© "Семь искусств"
  март 2020 года

341 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

В 1918-1922 гг. материальное положение семьи Мандельштамов было близким к бедственному. Фон Мизес организовал присылку продовольствия для них. Он также, находясь в Берлине, получал какие-то деньги для Мандельштама (по-видимому, за изобретения и патенты, которые имелись у Мандельштама). В 1923 г. (23.01) Мандельштам писал фон Мизесу: тем, что «мы вообще пережили эти черные времена, мы обязаны в первую очередь Вам».

[Дебют] Александр Печенкин

БИОГРАФИЯ Л.И. МАНДЕЛЬШТАМА: НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ [*1]
(К 125-летию со дня рождения и 60-летию со дня смерти)

1. Что написано о Л.И. Мандельштаме

Каноническая биография Л.И. Мандельштама написана его другом и перманентным соавтором Н.Д. Папалекси. Она имеет подзаголовок: «Краткий очерк жизни и научной деятельности». Поскольку Н.Д. Папалекси довел свой обзор деятельности Л.И. Мандельштама примерно до середины 30-х годов, этот обзор был в первом томе Полного собрания трудов Л.И. Мандельштама дополнен очерком, охватывающим события последних двадцати лет и написанным ближайшими коллегами и учениками Л.И. Мандельштама (Г.С. Ландсбергом, И.Е. Таммом, С.М. Рытовым, Г.С. Гореликом и М.А. Леонтовичем). По охвату событий последний очерк частично пересекается с очерком, написанным Н.Д. Папалекси [1].

Кроме того, И.Л. Фабелинский, ученик Г.С. Ландсберга, написал несколько статей об истории открытия комбинационного рассеяния света, известного на Западе как эффект Рамана [2, 3]. История эта интересна, поскольку Л.И. Мандельштам и Г.С. Ландсберг открыли этот эффект независимо от Ч.В. Рамана и К.С. Кришнана и одновременно с ними (и даже несколько раньше) в 1928 г., однако Нобелевская премия за это открытие была присуждена одному только Раману.

Н.Д. Папалекси написал также специальную статью о работах Л.И. Мандельштама по радиотехнике (во многих из них он сам участвовал) [4]. Биография, написанная Папалекси, вместе с дополнительным очерком последних 20 лет жизни Мандельштама, другие мемуарные статьи и научно-аналитические обзоры творчества Мандельштама собраны в книге, посвященной 100-летию со дня его рождения [5].

Л.И. Мандельштам окончил Страсбургский университет и начал работать как физик в Институте физики, входящем в состав этого университета. Он также сотрудничал с компанией Телефункен, выезжая для этого в Берлин.

Страсбургский период в жизни Л.И. Мандельштама затронут в книгах о его учителе, лауреате Нобелевской премии (1909 г.), Фердинанде Брауне [6, 7, 8]. Автор настоящей статьи также опубликовал очерк страсбургского периода в жизни Л.И. Мандельштама [9], им же опубликованы выдержки из писем Л.И. Мандельштама его страсбургскому другу известному математику и философу Р. фон Мизесу и комментарии к этим письмам [10, 11, 12]. Особо автор разбирал философскую концепцию Мандельштама [13, 14].

Под «новыми материалами» в настоящей статье имеются в виду материалы, не отраженные в упомянутом выше сборнике, посвященном 100-летию со дня рождения Л.И. Мандельштама. Автор настоящей статьи повторяет в ней некоторые из своих уже опубликованных наблюдений и заключений.

2. Страсбургский период

Согласно архивным документам Страсбургского университета им. кайзера Вильгельма (ныне университет им. Луи Пастера) [15], Мандельштам Л.И., родившийся в Могилеве, еврейского вероисповедания, окончил этот университет в январе 1902 г. и получил ставку приват-доцента в феврале 1907 г. До этого (с 1903 г. по 1904 г.) он работал вспомогательным ассистентом Института физики, входившего в состав Страсбургского университета. В 1904 г. он получил ставку второго ассистента и в октябре 1906 г. — первого ассистента. Собственно Л.И. Мандельштам продолжал работать в должности первого ассистента до конца его пребывания в Страсбурге. Он был отчислен в октябре 1914 г. в связи с отъездом 18 сентября 1914 г. Сенат Страсбургского университета лишил русских доцентов venia legendi, следовательно, права преподавать. Мандельштам пишет в своей автобиографии, что он вернулся в Россию в июне 1914 г., т.е. его отчисление произошло post factum [16].

В 1913 г. Л.И. Мандельштам получил звание (титул, как он сам пишет в своей автобиографии) профессора. Это звание не означало, что Л.И. Мандельштам получил должность экстраординарного профессора. Оно означало лишь шаг вверх в научно-преподавательской карьере и перспективу занять профессорскую должность при переходе в какой-либо другой университет или в высшую техническую школу.

В связи с выдвижением Мандельштама на звание профессора Ф. Браун пишет на Л.И. Мандельштама развернутую характеристику (июнь 1911 г.), где отражает рост его роли в преподавании физико-технических дисциплин. За летний семестр 1910 г. Мандельштам читал лекции 25 часов, вел практические занятия — 17 часов, зимний семестр 1910/11 учебного года отмечен у него нагрузкой 29/24, а летний семестр 1911 г. — 20/17.

Страсбургский Институт физики в те годы, когда там работал Мандельштам, был одним из центров радиотехники. Хотя Ф. Браун был ученым широкого профиля, как пишет его биограф Ф. Харс, «с 1901 г. все диссертации, руководимые Брауном, оказываются связанными с беспроволочной телеграфией» [7. С. 201]. Сам Ф. Браун вплотную заинтересовался этой областью в 1898 г., немногим позже того, как Э. Маркони использовал полученные Г. Герцем быстрые электромагнитные колебания для передачи телеграфного сообщения (1896 г.)[*2]. Ф. Браун в 1898 г. предложил альтернативную схему радиопередатчика, состоящего в отличие от передатчика Маркони из двух связанных контуров — открытого (антенны) и замкнутого (содержащего искровой промежуток). Высокочастотные колебания генерировались в замкнутом контуре и излучались антенной, в то время как у Маркони был одноконтурный — искровой промежуток был непосредственно вмонтирован в антенну.

В 1900 г. Браун распространил принцип, по которому был построен его передатчик, на приемник. Маркони, и его последователи использовали в радиосвязи простой одноконтурный передатчик и простой одноконтурный приемник, включающий когерер Лоджа, усовершенствованный А.Н. Поповым (1898 г.). Ф. Браун предложил приемник, состоящий из открытого контура — антенны, принимающей сигнал от передатчика, и замкнутого контура, делающего этот сигнал доступным телеграфисту (этот замкнутый контур содержит когерер или детектор).

Радио в те годы было не только предметом исследования, но и сферой бизнеса, причем исследование и бизнес не были независимы друг от друга. В 1900 г. было образовано Товарищество с ограниченной ответственностью Телеграфия профессора Брауна или сокращенно Телебраун. Главный вклад в капитал этого товарищества шел от патента (1898 г.), принадлежавшего Брауну. Браун таким образом стал конкурентом компании, сложившейся в Англии вокруг Маркони (1897 г.), а также немецких инженеров Адольфа Слаби и Георга графа фон Арко, которые в 1898 г. вместе с электротехнической компанией АEG образовали товарищество AEG-Слаби-Арко радиосистемы[*3]. В 1901 г. приобрело организационное оформление сотрудничество Ф. Брауна с домом известных предпринимателей Сименсов, и на базе Телебрауна и компании Сименс и Хальске (Siemens & Halske) была образована компания «Товарищество систем беспроволочной телеграфии проф. Брауна и Сименса-Хальске» (или сокращенно Браун-Сименс товарищество). Компания Телебраун, однако, продолжила свою деятельность вплоть до 1913 г., когда она была ликвидирована по причине своей нерентабельности. В 1903 г. по указанию кайзера Вильгельма две крупнейшие компании Браун-Сименс и AEG-Слаби-Арко объединились в мощную компанию, получившую известность под своим телеграфным адресом — Телефункен.

Папалекси в своей биографии Л.И. Мандельштама пишет, что «атмосфера электромагнитных колебаний, в которую попал Леонид Исаакович, вступая в научную жизнь, сыграла очень важную роль в формировании основных направлений его научной деятельности» [1. С. 14]. Но в начале своей научной карьеры Л.И. Мандельштам оказался и в обстановке радиотехнических изысканий и радиобизнеса. Докторская диссертация Л.И. Мандельштама (по-нашему, дипломная работа, но за эту работу присваивался PhD) была посвящена методам определения периода колебательного разряда конденсатора (1902 г.). По рекомендации Ф. Брауна Мандельштам развил «косвенный метод» измерения высокочастотных колебаний, важный для радиотехники. В 1904 г. вышла статья Л.И. Мандельштама «К теории передатчика Ф. Брауна» [18]. Как отмечалось выше, в 1897 г. Браун предложил принцип передатчика, состоящего из двух контуров — замкнутого и открытого (антенны). При этом Ф. Браун имел в виду две конструкции: в первой два контура были связаны индуктивно (через пару катушек, вмонтированных в каждый из контуров) и непосредственно, или, как стали потом говорить, автотрансформаторно — антенна непосредственно подключалась к катушке замкнутого контура, а та заземлялась (автотрансформатором называется трансформатор, у которого вторичная обмотка является продолжением первичной, — если антенна подключена непосредственно к катушке, то та этим подключением разбивается на две части, являющиеся продолжением одна другой).

Л.И. Мандельштам развил в своей статье математический аппарат, позволивший ему построить теорию, охватывающую как случай индуктивной связи, так и автотрансформаторный случай. В прикладной части своей    статьи он сделал вывод, отмеченный потом И. Ценнеком — предшественником Мандельштама на посту первого ассистента Института физики — в его теоретической книге по радио, вышедшей в 1905 г. [19]. Это следующий вывод.

В одной из разновидностей своего передатчика Ф. Браун предусмотрел «симметризующий провод» вместо заземления антенны. Этот провод располагался параллельно земле и не препятствовал перемещению передатчика (передатчик вообще мог быть установлен, скажем, на тележке). Мандельштам отметил, что в «передатчике Брауна заземление не равносильно включению симметризующего провода, а скорее соответствует включению более сильной связи» [18. С. 98].

Здесь была упомянута сила связи. В то время слабой связью обычно считалась такая индуктивная связь, при которой обратное воздействие вторичного контура (в случае передатчика — антенны) на первичный незначительно. Ф. Браун в своей Нобелевской лекции говорил о том, что он, начиная с 1902 г., экспериментировал со своими сотрудниками с силой связи и обнаружил, что с увеличением расстояния между катушками (т.е. с ослаблением связи) наблюдается не только острый резонанс (что понятно, поскольку с ослаблением связи колебания во вторичном контуре мало воздействуют на колебания в первичном контуре, и неблагоприятные соотношения фаз становятся мало существенными), но и повышение интенсивности возбуждения колебаний. Эти наблюдения положили начало разработке теории слабой связи или даже весьма слабой связи, которая не только заняла важное место в сочинениях Брауна и его учеников, но и стала своего рода визитной карточкой компании Телефункен (это одна из основных характеристик системы радиопередачи компании Телефункен, представленная в буклете «Специфика и новизна схемы и конструкции систем ”Телефункен”» [18]).

Л.И. Мандельштам также участвовал в экспериментах со слабой связью. В 1903 г. он вместе с другим ассистентом Института физики Германом Брандесом проводил эксперименты с радиоприемником, построенным по идее Ф. Брауна. В то время радиоприемники были своего рода зеркальными отображениями радиопередатчиков. Радиоприемник, использованный Маркони до 1900 г., был копией его радиопередатчика, только вместо искрового промежутка в антенну включался когерер, изобретенный Лоджем и усовершенствованный А.Н. Поповым. Радиоприемник Ф. Брауна был так же, как и его передатчик, двухконтурным, только первичным контуром была антенна, а вторичным — замкнутый контур, содержащий вместо искрового промежутка когерер или позднее, с 1906 г., детектор. Как пишет Браун, Мандельштам и Брандес, экспериментируя в 1902 г. со слабой связью, добились существенного улучшения селективности радиоприема (см.: [20. S. 25]). Эти эксперименты первоначально финансировались компанией Телебраун, а затем были поддержаны компанией Телефункен. Их результаты вошли в упоминавшийся выше документ «Специфика и новизна схемы и конструкции систем ”Телефункен”». Как отмечает Папалекси, Л.И. Мандельштам за эти свои достижения получил от компании Телефункен «значительную по тем временам премию»[1. С. 12].

Концепция слабой связи, но сильной связности, стала, как подчеркивает один из учеников Л.И. Мандельштама Г.С. Горелик (он упоминался выше как один из авторов биографического очерка о Мандельштаме), одной из сквозных тем его творчества [21].

В 1903 г. Ф. Браун в письме Вильгельму фон Сименсу рекомендовал Мандельштама как талантливого радиоинженера [22]. В 1904 г. Мандельштам и Папалекси — сотрудники компании Телефункен (см.: [23. С. 310, 312]). Судя по письму Ф. Брауна Ценнеку от 16.11.1912 г., в котором тот пишет о том, что рекомендует Мандельштаму и Папалекси оставить работу в компании Телефункен (у Ф. Брауна возникали разногласия с администрацией этой компании), российские физики продолжали сотрудничать с ней по меньшей мере до этого времени [24].

Все результаты Л.И. Мандельштама так или иначе отражены в упоминавшейся книге Ценнека, первой теоретической книге по радио. Кроме того, в предисловии Ценнек выражал признательность доктору Мандельштаму за то, что тот просмотрел главы по радиотехнике.

И впоследствии, т.е. после 1905 г., Мандельштам активно участвовал в экспериментальной и теоретической работе в области радио. Так практически во всех руководствах того времени представлены работы Мандельштама и Папалекси по «направленной радиотелеграфии», работы 1906-1907 гг. В Страсбурге Мандельштам также начал цикл своих исследований по оптике. В настоящей статье мы, однако, остановимся на своеобразном преломлении радиобизнеса в творчестве Л.И. Мандельштама — на критике Л.И. Мандельштамом сочинений английского радиоинженера, ближайшего сотрудника Г. Маркони — Дж.А. Флеминга[*4]. За этой критикой стояли годы конкуренции Ф. Брауна и его сотрудников с компанией Маркони. Ф. Браун отстаивал свой приоритет в отношении двухконтурной схемы передатчика, которую в 1900 г. использовал также и Маркони, причем без ссылки на Ф. Брауна (в 1900 г. Маркони запатентовал свою двухконтурную схему). По сути дела Ф. Браун и Г. Маркони почти одновременно пришли к двухконтурной схеме радиоприемника (Браун несколько раньше). Интересно, однако, что Флеминг в своих книгах по радиотехнике фактически не упоминает имя Брауна (он упоминает только его работы по направленной радиотелеграфии) [26]. И это даже после вручения Ф. Брауну Нобелевской премии за радиотехнику!

Л.И. Мандельштам и по возвращении в Россию (затем в СССР) ощущал себя частью научного сообщества, сложившегося вокруг Ф. Брауна. Известен очерк, посвященный памяти Ф. Брауна, написанный Мандельштамом и Папалекси и опубликованный в Die Naturwissenschaften в 1928 г., где Браун охарактеризован как «незабываемый учитель». «Меня потрясло известие о смерти Ф. Брауна, я был очень к нему привязан», — писал Л.И. Мандельштам Р. фон Мизесу в письме от 30.10.1918 г. Как следует из письма жены Л.И. Мандельштама Лидии Соломоновны Мандельштам тому же фон Мизесу [27], Мандельштам сохранил контакт со своим младшим страсбургским товарищем Г. Романном (H. Rohmann), с которым он опубликовал статью «Отражение рентгеновских лучей» (1913 г.) и который был вторым ассистентом Института физики, когда Мандельштам оставил этот Институт и вернулся на Родину. (Романн женился на дочери Ф. Брауна, и извещение о смерти Ф. Брауна, произошедшей в 1918 г. в США, шло от имени дочери Брауна и Романна.) Из записной книжки Папалекси следует, что тот во время одной из своих заграничных командировок встречался с Ценнеком (осень 1930 г.) [28]. В то же время нет никаких сведений о контактах Мандельштама и Папалекси с теми немецкими радиоинженерами, которые первоначально были конкурентами Ф. Брауна, а затем были объединены с ним в компанию Телефункен. Речь идет о Слаби и графе Арко. Арко стал генеральным директором Телефункена, компании, с администрацией которой у Брауна были сложные отношения, были периоды охлаждения (см.: [7. С. 213]). Граф Арко несколько раз посещал СССР по линии советско-германского общества «Культура и техника», учрежденного в 1925 г. и ликвидированного в 1937 г. [29]. Но каких-либо свидетельств о его контактах с Мандельштамом и Папалекси нет. Более того, на торжественный обед, устроенный в Москве в честь Арко в 1929 г., был приглашен Мандельштам, но он отсутствовал. Трудно сказать, почему Мандельштам не пришел. 1929 год был вообще трудным для него из-за ареста родственника жены.

3. Критика Флеминга

В 1905 г. Ф. Браун назвал «фантастической сказкой» утверждение Флеминга о том, что аппараты компании Маркони не испытывают помех от зарубежных радиостанций (см.: [20. С. 25]). В 1907-1908 гг. Мандельштам подверг критике то обоснование направленной телеграфии и опытов Маркони, которое Флеминг формулировал в статьях 1906-1907 гг. Как писал Мандельштам, в 1906 г.

«Маркони опубликовал результаты количественных и качественных опытов по направленному приему, основанному на том же принципе, что и у Брауна. Кроме того, Маркони описал опыты с направленным передатчиком, теоретическое рассмотрение которого было затем произведено Флемингом» [30. С. 133].

Мандельштам сосредоточивает свою критику именно на последнем. Маркони предложил принцип направленной радиопередачи при помощи изогнутой антенны. Такая антенна с изломом, по его мнению, должна обладать свойством излучать несимметрично и притом сильнее в направлении, противоположном направлению еë свободного конца. Мандельштам не считает опыты Маркони убедительными, ибо они проводились на малых расстояниях от радиопередатчика. Но главный объект его критики — теоретические рассуждения Флеминга. Мандельштам указал на две ошибки в этих рассуждениях. Развивая теорию изогнутой антенны, Флеминг, как и другие инженеры, исходил из модели прямолинейного осциллятора (или вибратора), опубликованной Г. Герцем в 1889 г.: антенна вместе со своим заземлением (которое мыслилось как симметричное продолжение антенны под землю) рассматривалась Флемингом как излучающий осциллятор, стоящий вертикально в отношении земли. Чтобы объяснить действие прогнутой антенны, Флеминг проводил дополнительные построения, в частности, смещал осциллятор в горизонтальном направлении так, чтобы начало координат оказалось в центре прямоугольника, до которого он достраивает изогнутую антенну. Мандельштам замечает, что Флеминг на деле смещает не осциллятор, а «точку наблюдения». Поскольку смещению средней точки осциллятора на —δy/2 соответствует смещение точки наблюдения на δy/2, в формулы Флеминга вкрадывается ошибка в знаке (осциллятор расположен по оси z, ось y параллельна земле, δy обозначает длину горизонтального осциллятора, представляющего горизонтальную часть изогнутой антенны)[*5]. Кроме того, Флеминг, выписывая выражения для скалярного и векторного потенциалов, отбрасывает члены второго порядка малости. Однако, вычисляя затем амплитуды электрического и магнитного полей, он удерживает члены второго порядка малости. В результате, пишет Мандельштам, вывод Флеминга об асимметрии излучения антенны не достоверен.

Мандельштам критиковал Флеминга в статье 1907 года. Флеминг сразу же не согласился с критикой и попросил Мандельштама разъяснить, в чем же его ошибка. Мандельштам дал это разъяснение в 1908 г., и оно процитировано выше. Флеминг же опять не признал ошибок. В своей монографии, вышедшей в 1910 г., он упоминает критику Мандельштама и пишет, что не может ее принять. Он повторяет свои выкладки, против которых выступал Мандельштам [32]. В последующих изданиях этой монографии Флеминг вообще не упоминает о критике со стороны Мандельштама.

Флеминг и Мандельштам «встретились» еще раз в начале 30-х годов, когда Мандельштам читал в МГУ свои «Лекции по колебаниям» (1930-1932) [33] и опубликовал обзорную статью в УФН [34]. В этих «Лекциях» и статье Мандельштам критиковал теорию «боковых полос», развитую Флемингом на страницах журнала Nature. «Встреча» была односторонней: Флеминг не ответил Мандельштаму, он вообще вряд ли знал об этой критике.

Критика Мандельштамом той трактовки «боковых полос», которую дал Флеминг уже описывалась автором настоящей статьи [13]. Суть ее в следующем. В 1930 г. Флеминг выступал против широко распространенного мнения о том, что для хорошего качества радиопередачи надо ограничивать ширину «боковых полос» [35]. Что такое «боковые полосы»? Если передатчик дает синусоидальные волны, то он лишь «сообщает» о том, что он работает. Чтобы передавать информацию (текст, читаемый диктором и т.д.), синусоиду модулируют. При этом амплитуда колебаний передатчика уменьшается или увеличивается сообразно колебаниям воздуха, производимым фактором. Пусть несущая частота (частота передатчика) — p, амплитуда передатчика E, акустическая частота , тогда сигнал имеет вид  Но эта формула может быть записана по-другому  Частоты  и  называют боковыми полосами. Их предполагают ограничивать, чтобы передатчик не чинил помех другим передающим станциям. Возникло даже предложение учредить для этого особый закон. По мнению Флеминга, такой закон лишен смысла. Преобразование первой формулы во вторую — это математика, и боковые полосы — это математическая фикция. Реален лишь модулированный сигнал, представленный первой формулой.

Мандельштам переносит вопрос в другую плоскость. Он считает, что Флеминг некорректно ставит вопрос. Преобразование первой формулы во вторую — это действительно математика, но отсюда не следует, что за первой стоит физическая реальность, а за второй нет. Каждая из этих формул выражает «реальность», но эта реальность — функция экспериментальных операций, направленных на ее распознавание. Если у нас имеется острый резонатор, то он распознает «боковые полосы», если же в качестве резонатора выступает человеческое ухо, то уместно представление в виде произведения.

Критика «боковых полос» содержалась в 16-й лекции. Мандельштам вновь затрагивает Флеминга в 17-й лекции. В этой лекции он упоминает популярную книжку Флеминга «Волны в воде, воздухе и эфире» [36], переведенную на русский язык (в том числе и усилиями прямого ученика Мандельштама И.Е. Тамма). Мандельштам говорил буквально следующее:

«Возьмем, например, Флеминга. Это — крупный радиоспециалист, член Королевского общества (английской Академии наук). Его книга «Волны в воде, воздухе и эфире» — в общем неплохая, там есть много интересных сведений. Но по поводу резонанса там имеется явный вздор. Говорится, например, что мальчик, стреляя из рогатки, может разрушить железнодорожный мост через Темзу. Это невозможно из-за затухания» [33. С. 180-181].

Последний раз Мандельштам касается Флеминга в «Лекциях по некоторым вопросам теории колебаний», прочитанных в 1944 г. по возвращению из казахского курорта Боровое, куда он был эвакуирован вместе с рядом других престарелых академиков. Этот курс остался неоконченным, были прочитаны всего 4 лекции, последняя — в мае. В ноябре Мандельштам умер. И вот эта последняя лекция заканчивается ссылкой на трактовку Флемингом боковых полос, которую Мандельштам считал некорректной.

4. Что следует из писем Мандельштама Р. фон Мизесу о советском периоде жизни Мандельштама

В 1. были перечислены публикации автора настоящей статьи, описывающие переписку Л.И. Мандельштама и Р. фон Мизеса. Остановимся здесь лишь на том, что можно извлечь из этой переписки о советском периоде жизни Л.И. Мандельштама [37] (дальше следуют только даты писем).

В 1918-1922 гг. материальное положение семьи Мандельштамов было близким к бедственному. Фон Мизес организовал присылку продовольствия для них. Он также, находясь в Берлине, получал какие-то деньги для Мандельштама (по-видимому, за изобретения и патенты, которые имелись у Мандельштама). В 1923 г. (23.01) Мандельштам писал фон Мизесу: тем, что «мы вообще пережили эти черные времена, мы обязаны в первую очередь Вам».

В письмах, отправленных до 1924 г., Мандельштам пишет о невозможности полноценной научной работы в СССР (отсутствие литературы, материальных средств, круга общения). Он также неудовлетворен преподаванием в высших учебных заведениях: «Работа в высшей школе имеет теневые стороны, которые я не могу принять в полной мере» (10.03.1924). Мандельштам рассматривает возможности отъезда из СССР, если в Германии для него найдется академическое место. Он даже согласился бы работать в какой-либо фирме, если бы та предоставила ему возможность заниматься наукой.

Ситуация меняется в 1925 г. Как известно, в этот год Мандельштам стал профессором МГУ и заведующим кабинетом теоретической физики. Он уже получает удовлетворение от преподавания (т.к. работает главным образом со старшекурсниками). Он также доволен своими учениками, «которые могут и хотят заниматься научной работой» (29.06.1926). Главное, о чем они теперь переписываются с фон Мизесом, — это научная литература и семейные дела Мандельштамов.

В 30-е гг. экономическое и политическое положение Германии становится тяжелым, и уже Мандельштам пытается помочь фон Мизесу. В 1933 г. фон Мизес эмигрирует в Турцию. В 1935 г. (письмо от 7.06.1935) Мандельштам предлагает ему организовать поездку в Одессу, куда его приглашает Институт судостроения, а затем в Москву, где он будет принят в Институте физике МГУ. Все расходы будут оплачены советскими учреждениями.

Р. фон Мизес был не только специалистом по прикладной математике, гидродинамике и аэродинамике, он был известен как философ, один из классиков неопозитивизма. Хотя фон Мизес не участвовал в составлении Манифеста Венского кружка, он много сделал для развития и пропаганды идей Маха. Ему принадлежит большая статья о Махе, написанная к 100-летию этого философа и физика, а также «Маленький учебник позитивизма», объемистая книга, которая, как отмечает сам автор, написана не о позитивизме, а в соответствии с позитивизмом.

Из писем следует, что Мандельштам получал философскую литературу от фон Мизеса и интересовался ею (о философских беседах Мандельштама и фон Мизеса пишет и Папалекси в своей биографии Мандельштама [1]). Мандельштам способствовал скорейшему переводу на русский язык и изданию в СССР книги фон Мизеса «Wahrschеinlichkeit, Statistik und Wahrheit» (1928 г.). В русском переводе (1930 г.) она называется «Вероятность и статистика». Английский перевод появился лишь в 1939 г. Это был перевод второго немецкого издания (1936 г.).

Книга «Вероятность и статистика» содержит знаменитое частотное определение вероятности, сформулированное фон Мизесом в 1919 г. В плане философских оснований, как верно указано в Предисловии издательства, это махистская книга.

Можно считать, что контакты Мандельштама с фон Мизесом были одним из тех каналов, по которым в СССР приходили западные научные идеи и философия науки.

5. Заключение

О том, что исследования в области радио, которые проводил Л.И. Мандельштам в страсбургский период своей жизни, наложили отпечаток на его последующее творчество, писали Н.Д. Папалекси, Г.С. Ландсберг, Г.С. Горелик и др. Однако не только радиотехника, но и радиобизнес, в который Мандельштам оказался вовлечен благодаря своему учителю Ф. Брауну, был значим для него. Во всяком случае, без учета этой составляющей его страсбургской жизни трудно понять ту полемику, которую он в последующем вел с Дж.А. Флемингом.

Другим важным компонентом страсбургской жизни Мандельштама были его контакты с Р. фон Мизесом, породившие последующую длительную переписку. Эта переписка была одним из тех каналов, через которые в Советский Союз проникали новые научные идеи и философские обобщения. 

Литература

  1. Папалекси Н.Д. Леонид Исаакович Мандельштам. (Краткий очерк жизни и научной деятельности) // Мандельштам Л.И. Полн. собр. тр. М.: АН СССР, 1948. Т. 1. С. 7-66.
  2. Фабелинский И.Л. Открытие комбинационного рассеяния света // УФН. 1978. Т. 126. С. 124-152.
  3. Фабелинский И.Л. К истории открытия комбинационного рассеяния света. М.: Знание, 1982. 34 С.
  4. Папалекси Н.Д. Из научных воспоминаний о Леониде Исааковиче Мандельштаме // Папалекси Н.Д. Собр. тр. М.: АН СССР, 1948. С. 375-383.
  5. Академик Л.И. Мандельштам. К 100-летию со дня рождения. М.: Наука, 1979. 312 с.
  6. Kurylo F., Susskind Ch. Ferdinand Braun: a life of the Nobel Prizewinner and Inventor of the Cathode-Ray Oscilloscope. The MIT Press: Cambridge (Mass.),
  7. Hars F. Ferdinand Braun (1850-1918). Ein wilhelminischer Physike Berlin: Diepholz, 1999. 240 S.
  8. Печенкин А.А. Рецензия на кн.: Hars F. Ferdinand Braun (1850-1918). Ein wilhelminischer Physiker. Berlin: Diepholz, 1999. 240 S. // ВИЕТ. 2000. № 2. С. 177-180.
  9. Pechenkin A.A. The importance of the Strasbourg period in L.I. Mandelstam’s life for his further work in science // NTM. 1999. № 7. P. 93-104.
  10. Печенкин А.А. Переписка Л.И. Мандельштама и Рихарда фон Мизеса // Историко-математические исследования. 2-я серия. Вып. 4 (39). М.: Янус-К, 1999. С. 269-276.
  11. Печенкин А.А. Философия Рихарда фон Мизеса через призму его контактов с советскими учеными // Вопросы философии. 2000. № 3. С. 43-52.
  12. Печенкин А.А. «Дорогой друг… Дорогой Миз…». Из писем Л.И. Мандельштама Р. фон Мизесу. Публикации и комментарии // Природа. 2000. № 11. С. 75-83.
  13. Pechenkin A.A. Operationalism as the Philosophy of Soviet Physics: the Philosophical Backgrounds of L.I. Mandelstam and his school // Synthese. 2000. V. 124. P. 407-432.
  14. Pechenkin A.A. Mandelstam’s interpretation of quantum mechanics in comparative perspective // International Studies in the Philosophy of Science. V. 16. No. 3. P. 265-283.
  15. Archive Du Bas-Rhin. AL N 581.
  16. Архив РАН. 1622-1-51.
  17. Родионов В.М. Зарождение радио. М.: Наука, 1985. 240 с.
  18. Мандельштам Л.И. К теории передатчика Брауна // Мандельштам Л.И. Полн. собр. тр. М.: АН СССР, 1948. Т. 1. С. 98.
  19. Zenneck J. Elektromagnetische Schwingungen und drahtlose Telegraphie. Stuttgart: Ferdinand Enke, 1905. 986 S.
  20. Braun F. Űber drahtlose Telegraphie und neuere physikalische Forschungen. Strassburg: Heitz, 1905.
  21. Горелик Г.С. Л.И. Мандельштам и учение о резонансе // Академик Л.И. Мандельштам. К 100-летию со дня рождения. М.: Наука, 1979. С. 138-157.
  22. Архив компании Cименс. Siemens Forum. LK
  23. Jahrè Telefunken. Festschrift zum 25-jährigen Bestehen der Gesellschaft für Drahtlose Telegraphie “Telefunken” GmbH. Berlin, 1928.
  24. Архив Немецкого Музея в Мюнхене. Deutsches Museum. N 53/032.
  25. Sungong Hong. Marconi and the Maxwellians: The Origin of Wireless Telegraphy Revised // Technology and Culture. 1994. V. 35, No. 4. P. 721.
  26. Fleming J.A. The principles of the wave telegraphy and telephony. Fourth edition. London, 1919.
  27. Архив Гарвардского университета. HUG 4574. 5. Box 1.
  28. Архив РАН. 600-2-33.
  29. ЦГАОР. 5006/1/37.
  30. Мандельштам Л.И. О направленной беспроволочной телеграфии // Мандельштам Л.И. Полн. собр. тр. М.: АН СССР, 1948. Т. 1.
  31. Uller K. Zur Detnung der Wirkungsweise des richten den Marconi-Senders // Physikalische Zeitsehrift. 1907. Nr. 7. S. 193-198.
  32. Fleming J.A. The principles of electric wave telegraphy and telephony. Second edition. London; N.Y.: Longmans, 1910. 384 P.
  33. Мандельштам Л.И. Лекции по колебаниям // Мандельштам Л.И. Полн. собр. тр. М.: АН СССР, 1955. Т. 4. С. 11-503.
  34. Мандельштам Л.И. Вопросы электрических колебательных систем и радиотехники // УФН. 1933. Т. 13, вып. 2. С. 161-164 (перепечатано: Мандельштам Л.И. Полн. собр. тр. М.: АН СССР, 195?. Т. 3. С. 52-55).
  35. Fleming Sir Ambrose. The “Wave Band” Theory of Wireless Transmission // Nature. 1930. V. 18. P. 92-99.
  36. Флеминг Дж.А. Волны в воде, воздухе и эфире. М.; Л.: Государственное издательство, 1926. Перевод с четвертого пересмотренного английского издания А.И. Рабиновича, И.Е. Тамма и А.Н. Фрумкина.
  37. Архив Гарвардского университета. HUG Boxes 1-3.

Примечания

[*1]: Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ (проект № 04—03—00492а). Первоначально статья опубликована в сборнике Исследования по истории физики и механики 2005, ИИЕТ им. С.И. Вавилова, М.: Янус-К.

[*2]: История радиотехники, в которой отражена роль А.Н. Попова, Э. Маркони и Ф. Брауна, написана В.М. Родионовым [17]. Заметим, что Родионов не ставил перед собой задачу подробно описать роль Ф. Брауна и сопоставить его вклад с вкладом Маркони. Он также допускает неточности в описании истории радиобизнеса.

[*3]: Примечание: AEG — Allgemeine Electricität Gesellschaft, что может быть переведено как «Всеобщая электрическая компания».

[*4]: Примечание: В 1899 г. Флеминг стал научным советником компании Маркони, которая в то время называлась Компанией беспроволочной телеграфии и сигнализации [25].

[*5]: Ту же ошибку нашел в вычислениях Флеминга немецкий радиоинженер Карл Уллер [31].

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math