Share
  Номер 5(98)  май 2018 года  

Мир науки

Юрий Климонтович
Руслан Стратонович. Из цикла «Штрихи к портретам ученых»
В последние годы он увлекался вопросами квантовой теории измерений и опубликовал на эту тему ряд интересных статей. В то же время он выполнил ряд очень сложных и глубоких исследований по кинетической теории систем с химическими реакциями.

Валерий Лесов
На пути к физическим принципам биологической эволюции (сокращенный перевод статьи М.Кацнельсона, Ю.Вольфа и Е.Кунина)
Биологические системы достигают сложной организации, которая значительно превышает сложность любого из известных неживых объектов. Биологические сущности, несомненно, подчиняются законам квантовой физики и статистической механики. Однако, достаточно ли современной физики для адекватного описания модели и объяснения эволюции биологической сложности?


Из сборника «Мехматяне вспоминают: 7»

Василий Демидович
А.Г. Куликовский
Но то, что Виктор Александрович сказал мне идти по конкурсу, на самом деле означало, что меня не будут "специально топить". Об этом я позднее узнал... В общем, у нас была секретарём кафедры Виктория Васильевна Розанцева, которая мне рассказала, что тогда составлялся "особый список абитуриентов". И была "особая комиссия", занимавшаяся приёмом экзаменов у этих абитуриентов.

Культура

Эммануил Ципельзон
Эдуард Элькинд
Эммануил Ципельзон: Стихи разных лет. Предисловие и публикация Эдуарда Элькинда*
Приводятся избранные стихотворения Э.Ф. Ципельзона из его личного архива, а также оригиналы рукописных или машинописных текстов некоторых его стихов. Представляется, что публикуемые стихи, независимо от их литературных достоинств или недостатков, помогут полнее представить личность «короля московских букинистов», его взгляды на окружающую жизнь для тех, кто интересуется биографией и деятельностью Э.Ф. Ципельзона.

История

Сергей Баймухаметов
Компания времен застоя
Демагогия с небольшой политической подоплекой в те времена иногда помогала. И в частных случаях. Один из начальников как-то стал мне выговаривать, что я, заместитель редактора отдела публицистики, хожу не на все открытые партийные собрания. Как говорится, не обязан, не член партии, но должен, или наоборот — по казуистике тех лет. Тут я и ляпнул: «Это что, давление на беспартийные массы?». Начальник побледнел.

Серафима Лаптева
«Её Высоко Благородию Анне Павловне Прониной…»*
Письма проливают свет не только на тайну старинной коллекции. В них целый срез жизни провинциальной русской интеллигенции начала ХХ века. Они так созвучны чеховским пьесам.


Печатаем с продолжением

Игорь Ефимов
Пять фараонов двадцатого века. Групповой портрет с комментариями
То, что все тираны, взлетев к вершине абсолютной власти, применяли одинаково безжалостные рычаги управления, что они и характерами, и стратегией своей делались похожими друг на друга, — очевидный и доказанный исторический факт.

Гуманитарная география

Владимир Каганский
Камчатский дневник (16 августа — 4 сентября 1993 г.)
По общему преодоленному расстоянию, удалению от Москвы по расстоянию и долготе, экзотике места, полученным ландшафтно-экзотическим и интеллектуальным впечатлениям, потраченным деньгам и усилиям — самое-самое путешествие! Одновременно — самое утомительно-длительное по приходу в себя и распаковке и приведению в порядок вещевого и информационного багажа.

Галерея

Лазарь Фрейдгейм
Кандинский и Паладин — легенда и реальность
Кандинский пережил реинкарнацию, ставшую во второй половине сороковых годов двадцатого века настоящей научной сенсацией. Душа русского художника вселилась в американского солдата. Случай с Дэвидом Паладиным привлек к себе внимание всего научного мира США.


Печатаем с продолжением

Максим Франк-Каменецкий
Беседы об изобразительном искусстве
На рубеже веков Климт стал признанным лидером венских художников, которые стремились к новым выразительным средствам и отвергали академизм. Он и его единомышленники организовали движение, получившее название «сецессион», которое было венской разновидностью ар-нуво. Они сумели заручиться финансовой поддержкой прогрессивных богачей, которые были, все как один, евреи.

Музыка

Людмила Беккер
Венский "Сецессион" — “Новая история” в классической музыке
Огромная монументальная фреска "Бетховенский фриз", ”Beethoven Friez”, была заказана лидеру движения "Сецессион" Густаву Климту. То есть в реальном творчестве группа "Сецессион" выражала восхищение классической формой и всеми её элементами, хотя и декларировала это как знак протеста.

Михаил Бялик
Вечно актуальный Мусоргский
Часть, озаглавленную по-польски «Быдло» («Скот»), Аркадьев играет очень неторопливо, очень ритмично, очень громко, утрируя мощь басов. Это уже не волы тащат гигантский воз — запряжен целый народ, замученный непомерным напряжением сил, бредущий, неизвестно куда.

ָЕлена Федорович
Эмиль Гилельс в глазах наших современников*
Как, каким образом подлинные письма и фиксация имевших место событий в дневнике вдовы Гилельса могут оскорбить («травить») Нейгауза и Рихтера? Только в одном случае: если Нейгауз и Рихтер совершали некрасивые по отношению к Гилельсу поступки, и публикуемые документы это демонстрируют. Но каким же образом в этих поступках оказался виноват Кирилл Гилельс, которого во время описываемых событий на свете не было?

Поэзия

Владимир Ханан
Не ссорясь с будущим в быту
Где застряла моя самоходная печь,
Где усвоил я звонкую русскую речь,
Что, по слову поэта, чиста, как родник,
По сей день в полынье виден щучий плавник.

Наталия Кравченко
Зима нашей любви
Обошла весь город – себя искала, свою радость прежнюю, юность, дом. Я их трогала, гладила и ласкала, а они меня признавали с трудом.

Марина Гершенович
Не гляди на часы, не следи за временем*
Не гляди на часы, не следи за временем,
то, что делаешь, делай, да сбудется, что просимо.
Не успел — отпусти, да не станет бременем
на твоих плечах что тебе не по силам.


Печатаем с продолжением

Владимир Алейников
Отзвуки праздников
Пусть столько сил растрачено впустую –
Ещё я помню прежние аллеи –
И признаюсь я, но не протестую,
И не впустую стану я смелее.

Проза

Сергей Левин
Случай на болоте
Виновник спора стоял молча, явно ни единого слова не понимая. Рост — под метр девяносто, широкоплечий, лохматый, на небритом лице немного идиотская улыбка, обнажающая поломанный передний зуб, взгляд лениво переходит с блондинки на доктора и обратно. Видно, что пьян, но не слишком.

Леонид Рохлин
Среднеазиатский маршрут
Оля видимо с возрастом осталась необыкновенно восторженным, моментально воспламеняемым человеком. Все встреченные люди казались ей гениями или злодеями, а каждое оригинальное событие — таинство. Проходило короткое время и Оля уже не замечала гениев и таинств. Возникали следующие...

Юлий Герцман
Сбыча мечт. Рассказы, очерки, воспоминания
Поэзии приписывают — и справедливо по-моему! — волшебство. Одним из подтверждений этого смелого заявления является тот факт, что отчаянная глупость, за которую прозаика бы смешали с навозом, а драматурга — освистали, в поэзии существует себе вполне комфортно.

Марк Зайчик
Анатолий Добрович
Марк Зайчик: Вспоминая диктора N. Предисловие Анатолия Добровича*
От яркости же описываемого порой зажмуриваешься. А если рассказывается о еде и выпивке, слюнки текут. А если о драке – вкус крови во рту. А если об эротической сцене, – радуешься за тех, кто в ней участвует. Это надо уметь. Возможно, с этим надо родиться.

Эссе


Печатаем с продолжением

Ольга Балла-Гертман
Дикоросль
Всё-таки, когда пишешь даже хотя бы маленький, совершенно незначительный текст, ― всё равно в некотором смысле рождаешься заново. Любой вызываемый из небытия текст ― любой ― стягивает с тебя ― и неминуемо болезненно, с кровью ― старую шкуру и наращивает новую.

Переводы

Сергей Жадан
Аркадий Шпильский
Сергей Жадан: "Будто и не знал её". Стихи. Перевод с украинского Аркадия Шпильского*
Я готов оставить города без света
и в портвейн превращать озёрную воду,
лишь бы она, вспомнив, что я есть на свете,
писала мне письма про жизнь и погоду.

Мемуары

Лев Харитон
Незабываемые встречи
Мог ли я вообразить, читая и перечитывая в юности алехинские книги, что однажды я буду находиться в той комнате, в которой он так часто бывал, возможно, играл в шахматы, писал примечания к партиям и думал о своей Родине? Я чувствовал то, что, вероятно, чувствуют археологи, когда ведут раскопки и находят реликты, оставшиеся от древнейших времен.


Печатаем с продолжением

Владимир Алейников
Рассказать о былом
Битов легко, мне казалось, — и, пожалуй, так всё и было на деле — в шестидесятых годах сходился с людьми. С московскими, подчеркну. Как с питерскими — не знаю. Но, думаю, без особых затруднений, тоже — легко. И довольно легко, похоже, находил с ними общий язык. Но везде и всегда, в любом состоянии, и в любой ситуации, и с любыми собеседниками, собутыльниками, соратниками, приятелями, друзьями, — был сам по себе.

Театр и кино

Галина Бродская
Анатолий Смелянский
Алла Цыбульская
Галина Бродская: Жизнь и легенда Алексея Стаховича. Глава из неопубликованной книги. Предисловия Анатолия Смелянского и Аллы Цыбульской
Станиславскому, сосредоточенному не на создании репертуарных спектаклей, а на проверке и корректировке сценой приемов вхождения актера в творческое самочувствие, — этот термин возник на страницах его первых теоретических работ, — Стахович был не союзник. Для него и процесс создания спектакля должен был быть эмоционально захватывающим, а не умственным, как и восприятие спектакля, если оно — произведение искусства, и в нем зрела, еще заглушаемая в себе, обида на Станиславского за это разномыслие.

Читальный зал

Яков Корман
Энциклопедия творчества Владимира Высоцкого
Итак, наличие многочисленных совпадений в «Истории болезни» и «Палаче» позволяет сделать вывод о том, что в этих произведениях разрабатывается одна и та же тема — «Конфликт поэта и власти», а точнее — «Тема пыток». Совпадает и образ автора: в обоих случаях действует его художественный двойник — лирический герой, который оказывается в условно-ролевой ситуации — в психбольнице и в тюремной келье (кстати, и тюрьма, и больница символизируют у Высоцкого насильственную несвободу).


* - дебют в журнале



//