© "Семь искусств"
  сентябрь 2018 года

Владимир Алейников: Отзвуки праздников

Не трудно ли шалям цыганским
Бахромчатым садом цвести?
Не окнам ли венецианским
Цианистый калий нести?

Владимир Алейников

Отзвуки праздников

(продолжение. Начало в №5/2018 и сл.)

Владимир АлейниковБОЛЬШАЯ АЛЛЕГОРИЯ

Архаровца шустрого бредни,
Пестреющий толками торг —
И дебрями сплетни последней
Возвышенный тянется ток.

Ну что потакать не устанет,
Зажжётся, как свет из-за штор?
Придымленными потолками
Отрезан от россказней спор.

Аршинник мошеннику дело
Поручит во власти светил —
Ну что его нынче заело?
Как будто аршин проглотил!

Баклушничать станешь — устанешь,
Наушничать — ложь повторишь, —
Так, может, совсем перестанешь,
Невесту отдашь за бакшиш?

Уж как её долго балуют
Во власти сурьмы да румян!
Беспутицу вспомнят былую,
Да враз прохудится карман.

Она ни за что не поверит,
Заплачет она, осердясь,
Да платьицем бальным примерит
Окошек предзимнюю вязь.

Присядет она, приодета,
Разрушит свое забытьё,
Пройдется, как в танце Одетта, —
Вендетта любимцу её! — —

___

Не трудно ли шалям цыганским
Бахромчатым садом цвести?
Не окнам ли венецианским
Цианистый калий нести?

Не легче ль сказаться способным,
Ловить восклицания флейт,
Когда венценосным особам
Наскучит внимания шлейф?

Не проще ль казаться тихоней,
Вином угощаясь, как скиф,
Когда приготовлены кони
Вершителям судеб людских?

Но что изречёт ариозо,
Кому тубероза кивнёт,
Когда под угрозой курьёзы
И в сердце заноза кольнёт,

Когда, как росток многократный,
Проклюнулся в кольцах берилл
И вальса рисунок приватный
О многом для нас говорил,

Когда у привратников строгих
Похищен несбыточный ключ —
И льются ручьи на дорогах,
И вьющийся прячется луч,

Когда, очарован бесчинно,
Безвинной охвачен тоской,
Любуешься едкой причиной
Повадки её ведьмовской,

Когда похищенье томится
В лопатках, подобно крылу,
И вновь не страшна ни темница
И ни голова на колу,

Когда облекает нирваной
Предутренней дымки покров
И храм, и ковры, и диваны,
И вспышки сигнальных костров? — —

___

Проснувшимся некуда мчаться,
Притихли они взаперти, —
Зачем же тогда разлучаться
Придётся, уж как ни крути?

И он объясняет некстати:
«И нам ведь не век вековать —
Какой ни была бы ты стати,
Кукушке о нас куковать, —
Куда бы девать нам объятья?
Ведь в жизни, подчас грозовой,
Ты взбрызнула новое платье
Живою водой ключевой, —
Ты выберешь сотню примеров,
Как чётки, поступки сочтёшь,
Почтёшь откровеньем химеры,
Коварные книги прочтёшь,
Узнаешь, что я не узнаю,
Отыщешь, что я не найду,
Но вспомнишь однажды, родная,
Единственный месяц в году,
Где кровь закипала комками,
Глотками услада лилась,
Где мы оказались в капкане,
Поставленном нами для нас — — »

И скажет она: «Недалече
Прощанья отчаянный час, —
От встречи грядущей и свечи
Отраднее станут для глаз, —
Согреет меня не надежда —
Ну что же себя я казню? —
А всё же прошедшее прежде
Горит, как трава на корню,
Горит оно, отдано зною,
И ноет предвестьем потерь —
И если была я иною,
Иною и стану теперь, —
Иное теперь ты услышишь,
Иным не простишь никогда,
Но воздух, которым ты дышишь,
Вдыхаю и я навсегда —
И так велико постоянство,
Которое в сердце несу,
Как сосны умеют в лесу
Ветвиться, не злясь на пространство, —
Не больно уж ты завирайся,
Себя не растрачивай зря,
А лучше совсем зарывайся
В прославленный шум октября, —
Вдаваться в подробности чаще
Не надо по ряду причин —
Живи же и ты настоящим,
А я-то — давай помолчим — — »

Чирикала Божия пташка,
Да деревце рядом росло —
И веско, и броско, и тяжко
Для них расставанье пришло —
И надо держаться достойно,
Как их напоивший не сник,
Вещающий так же спокойно,
Уверенной власти родник,
Поящий таящейся влагой,
Поющий для полчища птиц,
Гордящийся честной отвагой,
Вовек не бросавшийся ниц,
Струящийся дальше и дольше,
Внимающий всем и всему, —

И, может быть, лишь потому
Они не встречаются больше — —

___

Она и жива, и здорова,
Она и мила, и сурова,
И волосы те же, и кожа, —
А всё ж на себя непохожа, —
И с ворохом свежих вестей
Она принимает гостей —
И пьёт, и поёт, и судачит,
Порою над выдумкой плачет,
Невидимой дымке сулит
Платочек ей вышить прощальный,
Да что-то ей всё не велит —
И смотрит с усмешкой печальной,
Как ветер листву шевелит,
И в шелесте, сплошь изначальном,
С прибором замешкавшись чайным,
Друзьям иногда говорит:
«Да! — были и мы молодыми —
Но что же растаяло в дыме,
Развеялось по ветру вдруг?
Вот я — и живу, не старея,
А всё прикоснуться не смею,
И холодно как-то вокруг,
И в шёпоте верных подруг
Порою, мне кажется, что-то
Знакомое чудится — что там?
Ах, лучше оставим заботам
Их вечно исхоженный круг!
Они никуда не девались,
Лишь спали, когда забывались
Посланцы ненужные их —
А мы не знавали таких,
Которые часто сбывались! —
Ах, нет, я обмолвилась, — то-то
Заботами нынче щедроты
Уже окрестили — и впрямь
Запутаться можно, — а я-то
И вправду счастливой когда-то
Была, — календарные даты,
Скрипичный кортеж Сарасате
Да вата меж сдвоенных рам! —
Как быстро позёмка успела
Припудрить окрестности! — мы
Почти не боимся зимы, —
Я что-то другое хотела
Сказать, — возникая из тьмы,
Мы царствуем, — наше ли дело
Судить роковые пределы,
Радеть, как редеют холмы,
Что нынче украшены лесом,
А завтра в наряде белесом
Средь лыжной стоят кутерьмы, —
Ах, что там! — да кто там увлекся?
Разбор настроений прошёл!
Непролитым ливнем растёкся!
И стол — это всё-таки стол,
А мы-то, веселья жрецы,
Невиданных истин гонцы,
На выдумки больно охочи!
А ну-ка сюда, беглецы! —
(Минутная пауза) — впрочем,
Мы часто к чему-то бормочем
Лишь на руку мыслям охочим,
С концами не сводим концы! —
Прошу!» —
И вино из бокала
Достигнет в итоге накала,
Чтоб рьяною искрой сверкала,
В мерцании еле видна,
За всё расплатившись сполна,
Хотя бы снежинка одна, —
Задумчивых дней пелена
На долгие годы видна —
Недаром к себе привлекала — —
Изольда! Не вышло Изольды!
Как в юности песня «Два сольди»!
Как танго на глади паркета!
Одетта! Не вышло Одетты! — —

___

А он заметался, как всадник!
С мечтами ли счёты сводить?
Умел он себя находить —
Вот дом, перед ним палисадник,
Вот вышедшей вишни поклон, —
И кровлями с разных сторон
Мерещилось — Бог его знает,
Куда надвигается рать,
И сколько придется играть,
И где там вода замерзает.

Мотаясь в пылу непрестанном,
И трезвым, и будучи пьяным,
И глядя на группы прохожих,
В потёмках, как в мыслях несхожих,
В позёмках, в порошах, в погожих,
Не съеденных сыростью днях,
Плутал он, как щит волоча
Уверенность в том, что не нужно
Казаться совсем безоружным,
Что кровь у него горяча,
Что страх — это прах на ветрах,
Что доблести нужен избыток,
Попыток успешных напиток,
Что мельничным крыльям не он
Тогда предложил состязанье,
Когда не держало терзанье
Его под угрозой кинжала, —
«Всё это — пчелиные жала, —
Он так рассуждал, — обижало
Меня и не то, что влюблён,
Что влюбчив да вспыльчив до края, —
За что же себя я караю,
За что ограждаю? Не знаю!
О Боже!» — печалился он.

Гаремы турецких султанов
Желали превыше всего
Несметную ношу каштанов
Взвалить на него одного, —
Затворниц тюремные вздохи
Сводили и сводят с ума —
Ему эти ахи и охи
Давались всегда задарма, —
Капризные перья качались
Над милой ресничной дугой,
Запретною дверью случалось
Входить понарошке к другой,
Кричали ночами павлины,
Луна окуналась в провал —
И то, что всегда говорим мы,
Он им без конца повторял,
Твердил, уверял и лелеял —
И, голосу вторя его,
Они становились смелее,
Не помня уже ничего,
Плели соловьиною ночью
Немыслимой неги узор, —
И то, что во сне мы бормочем,
В шатре оставляло зазор, —
И прядью, подвластною ласке,
Огласке шептала: держись! —
Восточной подобной сказке,
Дорожкой ковровою жизнь — —

Красавицы! — вас ли забудут?
Не вас доводилось ли знать?
Следы не успеешь запутать —
Умеют они настигать, —
Ну что же поделаешь с ними,
Когда, осужденью в упрёк,
Они настигают, как имя, —
И переступаешь порог, —
Когда утешеньем накинут
На плечи уставшие плащ,
Когда обретенье воспримут
Вершины отринутых чащ, —
Как будто не выпита чаша
И пьёшь ее лишь до конца,
И судьбы не сходятся наши —
Но что же сближает сердца? — —

А он бормотал, уезжая
Всё дальше и дальше один:
«Не надо грустить, провожая, —
Всё просто — чужой и чужая, —
Всё просто — как хлеб, что едим,
Как воду, что пьём, не сольёшь
В единый сосуд для потомства, —
Поспеет всегда вероломство
Подставить не ножку, так нож,
Успеет, откуда не ждёшь,
Во всём появиться наряде —
Не витязи в полном параде,
А выродки ревности — что ж!
Валиться им в ноги? — одною
Военною спесью смешат!
А спорное не разрешат
Несчастные даже войною! —
И вы побывали со мною,
Красавицы нежные! — вам
Я всем благодарен — и всё же
Скажу, на кого вы похожи, —
Похоже, я слишком упрям,
Валандался с вами невольно —
Так что же? — ведь это не больно
Известно хоть этим камням,
Дорогой приткнувшимся раньше,
Покуда земля-великанша
Взяла их себе на учёт, —
Учтивое время течёт,
Песок осыпается летом, —
Подбитые ветром отпетым
Подолы заброшенных ив —
Их ветхий мотив молчалив —
Подобны устойчивым метам
Иль голосу древности — в этом
Значенье их, — впору кометам
Некстати буравить залив,
Ввалиться некстати однажды —
Мол, мы погибаем от жажды,
Спасите! — и к чёрту снести
Всё то, чему душу не вверю, —
Наверно, не кажется скверу,
Что листья сжимаю в горсти, —
Рвануться вперёд — и готово!
И баста! — ученье не впрок! —
И вводное впутывать слово
В ряды расходившихся строк!
Таможенным ведомствам зорким
Уж то-то работы задаст,
Чтоб им не бродить по пригоркам,
Равнин перевёрнутый пласт!
Река побежит без утечки,
Судьба не допустит осечки,
А взбадривать станет, пока
Сойдутся к тебе облака» — —

___

Ему ли не мчаться упорней,
Не мчаться скорей и верней?
И то, что дорога покорней
Прокормит — ведь дело не в ней!
Ему ли, отчаясь, не скрыться?
Случается это всегда!
И вновь не могла позабыться
Ближайшая к дому звезда.

Мы видели след от подковы,
Мы слышали цокот копыт, —
Казалось бы, что тут такого
И что в его сердце кипит! —
Ближайшие сосны шумели,
Он ехал какой-то иной —
Но что мы тогда разумели,
На отмели стоя речной?

Он ехал в глуши постоянной
И нас на изгнанье обрёк,
Блуждающий в роще туманной
Его не манил огонёк,
Раскрытыми крыльями речи
Его я увлечь не успел —
Он ехал и ехал далече
И странную песенку пел:

«Ах, сколько же света хотела
Ты мне насовсем подарить!
И птица над нами летела,
И некого было корить.

Глаза бы мои не глядели
На то, что случилось с тобой!
Гитарные струны гудели
Над нашей с тобою судьбой.

Уста бы мои не искали —
Да что же пристало искать?
И если приеду — едва ли
Сумеешь меня приласкать.

Дрожат под рукою перила,
Снежинки слетаются с крыш —
Но то, что тогда говорила,
Ты снова сейчас повторишь».

(продолжение следует)

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

(В приведенной ниже «капче» нужно выполнить арифметическое действие и РЕЗУЛЬТАТ поставить в правое окно).

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math