© "Семь искусств"
    года

733 просмотров всего, 4 просмотров сегодня

Да, эти рифмы всё-таки смешны,
Видны не  сразу,  чаще — не заметны,
Как в парке уголок заветный
там, меж кустов, за тенью от сосны.

[Дебют]Полина Беспрозванная

ТРИ, ЧЕТЫРЕ, ПЯТЬ…

***
в этом вади[1]
в марте цветут асфодели
не ходи

***
Настоящую ревность много с чем можно спутать:
с ненавистью, с любовью, с занозой в пальце
на правой руке – никак не вынуть.

Камень
Есть ли ему что сказать,
до того как ножницы расчетвертуют бумагу?
Всё реже верится в это.
Шелест и лязганье. Лепет и бормотанье.

***
Легкое отвращение к будущему, зовущееся тревогой.
Легкое отвращение к прошлому, не имеющее названья,
но имеющее основания,
и наигранное немного,
как уже созревшее расставанье.

***
Канун шабата в Меа Шеарим.
Снуют хасиды разного формата,
Экскурсией — надменно-воровато —
На перекрестке пятничном стоим.
И, тыча пальцами, миляги-дошколята
С цицит и пейсами,  кричат «Гойим, гойим![2]»

***
пальто в объятиях пальто
глухая зимняя фактура
но это тоже кое-что
подаренное нам натурой
крест-накрест вздыбленной траве
как хохолок на голове.

Поэт

“Есть доза меньше, чем чекушка и фуфырик, — один глоток…”
Нахмурился и почесал затылок.
И мысленно окинул строй бутылок,
А после взор уставил в потолок.
На потолке творилось черте-что. Куда-то шли, и плакали, и пели.
И дерева склонялись и шумели
Промежду строк.

***
Да — до, ре, ми, фа, соль, ля, си.
Жизнь коротка и смотрит дурой.
Он к уху блюдце подносил
саксонского фарфора.
Зачем вообще весь этот гул?
Профуканная фора
того, кто горло полоскал
фиоритурой.

***
Темнота —  просто повод что-то зажечь:
Спичку, свечку, фонарик, паникадило.
С полу поднять то, что сбросила с плеч,
Когда уходила.
Там, за плохо пригнанной дверью, всё та же жизнь —
Недомолвки, хихиканье, кривотолки,
Полуправды стопки, коробки лжи
И остатки смысла на донышке в банке на верхней полке.

***
Да, эти рифмы всё-таки смешны,
Видны не  сразу,  чаще — не заметны,
Как в парке уголок заветный
там, меж кустов, за тенью от сосны.

И не слова рифмуются, а «жисть».
Хотя слова, в каком-то смысле, тоже:
Поступки, взгляды, пятнышки на коже,
Цитаты, даты — ну, короче, жесть.

Май в Иерусалиме

Опять шарав[3]. Бездомная жара
расплющивает круглые оливы.
Ворон полуразинутые клювы.
Унылая пора,
похожая на новый карантин,
напяленный небрежно для отмазки,
как эти бледно-голубые  маски,
меж наскоро постриженных куртин.

***
«А лисички взяли спички….»

Июньской зелени тускнеющая стать.
Автобусы, машины, мотоциклы.
За время карантина я отвыкла
от шума — надо снова привыкать.
К настырной музыке с соседнего угла,
к бибиканью водил на светофоре.
к тому, что волки вылакали море
дотла.

На скамейке
«В твоих стихах нет пищи для ума».
«А для души?» —  задумчивым фальцетом.
«И для души». Вот так, с плеча, с поэтом?
Наверное, она поэт сама.

Сухие пальчики отстукивают ритм,
А визави в тени тихонько тлеет
И дышит через рот.
Израиль. Лето. Лорелея.

Спор

– Короче, и звонче, и жарче пропеть мы должны
по трещинкам-нотам коры и земной, и древесной.
– Конечно, но только кому это всё интересно
на гулких просторах истории или страны?

– На слово любое найдётся взволнованный слух,
но это неважно, и ты не спеши обольщаться.
И петь, как поётся, не смей. И не смей наугад обращаться
к душе, как вода — мимолётно послушной веслу.

– Да ладно, голуба, на что мне чужая душа?
Хотя б со своею  решить — тормошить иль баюкать?
Пою наугад и пою. Так нахальный заика —
побитый, поёт и считает, что жизнь хороша.

***
Так хотелось быть нужной тебе.
Невозможно и глупо, но было.
Что с того, что лгала и себе, и судьбе?
Как могла, так любила.

«Кабы этот глагол не спрягался!» — вздыхал
умник в прошлом столетье.
Так хотелось впустить на просторы стиха
громыхание жести небесной на улицах летних.

Так хотелось быть нужной. Нет, просто причастной. Как снег,
что летит и летит наугад над спелёнутой рощей.
Только гасла звезда, отражаясь в зеркальной броне.
И не видеть в упор — было слаще и проще.

Примечания

[1]     Вáди  (араб. wad сухое русло), в пустынях и полузасушливых регионах — узкая долина с достаточно крутыми склонами.

[2]     «Гойим» – множественное число от слова «гой». В зависимости от контекста, интонации и даже от языка, на котором это слово употребляется, оно может иметь или не иметь обидный оттенок.

[3]     Шарав — сухая жаркая погода с температурой воздуха намного больше нормы — на 6-8 градусов выше, чем обычно в это время года.

Share

Полина Беспрозванная: Три, четыре, пять…: 5 комментариев

  1. Soplemennik

    Интересная игра букв, слов, рифм. Сначала не понравилось, но затянула. Значит — хорошо.

  2. Ирина Роскина

    Очень удачная подборка. И стихи по отдельности мне все нравятся и как подборка – в смысле как венок, в котором есть начало и конец, которые закручиваются кольцом, так что дочитав, хочется вернуться к началу. Начинается минималистски: всего три строчки – да это ж вообще одно предложение, слов всего-то на пальцы руки… Однако все есть: и место обозначено, и время, и уловка. Напутствие обратно пожеданию. Если подчиниться напутствию, то развития действия не будет, — а оно есть. Если не оглядываться, то ничего и не будет. То есть будущее отсылает к прошедшему. А потом стихи про самое-самое настоящее время – очень узнаваемо, при том, что и место наше, свое. Но все-таки всё обобщено, не каждый так расскажет – вовсе не наугад тут поётся, а мастерски. И замечательное заключительное четверостишее, со строчкой и запутывающей времена и одновременно расставляющей их по местам: «И не видеть в упор — было слаще и проще».

  3. Евгений В.

    Спасибо, прочел с нарастающим удовольствием. Отличные стихи. Внимательные к окружающему. Очень узнаваемо всё… и шарав нескончаем, и вирус. «Поэта» и «Май в Иерусалиме» и море «вылаканное дотла» отмечу особо

  4. Konstantin

    Много хорошего. В частности,»с занозой в пальце
    на правой руке – никак не вынуть.» — прекрасное сравнение!

    1. A.B.

      * * *
      Канун шабата в Меа Шеарим.
      Снуют хасиды разного формата,
      Экскурсией — надменно-воровато —
      На перекрестке пятничном стоим.
      И, тыча пальцами, миляги-дошколята
      С цицит и пейсами,  кричат «Гойим, гойим!»
      * * *
      пальто в объятиях пальто
      глухая зимняя фактура
      но это тоже кое-что
      подаренное нам натурой
      крест-накрест вздыбленной траве
      как хохолок на голове.
      Поэт
      “Есть доза меньше, чем чекушка и фуфырик, — один глоток…”
      Нахмурился и почесал затылок…
      Полина Б.
      ::::::::::::::::::::::
      “Але гОим мишигоим, але идн инвалидн..”
      🙂
      Люблю фольклор в начале мая
      пальто, фактуру и формат
      Меа Шарим, канун, Шабат,
      “ИТи” с экрана отвечает —
      не для ци-цита автомат
      и антрацит не виноват
      * * * * *
      Е.Т.
      Сквозь скрип, шипенье, лязганье и дрожь
      Кто различает голос человечий?
      Стяни на горле шарф и скрой свое увечье —
      Ты только слеп и нем, а всем другим — хорош. ..
      Подробнее на livelib.ru:
      (Полина Б. “Тени на снегу”)

Добавить комментарий для Konstantin Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math