© "Семь искусств"
  апрель 2021 года

448 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Она читала «Шуточку» Чехова, глядя на мужа, и он беззвучно повторял за ней каждое слово, только вместо «Наденька, я люблю Вас» шептал «Оленька, я люблю тебя» и она читала это по губам, и горло сжималась и она делала паузу, как бы давая зрителям почувствовать всю поэтичность рассказа.

Борис Рушайло

ИСТОРИЯ ЛЮБВИ ЧЕХОВА И КНИППЕР

 (окончание. Начало в № 11/2020 )

Часть 5

Альтернативный Чехов

Согласно Б.Расселу «аксиома имеет перед теоремой то же преимущество, что и воровство перед честным трудом» — применительно к литературе таким же преимуществом обладает альтернативная биография или история перед реальной.

Правда тут надо соблюдать меру — нельзя назначить Чехова автором «Анны Карениной» (в одном из писем Суворину Чехов напишет «Чтобы нажить капиталы, как Вы пишете, и вынырнуть из пучины грошовых забот и мелких страхов, для меня остался только один способ безнравственный. Жениться на богатой или выдать «Анну Каренину» за свое произведение. А так как это невозможно, то я махнул на свои дела рукой и предоставил им течь, как им угодно»).

Однако в жизни Чехова и Книппер было несколько развилок, когда выбор мог круто изменить их жизнь на другую — не значит лучше или хуже — просто изменить реальную на альтернативную — таковы две первые истории, сочиненные мной, а третья, про дочь Чехова, представляет собой расследование истории, выдаваемой за подлинную многолетним директором мелиховского дома-музея Ю.Бычковым.

Как Чехов в церковь чуть не опоздал

«Пора было ехать в церковь, но рубашка оказалась измята…»
Толстой. Анна Каренина

Когда коридорный помчался в магазин за новой рубашкой, Чехов сел в кресло у окна и задумался.

На подоконнике валялся кем-то забытый томик пьес Гоголя.

Чехов взял его и он сам раскрылся на «Женитьбе».

Чехов усмехнулся совпадению: вспомнилась гимназическая шутка о том что «Онегин кончается женитьбой Пушкина» — а ведь мог бы не жениться и остаток жизни просвистеть скворцом, заесть ореховым пирогом …

Вот и сестра пишет «Если тебя любят, то тебя не бросят, и жертвы тут никакой нет, эгоизма с твоей стороны тоже нет ни малейшего. Как это тебе могло прийти в голову? Какой эгоизм? Окрутиться же всегда успеешь. Так и передай твоей Книпшиц. Прежде всего нужно думать о том, чтобы ты был здоров. Ты, ради бога, не думай, что мною руководит эгоизм.»

«Окрутиться успеешь» — звучит заманчиво, да с кем?

Ему уже сорок, и свобода, что раньше так манила, стала постылой, как Онегину.

… Когда-то, после ссоры, он гордо вписал в альбом своей невесты переиначенные стихи Ронсара:

Старухой после медленного дня,
Над пряжей, позабывши о работе,
Вы нараспев стихи мои прочтете;
«Антон в дни юности любил меня».

Его бывшая невеста давно замужем, приятельствует с ним и с сестрой, у Пановой растет дочь, у Марковой — две, все они вполне довольны жизнью и давно забыли «дни юности», как и прочие его симпатии — Мизинова вышла за Санина, Яворская стала Борятинской…

Даже юная Васильева, так трогательно звавшая к себе в Швейцарию «на полный пансион», теперь замужняя дама …

… Он в который уже раз мысленно перечислил все, что они обсуждали при каждой встрече — она молода, актриса и — а он болен и небогат!

Имеет ли он право обречь ее на роль сиделки?

А что если как Подколесин, в окно и в Ялту?

Он подошел к столу, торопливо написал несколько строк — теперь расплатиться, на вокзал и в Ялту …

— Сударь, — почтительно разбудил его коридорный, — рубаха куплена!

Чехов еще раз бросил взгляд на строчку «Выпрыгивает в окно», сменил рубаху и помчался в церковь.

… Ночью коридорному приснилось, что прибирая номер, он нашел в корзине смятый листок.

«Друг мой, судьба моя уж решена — еду в церковь» с трудом разобрал он первую строчку.

Если бы он знал цену этой смятой бумажки лет через сто! — но ему не было дано знать ЭТО, и бесценная записка разделила судьбу рукописей, которые горят.

Как Чехов с Книппер жили плантаторами

В вагоне поезда, везущем ее в Москву, О.Л. по привычке села писать письмо

«Я представляла себе, как бы мы с тобой жили зиму в Ялте, искала и находила себе занятия. Это так верно и будет в будущем году»,— написала она и вдруг вспомнила, как недавно он в шутку написал, что как бы хорошо жить в Ялте вместе — она достала из сумочки письмо и улыбнулась — да-да, именно так она и запомнила: «мы будем жить как плантаторы».

* * *

В Харькове Ольга дала телеграмму Немировичу и на следующий день вернулась в Ялту.

Все произошло как он и напророчил — они «жили как плантаторы», он бросил писать, а она сначала — как в молодости — давала уроки музыки, но заботы о муже и саде постепенно заставили ее отказаться от них.

Словно в насмешку над собой прежним, А.П. посадил крыжовник, а еще они ловили бычков и часто тут же на берегу варили уху.

Домой возвращались затемно — А.П. нес закопченный котелок с остатками ухи и банку с червями, а О.Л. удочки. Сначала она шла по теплой гальке босиком, но перед откосом отдавала мужу удочки и обувалась. Придя, пили чай, потом поливали цветы, на ночь она ставила ему шпанские мушки и они засыпали.

Первое время их посещали знакомые писатели, но А.П. упорно не желал говорить ни о чем, кроме своих посадок, и их оставили в покое.

Иногда приезжали неудачники-братья с женами, и А.П. по привычке начинал учить их — те возражали, но маман всегда вставала на его сторону «Слушайте Антона, он один знает что хорошо, что дурно» и братья уезжали по-английски, не прощаясь, и снова наступала тишина.

Детей у них не было и, может быть, потому земля родила буйно, съедать не успевали; Ольга варила, солила, мариновала, а излишки они продавали и вечерами за столом по очереди писали счета и подсчитывали доход …

На годовщину свадьбы А.П. подарил жене бриллианты и по вечерам их блеск затмевал алмазы небесных звезд и они радостно соглашались, что алмазы на шее куда приятней неба в алмазах …

Их репутация в Ялте постепенно менялась: их уже считали преуспевающими землевладельцами и вместо писателей и актеров в дом зачастили негоцианты.

— Сегодня приходил грек и просил 600 р. под проценты. Хорошая у меня репутация?, — спрашивал он О.Л., выпроводив очередного посетителя, и она счастливо улыбалась — жизнь удалась!

В Ялту они выезжали только на благотворительные концерты, в которых участие Книппер обеспечивало полные сборы.

Она читала «Шуточку» Чехова, глядя на мужа, и он беззвучно повторял за ней каждое слово, только вместо «Наденька, я люблю Вас» шептал «Оленька, я люблю тебя» и она читала это по губам, и горло сжималась и она делала паузу, как бы давая зрителям почувствовать всю поэтичность рассказа.

Зал взрывался аплодисментами, Чехов выходил кланяться и под крики «Бис!» тихонько просил жену «Оля, изобрази!» — и она читала еще и еще …

За ужином их сажали на почетное место; случалось кто-нибудь спрашивал у Чехова «Над чем он работает?» и Чехов с улыбкой отвечал, что у них имеются средства и писать нет необходимости.

Они уже подумывали прикупить еще участок под посадки и А.П. ездил по объявлениям и смотрел предложения; иногда продавали вместе с домом и тогда он осматривал все комнаты, тыча тростью в двери: «Это кабинет? Это спальня? А тут что?».

…Первую в это лето тарелку крыжовника О.Л. принесла ему в то самое последнее летнее утро — он раскусил еще неспелую кислую ягоду и уже приготовился пошутить на тему того, что ему напоследок послала судьба, но тут появился доктор с шампанским, и он положил ягоду обратно на тарелку …

После смерти мужа единственной ее отрадой и страстью стал крыжовник, посаженный А.П.

Он буйно разросся и для сбора урожая поклонники Чехова приезжали со всей страны.

О.Л. водила их по дому, показывала его кабинет и вещи и рассказывала, какой успех она имела, когда бросила ради него сцену.

И они слушали и не верили.

И она сама уже не верила.

* * *

Ольга открыла глаза. Толстая попутчица по купе участливо спросила «Страшный сон? Вы так вскрикивали», — Ольга покивала и вышла в коридор.

— А интересно, — подумала она, — Андреева бы вернулась в театр на мои роли или осталась бы с Горьким?

Как у Чехова нашлась дочь

История эта началась в 1979 г., когда в мелиховский музей пришло письмо от Алисы Максимовны Шебалиной, вдовы композитора Ю.Шебалина, в котором она утверждала, что у Чехова была дочь Таня Корш, о чем ей (Шебалиной) рассказала ее мать, дружившая в начале 20-го века с матерью Тани Ниной Корш:

«… Ее мать [ т.е. Нина Корш-БР] дружила с моей матерью и посвятила ее в свой роман с Чеховым <…> Мы с Таней [Корш] — одногодки (1901 г.р.) и дружили лет с 6-ти», — пишет Шебалина, — «Расстались мы с ней году в 1914, а может быть и несколько раньше […] Я знаю, что перед самой революцией Федор Корш [владелец театра в Москве, дед Тани и отец Нины — БР], был на Кавказе, там тяжело заболел и вызвал дочь. Нина Федоровна поехала к нему с Таней, ухаживала за отцом, но он умер, а вернуться в Москву Н. Ф. с дочкой уже не смогли.

Революция отрезала их. Каким-то пароходом, они добрались до Балкан, жили в Сербии, из Белграда Н. Ф. писала моей матери. Позже она сообщила, что Таня вышла замуж, кажется, у нее был ребенок. Точно не помню, т.к. сама я с Таней не переписывалась, и как будто они собирались в Париж. На этом мои сведения обрываются, по-моему, и мама потеряла их след, так что мы оставались в Москве, а Нина Федоровна с Таней жила заграницей».

Далее следуют бытовые подробности и слова о том, что Алиса Максимовна была в 20-х годах знакома с Книппер, но та, видимо, ничего об этой истории [о ребенке -БР] не знала.

К письму была приложена фотография примерно 1907 года, на которой сняты две девочки лет семи с припиской «Посылаемые фотографии — любительские, и, к сожалению, лица на них мелкие. Но, если Вы посмотрите в лупу, увидите большое сходство Тани с отцом. И вся ее фигурка — тонкая, напоминает его.«

Фото Т.Корш и А.Шебалиной из кн. Ю.Бычкова

Фото Т.Корш и А.Шебалиной из кн. Ю.Бычкова

Письмо легло в архив музея «Мелихово», где и пролежало почти четверть века, пока директор музея Ю.Бычков не опубликовал его в своей книге «Просто Чехов» и не использовал в пьесе.

Бычков:

«Нашлись материалы, которые указывают на то, что у Чехова была дочь — достаточно сенсационное открытие. О том, что именно он — отец ее дочери Татьяны, свидетельствовала сама Нина Фёдоровна Корш, с отцом которой, известным антрепренером Фёдором Адамовичем Коршем, Антон Павлович дружил. В моей книге «Просто Чехов» опубликован снимок Татьяны Корш [присланный Шебалиной-БР] — вы знаете, удивительно похожа на Чехова!»

А.Шебалина, посылая фото, предупредила, что смотреть надо в лупу, ну а главное сходство в том, что семилетняя девочка тоненькая как Чехов!

Разобраться в этой истории невозможно — Шебалина умерла в 2002 и за двадцать с лишним лет после получения письма никто не удосужился ее расспросить, а в ее архиве, хранящимся в РГАЛИ, ничего про Чехова нет!

Почему в этой истории не попытались разобраться по горячим следам понятно — в год получения письма даже намек на внебрачного ребенка у нашего классика грозил серьезными неприятностями, но что мешало встретиться с Шебалиной после?

Об этой истории слышал и Рейфилд, о чем поведал в своей книге «Жизнь Антона Чехова»:

«В 1899 году Нина забеременела — неизвестно, кто был отец ребенка. В 1950-е годы ее дочь призналась исследователю Ю.К.Авдееву, что считает Чехова своим отцом, но мне не удалось обнаружить никаких письменных тому свидетельств, а всегда спокойный тон Чехова при упоминании Нины и ее дочери ставит под большой вопрос это заявление.»

Фраза про «дочь призналась» явно ошибочна, а в остальном все верно — никаких следов!

В единственной биографии Шебалиной «Мы были музыкой во льду…», написанной Т.Славской, ни словом не упомянуто семейство Корш, хотя и говорится об удивительной памяти Шебалиной, что особенно заметно по ее письму в музей «Мелихово», согласно которому Ф.Корш умер на Кавказе в 1917, хотя в действительности благополучно дожил в Подмосковье до 1923-го.

А еще Т.Славская поведала, как много лет Шебалина «писала книгу воспоминаний «Беседы с памятью» в несколько сот страниц» — и снова никаких следов, кроме того, что книга с таким названием написана Муромцевой-Буниной!

Даже самое письмо загадочно, ибо адресовано «Юрию Николаевичу», между тем как директорствовавший в 1994-2004гг Бычков был «Юрий Александрович», а тогдашний директор Мелихово Авдеев — «Юрием Константиновичем»!

Фантомная история!

Письмо пролежало в архиве до смерти Шебалиной, а затем Ю.Бычков заявил об этой истории: «я глубже всех вник в нее», вставил ее в книгу и рассказывал об отцовстве Чехова в многочисленных интервью как о несомненном факте!

И это при том, что Ю.Бычков много лет работал в издательстве «Молодая гвардия» и обычно птенцы, вылетевшие из гнезда «Молодой гвардии», яростно защищали моральные устои и почвенность — к примеру в написанной тем же Бычковым биографии С.Коненкова нет даже намека на многолетнюю связь жены Коненкова с А.Эйнштейном по заданию советской разведки, а вот с Чеховым словно прорвало!

Это была не первая «сенсационная» книга Ю.Бычкова о Чехове — ранее, по словам Дж.Стросса, корр. англ. Гардиан в Москве «Бычков выпустил книгу об интимной жизни Чехова на основе неизвестных любовных писем Чехова и назвал ее «Тайны любви, или «Кукуруза души моей». Из его книги следует, что Чехов был настоящим донжуаном, чей приезд в город, как правило, начинался с посещения церкви, а заканчивался в местном борделе.»

Разразился скандал и Бычков был — нет, не уволен с волчьим билетом, а только перемещен на должность зам. директора «Мелихово», которую и занимал до смерти, отстаивая свою правоту в многочисленных интервью.

… Книга Бычкова «Просто Чехов» распадается на две половины — в первой вполне пристойно ведется рассказ о писателе и приведены многочисленные фотографии, а вот вторая, с пьесами, чистейшая эротическая фантазия пожилого человека.

При этом за время директорства Бычков сделал много хорошего — в частности, организовал выпуск альманаха «Мелихово» и ежегодный чеховский фестиваль, для которого регулярно писал сценические композиции, в которых «говорящие головы» произносят фразы либо из чеховских пьес и писем, либо написанные Бычковым монологи.

Например, такой:

«Лидия Авилова и Чехов… Долговременные, пятнадцатилетние отношения. Переписка, редкие встречи, постоянная память друг о друге. Им не быть вместе — так встряла в их жизнь судьба. Их диалог сквозь время и расстояния — магнетическое тяготение двух душ, зов горячих сердец в словах и поступках…»

«Отношения» — в современном русском языке — подразумевает «любовники», а еще «встряла», а еще «магнетическое тяготение двух душ, зов горячих сердец» может это пародия? — ничуть, вот как — по Бычкову — изьясняется сам писатель:

Чехов:

… Влюбился в актрису Лилю Маркову. Роман наш развивался в общем не худо. Лиля нечаянно, а может неспроста подарила мне свою невинность. По простоте душевной я представил ее родне невестой. Клялась, что любит. Но девичьи чувства и девичья хитрость, пожалуй, одно и то же. Прав Пушкин: «Сменит не раз младая дева мечтами легкие мечты». Их чувства и их мечты, увы, непостоянны. Лиля вдруг заспешила к тетке в Звенигород. И открылся секрет: за невестой из Харькова приехал суженый. Да, да! Меня прокатили на вороных. (Пауза.) Вместо того чтобы вломиться в амбицию, я послал вслед свадебному поезду приветственную телеграмму: «Аплодирую, уважаемая Елизавета Константиновна! Ваша свадьба — лучший спектакль, в каком вы когда-либо играли!». Что оставалось делать? Локти кусать? Такой розан уплыл в Харьков! Конфузия…»

В действительности Маркова просила Чехова быть шафером на свадьбе, так что ее замужество никак не могло быть неожиданным; правда Чехов приехать не смог, но вместо себя прислал письмо с поздравлением:

«Жалею, что судьба не позволила мне быть у Вас шафером. Моим шаферством завершились бы и запечатлелись бы навеки нерушимо наши добрые и (если позволите) приятельские отношения.»

… Через несколько лет Чехов соберется на Сахалин и художник Сахаров, муж Лили, захочет поехать вместе с ним — Рейфилд полагает, что Чехов не захотел поехать с мужем бывшей любовницы — странно, через год Сахаров с женой гостит у Линтваревых и рисует хозяйку с сестрой Чехова, поэтому куда вероятней другая версия, изложенная в письме к Суворину:

«отказать этому милому, но нудному человеку нет сил, а ехать вместе сплошная тоска […] Будьте благодетелем, скажите Сахарову, что я пьяница, мошенник, нигилист, буян, и что со мной ехать нельзя, и что поездка его в моем обществе испортит ему кровь и больше ничего».

Как ни странно, но похожий на бычковский «монолог» можно найти в письме Чехова к Суворину от 26.04.1893 г., правда относится он не к Чехову, а к его брату и рассказан совсем в другом тоне и с другой лексикой:

«… Миша влюбился в маленькую графиню [Мамуну-БР], завел с ней жениховские амуры и перед Пасхой официально был признан женихом. Любовь лютая, мечты широкие… На Пасху графиня пишет, что она уезжает в Кострому к тетке. До последних дней писем от нее не было. Томящийся Миша, прослышав, что она в Москве, едет к ней и о чудеса! видит, что на окнах и воротах виснет народ. Что такое? Оказывается, что в доме свадьба, графиня выходит за какого-то золотопромышленника. Каково? Миша возвращается в отчаянии и тычет мне под нос нежные, полные любви письма графини, прося, чтобы я разрешил сию психологическую задачу. Сам чёрт ее решит! Баба не успеет износить башмаков, как пять раз солжет. Впрочем, это, кажется, еще Шекспир сказал.»

Широк, широк Бычков!

Какая разница, с кем было, тем более что тетка Марковой действительно жила в Звенигороде и Чехов к ней заезжал, о чем он сам упоминает в письме к Марковой! — было же, и потому в уста Чехова вкладывается монолог, которым мог бы изъясняться телеграфист Ять или лакей Яша из «Вишневого сада», целующий Дуняшу со словами «Розан!», но можно ли такие пошлости приписать Чехову?

Нет, потому что Чехов — не его персонажи, а он сам — ни разу ни в одном письме не употребил «не худо», «розан» или » конфузия», а «невинность» у него не сама по себе, а цитата из Салтыкова-Щедрина «невинность соблюсти и капитал приобрести» и вообще он никогда не обсуждал своих женщин — разве что несколько реплик не называя имен — и все.

Словарь и лексика создают психологию и их выдумывание полностью меняет героя — вместо сдержанного и ироничного Чехова появляется пошляк, рассказывающий о женщине, подарившей невинность.

… В конце пьесы появится и юная Нина Корш :

ЧЕХОВ: [Произносит монолог, удивительно похожий на слова Чехова, сохраненные Каратыгиной, о том, что художник должен быть свободным — по Бычкову, раз сказал Каратыгиной в 1889, то может повторить и Нине Корш десятилетием позже!— БР]

НИНА.(Подходит к нему, садится на колени, обнимает.) Милый… Летела в Ялту, как на крыльях [подбодрить в связи с постановкой Чайки в МХТ! — БР].

«Подбодрить» — так у Бычкова, да только приехала она в январе 1899, когда «Чайка» прошла с аншлагом в МХТ десять раз (Ф. А. Корш писал Чехову 17 января 1899 г.: «Сегодня едет на отдых в Ялту моя дочь Нина, которая видела «Чайку», пришла в восторг и может дать тебе подробный отчет, если ты найдешь досуг навестить ее «).

А затем, через положенный срок, Нина признается отцу в беременности:

КОРШ. Слава богу, твой отец тебя понимает и радуется ребенку, грядущему в семью нашу.

НИНА. Антон не будет знать. Никогда не узнает он, что у него есть ребенок… Нина горько плачет.

КОРШ. Кто бы ни родился — дочь или сын — я при крещении объявляю себя отцом ребенка, даю ему свое отечество и фамилию. […] Милый Антоша, я позабочусь как следует о твоем потомстве. И об этом никто, ни одна душа знать не будет. Тайна сия велика есть. Натюрлих, голуба Антон Павлович.

Что правда то правда, Корш всех называл «голуба» и потому имел прозвище «голуба Корш», да только «милым Антошей» Чехов для него не был — письма Чехову к Коршу неизвестны и отношения у них были сугубо деловые: Корш был владелец театра и делец, а Чехов один из его авторов.

Кстати, ялтинские письма Чехова к Нине Корш касаются только пожертвований для больных, а после его смерти Книппер как-то упомянет в письме к сестре писателя «была Нина Корш с дочкой»— и все.

Ну, а в конце пьесы, как водится, юная Алиса (будущая Шебалина) случайно узнает секрет отцовства, спрятавшись за пальмой, пока мамы секретничают, и делится с Таней, которая, оказывается, его знала!

* * *

В одном из писем Чехов так отозвался об одной пьесе своего приятеля:

«Пьеса написана небрежно, турнюр и фальшивые зубы прицеплены к скучной морали; натянуто, грубовато и пахнет проституцией. В пьесе нет женственности, нет легкомыслия, нет ни жены, ни мужа, ни Павловска, ни музыки, ни соли, ни воздуха; я видел на сцене сарай и мещан, которых автор уличает и казнит за то, над чем следует только смеяться, и смеяться не иначе, как по-французски.»

Казалось бы, что пьесу Ю.Бычкова невозможно читать или ставить ни на каком языке, однако пьесу исполняли провинциальные актеры в Мелихово и поставили в Японии в театре «Субару», о котором мне не удалось найти никаких следов — т.е. поисковик выдает ссылку на книгу Ю.Бычкова — и все!

А еще в книге Бычкова приведены фотографии и в глубинах сети промелькнула странная заметка о пребывании Бычкова в Японии, где он рассказал о посещении Чеховым в Благовещенске японских гейш (читай проституток), на что японский собеседник назвал гейш «национальным товаром».

* * *

Итак, в полку детей лейтенанта Шмидта и внуков Толстого пополнение!

И вот что поразительно — доказательств, кроме письма 80-ти летней Шебалиной о событиях 70-ти летней давности «что мама дружила с Ниной Корш и та ей рассказала» никаких, от Нины Корш и от ее дочери никаких следов — правда недавно в Интернете в очередной статье о Нине Корш представлены фотографии Чехова и молодой красивой женщины с грустными глазами, да только вот проверка показала, что это не Нина Корш, а Павла Вулф, приятельница Фаины Раневской …

Следов нет, но есть книга, есть пьеса, есть интервью, есть статьи и фотографии в сети и что прикажите с этим делать?

Разве что настаивать на генетической экспертизе — только кого с кем?

ОСНОВНЫЕ ИСТОЧНИКИ

  1. БИОГРАФИИ

И.Сухих «Чехов в жизни: сюжеты для небольшого романа» (2010г)

Анри Труайя «Антон Чехов» (фр. 1984, рус. пер.2007)

Д.Рейфилд «Жизнь Антона Чехова» (англ-1997г, рус.пер. 2005).

А. Кузичева «Чехов. Жизнь отдельного человека» (2010)

Ю.Бычков «Просто Чехов» (2004)

А.Минкин «Нежная душа» (2004)

В.Фейдер «Литературный быт и творчество русских писателей. Чехов А.П.» (1928)

П.Фокин «Чехов без глянца» (2009)

  1. ПЕРЕПИСКА И ПРОЧЕЕ

Чехов А. П. Полное собрание сочинений и писем. Т. 1-30. М., 1974-1983. (ПССП)

Переписка Чехова в 3-х т. под ред. М.Громова. 2-е изд., испр. и доп. М., 1996.

Переписка А. П. Чехова и О. Л. Книппер. Т. 12/Сост. и коммент. 3.П.Удальцовой. М. Издательский дом «Искусство», 2004.

Переписка О. Л. Книппер и М. П. Чеховой. Т. 1-2/ Сост. и коммент. 3.П.Удальцовой «Новое литературное обозрение», М., 2016

Чехов. Литературное наследство. Т. 68. М., 1960.

А. П. Чехов в воспоминаниях современников. / Сост., подгот. текста и коммент. Н.И. Гитович. М., 1986.

Г. Бродская. Алексеев-Станиславский, Чехов и другие. Вишневосадская эпопея т.2. М., Аграф, 2000

КНИППЕР-ЧЕХОВА ОЛЬГА ЛЕОНАРДОВНА (1868 — 1959)

  1. СЕТЕВЫЕ ПУБЛИКАЦИИ

Почти весь свод «основных документов по Чехову», включая его произведения, письма и переписку, а также воспоминания о нем, книги и статьи можно найти в сети на http://chehov-lit.ru/, http://az.lib.ru/c/chehow_a_p/, http://feb-web.ru/feb/chekhov/default.asp.

Дополнительные материалы доступны в изданиях чеховской комиссии АН «Чеховский вестник«, мелиховского и ялтинского домов-музеев А.П.Чехова: в «Мелеховских альманахах» 1998-2008 гг. и на странице многолетнего директора ялтинского дома-музея Г.Шалюгина.

Share

Борис Рушайло: История любви Чехова и Книппер: 1 комментарий

  1. Абрам Торпусман

    Убедительно! Да будет память о жизни замечательных людей свободна от гнусных вымыслов! Спасибо автору и редакции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math