©"Семь искусств"
  декабрь 2021 года

 570 total views,  5 views today

Если никакое эффективное международное соглашение не будет достигнуто, то гонка ядерных вооружений начнется всерьез не позже утра после нашей первой демонстрации существования ядерного оружия. Другим странам потребуется три или четыре года, чтобы преодолеть существующее отставание и выйти на наш теперешний уровень, и 8 или 10 лет, чтобы догнать нас, даже если мы продолжим интенсивную работу в этой области.

«ДОКЛАД ФРАНКА»

Доклад военному министру США
Июнь 1945

Перевод и публикация Владимира Шапиро

I. Преамбула

Владимир Шапиро

Владимир Шапиро

Единственная причина рассматривать ядерную энергию по-другому от всех других событий в области физики – ее колоссальные возможности как средства политического давления в мирное время и внезапного уничтожения во время войны. Все существующие планы относительно организации исследований, научного и промышленного развития, а также публикаций в области ядерной энергетики обусловлены политическим и военным климатом, в котором, как ожидается, эти планы будут осуществляться. Поэтому, в создании предложений для послевоенной организации этих исследований, нельзя избежать обсуждения политических проблем. Ученые, занятые в этом Проекте, не предполагают выступать в роли авторитетов в области национальной и международной политики. Однако, мы оказались, благодаря событиям последних пяти лет в положении маленькой группы граждан, осведомленных о серьезной опасности для будущего нашей страны так же, как и для будущего всех других наций, о которой остальная часть человечества не знает. Поэтому, мы считаем своим долгом заявить, что политические проблемы, возникшие в результате освоения ядерной энергии, должны быть осознаны со всей серьезностью, и что необходимо предпринять соответствующие шаги для их исследования и подготовки необходимых решений. Мы надеемся, что создание военным министром Комитета, который будет рассматривать все аспекты ядерной энергии, указывает, что эти проблемы были признаны правительством. Мы осознаем, что наше знакомство с научными аспектами ситуации и постоянная озабоченность ее международными политическими аспектами, налагает на нас обязательство предложить Комитету некоторые предложения относительно возможного решения этих серьезных проблем.

Ученые прежде часто обвинялись в том, что они вместо того, чтобы способствовать благосостоянию наций, создавали новое оружие для их взаимного уничтожения. Несомненно верно, что открытие воздухоплавания, например, пока принесло человечеству намного больше страданий, чем удовлетворения потребностей или удобства. Однако, в прошлом ученые могли отказаться от прямой ответственности за военное использование не имеющих прямой военной направленности открытий. Теперь мы не можем так же относиться к достижениям в развитии ядерной энергии, так как они грозят бесконечно большими опасностями, чем все изобретения прошлого. Все мы, работающие в области получения ядерной энергии, живем с видением, произошедшего на наших глазах внезапного разрушения, постигшего нашу страну, бедствия Перл-Харбора, отозвавшегося в тысячекратном усилении в каждом из наших главных городов.

В прошлом наука часто была в состоянии обеспечить адекватную защиту против нового оружия, которым обладал агрессор, но она не может обещать эффективную защиту против разрушительного использования ядерной энергии. Эта защита может только результатом политической организации мира. Среди всех аргументов, доказывающих необходимость создания эффективной международной организации для сохранения мира, существование ядерного оружия — самый неотразимый. В отсутствии международной власти, которая могла бы принять необходимые меры для предотвращения межнациональных конфликтов, нации могут свернуть с пути, который должен привести к полному взаимному уничтожению, только благодаря определенным международным соглашениям, запрещающим ядерную гонку вооружений.

II. Перспективы Гонки Вооружений

Можно было бы предположить, что опасность подвергнуться нападению с применением ядерного оружия – подразумевая, что мы в этом заинтересованы – может быть предотвращена или путем сохранения тайны открытия в течение неопределенного времени, или в результате наращивания наших ядерных вооружений в таком темпе, что никакие другие нации не думали бы о нападении на нас из-за опасения превосходящего возмездия. Ответ на первое предположение: хотя в настоящее время мы, несомненно, впереди остальной части мира в этой области, фундаментальные факты ядерной энергии являются предметом общепринятой истины. Британские ученые знают столько, сколько мы об основном военном продвижении в ядерной энергетике, за исключением определенных процессов, используемых в наших технических проектах. Знания французских ядерных физиков плюс их случайный контакт с нашими проектами, позволит им быстро схватить, по крайней мере, основные научные факты, в которых они заинтересованы. Немецкие ученые, благодаря открытиям которых произошло бурное развитие этой области, очевидно, не развили это направление в течение войны до той же самой степени, до которой это было сделано в Америке; но до последнего дня европейской войны, мы жили в постоянном предчувствии относительно их возможных достижений. Уверенность в том, что немецкие ученые работают над созданием этого оружия и, что у их правительства, конечно, не будет никаких сомнений по поводу использования этого оружия, когда оно будет доступно, была главным мотивом деятельности, которую американские ученые предприняли в таком крупном масштабе в развитии ядерной энергии для военного использования. В России основные факты и значения ядерной энергии были также хорошо поняты в 1940 году, и результаты ядерных исследований российских ученых полностью достаточны, чтобы позволить им пройти той же дорогой в течение нескольких лет, даже если мы сделали бы все попытки скрыть наши исследования. Кроме того, мы не должны ожидать слишком большого успеха от попыток сохранить тайную информацию в мирное время, когда ученые, работавшие в этой области и связанные с атомным проектом, будут рассеяны по многим колледжам и исследовательским учреждениям, и многие из них продолжат работать над проблемами, близко связанными с теми, на которых базируется ядерное оружие. Даже если мы можем сохранить наше лидерство в познании ядерной энергии в течение определенного времени, поддерживая тайну всех результатов, достигнутых в этой области и связанных с атомным проектом, было бы глупо надеяться, что это может защитить нас дольше, чем на несколько лет.

Может быть задан вопрос — не можем ли мы достигнуть монополии на сырье для ядерной энергии? Ответ — то, что даже притом, что наибольшие теперь известные депозиты руд урана находятся под контролем «западной» группы (Канада, Бельгия и британская Индия), старые депозиты в Чехословакии — вне этой сферы. Россия, как известно, добывает радий на его собственной территории. Даже, если мы не знаем размер депозитов, обнаруженных пока в СССР, вероятность того, что никакие большие запасы урана не будут найдены в стране, которая занимает 1/5 поверхности земли (и чья сфера влияния распространяется на дополнительные территории), является слишком маленькой, чтобы служить основанием для безопасности. Таким образом, мы не можем надеяться избежать ядерной гонки вооружения, сохраняя в тайне научные факты ядерной энергии от основных конкурирующих стран, или изолируя другие страны от сырья, требуемого для такой гонки.

Можно было бы поставить вопрос иначе — можем ли мы, участвуя в гонке ядерных вооружений, чувствовать себя в безопасности благодаря нашему большему промышленному потенциалу, благодаря большему распространению научно-технического знания, большей величине и эффективности наших квалифицированных трудовых ресурсов, и большего опыта нашего управления — всех факторов, важность которых так поразительно продемонстрирована в превращении нашей страны в арсенал Союзнических Наций в этой войне? Ответ — то, что все эти преимущества могут дать нам, это накопление большего числа больших и лучших атомных бомб.

Однако, такое количественное преимущество в запасах разлитой в бутылки разрушительной энергии не смогут обезопасить нас от внезапного нападения. Только, потому, что потенциальный враг будет бояться быть превзойденным по численности и качеству вооружений, для него может быть большим искушением, сделать попытку внезапного не спровоцированного удара — особенно, если он подозревал бы нас в агрессивных намерениях против его безопасности или «сферы влияния». Ни в каком другом типе войны агрессор не имеет столь заметного преимущества. Он может поместить его «адские машины» заранее во всех наших главных городах и взорвать их одновременно, таким образом, разрушив главную часть нашей промышленности и уничтожив большую часть нашего населения, сосредоточенную в плотно населенных столичных районах. Наши возможности возмездия — даже если это возмездие будет рассматриваться как компенсация за потерю десятков миллионов жизней и разрушение наших наиболее крупных городов — будут очень ограничены, потому что мы должны будем положиться на воздушную транспортировку бомб, особенно, если придется иметь дело с врагом, промышленность которого и население рассеяны по большой территории.

Фактически, если гонке ядерных вооружений позволить развиться, единственный очевидный путь, которым наша страна могла бы быть защищена от парализующего эффекта внезапного нападения — рассредоточение отраслей промышленности, которые являются существенными для нашего военной мощи и рассредоточением населения наших главных столичных городов. Пока ядерные бомбы будут производиться в ограниченном количестве (это будет иметь место, пока уран и торий будут единственными основными материалами для их изготовления), эффективное рассредоточение нашей промышленности и рассредоточение нашего столичного населения значительно уменьшит искушение нападения на нас с использованием ядерного оружия.

В настоящее время можно предполагать, что атомная бомба, содержащая возможно 20 кг активного материала, может быть взорвана с эффектом, равным взрыву 20 000 тонн ТНТ. Одна такая бомба может разрушить три квадратных мили городской застройки. Атомные бомбы, которые как ожидается, могут быть доступными в течение десяти лет, содержащие большее количество активного материала (но еще меньшее, чем одна тонна), смогут разрушить более чем десять квадратных миль города. Государство, которое в состоянии изготовить 10 тонн атомных взрывчатых веществ для подготовки внезапного нападения на противника, может надеяться разрушить всю промышленность и уничтожить большую часть населения в области 500 квадратных миль. Если в области пятисот квадратных миль американской территории не будет содержаться достаточно большая доля национальной промышленности и населения, чтобы их уничтожение нанесло вред национальному военному потенциалу и способности страны к дальнейшей защите, то нападение не будет оправдано, и не будет вероятно предпринято. В США можно легко выбрать сто блоков по пять квадратных миль каждый, одновременное разрушение которых было бы для страны ощутимым ударом. Так как площадь Соединенных Штатов — приблизительно три миллиона квадратных миль, есть возможность рассредоточить его индустриальные и человеческие средства таким способом, чтобы не было 500 квадратных миль, которые могли бы послужить достаточно важной целью для ядерного нападения. Мы полностью отдаем себе отчет об огромных трудностях такой радикальной перемены в социально-экономической структуре нашей страны, однако, мы обязаны, указать альтернативные методы защиты, которые должны будут рассматриваться, если никакое успешное международное соглашение не будет достигнуто. Необходимо заметить, что с этой точки зрения мы находимся в менее благоприятном положении, чем страны, в которых население и промышленность более рассредоточены, или чьи правительства имеют неограниченную власть над движением населения и местоположением индустриальных объектов.

Если никакое эффективное международное соглашение не будет достигнуто, то гонка ядерных вооружений начнется всерьез не позже утра после нашей первой демонстрации существования ядерного оружия. Другим странам потребуется три или четыре года, чтобы преодолеть существующее отставание и выйти на наш теперешний уровень, и 8 или 10 лет, чтобы догнать нас, даже если мы продолжим интенсивную работу в этой области. При этом мы все время должны будем осуществлять перемещение нашего населения и промышленности и все время эксперты должны продолжать исследования этой проблемы.

III. Перспективы Соглашения

Последствия ядерной войны, а также меры, которые должны быть предприняты, чтобы защитить страну от полного разрушения ядерной бомбежкой, должны быть столь же неприемлемы для других стран, как и для Соединенных Штатов. Англия, Франция, и меньшие страны европейского континента, с их скученностью населения и промышленных предприятий, находятся в полностью безнадежной ситуации перед лицом такой угрозы. Россия, и Китай — единственные большие страны, которые могли бы пережить ядерное нападение.

Однако, даже при том, что эти страны оценивают человеческую жизнь не так высоко, как народы Западной Европы и Америки, и даже при том, что Россия, в частности, имеет огромное пространство, по которому ее жизненно важные отрасли промышленности могут быть рассеяны, и правительство, которое может осуществить такое перемещение в тот же день, когда убедится, что эта мера необходима, нет сомнения, что Россия, также, будет в шоке от возможности мгновенного исчезновения Москвы и Ленинграда, почти чудесно сохраненных в этой войне, и ее новых промышленных площадок в Урале и Сибири. Поэтому, только нехватка взаимного доверия, а не нехватка желания соглашения, может помешать созданию эффективного соглашения для предотвращения ядерной войны.

Достижение такого соглашения будет, таким образом, по существу зависеть от серьезности намерений всех сторон, участвующих в переговорах, и от готовности участников соглашения пожертвовать необходимой долей собственного суверенитета.

Один из возможных путей познакомить мир с ядерным оружием, который может особенно привлекательным для тех, кто считает ядерные бомбы, прежде всего, секретным оружием созданным, чтобы помочь выиграть эту войну, состоит в том, чтобы использовать его без предупреждения против отобранного объекта в Японии. Сомнительно, что первые доступные бомбы, сравнительно низкой эффективности и небольшого размера, достаточны, чтобы подавить желание или способность Японии сопротивляться. Особенно если учесть тот факт, что главные города, такие как Токио, Нагая, Осака, и Кобе, уже будут в значительной степени сожжены дотла более медленным процессом обычной воздушной бомбежки. Определенные и возможно важные тактические результаты, несомненно, могут быть достигнуты, но мы, однако думаем, что вопрос использования самых первых доступных атомных бомб в японской войне должен быть взвешен очень тщательно, не только военной властью, но и самым высоким политическим лидерством страны. Если мы рассматриваем международное соглашение по полному предотвращению ядерной войны как главную цель, и полагаем, что она может быть достигнута, этот способ демонстрации атомного оружия к миру может легко разрушить все наши возможности на успех.

Россия, так же как и нейтральные страны, и даже страны-союзники, которые имеют меньше недоверия к нашим планам и намерениям, будут глубоко потрясены. Будет очень трудно убедить мир, что нации, которая была способна к секретной подготовке и внезапному использованию оружия, столь же неразборчивого как ракетная бомба и в тысячу раз более разрушительного, можно доверять в ее заверения о желании отмены такого оружия в соответствии с международным соглашением. Мы имеем большие накопления ядовитого газа, но не используем их, и недавние опросы показали, что общественное мнение в нашей стране отнеслось бы неодобрительно к такому использованию, даже если это ускорит победу в дальневосточной войне. Это верно, что некоторый иррациональный элемент в массовой психологии делает отравляющий газ более отталкивающим, чем взрывчатое вещество, даже притом, что газовая война никоим образом не «более жестока» чем война бомб и пуль. Однако, нет уверенности в том, что, если бы американское общество было информировано относительно эффекта атомных взрывчатых веществ, то оно поддержало бы первое использование нашей собственной страной такого неразборчивого метода массового убийства.

Таким образом, с «оптимистической» точки зрения, с точки зрения возможности достижения международного соглашения по предотвращению ядерной войны, возникшая потеря веры и волны ужаса и отвращения, несущиеся по остальной части мира, и возможно затрагивающие даже общественное мнение в нашей стране, могут перевесить военные преимущества и экономию американских жизней, достигнутые внезапным использованием атомных бомб против Японии.

С этой точки зрения демонстрацию нового оружия лучше всего сделать перед глазами представителей всей Организации Объединенных Наций в пустыне или на бесплодном острове. Возможно, лучшая атмосфера для достижения международного соглашения может быть достигнута, если Америка будет в состоянии сказать миру: «Вы видите, какое оружие мы имели, но не использовали. Мы готовы отказаться от его использования в будущем, если другие нации присоединятся к такому отказу и согласятся на учреждение эффективного контроля».

После такой демонстрации оружие могло бы быть использовано против Японии, если бы была получена санкция Организации Объединенных Наций (и собственного общественного мнения), возможно после предварительного ультиматума Японии сдаться или, по крайней мере, эвакуировать определенную область как альтернативу полному разрушению этой цели.

Это может звучать как фантастика, но ядерное оружие представляет собой оружие совершенно невероятное по порядку величины разрушительной энергии, и, если мы хотим полностью реализовать преимущество его обладания, мы должны использовать новые нестандартные подходы для разрешения возникших в связи с этим проблем.

Необходимо подчеркнуть, что если принять пессимистическую точку зрения, в соответствии с которой невозможно осуществить эффективный международный контроль ядерного оружия, то целесообразность немедленного использования ядерных бомб против Японии становится еще более сомнительной — совершенно независимо от любых гуманитарных рассмотрений. Если никакое международное соглашение не будет заключено сразу же после первого взрыва атомной бомбы, то его результатом будет неотвратимое начало неограниченной гонки вооружений. Если эта гонка неизбежна, мы имеем все резоны задержать ее начало, максимально долго, для того чтобы отложить первоначальный атомный взрыв на более длительный срок. Нам потребуется, примерно, три года для окончания первой стадии производства ядерных взрывчатых веществ, которые основаны на разделении редкого способного к ядерному делению изотопа U-235. Эта стадия требовала крупномасштабных, дорогих сооружений и трудоемких процедур. Мы находимся теперь на пороге второй стадии — преобразования в способный к ядерному делению материал более доступных изотопов тория и урана. Эта стадия не требует никаких сложных сооружений и может обеспечить нам в приблизительно за 5-6 лет с действительно существенный запас атомных бомб. Таким образом, это в наших интересах задержать начало гонки вооружений, по крайней мере, до успешного завершения этой второй стадии.

Отказ от ранней демонстрации ядерных бомб приведет к тому, что другие страны неохотно будут включаться в ядерную гонку на основе догадок и без определенного знания, что «вещь действительно работает». В результате мы сможем в будущем сохранить жизнь американских граждан и получим преимущества, которые смогут далеко перевесить те, что могли бы быть получены использованием первых и сравнительно неэффективных бомб в войне против Японии. По крайней мере, «за» и «против» этого должны быть тщательно взвешены высшим политическим и военным руководством страны, и решение нельзя принимать только с точки зрения военной тактики.

Обращает на себя внимание тот факт, что ученые сами начали разработку этого «секретного оружия», и поэтому странно, что, когда оно стало доступно, они вынуждены отказаться от испытания его на враге. Ответ на этот вопрос был дан выше – главной причиной для того, чтобы создавать это оружие с такой скоростью было наше опасение, что в Германии существовали технический навыки, необходимые для создания такого оружия, и у руководства Германии не было каких-либо моральных ограничений относительно его использования.

Другой аргумент, который мог бы быть выдвинут в пользу использования атомных бомб, как только они станут доступны, состоит в том, что в этот Проект инвестировались деньги огромного количества налогоплательщиков и поэтому Конгресс и американская публика будут требовать оправдания этим затратам. Вышеупомянутое американское общественное мнение по вопросу использования ядовитого газа против Японии показывает, что можно ожидать, что общество поймет, что оружие может иногда создаваться только для использования в чрезвычайном критическом положении. Как только потенциальные возможности ядерного оружия будут ясны американской публике, можно рассчитывать, что она поддержит попытки сделать использование такого оружия невозможным.

Как только эти попытки увенчаются успехом, большие сооружения ядерной промышленности и накопленные взрывчатые материалы, в настоящее время предназначенные для потенциального военного использования, станут доступными для мирного использования, включая производство ядерной энергии и массовое производство радиоактивных материалов. Таким образом, деньги, потраченные во время военного развития ядерной энергетики, могут стать благом для времени мирного развития национальной экономики.

IV. Методы международного Контроля

Теперь мы рассмотрим, каким образом можно достичь эффективного международного контроля ядерных вооружений. Это — трудная проблема, но мы думаем, что она разрешима. Она требует исследования государственными деятелями и международными адвокатами, и мы можем предложить только некоторые предварительные предложения для такого исследования.

При взаимном доверии и готовности всех сторон лишиться определенной части их суверенных прав, и при согласии на международный контроль определенных фаз национальной экономики, контроль мог бы быть осуществлен (альтернативно или одновременно) на двух различных уровнях.

Первый и возможно самый простой путь состоит в нормировании сырья — прежде всего, руды урана. Производство ядерных взрывчатых веществ начинается с обработки больших количеств урана на больших заводах по разделению изотопов или в огромных ядерных реакторах. Резиденты международного Совета могли бы следить за количеством руды, добытой из различных месторождений, и каждой стране могло бы быть выделено только такое количество, которое сделает крупномасштабное выделение способного к ядерному делению изотопа невозможным.

Такое ограничение имело бы недостатком ограничение в развитии производства ядерной энергии в мирных целях. Однако, это не должно остановить производство радиоактивных элементов в масштабе, достаточном для промышленного и научно-технического использования этих материалов, и не сможет устранить главные выгоды, которые ядерная энергетика обещает приносить к человечеству.

Соглашение на более высоком уровне, предусматривающее большую степень взаимного доверия и понимания и при этом соблюдения точной бухгалтерии судьбы каждого фунта добытого урана, должно было бы позволить неограниченное производство. Определенная трудность с этим методом контроля возникнет на второй стадии производства, когда один фунт чистого, способного к ядерному делению изотопа, будет использоваться снова и снова для производства дополнительного способного к ядерному делению материала. Эти трудности могли бы быть преодолены путем расширения контроля над горной промышленностью и использованием тория, даже притом, что коммерческое использование этого металла может вызвать осложнения.

Если сохранен контроль над преобразованием руды урана и тория в чистые, способные к ядерному делению материалы, возникает вопрос, как предотвратить накопление больших количеств таких материалов в руках одной или нескольких стран. Накопления этого вида могут быть быстро преобразованы в атомные бомбы, если страна выйдет из-под международного контроля. Для решения этой проблемы может быть предложена согласованная обязательная денатурация чистых, способных к ядерному делению, изотопов. Чтобы сделать их бесполезными в военных целях, после производства они должны быть растворены подходящими изотопами. При этом процессе сохраняется их полноценность для энергетических установок.

Одна вещь ясна: любое международное соглашение по предотвращению ядерных вооружений должно быть поддержано фактическими и эффективными средствами контроля. Никакое бумажное соглашение не может быть достаточно, так как ни одна страна не может ставить на карту свое существование, основываясь только на доверии к подписи других стран. Каждую попытку препятствовать работе международного агентства контроля нужно считать эквивалентной нарушению соглашения.

Едва ли необходимо делать акцент на том, что мы, как ученые, полагаем, что любые системы предусмотренных средств контроля должны допускать настолько большую свободу для мирного развития ядерной энергетики, насколько эта свобода будет совместима с безопасностью мира.

Резюме

Освоение ядерной энергии не только составляет важное дополнение к технологической и военной власти Соединенных Штатов, но также и создает серьезные политические и экономические проблемы для будущего страны.

Ядерные бомбы не могут остаться «секретным оружием» в исключительном владении нашей страны больше чем в течение нескольких лет. Научные факты, на которых базируется их создание, известны ученым других стран. Если эффективный международный контроль ядерных взрывчатых веществ не будет осуществлен, гонка ядерных вооружений определенно начнется, как только остальной мир обнаружит, что мы обладаем ядерным оружием. В течение десяти лет другие страны могут иметь ядерные бомбы, каждая из которых, имея вес меньший, чем тонна, могла бы разрушить городскую область больше чем пять квадратных миль. В войне, к которой такая гонка вооружений, вероятно, будет вести, Соединенные Штаты, с их скученностью населения и промышленности в сравнительно немногих столичных районах, будут находиться в невыгодном положении по сравнению со странами, население которых и промышленность рассеяны по большим областям.

Мы полагаем, что эти аргументы делают использование ядерных бомб для необъявленной заранее бомбардировки Японии нецелесообразным. Если Соединенные Штаты будут первой страной, которая использует против человечества это новое средство неразборчивого разрушения, она пожертвует общественной поддержкой во всем мире, ускорит гонку вооружений, и нанесет ущерб возможности достижения международного соглашения по будущему контролю такого оружия.

Намного более благоприятные условия для возможного достижения такого соглашения могли бы быть созданы, если бы ядерные бомбы были сначала продемонстрированы миру в соответственно отобранной необитаемой области.

Если шансы для учреждения эффективного международного контроля ядерного оружия в настоящее время достаточно малы, то не только использование этого оружия против Японии, но и даже их преждевременная демонстрация может противоречить интересам нашей страны. Отсрочка такой демонстрации будет иметь в этом случае преимущество отсрочки начала ядерной гонки вооружений на максимально долгий срок. В течение этого времени мы могли бы добиться существенного развития этой области. Отсрочка существенно упрочит лидерство, которое мы установили в течение войны, и наши позиции в гонке вооружения или в любой более поздней попытке международного соглашения будут, таким образом, усилены.

С другой стороны, если никакая адекватная общественная поддержка развитию ядерной энергетики не будет оказана без демонстрации, отсрочку последней можно считать нецелесообразной, потому что достаточно информации могло бы просочиться, чтобы заставить другие страны начать гонку вооружения, в которой мы будем тогда находиться в невыгодном положении. В то же самое время, недоверие других наций может быть пробуждено подтвержденным развитием работ в этом направлении под покрытием тайны, что, в конечном счете, еще больше затруднит достижение соглашения с ними.

Если правительство примет решение в пользу предварительной демонстрации ядерного оружия, оно будет тогда иметь возможность принять во внимание общественное мнение нашей страны и других наций перед решением, должно ли это оружие использоваться в войне против Японии. Таким образом, другие нации могут принять долю ответственности за такое роковое решение.

Поводя итог вышесказанному, мы выражаем убеждение, что использование ядерных бомб в этой войне должно рассматриваться как проблема национальной политики дальнего действия, а не военной целесообразности, и что эта политика должна быть направленной, прежде всего, к достижению соглашения, устанавливающего эффективный международный контроль средств ядерной войны.

Жизненная важность такого контроля для нашей страны очевидна, так как единственным эффективным альтернативным методом защиты нашей страны, о котором мы знаем, состоит в рассредоточении наших главных городов и существенных отраслей промышленности.

Дж. Франк
Д. Хагхес
Л. Сцилард
Т. Хогнесс
Е. Рабинович
Г. Сиборг
С. Дж. Никсон

Print Friendly, PDF & Email
Share

Владимир Шапиро: «Доклад Франка». Доклад военному министру США, июнь 1945. Перевод и публикация Владимира Шапиро: 4 комментария

  1. Олег Татков

    Прекрасная публикация — спасибо автору перевода и републикации!
    Одна просьба — обозначьте пожалуйста первоисточник текста для цитирования.
    Спасибо!

  2. Benny B

    По-моему работающие в области ядерной энергии ученые очень хорошо понимают огромную опасность ядерного оружия, но очень плохо понимают психологию масс в демократическом государстве и логику политиков любых стран.

    Психология масс демократических стран того времени определяется мерой их усталости от Второй Мировой войны и пословицей «пока гром не грянет, мужик не перекрестится». А логику политиков прекрасно описывают математические модели Теории Игр, надо только выбрать правильные модели (особенно степень взаимного доверия между «игроками» и возможность «игры» win-win). И тут наши ученые, с огромной уверенностью в своей правоте, выбирают настолько наивные и далекие от реальности модели, что это просто ужас.

  3. Колобов Олег Николаевич, Минск

    Химическое оружие даже Гитлер не посмел применять, а ядерное мог бы, считали в США, поэтому мы читаем эту статью сегодня ПОКА С ПОЛНОЙ БЕЗНАДЁГОЙ… То, что помешало Гитлеру с отравляющими газами, может помешать Сев.Корее совершить нечто в обозримом будущем? Если честно обдумать «Записки из мёртвого дома» Достоевского, то надежд особых нет. Самое оптимистичное размышление пока – это гейдельбергская речь Линкольна, сюдой надо рыть… Взять с каждого живого кроманьонца «налог на безопасность» и дать финансовые гарантии её/его землякам, родным и близким о выплате компенсации (точка отсчёта сегодня примерно 10млн.уе) в случае любых поползновений с любой стороны…

    1. Олег Татков

      Уважаемый Олег Николаевич!
      Гитлер спокойно применял химическое оружие в концентрационных лагерях — так что тут не всё так однозначно с учётом затопленного в Адриатике, Балтике и др. морях арсенала хим оружия времен не только Первой и Второй мировых, но и более поздних конфликтов. Проблема утилизации того, что на дне до сих пор не решена. Кроме этого- Муссолини угробил десятки тысяч эфиопов этим оружием. Помешало Гитлеру применить химию на фронте чёткое обещание Уинстона Черчилля дать ответ. По легенде Черчилль рассматривал вариант еще и бактериологического оружия.С учётом превосходства союзной авиации в воздухе это было очень реальное обещание и это означало на практике полную гибель всего населения Германии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *