© "Семь искусств"
  февраль 2021 года

91 просмотров всего, 2 просмотров сегодня

Одна страсть бушует в легкомысленном сердце хана. Построил новый дворец в Бахчисарае, превратив его в увеселительное заведение для артисток из Петербурга и Европы. Бесконечные развлечения, соколиные охоты и джигитовки подданных. Ему постоянно нужны деньги и потому без устали обкладывает новыми налогами население. Это печально закончится… Совсем скоро.

Леонид Рохлин

ЧУФУТ КАЛЕ

(документальная фантазия)

По базарной площади, залитой осенним солнцем и переполненной шумом и запахами, медленно продвигался небольшой отряд гулямов-адыгов, прокладывая дорогу сквозь галдящую толпу для нарядной коляски, убранной коврами и запряженной четвёркой разномастных лошадей. Сверкали арканы с медными бубенцами. Блестели ремни сбруи и хомуты, украшенные разноцветными кожаными головками. В лучах солнца пылали дуги серебром и золотом. Разноцветные длинные кисти из кожаных лоскутов, свисали по бокам лошадей. Люди шарахались в стороны, боясь попасть под копыта храпящих от возбуждения лошадей. Но больше боясь гнева сидящего в коляске худого старца.

Его знали все. Мрачного с пронзительным взором сверлящих глаз на узком вытянутом лице, окаймлённом длинной белой бородой. В чёрной каракулевой шапке и ярко-синем халате, расшитым золотым геометрическим орнаментом, в коляске восседал кадиаскер Куртмурза черик-эфенди. Главный судья блистательного Шагин Гирея, хана Крымской орды. Казалось он не замечал никого, погруженный в раздумья. Кадиаскер медленно продвигался в Чуфут-Кале, к духовному правителю караимов. Он был не в духе. Зачем его посылают к этим странным людям. И не мусульмане и не христиане и даже не иудеи.

О Аллах всемогущий! Они всех используют в своих целях.

Как-то его встретит глава караимов, гахам Азарья Ага Шафир? В народе ходят слухи о необыкновенном даре ясновидения святого гахама. Он предсказывает будущее через знамение, через озарение.

О Аллах! Спаси мою душу. Если-бы не повеление хана. Давно бы сгноил в тюрьме Янык этого нечестивца.

Кончилась базарная площадь, утих шум, осела пыль. Узкая каменистая дорога вилась вверх к остроконечным скалам, чьи верхушки были скрыты густыми осенними туманами. Лошади напрягались, понукаемые гулямами. Им невольно помогал и мрачный старец, то стараясь привстать, то в изнеможении откидываясь на подушки.

Что заставило их селиться так высоко — размышлял важный сановник. Никто в моей стране никогда их не обижал. Зачем так прятаться. Ни воды, ни деревца, ни садов. Каждое утро спускаться к своим лавкам в город. Целый час пути. А вечером обратно. Ума не приложу.

О всемилостивейший Аллах! Тут такие пропасти. Посмотришь вниз и желчный пузырь может лопнуть и обратится в прах.

Наконец показались первые дома Чуфут-Кале. Узкие улицы, теснимые скалами, были застроены одно и двухэтажными каменными домами, крытыми черепицей, с высокими трубами. Глухие заборы охраняли спокойствие людей.

Чистота и тишина — отметил судья. Как это у них такое? Ничего не меняется. Веками.

Коляска поравнялась с белым высоким домом с купольной крышей. Кенаса — храм караимов.

Их ждали. У ступеней храма стояли мужчины, поодаль три женщины. Выделялся ростом и одеждой осанистый благообразный человек. Из-под чёрной круглой каракулевой шапки взирали на окружающих серьёзные с неуловимой лукавинкой глаза. Пышная круглая борода прикрывала расшитый золотом и серебром кафтан с небольшим прямым воротничком и застёжками — крючками на груди, от шеи до талии.

Гахам Азарья Ага сделал несколько шагов вперёд. Молча улыбнулся, внимательно глядя на эфенди. Зачем пожаловал этот жестокий человек — спрашивали его глаза — одной ногой стоящий на краю могилы. Из-за спины гахама вышла старая женщина в длинном до пят тёмно-зелёном платье с окантовкой, подпоясанным широким поясом с круглыми двойными серебряными пряжками. Грудь закрывала ажурная белая сетка с жемчугом.

Она молча с поклоном приблизилась к судье, с трудом вышедшему из коляски и протянула поднос с кувшином и толстыми зубчатыми лепёшками, украшенными изображениями солнца, луны и звёзд.

Мир твоему дому — важно произнёс кадиаскер, чуть кивнув головой.

И твоему дому, благословенный судья — негромко сказал гахам.

Они молча последовали во двор кенасы, где в широкой тенистой виноградной беседке был накрыт стол. Рядом изливались широким веером водяные струи, покрывая пузырями поверхность небольшого бассейна вокруг узорчатого фонтана.

Угощайтесь! Вкусной вам еды — тихо произнесла хозяйка и отошла в дальний угол беседки.

Говорили мало и негромко. Гахам почтительно спрашивал о здоровье хана и его жен. Потом говорили о видах на урожай, о приближающемся большом празднике. Покончив с едой, Куртмурза эфенди произнёс краткую молитву и поблагодарил за вкусную еду. И надолго замолчал, не зная как приступить с необычной просьбой.

Молчал и гахам, недоумевая внезапной молчаливости обычно словоохотливого судьи.

Достопочтенный Азарья Ага Шафир — торжественно начал судья — могучий хан, обладатель природных качеств, быстрый разумом пребывает в страшной тоске. Забытая им жена черкешенка утопила в бассейне горячо любимую ханом невольницу гречанку Динору. Ярость могучего хана не имела границ. Многие лишились голов. Все дни после похорон великий сахаб оставался недвижим, напоминая заживо погребённого. Так велика была его любовь к гречанке. Всё ему наскучило, всё надоело. А тут ещё происки врагов при дворе высочайшего турецкого халифа Абдулы-Хамида. Да ещё странное поведение русских. Всё так неустойчиво.

Выдохнув эти фразы, кадиаскер вновь надолго замолчал, как-бы ожидая сочувствия Азарьи Ага. Но тот молчал с печальным лицом, покачиваясь на подушках.

Ведь не за этим ты ко мне пожаловал — думал старый гахам. Хан найдёт новую гречанку или черкешенку. Вон оно что? Хан чувствует себя неустойчиво. Трон опять горит под ним.

Эфенди почмокал губами и продолжал.

Брат хана, калга-султан, да и другие беи давно прослышали о твоей необыкновенной учёности, о необыкновенных способностях. Говорят о твоём даре ясновидения. Ходят слухи, что хранишь волшебную книгу своего древнего предка, где прописано будущее. Ты недавно посещал колонию караимов в Тракае, в литовских владениях русской императрицы, а до того тебя видели при дворе короля польского Августа. Бывал и в Трапезунде. Мы прослышали, что тебя приглашали и к дивану падишаха высочайшего халифа Порты. Везде хотят узнать твоё мнение о будущем своих стран и подданных.

На всё воля Бога всевышнего, почтенный эфенди — склонив голову, тихо произнёс Азарья Ага.

Мой высокодостойный хан — продолжал кадиаскер — занятый укреплением страны, часто вспоминает тебя, не имея времени пригласить ко дворцу. Теперь настало время. Великий Шагин Гирей желает видеть тебя, чтобы укрепиться в здоровье и узнать своих врагов. Врагов семейства Гиреев.

Лукавинки заблестели в глазах гахама. Знаем, каким укреплением страны. Одна страсть бушует в легкомысленном сердце хана. Построил новый дворец в Бахчисарае, превратив его в увеселительное заведение для артисток из Петербурга и Европы. Бесконечные развлечения, соколиные охоты и джигитовки подданных. Ему постоянно нужны деньги и потому без устали обкладывает новыми налогами население. Это печально закончится… Совсем скоро.

А вслух произнёс.

Всё в воле мудрого хана. Когда пожелает высокородный Шагин Гирей увидеть меня.

Думаю скоро. Наши люди посетят тебя в означенное время, прозорливый Азарья Ага. Только хочу предупредить, заботясь о спокойствии твоей общины. Могучий хан продолжает пребывать в плохом настроении. Ему нашептывают о новых молниях и грозах из Порты и из далёкой северной столицы. Так что будь осторожен. Особо не смущай молодую душу хана. Взрывы его настроения могут плохо и непредсказуемо отразиться на всех подданных. На всех! Ты понял меня.

Куртмурза эфенди давно уехал, а старый гахам всё сидел в саду, тяжело вздыхая в предчувствии грозных событий. Они вновь сгущаются над благодатным краем. Над древней землёй предков. И не надо быть пророком, чтобы не видеть в скором будущем пожарища и кровь в городах и полях древней крымской земли. Как расскажешь шальному хану, что власть его семьи совсем скоро исчезнет. Ведь чуть более сорока лет тому назад уже прозвучало первое знамение.

Тогда русские полностью сожгли крымскую столицу вместе с ханскими дворцами, а чуть позже и столицу Калги султана в Ак Мечети. Всё было разорено. Слава Всевышнему, что оставили в покое Чуфут Кале и даже пригласили для беседы его отца Ходжи Агу к фельдмаршалу Миниху. Русский генерал оказывается много знал о караимах, живших в Литве со времён великого князя Витовта. Тогда-то гахам услышал, что и при дворе русской императрицы жалуют караимов.

Но ехать придётся. И рассказать необходимо. Правда, этим ничего не изменишь. Всё предопределено Творцом. У правителей короткая память. Заново отстроив дворец и город, заручившись поддержкой умирающей Порты и одновременно получая “кредиты” от русских дипломатов, Шагин Гирей думает, что всех обманул и будущее безоблачно.

О Великий! Что говорить! Как я страдаю от знания чужих мыслей. Как с годами всё больше люблю уединение в прохладе храма. Наедине с Творцом! С мыслями от него, которые Он просит заносить в заветную книгу. Ту волшебную книгу. Её упомянул эфенди. Молва о ней таится в глубинах народной памяти. Люди знают о её начале. Великий Песах, мой далёкий предок, написал первые страницы. Теперь вот Творец разрешил мне прикоснуться к волшебным страницам.

Азарья Ага Шафир тяжело поднялся и поддерживаемый дочерьми ушел молится в кенасу.

А через две недели прискакал важный мурза во главе отряда гулямов и приказал явится к великому хану. Гахам ещё помнил старые дворцы Бахчи-Сарая. Но то что увидел поразило воображение. Четыре сказочных дворца, высились в углах огромной площади, окруженной высокими каменными стенами без зубцов и башен. В середине площади высоко вознёсся минарет главной мечети над обширным райским садом Ашлама. Он слышал о нём, но увиденное потрясло старого гахама.

В саду-гулистане по извилистым узким каменным каналам лениво журчала вода. Они окружали многочисленные резные бассейны и фигурные фонтаны. Воды каналов орошали диковинные плоды и тысячи видов цветов, тонким ароматов наполняющие воздух. В различных частях сада, среди невиданных деревьев, виднелись позолоченные и расписные павильоны и беседки, как-будто сделанные из китайского фарфора. И дивные павлины, распустив глазчатые плоские разноцветные хвосты, важно ворковали на разноцветных дорожках сада о чём-то своём личном, сказочном. В глубине широкой аллеи, гахам заметил арку закрытую высокими расписными воротами, по бокам которых стояли вооруженные чёрные аги.

Значит это гаремные ворота — подумал гахам — за ним наверное дворец удовольствий для молодого хана.

Его вели всё дальше и дальше. У стен северного дворца в тени густых чинар Азарья Ага увидел красочный павильон. Сопровождающий его Ойрат-бей жестом приказал остановиться и низко кланяясь чуть-ли не вполз в полуоткрытое помещение, из которого доносились нежные звуки саз и кеманчей.

Ждать пришлось долго. Старый гахам переминался с ноги на ногу, не глядя на застывших у входа гулямов. Наконец, из павильона выскользнула группа танцовщиц и джанбазов, а за ними степенно вышел нурадин Уздень Черик. Он искоса посмотрел на Азарья Ага, усмехнулся, молча кивнул и прошел мимо. Гахам хорошо знал младшего соправителя хана. Давно это было, когда Азарья Ага предсказал возвышение молодого Черик-бея. И тот отблагодарил большими пожертвованиями общине. Так значит это он рассказал Шагин Гирею обо мне.

Ну что ж, тем лучше. Не надо будет ничего объяснять.

В полусвете, в глубине павильона, на небольшом позолоченном резном троне на бархатных расшитых золотом подушках сидел молодой тучный человек с одутловатым лицом и небольшой русой бородкой в яркой чалме и кафтане красного сукна. Больше никого не было. С трёх сторон на стенах висели бархатные, украшенные золотым шитьём, большие бухарские ковры. Они же застилали полы павильона. Четвёртая сторона была полностью открыта в небольшой овальный бассейн с барельефами застывших львов под тенистым пологом высоких чинар.

Хан с любопытством смотрел на вошедшего и неожиданно громким голосом попросил приблизиться.

Мы слышали о тебе досточтимый Азарья Ага. Ты, говорят, кладезь знаний и толкователь примет. Успокой мои мысли. Нам плохо в последнее время. Плохие предчувствия одолевают душу. Ушла к Богу любимая женщина. Мысли о ней не дают покоя. Ведь ушла не по воле Аллаха…

Шагин Гирей замолчал, устремив взгляд в голубые неподвижные воды бассейна. Наступила долгая пауза. Наконец, очнувшись и удивлённо взглянув на склонившегося в поклоне старого человека, словно вспомнив о причине его присутствия, продолжал.

Мне говорили, что ты читаешь мысли людей на расстоянии. И даже имеешь знание будущего через знамение. Расскажи почтенный Азарья Ага, что принесёт нам завтрашний день. Мне! Моей семье. Моему народу. Не утаивай ничего. Успокой душу. Я буду милостив к тебе.

Великий хан! Мы, караимы, одно из колен иудейских. Мы сыны Священного Писания, придерживаемся истинного учения Танаха. Мы исповедуем пятикнижие Моисеево и считаем святыми пророками и Магомета и Иисуса Христа. Нас очень мало и мы словно песчинки распыленные среди огромного мира магометан. Волею Бога более восьми столетий тому назад мы оторвались от родных палестин и попали на берега великой реки Итиль, что впадает в Хазарское море. Освоили эти края, а потом совместно с худосочными хазарами, местными жителями, приняли обездоленных тюркютов. Нашим отцам повезло. Удалось сформировать великое хазарское ханство. Двигаясь на запад, пришли сюда, на благословенные берега Таврии и расселились в горах и долинах этой солнечной земли. Прошли столетия. Ханство исчезло и могучее племя чингизидов появилось здесь.

С тех пор, благородный сахаб, постепенно стиралось в памяти людей прежнее название страны и вскоре люди стали называть эти земли Крымом. Благодаря мудрости великих ханов из семьи Гиреев многие века на этой древней земле царит мир и спокойствие. Мы живём одной семьёй. Если позволишь, то мои слова будут долгими, как бесконечны годы мудрого правления предков и потомков Гиреев.

Гахам говорил негромко и неспешно, убаюкивая мысли Шагин Гирея. Тот молча сидел, полузакрыв глаза. Речь старого священника успокаивала. Хан казалось уходил сознанием во внутренний мир реки слов пророка. Словно ласковые волны доносились слова старика …

По воле Бога есть параллельный мир, куда мы все уходим. Скоро уйду и я, покинешь этот светлый мир и ты. Нам не дано знать время, когда вознесёмся к Богу. Но Всевышний одарил наши души минутами откровения. Озарения. Такое случается, когда Всевышний беседует с нами. Лишь немногие слышат Его голос и ещё меньшее число людей, которые помнят сказанное Богом.

Твой благодатный край родина моих детей, всей моей общины. Потому в своих молитвах я часто просил Всевышнего рассказать нам о судьбе этой маленькой части Его земли. Он был милостив ко мне. Я лишь перескажу тебе, великий хан, некоторые вещие мысли. Начну с недавних событий, дабы повествование было последовательным.

Сорок лет тому назад, было первое предзнаменование. Тебе и твоей семье. Тогда русские войска прошли через все твои земли. Сожгли дворцы, сровняли с землёй крепости. Не помогла твоему славному предку Оттоманская Порта. Русские не трогали население, не жгли посевы и дома, не убивали крестьян и не угоняли их в рабство.

Я это знаю, почтенный Азарья — нарушил молчание Шагин Гирей — мне это рассказывал отец, Арслан Гирей. А потом подробно поведал грек наставник, когда мы учились в Салониках.

Да, да мой господин. Я знаю, что ты первый из своей знатной семьи постигал науки и в Греции и в Венеции. Говоришь и читаешь мудрые книги на многих языках. Ты просвещённый хан. Но это ты, а твой предшественник Крым Гирей не внял божьему знамению и совсем недавно, собрав огромное войско, решил отомстить и напал на могучего северного соседа. И много тысяч обездоленных продал в рабство в Порту. И тем навлёк на твой народ великий гнев русской царицы.

Говори о будущем, почтенный гахам. Прошлое нам известно.

Шагин Гирей легко поднялся, подошел к бассейну и задумался, глядя на голубые воды, перебирая пальцами редкую бородку.

Я не буду утаивать ничего, подумал Азарья. Мне он кажется спокойным и рассудительным.

Великий хан! Скоро, очень скоро ты примешь важное решение и все свои владения, включая не только Крым, но и земли на Кубани, в Бессарабии, в Кабарде отдашь российской императрице. Ты примешь решение, несмотря на восстание мурз и беев и козни родного брата и главного муфтия. Несмотря на кровавую гражданскую войну. Ты будешь пребывать в большой опасности. Падишах могучей Порты начнёт войну против России. Он проиграет. Но поначалу опасность будет настолько большой, что тебе трижды придётся искать защиты русских. Твоя мудрость и зоркость победят все невзгоды. Ибо ты следуешь воле Всевышнего. Ты заботишься о будущем благоденствии своей семьи и своего народа.

После смутного времени наступит мир на твоей земле. Долгий мир. И ты и все члены твоей семьи и все знатные беи найдут уважение и достаток при дворе русской императрицы. Никто не подвергнется жестокой опале. Мудрая императрица вернёт старое название этой земли и своим Указом создаст местное правительство, в которое войдёт вся крымско-татарская знать. Всем твоим сторонникам будут предоставлены права и льготы русского дворянства, а значительное большинство твоих крестьян станут казёнными. Свободными.

Шагин Гирей резко обернулся.

Ты и на самом деле имеешь дар ясновидения. Удивительно! Значит говоришь, что всё пройдёт, следуя воле Всевышнего. А моя судьба? Что ты видишь?

Хан заметно волновался. Заходил из угла в угол, бесшумно ступая по мягким коврам.

Что дальше мудрый Азарья.? Неужели навечно наступит благодатный мир на этой земле.

Вечен только Бог. А мы, его подданные, слишком обуянны мелкими страстями. Люди живут одним днём, как бабочки. Я не могу предсказаниями сделать их жизнь лучше, но и худшей тоже не могу. Лишь повторяю слова Всевышнего и то что Он рисует в моём сознании. Твой народ отныне и на долгие десятилетия разделит судьбу российской империи. Лишь через 70 лет Оттоманская Порта совместно с другими европейскими странами в последний раз попытается вернуть Таврию под своё владычество. Будет непродолжительная, очень кровавая война. Но Оттоманская Порта ничего не добьётся и окончательно покинет эти земли. Десятки тысяч людей твоего народа навсегда уйдут в Трапезунд и далее на восток. Война ничего не изменит, а пустующие земли заселят русские. И вновь пройдут почти 70 лет мира и спокойствия. На землях Крыма расцветут сады и виноградники, вырастут красивые города и прекрасные дворцы.

Ты опять не сказал о моей судьбе, почтенный Азарья.

Беспокойство хана достигло предела. Он отбросил чалму и красным платком отирал капли пота на голом черепе.

Я вижу твоё будущее умный пронырливый авантюрист, опустив глаза, подумал старый гахам. Твоя жизнь очень коротка и закончится шелковым шнурком в Истамбуле. Но тебе не надо это знать, а мне говорить.

После долгой паузы Азарья промолвил.

Твоя судьба слишком запутана и туманна. Ты будешь метаться между Россией и Портой и твои следы затеряются на дорогах времени. Но именно тебе Всевышний ниспослал судьбоносное деяние и потому твоё имя навечно будет занесено в летопись Истории.

Шагин Гирей резко остановился перед прорицателем и пронзил старика острым взглядом. Он казалось прочитал свою судьбу. И как-то сразу обмяк.

Ты можешь идти. Завтра начинается джигитовка моих новых гулямов и мы будем заняты. Ты жди! Я пришлю за тобой, чтобы услышать всё о судьбе моего народа. Всё, что тебе поведал Всевышний.

Азарья-Ага Шафир прожил славную жизнь. Родился в знатной религиозной семье, тесно связанной с европейскими общинами караимов Литвы, Польши и Пруссии. Был сильным и удачливым воином, причислен к военной аристократии караимов, к тарханам крепости Кырк-Йер. Силой и правдой служил ханам Гиреям в походах на Польшу и Россию. Много крови и слёз повидал. В одном из походов случилось с ним трагическое событие. В бою был сильно порублен, случайно подобран крестьянами и чудом выжил. Долгие недели неподвижного лежания в старом обветшалом сарае, когда старая крестьянка отпаивала молоком и отварами трав, когда приходил в сознание и вновь впадал в забытье, разбудили в молодом воине таинственные силы. С ним стали случаться неожиданные странные вспышки сознания. Он вдруг отчётливо слышал чей-то голос, рассказывающий о непонятных событиях в каких-то странах. Видел людей. То простых крестьян в избах, то богато разодетых горожан среди роскошных помещений. Он слышал их разговоры, но не понимал языка. Порой всплывали картины каких-то островов, пристаней и кораблей. Видел своих умерших деда и бабушку, слышал их голоса, потом причитание матери о нём.. Однажды до ужаса испугал заботливую крестьянку, вдруг произнеся её имя и сказав, что завтра будет гроза с молнией и загорятся дальние избы. Но её дом не пострадает. Так и случилось.

С того дня стали его окружать вниманием и испуганной заботой местные селяне. А потом вдруг приехал богатый шляхтич и Азарья, внимательно глядя ему в глаза, рассказал о скорой и пышной свадьбе его дочери и её смерти после родов первого ребёнка. Шляхтич часто крестился, сплёвывал вокруг и грозился отвезти басурмана, нехристя, в город, в тюрьму. Но его отбили крестьяне. Перепрятали. Он не понимал, что творится с ним. Ясновидение приходило внезапно и также неожиданно тускнело, пропадало. Когда выздоровел, Азарья подался к родственникам, издавна обитавших на границах Литвы в Тракае. Видения продолжались и стараясь понять причины, любопытный Азарья, несмотря на возраст, окончил экстерном гимназию в Вильно и попал в старейший Кёнигсбергский университет. Там увлёкся учением Иммануила Канта и даже недолго был его учеником. Вскоре свободно разговаривал на немецком и французском языках, много и жадно читал.

Немецкий идеализм поразил воображение молодого караима. Продолжающиеся странные вспышки сознания теперь подвергал анализу в соответствии с аналитическими положениями философии Канта. Раскладывал на отдельные факты и старался понять связь между ними, рассуждать о свойствах внезапно услышанного. Что было и что должно произойти. Затем старался логически вывести из прошлого будущее по услышанным событиям. Но таинственный голос, внезапно возникающий в подсознании, словно в насмешку, путал аналитические системы и выводы. Услышанное будущее смешивало результаты казалось бы ясного анализа. И Азарья сдался.Постарался забыть о логике…

Приходил в кенассу и только в беспрестанных молитвах успокаивался, душой поняв божественный исток возникновения таинственного голоса. Когда возвратился домой, то уже не испытывал пристрастия к научным учениям, тем более к военной профессии. Никому не говоря о своём даре, отныне всё время пропадал в кенассе, истово молясь Богу. Вскоре стал газаном, священником в Джуфт- Кале. Голос и внезапные видения продолжали посещать молодого газана.. Они приходили помимо воли и буквально требовали, чтобы Азарья рассказывал людям будущее.

В частых беседах-молитвах с Творцом, когда исчезали вопрошающие людские глаза, ему открывались, переполняя сознание, картины будущего стран и народов, его маленького народа. Голос рассказывал, что караимы вскоре на столетия вперёд найдут счастье под рукой русского императора. Они будут уважаемы и многие из них достигнут высокого положения в русском обществе. Но параллельно шли и печальные откровения о судьбе равинистов-евреев, приверженцев Талмуда и Устного закона. Они тоже подпадут под руку русского императора, но станут изгоями, нередко переживающими погромы и унижения. В далёком будущем, вещал голос, положение изменится. Равинисты широко разольются по России, станут свободными, а караимы… Тут голос умолкал.

Азарья страдал от обилия увиденных событий в жизни больших и малых стран. Судьбы отдельных личностей, просящих предсказаний, его мало волновали. Томился в желании раскрыть душу, поведать слова таинственного голоса всем людям. Но кому здесь это нужно? Кто поверит? И он в тиши кенассы настойчиво заносил вещие слова в толстую тетрадь в кожаной тиснённой узором обложке. Большой Мастер делал обложки каждой следующей тетради по образцу первой. Легенда гласила, что самая первая была писана рукой неведомого предка, последнего полководца Хазарского каганата, великого Песаха. Азарья нередко открывал заветную первую книгу и касаясь дрожащими пальцами букв, не читая слов, которых знал наизусть, истово молился. А затем прятал волшебную книгу в специальное, традиционное для магометан и караимов, помещение для омовения.

Молва о мудром газане быстро разнеслась по земле. К нему потянулись люди. Бедные, но более богатые. Знатные беи и муфтии. Приезжали из Порты, из Европы, из Персии. А когда Азарья в очередной раз посетил родственников в Тракае, то его пригласили ко двору русской императрицы. Он был польщён вниманием и добротой голубоглазой Екатерины. И в тайной беседе предсказал, что скорая война с Портой окончится успехом и его родина вольётся в состав русской империи. Навечно. Вскоре прихожане избрали Азарью духовным главой крымской общины караимов. И он с семейством переехал в главную кенассу, в Чуфут-Калу.

В тот вечер он с трудом доехал до древнего храма. Одолевали тревожные мысли. Не заходя в дом, сразу направился в кенассу. Снял обувь, преклонил колени. Прохладная тишина успокаивала. Может скрыться на время. Уехать в Литву к единоверцам. Но хан непредсказуемый и жестокий авантюрист. Своим бегством я навлеку много горя на общину караимов в Крыму.

Нет! Уезжать нельзя. Слишком опасно. Надо думать не о себе. Как никак, но моими стараниями в последние два десятилетия здесь возник и развился чуть ли не главный центр караизма, воспитывающий духовных пастырей для Европы. Азарья понимал, что дальнейшее развитие центра странным образом связано с судьбой этого мелкого властителя. И поэтому придётся рассказать, хотя-бы в общих чертах, главное из своих записей. Заодно освободится от переполнявших душу мыслей. Решив так, Азарья успокоился. Он долго молился, призывая душу пророка Анан бен-Давида. И вдруг услышал его слова.

…не прибавляй к тому, что я заповедал вам, и не убавляй от того…

Тогда он уверовал в правоте своего решения.

Я расскажу хану какая судьба ожидает его народ.

А через неделю вновь прискакали гулямы и приказали следовать во дворец. Шагин Гирей встретил с улыбкой. Видимо скачки на горячих лошадях, акробатические трюки молодых наездников, успешная охота успокоили мысли.

Мы с удовольствием слушаем тебя, почтенный Азарья.

Предполагая долгую беседу, хан удобнее уселся на троне и перебирая пухлыми пальцами чётки крупной бирюзы, пристально всматривался в старого человека. Потом негромко хлопнул в ладони и приказал появившемуся слуге принести высокие подушки для собеседника.

Пройдёт примерно два раза по 70 лет — начал гахам — и мир содрогнётся от страшной войны. Она затронет весь мир. Придёт и на земли русской империи. К тому времени стараниями русских царей империя станет самой огромной среди всех стран мира. В жадном стремлении увеличить территорию Россия захватит многие мусульманские ханства на Кавказе, в Казахстане и в Средней Азии. Уже не говоря о татарах и башкирах Поволжья. Императоры завоюют значительно больше того, что смогла бы переварить Россия.

Русских будут плотно окружать с юга и юго-востока народы суннитского ислама ханафитского мазхаба. Это станет предвестником больших бед для России. Русские цари, да и вообще правители больших государств, плохо воспринимают уроки истории. Не желают помнить причины падений империи Александра Македонского, Персидской империи, огромной Римской империи. Забывают законы истории. Думают, что с ними такого не случится.

Но законы истории словно пожар в сухой степи. Нельзя остановить. Так вот первая большая война закончится для Европы разрушением старых империй и всеобщим хаосом. Но для Московии она закончится ещё и великой политической смутой. Богоданного императора и всю его семью зверски убьют. Немыслимые потоки крови и слёз прольют люди, населяющие русскую империю, в том числе и подданные твоей благодатной родины. Чёрный туман опустится на земли империи. Кровавую политическую смуту создадут потомки низаритов, восставшие из забвения. Ты же знаешь, великий, что это было крайне жестокое течение среди шиитов. Потомки воспользуются поражением России в войне. Её слабостью.

Постой, почтенный гахам. Меня учили мудрые сахабы и помнится говорили, что мои далёкие предки чингизиды, а потом славные мамлюки чуть ли не пять столетий тому назад уничтожили это осиное гнездо.

Само гнездо уничтожить можно, но взращённые злые осы в то время разлетелись по всему миру. И притаились, сохраняя веру в скрытого имама, возвращающегося в назначенное время в образе Махди и наполняющего мир исламской справедливостью. И ненавистью к суннитам и иноверцам. С той давней поры низариты упрятали страшное, пугающее название своего ордена. Создали центр в Индии и тайные общины по всему миру, но особо среди европейских стран, поняв что будущее мира создаётся в Европе. Вожди низаритов завещали потомкам стать на время под знамёна любой религии, любого учения. Отыскав наиболее крайние направления среди учений, взять их на вооружение, внедрять в сознание обездоленных людей, расшатывать ленивые богатые империи, сталкивать лбами, для чего убивать царей, князей и наиболее значимых людей империй и государств, как во времена муфтия Хасана ибн-Саббаха.

Но самое важное, мой господин, другое. Ещё в древнее время, как ты знаешь, вожди низаритов создали школу из пяти ступеней посвящения для воспитания федави-убийц. Они завещали потомкам, что только широкое развитие подобных школ, поточное производство федави, их массовая деятельность создаст страх всеобщего насилия в выбранных странах. Атмосферу запугивания, чувство бессилия в людях, покорность. Миссионеры низаритов завещали объединение федави всех ступеней в тайный союз, политическую партию, с жесткой организацией под лозунгами выбранного крайнего вероучения.

Такое вероучение дальние потомки низаритов после долгих поисков обретут …

в Европе. В самом центре, где живут сейчас немцы, потомки великих готов. Ты знаешь высокодостойный хан, что в незапамятные времена готы во главе с королём Германарихом владели Таврией. Потом отцы твоих отцов оттеснили их в центр Европы. Их мирные предки и доныне живут в твоём прекрасном крае.

Так вот среди европейских готов, немцев, в середине следующего столетия, в семье добропорядочных равинитов родится человек. Большой и мудрый философ. Он создаст систему крайних революционных взглядов. Искренне заботясь о судьбах обездоленных всего мира, он будет думать, что предложенный им путь позволит в скором времени отнять власть, деньги и земли у богатых и передать обездоленным. Возвести последних на престолы государств. Уравнять богатства и власть для всех людей. Создать земной рай.

Учением немецкого равиниста и воспользуются потомки низаритов. Главные миссионеры на тайной встрече в Бомбее, в далёкой Индии, призовут сторонников до некоторой поры открыто не возвещать людям откровения пророка Мухаммеда. Не пользоваться жестокими правилами древней партии “Новым Призыв”. Создать новую секту, партию, под новым названием, используя учение немецкого равиниста и повести обездоленных не под зелёными знамёнами Аллаха, а под красными знамёнами, на которых будет красоваться красная пятиконечная звезда, как скрытый символ соединения пяти основных столпов исламской религии. Свидетельство веры, молитва, очищение, поста и паломничество.

Этого немецкого равиниста миссионеры-низариты возведут в ранг бога и будут заставлять людей поначалу убеждением, а затем всё более силой, присягать на верность его заветам и целям. Пройдёт совсем мало времени с той тайной встречи, но такова будет неистовая энергия миссионеров, привычка к дисциплине и маскировке, что не только бездумные обездоленные встанут под знамёна новой религии, но что страшнее и многие мыслящие люди подпадут под влияние. И не от страха. Нет! Они будут искренне верить в учение нового бога. Будут писать многотомные книги, славословить учение этого равиниста.

И вот уже во многих странах Европы ещё до первой большой войны, будут созданы национальные партии под знамёнами и лозунгами немца-полубога, а потом и международные объединения партий. Они будут призывать обездоленных объединятся и выходить на улицы. Не подчиняться царям и императорам, убивать их, создавать беспорядки в городах и тем самым постепенно отбирать власть.

Но в Европе очень сытые люди и они слишком медленно будут следовать боевым лозунгам низаритов-ассасинов. А те, чувствуя веяние времени, которое изменчиво, будут торопиться. Будут рыскать, как злые волки, по Европе и миру в поисках страны, в которой можно было-бы побыстрее прорваться к власти.

И они найдут такую страну. Им очень поможет первая большая война, которая обескровит сытую Европу. Все страны будут участвовать в ней. Но больше всех остальных стран в войне ослабнет громадная Россия. Вот туда и устремятся наиболее энергичные потомки низаритов. Там они создадут сильную партию и посеют великую смуту. В городах и посёлках возродится орден низаритов под другим названием и вскоре они завоюют всю Московию.

Российский Орден новых низаритов окрепнет после большой войны. Расширится в невероятной по жестокости внутренней войне. Гражданской. Четыре долгих года брат будет убивать брата, а отец сына. Трупы миллионов людей будут раскиданы в городах, полях и лесах и не преданные земле души будут взывать к Богу с молитвой о мщении. Зло разольётся по всей стране. Оно не обойдёт и твой благодатный край. Я вижу, мой повелитель, горы трупов среди садов и виноградников Таврии и не меньшее число в тёплых водах, омывающих берега. Приплывут на запах крови большие рыбы и морские твари и во множестве расплодятся.

Азарья бен Шафир уже не думал о грозящей опасности. Неистовая энергия погрузила его в странное сомнамбулическое состояние. Вещала душа великого гахама, освобождённая от пут условностей, а холодное любопытное сознание взирало со стороны, зорко подмечая расширившиеся от страха глаза хана. Она не могла остановиться, не высказав всё, что вещал ей Голос.

После большой войны злое учение распространится на страны Европы, Азии и Ближнего Востока. Оно всколыхнёт миллионы людей даже в далёкой Поднебесной империи. Рухнет Оттоманская Порта, великий покровитель династии Крымских ханов Гиреев. Погрязнут в голоде и заботах прежде богатые страны Европы. В стране где родился тот великий равинист к власти тоже придут низариты. Правда не надолго. Пройдут малые годы после той войны и океан зла, поднятый новым орденом низаритов успокоится в Европе. Испарится. Кроме России.

В Европе низариты спрячутся, но не исчезнут. В России они останутся у власти и отгородятся от других стран армиями полуголодных жестоких людей-рабов.. Россия слишком огромная страна и потому миссионерам-низаритам будет необходимо немалое время, дабы смутить и полностью подчинить, растлить души десятков миллионов живущих на её территории обездоленных людей. Растлить призывами к новой большой войне, к достижению мирового господства. Взбаламутить мир и затем пролиться на соседние континенты и окончательно снести старое мироустройство.

Для полного подчинения российских душ миссионерам потребуется чуть более двух десятков лет. Совсем немного, но славяне доверчивый и равнодушный народ. Я вижу, как выдвинется из среды низаритов наиболее неистовый и жестокий. За двадцать лет правления он сумеет уничтожить миллионы непослушных, а остальным внедрить страх и осквернить души. Такого не видел мир со дня сотворения.

Обещая райское будущее, он отменит частную собственность на фабрики, земли, дома. Даже домашний скот. Запретит частную торговлю. Всё должно принадлежать государству, то есть его партии. Заставит рабочих трудиться, а крестьян пахать и сеять, выдавая на пропитание лишь малую толику, чтобы народ не умирал с голода. Заставит городских обездоленных, руками которых ранее сверг правителей страны, работать за гроши. Жить в нищете и страхе. А всех богатых людей уничтожит. Недовольных мыслящих людей вышлет из страны, других посадит в тюрьмы, но большинство, повторяю, уничтожит.

Поначалу в страну придёт жуткий голод. Люди начнут пожирать людей. И народ поднимет восстание. Неистовый миссионер предугадает волнение народа и чтобы справиться с ним создаст внутри Ордена малый орден в виде армии кровавых карателей ассасинов, подчинённых только ему. Он построит в самых гиблых местах России, в мёрзлой Сибири, сотни лагерей, куда сгонит миллионы недовольных людей. Почти все они погибнут от голода или будут убиты. Огромная страна испугается и притихнет.

Останутся в городах и деревнях простые обездоленные, живущие в постоянном страхе и во лжи. Чтобы хоть как-то выжили дети, они будут воспитывать их в раболепстве перед тем Орденом, но главное в почитании неистового миссионера. Оставшихся запуганных мыслящих ловкий и хитрый неистовый привлечёт мелкими подачками. Будет строго следить, чтобы своими книгами они помогали воспитывать обездоленных в рабстве.

Но неистовый не забудет и другие страны.

Здесь состояние гахама достигло большого возбуждения. Он встал с подушек и размахивая руками, громко заговорил. На шум вбежали гулямы, но хан мановением руки остановил стражу, понимая, что с ним говорит голос Творца, вызывая у богобоязненного хана страх и почитание.

Идея завоевания мира — страстно продолжал Азарья — завещанная Хасан ибн-Сабахом, будет точить дьявольский разум неистового. Он начнёт тайно засылать преданных миссионеров из состава малого Ордена во все страны всех континентов. Преданные быстро отыщут низаритов, что ранее прятались до поры до времени. Снабдят золотом. Вновь те поднимут головы и вскоре привлекут обездоленных своих стран обещаниями райской жизни. Они вскоре сумеют воссоздать многочисленные партии, прикрываясь учением всё того же немца-раввиниста. И снова будут увещевать обездоленных, что совсем скоро наступит райская пора. Вот только надо свергнуть старую власть…Уничтожить…

Неистовый будет готовить этот день. Великий день, когда возбуждённые обещаниями обездоленные восстанут разом во всех главных странах мира, зальют земли кровью царей, князей и вообще всех богатых. Завоюют власть и преклонят перед ним, Неистовым, колени. Словно перед Богом вселенной. И лишь тогда Неистовый Ага — хан откроет миру своё лицо. Лицо скрытого имама, возвратившегося в образе Махди.

Но тут произойдут непредвиденные события. В солнечной Италии, где ты благословенный великий хан в молодости проходил обучение, один из местных миссионеров возомнит себя таким же великим, как и неистовый в Московии. Он начнёт оспаривать его величие. Его примеру последуют миссионеры в Испании, но особенно в Германии. Родине того великого раввиниста. Уже вскоре влияние европейских низаритов среди обездоленных своих стран станет настолько широким, что они смогут захватить власть. И объединится в мощный союз.

Возбуждение внезапно утихло и старый Азарья бен Шафир буквально упал на подушки, тяжело дыша. Голубые воды бассейна под листвой тенистых чинар заметно потемнели. Последние лучи заходящего солнца осветили оскаленные морды застывших львов. За стеной павильона послышались голоса улемов.

Шагин Гирей очнулся. Вид его был мрачным. Сердце гахама содрогнулось от предчувствий. Хан окинул невидящим взором старого Азарья.

Постой гахам. Я слышу голоса. Пришло время магриба. Святой молитвы, чтобы услышать благостные суры из Корана. Езжай! Когда придёт время, я снова пошлю за тобой гулямов…

Кенаса встретила Азарью Ага прохладой и привычным уютом. Разгорячённое сознание успокаивалось, но мрачное лицо хана ещё долго преследовало гахама. Совершив омовение Азарья долго молился, преклонив колени. Поздно вечером, в полной темноте, что в горах возникает внезапно, он в одиночестве сидел в любимой виноградной беседке и размышлял. Дважды приходила жена и молча, боясь потревожить, стояла рядом, а он всё сидел, всматриваясь в лик бледной луны.

Надо взять себя в руки. Контролировать себя. Но как? Помоги мне, мой Бог! Не всё рассказывать лукавому хану. Во имя жизни Караимского Духовного Правления, во имя счастья одиннадцати общин караимов Крыма. Он уничтожит всех нас. Надо будет разослать помощников и собрать газанов общин. Объявить им, что вскоре придут русские войска. Теперь это нужно сказать. Придут навсегда. Чтобы готовили народ и молились о спасении душ. Прятали детей и добро. Напоследок всякое могут выкинуть мурзы и беи, но больше всего Шагин Гирей. Он непредсказуем. Надо успеть!

Надо обезапасить и семью. Русские укрепились в Перекопе. Горными тропами отправить к ним семью со знакомыми купцами. И с отдельным доверенным человеком письмо к генералу Прозоровскому. Всё рассказать о положении Шагин Гирея, что он продолжает заигрывать с Портой, получать деньги и оружие, уверяя русскую императрицу в покорности. Надо успеть, а самому приготовиться… Я уже слишком стар, чтобы прятаться.

Через неделю неожиданно прискакали гулямы, затребовав старого гахама во дворец. Злой усмешкой встретил Агафью молодой хан.

Ты думал, хитрый предсказатель, что я забыл о твоём существовании. Уверен, что тебе известно о положении дел в моих владениях и твои гонцы всё докладывают русским. Наверное всё это время ты молился о приходе русских. Ну что ж! Всё правильно ты предсказал. Видимо другого пути нет и нам придётся уехать в северную столицу. Но ты не окончил рассказ о будущем моего народа. Расскажи. Успокой душу знанием будущего.

Да, благословенный хан. Я всё помню и молитвы помогают услышать добрые предзнаменования твоему народу. Позволь, я продолжу. Я закончил на том, что после первой большой войны, через много лет вновь возникшие партии неистовых в Европе объединятся и захватят власть в своих странах. Сначала в Италии, затем в Германии и Испании. И почувствовав силу, начнут расшатывать трон под великим российским Неистовым. И тогда великий Неистовый начнёт готовится к походу, чтобы первому напасть и растоптать противников в странах Европы и Азии.

Все прежние войны и казни, досточтимый хан, за всю историю человечества покажутся комариным укусом по сравнению с жертвами начавшейся второй большой войны. Она продлится пять лет. Победит Великий Неистовый. От Парижа до Шанхая земля пропитается кровью десятков миллионов людей. Но особыми жертвами расплатится российский народ. В безмолвную пустыню превратятся некогда цветущие города и посёлки. Даже лай собак не будет слышен. Война не обойдёт и твои земли. Лишь свободные орлы будут парить над горами и долинами Крымского ханства.

В начале второй большой войны твои земли вновь завоюют потомки готов, нынешние германцы, руководимые собственными низаритами. Ведь когда-то давным давно готы владели Крымом. В восторге от успеха, не зная что он кратковременный, они попытаются образовать здесь республику Готию. Их поддержит большинство твоего народа. Но вскоре готов выгонит великий Неистовый из России. Германцев он уничтожит, а твой народ, в отместку за предательство, как скот, погонит на восток. В мёрзлую безжизненную Сибирь, где значительная часть умрёт от голода и болезней.

Ты ничего не сказал о своём народе прозорливый Агафья. Он уже много столетий живёт в мире и согласии с моим народом. Что будет с ним?

Я потому и молчал, великий хан, что его участь ещё более печальна. Готы-низариты, но особенно русский Неистовый и до и после второй большой войны лишат мой народ Веры, уничтожат кенассы и лишь немногие караимы рассыпятся по свету. Истинные сыны Священного Писания, караимы, исчезнут. Исчезнет и наша Вера. Великий Неистовый добьётся своего. Каждый ребёнок во всех уголках мира будет знать его имя и даже гордится, что живёт с ним в одно время. Но вскоре Неистовым завладеет великий страх. Все самые близкие помощники будут казаться тайными врагами, жаждущими его смерти. И он спрячется в лесах, окружит себя вооруженными гулямами и будет вызывать ближних помощников по одному, по двое. И выспрашивать и проверять и отдавать приказы огромной империи.

И всё равно страх помутит его рассудок. Он начнёт уничтожать всех ближайших сподвижников. Всех! Даже их семьи. До малого ребёнка. Обвинив в измене. Тюрьмы и поселения в безжизненных просторах Сибири будут вновь переполнены страдающими. Так будет длиться почти десятилетие. Но всему приходит конец. Его отравят и великий Неистовый будет умирать в одиночестве среди тёмного лесного логова.

К власти в России придут его помощники, оставшиеся в живых. Те же самые по духу, но слабые. Уже не мечтающие о мировом господстве. Лишь бы удержать страну в руках. Они дадут некоторые свободы народам России, особенно крестьянам. Откроют двери тюрем и поселений. Сломанные духом, больные и калеки рассеются по русской земле в поисках родных и близких. Тогда-же на земли Крымского ханства вернутся и остатки твоего народа. Жизнь в России казалось бы возвратится в прежнее русло.

Азарья старался быть спокойным и лишь дрожание пальцев, быстро перебирающих чёрные агатовые чётки, выдавало волнение. Справившись с волнением, он продолжал.

Но за четыре десятилетия власти Неистового возникнет совсем другой российский народ. Тот что был ранее будет уничтожен. А народившиеся поколения будут приучены жить как рабы. Жить так, как указывал Неистовый. Когда он умрёт, этот новый народ будет плакать. Как малое дитя, брошенное матерью. Они не будут знать как живётся на свободе. Новые властители, слабые низариты, понимая рабское состояние народа, опасаясь его просветления, будут всё также отгораживать Россию от остального мира. А там, в странах Европы, партии низаритов постепенно исчезнут. Окончательно. Жизнь в Европе расцветёт. Пришедшие к власти правители, боясь ярости и подлости низаритов России, распространения их идей среди своих народов, всеми доступными методами, не военными, а только торговыми, будут стараться привлечь богатством и свободами народы России. Чтобы те освободились от рабства и жили библейскими ценностями.

Так будет длиться три десятилетия. Народятся новые поколения. Как вода точит камень, так мечты о свободе и богатстве постепенно проникнут в души новых поколений российских людей. И не только в больших городах, но и в самых дальних городках и сёлах. Дети и внуки рабов задумаются о причинах нищеты среди богатых земель, бескрайних лесов и неистощимых руд. Начнёт исчезать страх.

И придёт время, когда российский народ свергнет партию ослабевших низаритов. Рухнет железный занавес и огромными потоками разольются по всему миру жители российской империи, стараясь вжиться в новый мир, стараясь забыть страхи и нищету. К людям придёт вера в Бога. Российская империя, собранная нынешней императрицей и её потомками, развалится.

Суннитские племена узбеков, таджиков и туркмен Средней Азии, потомки тюркютских каганатов в Казахских степей и татар Прикаспия создадут свои государства. Славяне древнего Польско-Литовского государства тоже отойдут от России, объединившись в две страны — Белую Русь и Украину. Древняя Таврия, твой благословенный край, станет частью Украины. В России останутся русские и мусульмане-сунниты, издавна проживающие на Волге и Каме, Ногайская Орда и многочисленные исламские племена северного Кавказа. Эти мусульманские народы со временем будут настойчиво требовать самостоятельности. И слабая власть будет вынуждена, как волчица источившая клыки и ставшая бессильной, отдавать народам всё больше и больше свобод.

Новая российская власть будет стараться жить по европейским законам. И многого достигнет. Вновь пройдут два десятилетия. Очень неспокойные годы. Ведь ещё останутся в Московии тайные сторонники низаритов. Тайные сторонники будут всеми силами стараться ослабить центральную власть. Понуждать народ к бунту. Им удастся возбудить племена аланов северного Кавказа. Восстанут чеченцы и ингуши, требуя свободы и самостоятельности. Новая власть, стараясь сохранить остатки империи, в крови потопит очаги бунта, задобрит мусульман мелкими подачками и обещаниями. Но много недовольных останется и они затаятся на Кавказе и на Волге, ожидая своё время.

Молодое поколение и твоего крымского народа, помня насилие и унижения прошлых лет, забыв страх, начнут борьбу с украинским правительством, стремясь создать самостоятельную страну. И здесь тоже возникнут кровавые столкновения с местным украинским и русским населением, давно осевшем на твоих землях. Добьются немногого. Но зато, почувствовав слабость власти, создадут тайные отряды самообороны. И притаятся, как и на Кавказе. А власть будет словно змея изгибаться, задабривая обещаниями.

Но тут в России произойдут печальные события. Молодое поколение русских, разогнавших партию низаритов, не сможет за два свободных десятилетия создать сильное государство по образцу и подобию европейских стран. Ещё слишком много людей будут пропитаны страхом и рабской униженностью, доставшейся от отцов и дедов. Они всё ещё будут в мыслях тянуться к образу Неистового. Часто вспоминать и даже возвеличивать. Ведь горе по прошествии многих, многих лет забывается, переосмысливается и даже привлекает души простых людей. Крестьян и рабочих, чьи деды и прадеды были уничтожены Неистовым.

Рабское состояние, мой господин, да продлит Бог твоё царствование, долго держится в душах простых людей. Ведь так приятно не думать самим, не стремиться к знаниям и каким-то непонятным свободам. Свободу ведь надо постоянно охранять и приумножать, иначе сосед или отнимет или воспользуется для себя. Пусть лучше обо мне думает хан, его муфтии и беи в диванах. Да простит хан, мои вольнодумные слова.

Пальцы Азарьи задрожали сильнее, он опустил глаза. Но упорно продолжал.

Поэтому, не пройдёт и двух десятилетий свободы, как власть в России вновь упадёт в руки тайного сторонника давно умершего Неистового. Придёт лукавый и лживый правитель, воспитанный в традициях Малого Ордена карателей федави, созданного ещё Неистовым. Ловкий, жестокий правитель, но всего лишь тень былого величия Неистового. Слишком незначительный для столь огромной страны, где всё ещё будут жить много разных народов и племён. Он сумеет подобрать сторонников среди субашей, кадиев и коммерсантов, щедро одаривая их землями и золотом. Не пройдёт и десятилетия, как почувствовав силу, уверовав в угодливую преданность помощников и восхваление со стороны тайных низаритов и простых людей, он вновь оденет жесткую узду на жителей России. А тех, кто будет сопротивляться, начнёт ущемлять в правах, а потом, следуя заветам Неистового, сажать в тюрьмы. И убивать по одиночке.

Первое десятилетие его правления будет успешным. Он сумеет накормить народ. Россия очень богатая страна и стоит лишь немного дать волю купцам и ремесленникам, как привыкший к нищете и унижению народ, сразу воспылает надеждой и любовью к правителю. Настолько, что Лукавый, уверовав в любовь, сумеет силой присоединить и твои земли к России. Таврия вновь станет российской территорией. Но Лукавому этого покажется мало. Захочет отнять у слабой Украины восточные земли, куда нынешняя императриц Екатерина переселяет множество русских и немецких крестьян, называя эти земли Новороссией. Поначалу победа будет на стороне Лукавого. И тогда он возомнит себя великим цезарем. Но это тот случай, когда хвост виляет собакой. Отнять Таврию будет не сложно у слабого украинского государства. Подачками и обещаниями Лукавый поднимет бунт на востоке Украины, где к тому времени будет проживать много русских, всячески помогая им деньгами, винтовками и пушками. А потом и солдатами. Там начнётся кровопролитная гражданская война. Она вызовет настоящую бурю в Европе и параллельно болезненное ощущение безнаказанности у Лукавого.

Действия Лукавого озадачат европейских правителей. Вызовут опасение — как-бы маленькая война на Украине не переросла в третью большую войну. И очень богатые европейские страны начнут активно помогать Украине военной техникой и средствами. А с другой стороны перестанут торговать с Россией и давать деньги в кредит. Умышленно не замечать и не общаться с Лукавым. Таких бурных ответов не мог предвидеть тщеславный правитель. Как рыба в сетях он начнёт метаться.

В одних речах будет говорить о дружбе с европейскими странами. А в других выступлениях, для своего народа, будет продолжать метать угрозы в сторону Европы. Вновь, как Неистовый, утверждать, что у России свой путь, что она особенная страна и проживёт без Европы. Что необходимо запугать сытых европейцев. Что в изоляции страна станет ещё богаче и сильнее. И Лукавый продолжит посылать людей и военную технику на восток Украины, словно подкидывая сухие дрова в разгорающийся костёр.

Но пожар на Украине погаснет усилиями Европы и кольцо изоляции вокруг России начнёт всё сильнее сжиматься. Метания Лукавого усилятся и он захочет разжечь новый костёр. В то время, мой господин, будет очень неспокойно в арабском мире. Сунниты и шииты, а также множество новых течений в исламизме, очень агрессивных, будут воевать друг с другом. Мусульманский мира будет похож на растревоженный улей, где все болезненно кусают друг друга. И вот в самое сердце улья влезет не умный Лукавый. Начнёт активно помогать винтовками и пушками суннитам на территории древней Палестины.

Этого только и ожидали озадаченные европейцы. Словно подарок судьбы. Расправится с Лукавым руками озлобленный шиитов. Могущественных в то время. Ведь вся огромная Персия, восток Оттоманской Порты, Междуречье и запад Индии заселены миллионами шиитов. Европейские страны объединятся, все как один покинут Россию. Просто ничего не будут ей продавать и покупать. Ты знаешь, что даже сегодня любое государство, особенно в Европе, не может прожить без торговли. А через двести лет коммерческие связи станут настолько тесными, что даже частичный разрыв, тем более полный, быстро приведёт страну к нищете и голоду.

В метаниях озверевшего Лукавого пройдёт ещё несколько лет. Голод охватит народы России. Как ни богата она, но в одиночку даже её богатств не станет хватать. И тогда Лукавый тайно поддержит движение молодых людей, националистов, призывающих решить проблемы голода и нищеты большой войной с Европой. Одним ударом, все как один, призывали эти горячие головы идти в поход на завоевание жирной сонной Европы. Отрубим голову змее. Их призывы постепенно возымеют действие среди российских голодных обездоленных.

Но Лукавый и националисты не успеют.

В среде шиитских правителей, улемов и муфтий возникнет крайнее учение, призывающее исламскую молодёжь покончить с враждой между основными течениями Ислама и объединённые силы бросить на открытую и жестокую борьбу с неверными Европы. Особенно России, где к тому времени будут проживать миллионы мусульман. Правители и улемы будут призывать к образованию великого исламского объединённого Халифата.

Наиболее горячие исламисты будут звать народы в поход на запад, чтобы водрузить на развалинах Москвы, Рима, Парижа, Лондона и Берлина зелёное знамя Аллаха. К крайним учениям примкнут массы обездоленных мусульман. Вскоре разгорится большой пожар. Начнётся на Ближнем Востоке и на Балканах. Чуть ли не в сердце Европы. Прольётся много невинной крови.

Но Европа сумеет объединится к моменту появления армий мусульманских обездоленных. Станет слишком сильна единой христианской моралью, мощью армий, банков, заводов и фабрик. И возникшие единичные, разрозненные пожары не вызовут распада. Наоборот. Страны Европы сомкнуться и постараются направить пламя пожара против Лукавого и России. Им это удастся…..

Голос Азарьи задрожал и наполнился уверенностью и торжественностью. Душа вещала откровенно и тем пугало холодное сознание. Оно кричало — остановись. Ты подписываешь себе и своему народу смертный приговор. И Творец внял мольбе сознания…

И тогда лидеры боевых исламских течений направят усилия на Российскую империю. Ослабленную блокадой европейских стран, внутренней борьбой и голодом. Они увидят, что именно Россия то слабое звено в Европейской христианской цивилизации, разорвав которое и используя её богатства, можно двинуться на завоевание мира. К тому же боевики исламских течений найдут поддержку и в самом сердце России, где издавна живут многочисленные мусульманские народы. Это их родина. Руководители российских мусульман, в своё время прикормленные Лукавым, притаились в ожидании лучших времён. Теперь настало время образования Великого Халифата на российских землях — открыто заявят им лидеры боевых исламистких группировок. Они призовут к массовому проникновению своих сторонников в Россию.

Поток вооруженных сторонников Халифата хлынет на славянские земли двумя мощными рукавами. Западный рукав через Оттоманскую Порту, ставшую к тем временам вновь сильной и богатой, через Самсун и Трапезунд на твои крымские земли и далее проторёнными дорогами блистательных Гиреев на Москву. И восточный рукав через Дербентский проход и Хазарское море на соединение с мусульманами Поволжья. Дорогами моих далёких предков, когда-то пришедших на Волгу и создавших мощный Хазарский каганат. И тогда возникнет пожар среди мусульман Поволжья и северного Кавказа. Тех, которыми на протяжении многих столетий владели чингизиды. Это будет огромная волна, подпитанная золотом мусульманских стран Ближнего Востока, Африки и Аравии. В едином страшном кровавом порыве она затопит Россию окончательно. Лукавый исчезнет и даже память о нём вскоре сотрётся в народных легендах. На обломках империи возникнут национальные мусульманские государства и небольшие обособленные слабые славянские княжества. Подобные тому, что существовали на заре возникновения Московии.

В Крыму, мой господин, вновь засияет солнце над твоим свободным народом. И потомки славных Гиреев вновь возвратятся к власти.

Всё возвращается на круги своя… Так сказано в Библии. Идёт ветер к югу, и переходит к северу, кружится, кружится на ходу своём, и возвращается ветер на круги свои… Нет ничего нового на земле. Всё повторяется. Древняя Таврия вновь приобретёт свободу.

Азарья Ага Шафир выжидательно опустил глаза, боясь смотреть на Шагин Гирея. В полумраке наступающего вечера оскаленные пасти львов, застывших у бассейна, зловеще взирали на двух людей. Последовало долгое молчание. Шагин Гирей нервно ходил по пушистым коврам, перебирая чётки. Остановился напротив старого гахама и пристально глядя, произнёс.

Речь твоя гладкая, словно долго заучивал слова. Нам они понятны, но не мыслимы источники твоего озарения. Аллах велик и мудр. Он направил тебя ко мне, чтобы утвердить окончательно мои решения. Успокоить душу. Так тому и быть.

Шагин Гирей вновь заходил по шатру. Остановился возле бассейна и глядя на неподвижное зеркало воды, мрачно добавил.

Тебя следует обезглавить старик. Тебя и твоих единоверцев. Ты тайный враг мой и моей веры. Но русская императрица дорожит тобой…Возможно ты понадобишься нам.

Ты умрёшь раньше, маленький хан — подумал Азарья. А вслух произнёс.

Я не враг тебе, мой господин. Я сказал то, что услышал в тиши кенассы. Твоя родина, она и моя родина. Все народы Таврии, как гребцы в одной лодке среди бурного моря. И гибель одного гребца увеличивает вероятность гибели лодки.

Вновь наступило молчание. Азарья Ага Шафир встал и переминался с ноги на ногу, ожидая решения своей судьбы. Последовал резкий жест, позволяющий удалиться.

Больше они никогда не виделись. Прошло семь лет. В феврале 1783 года Шагин Гирей отрёкся от престола и манифестом Екатерины II от 8 апреля того же года Крым вошел в состав Российской империи. Бывший хан уехал в Петербург, откуда вскоре тайно исчез и как сообщили верные люди был удавлен в Истамбуле.

В июне того же года князь Потёмкин в Карасубазаре на вершине плоской горы Ак-Кая принял присягу на верность России крымской знати и представителей всех национальностей крымского населения. Азарья Ага Шафир, от имени караимской общины, приветствовал князя и передал уважение мудрой российской императрице.

А Чуфут Кале опустело. Жители уехали в Гезлев (ныне Евпатория). Подальше от дворцов Гиреев в соседней Ак Мечети (ныне Симферополь) и Эски Саладжике (ныне Бахчисарай), которые были разрушены и сожжены. Занавес активной истории надолго опустился над благодатной Таврией.

А связка толстых тетрадей в кожаной обложке с медными застёжками, куда великий Азарья заносил записи долго хранилась в караимской общине Литвы, затем перебралась в фонды Кёнигсбергского университета, затем благополучно добралась до архивов госбезопасности России. Далее их судьба не известна.

Но люди и молва донесли до нас некоторые отрывки. Здесь они отчасти изложены.

Не обессудьте, если они обидят некоторых…

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math