©"Семь искусств"
    года

 1,539 total views,  5 views today

В результате исторических умолчаний и сокращений сама фигура Александра Невского повисла в воздухе, превратилась в исторический фантом. Всего одиннадцать лет был он великим князем на Руси. За что его причислили к лику святых? Ведь не за сражение на Чудском озере: как-то, по-житейски говоря, маловато. За что его считают национальным героем? Неизвестно.

Сергей Баймухаметов

КНЯЖЕСКИЙ КРЕСТ 

Александр Невский — спаситель или предатель Русской земли?

Из книги Сергея Баймухаметова «Ложь и правда русской истории. От варягов до Империи». Издательство «Вече», М., 2021.

Уничтожать свою историю мы мастера. Равно как и мастера искажать ее в ту или другую сторону. Именно об этом и именно такими словами думал я, сидя ранним утром в лодке посреди Плещеева озера.

Слева от меня на фоне неба четко прорисовывались купола Никитского монастыря. Понятно, когда храм стоит прямо на берегу, над тихой водой. Но ведь Никитский монастырь в большом отдалении отсюда, на взгорках — а все равно непостижимым образом отражается в озерной глади!

А прямо по носу лодки — город Переславль-Залесский. Причал, забитый маленькими суденышками — рыбацкая слобода. Метров двести правее, где в озеро вливается река Трубеж — Сорокосвятская церковь.

Если пойти вверх вдоль реки, по древнему земляному валу, откроется Спасо-Преображенский собор. В XIII веке собор переходом соединялся с деревянными палатами князя Ярослава. По всей видимости, в них и родила княгиня Феодосия, дочь Мстислава Удатного и половецкой княжны, маленького княжича Александра.

Этот человек определил судьбу народа.

Плещеево озеро и Никитский монастырь

Плещеево озеро и Никитский монастырь

Плещеево озеро и Сорокосвятская церковь

Плещеево озеро и Сорокосвятская церковь

Спасо-Преображенский собор в Переславле-Залесском

Спасо-Преображенский собор в Переславле-Залесском

Сложная история

Однако споры о его роли в истории Руси длятся и поныне.

Изначально западные ученые называли политику Александра Невского «предательской», «позорной».

В 90-е годы к ним присоединились некоторые российские историки и публицисты, в журналах «Родина», «Огонёк», «Общей газете» и других изданиях прямо писали:

«Есть такой сатана русской истории — Александр Невский. У него была цель — княжить во Владимире, и ради шкурных интересов он насадил на Руси лютое татарское иго. И сделал это самым гнусным образом — предав брата». (М. Горелик, «Огонёк»)

«Русский народ, русская свобода были преданы и проданы изнутри. Они стали жертвой своего рода заговора. И ключевой фигурой его был русский «национальный герой» Александр Невский… Александр родился в семье Ярослава… Именно от него (Ярослава — С.Б.) исходила идея исторического предательства, именно им-то и принято было роковое решение отдать Русь азиатским пришельцам ради установления деспотической системы власти. Позор русского исторического сознания, русской исторической памяти в том, что Александр Невский стал… знаменем того самого народа, чью историческую судьбу он жестоко исковеркал». (М. Сокольский. «Неверная память», М., 1990)

«Можно ли считать великим национальным героем татарского прихвостня, капитулянта и коллаборанта по имени Александр?.. Человека, который своим руками насаждал иноземное господство, призывал на собственных братьев монгольские рати (главным русским князем его поставила именно Неврюева рать, науськанная им на старшего брата Андрея)… побратался с Сартаком Батыевичем, а потом подписал с Берке все условия вассальности и данничества… После чего не стеснялся водить свои дружины против несогласного с этим русского населения… Как судить о народе, который сам себе придумал, высосал из пальца и поставил в главные национальные герои и символы фигуру, которую, как ни крути, иначе, чем предателем не назовешь?» (Николай Журавлев, интернет-журнал «Арба»)

 «Александр Невский был первым из великих князей русских, который вместо сопротивления татарам пошел на прямое сотрудничество с ними. Он начал действовать в союзе с татарами против других князей: наказывал русских — в том числе и новгородцев — за неповиновение завоевателям, да так, как монголам даже не снилось (он и носы резал, и уши обрезал, и головы отсекал, и на кол сажал)» (Юрий Афанасьев, журнал «Родина»)

Сейчас такие статьи почти не встречаются. Разве что в свободном интернет-пространстве.

И русская историческая наука XIX века относилась к Невскому достаточно прохладно. Правда, ученые не осмеливались открыто обвинить святого князя. Это называлось бы святотатством. В трудах основоположников, Соловьева и Ключевского, он упоминается, пусть даже и уважительно, мельком. Например, в «Курсе русской истории» В.О. Ключевского — 15 раз в 15 строчках.

И в Советском Союзе, до 1940-х годов, Александр Невский считался предателем. В Малой советской энциклопедии 1930 года о Невском писали так:

«В 1252 году А. достает (чувствуете отношение: «достает»! — С.Б.) себе в Орде ярлык на великое княжение… Подавлял волнения русского населения, протестовавшего против тяжелой дани татарам. «Мирная» (в кавычках! — С.Б.) политика А. была оценена ладившей с ханом русской церковью: после смерти А. она объявила его святым».

В общем, интриган, предатель и угнетатель русского народа, вместе с церковью продавшийся Золотой Орде. Никак иначе. Однако тем самым косвенно признавался союз Александра Невского и Русской церкви — с Ордой.

Так продолжалось до 40-х годов, когда начался сталинский период героизации князя: Отечественная война, немцы-захватчики… Ранее, в 1938 году, вышел фильм «Александр Невский», сделавший его народным героем, защитником Руси от нашествия тевтонов. Затем уже нигде и никак не упоминалось о его союзе с Ордой.

В результате исторических умолчаний и сокращений сама фигура Александра Невского повисла в воздухе, превратилась в исторический фантом. Всего одиннадцать лет был он великим князем на Руси. За что его причислили к лику святых? Ведь не за сражение на Чудском озере: как-то, по-житейски говоря, маловато. За что его считают национальным героем? Неизвестно.

И в тех, и в других случаях всячески замалчивалась и замалчивается суть политики Александра Невского. Замалчивается главный конфликт эпохи — Крестовый поход Запада на Русь, начатый после того, как Александр отказался принять католичество. Замалчивается главный союз той эпохи — военно-политический союз Руси и Орды.

Крестовый поход на Русь и Орду

Князь Ярослав в 1243 году предложил русским князьям признать Батыя «своим царем», а Александр в 1257 году окончательно оформил союз Руси и Орды.

Александр Невский верно служил Золотой Орде. Более того, князь Александр был названым сыном хана Батыя и названым братом батыева сына — царевича Сартака. В те времена легко преступали через кровное родство — могли убить родного брата, если стоял на пути к власти, шел поперек. Но названое братство почиталось как святыня и было незыблемым. Названые братья по-моногольски «анда» — «одна душа».

Таким образом Александр Невский обеспечил себе поддержку Орды в отражении Крестового похода на Русь и православную веру, начатого Римской католической церковью в XIII веке.

После взятия и разграбления крестоносцами в 1204 году Константинополя, центра православия, православный патриарх бежал в Никею. Рим мог считать, что оплот православия на Востоке практически уничтожен. Натиск католической церкви на Русь ощутимо усилился.

Почему, на каком основании армия крестоносцев, армия христианского Запада, в 1204 году взяла штурмом, разграбила и сожгла христианский город Константинополь?

Да потому, что для Римской церкви в ту пору не было никакой разницы между православными византийцами, православными русскими и мусульманами-сарацинами. И те, и другие, и третьи — объект Крестовых походов. Потом в сферу этих «объектов» Римская церковь включила и «татар» — на свою беду.

Папа Гонорий III и вслед за ним папа Григорий IX объявили Руси экономическую блокаду. То есть запрещали соседним государствам торговать с русскими городами, в первую очередь — оружием и продовольствием. Их устами в самом начале XIII века русские были названы «врагами веры», а в 1256 году объявлен «Крестовый поход против схизматиков и татар», то есть против Руси и Орды. И, наконец, уже папа Климент VI отчеканил формулу противостояния Рима и Руси: «Русские — враги католической церкви». И шведские, и немецко-орденские, и литовские походы на Русь возбуждались и координировались из одного центра.

Русские князья к тому моменту уже разделились на сторонников Орды и сторонников Запада, склонных к введению на Руси католичества. Редко кто из историков задается простым вопросом: а за что Русская православная церковь причислила Александра Невского к лику святых? Тогда интересы церкви были неотделимы от интересов народа, страны и государства. И значит, имелись у Невского совершенно особые, исключительные заслуги перед православной верой и русским народом. Какие? И если Золотая Орда — зло для страны и народа, то почему православная церковь причислила к пантеону святителей Александра, названого сына хана Батыя?

Ответ на эти вопросы тянет за собой такие неприятные для историков выводы, так не укладывается в сложившуюся систему русской историографии, что лучше на них не отвечать. Лучше — промолчать, утаить.

Посмотрим многотомный труд Сергея Михайловича Соловьева «История России с древнейших времен». О ключевой фигуре русской истории — святом великом князе Александре Ярославиче Невском там говорится сжато, сухо и без объяснений. Вот, например, о нашествии, известном как «Неврюева рать», о войне Александра Невского с его родным братом Андреем, в ту пору великим князем Владимирским:

«В 1252 году Александр отправился на Дон к сыну Батыеву Сартаку с жалобою на брата, который отнял у него старшинство и не исполняет своих обязанностей относительно татар. Александр получил старшинство, и толпы татар под начальством Неврюя вторгнулись в землю Суздальскую».

Шести слов — «не исполняет свои обязанности относительно татар» — явно недостаточно для объяснения междуусобной войны, для выделения ханом Золотой Орды конной дивизии под началом Неврюя.

Об отношениях с Римской церковью. Причем, не впрямую, а со ссылкой на некое «сказание» (так Соловьев назвал «Житие Александра Невского»):

«Однажды явились к нему послы из великого Рима от папы, который велел сказать Александру: «Слышали мы о тебе, князь, что ты честен и дивен, и велика земля твоя: поэтому прислали мы к тебе от двенадцати кардиналов двоих хитрейших — Галда и Гемонта, да послушаешь учения нашего». Александр, подумавши с мудрецами своими, описал папе все случившееся от сотворения мира до седьмого вселенского собора, прибавив: «Все это мы знаем хорошо, но от вас учения не принимаем».

Выглядит как небольшой богословский диспут.

Почему подробно не рассказал, не объяснил Соловьев?

Потому что тогда надо говорить, что Папа Римский предлагал великому монгольскому кагану Гуюку и князю Александру перейти в католическую веру, что оба они отвергли союз с Римом, а Даниил Галицкий согласился и получил через несколько лет титул «Русского короля». Тогда надо говорить, что Андрей породнился с Даниилом, стал его зятем, а ведь Андрей — великий князь Владимирский. Таким образом, вся власть на Руси принадлежала сторонникам прозападного курса развития, говоря современным языком. Но этот «курс» однозначно предполагал принятие католичества и подчинение Риму.

Союз с Золотой Ордой

Александр Невский княжил тогда в уже потерявшем свое значение Киеве. Он немедленно помчался в Орду, к Батыю. Вот тогда-то и связали себя навек клятвой в побратимстве сын Батыя — христианин-несторианин Сартак и православный христианин Александр. Батый, став названым отцом Александра, дал ему конницу Неврюя для похода на Андрея. Это был страшный, кровавый поход, оставшийся в летописях как «Неврюева рать». Ордынцы и русские во главе с Невским огнем и мечом уничтожали своих же русских во главе с князем Андреем. Андрей бежал в Швецию, Александр стал великим князем Владимирским, немцы приостановили наступление на Псков и Новгород.

Так сплелись судьбы князей и судьбы государств и народов.

Ю. Афанасьев говорит «о глубочайшем различии между галицкими и московскими князьями». Московских князей он характеризует как «подлых и коварных коллаборационистов, которые, выступив на стороне татар, казнили и угнетали свой народ хуже, чем любые завоеватели». М. Сокольский, утверждая, что Александр Невский «жестоко исковеркал историческую судьбу» русского народа, противопоставляет Александру Невскому князя Даниила Галицкого. Вот, мол, по какому пути надо было вести Русь, вводить ее в русло западной цивилизации.

Даниил Галицкий, напомню, приняв католичество, был возведен Римским Папой в сан «Русского короля».

Посмотрим, что они, Александр и Даниил, оставили после себя. Будем судить по результатам.

После Александра Ярославича Невского, после его духовных и кровных наследников остались Владимирская и Московская Русь, из которых выросла могучая Россия. Вот она, перед нами.

А после Даниила Романовича Галицкого, уже через 85 лет после его смерти, Галицко-Волынская Русь была разделена между Польшей и Литвой (1349 год), а впоследствии полностью отошла к Польше. На пять веков. Причем, без сопротивления, практически без единого выстрела. То есть Западная Русь перестала существовать.

В древнерусских городах, бывших «под игом», сохранились православные церкви — уникальные памятники истории и культуры XI-XIII веков. Не говоря уже о построенных в XIV-XV веках, во времена утвердившегося «ига».

А в древних славянских городах Гомеле, Житомире, Минске, Могилеве, Львове, Луцке, Ровно, Ужгороде, попавших после Даниила Галицкого под власть Запада, нет ни одного православного храма XI, XII, XIII, XIV, XV и XVI веков. Римская церковь не признавала равенства религий, в отличие от Чингисхана.

Не могу понять логики Сокольского, Афанасьева и других. Или они хотели бы и для Владимирской Руси участи галицко-волынского населения, потерявшего свою государственность и веру? Тогда конечно, тогда Даниил Галицкий — идеал.

Другими словами, после Даниила, уже через 85 лет после его смерти, канула в небытие Галицко-Волынская Русь. Не осталось ни государства, ни веры, ни древних церквей. Кто же более «исковеркан»?

Названое братство Александра с Сартаком и положение названого сына Батыя стали началом военного союза Руси с Золотой Ордой, который всячески поддерживали и крепили продолжатели дела Александра Невского. Рядом с русскими ратниками сражалась против крестоносцев и ордынская конница. А Запад боялся ордынских всадников как огня.

Тем же, кто в течение веков этот союз, основанный на политической и другой выгоде, называет «игом» и все время ссылается на «дань», можно напомнить: дань русские начали платить через двадцать лет после начала Батыева похода. И каковы же были размеры той пугающей дани? Московское княжество, как указано в завещании Дмитрия Донского, платило 960 рублей в год. А вся Русь в XIV веке — 5 000 рублей. При тогдашнем населении 5 000 000 в итоге получается — 0,1 копейки на человека. Тогда на копейку можно было купить пуд хлеба. В общем, дань составляла полторы буханки хлеба на человека в год. (С.М. Каштанов. «Финансы средневековой Руси». М., 1988, с. 9-10.)

Если учесть, что выплата дани началась как раз тогда, когда Папа Римский объявил Крестовый поход против «схизматиков» (православных) и «татар», то это уже не дань, а общий котел для ведения войны, военный налог. Так что речь, скорее всего, надо бы вести не об «иге», а о вассальном государстве.

Объективно, Александр Невский спасал Русское государство и православную веру, за что и был причислен церковью к лику святых.

Смерть великого князя 

Смерть его — до сих пор тайна. Л.Н. Гумилев пишет, что не могут не наводить на некие предположения в один год наступившие смерти Александра и великого князя литовского Миндовга (Миндаугаса), убитого на охоте. Тогда еще Литва не стала полностью и окончательно католической. Недавно обращенный католик Миндовг за три года до смерти отрекся от католичества, объявил войну крестоносцам и начал переговоры с князем Александром. Они вдвоем, да при поддержке Орды, составили бы тогда несокрушимую силу, непробиваемый щит против западной экспансии. Так что причины убийства Миндовга не вызывают сомнений.

А вот смерть Александра Невского необъяснима. Но коли зашла речь о гипотезах, не могу не упомянуть предположения Гумилева: великий князь мог умереть от того, что мы называем современным словом «стресс».

Чтобы осознать парадоксальную точность этого современного слова по отношению к тем временам, надо представить себе короткую жизнь Александра.

Вечные стычки с Новгородом. Как только нависала над городом опасность — звали Александра. Он приходил, спасал — а потом уже новгородцы проявляли свой «вольнолюбивый» нрав. По отношению к нему, разумеется.

Неожиданная смерть отца, князя Ярослава, в Каракоруме, на коронации великого кагана Гуюка.

Затем — смертельный раздор с родным братом, с Андреем. Война, в которой он победил и изгнал Андрея из страны.

Незадолго до заключения официального союза с Ордой умирает Батый, названый отец и покровитель — стена несокрушимая. Ханом Золотой Орды становится его сын Сартак — христианин несторианского толка, побратим Александра. Но в тот же год погибает от яда и Сартак. К власти приходит брат Батыя — Берке. Берке — мусульманин. И стоит за новую веру в Орде. Однако на Русь это требование, как и затем при мусульманине Узбеке, не распространяется.

Мы не знаем, что чувствовал Александр, когда одна за другой рухнули две его главные опоры в Орде — названый отец и названый брат. Быть может, у него возникло желание отомстить? Ведь в Сарае тогда многие говорили, что Сартак был отравлен не без участия Берке. Дескать, Берке после смерти грозного Батыя сам решил поцарствовать.

По всем законам Александр должен был отомстить за смерть названого брата. Мог ли он это сделать? Если бы захотел — мог. В Орде у Берке тоже было немало противников — и они с радостью приняли бы в свои ряды могучего союзника Александра, хозяина Руси. Не будем забывать, что Русь хоть и была подчинена Золотой Орде, но в то же время Золотая Орда, сам Батый нуждались в Руси как в мощном союзнике. Союз с Русью помогал владыкам Золотой Орды держать себя независимо в отношениях с верховными каганами в Каракоруме. Так что Александр в Орде был влиятельным человеком.

В общем, Александр мог примкнуть к противникам Берке и принести тому немало неприятностей, если бы захотел. Но, может, он не верил слухам? А если верил, то что его удержало?

Так или иначе, а Александр не подвергал ни малейшему риску дружеские отношения с Ордой, с ханом Золотой Орды, кем бы он ни был. Александр, ни минуты не колеблясь, шел к своей цели. К тому, что замыслили еще его отец Ярослав и хан Батый, чему он сам отдал все годы своего великого княжения.

Все прежние устные договоры остаются в силе. И наконец-то заключен официальный союз с Ордой (с Берке) о военной помощи с платой в виде ежегодного налога — «выхода». С этого момента, с 1257-58 годов, через двадцать (!) лет после похода Батыя, и начинается то, что наши историки назвали данью.

Невский везет ордынских баскаков в Новгород для переписи и учета «выхода». И тут получает страшный удар от родного сына Василия. Василий, пьяница и буян, поднимает бунт против отца и ведет заговорщиков убивать ордынских посланников. В тот миг на карте стояла судьба Александра и Руси. Убийства послов монголы не прощали никогда. Спасибо верной дружине. Александр спасает послов. И — карает бунтовщиков. Вот откуда слова Афанасьева:

«Он убивал русских, обрезал им носы и уши так, как не делали этого сами татары».

Не только носы и уши отрезал. Доподлинно зафиксировано: он глаза выкалывал бунтовщикам. Как свидетельствует летописец, «вынимал очи». Причем, говоря при этом, что людям, которые не видят очевидного, глаза не нужны. Вполне возможно, что так поступал Александр не только с новгородцами. Время и нравы были жестокие, и князья вели себя в соответствии с ними. Но совершенно точно известно: с Новгородом он расправился с беспощадной жестокостью.

Александр вместе с ханом Берке (мусульманином) и внуком Батыя царевичем Менгу-Тимуром (язычником) открывают в Сарае, столице Орды, подворье православного епископа.

Миндовг, великий князь Литовский, отрекается от католичества, заключает союз с Александром. За западные границы можно быть спокойным.

Позади двадцать лет кровавого крестного пути, когда одни — открытые враги, на других — надежда слаба, третьи — не понимают. Кажется, можно наконец отдохнуть от страшного напряжения этих двадцати лет. Но тут приходит весть об убийстве Миндовга. А Литва без Миндовга — снова противник, причем, могущественный противник.

Сколько еще может выдержать один человек?

Великий князь Александр отошел в мир иной на дороге своей судьбы, на пути из Сарая во Владимир, в маленьком, красивом городке Городце на высоком берегу Волги, откуда вся ширь земли открывается. Если есть на небе ангелы, они должны были ему донести, чтобы он не тревожился. Что вскоре после его смерти немцы опять пошли на Новгород, но буйный Новгород, из-за которого чуть было не рухнуло дело жизни Александра, в соответствии с договором обратился к тогдашнему хану Менгу-Тимуру, и тот, опять же в соответствии с договором, прислал конницу — и немцы тотчас отступили и подписали мир на новгородских условиях. Как говорит летописец, немцы «замиришася по всей воле новгородской, зело бо бояхуся и имени татарского…» А затем Смоленск, вольный город, устав от постоянного давления Литвы, тоже попросился в русско-ордынский союз и стал его заставой на западных границах. И еще о многом могли рассказать ему ангелы.

Русский Александр Великий определил судьбу народа.

Историк, эмигрант, Георгий Владимирович Вернадский писал:

«Два подвига Александра Невского — подвиг брани на Западе и подвиг смирения на Востоке — имели единственную цель — сбережение православия как источника нравственной и политической силы русского народа».

Отчего же не восстанавливается подлинная роль Александра Невского в русской истории? Зато, не говоря о главном, его называли предателем, ханским прихвостнем и т.д. Почему?

Вопрос более чем наивный и опасный. Потому что Александр Невский — ключевая фигура русской истории и русского самосознания. Символ. Восстановить подлинную роль и значение Невского — значит пересмотреть историю средневековой Руси. То есть покуситься на основы основ. Сотрясти основы. Даже в годы перестройки и гласности, в 1988 году, Л.Н. Гумилев в интервью «Известиям» признавался: боюсь сказать на страницах газеты с миллионным тиражом, что Александр Невский был названым сыном хана Батыя, опасаюсь, как воспримут это наши люди, воспитанные на теории «ига».

Ведь веками воспитывали народ российский на идее противостояния Орде в частности и степнякам вообще, «половцам поганым». А теперь что — в друзья-братья их записывать? Ну хотя бы в союзники? А ведь дальше — больше. Они же — родственники. Там начнут выяснять, что невестка князя Игоря, того самого, «непримиримого врага» из хрестоматийного «Слова о полку Игореве» — половецкая княжна, и две невестки Владимира Мономаха — половчанки. То есть жена основателя Москвы Юрия Долгорукого — узкоглазая степная девушка. И сын его, святой русский князь Андрей Боголюбский — внук половецкого хана Аепы. И Всеволод Большое Гнездо был женат на половчанке. И его сын Ярослав — на дочери Мстислава Удатного и половецкой княжны. Получается — сплошь и рядом. О чем красноречивее всех слов свидетельствует скуластый и узкоглазый облик Святослава, сына Всеволода Большое Гнездо, родного дяди Александра Невского — чуть ли не единственное прижизненное изображение древнерусского князя, сохранившееся до наших дней в горельефе Георгиевского собора в Юрьеве-Польском. Там же, в Георгиевском соборе, хранится посмертная маска князя Святослава (посмертные маски — фотографии древних эпох), не оставляющая сомнений ни в точности изображения на горельефе, ни в родословной. (Все остальные изображения деятелей средневековья — полет воображения, фантазии художников и скульпторов.) То есть прабабушка Невского, его бабушка и мать — половецкого происхождения? Выходит, наш символ на две трети или даже на три четверти — оттуда? Нет, хорошо, что посмертной маски Александра Невского не было или (вернее) она не сохранилась. Достаточно и изображения Невского на покрове (посмертном покрывале) начала XVII века, где ликом похож он на дядю Святослава. Хорошо, что это не маска-«фотография», не подлежащая сомнению, иначе это ж такой удар.

Александр Невский — портрет с покрова

Александр Невский — портрет с покрова

Для справки: русские князья и княгини ХI века — дети половецких княжон:

— Андрей Боголюбский — великий князь Владимирский;
— Ростислав Юрьевич — князь Новгородский и Переяславский;
— Иван Юрьевич — князь Курский;
— Глеб Юрьевич — князь Переяславский и Киевский;
— Борис Юрьевич —  князь Белгородский и Туровский;
— Ольга — княгиня Суздальская;
— Ростислав Всеволодович —  князь Переяславский;
— Брячислав Святополкович — князь Туровский;
— Изяслав Святополкович — князь Туровский.
— Изяслав Владимирович — великий князь Киевский;
— Всеволод Владимирович — князь Черниговский;
— Святослав Ольгович — князь Новгородский;
— Василий Мстиславович — князь Новоторжский;
— Юрий Мстиславович — князь Псковский;
— Феодосия Мстиславовна — великая княгиня Владимирская, мать  Александра Невского.

И так далее.

На немецкое происхождение последних наших царей мы согласны, но такое — мало кто в состоянии выдержать.

А из этого уже следуют частные интересы и мотивы представителей ученого мира. Наверно, одним трудно отказаться от «теории ига». Выросли на этом, диссертации написали. И что теперь, вся ученая жизнь псу под хвост? Другие просто не могут жить без образа врага-супостата-азиата. На позиции третьих, безусловно, влияет современная идеология, споры о выборе российского пути. Ведь доходило до того, что в 1999-2004 годах некоторые историки и публицисты звонили в редакции газет и говорили:

«Зачем вы печатаете такие статьи Баймухаметова? Ведь тем самым вы настраиваете наших людей против Запада и Запад против нас, играете на руку национал-коммунистам. А нам сейчас надо интегрироваться в Европу, в цивилизованный мир».

Не сомневаюсь в искренности этих людей. Но не могу не привести цитату из «1984» Оруэлла:

«И если все принимают ложь, навязанную партией, если во всех документах одна и та же песня, тогда эта ложь поселяется в истории и становится правдой. «Кто управляет прошлым, — гласит партийный лозунг, — тот управляет будущим; кто управляет настоящим, тот управляет прошлым».

Обнаруживается странное единство взглядов на историю. Мол, надо трактовать историю так, как нам это выгодно, а на поиски истины и на саму истину — наплевать и забыть. Так получается?

Но и в том случае, когда авторы искренне заблуждаются, доказывая свою идею, и в том случае, когда история цинично используется, и те, и другие, кто невольно, а кто сознательно, — игнорируют факты. Вернее, одни их искренне не замечают, а другие — подтасовывают.

Так и живем.

Где это написано, что Александр Невский — сын Батыя?

То, что Александр Невский — названый сын хана Батыя, давно уже аксиома. То есть положение, не требующее доказательств. Из него исходят в дальнейших построениях и рассуждениях.

Например, одни утверждают, что никакого «татаро-монгольского» ига не было, а был союз, симбиоз, федеративное, а точнее — конфедеративное государство во главе с ханами Золотой Орды и великими каганами в Каракоруме. О каком иге можно говорить, если Александр Невский, приобщенный Русской православной церковью к лику святых, был побратимом царевича Сартака и, соответственно, названым сыном Батыя?!

Другие — опровергают, утверждают: иго было, и помогли его установить предатели русского народа — великий князь Ярослав и его сын Александр Невский, ради личной власти над Русским улусом пошедшие на союз с Золотой Ордой. И даже на то, чтобы побрататься с Сартаком и стать названым сыном Батыя.

И ни разу не встречал я дилетантского вопроса — а откуда вы взяли, что Невский был сыном Батыя? Где это написано? В каких летописях-документах?

Нигде не написано.
Прямых доказательств нет.

В историографии, описывающей времена древние, средневековые, прямых доказательств вообще мало. Тем более — прямых документов. Да что там древняя история! Например, нет документа о сдаче японцам Порт-Артура 20 декабря 1904 года (2 января 1905 года).

Нету.

Историография древних времен, средневековья — это очень часто совокупность косвенных доказательств и свидетельств. Если на их основе вырабатывается «непротиворечивая версия» (термин Л.Н. Гумилева), значит, истина установлена. Или — почти установлена.

Для профессиональных историков это опять же аксиома, азбука.

Но почему ни разу не усомнились, не потребовали прямых доказательств побратимства Александра и Сартака?

Наверно, авторитет Льва Гумилева был бесспорен. Бесспорна непротиворечивая версия, система выстроенных им косвенных доказательств. Собственно, история Руси того периода.

Одно из косвенных, но очень существенных доказательств побратимства Сартака и Александра я нашел в… «Житии» Александра Невского и в «Сокровенном сказании» монголов. То есть оно всегда было на виду.

Конечно, «Житие» — сложный, противоречивый текст. Как и все летописи. Оригиналов ведь нет. Все писалось-переписывалось-редактировалось на протяжении нескольких веков. «Житие» начали создавать примерно через 120 лет после смерти Александра. Из каких источников брался материал — неизвестно. Сколько раз потом переписывалось, редактировалось — тоже неизвестно. В итоге мы имеем текст XV-XVI веков о деяниях XIII века. Перепутаны имена, события, даты. Например, пишется, что Александр после смерти отца навел ужас на Владимир, а потом поехал в Орду:

«После смерти отца своего пришел князь Александр во Владимир в силе великой. И был грозен приезд его, и промчалась весть о нем до устья Волги. И жены моавитские начали стращать детей своих, говоря: «Вот идет Александр!»

Но Ярослав умер в 1246 году, а тогда у Александра не было «силы великой», во Владимире законно княжил Андрей, и никаких походов на город в истории и не зафиксировано. А «ужас» на Владимир он мог навести, и навел, только в 1252 году, уже после поездки в Орду, получив от Батыя конницу.

Вообще, поездка в Орду представляется в «Житии» как единственная. Хотя Александр бывал там, наверно, не меньше, чем дома. Ну, как нынешние губернаторы постоянно бывают в Москве — работа такая. И если отмечается в «Житии» какая-то поездка в Орду — значит, случилось тогда Событие. Но Событие потом отредактировали, перепутали, вообще вычеркнули, и осталась поездка. Со словами Батыя, совершенно непонятными.

«Решил князь Александр пойти к царю в Орду… И увидел его царь Батый, и поразился, и сказал вельможам своим: «Истину мне сказали, что нет князя, подобного ему».

Зададимся вроде бы простым, дилетантским, а по сути вполне законным вопросом: «С чего это вдруг Батый так восхищается нашим князем Александром?»

Ну с каких таких коврижек?

Если исходить из теории ига, то полный абсурд. Приехал в ставку к хану-завоевателю удельный князь завоеванной им, ханом, страны. По делам приехал, с просьбой какой-то. Или же хан его вызвал, чтобы дать указания.

С чего вдруг изъявления чувств?

Если исходить из того, что ига не было, а были союзнические, и даже дружеские отношения, все равно абсурд. В «Житии» написано так, будто Батый впервые увидел Александра. И поразился. На самом же деле знал он его давно. Батый — друг великого князя Ярослава, отца Александра. Именно Ярослав еще в 1243 году призвал русских князей признать Батыя «своим царем».

Не мог Батый говорить такое. Он и не говорил.

Говорил, скорее всего, Сартак.

Это — ритуал побратимства. Почти одинаковый у скифов, тюрко-монголов, славян. Обмениваются оружием, одеждой, пьют из общей чаши, превозносят друг друга. Не только во время ритуала, но вообще, везде и всюду. Процитируем «Сокровенное сказание» монголов. Джамуха так говорит врагам монголов о своем побратиме Темучине (будущем Чингисхане): «Это подъезжает мой побратим Темучин. Все тело его залито бронзой…, железом оковано: негде иглою кольнуть. Он словно сокол».

В таком каноническом стиле говорил, как я полагаю, и Сартак, превознося великую доблесть и княжескую мудрость своего побратима Александра: «Нет князя, подобного ему».

И Александр говорил примерно так же, превознося храбрость и отвагу названого брата — царевича Сартака, наследника трона Золотой Орды.

Ритуал.

Оттуда и залетели эти слова в «Житие» Александра Невского.

Кочуя из летописи в летопись, видоизменяясь, потеряв первоначальный смысл (!), сохранилось-таки в единственном документе.

Иначе объяснить эту фразу невозможно.
Надеюсь, моя версия непротиворечива.

Как «татаро-монголы» освобождали Гроб Господень, или тамплиеры-предатели

В истории христианства, в истории Крестовых походов до последних времен почти не упоминался Желтый крестовый поход 1256-1260 годов.

Хотя великий каган Мункэ, соблюдая законы Чингисхана, и говорил, что для него все религии равны, тем не менее, христианство в империи весьма и весьма почиталось. Во-первых, многие подданные были христианами, а во-вторых, христианками были жены каганов и ханов. Жена кагана Мункэ и жена его брата — руководителя крестового похода хана Хулагу — исповедовали несторианство. Несторианкой была и жена главного военачальника — нойона Китбуги.

Сам по себе факт Желтого крестового похода, скажем так, экзотический. Казалось бы, европейцы должны были «раскрутить» его на весь свет. Однако ж — молчание.

Секрет молчания раскрыли еще в советские времена Лев Гумилев и Айдер Куркчи в одной из работ, написанных в соавторстве.

Суть в том, что рыцари-крестоносцы, в первую очередь орден тамплиеров, в 1260 году практически выступили на стороне сарацинов.

Эта трагедия веры и торжество предательства еще ждут своего историка.

Поход, как свойственно монгольским военным начинаниям, организовали и провели блестяще. Мусульманские твердыни рушились одна за другой. Пал Багдадский халифат — центр военной и религиозной мощи мусульманского Востока. А дворец халифа ордынцы отдали под резиденцию православного патриарха Востока.

В Европе хана Хулагу сравнивали с императором Константином Великим, который сделал христианство официальной религией Римской империи и построил храм Гроба Господня в Иерусалиме. В храмах Европы в честь хана Хулагу служили мессы.

Но в самой Палестине командоры и магистры рыцарских орденов встретили ордынцев с нескрываемой враждебностью. Компанию вражды возглавили тамплиеры — самый мощный рыцарский орден в Палестине и в Европе.

Почему? Да потому, что крестоносцы жили в Палестине распрекрасно. Деньги из Европы поступали регулярно (за идею, за войну надо платить). Орденские рыцари в Палестине были сами себе хозяева. Вдали от власти Папы Римского, вдали от королей, командоры и магистры претендовали чуть ли не на равенство с монархами. Но если ордынцы завоюют Иерусалим, сюда придет Церковь, власть Папы Римского, придет королевская власть — и тогда тамплиеры и другие крестоносцы низведутся в разряд простых рыцарей, живущих милостью монархов.

И потому европейские крестоносцы не провели в поддержку ордынцев-крестоносцев ни одной военной операции. Более того, на совете орденов в Аккре, главной крепости тамплиеров, обсуждалось совместное с мамелюками-сарацинами военное выступление против монгольской армии.

Оно не состоялось, потому что воспротивился магистр Тевтонского ордена. И тогда тамплиеры решили просто поддержать мамелюков продовольствием и фуражом. Что в тех условиях было не менее важно, чем вооруженное участие. Заклятые враги — сарацины и тамплиеры — мирно соседствовали под стенами Аккры и ходили в гости друг к другу. Армия сарацинов отдыхала, их кони набирались сил после перехода через пустыню.

А ордынские кони пришли к решающей битве под Айн-Джалутой изнуренными. Что и решило исход сражения.

На общем исходе Желтого крестового похода, безусловно, сказалось то, что в 1260 году умер великий каган Мункэ. По законам империи, в таких случаях все войны прекращались и войска отзывались — до выборов нового кагана. Хан Хулагу с основной армией отправился назад — в Египте остался лишь корпус под командованием нойона Китбуги. Его сил оказалось недостаточно

Здесь нельзя не отметить иронию истории, иронию судьбы. В сводной монгольской армии значительную часть составляли степняки-половцы, предки нынешних казахов.

А войска мамелюков состояли в основном тоже из половцев, пленных и детьми купленных на восточных невольничьих рынках. В 1250 году мамелюки захватили власть в Египте. Командовали ими Кутуз и Бейбарс — половцы, в детстве проданные в рабство. Бейбарс, мамелюк из казахского рода берш, прозванный Абуль Футух (Отец Победы), правил страной с 1260 по 1277 год. В Казахстане он сейчас считается героем национальной истории, казахстанское правительство отреставрировало в Дамаске и в Каире мавзолей и мечеть султана Бейбарса.

мечеть султана Бейбарса в Каире

мечеть султана Бейбарса в Каире

Итак, ордынцы, потерпев поражение под Айн-Джалутой, отступили. На том Желтый крестовый поход закончился.

В Европе позорное неучастие орденских рыцарей в общей, казалось бы, войне за веру, а более всего, конечно, предательство тамплиеров потрясло и папство, и королевские дворы. Но вслух о нем не объявили. Скандал подорвал бы основы европейской политики, основы борьбы за христианство. Получалось, не только предана сама идея войны за Гроб Господень, но и два века Европа платила деньги рыцарям ни за что ни про что.

Нельзя было допустить огласки. И ее не допустили.

Но любая утайка правды — ловушка. Европа в нее и угодила. Тамплиеры на всех углах начали кричать (С чего бы? Их за язык никто не тянул. Или на воре шапка горит?), что монголы — это варвары, это угроза Европе, это такие исчадия ада, что с ними нельзя иметь никаких дел. И никто им не возразил.

Впоследствии французский король Филипп IV разгромил орден тамплиеров и казнил их вождей. Обоснования до сих пор туманны. Вполне возможно, что одним из поводов (или даже главным, но утаенным поводом) было предательство, помощь мамелюкам-мусульманам. Однако на суде о нем не было сказано ни слова.

Разгромленные тамплиеры пуще прежнего продолжали твердить о своем служении христианскому делу, о богомерзких монголах и богомерзком короле Филиппе. И снова никто и слова против не сказал.

Те, кто знал, молчали. Потому что правда обернулась бы публичным позором Европы и католической церкви.

Да к тому времени и те немногие, знающие правду, просто-напросто вымерли.

На дальнейших воззрениях европейских историков сказалась не только тамплиерская ложь, тамплиерский миф о страшных монголах. Они легли на подготовленную почву. Ведь в 1241 году монгольская армия, пройдя Русь, продолжая преследовать половецкую орду хана Котяна, вторглась в Европу. В двух сражениях монголы наголову разгромили польско-немецкую армию Генриха Благочестивого и венгерско-хорватскую армию Белы IV. К тому же в переговоры с монголами вступил император Священной Римской империи Фридрих II — заклятый враг Папы Римского. Исключительно для того, чтобы свергнуть папу Иннокентия IV. Тогда-то Папа Римский проклял и хана, и императора и бежал из Рима в Лион. Но тут в Каракоруме умер великий каган Угэдей. Монголы, как уже говорилось, обязаны были прекратить все военные действия вплоть до выборов нового кагана. И хан Батый повернул коней.

Но память о себе ордынцы оставили надолго. Европа с ужасом осознала, как легко и быстро могла рухнуть под ударами неведомых ранее всадников. После этого поди не поверь в тамплиерские росказни о «монголах — исчадиях ада».

Так Европа приняла точку зрения предателей-тамплиеров.

Все знают Умберто Эко. Великий писатель, историк, ученый-медиевист — кумир и гуру интеллектуалов всего мира. В знаменитом романе «Маятник Фуко» его герои ассоциируют столкновение бунтующих студентов и полицейских со штурмом Аскалона:

«Это и впрямь поле средневековой брани… Но кто у нас сарацины? Полиция явно тевтонцы. А мы, скорее всего, орда Александра Невского».

Для них до сих пор что ордынцы — что русские, что хан Хулагу — что князь Александр. Сиречь одно и то же.

Александр Невский в Желтом крестовом походе не участвовал. На его плечах была Владимирская Русь.

Share

Cергей Баймухаметов: Княжеский крест. Александр Невский — спаситель или предатель Русской земли?: 11 комментариев

  1. Avraam

    По поводу уклона на Восток или на Запад — все же среди российской знати Рюриковичей куда больше чем Чингизидов. Даже первый антинорманист Михайло Ломоносов учился в Германии, а первопечатник Иван Федоров привез идеи из Лемберга, ныне вроде Львив. Наибольшего могущества империя Российская достигла пожалуй при Екатерине Второй, зарубежной, так сказать, принцессе, а ляхов из Москвы изгоняли с помощью английских пушек, частично на английские деньги.

  2. АБ

    Я не историк, но версия автора кажется мне намного логичнее других теорий. И так похожа на историю, вроде общепризнанную, как маленькая крепость на болотной реке вдали от всех торговых путей, стала Москвой, благодаря союзу с Ордой.

  3. B.Tenenbaum

    Benny B
    — 2021-02-21 18:36:31(910)
    ==
    Бенни,

    Византия как политическое образование погибла, но ее религиозное наследие осталось. В завоеванных турками Греции, Сербии, Румынии и Болгарии церкви ничего не угрожало. В Московии греческая церковь — государственная религия. И чем она лучше католицизма? Скорее наоборот — дополнительный забор на пути изоляции.

    Венгрия вошла в состав Европы как азиатская орда — но стала католической страной, с все-европейским образованием на латыни и с Болонским университетом в качестве первичной кузницы кадров.
    Право же, Русское королевство со столицей в Галиче было бы ничем не хуже.

    1. Benny B

      B.Tenenbaum
      — 2021-02-21 18:48:04(916)
      =====
      Вы мечтаете об альтернативной истории или говорите о неком уроке, извлечённом из истории?
      А если вы считаете судьбоносными некие ньюансы в теологии католицизма или православия, то по-моему это 100% не так. Эти ньюансы действительно супер-важны (я знаю это по иудаизму), но они 100% не следствие теологии.

      1. B.Tenenbaum

        Benny B
        — 2021-02-21 19:56:05(927)
        ==
        Автор данной работы связывает судьбы России с православием. Исторически так и случилось.

        1. Benny B

          B.Tenenbaum:
          Автор данной работы связывает судьбы России с православием. Исторически так и случилось.
          =====
          Автор очень резко критикует подход из «1984»: » …Мол, надо трактовать историю так, как нам это выгодно, а на поиски истины и на саму истину — наплевать и забыть. Так получается?… »
          По-моему это самое-самое главное — и в прошлом, и в настоящем и в будущем.

  4. B.Tenenbaum

    Пара слов вдогонку: северные крестовые походы ограничивались и бедной добычей, которую они сулили, и отсутствием религиозной компоненты — никакого «освобождения гроба Господня» не предполагалось. Зона набегов о постепенной колонизации, в общем, ограничивалась современной Литвой и тем, что стало Восточной Пруссией, и силы Тевтонского ордена не превышали 2,000 рыцарей. Конечно, это были как бы офицеры, и имелись и пехотинцы-кнехты, и оруженосцы, образующие свиту рыцаря — но это просто несравнимо с ордынскими тюменями.

    Князь Александр, по-видимому, трезво взвешивал эту ситуацию.

    Далее — Ледовое побоище стоило Ордену 20 убитых рыцарей, и еще 6 попало в плен. Так что это великое событие в русской истории осталось незамеченным самим Орденом, в войнах с литовцами терялось куда больше.

    Однако с усилением Москвы ее князьям стало важно иметь в роду святого — отсюда и превознесение Александра Ярославича союзной им Церковью.

    Еще раз — признателен автору за столь интересную работу.

    1. Benny B

      «… силы Тевтонского ордена не превышали 2,000 рыцарей. Конечно, это были как бы офицеры, и имелись и пехотинцы-кнехты, и оруженосцы, образующие свиту рыцаря — но это просто несравнимо с ордынскими тюменями. …»
      =======
      Согласен, это самое главное. Я беру назад своё утверждение ниже («Александр Невский фактически создал Россию и русский народ»).

      Но была ещё Литва, Польша и другие католические страны — и часть русских князей были союзны им и враждебны Орде. А Александр Невский был союзником-вассалом Орды и враг этих князей.

  5. В.Ф.

    Надо заметить, что тираж книги Сергея Баймухаметова «Ложь и правда русской истории. От варягов до Империи». Издательство «Вече», М., 2021., всего 600 (шестьсот) экземпляров! Сразу — библиографическая редкость. Шрифт мелковат, качество бумаги, по-моему, не самое лучшее, печать оставляет желать большей чёткости, хотя я, конечно, не специалист в этом деле. Конечно, спасибо и за это.

  6. Benny B

    Полностью для меня неожиданная, но хорошо обоснованная гипотеза об истории России.
    И не только о России, но и о переставшей существовать Западной Руси, о тамплиерах, о христианстве в Орде и о Желтом крестовом походе.

    По этой гипотезе получается, что выбрав православие и союз с Ордой (вместо католицизма и союза с Папой) Александр Невский фактически создал Россию и русский народ. Если бы он сделал другой выбор, то наверное в следующих веках истории образовалось бы несколько мелких западных стран и небольших западных народов, а России и русских просто бы не было.

  7. B.Tenenbaum

    Почему бы не заменить конфликтное противоречие — \»герой или предатель\» — техническим термином \»политик\»? И выйдет нечто непротиворечивое. Испанский национальный герой, Сид Кампеадор, был командиром наемников, и с одинаковым успехом сражался и за христианского короля, и за мусульманских эмиров — уж как ему на тот момент казалось выгоднее.
    Почему бы тот же принцип не приложить к русским князьям?

    Мне, право же, даже жаль, что попытки государей Галича вписаться в европейскую систему не удались — вместе с католицизмом в русские земли пришла бы и латынь, и университеты (как случилось и в Чехии, и в Польше), и не стала бы русская политическая модель слепком с Орды.

    Признателен автору — нечасто встретишь столь эмоциональный текст по истории.

Добавить комментарий для АБ Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Арифметическая Капча - решите задачу *