© "Семь искусств"
  май 2020 года

326 просмотров всего, 2 просмотров сегодня

Белоусову как гражданину и патриоту было невыносимо жалкое экономическое и политическое состояние России в этот период.  И он мечтал из него вырваться, вернуть России почетное место в мире. Но это (приходится говорить банальные вещи) не обеспечивается фантастическими прогнозами и без серьезных жертв. В аналогичной ситуации в период битвы за Англию Черчилль говорил, что не может обещать ничего, кроме пота и слез.

Григорий Ханин                           .

АНДРЕЙ БЕЛОУСОВ— СПАСИТЕЛЬ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ?

Аннотация

Обсуждается влияние назначение Андрея Белоусова на должность первого заместителя Премьер-министра в правительстве Мишустина на выбор экономической политике России. С этой целью излагается его биография и важнейшие научные работы. В биографии обращается внимание на научных учителей и административные связи. Первой крупной научной работой была вышедшая в 1995 году большая статья о кризисе индустриальной системы. В ней подверглась тщательному анализу причины кризиса советской экономики в 70–80 годы после крупных успехов в предыдущий период. Обращается внимание на чудовищную расточительность советской экономики и ее структурные дисбалансы, особенно гипертрофию военно—промышленного комплекса и сырьевых отраслей. Критикуется использование в анализе преимущественно официальной статистики при наличии более достоверной зарубежной и отечественной альтернативной макроэкономической статистики. Особенно обращается внимание на недооценку прекращение в конце 80 годов роста основных фондов. В работе показывается разрушительное влияние экономических реформ начала 90 годов на экономику России. Предлагаемое им лечение связано с усилением государственного вмешательства в экономику. В книге Белоусова эволюция системы воспроизводства российской экономики дается всесторонний анализ структурных изменений российской экономики в постсоветский период вскрываются глубокие дисбалансы российской экономики. При этом анализе недооценивается размер сокращения объема основных фондов. Огромные дефекты содержат прогнозы российской экономики в связи с отсутствием совокупного влияния на ее темпы огромного сокращения основных фондов и трудовых ресурсов. В связи с этим эти прогнозы являются совершено нереалистичными и дезориентирующими общественность и государственное руководство России. Рекомендации по совершенствованию хозяйственного управления носят преимущественно характер благих пожеланий. Приводятся реальные данные о сокращении объема основных фондов, которые показывают совершенную нереалистичность прогнозов Белоусова. Книга «Российское экономическое чудо сделаем сами», руководителем авторского коллектива был Белоусов, повторяет нереалистичные прогнозы предыдущей книги. Показывается ошибочность рекомендаций Белоусова по добровольному обложению крупнейших корпораций в виду реальной их убыточности. Из проделанного анализа делается вывод, что Белоусов не может стать спасителем российской экономики.

Введение  

Назначение Андрея Белоусова первым заместителем премьер-министра в правительстве  Михаила Мишустина вызвало положительный отклик в российских СМИ разной направленности: от лево-патриотической газеты «Завтра» до умеренно-либерального журнала «Эксперт». Отмечались его крупные научные заслуги.

В виду критической экономической ситуации в России в настоящее время от личности главы экономического блока правительства многое зависит. Поэтому необходимо объективно оценить экономические взгляды и результаты предыдущей административной деятельности Андрея Белоусова.

Назначение ученого на важную административную должность довольно редкое явление в мировой практике. Видимо, не без основания считается, что качества ученого и администратора слишком отличаются: для первого нужны неспешное обдумывание, для второго знания людей и реальной жизни, быстрота действий и требовательность. Эти качества редко сочетаются в одном человеке.

Андрей Белоусов

Андрей Белоусов

Тем не менее, мировая история знает примеры назначения ученых главами экономической политики. Упомяну Тюрго и Неккера при Людовике XVI, Эрхарда в Западной Германии. Были такие примеры и в нашей стране: Л.И. Абалкин при Горбачеве, Борис Федоров и Егор Гайдар при Ельцине. Результаты смешанные. Целиком положительные только у Эрхарда.

Для оценки того, что нам ожидать от Андрея Белоусова, проанализирую его биографию и научные труды.

1. Биография

При характеристике биографии Андрея Белоусова я опирался на данные Википедии и других источников в интернете

Отец Андрея Белоусова Рэм Александрович Белоусов профессиональный ученый, экономист, автор многих научных работ, среди которых наиболее известна вышедшая уже в начале 21 века  пятитомная экономическая история России и СССР. Воспитание в семье профессионального ученого-экономиста не могло не сказаться положительно на формирование профессиональных качеств Андрея Белоусова (его младший брат тоже стал научным работником-экономистом). Высшее образование Андрей Белоусов получил на экономическом  факультете МГУ, где в конце 70 годов преподавали многие сильные советские экономисты.  После окончания с отличием МГУ работал в ЦЭМИ АН СССР под руководством крупного экономиста Э.Б. Ершова, затем в Институте народнохозяйственного прогнозирования АН СССР, которым руководил выдающийся советский экономист Ю.В. Яременко. Школа Ю.В. Яременко несомненно сказалась на профессиональных качествах Андрея Белоусова. Первой заметной публикацией Андрея Белоусова явилась в 1995 году большая статья «Структурный кризис советской индустриальной системы», обратившей внимание на него как серьезного многообещающего экономиста. (1)

С 2000 года начинается период тесного сотрудничества Андрея Белоусова с правительством РФ. В 2000 году он становится генеральным директором Центра макроэкономического анализа и прогнозирования при правительстве РФ и одновременно внештатным советником премьер-министров Касьянова и Фрадкова. В это время сотрудничал с Центром стратегических разработок во главе с Германом Грефом при разработке стратегии экономического развития России до 2010 года.  В 2006 году Андрей Белоусов защищает докторскую диссертацию на тему «Эволюция системы воспроизводства российской экономики От кризиса к развитию«(2). Отдельные ее положения положения сказались на выработке Стратегии экономического развития РФ до 2020 года(3)  С 2006 по 2008 годы он уже заместитель министра экономического развития рФ при министрах Германе Грефе и Эльвире Набиуллине. Таким образом, он несет известную ответственность и за достижения и за провалы экономики России в этот период. Разумеется и достижение и провалы диктовались частично внешними обстоятельствами (особенно мировыми ценами на нефть) Но никуда не уйти от факта что достижения в этот период продолжались в течение 7 лет, а неудачи 12 лет.

Вместе с тем, столь тесное многолетнее сотрудничество с Германом Грефом и Эльвирой Набиуллиной освобождает его от подозрений в левых взглядах. Кстати, и Герман Греф и Алексей Кудрин приветствовали назначение его первым заместителем премьер-министра РФ.

С 2008 по 2012 годы Андрей Белоусов — директор департамента экономики и финансов правительства РФ, которое в это время возглавлял В. В. Путин Здесь, очевидно, и произошло их знакомство.

В 2012-2013 годы Андрей Белоусов уже министр экономического развития РФ. В то же время он представитель от России в Европейском банке реконструкции и развития и заместитель управляющего от России в Международном банке реконструкции и развития.

 С 2013 годы вплоть до назначения первым заместителем премьер-министра  Андрей Белоусов помощник В.В. Путина по экономике. Нетрудно понять, что именно высокая оценка Путиным его деятельности в качестве помощника сыграла важнейшую роль в его назначении на пост первого заместителя премьер-министра в правительстве Мишустина. Поддержка Путина усиливает его позиции в правительстве.

Перейду к анализу важнейших научных работ Андрея Белоусова.

2. Анализ кризиса советской индустриальной системы.

 Хотя формально статья о кризисе советской индустриальной системе касается промышленности, по содержанию она посвящена всей советской экономике. В ней привлекает широкое понимание содержания экономической системы из восьми компонентов(4). Но, в основном, рассматривается один: производственно-отраслевая структура экономики, что может объяснятся размером работы. В этом аспекте Белоусов демонстрирует квалифицированный анализ и фактов и причин экономического развития в СССР. Он довольно точно (хотя и не полно) определил причины высоких темпов экономического роста в 50–60 годов и их последующее затухания с точки зрения характера ресурсов и их использования.   Совершенно определенно говорит, ссылаясь на Ю.В. Яременко, о страшной расточительности советской экономики(5). Отмечает важнейшую роль в ее кризисе гипертрофии военно-промышленного комплекса(6). Вместе с тем, в проделанном анализе имеются серьезные недостатки.  Первое, что обращает на себя внимание в этой работе — использование почти исключительно советской официальной статистики. Для этого времени это уже было просто неприличным. Не только были широко известны ее пороки, но и широко известны были и зарубежные (особенно ЦРУ США) и отечественные альтернативные экономические оценки(7). Правда, иногда он вводит альтернативные оценки, но их обоснование отсутствует(8).  Во-вторых, при анализе эффективности экономики в разные периоды не выявляется совокупная факторная производительность на основе макроэкономических производственных функций, что рассчитывал А. И. Анчишкин еще в 1968 году(9). Это делает утверждение о «страшной расточительности» советской экономики голословным.  Для доказательства потребовалось бы использование динамики основных фондов. Этот традиционный для советских экономистов показатель необъясненным и необъяснимым образом заменяется далеко не равнозначным показателем динамики объема капитальных вложений. Использование альтернативных оценок динамики основных фондов позволило бы гораздо более обоснованно определить причину экономического кризиса 80 годов.  Эти оценки в конце 80-х — начале 90-х годов были опубликованы в авторитетных в то время советских журналах (Коммунист, Вопросы экономики). Они показывали, что в конце 80-х годов рост основных фондов прекратился. Странно, что Андрей Белоусов не заметил этих публикаций.  В третьих, при анализе структуры советской экономики отсутствует сфера услуг. Ее малое место в советской экономике отрицательно влияло на стимулы к труду и замедляло экономический рост.

Белоусов анализирует также развитие экономики в постсоветский период. При этом он справедливо связывает два периода — советский и постсоветский, видя истоки трансформационного кризиса, во многом, в наследии советской экономики (10). Здесь он впервые касается динамики основных фондов. Однако. только в промышленности и относит ее к динамике производственных мощностей, которые хотя и связаны с динамикой производственных мощностей но не совпадают. В данном периоде многие производства перестали существовать и не попали поэтому в общий индекс.  При этом, не показывается, как рассчитан этот показатель. Статистика отражает производственные мощности о отдельным продуктам и встает вопрос о весах при исчислении сводного индекса.  Обнаруживается, что только за 4 послереформенных года производственные мощности промышленности сократились на огромные 18%(11). Однако объем промышленного производства сократился намного больше — на 51%(12). Отсюда Белоусов делает обоснованный вывод что кризис носил преимущественно спросовый характер(13).  Обращает он внимание на огромное сокращение в этот период инвестиционного сектора экономики (14), что предопределяло огромное сокращение основных фондов и в ближайшей перспективе(15).

Белоусов не ограничивается анализом характера макроэкономических и структурных сдвигов. Он пытается определить целесообразную экономическую политику для преодоления дальнейшего спада экономики  и ее модернизации. Для этого он изучает опыт зарубежных стран осуществивших в послевоенный период модернизацию своих экономик (16). В интересе к стратегии модернизаций безусловно проявились дирижистские взгляды Белоусова. Либералы не нуждаются в стратегиях: рынок сам должен определить структуру экономики. Дирижистские взгляды в этот период были характерны для школы Ю.В. Яременко в отличие от школы Егора Гайдара. Они, во многом. были обусловлены слабостью частного предпринимательства в России в этот период.  Поэтому особенно были популярны в развивающихся странах. В этом было мало социалистического: ни национализации, ни перераспределения доходов не предусматривалось. Но предполагали сильное и эффективное государство.

Модели модернизации определялись Белоусовым по приоритетным элементам конечного спроса, которым приводилась в соответствие рыночными или(и) содействием государства отраслевая структура экономики.

Белоусов по опыту многих модернизировавшихся стране выделяет четыре модели модернизации: потребительски-ориентированная модель, экспортно-ориентированная модель, инвестиционно-ориентированная модель и милитаризация экономики. Выбор модели он определяет особенностями характера экономики соответствующих стран. Так, выбор потребительски-ориентированной модели Китаем и Индией в 80 годы определялось слабой развитости этих стран при низком уровне удовлетворения первичных потребностей. Для каждой модели Белоусов определяет свои ограничения и необходимые условия ее осуществления.  Интерес Белоусова к моделям модернизации определялось ориентацией его анализа на определение рациональной экономической политики для российской экономики. Исходя из особенностей российской экономики в начале перехода к рынку особый интерес у Белоусова вызывает инвестиционно-ориентированная модель, направленная на достраивание структуры экономики (17). «Ее ведущим мотивом становится повышение технико-технологического уровня экономики, ресурсозамещение (переориентация с дефицитных на недефицитные ресурсы, например, энергоемкого на трудоемкий тип роста и достраивание ИС до  органической целостности (например, импортозамещение)»(18). Образцом здесь для Белоусова являлась Япония 60-70 годов.

Белоусов отмечает и ограничения этой модели, которую он для России считает предпочтительной. Анализ этих ограничений у Белоусова является весьма полным, квалифицированным и объективным. Первым из них он называет финансовое обеспечение «инвестиционного рывка». Он подробно перебирает все возможные источники дополнительных сбережений и показывает большие трудности их мобилизации и их неустойчивость. В свете проблем российской экономики особое внимание привлекает снижение реальных доходов населения. Здесь Белоусов, как мне представляется, игнорирует определившееся уже в начале 90 годов огромное расслоение в доходах населения, что позволяло для целей модернизации российской экономики использовать неоправданные доходы состоятельных слоев населения. В этом вопросе взгляды Белоусова наиболее далеки от самых умеренных левых.

Определение возможных сценариев российской экономики Белоусов доводит до численных характеристик для среднесрочного развития Российской экономики. Сценарии Белоусова развития российской экономики в среднесрочной перспективе по своему содержанию отличаются от сценариев модернизации последняя очевидно откладывается на более продолжительный период Рассматривается пять сценариев: 1) инерционный вариант, 2) вариант жесткой жесткой финансовой стабилизации, 3) потребительски-ориентированный вариант, 4) производственно-ориентированный вариант, 5) инфляционно-инерционный вариант. Эти варианты иллюстрируются не производством и структурой ВВП, как можно было ожидать, а динамкой промышленной продукции и промышленных мощностей. Хотя в тексте рассуждения относятся к ВВП. По своему содержанию они отличны в силу гипертрофии промышленности в советской экономике, хотя бы из-за гипертрофии военно-промышленного сектора.  И все же многое можно понять и из таблицы по промышленности(19). Не следует, однако, воспринимать ее как результат расчета. Никакой модели расчета здесь нет. Она только иллюстративная. Тем не менее, она иллюстрирует понимание Белоусовым катастрофических последствий проводившихся в начале 90 годов   экономических реформ. По подавляющему большинству сценариев к 2000 году объем промышленного производства примерно в 2 раза ниже уровня 1990 года, сокращение мощностей от 37% до 51 % . Но прямого вывода о порочности принятого в начале 90 годов курса реформирования экономики он все же не делает. Техника безопасности?

Лишь четвертый сценарий дает лучшие результаты Именно при его описании выявляются предпочитаемый Белоусовым курс экономической политики. Этот сценарий предполагает «изменение структуры цен в пользу обрабатывающей промышленности (регулирование цен, переговорный процесс между производителями) и сдерживание реальных доходов населения… Стимулирование экспорта и защита внутреннего рынка за счет управляемого снижения доходов населения. Расширение государственного финансирования экономики до 10-12% ВВП»(20). Все указанные меры, особенно последняя, свидетельствуют о решающем значении, которое придается государственному вмешательству в экономику.

3. Эволюция системы воспроизводства российской экономики. От кризиса к развитию

Наиболее подробно экономические взгляды Белоусова изложены в этой книге (21), на основе которой им была защищена докторская диссертация. Она развивает и расширяет за счет включения последующих периодов аргументацию предыдущей статьи.  Я рассмотрю ее содержание по отдельным периодам.

3.1. Период 1991–1998 годов

Здесь наблюдается (для 1991–1994 годов) пересечение с предыдущей работой. Но и для этого периода значительно расширяется круг рассматриваемых вопросов, что существенно обогащает экономический анализ этого периода. Впечатляет тщательный комплексный анализ основных проблем российской экономики. Он изложен в тексте, многочисленных таблицах, схемах, в примечаниях.  Отмечу главные находки автора и отдельные серьезные упущения в этом анализе.

Уже в самом начале данного раздела Белоусов рисует впечатляющую мрачную картину всеобъемлющего кризиса экономики и общества в 1992–1994 годах(22). При этом, он избегает распространенного в среде либеральных экономистов термина трансформационный кризис   как  неизбежного и кратковременного. Описание этого кризиса напоминает обвинительное заключение в адрес проводившейся в тот период экономической политики. Отмечу те выводы  в отношении этого периода, которые имеют долговременные последствия.

Прежде всего, он отмечает крайнюю слабость слоя жизнеспособных к рыночной экономике предприятий (10% по его интуитивной оценке)(23). Сюда же относится отсутствие действенного экономического субъекта рыночных преобразований (24). Возник глубокий кризис социальной модели общества, что явилось «главным препятствием для мобилизации огромных потенциальных возможностей, заключенных в человеческом потенциале« (25). В наличии огромных потенциальных возможностях я бы усомнился. Они были сильно ослаблены огромными демографическими потерями России в 20 веке. Но были. И частично все же были мобилизованы благодаря новым условиям. А частично и больше бездарно потеряны в те же годы.

Здесь привлекает внимание негативная оценка Белоусовым огромного социального расслоения возникшего в этот период(26). К зоне бедности он относит 30% населения по официальным данным и 52-62 % по неофициальным в примечаниях(27). Последней оценке соответствует доля населения, осуждающей форсированный переход к рыночной экономике(28).

Белоусов недвусмысленно резко осуждает чрезмерное сужение роли государства в этот период и его деградации как системообразующего института, олигархический характер (29).

Нетрадиционный для экономистов комплексный характер оценки кризиса постсоветского общества и экономики является сильной стороной книги, избавляющей от иллюзий легкого преодоления возникшего кризиса.

Из чисто экономических аспектов анализа отмечу следующие

Как положительное явление справедливо отмечается исчезновение дефицита товаров и издержек потребления(30). Но это, пожалуй, и единственное, пусть и немаловажное, положительное явление. Остальные явно негативные с точки зрения долгосрочных последствий для экономики. Отмечу две взаимосвязанные :разбухание посреднической сферы и деградацию производственного аппарата,  «связанные с тем, что капитальные вложения перестали возмещать выбытие и износ основных фондов « (31). Здесь он ссылается на сокращение производственных мощностей всего за три года(1992–1994) на 12 % со среднегодовым темпом в 4 процента (32) Я бы здесь сказал — усиление деградации производственного аппарата, поскольку суженное воспроизводство основных фондов возникло еще в конце 80 годов. С горечью он отмечает огромное сокращение инновационного потенциала и изобретательской деятельности по сравнению с советским периодом(33). Вопреки надеждам на повышение эффективности экономики благодаря переходу к рыночной экономики снизились все ее характеристики : производительность труда, энергоэфективность, фондоотдача(34)

Отмечу наиболее важные дефекты проделанного Белоусовым анализа для данного периода. Они связаны, в основном. с его чрезмерным доверием к данным официальной статистики (он ее отвергает только применительно к распределению доходов населения).

Здесь больше всего имеют значение для данного периода и последующих игнорирование им ошибок официальной статистики при оценке стоимости основных фондов и размеров теневой экономики.

Ошибки в оценке стоимости основных фондов (ее недооценка) — традиционный дефект отечественной статистики. Он влияет на определение динамики основных фондов и определение величины рентабельности всей экономики и ее отраслей. Что касается динамики основных фондов, то используемые Белоусов оценки динамики производственных мощностей промышленности позволяли охарактеризовать в данном периоде тенденции (но не их конкретную величину). А вот в отношении рентабельности ошибка оказалась колоссальной.

По моим расчетам, для 1998 года соотношение восстановительной и балансовой стоимости составило 3,49 раза (35). В результате по чистой рентабельности (с учетом налогов) по отношению к основным фондам в данный период экономика оказывалась  убыточной (36). Особенно это, конечно, касалось реального сектора экономики, где реальные возможности сокрытия выручки и прибыли были намного меньше, чем в посредническом секторе и секторе бытовых услуг.

Все оценки Белоусова объема прибыли в тексте и приложениях из-за не учета восстановительной стоимости основных фондов являются сильно преувеличенными, не только по величине, но часто и по знаку (37). Эта ошибка роковым образом сказалась на его оценке им возможностей мобилизации ресурсов для экономической модернизации за счет внутренних ресурсов отраслей экономики за пределами данного периода.

Ошибка в определении величины теневой экономики больше всего сказалась  при определении размеров и динамики посреднического сектора и сектора бытовых услуг, из рентабельности по чистой прибыли. Так, по нашим с Д.А. Фоминым расчетам, учитывающим теневые доходы и восстановительную стоимость основных фондов, рентабельность активов розничной торговле составила 16% (вместо 6,1% по данным Росстата) и продаж 16,3 % (вместо 1,2%) (38) при почти полном уходе от налогов. Столь высокая рентабельность стимулировала благополучие этой сферы экономики даже при значительном падении реальных доходов населения за счет покупок наиболее состоятельных слоев, заметное повышение культуры торговли и модернизации торговой сети. Это значит, что розничная торговля адекватно реагировала на рыночные сигналы Здесь сказался и неразвитость этого сектора в советский период. Аналогичное положение складывалось и в отношении оптовой торговли (39), общественного питания (40). В этих отраслях очень молодая еще российская буржуазия показала себя относительно неплохо. Она не упустила появившийся шанс быстро создав множество рыночных структур и даже создав некоторое количество новых объектов.

Зато убыточность реального сектора экономики должна была оказаться намного хуже, чем в среднем по экономике с соответствующим сокращением его производственного потенциала.

Очень удачна его характеристика Белоусовым периода 1995–1998 годов как периода депрессивной стабилизации и кризиса 1998 года как момента истины (41) обусловленного острыми диспропорциями в российской экономики в предшествующий период

3.2. Период 1999–2001 годы

Анализ Белоусовым этого периода представляет особый интерес и с содержательной стороны, и с точки зрения экономического инструментария. Он отразился на анализе последующего периода и экономическом прогнозировании

Важное значение приобретает уже объяснение им причин и механизма выхода из кризиса 1998 года с начала о последнем В лево-патриотических кругах об этом существует много мифов о эффективной дирижистской политике правительства Примакова — Маслюкова в интересах народа в отличие от прежних и последующих правительств. Приводимые Белоусовым данные опровергают этот миф.  Из них очевидно, что выход из кризиса был обусловлен как раз обвальным сокращением реальных доходов населения в результате классической для развивающихся стран в аналогичной ситуации девальвации национальной валюты и отказа платить по внешним долгам (и их последующей пролонгации). Так за 3-4 кварталы 1998 года реальная заработная плата сократилась на огромные 35% , заметно сократились и инвестиции в основной капитал(42). Сократились и расходы расширенного правительства с 44 2 % в 1995-1997 годы до 34 4% в 1999 году(43). Какой уж тот дирижизм.

Благодаря девальвации рубля и сокращению затрат на оплату труда повысилась и конкурентоспособность реального сектора что при наличии больших резервов производственных мощностей и рабочей силы  позволило обеспечить рост в реальном секторе экономике ориентированном преимущественно на внутренний рынок(44). В раскрытии источников преодоления спросовых ограничений для реального сектора экономики Белоусов проявляет большое экономическое мастерство.

Большой интерес представляет также проводимый Белоусовым анализ факторов роста реального сектора со стороны ресурсных ограничений. Он представлен в таблице 40 (45). Она призвана показать наличие резервов производственных мощностей и рабочей силы в этот период.  Из нее явствует, что практически весь экономический рост в этот период был обеспечен вовлечением в производство резервов производственных мощностей и рабочей силы,  появившихся в период экономического кризиса 90 годов (46) .

Но тут возникает любопытный экономико-статистический феномен. Если по рабочей силе к концу периода резервы рабочей силы были почти исчерпаны, то по производственным мощностям они оставались еще огромными (49%). Даже если исходить исходя из нормального для рыночной экономики максимально уровня использования производственных мощностей в 88-90 % ,они оставались очень значительными, Здесь Белоусов, видя неправдоподобность столь огромных статистических резервов производственных мощностей,  предпочитает воспользоваться более правдоподобными данными опроса руководителей промышленных предприятий, согласно которым резервы производственных мощностей в 2001 году составили довольно скромные 15%(47). Это вместе с исчерпанием резервов силы  должно было стать сигналом о скором .прекращении экономического роста в промышленности при отсутствии радикального ускорения роста капитальных вложений в промышленность

При всей ценности оценок руководителей промышленных предприятий о резервах производственных мощностей предпочтительнее было использовать ранее применявшиеся Белоусовым ранее оценки их динамики. Статистика предоставляла для этого все возможности ,но он почему-то перестал ими пользоваться. Тем не менее он отмечает равенство ввода и выбытия производственных мощностей в обрабатывающей промышленности и «медленное увеличение инвестиций в социальных отраслях что заложило базу для дальнейшей деградации социальной сферы»  (48). При небольшом улучшении некоторых показателей инновационной деятельности ее состояние продолжало оставаться совершенно неудовлетворительной(49).

При объяснении факторов экономического подъема в этот период Белоусов, увлеченный макроэкономическими показателями, упускает из виду заслугу российского предпринимательства При всей его молодости оно сумело воспользоваться возможностями ограничения внешней конкуренции уже и в производственной сфере Речь идет не только о мелком и среднем предпринимательстве но и крупном(например компании Юкос Ходорковского)(50)

3.3. Период 2002–2005 годов

Анализ этого периода Белоусов начинает с категорического утверждения об «исчерпании резервов резервов производственных мощностей и рабочей силы» .Он имеет в виду, очевидно. конец этого периода. Запомним это утверждение при оценке его экономических прогнозов.

Этот период, в отличие от предыдущего, Белоусов называет экспортно-ориентированным в связи с преобладанием (70%) фактора роста физического объема экспорта и мировых экспортных цен в росте ВВП при росте внутренней конкурентоспособности в 30%(51). Он на схеме показывает кумулятивное положительное воздействие роста экспортных доходов на все остальные макроэкономические показатели (52).

Белоусов убедительно показывает жесткие ограничения этого типа экономического роста, среди которых, помимо физических возможностей экспортного сектора, указывает на ограниченную конкурентоспособность внутреннее ориентированных компаний (53). Определяемую, замечу, не только недостатками их организации и внешней среды, но и ограниченными возможностями производственных мощностей. Здесь он впервые в этой работе прогнозирует возможный темп роста ВВП при этом типе экономического роста и приходит к выводу о неизбежном затухании экономического роста со среднегодовых темпов роста в 6 4 % в 2002–2004 годы до 2-4 % в 2008–2010 годы(54).  Читатель должен иметь в виду, что здесь Белоусов опирается на официальные оценки Росстат, которые преувеличивали его в 2000 годы, по моим подсчетам на два процентных пункта ежегодно. Иначе говоря, речь фактически идет о неизбежности стагнации при следовании этому типу экономического роста.

Дальнейший тщательный и квалифицированный анализ даже на основе официальной статистики выявляет другие негативные черты, затрудняющие дальнейший экономический рост. Среди них отмечу низкую интенсивность обновления производственных мощностей, ограничения по транспортной инфраструктуре, разбухание посреднического сектора, низкий уровень сбережений нефинансового сектора, вызванный оттоком капитала, низкая рентабельность всех секторов экономики за исключением экспортно ориентированного сектора, слабость сектора социальных услуг.

Огромную угрозу для экономики Белоусов видит в вопиющих дисбалансах экономики (55). Здесь отмечу указание на низкое обложение личных доходов населения и имущества предприятий с мимолетным указанием на заниженность оценки основных фондов (56). Много внимания Белоусов уделяет деформации социальных структур экономики, особенно социальному расслоению и масштабной бедности, ухудшению здоровья населения, неудовлетворительным жилищным условиям (57). Обращает на себя внимание отсутствие здесь науки, которая переживала особенно сильную деградацию из-за отсутствия спроса и соответственно финансирования со стороны экономики и государства. А ведь она в XXI веке  является важнейшим фактором экономического роста даже при заимствовании иностранных технологий, в которых еще надо разобраться. Другое серьезное упущение— отсутствие анализа финансового сектора В рыночной экономике без сильного отечественного финансового сектора не добиться экономического успеха.

3.4. И вдруг — русское чудо

Последние три главы книги посвящены прогнозу долгосрочного развития России. Этот раздел начинается с основанного на предыдущем тексте описания многочисленных опасностей, подстерегающих российскую экономику в ближайшие 10–15 лет: «все это создает новый формат для социально -экономического развития России резко отличающийся и от 1990х и от текущего десятилетия. Возникают новые риски и угрозы связанные с перерастанием в новый системный кризис, аналогичный тому, который Россия пережила в 1990 годы. Это может привести к потере управляемости хаосу и даже распаду страны» (58). Сказанное указывает на то, что Белоусов даже в 2005 году, на пике экономических успехов России, сознавал их временность и неустойчивость, огромные опасности для будущего России при отсутствии экономического рывка. Он был бы плохим экономистом и гражданином, если бы не попытался найти выход из этой исторической ловушки. Вопрос в том, удалось ли ему это.

Этот выход начинает с поиска конкурентных преимуществ России, раз внешние условия мировой конъюнктуры исчерпаны. Таких он насчитывает четыре: энергетический, научно-исследовательский, транзитный потенциал, сельскохозяйственный (59). Первый очевиден и традиционен, но тоже не так уж прост в реализации из-за необходимости вовлечения в оборот месторождений с худшими горногеологическими и климатическими условиями, что требует огромных капиталовложений с сомнительной окупаемостью. Второй путь принципиально новый, он зависит от уровня научной базы и квалификации кадров всех уровней, материальной базы производства. Проведенный Белоусовым анализ убеждает в его сомнительности. Даже по уровне расходов на исследовании и разработки Россия занимает лишь 12 место в мире, отставая от США по ППС почти в 20 раз(60). Но намного больше по результативности исследований и технологий. По доходам от технологий проданных за рубеж отставание от США почти 370 раз, экспорту высокотехнологичной продукции более чем в 25 раз при отставании в численности занятых в этой отрасли от США лишь в 3 раза(61). Ума не приложу, как при такой чудовищной неэффективности исследований и разработок, складывающейся многими десятилетиями (их преодолении требовало не многим меньшего времени), можно было рассчитывать на высокотехнологичный сектор экономики. Несколько лучше обстояло дело с двумя последними факторами (62). Но суммирование этих трех факторов (которое Белоусов не производит ), вряд ли обеспечивало заметный рост ВВП.

Намеченные Белоусовым пути реализации конкурентных преимуществ многочисленны, но носят технократический характер и относятся преимущественно к числу благих пожеланий (63). Они не затрагивают главные системные препятствия для развития российской экономики и общества, складывавшиеся не только много десятилетий, но и столетия. Особо обращу внимание на огромные демографические потери России в ХХ веке, наибольшие как раз среди наиболее творческой части населения.

Белоусов в русле общепринятых методов долгосрочного прогнозирования рисует 4 сценария этого развития: сверх-индустриальная модернизация, бросок к глобализации, экономический изоляционизм, энергетический аутизм (64). Эти сценарии отличаются принятой государством стратегией экономического развития .Уже само название сценариев говорит о их разнице При этом он отдает предпочтение первому сценарию, что ясно говорит о его экономических взглядах.

Все сценарии иллюстрируются таблицами, в которых содержатся важнейшие макроэкономические показатели, условия внешней торговли, основные показатели платежного баланса. Многочисленность цифр призвана создать впечатление серьезной проработки сценариев. Ложное впечатление. Среди них нет главных : динамки трудовых ресурсов и основных фондов. Между тем только по трудовым ресурсам ранее Белоусов прогнозировал их сокращение за счет внутренних источников к 2020 году  на 20%(65). Оно должно было очевидно компенсироваться огромным наращиванием основных фондов ,но об этом ни слова Даже при сверхи-ндустриальной модернизации среднегодовые темпы роста инвестиций лишь незначительно отличаются от роста располагаемых доходов населения и оборота розничной торговли (66).

В результате такого прогнозирования ВВП в отрыве от потребных ресурсов у Белоусова появляются фантастические темпы роста российской экономики. Так, ВВП на душу населения в первом варианте в 2020 году по сравнению с 2004 годов увеличивается в 3 раза (67). Даже в самом неэффективном варианте энергетического аутизма рост среднедушевых доходов ВВП составляет 2 раза (68).

Чтобы читатель мог убедиться в полной неадекватности прогнозов Белоусова, приведу данные моего коллеги Д.А. Фомина о реальной динамике основных фондов РФ по полной стоимости за 1991–2007 годы учитывающие восстановительную стоимость основных фондов. Они сократились за этот период на 20% (69). По остаточной стоимости сокращение по моим расчетам оказывается значительно больше — примерно 35%. Итак при сокращение трудовых ресурсов на 20% и основных фондов к 2020 году по сложившейся тенденции на 50% Белоусов собирается к 2020 году увеличить ВВП с учетом сокращения населения в 2-2,5 раза. Можно ли это себе представить? Помимо прочего, Белоусова подвела ошибочность используемой им экономической информации.

Огромный просчет Белоусова в долгосрочном прогнозировании тем более удивителен, что в той же книге он спрогнозировал три локальных кризиса в этот же период (70).

Он считает вероятными кризисы в 2007–2008, 2011–2012 и 2015–2017 годы. Таким образом, на период кризисов приходится 7 лет или почти половина данного периода. Следовательно, в оставшиеся некризисные годы среднегодовые темпы прироста ВВП должны были удвоится, что уже является полным абсурдом.

Прогнозирование локальных кризисов основывалось на реальных слабостях российской экономики и опасностях ее международного и внешнеполитического положения. Обращает на себя внимание довольно точное предсказание мирового финансового кризиса в 2008–2009 годы (71), что сделало совсем немного экономистов в мире. Кризис 2011–2012 годов Белоусов вообще считал критическим для развитии страны В нем одновременно достигали пика многие риски социального и экономического характера (72). К чести Белоусова можно отнести почти точное совпадение этих кризисов с реальными кризисами российской экономики.

Рационально объяснить просчет Белоусова в прогнозе российской экономики полностью не могу. Действительно, здесь был сильный элемент недостаточного профессионализма в игнорировании значимости восстановительной стоимости основных фондов и неучёта динамики трудовых ресурсов и основных фондов. И это невозможно оправдать. Но был, как мне кажется, и немалый элемент психологии. Белоусову как гражданину и патриоту было невыносимо жалкое экономическое и политическое состояние России в этот период.  И он мечтал из него вырваться, вернуть России почетное место в мире (73). Но это (приходится говорить банальные вещи ) не обеспечивается фантастическими прогнозами и без серьезных жертв. В аналогичной ситуации в период битвы за Англию Черчилль говорил, что не может обещать ничего, кроме пота и слез. И сам оказался на высоте, как и народ Великобритании. Так же действовал и Сталин в обстановке огромной технико-экономического отставания СССР и провала нэпа в конце 20 годов. С учетом неоднократно отмечаемого Белоусовым огромного социального расслоения просто напрашивалась мобилизация доходов состоятельных слоев населения для целей модернизации экономики и уменьшения социального неравенства, о котором многократно писал. Но он этого не делает.

 4 Российское экономическое чудо: сделаем сами

Последняя опубликованная Белоусовым работа относится к периоду, предшествующему его переходу на государственную службу.  Здесь хочу отдать должное его порядочности. Он, видимо, считал недопустимым совмещение государственной службы с публикационной активностью, поскольку могла появиться мысль об использовании служебного положения.

В этой книге (74) Белоусов выступает в роли научного руководителя проекта и автора ряда ключевых глав. Об этих главах я и буду говорить. Хотя говорить особо нечего. Они, в основной части, воспроизводят (часто текстуально) его предыдущую книгу. Даже название связано с содержанием ее прогноза.

Заключение

Анализ основных работ Белоусова позволяет частично ответить на поставленный в заголовке вопрос. Частично потому, что у меня нет данных об административных способностях Белоусова. Но они все-таки не главное. Главное -экономические идеи. При всей их ориентированности на роль государства они не отрицают роль частного сектора необходимость включения России в международное разделение труда на более почетных условиях.  Не видно и идей по перераспределению доходов в пользу беднейших слоев населения.  Единственно заметная инициатива Белоусова в качестве помощника Путина по мобилизации доходов крупных компаний для модернизации экономики была правительством отвергнута. Это говорило о ограниченном его аппаратном влиянии. Но она была и экономически необоснованна, так как не учитывала реальное (с учетом восстановительной стоимости основных фондов) неудовлетворительное их положение (75). Возможность обложения имущества и личных доходов состоятельных слоев населения им не анализировалась, хотя изредка вскользь и упоминалась.   В связи с этим надежды левых на серьезную корректировку экономического курса с приходом в правительство Белоусова мне представляются безосновательными. Возможны небольшие изменения.

Не украшают Белоусова и его деятельность в последние 12 лет на государственной службе в ранге главы экономического аппарата правительства, Министра экономики и помощника президента. Никаких серьезных действий по предотвращению экономического кризиса и обеспечения экономического подъема в этот период не предпринималось.

Что касается профессиональных качеств, то Белоусов продемонстрировал их в ряде работ. Но его колоссальный просчет в прогнозировании экономического развития России  оставляет в этом отношении большие сомнения.  Не вижу оснований для надежды, что Андрей Белоусов может стать спасителем российской экономики.

Примечания

1) А Белоусов Структурный кризис советской индустриальной системы В : Иное. Хрестоматия нового российского самосознания М. 1995 с. 4-40

2)  А. Р. Белоусов Эволюция системы воспроизводства российской экономики От кризиса в развитию М. 2006

3)  Центр макроэкономического анализа и прогнозирования Российское экономическое чудо: сделаем сами.  Программа развития экономики России до 2020 года М.  2007

4)  А Р Белоусов Иное  ук. Соч. с. 7

5)  там же,  с 25

6) там же, с.  26-28

7) Ханин Г.. И.  Динамика экономического развития СССР Новосибирск 1991 год, он же,  Экономический рост в СССР :альтернативная оценка Коммунист № 11 1988

8) Белоусов А Р Иное  ук. соч с. 27, 33

9) Перепечатано в А. И.  Анчишкин Прогнозирование темпов и факторов экономического роста М 2003 с.  114-122

10) Иное ук. Соч. с. 5

11) там же, с, 46

12) там же

13) там же, с. 34

14) там же, с. 35

15) там же, с. 36

16) там же,  с. 7-16

17) там же, с. 13-15

18) там же, с. 13

19) там же с. 40

20) там же с. 39

21) А. Р. Белоусов Эволюция системы воспроизводства российской экономики.  От кризиса к развитию.

22) там же, с. 53-62

23) там же, с. 54

24) там же, с. 55

25) там же с. 58

26) там же

27) там же, с. 120

28) там же, с. 59

29) там же, с. 59-62

30) там же, с. 68

31) там же,  с.. 68-71

32) там же с. 71

33) там же с. 87-88

34) там же с, 99

35)  Г. И. Ханин Экономическая история России в новейшее время Российская экономика в 1992-1998 годы Новосибирск  2014 с. 362

36) там  же, с. 382

37) Белоусов ук. Соч.  с. 104, 337

38) Ханин Г. И. Фомин Д. А. Розничная торговля России : состояние и перспективы Проблемы прогнозирования 2005 №6 с. 86

39) Ханин Г. И. Фомин Д. А. Оптовая торговля в современной России Проблемы прогнозирования 2007 №5 с. 48

40) Ханин Г. И. Фомин Д. .А. .Общественное питание в России: Характеристика рентабельность динамика Проблемы прогнозирования 2008 № 3   с..  82

41) Белоусов ук. Соч. с.  96-116

42) там же, с. 114

43) там же, с. 132

44) там же, с. 132-141

45) там же, с. 142

46) там же , с. 352

47) там же, с.  142

48) там же, с. 145

49) там же, с. 147

50)  Г И Ханин Экономическая история России в новейшее время том 4 1999–2016 годы М 2019 с. 115-165

51) Белоусов ук. Соч. с. 150

52) там же, с. 151

53) там же, с. 152

54) там же, с. 153

55) там же, с. 166-174

56) та же, с. 173-174

57) там же, с. 175-180

58) там же, с. 185

59) там же, с. 227-236

60) там же, с. 231

61) там же

62) там же, с. 232-236

63) там же, с. 236-244

 64) там же, с. 255-281

там же, с. 202

65) там же, с. 259

66) там же

67) там же .с. 277

68) Ханин Г И ук. Соч.  с. 211

69) Белоусов, ук. соч. с.  222-227

70) там же, с. 223

71) там же

72) там же, с.  186

73) Российское экономическое чудо :сделаем сами. Прогноз развития России до 2020 года. М. 2007 

74) Ханин Г И ук соч с 166-175      

БИБЛИОГРАФИЯ

1 АНЧИШКИН А. И. ПРОГНОЗИРОВАНИЕ ТЕМПОВ И ФАТОРОВ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА М 2003

2 БЕЛОУСОВ А. Р. СТРУКТУРА КРИЗИСА СОВЕТСКОЙ ИНДУСТРИАЬНОЙ СИСТЕМЫ В :ИНОЕ. ХРЕСТОМАТИЯ НОВОГО РОССИЙСКОГО САМОСОЗНАНИЯ М. 1995

3 БЕЛОУСОВ А. Р. ЭВОЛЮЦИЯ СИСТЕМЫ ВОСПРОИЗВОДСТВА РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ. ОТ КРИЗИСА К РАЗВИТИЮ М. 2006

4 РОССИЙСКОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ЧУДО : СДЕЛАЕМ САМИ. М. 2007

5 ХАНИН Г И ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ СССР:АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ОЦЕНКА. КОММУНИСТ №11 1988

6 ХАНИН Г, И. ДИНАМИКА ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ СССР НОВОСИБИРСК 1991

7 Ханин Г. И, Фомин Д, А. Розничная торговля России : состояние и перспективы Проблемы прогнозирования 2005 №6

8 Ханин Г, И. Фомин Д А Оптовая торговля в современной России Проблемы прогнозирования 2007 № 5

9 Ханин Г. И. Фомин Д. А. Общественное питание в России :характеристика, рентабельность, динамика Проблемы прогнозирования 2008 №3

10 ХАНИН Г. И. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ. РОССИСЙСКАЯ ЭКОНОМИКА В 1992-1998 ГОДЫ. НОВОСИБИРСК 2014

11 ХАНИН Г. И. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ ТОМ.4. 1999-2016 ГОДЫ М. 2019

Share

Григорий Ханин: Андрей Белоусов — спаситель российской экономики?: 2 комментария

  1. Soplemennik

    Вероятно дело не столько в количественном росте основных фондов, сколько в их катастрофическом старении, что, в свою очередь, не позволяет овладеть современными технологиями.

  2. Е.Л.

    Статья о первом заме Мишустина очень интересная и важная. Автор статьи сосредоточен на экономических вопросах без их политизации, что является большим достоинством. Сомнения автора статьи в возможностях Белоусова понятны. Заинтересованных читателей привлечет внимание многовариантность сценариев развития экономики страны, рассматриваемых Белоусовым при принятии решений. Будем надеяться, что у него будет возможность остановки перед принятием важных решений без забегания за точку невозврата.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math