© "Семь искусств"
  февраль 2019 года

226 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Твое цветение и тлен
Мне были воздухом и пищей.
Зимой, стряхнув меня с колен,
Ты притворялась злой и нищей.

Паола Урушадзе

Дождь в городе

Дождь в городе

Он не последний в списках непогоды,
и все ж ему недостает породы
(другое дело – ливень и гроза) …
В нем нет порыва, ярости и риска,
порой игрив, но все ж не так изыскан,
как утренние иней и роса…

И если б не булыжники и крыши,
кто бы узнал – чем он живет, чем дышит?..
(«Ну, шел себе… Ну, что-то напевал…»)
Это от них – крутых, литых, покатых
–его великолепное стаккато,
которым он сражает наповал…

И если бы не листья и карнизы,
не выходил бы он сейчас на вызов,
как будто зная,
зная наперед:
не подведут, – сыграют с тем же блеском
его капризы, рондо, арабески,
на слух сыграют…
им не надо нот…
2004

Природе

Твое цветение и тлен
Мне были воздухом и пищей.
Зимой, стряхнув меня с колен,
Ты притворялась злой и нищей.
А летом, засияв венцом,
Хватала ласково за уши
И, повернув к себе лицом,
Шептала: «вглядывайся… слушай…»
Не просто холоди и грей,
А заводи меня, как раньше,
Когда в любой моей игре
Была ты первой, капитаншей…

Ты снова без меня легла
И свет тихонько погасила…
А на опушку вышла мгла…
И кулаком мне погрозила…
2006

 ***

И опять зима и снег…
И опять путем знакомым
Катит память снежным комом,
Катит память в прошлый век…

Без заминок, как по льдине,
Катит к самой середине,
Убывая по пути…
Хватит, память, осади…

Век уже так мало весит –
Половинка… Полумесяц…
Дальше – снежная стена,
Дальше – только тишина…
Ночь ли там
Или рассвет?
Мы не знаем…
Нас там нет…
2004

Дар взяла, не отказалась,
А потом всю жизнь боялась,
И всё спрашивала Бога
О цене за каждый стих:
“Сколько взыщешь – так же много,
Как когда-то с тех… других?..”
Час пришел, и он ответил:
“Ты пока в ином сюжете –
Тишина в нём и покой,
И конец тебе подобран
Самый тихий, самый добрый, —
В том же доме… за рекой.
В том же доме…с тем же садом…
Рядом все,кому ты рада…
Дом проводит тебя взглядом-
Озарит последний путь…
Ведь дано не так уж много.
Если надо…Ради бога!
Но тогда… не обессудь» …
2008

И выглянет солнце, и высветит разом
Забытые дали, усталые лица,
Потёки на крышах домов и лабазов,
И город смутится…

Он гол и неприбран, о новой погоде
Ему не сказали, его не спросили…
Но важно другое— февраль на исходе,
И наш уговор…  Он пока ещё в силе?..
2016

 Парк

В белом небе качаются люльки, –
Как скрипит колесо это чертово!
Под навесом любители пульки
Опоздавшего ждут – четвертого…

Те же парии, пары и Парки
И ленивое карканье с ели,
И пустые бумажные чарки
На скамейке с минувшей недели…

Не сейчас… где-то ближе к закату,
Над плитою, покрытой мохом,
Парк припомнит, кем был он когда-то
И кого-то помянет вздохом…

А начнет вечереть и смеркаться,
Тени станут чернеть и смыкаться…
И опять в тишине долгожданной
Будут ссориться тополь с акацией…
Будут долго мирить их каштаны…
2006

Из цикла «Под телевизор»

Там кто-то долго угасал на ложе,
А кто-то пал мгновенно – от свинца…
А по реке неслась к порогу лошадь,
Беззвучно хохоча над простотой конца…
Финалов –  тьма!.. Но что же мне предложат?..
Каков расклад для частного лица?
О ком не скажут: «С ним ушла эпоха…»
(Тем более, что я свою по крохам
Стихам давно скормила, как птенцам)…

Второй вопрос касается таможни,
И переправы, и того, что можно
С собою взять всем толкам вопреки…
Ручаюсь вам, что сундучок дорожный
Не будет мне оттягивать руки,
Что не возьму с собою даже книги,
А если вдруг окликнут: «Что везем?»,
Признаюсь сразу: груз мой невесом,
Все больше  –  тени, запахи и блики…
И несколько, довольно редких, видов –
На город в сумерках, на реку, на рассвет,
На город в тишине… на склон горы Давида…

Они без рам…
тех окон уже нет…
2005

Рифмам

Вы, выскочки, старьёвщицы, подруги!
Хватайте все, что попадет вам в руки,
Все, что удастся в темноте нашарить
При выходе, на взлете, впопыхах…
Все благо – для меня и для стиха,
И даже этот – ароматный шарик
Из сундука, где старые меха,
А под мехами, в кожухе овчинном,
Припрятана подальше от греха
Бутылка с нераскаявшимся джинном…
Ее там нет?! Позвольте, кто ж тогда
Нагородил на черном горизонте
Весь этот ослепительный Багдад?
Ведь миг назад там был всего лишь контур,
И то – шатра
с живой звездой на спице…
Так кто же это сделал, господа?..
А мне уже конец, мне не отбиться…
Она летит…
Она летит сюда!
Та первая, та главная, одна,
С единственным, но самым верным взятком…
Она уже близка,

Она уже видна,
Она уже на уровне окна!
И прямо в сердце,
в яблочко,
в десятку!
2006

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math
     
 
В окошко капчи (AlphaOmega Captcha Mathematica) сверху следует вводить РЕЗУЛЬТАТ предложенного математического действия