© "Семь искусств"
  март 2021 года

171 просмотров всего, 3 просмотров сегодня

Реальное построение фразы Говорящим начинается не с ее семантического представления: оно конструируется на базе информации о мире, которую Говорящий желает донести до своих Адресатов. В рамках подхода «Смысл-Текст» такая «доязыковая» информация изображается посредством концептуального представления.

Игорь Мельчук

ЯЗЫК: ОТ СМЫСЛА К ТЕКСТУ

(продолжение. Начало в №1/2021 и сл.)

3.2.4 Поверхностно-синтаксическая структура фразы

Игорь МельчукПоверхностно-синтаксическое представление — это упорядоченная четверка:

ПСинтП = 〈 ПСинтС ; ПСинт-КоммС ; ПСинт-ПросС ; ПСинт-АнафС 〉

Ядро ПСинтП составляет поверхностно-синтаксическая структура [= ПСинтС]; так же, как и ГСинтС, она выражает организацию фразы в терминах ее ЛЕ, см. (17).

Остальные структуры ПСинтП устроены так же, как их соответствия в ГСинтП, и играют такую же роль.

Однако ГСинтС и ПСинтС существенно различаются разметкой узлов и ветвей.

➤ УЗЛЫ ПСинтС помечены именами всех реальных лексем, входящих во фразу; они снабжены — так же, как и в ГСинтС — семантически полными флективными характерис­тиками (т. е. семантически полными граммемами).

  • В ПСинт-дереве указываются все лексемы представляемой фразы. Более точно, разметка узлов ПСинтС отличается следующими пятью особенностями:

— ПСинтС включает все служебные слова.

— ПСинтС включает местоимения-заменители (ПСинтС представляет фразу после осу­ществления прономинализации: в ПСинтС (17) выступают местоимения ОН и ЕГО).

— В ПСинтС идиомы развертываются в полные поддеревья, которые обрабатываются в дальнейшем так же, как и все прочие поддеревья:

(1 ) Поверхностно-синтаксическая структура фразы (11)

☛ Как и в ГСинтС, двунаправленные пунктирные стрелки выражают в ПСинтС отношение кореферентности, но на этот раз между местоимениями — сущест­вительными и прилагательными — и их антецедентами. (Существительное, замененное местоимением, называется его источником.)

— В ПСинтС имена лексических функций заменяются соответствующими элементами их значений:

— В ПСинтС фиктивные лексемы (фигурирующие в ГСинтС) «перерабатываются» в соответствующие конструкции, т. е. в поверxностно—синтаксические поддеревья. Например:

  • Флективные характеристики лексем, стоящих в узлах ПСинтС, остаются неполны­ми: как и в ГСинтС, здесь представлены только семантически нагруженные граммемы. Синтаксические же граммемы, появляющиеся в результате согласования или управле­ния, представлены только в ГМорфС фразы, куда они вводятся правилами поверхност­но-синтаксического модуля.

↑→ ВЕТВИ ПСинтС помечены именами поверхностно-синтаксических отношений [= ПСинтО]; в отличие ГСинтО, имена ПСинтО обозначают конкретные синтаксические конструкции данного языка, в нашем случае — русского. ПСинтО специфичны для каж­дого языка, точно так же, как фонемы, морфемы и лексемы. В данном языке их бывает несколько десятков. Вот — в качестве иллюстрации — некоторые русские ПСинтО (их полный список см. в Приложении II, стр. 00).

Актантные (≈ валентные) ПСинтО

подлежащное:

Яподлстал старым. | ОнподлØБЫТЬ молод. | Гулятьподлказалось полезным.

прямо-объектное:

резатьпрямо-объектбумагу;  хочупрямо-объектуйти

дательно-объектное:

подаритьдат-объект→Маше; Маше←дат-объектжарко.

косвенно-объектное:

занялсякосв-объект→языками; грозитькосв-объект→пальцем;
стыдитьсякосв-объект→перед соседями; связькосв-объект→с городом

субъектно-копредикативное:

Она вернуласьсуб-копред®простуженной.

сравнительное:

старшесравн→Ивана; более[образован]—сравн→чем Иван

Не-актантные (≈ не-валентные) ПСинтО

определительное:

вкусные¬опрщи; мои¬опрродители; новости,—опр→полученные во-время

обстоятельственное:

шелобст→быстро; нырятьобст→глубоко;
Он работаетобст→там. | Он живетобст→в Москве.

обстоятельственно-определительное:

Ален шел[мне навстречу,]—обст-опред→элегантный, как всегда.

Поверхностно-синтаксическая структура фразы также является линейно неупорядо­ченным деревом зависимостей.

Поверхностно-синтаксический модуль МСТ получает на вход ПСинтП фразы, включающее ее ПСинтС — например, (17), и строит для этого ПСинтП возможные ГМорфП, в том числе — ГМорфП фразы (11). ГМорфС фразы (11) представлена в под­разделе 3.2.5,  (18).

3.2.5 Глубинно-морфологическая структура фразы

Глубинно-морфологическое представление фразы — это пара следующего вида:

ГМорфП = 〈 ГМорфС ; ГМорф-ПросС 〉

Ядро ГМорфП-а составляет глубинно-морфологическая структура [= ГМорфС] — цепочка глубинно-морфологических представлений всех словоформ, образующих рас­сматриваемую фразу, см. (18)*. ГМорфП словоформы — это имя лексемы, к которой она принадлежит, снабженное всеми — как семантическими, так и синтаксическими — граммемами, характеризующими данную словоформу.

(2 )
ОРУЭЛЛЕД, ИМ  БЫТЬНЕСОВ, ИНД, НАСТ, 3, ЕД  УВЕРЕННЫЙКРАТК, МУЖ, ЕД
В    ТОЕД, ПРЕДЛ   ЧТО   ТОЕД, ИМ   ЧТО   ОНМУЖ, ЕД, ИМ     БЫТЬНЕСОВ, ИНД, НАСТ, 3, ЕД
АКТИВНЫЙКРАТК, МУЖ, ЕД     В    ПОЛИТИКАЕД, ПРЕДЛ     ДЕЛАТЬНЕСОВ, ИНД, НАСТ, 3, ЕД
ЕГО   ПРОИЗВЕДЕНИЕМН, ВИН    ХОРОШИЙСРАВН

Глубинно-морфологический модуль МСТ получает на вход ГМорфП фразы, вклю­чающее ее ГМорфС, — в нашем случае, (18), и строит для этого ГМорфП возможные ПМорфП, в том числе — ПМорфП фразы (11); ее ПМорфС представлена в подразделе 3.2.6, (19).

3.2.6 Поверхностно-морфологическая структура фразы

ПМорфС фразы представляет собой цепочку ПМорфП словоформ фразы. Каждая словоформа предстает в виде совокупности образующих ее морфем:

(3 )
{ОРУЭЛЛ}⊕{ЕД.ИМ} {БЫТЬ.НЕСОВ}⊕{ИНД.НАСТ}⊕{3.ЕД}
{УВЕРЕННЫЙ}⊕{КРАТК.МУЖ.ЕД}   {В}   {ТО}⊕{ЕД.ПРЕДЛ}    {ЧТО}
{ТО}⊕{ЕД.ИМ}   {ЧТО}    {ОН}⊕{МУЖ.ЕД.ИМ}
{БЫТЬ.НЕСОВ}⊕{ИНД.НАСТ}⊕{3.ЕД}
{АКТИВНЫЙ}⊕{КРАТК.МУЖ.ЕД}  {В} {ПОЛИТИКА}⊕{ЕД.ПРЕДЛ}
{ДЕЛАТЬ.НЕСОВ}⊕{ИНД.НАСТ}⊕{3.ЕД}
{ЕГО}   {ПРОИЗВЕДЕНИЕ}⊕{МН.ВИН}   {ХОРОШИЙ}⊕{СРАВН.СТ}

☛ Фигурные скобки обозначают морфему — множество морфов, имеющих одина—ковое означаемое и находящихся, грубо говоря, в дополнительном распределении. Так, морфема {3.ЕД} содержит два морфа: -ёт и -ит (да+ёт, уста+ёт, нес+ёт ~ молч+ит, сид+ит, стро+ит). Ср. определение фонемы в Примечании 7, стр. 00.

  1. В качестве имени лексической морфемы используется имя соответствующей лек­семы; имя грамматической морфемы состоит из названий выражаемых ею граммем.
  2. Символ «⊕» обозначает операцию языкового объединения: см. 5.2.2, стр. 00.

В языках с достаточно богатой морфологией граммемы — элементы флективныx ка­тегорий — распределяются по морфемам достаточно прихотливым образом[i]. ГМорфС представляет граммемы, тогда как задача ПМорфС — максимально эксплицитное ото­бражение морфем, т. е. множеств знаков, выражающих эти граммемы.

Исходя из ГМорфП фразы, в которой ГМорфС (19) — основная структура, поверх­ностно-морфологический модуль модели «Смысл-Текст» строит по этой структуре все фонемные представления, т. е. все возможные ГФонП, в том числе — представление фразы (11). Фонологический модуль МСТ сопоставляет этому ГФонП соответствую-щее ПФонП — фонетическое представление фразы (11), т. е. «потолок» модели; превра-щение ПФонС в последовательность реальных звуков, снабженную реальной просоди-ей, выполняется фонетическим механизмом, а этот последний выходит за пределы МСТ.

Я позволю себе не приводить ГФонП и ПФонП фразы (11).

3.2.7 «Доязыковое» представление действительности: концептуальное представление

Реальное построение фразы Говорящим начинается не с ее семантического пред-ставления: оно конструируется на базе информации о мире, которую Говорящий желает донести до своих Адресатов. В рамках подхода «Смысл-Текст» такая «доязыковая» информация изображается посредством концептуального представления [= КонцептП]. Это представление до сих пор остается практически неразработанным, так что здесь я могу сообщить лишь некоторые общие соображения (см. Mel’čuk 2001: 89, 154-155).

КонцептП должно задавать психическое отражение действительной ситуации, о которой идет речь, в сознании Говорящего, насколько это возможно — независимо от языка. Это дискретное (= символическое) представление воспринятой действитель-ности, так сказать, пропущенное через психику Говорящего, но еще не подогнанное под требова­ния и возможности данного языка. Вот простой пример. Предположим, что мы строим полную языковую модель создания словесных портретов человеческих лиц. Для этого необходимо, прежде всего, концептуальное, т. е. доязыковое, описание лица, основанное на изучении восприятия лицевых черт и особенностей, (более или менее) независимое от языка. Это может быть список всех различимых частей лица, с ука­занием нужных параметров и их возможных значений, что-то вроде следующего, см. рис. 2 на стр. 00*. Из этого КонцептП можно получить разные СемП-ы, которые дадут, в частности, английскую фразу (20а) и ее русский информационный эквивалент (20b):

(4 )
а. his high-ridged, powerful nose, the full, open mouth, the hard, slightly rounded chin
b. его прямой крупный нос, полные, слегка открытые губы, волевой, немного округленный подбородок

Рис. 2. Частичное концептуальное представление некоторого человеческого лица

Рис. 2. Частичное концептуальное представление некоторого человеческого лица

Фразы (20а) и (20b) лингвистически не синонимичны, ибо их языковые смыслы раз­личаются; так, ‘high-ridged [nose]’ букв. ‘[нос] с высокой спинкой’ ≠ ‘прямой [нос]’, ‘hard [chin]’ букв. ‘твердый [подбородок]’ ≠ ‘волевой [подбородок]’ и т. д. Тем не менее эти выражения являются переводными эквивалентами друг друга, поскольку описы­вают одни и те же реалии — нос, губы и подбородок одинакового вида. 

Различие между СемП-ами фраз (20а) и (20b) в точности таково же, что и различие между смыслами выражений Вальтер Скотт и автор «Веверлея», о котором так много говорили Фреге и Рассел. Однозначная идентификация данного писателя соответствует нашему концептуальному представлению. Другими словами, КонцептП — это та инфор­мация о мире, которую Говорящий считает релевантной и минимальной (т. е. необхо­димой и достаточной) в данной ситуации общения.

Таким образом, предлагаемая модель Смысл-Текст должна встраиваться в более общую модель языкового поведения человека — модель, которую можно назвать модель Действительность-Речь, см. Рис. 3.

Рис. 3. Уровни представления и модули общей модели Действительность-Речь

Рис. 3. Уровни представления и модули общей модели Действительность-Речь

Каждый речевой акт может быть представлен  на следующих пяти уровнях (исклю­чая «внутренние» языковые представления, т. е. конкретные представления разных уровней, используемые в МСТ):

  1. Реальный мир, включающий Говорящего: непрерывная Действительность — точнее, ее непрерывное отображение в психике через восприятие.
  2. Концептуальное представление: первое дискретное отображение действительности в мозгу Говорящего.
  3. Семантическое представление (модели Смысл-Текст).
  4. Поверхностно-фоническое, или фонетическое, представление (модели Смысл-Текст).
  5. Артикулируемые звуки — выход обратно в физическую действительность.

Эти представления связаны  между собой четырьмя модулями:

— Преобразователь непрерывного отображения действительности в мозгу в ее дис­кретное концептуальное представление. Для этого психического механизма пока нет принятого названия.

— Преобразователь концептуального представления в семантическое, т. е. в пред­ставление, отчасти навязываемое языком. Этот преобразователь предлагается назвать концептикой.

— Преобразователь семантического представления в фонетическое; это не что иное, как  модель Смысл-Текст.

— И, наконец, преобразователь фонетического представления в реальные звуки: это, разумеется, фонетика.

Тем самым заданы рамки, в которых надлежит мыслить естественный язык, изображаемый моделью Смысл -Текст.

3.3 Модули (= компоненты) модели Смысл-Текст

Как уже было сказано, на входе модель Смысл-Текст принимает СемП семейства (квази)синонимичных фраз и производит на выходе эти фразы (в фонетической транс­крипции — ПФонП — или в стандартной письменности). Указанный переход совер­шается не напрямую, а через промежуточные представления фраз и словоформ.

МСТ является функциональной моделью — в двух смыслах термина функциональ­ный.

— С одной стороны, МСТ моделирует функционирование языка, поскольку говорящие все время делают только это — переводят смыслы в тексты и обратно. (См. 2.2, стр. 00.)

— С другой стороны, МСТ сама формально организована как функция (в математичес­ком смысле): эта функция сопоставляет данному смыслу — своему аргументу — мно­жество синонимичных текстов, которое является ее значением (value). С помощью символов сказанное можно выразить следующим образом:

(5 ) а. fязык(‘σ’) = {Ti(‘σ’)}; это — языковой синтез.

Эта же функция способна выполнять и обратную операцию, т. е. применяться к некоторому тексту T в качестве аргумента и выдавать в качестве значения множество смыслов, которые T может выражать:

b. fязык(T) = {‘σ’(T)}; это —  языковой анализ.

Как я полагаю, описание естественных языков лучше всего выполнять посред­ством моделей подобного типа.

Чтобы конкретизировать это утверждение, я перейду к более детальной характери­стике МСТ.

МСТ состоит из шести основных компонентов, или модулей. Модуль МСТ уста­навливает соответствие между языковыми представлениями  двух соседних уровней: так, Сем-модуль обеспечивает соответствие между данным СемП и всеми ГСинтП, несущими тот же смысл; ГСинт-модуль делает то же самое для ГСинтП и ПСинтП; и так далее. Для каждого модуля ниже дается одно или два правила, выбранные так, чтобы проиллюстрировать переходы между языковыми представлениями фразы (11). Тем самым, читатель может (по крайней мере, частично) проследить построение фразы (11), исходя из СемС (13), т. е. так, как это построение выполняется моделью Смысл-Текст.

Семантический модуль

Правила этого модуля объединяются в три группы: правила семантического пери­фразирования, правила перехода СемП⇔ГСинтП и правила глубинно-синтаксичес­кого перифразирования; рассмотрим их по порядку.

Правила, приводимые здесь в качестве иллюстраций, даются в максимально упро­щенном виде.

В каждом правиле штриховкой показан контекст: те элементы правила, которые не участвуют в соответствии, задаваемым данным правилам, но контролируют его приме­нимость.

  • Правила семантического перифразирования СемПi ≡ СемПj

Эти правила, очень многочисленные, задают семантические разложения всех разло­жимых семантем; они необходимы, чтобы устанавливать эквивалентность (в данном случае, равенство) СемС. Примененное слева направо, такое правило сворачивает СемС, т. е. уменьшает глубину разложения; примененное в обратном направлении, оно разворачивает СемС, увеличивая эту глубину.

Семантическое правило семантического перифразирования RSem 1

См. словесную формулировку этого семантического разложения в 4.1, (25а), стр. 00.

  • Правила перехода СемПi ГСинтПk

Левая часть  семантического правила перехода содержит семантему, а правая — одну из трех языковых единиц, допускаемых в ГСинтС: лексическую единицу, граммему или ГСинт-ветку; соответственно, различается три типа таких правил: лексические, флективные и структурные. Таким образом, семантическое правило перехода описы­вает, во-первых, реализацию семантемы (или конфигурации семантем) либо соответ­ствующей лексической единицей (правило RSem 2), либо соответствующей граммемой (правило RSem 3), и во-вторых, реализацию конкретной семантической зависимости ГСинт-зависимостью (правило RSem 4).

Лексическое семантическое правило перехода RSem 2

☛ Запись «L(‘σ’)» означает «лексическая единица L, выражающая смысл ‘σ’».

Правило RSem 2 осуществляет лексикализацию предикатной семантемы ‘уверенный’ как прилагательного — при условии, что ее СемА 1 (= ‘X’) является коммуникативно доминантным. В случае рассматриваемого нами перехода от СемС (13) к ГСинтС (16) оно оказывается неприменимым, поскольку в (13) Комм-доминантной является сама семантема ‘уверенный’. Этот переход выполняется в соответствии со специальными структурными семантическими правилами, которые устанавливают так называемый входной узел данной СемС и ставят ему в соответствие вершинный узел ГСинт-дерева (в данной книге не приводятся; см. замечание ниже). В частности, поскольку в русском языке прилагательное само по себе не может быть вершиной синтаксического дерева, одно из этих правил вводит в структуру глагол-связку БЫТЬ.

«Связка» правил RSem 1 + RSem 2 есть не что иное, как центральная часть словарной статьи: лексикографическое толкование лексической единицы, выступающей в правой части правила RSem 2, в данном случае — лексемы УВЕРЕННЫЙ. Число таких связок — т. е. число словарных статей — в любом литературном языке находится в пределах от полумиллиона до миллиона. Лексические семантические правила перехода составляют Толково-комбинаторный словарь [= ТКС], являющийся частью семантического модуля МСТ.

Имеются и другие типы лексических семантических правил перехода: например, фраземные семантические правила, вводящие в ГСинтС идиомы в виде отдельных узлов, и конструкционные семантические правила, вводящие в ГСинтС фиктивные лексемы, которые представляют  значащие конструкции[ii].

Флективное семантическое правило перехода RSem 3

Правила этого типа описывают семантику граммем языка L (образуя то, что можно назвать его морфологической семантикой). Число этих правил зависит от сложности морфологии L; оно колеблется от десятка до сотни.

☛ Нижний индекс в скобках при имени ЛЕ L есть часть синтактики этой L; в данном случае L(V) означает что L — глагол. О синтактике см. 5.2.2, стр. 00.

Правило RSEM 3 гласит, что смысл ‘время X-а — сейчас’ (т. е. факт Х  имеет место в момент речи) может быть выражен по-русски граммемой «НАСТ(оящее)», которая припи­сывается глагольной лексеме, выражающей ‘X’. Это правило используется при постро­ении ГСинт-дерева (16): оно добавляет граммему  «НАСТ» к глаголу, стоящему в вершине дерева.

Структурное семантическое правило перехода RSem 4

Структурные семантические правила МСТ выполняют две главные задачи: устанав­ливают вершинный узел ГСинт-дерева и  конструируют ветки ГСинт-дерева. Здесь я проиллюстрирую только правила второй группы. (О правилах установления вершин­ного узла в конструируемой ГСинтС см. Mel’čuk 2001: 38-48.)

Семантическое правило RSem 4 «переводит» Сем-отношение 2 в ГСинт-отношение I при условии, что господствующий смысл ‘Х’ выражается личным (= финитным) глаго­лом в пассиве (‘убить—2→волк’ ⇔ ВОЛК←I—БЫТЬ.УБИТ; пассив же вводится другим семантическим правилом перехода, которое учитывает, в частности, тот факт, что семантически зависимый смысл ‘Y’ является Темой).

Кроме всего этого, семантические правила перехода МСТ включают еще и правила иной природы, которые здесь рассматриваться не будут:

— во-первых, правила, занимающиеся семантико-коммуникативной структурой, а имен­но,  строящие на основе исходной Сем-коммуникативной структуры соответствующую ГСинт-коммуникативную структуру;

— во-вторых, правила, проверяющие формальную правильность полученного ГСинт-дерева.

  • Правила глубинно-синтаксического перифразирования ГСинтП ≡ ГСинтП

Эти правила обеспечивают получение максимального множества ГСинт-перифраз, гарантируя, таким образом, множественный семантический синтез; именно поэтому они включаются в семантический модуль. Я ограничусь здесь двумя примерами, поскольку система ГСинт-перифразирования, сформулированная в Жолковский & Мельчук 1967,  была довольно подробно описана в Мельчук 1974: 141-176.

Система ГСинт-перифразирования в языковом отношении универсальна: она осно­вана на лексических функциях, благодаря чему не зависит от конкретного языка. Ниже­следующие примеры иллюстрируют ее применение для русского и английского языков.  Необходимые сведения о лексических функциях содержатся в разделе 4.2, стр. 00 и сл.

Семантическое правило глубинно-синтаксического перифразирования RSem 5


Данное правило описывает универсальную семантическую эквивалентность между глаголом и коллокацией, база которой — имя действия [= S0] от этого глагола, а колло­кат — полувспомогательный глагол [= Oper1] этого имени действия. Правила этого типа называются расщеплениями; например:

(6 )


Семантическое правило глубинно-синтаксического перифразирования RSem 6

Правило RSem 6 задает семантическую эквивалентность, опять-таки лингвистически универсальную, между двумя указанными ГСинт-конфигурациями; это обращение за­висимости (лексема, которая была синтаксическим хозяином, становится зависимым, а та, что была зависимым, превращается в хозяина):

(7 )

Глубинно-синтаксический модуль

Логически говоря, правила этого модуля также должны объединяться в три группы: правила ГСинт-перифразирования, правила перехода ГСинтП Û ПСинтП и правила ПСинт-перифразирования. Однако правила ГСинт-перифразирования уже были рас­смотрены в предыдущем разделе, а правила ПСинт-перифразирования не представляют достаточного интереса. Таким образом, речь пойдет только о правилах перехода ГСинтП ⇔ ПСинтП. Эти правила устроены следующим образом.

Левая часть ГСинт-правила содержит языковую единицу одного из трех типов: глу-бинную ЛЕ, глубинную (т. е. семантическую) граммему или глубинное СинтО (явля­ющееся элементом глубинной структуры). Соответственно, мы имеем ГСинт-правила трех типов: лексические, флективные и структурные.

Лексическое глубинно-синтаксическое правило RDSynt 1

Лексическое (более точно, идиомное) ГСинт-правило RDSynt 1 разворачивает узел идиомы ˹ПРОЕДАТЬ ПЛЕШЬ˺ [NДАТ] в полное ПСинт-поддерево.

Все лексические ГСинт-правила выписываются на самом деле не для конкретных ЛЕ, как в наших примерах, а для семейств однотипных ЛЕ, т. е. в виде схем правил. Я, однако, избегаю здесь обобщенных схем правил ради большей наглядности и понят­ности.

Лексические глубинно-синтаксические правила RDSynt 2 и 3

Oper1II→ПОМОЩЬЕД        ⇔           ОКАЗАТЬII→ПОМОЩЬЕД
MagnATTRДУРАК           ⇔           КРУГЛЫЙATTRДУРАК

Такие лексические (точнее, лексико-функциональные) ГСинт-правила «вычисляют» значения ЛФ по словарной статье ключевой лексемы, т. е. базы соответствующей коллокации.

Правила типа RDSynt 1-3 описывают синтез фразем — некомпозиционных (= идиом) и композиционных (= коллокаций и клише). Как известно, лексема, входящая во фра­зему, может иметь свойства, которыми она вне этой фраземы не обладает. Например, в идиоме ˹По кóням!˺ ударение в словоформе кóням падает на первый слог, хотя «нор­мальная» форма дательного падежа множественного числа этого существительного — коня́м. Другой пример: в коллокации папа римский согласуемое прилагательное рим­ский должно следовать за существительным, тогда как в свободных выражениях оди­ночное прилагательное предшествует существительному. Подобные особенности лек­сем—компонентов фразем учитываются рассматриваемыми правилами: именно, при развертывании фраземы в синтактику соответствующей лексемы (в наших примерах — КОНЬ и РИМСКИЙ) помещается нужное указание, используемое затем ПСинт- и ПМорф-правилами.

Флективное глубинно-синтаксическое правило RDSynt 4

НОЖНИЦЫ(pl!)ЕД         ⇔        НОЖНИЦЫ(pl!)МН

☛ Символ «!» здесь и ниже означает ‘только’.

Семантическое единственное число (‘одни ножницы’ = ‘одна пара ножниц’) заменя­ется на формальное множественное в случае plurale tantum.

Структурное глубинно-синтаксическое правило RDSynt 5

Это правило описывает предложное управление данной лексической единицы. Более конкретно, индекс «(II[В + NПРЕДЛ])» при L1 (= признак синтактики L1; о синтак­тике языковых знаков, см. 5.2.2, стр. 00) указывает, что ee ГСинтА II выражается пос­редством предлога В + имя в предложном падеже. Совокупность подобных указаний образует модель управления ЛЕ L.

Модель управления [= МУ] — это таблица, задающая способы выражения актантов ЛЕ L (см. Mel’čuk 2004). Так, по-русски мы помогаем кому-либо, а по-французски, on aide qqn, т. е. буквально кого-либо; мы ждем кого-либо, по-английски же one waits for somebody, т. е. ≈ за кем-либо, а по-немецки и по-польски говорят auf jemanden warten и czekac; na kogos;, т. е. на кого-либо; и т. д. Подобного рода информация и представлена в МУ в словарной статье данной ЛЕ. Правила глубинного и поверхностного синтаксиса обращаются к МУ рассматриваемой ЛЕ, чтобы определить нужный предлог или падеж соответствующего актанта; правило RDSynt 5 делает это для ГСинтА таких лексем, как АКТИВНОСТЬ, АКТИВНЫЙ, ПРАКТИКОВАТЬСЯ, СоверШенствоваться, УБЕЖДЕННЫЙ, УВЕРЕННОСТЬ, УВЕРЕННЫЙ, УПРАЖНЯТЬСЯ, УСПЕХИ в чем-либо.

Поверхностно-синтаксический модуль

Правила ПСинт-модуля выполняют три основные лингвистические операции: лине­аризацию, морфологизацию и просодизацию ПСинтС. Другими словами, лексемы фразы расставляются в правильном порядке, им приписываются все необходимые граммемы (вдобавок к семантическим, которые они получили из СемП-а) и получаю­щаяся цепочка словоформ разрезается на словосочетания, каждое со своей специфичес­кой просодией (паузы, групповые и фразовые ударения, интонационный контур).

Я проиллюстрирую здесь правила, выполняющие две первые операции — тем более, что в русском языке линеаризацию и морфологизацию удобно описывать в виде комбинированных правил.

Поверхностно-синтаксическое правило RSSynt 1

☛  Символ « … » означает возможность вставки лексического материала между L1 и L2.

ПСинт-правило RSSynt 1 помещает предлог (точнее говоря, предлог с его зависимым существительным и всеми зависимыми этого последнего, т. е. предложную группу), управляемый глаголом или прилагательным, после его ПСинт-хозяина, но разрешает и позицию перед хозяином; это показано отсутствием в правой части правила символа « + », см. следующее правило. Окончательно позиция предлога вместе с его группой определяется глобальными правилами порядка слов, принимающими во внимание коммуникативную структуру фразы и другие факторы. (См. Mel’čuk 2011.)

Поверхностно-синтаксическое правило RSSynt 2

ПСинт-правило RSSynt 2 1) ставит предлог перед существительным, 2) приписывает существительному падеж, которым данный предлог управляет, и 3) указывает позиции предлога и существительного в обойме минимальной синтаксической группы сущест­вительного [= МСГN]. Вот эта обойма:

Обойма минимальной синтаксической группы существительного
(в широком смысле: включая предлог и/или союз)

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
CONJcoord PARTICLE PREP ADJquant ADJdem NUM ADJposs ADJord ADJ N Yinvar ADJ
но лишь для всех этих пяти наших вторых важных чисел li   интересных для…

☛ Yinvar представляет любое нерусское выражение: символ, число, иностранный текст и т. д.

Подобные обоймы необходимы также для глагола, прилагательного и наречия.

Поверхностно-синтаксическое правило RSSynt 3

☛  Прилагательное L2 не должно быть кратким.

Выражения (quant), (dem), (poss) и (ord) суть признаки синтактики (см. 5.2.2), а именно — синтаксические признаки, характеризующие количественные, указательные, притяжательные и порядковые иместоимен­ные прилагательные (как ВСЕ, этот, мой, десятый).

Выражения (postpos) и (postpos!), также признаки синтактики прилагательного, значат «постпо-зитивное» и «только постпозитивное»

СОГЛADJ(N) обозначает оператор адъективного согласования — по роду, числу и падежу.

Это ПСинт-правило описывает линеаризацию и морфологизацию ряда согласуемых, т. е. адъективных, зависимых существительного. (Оно приведено здесь для того, чтобы показать читателю возможную сложность синтаксических правил.)

Правила RSSynt 1-3 иллюстрируют лишь один тип ПСинт-правил: локальные прави­ла порядка слов. В левой части такого правила — ровно одна ветвь ПСинт-дерева; взаимное упорядочение элементов правила выполняется с учетом минимального (= локального) контекста. ПСинт-модуль включает также правила более сложных типов: квазилокальные и глобальные, которые принимают во внимание коммуника­тивную информацию и широкий контекст — в пределах целой фразы, однако рассматривать эти правила здесь представляется невозможным.

Общее число ПСинт-правил — в пределах тысячи.

Глубинно-морфологический модуль

Данный модуль состоит из ГМорф-правил, которые сопоставляют граммемам и наборам граммем морфемы, т. е. множества элементарных сегментных знаков — морфов, а также все прочие «-эмы»: редупликациемы (множества синони­мичных реду­пликаций), апофониемы (множества синонимичных апофоний) и конвер­сиемы (мно­жества синонимичных конверсий). Иначе говоря, ГМорф-правило указыва­ет, что данная граммема или данный набор граммем выражается одним знаком языка L (не уточняя, каким именно знаком).

Вот три ГМорф-правила (исключительно для морфем; о других «-эмах» я здесь гово­рить не буду):

RDMorph 1   3, ЕД             ⇔     {3.ЕД}             [в личной форме глагола]
RDMorph 2   ЕД, ПРЕДЛ     ⇔     {ЕД.ПРЕДЛ}     [в форме существительного]
RDMorph 3   КР, ЕД, МУЖ  ⇔     {КР.ЕД.МУЖ}   [в форме краткого прилагательного]

Эти правила задают комбинации граммем, каждая из которых выражается в русском языке одной кумулятивной[iii] морфемой.

Поверхностно-морфологический модуль

Этот модуль содержит правила двух типов: ПМорф-правила в узком смысле, или морфемные правила, и морфонологические правила.

Поверхностно-морфологические (= морфемные) правила

ПМорф-правила осуществляют выбор конкретных морфов для морфем, полученных на предыдущем этапе (и, разумеется, выбор конкретных представителей всех других «‑эм»). В то же время, они строят мегаморфы — неэлементарные сег­ментные знаки, выражающие сразу по несколько морфем; так, по правилу RSMorph 4 получается нулевой мегаморф глагола БЫТЬ в настоящем времени во всех лицах (P) и числах (N).

Формы английского глагола BE дают дополнительные примеры мегаморфов:

{BE}, {IND.PRES}, {1SG} ⇔ am
{BE}, {IND.PRES}, {3SG} ⇔ is
{BE}, {IND.PRES}, {PL}   ⇔ are

Морфонологические правила

Они выполняют чередования фонем внутри означающих морфов, как, например, усечение беглого /e/:

RMorphon 1         

/C’en/ ⇒ /Cn/  | R(ADJ) и __/V/
активенактивн-(ый), верен верн-(ый), красен красн-(ый)

☛ /С/ и /V/ — согласный и гласный. Условие означает, что правило применяется к основе R прилагательного непосредственно перед гласным; оно касается адъективного суффикса —(е)н, который в очень многих случаях фразеологизовался.

Общее число морфологических и морфонологических правил всех типов варьирует в зависимости от языка — от десятка до нескольких сотен. (Более подробно об описании морфологии в рамках подхода Смысл-Текст см. Мельчук 1997-2006.)

(продолжение следует)

Примечания

*Другая структура, входящая в состав ГМорфП фразы, — это морфо-просодическая структура, отража-ющая деление фразы на фонетические группы, а также ее ударения и интонационный контур.

** O языковом описании человеческого тела, в частности лица, в русском и английском языках, см. Iordanskaja & Paperno 1996. Словесные описания многочисленных жестов, поз и касаний в самых разных культурах можно найти в Крейдлин 2002.

[i] (3.2.6, стр. 00) Расхождения между ГМорфС и ПМорфС данной словоформы. Вот три типичных случая:

  • Кумулятивноеvs. агглютинативное выражение граммем в ПМорфС; ср. примечание 12 ниже.

ДОММН, РОД               ⇔   {ДОМ-}⊕ {МН.РОД}      ⇔ дом+ов
vs.
тур. EV ‘дом’МН, РОД ⇔   {EV-}⊕ {МН}⊕ {РОД}  ⇔  ev+ler+in

  • Наличие в ПМорфС пустых морфем, требуемых флективным типом основы, — например, тематических элементов:

ГУЛЯТЬНЕСОВ, ИНД, ПРОШ, ЕД, ЖЕН  ⇔
⇔ {ГУЛ’-.НЕСОВ}⊕ {ТЕМ.ЭЛ} ⊕ {ИНД.ПРОШ} ⊕ {ЕД.ЖЕН} ⇔  гул’+аj+л+а гуляла
vs.
исп. CANTAR ‘пeть’ИНД, ИМПФ, 3, ЕД  ⇔ {CANT-}⊕ {ТЕМ.ЭЛ} ⊕ {ИНД.ИМПФ} ⊕ {3.ЕД} ⇔

⇔  cant+а+ba+Ø cantaba ‘он/она пела’

  • Повторное выражение некоторых граммем в ПМорфС:

иврит LEJLA ‘ночь’МН, 1ЕД ⇔ {LEJL-}⊕ {МН} ⊕ {МН} ⊕ {1.ЕД} ⇔ lejl+ot+a+j ’мои ночи’

Многочисленные несегментные морфологические знаки — апофонии, редупликации и конверсии — еще более усложняют соответствия между ГМорфС и ПМорфС.

[ii] (3.3, стр. 00) Значащaя синтаксическая конструкция (см. Mel’čuk 1987) несет смысл лексичес­кого типа. Так, конструкция N + NUM — с числительным в постпозиции — выражает смысл ≈ ‘примерно’ (килограмм двадцать ‘примерно двадцать килограмм’), конструкция NИМ КАК NИМ — ‘самый обычный’ (стол как стол ‘самый обычный стол’) и т. п.  В ГСинтС такая конструкция представляется фиктивной лексемой.

[iii] (3.3,  стр. 00) О кумулятивном выражении грамматических значений говорят в случае выражения нескольких граммем одним морфом. Ср. русскую и грузинскую словоформы сушествительных ГОРА и MTA ‘гора’:

гор+á        ~ mta+Ø +Ø

ЕД.ИМ           ЕД ИМ

гор+é    ~ mta+Ø +s

ЕД.ДАТ     ЕД DAT

гóр+ы   ~ mt+eb  +i

МН.ИМ    МН ИМ

гор+áм ~ mt+eb   +s

МН.ДАТ   МН  ДАТ

В русском число и падеж выражаются кумулятивно (= одним морфом), а в грузинском — агглютинативно (= число — своим морфом, а падеж — своим).

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math