и покой,
Вокруг искусно отлитого чугуна
Распускается тишина.
И мысль, что лучшие будут еще времена,
Кувшинки желтые, колокольчики синие над рекой,
Словно в лодке,
Плывешь по минуте такой.

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math