© "Семь искусств"
  сентябрь 2018 года

Евгений Беркович: Профессорский плагиат или профессорская рассеянность?

Категория «плагиатор», т.е. «литературный вор», как и вор обычный – не количественная, а качественная. Тот, кто украл один кошелек, становится таким же вором, как и тот, кто украл уже 400. Нельзя быть «чуть-чуть плагиатором», и грех интеллектуального воровства не перевесят годы безупречной работы.

Евгений Беркович

Профессорский плагиат или профессорская рассеянность?

Приложение. Сравнение фрагментов книги Н.А. Кудряшова и моей статьи «Вы уволены, господин профессор!»

Евгений БерковичПлагиат стар, как сама письменность. Заимствованием фрагментов чужих произведений без указания источника занимались и античные авторы, включая Геродота, Плутарха и Вергилия, и авторы эпохи Возрождения, делали это и в Новое время. Менялись только формы плагиата и отношение нему общества. Сегодня присвоение чужого авторства в большинстве стран осуждается решительнее, чем раньше: то, что было позволено Мольеру и Шекспиру, сейчас считается недопустимым.

Широкое распространение интернета стало своеобразным рубежом в истории плагиата. Раньше это понятие обозначали иносказательно: подготовка рукописи методом ножниц и клея. Ножницами вырезали нужные части страниц чужих текстов, а затем вклеивали их в свою рукопись, чтобы отдать ее машинистке для перепечатки. После чего «труд» был готов для отправки в редакцию журнала, в издательство или в Ученый совет для защиты диссертации. Работа плагиатора была технически хлопотной, зато поймать его за руку было нелегко.

«Эпоха непуганых плагиаторов» кончилась с всеобщей компьютеризацией и появлением глобальных сетей. Плагиатору стало легче искать потенциальную жертву интеллектуального воровства, зато обнаружить и доказать плагиат оказалось относительно несложно. Человеку тут пришли на помощь специальные программы типа «антиплагиат», заработало Вольное сетевое сообщество «Диссернет», наводящее ужас на желающих обойти установленные правила и процедуры аттестации научных работников и защиты диссертаций на соискание ученых степеней.

Как любое сложное и многогранное явление плагиат нуждается в классификации. Я выделяю для себя «школярский плагиат», когда школьники и студенты списывают сочинения или курсовые работы с готовых образцов, и «диссертационный плагиат», с чем борется «Диссернет». Недавно мне довелось открыть новый, мало знакомый науке вид плагиата, который я назвал «профессорским». Этим открытием я и хочу поделиться с читателем.

Обложка книги КудряшоваЧтобы было понятно, о чем идет речь, сразу перейдем к конкретному примеру. Несколько месяцев назад вышла в свет книга Н.А. Кудряшова «История атомного оружия в свете открытий в физике» [Кудряшов, 2018]. Актуальностью темы и именем автора книга с самого начала обречена стать бестселлером. Ученые регалии автора, действительно, впечатляют. Цитирую данные обложки:

Николай Алексеевич Кудряшов, заведующий кафедрой «Прикладная математика» и член наблюдательного совета Национального исследовательского ядерного университета «МИФИ», доктор физико-математических наук, профессор. Заслуженный деятель науки Российской Федерации, лауреат Государственной премии СССР, лауреат премии Правительства Российской Федерации. Автор более 400 научных статей и нескольких книг.

Книга построена как обзор большого числа источников (в списке литературы 91 название). Источники цитируются очень щедро, иногда цитата мелким шрифтом занимает почти всю книжную страницу. В собственном тексте автора, соединяющем цитаты, встречаются неточности, показывающие, что в некоторых из поднятых вопросов он не силен. Например, говоря об эмиграции Эйнштейна из Германии после прихода нацистов к власти, Н.А. Кудряшов пишет:

«В 1933 году Эйнштейн навсегда покинул Германию и с гостевыми визами вместе с семьей выехал в США. В знак протеста против нацизма он отказался от немецкого гражданства и вышел из Прусской и Баварской академии наук» [Кудряшов, 2018 стр. 87].

По-видимому, автору неизвестно, что Эйнштейна в 1933 году в Германии вообше не было, он в 1932 году выехал в Америку, чтобы читать лекции в Калифорнийском технологическом институте в Пасадене, вблизи Лос-Анджелеса. По договоренности с Прусской академией наук ученый полгода работал в Берлине, а полгода – в США. В феврале 1933 года Эйнштейн окончательно решил не возвращаться в Германию, а 12 марта, накануне отъезда из Лос-Анджелеса, выступил с официальным заявлением перед журналистами. Из Америки Альберт с женой Эльзой приплыли на корабле в Бельгию и остановились в курортном местечке Ле-Кок-сур-мер. Дочь Эльзы Марго с мужем Дмитрием Марьяновым только в апреле выбрались из Берлина в Париж, а затем приехали в Бельгию. В Берлине оставалась еще старшая дочь Ильза с мужем Рудольфом Кайзером. Так что ни о каком «покидании Германии с гостевыми визами вместе с семьей» речи не было. Окончательно в США Эйнштейн уехал с семьей из Бельгии в октябре 1933 года, и больше его нога не ступала на землю Европы. Эти полгода Эйнштейны прожили в страшном напряжении – великий ученый оказался без своего дома и без работы, а выбор Принстона из множества других предложений был нелегок.

Обложка книги БерковичаОб этом я подробно рассказываю в книге «Альберт Эйнштейн в фокусе истории ХХ века» [Беркович, 2018 стр. 179 и сл.], которую цитирует Николай Алексеевич, но, видно, до нужного места он ее не дочитал. Так же, как и до правильного названия закона от 7 апреля 1933 года, в котором впервые появляется термин «арийский». По-немецки этот закон называется «Gesetz zur Wiederherstellung des Berufsbeamtentums», что переводится как «Закон о восстановлении профессионального чиновничества» [Беркович, 2018 стр. 160]. Господин Кудряшов называет его «законом о восстановлении профессиональной гражданской службы» [Кудряшов, 2018 стр. 73], что неточно по смыслу: речь в законе идет именно о государственных служащих, чиновниках. Но, в принципе, такие мелкие неточности, хотя и обидны, но понятны и, по большому счету, простительны – материал в книге Кудряшова затронут большой, трудно быть специалистом во всех деталях. Я сейчас говорю о другом.

Как я уже упомянул, Николай Алексеевич цитирует мою книгу об Эйнштейне, когда приводит данные об увольнении евреев из университетов и институтов гитлеровской Германии. Он, в частности, пишет:

«В книге Евгения Берковича приводятся следующие данные об увольнении евреев из университетов и институтов гитлеровской Германии» [Кудряшов, 2018 стр. 74].

В конце этого абзаца стоит цифра [9], указывающая на мою книгу [Беркович, 2018].

Не скрою, мне было приятно это увидеть: значит, моя книга постепенно входит в научный оборот, становится частью общего процесса исследования истории науки. По инерции прочитал следующий за цитатой абзац, и в недоумении остановился. Он звучит так:

«Математики пострадали больше других: гонения затронули 187 преподавателей и исследователей, из них 134 эмигрировали из Германии.

Ученых увольняли из университетов по всей Германии, но интенсивность чисток была неодинаковой. Например, в Кенигсберге отправили в бессрочный отпуск 6 математиков, во Франкфурте – 8, а в Брауншвайге, Фрейбурге, Мюнстере – по одному» [Кудряшов, 2018 стр. 74].

Сначала меня удивил пассаж о математиках: книга-то о физиках. Потом текст показался подозрительно знакомым. Стал вспоминать и понял, что я писал это давно, десять лет назад, в статье именно про математиков: «Вы уволены, господин профессор!» [Беркович, 2008]. У меня, правда, в этом месте было три предложения и дана ссылка на литературу – цифра [3] указывает на книгу Зигмунда-Шульце [Siegmund-Schultze, 1998]:

«Математики пострадали больше других: гонения затронули 187 преподавателей и исследователей, из них 134 эмигрировали из Германии[3]. Среди них было много друзей и знакомых Альфреда Прингсхайма.

Ученых увольняли из университетов по всей Германии, но интенсивность чисток была неодинаковой. Например, в Кенигсберге отправили в бессрочный отпуск 6 математиков, во Франкфурте – 8, а в Брауншвайге, Фрейбурге, Мюнстере – по одному» [Беркович, 2008].

Господин Кудряшов выбросил ссылку на источник информации и фразу про Прингсхайма. Остальное осталось без изменений. Осталась нетронутой даже моя нелогичная орфография, которую я сейчас осуждаю: Брауншвайг написано через «ай», а Фрейбург – через «ей». Сегодня я бы так не написал.

Хотя ссылки на статью 2008 года в книге Кудряшова нет, но первым побуждением было считать, что он, приведя чужой текст, просто забыл поставить кавычки. Это можно было бы списать на рассеянность, если бы не дальнейшее чтение книги. Тут меня ждал настоящий удар!

Оказывается, весь следующий текст, начиная со страницы 74 до страницы 79, был переписан с моей статьи 2008 года. «Творчество» Николая Алексеевича свелось к тому, что он выбрасывал мои ссылки на литературные источники – имею такую слабость подкреплять цитаты ссылками на оригиналы. Ну, и фотографии, иллюстрирующую статью, в книге оказались не нужны. Всего я насчитал 14 фрагментов текста, дословно совпадающих с моей статьей (см. приложение). Общий объем «процитированного», а точнее, «скопированного» текста составляет почти одиннадцать тысяч печатных знаков. Из семи страниц статьи в книгу вошли шесть! Какие уж тут кавычки!

В статье в Википедии указывается, что

«плагиат в научно-популярной литературе тоже встречается, но он труднее доказуем, чем в художественной, так как фразу вроде «Волга впадает в Каспийское море» трудно сформулировать по-другому».

Мне кажется, что случай с книгой Кудряшова иной. Такой объем скопированного один в один текста не оставляет сомнений, что это всё в чистом виде плагиат. Случай настолько рафинированный, что его можно использовать в качестве учебного пособия. И лингвистической экспертизы не требуется: практически ни одно слово из двух с половиной тысяч украденных слов не было изменено. Изменено было лишь одно предложение из примерно семидесяти, да мое выражение «не удивительно» он написал слитно.

Николай Алексеевич не только списал все фактические данные и комментарии к ним из моей статьи. Он не поленился присвоить и художественные обороты, которыми я в то время увлекался. Например, такую романтичную фразу не отнесешь к банальностям типа Волги и Каспия:

«Тьма, опускающаяся над Германией, не оставляла супругам Вейль и их двум сыновьям надежды на рассвет» [Кудряшов, 2018 стр. 78] (см. также [Беркович, 2008]).

Теперь читатель книги Кудряшова будет уверен, что романтиком является именно этот заслуженный деятель науки Российской Федерации…

Я не психолог, чтобы разбираться в истоках этого бесшабашного поступка профессора и завкафедрой МИФИ. То ли это молодость, проведенная в эпоху «непуганых плагиаторов», сохранила в нем веру в безнаказанность такого поступка, то ли уверенность, что среди читателей его книги вряд ли окажется поклонник «Заметок по еврейской истории». Не знаю и не пытаюсь узнать. Но я уверен, что если бы он представлял, какой удар по репутации его ожидает, этот уважаемый человек никогда бы не рискнул сделать такой шаг, ставящий на его книге клеймо «плагиат».

Категория «плагиатор», т.е. «литературный вор», как и вор обычный – не количественная, а качественная. Тот, кто украл один кошелек, становится таким же вором, как и тот, кто украл уже 400. Нельзя быть «чуть-чуть плагиатором», и грех интеллектуального воровства не перевесят годы безупречной работы.

Невозможно до конца искоренить «школярский плагиат», трудно идет борьба с «плагиатом диссертационным». Рассмотренный здесь «профессорский плагиат» относительно редок, люди высокого положения не часто ставят на кон свою репутацию. Но, тем не менее, «казус профессора Кудряшова» — не уникальный в своем роде. В 2011 году ушел с поста министра обороны Германии один из самых перспективных немецких политиков — Карл-Теодор цу Гуттерберг. Причина —обвинение в плагиате в его докторской диссертации. Так сломалась блестящая политическая карьера государственного деятеля первого ранга. Я думаю, что карьере профессора Кудряшова присвоение чужого текста не очень помешает. Но смыть клеймо «плагиатор» будет так же трудно, как вернуть в типографию на исправление весь тираж этой книги, на наших глазах становящейся бестселлером.

Послесловие

Сокращенная версия этой статьи была опубликована 11 сентября 2018 года в популярной газете «Троицкий вариант» [Беркович, 2018a]. Редакция газеты получила комментарий от Николая Алексеевича Кудряшова, начинающийся словами:

 «Книга «История атомного оружия в свете открытий в физике» содержит более трехсот цитат из разных источников. Некоторые цитаты в книге достаточно длинные и достигают одной или даже более страниц».

Здесь Николай Алексеевич явно поскромничал. Можно было сказать и сильнее: некоторые цитаты достигают шести страниц книжного текста! Такова, в частности, «цитата» из моей статьи 2008 года «Вы уволены, господин профессор!» [Беркович, 2008].

Нужно сказать, что размер скопированного чужого текста не позволяет его отнести к обычно допустимым цитатам. Российское законодательство не устанавливает предельного размера цитирования, но сложившаяся научная традиция не сильно отличается от принятых ограничений в других странах. Например, в США разрешается цитировать не более 5% исходного текста, в Англии цитата не может быть более 300 слов…[Земляная-Павлычева, 2013]  Напомню, что размер «цитаты» из моей статьи — около двух с половиной тысяч слов. Причем оформлена эта «цитата» как авторский текст: без кавычек и без ссылки на оригинал. Профессор Кудряшов, ничего не говоря о размере «цитаты», объясняет такое оформление «опечаткой в тексте», возникшей по вине редактора и незамеченной им в силу большой занятости по основной работе. При этом он добавляет к описанной истории несколько деталей, которых я не знал вначале.

Оказывается, цитируемая до сих пор книга Кудряшова не первая, в которой использован материал моей статьи 2008 года. Вот что говорит сам Николай Алексеевич:

«Первое издание книги под названием «Открытия в физике и создание атомного оружия» издано в 2015 году в МИФИ и содержит полную цитату из материала Е. Берковича <…> После слов «высшей школы» никаких кавычек нет, и весь последующий текст также относится, как и положено, к цитате Е. Берковича» (выделено мною. Е.Б.)

В этом утверждении возражение вызывают слова «как и положено», что отметила редакция в своем послесловии. Текст книги 2015 года [Кудряшов, 2015] доступен в интернете, поэтому каждый может заметить, что цитата, начинающаяся на странице 253, имеет открывающую кавычку, но не имеет закрывающей, поэтому непонятно, где кончается цитата, а где начинается текст профессора Кудряшова. Кроме того, совершенно неправильно указан источник цитаты. Читаем на странице 253 абзац перед цитатой:

 «В книге Евгения Берковича приводятся следующие данные об увольнении евреев из университетов и институтов гитлеровской Германии» [Кудряшов, 2015 стр. 253].

Обложка книги Берковича "Банальность добра"Стоп! Эти слова мы уже цитировали: они стоят на стр. 74 новой книги Кудряшова и ссылаются на мою книгу об Эйнштейне 2018 года. Но в 2015 году книги об Эйнштейне не было! В списке литературы приведена только одна моя книга «Банальность добра» [Беркович, 2003], которая к увольнению ученых в Германии не имеет никакого отношения (он неправильно относит книгу к 2000 году, спутав ее, очевидно, с «Заметками по еврейской истории»).

Неужели «так положено»: не указывать конца цитаты и давать неверный источник?

То, что это не профессорская рассеянность, а сознательный прием, свидетельствует книга 2018 года. Там тоже для отвода глаз указывается книга, в которой нет использованного фрагмента текста, а истинный источник не упоминается. Только в первом издании книги Кудряшова роль такой «обманки» сыграла моя «Банальность добра», а в 2018 году ее место заняла книга об Эйнштейне. В обеих нет того текста, который использовал Николай Алексеевич, поэтому его предложение исправить положение, «продолжив цитату Е. Берковича», не проходит. Это справедливо отметила редакция газеты:

«Вопреки тому, что пишет Николай Алексеевич, цитата не может «быть продолжена» — поскольку в книгах Берковича, обозначенных как ее источники, этого «продолжения» нет. Зато оно есть в статье, опубликованной в «Заметках по еврейской истории». И водворенные на законное место кавычки будут иметь смысл только при наличии ссылки на нее».

Учитывая комментарий профессора Кудряшова, можно утверждать следующее:

  • Неправомерное использование чужого текста (моей статьи 2008 года) имело место в обоих изданиях книги Кудряшова.
  • И в первом, и во втором изданиях книги чужой текст подается как авторский путем неверного оформления цитаты: кавычки либо совсем отсутствуют, либо присутствует только открывающая.
  • Объем сплошь скопированного фрагмента — шесть страниц книжного текста, две с половиной тысячи слов — не позволяет отнести его к обычно допустимым цитатам.
  • В обоих изданиях используется один и тот же прием маскировки: указывается неверный источник цитаты — книга, в которой используемый текст отсутствует, а настоящий источник не упоминается.

Дав ссылку на первое издание книги, Николай Алексеевич Кудряшов облегчил читателю ответ на вопрос «что это?»: «профессорский плагиат», довольно редкий в наше время, или обычная профессорская рассеянность. Думаю, что теперь ответ должен быть ясен каждому.

Литература

Siegmund-Schultze, Reinhard. 1998. Mathematiker auf der Flucht vor Hitler. Braunschweig; Wiesbaden: Deutsche Mathematiker Vereinigung, 1998.

Беркович, Евгений. 2008. «Вы уволены, господин профессор!». Заметки по еврейской истории, №3 (94) (http://berkovich-zametki.com/2008/Zametki/Nomer3/Berkovich_Saga_Vy_uvoleny.htm). 2008 г.

—. 2003. Банальность добра. Герои, праведники и другие люди в истории Холокоста. М.: Янус-К, 2003.

—. 2018a. В поисках утраченных кавычек. Троицкий вариант — наука, № 18 (262), с. 14. 2018 г.

—. 2018. Революция в физике и судьбы ее героев. Альберт Эйнштейн в фокусе истории ХХ века. М.: ЛЕНАНД, 2018.

Земляная-Павлычева. 2013. Земляная Т. , Павлычева, О. Пределы цитирования по российскому праву. Информационные ресурсы России, №5. 2013 г., http://www.aselibrary.ru/press_center/journal/irr/irr4925/irr49255567/irr492555675571/irr4925556755715577/.

Кудряшов, Н.А. 2018. История атомного оружия в свете открытий в физике. М.: ЛЕНАНД, 2018.

—. 2015. Открытия в физике и создание атомного оружия. М.: НИЯУ МИФИ, 2015. https://www.docme.ru/doc/1345513/kudryashov-otkrytiya-v-fizike-i-sozdanie-atomnogo-oruzhiya-2015.

Приложение

Сравнение фрагментов книги Н.А. Кудряшова и моей статьи «Вы уволены, господин профессор!»

Из книги Н.А. Кудряшова (2018)

Из статьи Евгения Берковича (2008)

Из книги Кудряшова

стр. 74

Из статьи Евгения Берковича

Из книги Кудряшова

стр. 75

Из статьи Евгения Берковича

Из книги Кудряшова

стр. 75

Из статьи Евгения Берковича

Из книги Кудряшова

стр. 75

Из статьи Евгения Берковича

Из книги Кудряшова

стр. 76

Из статьи Евгения Берковича

Из книги Кудряшова

стр. 76

Из статьи Евгения Берковича

Из книги Кудряшова

стр. 76

Из статьи Евгения Берковича

Из книги Кудряшова

стр. 76

Из статьи Евгения Берковича

Из книги Кудряшова

стр. 76-77

Из статьи Евгения Берковича

Из книги Кудряшова

стр. 77

Из статьи Евгения Берковича

Из книги Кудряшова

стр. 78

Из статьи Евгения Берковича

Из книги Кудряшова

стр. 78

Из статьи Евгения Берковича

Из книги Кудряшова

стр. 79

Из статьи Евгения Берковича

Из книги Кудряшова

стр. 79

Из статьи Евгения Берковича

 

Share

Евгений Беркович: Профессорский плагиат или профессорская рассеянность?: 7 комментариев

  1. Бормашенко

    Уважаемый Евгений, я долгое время боролся с плагиатом, чушью и бредом в статьях. Плюнул на это дело и бросил. Голыми руками не остановишь надвигающийся Девятый вал интернет-бредятины. Хасиды говорят: никогда не борись с трубочистом, если и повалишь его на лопатки, все равно перепачкаешься. И правильно говорят.

  2. Pavel

    Сильная статья, серьёзные обвинения. Нужно ли так «принародно» выплескивать эмоции? Если бы меня спросили месяца два назад, я бы ответил — нет. Посоветовал ограничиться извинениями «занятого профессора». Но летом этого года я стал получать благодарственные письма-рецензии на свою повесть «Казначей Чапая», напечатанную в Казахстане. Письма приходили не только из Казахстана, но и из России, Германии. У одного читателя я и спросил, а где он купил мою книжечку? Его ответ и удивил, и ужалил меня: «А я скачал её с WhatsApp- Александр Новицкий Гуру». Он прислал мне этот сайт, где можно найти «любую книгу». Я попытался связаться с этим «гуру», но он мне не ответил. Тогда я позвонил своему другу-юристу в Москву и он мне посоветовал не терять время, а радоваться, что моя книга «пошла в народ». «Да, можно найти и закрыть этот сайт, но он откроет другой. В России есть законы, запрещающие и плагиат и пиратство, но, ты сам знаешь, как эти законы действуют» — засмеялся он.
    Думаю, Евгений, что вы не точно поставили диагноз, сказав, что «…то, что это не профессорская рассеянность, а сознательный прием…» Ни то, ни другое. Это реальность общества, безнаказанность поступков в котором, стала нормой.
    Что же делать, молчать? Нет! На это вы отлично ответили:
    «Категория «плагиатор», т.е. «литературный вор», как и вор обычный – не количественная, а качественная. Тот, кто украл один кошелек, становится таким же вором, как и тот, кто украл уже 400. Нельзя быть «чуть-чуть плагиатором», и грех интеллектуального воровства не перевесят годы безупречной работы…»
    «… Я думаю, что карьере профессора Кудряшова присвоение чужого текста не очень помешает. Но смыть клеймо «плагиатор» будет так же трудно, как вернуть в типографию на исправление весь тираж этой книги, на наших глазах становящейся бестселлером…»
    Спасибо за эту статью!
    С уважением, Павел

  3. Евгений Беркович

    Avi
    17.09.2018 в 11:26
    Евгений Михайлович, не исключено, что Кудряшов пришлет Вам покаянное письмо с ссылкой на забывчивость и попытается оправдаться.

    В комментарии к заметке в газете \»Троицкий вариант\» А.Н. Кудряшов уже извинился передо мной. Но не за то, что скопировал шесть страниц текста без указания источника, а за то, что поставил не там кавычку. Да и то, не он виноват, а редактор книги. Тот факт, что это ничего не меняет, так как использованного текста нет в цитируемой книги, его не смущает. Больше извинений, я думаю, не будет. Но и полностью замять этот инцидент будет непросто. Коллеги и студенты Николая Алексеевича рано или поздно прочтут тексты о случившемся и сделают сами нужные выводы.

  4. Л. Беренсон

    Да, уважаемый ЕМБ, гордиться бы Вам, что Ваш «труд вливается в труд» российского титулованного учёного. А Вы ропщете. Кстати, если он промолчит или станет отнекиваться и отрицать очевидное, это может заинтересовать разоблачителей псевдо-диссертаций высокопоставленных чиновников федерального и муниципального ранга РФ.

  5. Avi

    Евгений Михайлович, не исключено, что Кудряшов пришлет Вам покаянное письмо с ссылкой на забывчивость и попытается оправдаться. Но возможно что и замнут, история с министром культуры Мединским — достойный для нынешней России прецедент.

  6. Soplemennik

    В МИФИ который год действует кафедра … теологии. Идёт открытое, бесстыдное наступление поповщины на сердцевину науки.
    Лже-моралью заменяют традиционные критерии нравственности в науке.
    Отсюда плагиат и далее — воровство научных результатов.
    Так что, уважаемый Евгений Михайлович, \»Христос терпел и Вам велел!\» 🙂

  7. Самуил

    Отличная работа, дорогой Евгений! Да, понятно, что никаких «оргвыводов» в отношении плагиаторщика не воспоследует, угрызений совести тоже… да какая совесть у вора?! Обидно, конечно, когда тебя обворовывают, но можно утешиться соображением, что воруют только то, что ценно. Теперь профессор-воришка схвачен за руку и… я не знаю, ставлю себя на место этого дурня и не могу представить — это ж такой стыд! И главное, для чего?! Книга представляет собой обзор нарративных источников по теме. Почтенное дело, никаких претензий: знай выделяй себе блочные цитаты шрифтом и кавычками, а между цитатами излагай своими словами прочитанный материал (задание для пятого класса средней школы, “изложение” называется). Зачем люди идут на риск, изводят на дерьмо свою репутацию?! Загадка, однако. Так или иначе, автору спасибо — хорошее начало для чтения нового номера.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

(В приведенной ниже «капче» нужно выполнить арифметическое действие и РЕЗУЛЬТАТ поставить в правое окно).

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math