© "Семь искусств"
  июль 2018 года

Вячеслав Вербин: «Любовь как диагноз»

Эй, вы, которых не разлить водой!..
Клянусь душой! Нет! Страшным адским мраком!..
Я вас соединю таким законным браком,
Что черт на свадьбе станет тамадой!

Вячеслав Вербин

«Любовь как диагноз»

Театральная игра в 2-х действиях
по мотивам комедии Лопе де Вега 
«Валенсианские безумцы»

Действующие лица:

Флориано — молодой человек с непростой биографией
Валерио — молодой человек с простой биографией
Рейнаро — принц
Элина — красавица
Херардо — начальник сумасшедшего дома
Федра — племянница Херардо, тоже красавица
Лаида — служанка, естественно красавица
Леонато — разбойник
Белардо — настоятель монастыря, дядя Элины
Верино — врач
Пизано — надзиратель
Томазо и Мартин — санитары из вылеченных больных
Либерто — придворный
«Дядюшка Приап» — сумасшедший
Танцор — сумасшедший
«Слезинка» — сумасшедшая
Придворные, сумасшедшие

Действие происходит в средневековой Испании, что само по себе уже фантастика

ПРОЛОГ

Вячеслав ВербинЗа занавесом звуки настраиваемых гитар. Потом внятная мелодия серенады. Занавес открывается. Ночь. Селия — силуэтом на балконе. Под балконом — Рейнаро. Поодаль — наряженные слугами придворные с гитарами. Мелодекламация под аккомпанемент гитар.
Рейнаро:
Затихает Сарагоса.
Спят сады. Луна плывёт.
Золотые, словно осы,
Жалят звезды небосвод.
Кружевного света пятна,
Как мантилья возле ног,
И фонтана речь невнятна,
Как безумца монолог…
Рассекают капли тьму,
Вторя сердцу моему…
В мире не встречал доселе я
Девушки прекрасней, Селия! (тишина)
Бог смешал в кипящей страсти
Дух и тело наравне.
О, яви мне лик свой, счастье!
Выйди, Селия, ко мне!
Нет любви моей мерила!
Ты ж бесплотна, словно тень!.. (умоляюще)
Сквозь чугунные перила,
Ну, хоть что-нибудь продень!.. (тишина)
Ведь совсем не много надо мне!
Так рассей же этот мрак!
Со своими серенадами
Я торчу тут, как дурак!
Я влюблен в тебя!.. Однако
Всё острей сомнений нож.
Месяц жду! А ты ни знака,
Ни ответа не даешь!..
Словно лошадь в карусели я —
Всё на том же месте, Селия…
Селия: (зажигает лампу, наклоняется)
Хватит слёз! Довольно стонов!
Что вы, право, как больной
Или раненый шальной
Пулей, под моим балконом
Развернули лазарет?..
Где приличия границы?!
Пейте опий, коль не спится!..
Что вам нужно от девицы
Двадцати неполных лет?
(гитары умолкли)
Рейнаро:
Нужно?! Боже мой!.. Жениться!
Общий счет годам вести!
Божью заповедь блюсти! —
Размножаться и плодиться!

Появился Флориано. Его не замечают.

Флориано: (вглядываясь)
Вот это да! Красотка на балконе…
Моя (!) при этом, лечь готов костьми!…
А под балконом, стало быть, поклонник?!
Или… любовник, чёрт меня возьми?!..
Селия: (Рейнаро)
То ли я умом дырява,
То ли вы совсем не свой!..
Кто вам дал такое право —
Управлять моей судьбой!?
Я — свободна! Значит, либо
Вы добьетесь своего,
Либо я решу свой выбор
В пользу… (пауза) мало ли кого!…
Рейнаро:
Эта дьявольская прихоть
Пытке огненной подстать!
Ну, скажи! Ну, намекни хоть:
Как мне быть и кем мне стать!
Что мне делать? Грызть булыжник?
Выть собакой на луну?
Ставить свечи? Бросить ближних?
Удавиться?!..
Флориано: (в сторону)
Ну и ну!
Ай да Селия, чертовка!
Значит, здесь другие есть,
Кто кружит тебе головку,
Норовя в постель залезть?!
Селия: (Рейнаро)
Всё! Уйдите!
Рейнаро:
Ждешь другого?
Селия: (упрямо)
Я сказала!
Рейнаро: (игра)
Ой! Оглох!
Селия:
Прочь!
Рейнаро: (притворяясь)
Не слышу…
Селия:
Прочь!
Рейнаро: (так же)
Ни слова…
Будто об стену горох… (яростно)
Хватит! Ровно три минуты!
Но затем вернусь сюда,
Чтоб твоё услышать «Да»!..
Или кровь прольётся!..

Отходит в сторону. Один из придворных — Либерто — жестами предлагает ему: давайте, я попробую. Рейнаро отдает ему свой плащ с гербом. Либерто возвращается к балкону Селии.

Флориано: (в сторону)
Круто!…
Ладно. Ждать не под дождём.
Три минуты подождём…
Либерто:
О, Селия! Алмаз тончайшей грани!
О, сердца гром! О, чувственная дрожь!
Любовь, она ж нечаянно нагрянет,
А ты потом костей не соберёшь!..
Взбесилась кровь! Как шторм, бушует лимфа!
А до тебя дотронуться — ни-ни!
С ума схожу! О, Селия! О, нимфа!
Ну, хоть в молитвах друга помяни!
Флориано: (яростно)
Э, нет! Чтоб возле этого ковчега
Мне (!) хлопотать по поводу ночлега
Меж прочих чистых и нечистых пар?!
Встать в очередь, спросивши: кто последний?!..
Не быть тому! Пусть траурной обедне
Сигнал подаст коронный мой удар!
(бросается на соперника со шпагой)
Где шпага?!
Либерто:
Вот!
Флориано:
А так? (выпад)
Либерто: (отражает)
Легко и нежно…
А это видел? (выпад)
Флориано: (отражает)
В детстве!.. (вращает шпагой) «Мулине»!..
Прими с молитвой то, что неизбежно!
(Выпад, укол, противник падает. Флориано склоняет голову.)
Прощай, прощай!… И помни обо мне… (отдаленный бой башенных часов)
Эй, Селия! Ты видишь, что, любя,
Я сдуру натворил из-за тебя?!..
Селия: (вглядывается)
Рейнаро!? Боже! Кровь его дымится!
Ах, лучше б грудь подставить мне самой!
Убит! Убит!.. Проклятие — убийце!
Позор! Тоска!… О, жалкий жребий мой!.. (скрывается)
Флориано:
Куда ты?! Стой!.. Вот, дрянь! Как ветром сдуло!..
Что делать?… Думай! Думай, коль не глуп!..
Пробило полночь… время караула…
Они придут, и… Значит, спрятать труп!…
(встав на колени, видит герб на плаще)
Знакомый герб… Лев… два меча… гортензия…
Всё! Это — плаха!.. Нет!.. Бежать! Нестись,
Куда глаза глядят!…
К Валерио!… в Валенсию! (пауза)
Придурок, хочешь жить — поторопись!.. (бежит и останавливается)
А может быть, признаться? Рухнуть в ноги?
Вымаливать пощаду?… Не смогу…
А вечно быть у Господа в долгу?…
О, горестные ревности итоги!.. (горько)
Казалось ведь, что счастье у ворот!
Что сам я направляю ход событий!
А, оказалось, — дергает за нити
Судьба!… Судьба! Безумный кукловод!
Ну, значит, в путь! Страстей невольный данник,
Отныне я не странник, а изгнанник!
Веди, Судьба! Приму исход любой.
Пусть всё произойдет само собой!…
(завернувшись в плащ, трагически)
Финал не обещает быть хорошим,
Коль герцог Сарагосы… укокошен!
(Музыка. Флориано убегает. К убитому бросаются Рейнаро и его люди. Придворные — это видно — готовы преследовать убийцу. Но Рейнаро повелительным жестом останавливает их порыв. Стоит, задумчиво глядя на пустой балкон…)

КАРТИНА ПЕРВАЯ

(Валенсия. Окрестность сумасшедшего дома. Разговаривают Флориано и Валерио. Флориано выглядит ужасно. Его одежда в полном беспорядке.)
Флориано: (продолжение торопливого монолога)
…И я с клинком своим наперевес
В такое приключение залез,
Что вспомню — вздрогну… Мой коронный трюк
В одно мгновенье свёл его в могилу.
Ты знаешь: никогда я не был хилым…
Раз-два (!) — и всё: сопернику — каюк…
Проклятье! Если б знал я, кем он был!..
Валерио: (невнимательно)
То не убил бы…
Флориано:
Точно б не убил!
За десять верст балкон бы тот проклятый
Я обошел!..
Валерио: (с интересом)
А дама? Что она?
Флориано:
Причем тут дама?..
Валерио: (мечтательно)
Хороша?… Стройна?…
Смела, поди, в постели?…
Флориано: (вздох)
Боже святый!..
Валерио: (сюсюкает)
Секреты, верно, знала, чтоб разжечь
Любовника… Местечки потайные…
Между бедром и ребрышками выем —
Так восприимчив!…
Флориано: (грубо)
Не о бабах речь!
Мне смерть грозит!..
Валерио: (распаляясь)
А ямка под ключицей!..
А ягодиц таинственный изгиб!…
Ах, кошечка!.. Ох, соболь!.. Ух, волчица!..
Флориано:
Друг! Помоги! Иначе — я погиб!
Поможешь?!
Валерио: (токует)
А пушок на шейке белой…
Дыхания цветочная пыльца…
А это выражение лица
В момент…
Флориано: (закрывает ему рот ладонью)
Заткнись!.. (умоляюще)
Хоть что-нибудь, но сделай!
Валерио: (важничает)
Да-да, конечно. … Значит, ты — убил.
Как поросенка насадив на вертел,
Соперника послал в объятья смерти…
Ну, что ж, похвально!… Кстати, кем он был?
Часовщиком?.. Гвардейцем?.. Ювелиром?..
Монахом?.. Деревенщиной?.. Шутом?..
Астрологом?.. Разбойником?.. Банкиром?..
Охотником?.. Портным?.. Ростовщиком?..
Учителем?.. Садовником?.. Матросом?..
Флориано: (мрачно)
Когда б матросом, не было б вопросов…
Валерио:
Еврей-аптекарь?.. Может быть, философ?…
Или в богатом доме мажордом?…
Флориано: (хватает его за горло, яростно)
Валерьо! Друг мой! Я тебя люблю…
Но, если не дослушаешь, — убью!..
Позволь закончить исповедь мою…
Заколотый был… принцем Сарагосы! (пауза)
Ну, что, глаза полезли из орбит?!
Он новости перехватило горло?
Теперь ты понял, кто был мной убит?
Валерио: (хрипло)
Так понял, что в зобу дыханье сперло!
Флориано:
И, слава Богу! … Хватит болтовни.
Уже наверняка за мною слежка.
Нора, пещера, нищая ночлежка —
Мне всё равно, где прятаться! Не мешкай
И помощи мне руку протяни!
Валерио:
Когда б на этом месте был другой,
Не ты, а кто-то… родственник, знакомый…
Я б тотчас отказал ему от дома,
И даже вслед не помахал рукой…
Я — трусоват. … И мне все всего на свете
Дороже и желаннее — покой.
А ты — другое дело. Ты… как ветер!..
Я — как в пруду стоячая вода.
А ты — огонь. Горящая звезда!..
Я — книжник. Ты — бретер и ловелас.
Я — домосед. А ты сродни Колумбу.
Ты рвешься вдаль — я поливаю клумбу.
Но кое-что есть общее у нас…
(заводится)
Мы оба верим в дружбу!… И теперь,
Когда ты стал, хоть и случайно, Брутом,
И шпагой — этим гордым атрибутом
Тираноборчества…
Флориано: (перебивает)
Валерио, поверь,
Тебя готов я слушать днем и в полночь.
Про шлюх твоих, про книги, про цветы…
Но, если ты мне не придешь на помощь,
Со мной уже не поболтаешь ты.
Меня поймают, вздёрнут без суда —
И всё… Гори-гори, моя звезда…
Валерио:
Да! Для речей совсем не те моменты…
Ох, любим мы болтать, интеллигенты! … (деловито)
Ворота видишь?
Флориано:
Да.
Валерио:
Туда вдвоём
Немедленно с тобою мы пойдём… (строго)
Но вот что… Я, учти, не с баловством…
Как у тебя… с актерским мастерством?
Флориано:
Не знаю… (брезгливо) Я в различных городках
Встречал таких, что развлекали вздором
Хмельное быдло. … В краске, в париках…
Я уходил, швырнув в них помидором…
Но если невезения таланты
Дарованы мне с явным перебором,
И жизнь моя висит на волоске,
Согласен я пойти в комедианты!..
Кто был ничем, тот и помрёт никем.
Мир — это театр. И люди в нем — актеры!
Валерио: (деловито)
Причём тут театр? Там сумасшедший дом…
Снимай колет. … И выпусти рубашку…
(превращает Флориано в «огородное пугало», любуется)
И сам бы я узнал тебя с трудом.
(взлохмачивает Флориано волосы и пачкает лицо грязью)
Ты станешь пациентом в доме том.
Их врач — приятель мой. … Пошли… дурашка.
(появились Леонато и Элина…)
Нет, погоди. Там кто-то бродит… Тихо!
Уйдут, — тогда, чтоб отвести беду,
Тебя я в богадельню отведу —
Представить новоявленного «психа»… (прячутся)
Элина:
Я выдохлась. А вы?..
Леонато:
Я не устал.
Элина:
Погони нет. Да и стемнеет скоро…
Присядем…
Леонато:
Не ко времени привал!
Элина:
Давайте-ка, мой друг, без разговоров!
В конце концов, я дама или нет?..

Леонато:
Насколько мне известно, ты — девица.
Элина:
И в этом качестве надеюсь сохраниться
Как можно дольше. И прошу, мой рыцарь,
Без пошлостей. Блюдите этикет… (начинает приводить в порядок прическу)
Валерио: (шепотом)
Попробуем неслышно проскользнуть,
Свидетелей избегнем неприятных…
Флориано: (так же)
Коль есть ворота, должен быть привратник?..
Валерио: (так же)
Ты чересчур умен для психа. … В путь! (уходят крадучись)
Элина: (кокетливо)
Скажите мне, спаситель мой отважный,
Когда вы шли один на тех троих
Грабителей… вам, верно, было страшно?
Леонато: (озирается)
Да нет, не очень… Мне же было важно
Любой ценой тебя отбить у них…
Элина:
Как скуп ответ! Лишь в сердце благородном
Рождается такая простота!
Ах, почему, во мнении народном,
Она есть то, что хуже воровства?!
В чем дело тут? Ответьте так же кратко…
Леонато: (продолжая оглядываться)
В природе человека. В естестве…
Но, коли речь зашла о воровстве,
Ответь-ка лучше ты, аристократка… (резко)
Кто знает о твоем пути окольном
В компании со сбродом богомольным?
Элина:
Что значит, кто?
Леонато:
Вопросом на вопрос?
Чесночная еврейская привычка!..
Давай-ка напрямую, католичка.
Кто знает!? И увиливанья брось!
Элина: (испуганно)
Отец… Он со шкатулкой серебра
Послал меня в аббатство «Санта Гвидо».
Его благочестивый старший брат
Там настоятель…
Леонато: (в сердцах)
Чёртова планида!
Выходит, знают двое…
Элина:
Плюс мой грум.
Леонато:
Твой грум не в счёт!

Элина: (раздраженно)
Скажите, Леонато…
В какую мы нелепую игру
Играем? Что, в конце концов, вам надо?
За смелость вам воздастся по делам.
Вас наградят. Могу, в глаза вам глядя,
Поклясться. Мой благочестивый дядя
Немало серебра отсыплет вам
Из той шкатулки…
Леонато:
Кстати, где ларец?
Элина:
Мой грум сбежал. (Он не умеет драться,
Но ловок бегать. … И в меня влюблён…)
Ларец при нем. И, я надеюсь, он
Уже успел добраться до аббатства.
Леонато: (со смехом)
Влюблен! Ой, не могу… Да этот прыщ
Сидит сейчас в трактире придорожном
С подручными моими! Пьет безбожно
И ждет меня! Понятно?
Элина: (вскочила)
Невозможно!
Ты сам не веришь в то, что говоришь!
Леонато:
На «ВЫ» со мной!.. И не вертись, коза!
Мне о тебе достаточно известно!
Элина:
Известно? Что?..
Леонато:
Мне грум твой всё сказал!
Элина:
Что?!
Леонато:
То! Что ты — полгода как невеста!
Что твой жених — крещеный иудей!
Что золотом полны его подвалы!
Что он годится в дедушки тебе,
Но этим обстоятельством нимало
Он не смущен! И что папаша твой,
С уродом старым по рукам ударив,
Как в день воскресный на большом базаре
Торгует, падаль, дочкою родной!
Он к братцу своему тебя послал
С ларцом монет…
Элина: (растерянно)
Пожертвованье… Милость…
Леонато:
Нет! Чтобы ты случайно не влюбилась,
И кто-нибудь с тобой не переспал
До свадьбы!.. Охранять в монастыре
Невинность под приглядкою кюре! (окинул взглядом плачущую Элину)
Товарец хоть куда… Залюбовался… (короткая пауза)
Как видишь, ларчик просто открывался…
Элина: (сквозь слёзы)
О, Боже! Если этот тип растленный
Мне не солгал.… Желаю всей душой
Лишь одного: коль смерти, то мгновенной!
Нет, раны! Прямо в сердце… небольшой…
Леонато: (ирония)
Гляди, какие страсти. … Ну и ну…
Поплачь еще. Растрогаться могу я… (резко)
А ну, заткнись!.. Они тобой торгуют.
И я тобою тоже торгану!
Как ювелир — алмазом! Как цыган —
Кобылой на дорожном перепутье! …
Мне наплевать на бронзы многопудье!
Мне золотом гоните чистоган!..
Жених заплатит. И отец заплатит…
(Элина внезапно начинает лихорадочно стаскивать с себя одежду)
И брат отца заплатит. … Стану я
Богат!… Эй! Ты зачем снимаешь платье?
Элина: (деловито)
Чтоб постелить на землю… (раскрывает объятья)
Я — твоя!
Леонато:
Ты что — рехнулась?!
Элина: (страстно)
От тебя рехнуться
Не трудно… Похититель! Грубый лгун!
Как ртуть, переливаются и льются
Слова твои!.. Спаситель мой!.. Колдун!..
Хватай меня! Отцовскому коварству
Пускай судьёю будет сам Господь!
Не собираюсь быть утехой старцу!
На жирный куш не обменяю плоть!
Страсть не двойняшка немощному блуду!
Топчу с презреньем брачный свой венец!
Корысти я заложницей не буду!
Бери меня в наложницы, подлец!.. (ждёт)
Леонато:
Вот это поворот. … Вот это да…
С тобой уж точно не помрёшь от скуки…(приближается к Элине)
Ну, что ж, давай, пожмём друг другу руки…
И в дальний путь… авось, не навсегда!
(Элина неожиданно и ловко накидывает на голову Леонато своё платье)
Элина:
На помощь! Люди! Кто-нибудь! Спасите,
Пока меня убить он не успел!..
Леонато: (пытаясь вырваться, глухо, из-под платья)
Убью!.. Пусти!
Элина: (валит Леонато на землю)
Опять вы мне грубите!..
Самбоди! Хелп ми! Хелп ми! Хелп ми!.. Хелп!..
(В отдалении слышны неразборчивые крики. Леонато вырвался, бежит, на ходу срывая с головы платье.)
Леонато:
Так провести! Меня!… Ну ладно, пусть!..
Я ухожу! Но я ещё вернусь!… (короткая пауза)
Увы, любезный промысел разбойный,
Не вышло из тебя коровы дойной!
(Убегает. …Элина прячется за дерево. Появляются санитары Томазо и Мартин. Мартин сидит на плечах у Томазо, изображая всадника на лошади.)
Мартин:
Стой! Кому сказал, зараза!..
Двину плетью по спине
Раза два, и ты, Томазо,
Живо подчинишься мне!
Стой, сказал!…
Томазо:
Попробуй, тронь!
Встану на дыбы и сброшу!
И копытом въеду в рожу!.. (Мартин соскакивает на землю)
Мартин: (грозно)
Ты мне конь или не конь?!..
(появился Пизано. Оглядывается. Потом идет к М. и Т.)
Томазо: (нехотя)
Конь…
Мартин: (важно)
Что ржешь, мой конь ретивый?
Томазо:
Ржу, что боль в боках от шпор!
Ржу, что всадник нерадивый
Задом шею мне натёр!
Я так больше не играю!
Надоело! Невтерпёж!
Есть хочу! А ты, хозяин,
Мне овса не задаёшь!..
Мартин: (подносит Т. горсть земли)
Жуй!..
Томазо:
Какой… неаппетитный.
Смесь песка с помётом птиц…
Мартин: (замахивается)
Ну-ка, жри, парнокопытный!
Без капризов!..
Пизано:
Психи! Цыц!..
(М. и Т. вытянулись по струнке)
Я зачем открыл ворота?!
Кто-то здесь на помощь звал!
Потому я, идиоты,
Вас в разведку и послал!
Вы обследовали местность?
Томазо:
Да!
Мартин:
Так точно!
Пизано:
Врёте!
Томазо и Мартин:
Врём…
Пизано:
(отвешивает по оплеухе каждому)
По медали вам!.. За честность!..
Элина: (за деревом)
Что за сумасшедший дом?!..
Пизано:
Женский голос!.. (Т. и М.) Марш в обитель!
(крадется, останавливается)
Вроде нету никого…
(Томазо и Мартин рассматривают друг у друга синяки)
Мартин:
Командир наш — бить любитель…
Томазо:
Это — память от него… (Пизано видит Элину)
Пизано:
Вот так находка!.. А ну, подойди-ка поближе…
И без увёрток рассказывай, кто ты такая?
Элина:
Разве не видите? Девушка!
Пизано:
Это я вижу… (осторожно)
Что ты здесь делаешь… девушка?
Элина:
Даже не знаю…
Всё получилось так дико.… В сознанье невольно
Перемешались события… Их воссоздать я
Вам постараюсь.… Во-первых, я шла к богомолью…
Пизано:
Понял. Во-первых, ты шла к богомолью.… Без платья.
Это так принято…
Элина:
Что вы! Но там был паломник…
Он оказался разбойником…
Правда, не сразу…
Пизано: (невинно)
Это уже, во-вторых?
Элина:
Или, в-третьих. Не помню…
Пизано: (так же)
Значит, в-четвертых… Не так уж и важно… (обернувшись) Томазо!
(Томазо «подгарцовывает». Пизано говорит ему тихо и быстро)
Ты поскачешь к врачу! Понесешься. Стрелой…
Он осматривает пациентов…
Ты, конек вороной,
Передай, дорогой,
Что прибавилось в доме клиентов…
(Томазо «скачет» к воротам. Пизано снова обращается к Элине.)
Значит, паломник разбойником стал.… Что ж, бывает…
Ну, продолжай.…
Элина:
А мой грум был с ним в сговоре…
Пизано:
Вон как…
Элина:
Драка… клинки… кто-то ранен, и к Богу взывает!…
Я спасена!… Начинается страшная гонка…
С этим паломником, то есть разбойником, вскоре
Мы оказались вот тут.… И тогда… о, проклятье!..
Он мне сказал про отца… Что отец мой.… О, горе!.. (всхлипывает)
Пизано:
Горе, еще бы!… С разбойником рядом… без платья…
Ты не волнуйся, «паломница». С помощью Божьей,
Добрые люди, что здесь, за стеной, обитают,
Скоро утешат тебя.… Ну, а доктор — поможет.
Он бедолагам таким завсегда помогает.
(утешает Элину, вытирает ей слёзы)
Мартин: (разглядывая Элину)
Снятся всаднику новые кони…
Мне Томазо до смерти прискучил.
Он не лошадь, а так себе… пони.
Девка — лучше! Во много раз лучше!
(появились, разговаривая на ходу, Валерио и Верино. Следом за ними ковыляет Слезинка, сумасшедшая неопределенного возраста. )
В ляжках зуд.… И щекотка в затылке…
Холка… грива… и круп… и копытца…
Ох, не прочь я на этой кобылке,
Сев верхом, с ветерком прокатиться!…
Пизано:
Доктор у нас очень умный. Он выпишет капли…
Элина: (вырываясь)
Слушайте! Хватит со мной, как с больной, право слово!
Пизано: (профессионально заламывает ей руку)
Труд помогает опять-таки… веничек, грабли…
Элина:
Больно! Пустите же! Я совершенно здорова!
(безуспешно пытается вырваться. Слезинка плачет. Даже скорее скулит. )
Верино: (Слезинке)
Слеза! А ну-ка живо марш обратно!
И прекрати скулить. Беду накличешь…
О Господи! Как ты мне надоела!…
Валерио, мой друг, ваш протеже
Пришелся мне, так скажем, по душе.
В нем брезжит слабый лучик жизни прежней.
Он выглядит, как полный идиот…
DEMENTIA… (безумие)… цветёт…
Но, говорю вам, место есть надежде.
(Валерио видит Элину и застывает)
А как его зовут?
Валерио: (заворожено глядя на Элину)
Его?.. Бельтран…
А это — кто?..
Верино: (весь в себе)
Следы душевных ран,
Конечно, зарубцуются не быстро…
Но травные настойки и покой
С диетой в сочетанье, как рукой,
Всё снимут.…
Валерио: (так же)
Эта женщина — как выстрел
Из-за угла!..
Верино:
А кто он раньше был?..
Валерио: (так же)
Дриада!..
Верино: (изумленно)
Кто?!..
Валерио: (растерянно)
Не помню.… Всё забыл…
Как реплику актер в любовной драме…
Верино: (сухо)
Зайдите побеседовать со мной.
Пиявками и ванной ледяной
Я в три приёма возвращу вам память…
(Элина укусила Пизано за руку. Тот взвыл. Слезинка заскулила громче. Верино замахнулся на нее, но она даже не обратила на это внимания. Все следующие диалоги идут под аккомпанемент этих жалобных звуков. )
Ну-с, коллега… предъявите
Ваш негаданный трофей…
Пизано: (ворчит)
Сколько прожил, ядовитей
Не встречал на свете змей…
Вот… Болталась полуголой.
Околесицу несла:
Мол, она из богомолок,
Но похищена была.
«Грум… разбойник… драка… раны…»
В общем, полный винегрет…
Верино: (безапелляционно)
Жертва рыцарских романов.
Нервный срыв. В финале — бред.
Элина: (возмущенно)
Сам ты жертва! Мне — дворянке
С родословной и гербом(!)
Слушать это!…
Мартин:
После пьянки
Сходный у меня синдром…
Я, напробовавшись вин,
Всем твержу, что дворянин…
Знать, похмелье у лошадки…
Элина:
Я имею все права!..
(пытается вырваться из рук Пизано)
Верино:
Острый случай.… Всё в порядке…
Пизано: (с трудом удерживая Элину)
Да, в порядке.… Но в припадке
Девка драться здорова!…
Валерио: (хватает Верино за плечи, трясёт, возмущенно)
Вы ж интеллигент, Верино!
Это — дама!..
Пизано:
Это — псих! (затыкает Элине рот носовым платком)
Верино: (отталкивая Валерио)
Прочь! Не знает медицина
Преимуществ половых!
Заучил я их замашки
На зубок…. (Сухо раскланивается с Валерио) Имею честь!..
А в смирительной рубашке,
В перекрестной перетяжке
Вся агрессия милашки
Выйдет паром. Как из чашки. (Пизано)
Марш! В палату номер шесть!
( удаляется)
Пизано: (Мартину)
Давай-ка сюда, кавалерия…
Девчонку бери — и бегом!
Валерио пытается помешать Мартину и Пизано. Пизано его отстраняет
А вы, кавальеро Валерио,
Тут лишний при деле таком…
(Мартин взвалил Элину на плечи)
Мартин:
В каком же странном мире мы живём!
Плохое в нём соседствует с хорошим…
Всегда ведь мой товарищ был конём,
А, часа не прошло, и сам я — лошадь.
Ну, что ж, Мартин, с невзгодами не споря,
Помчимся… по долинам и по взгорьям…
(В сопровождении Пизано «ускакивает», унося Элину. Валерио один, если не считать Слезинки, которая, неожиданно умолкнув, уставилась на Валерио…)
Валерио:
Всё было ужасно… Ужаснее то, что настало…
О, сердце! Не бейся! О, ты, голова, не кружись!
Меж прошлым и будущим образовались провалы.
Наверное, это они называются «жизнь»!
О, эти глаза! Изумруд в окаймленьи агатов!
О, смесь небывалая гордости и красоты!
О, волны волос! Словно горной реки перекаты!…
Ответь мне, Валерио.… Уж не влюбился ли ты?
Да! Да!.. Но зачем ты глядел на бутон не расцветший!?
Тебе б отвернуться! Глаза отвести! Не смотреть!..
Меж прошлым и будущим есть только дом сумасшедший!
Наверное, именно он называется «смерть»!
Ты должен быть с ней! Как угодно! Любою ценою!
Плати же судьбе-сарацинке бессчетный калым!
Дриада твоя оказалась душевнобольною?
Так сделайся в сто раз сильнее душевнобольным!..
Прощайте, мои стеллажи и набор мой чернильный!
Ваш бывший хозяин уже потерял ориентир
Меж райской прохладой и дымною адской коптильней…
Наверное, именно так открывается «мир»!
(Рвёт на себе одежду, пачкает лицо землей)
Бог наслал несчастный случай?..
Разыгрался Сатана?…
Мчатся тучи! Вьются тучи!
Мутно небо! Ночь мутна!
Потемнело поднебесье…
Поднимают бесы вой…
Вейся, черный ворон, вейся
Над моею головой!
(нарочито покачиваясь, уходит в сторону сумасшедшего дома. Слезинка ковыляет следом за ним…)
КАРТИНА ВТОРАЯ

(Двор сумасшедшего дома… Пизано и Верино провожают Херардо.)

Пизано: (в руке — баул)
Карета у ворот. Слуга на козлах.
Вино и фрукты в ящиках… Лаида
Тушеным мясом в листьях виноградных
Украсила дорожное меню…
Херардо:
Я думаю, что доберусь не поздно.
Не больше трёх часов до «Санта Гвидо»…
Их падре звал меня неоднократно.
Дел много, но визит не отменю… (Верино)
Как новые больные?
Верино:
Нож и масло:
Он и она. Обследованы оба.
Он — аутист. Молчит, забившись в угол.
Она — в психозе. Плачет день-деньской.
Но видно, что сознанье не угасло.
Я им вколол снотворного для пробы.
Сдается мне, болезнь пойдет на убыль.
Для невропатов главное — покой.
Херардо:
Что кухня?.. Как дела у кастеляна?
Еда, халаты, обувь, одеяла…
Всего в достатке?
Пизано: (взорвался)
О каком достатке
Вы, господин, хотели бы узнать?
Суп, разве только что не из бурьяна?
Халаты… на троих один без мала?
Попоны — где заплатка на заплатке?..
Верино: (так же)
А где на препараты денег взять?!
Последние запасы на исходе!
Прошу простить за грубость и нахальство,
Я из дерьма готовлю им пилюли…
Мы всё-таки больница или как?!
Херардо: (скорбно)
Увы! Благотворительность не в моде.
А что до валенсийского начальства,
Прошенье было послано в июле,
А скоро май…
Пизано: (возмущенно)
Причем тут май!? Бардак!.. (ностальгически)
А было время! Были доброхоты,
Что жертвовали деньги сундуками…
Не кто-нибудь, а люди с положеньем!
И как-то не скудела их рука!…
Верино: (подхватывает)
В чести конкистадорская пехота…
Награбили(!) — и ходят индюками!
Но ни один не выйдет с предложеньем
Спасти больных людей…
Пизано: (упрямо)
От бардака!
Херардо:
Да, положенье наше незавидно …
И всё-таки отчаиваться рано… (его озарило)
Не медяки выуживать из кружек
Должны мы, а для тех, кто добросерд,
Как мой почтенный друг из «Санта Гвидо»,
Для знатных посетителей программу
Составить.… Предположим, скромный ужин,
Экскурсия… лекторий… и концерт!
Верино:
Ну, знаете!.. (пауза) Хотя… в восьмой палате
Один придурок из валенсианцев
Поёт, стуча половником по миске,
Про пенис, честно вставший на заре…
Пизано: (иронически)
А тарагонец из четвертой, кстати, —
Большой специалист по части танцев.
Когда не бредит о больном мениске…
Он был солист балета при дворе…
Херардо:
Найдутся те, кто нам заплатит щедро…
Подробности обсудим мы позднее…
Потрем, как говорят в Мадриде, мыло…
И найден будет выход как-никак…
Да! Я прошу.… Сюда пришлите Федру,
Племянницу мою. Мне нужно с нею
Поговорить…
(Пизано опустил баул на землю. Идёт внутрь двора. Верино, поклонившись Херардо, — за ним следом.)
Верино: (Пизано)
Всё это очень мило…
Как думаешь?
Пизано:
Как думаю?… Бар-дак! (остановился)
Можно сделать другое. За деньги, потворствуя блуду,
Продавать истеричек солдатам в больничном в саду…
(задушевно, обняв Верино за плечо)
Если я заболею, я к врачам обращаться не буду.
Я покончу с собой… Не сочтите, что это в бреду… (скрылись)
Херардо: (потянул носом, принюхивается к баулу)
Какой-то странный запах от жратвы…
По-моему, моё жаркое тухнет…
Придется возвратить его на кухню…
Да, точно.… Как ни жалко, но, — увы!
(появилась Федра. Следом за ней, держась, в отдалении, тащится Слезинка…Внимания на нее никто не обращает.)
Федра: (нетерпеливо)
Дядя, что вы хотели?
Херардо:
Сказать тебе несколько слов
Перед тем, как уехать…
Федра:
Тогда, я прошу, покороче.
Педагог из Альмеры, который почти что здоров,
Ждёт меня на урок каллиграфии: правит мне почерк.
Он серьезный такой… до бровей бородою зарос…
Нос — бананом.… Кричит. … Покраснеет и брызжет слюною…
Кстати, дядя, а, правда, когда у мужчин длинный нос,
То такой же длины… прилагается… всё остальное?
Херардо: (в сторону)
Кто-то кошечке юной мазнул под хвостом скипидаром… (Федре)
Кто несет эту ересь?! Какой-нибудь дегенерат!?
Отвечай мне!..
Федра: (как бы не расслышав)
Скажите-ка, дядь… ведь недаром
О пропорции этой давно и везде говорят!
Херардо:
Боже! Федра! О чем ты?!
Федра: (сухо)
О том, что спешу на урок.
А потом — на другой. К шахматисту …
Херардо:
Ну, что за морока!..
Тяга к знаниям в девушке!.. Только вот будет ли прок
От таких познавательных — в области… носа — уроков?
Федра:
Шахматист, он — смешной. Над убогим смеяться нельзя,
Но сдержаться подчас невозможно… Он делает пальцем…
(показывает рукой: все пальцы сжаты, кроме победно торчащего среднего)
Так!… А после, с доски моего убирая ферзя,
Чуть не плача, твердит, что его «миттельшпиль застоялся».
Дядя, «шпиль», это — что? Это — …
Херардо: (наотрез)
Нет!.. Это что-то другое!..
Я прошу, постарайся усвоить ход мыслей моих.
Ты всё время с больными! Что очень меня беспокоит…
Сумасшествие — это болезнь! Как от всяких больных,
Ты, племянница, можешь в два счета от них заразиться…
Федра:
Это чем же?
Херардо:
Безумием!
Федра:
Бросьте!.. (гордо) А иммунитет?
Херардо:
Да пойми же! Подвижен и слаб организм у девицы!
В нем защиты от вредных влияний практически нет!
Не заметишь сама, как в твой мозг прокрадутся флюиды…
Федра: (невинно)
Небольшие такие? Похожие на муравьев?..
Херардо:
Это — черные демоны бреда!
Федра:
А ваша служанка Лаида
Мне сказала: «бывает заразною только любовь».
Херардо:
Всё! Достаточно!.. Более чем!.. Я сейчас уезжаю.
И прошу! Нет! Считай, что я требую!..
Федра: (в сторону)
Как бы не так…
Херардо:
Чтоб к больным ни на шаг!
Обещаешь?
Федра:
Угу. Обещаю…
Херардо: (поднял баул, принюхался)
А! Сойдет.… Ну, прощай… (уходит)
Федра: (шепотом вслед)
До свидания… старый дурак!..
(После паузы. Как бы само собой получается, что Ф. Обращается со своими излияниями к Слезинке.)
Новый больной!… Всё моё естество
Сжалось… и хочет — любить!
Я вся дрожу, не пойму отчего…
Сердце, ну, как же мне быть?!..
Эти угрюмые складки у губ
Прошлую тайну хранят.
Кто ты, загадочный мой душегуб,
Взглядом сразивший меня?..
Плечи атлета и тонкая кисть,
Как у лютниста… Ну, где
Дверь мне найти в твою прежнюю жизнь?
Может быть, в темной воде
Глаз твоих, если проникнуть любя
В эти души зеркала?!..
Если б имела я десять… себя,
Всех бы ему отдала!..
(появилась Лаида)
Лаида: (Слезинке)
Слеза! А ну пошла отсюда прочь!
Куда ни глянешь, — ты! Вот, на тебе… (вложила в руку Слезинке яблоко)
Ступай, ступай!.. Сейчас не до тебя…
Ступай, сказала! (сморщила нос) Ну, хоть встань подальше!..
(Федре)
Вот так номер! Нет, видали!?
Романтически бледна,
Сеньорита без вуали
Бродит по двору — одна!
Что за случай аномальный! (обнимает Федру)
Вся в испарине!.. Блестит
Лоб… Блуждает взгляд печальный…
Руки — лёд… И пульс частит…
Эй, подружка! Что случилось?
Что, мигрень? Больные дни?..
Ну!?.. Колись! И не тяни…
Федра:
Ах, Лаида! Я… влюбилась!
Лаида:
Точно! Всё по этим знакам
Можно угадать на раз…
(после паузы, тихо)
Поздравляю!.. Двое нас…
Наш диагноз одинаков.
Федра:
Влюблена!?… А как же он?..
Дядя… самых честных правил…
Лаида:
Из которого, пардон,
Сыплется чистейший гравий?..
Я весь день боюсь: а вдруг
Призовет, явившись вечером,
Обновлять мой скромный перечень
Эротических услуг!
Этот запах… Эти слюни…
Эта потная рука…
Всей душой, всем телом юным
Ненавижу старика!..
Федра:
Ну, а врач?
Лаида:
Мудрец в кровати —
Скучен! Даже молодой! (со злостью)
Философствует некстати…
И болтает… ерундой!..
Нет! Я встретила такого,
Что в душе раздался звон
Колокольный!..
Федра:
Этот… новый…
Кто он?
Лаида:
Сумасшедший он!
Пациент, последний в списках!..
Небывалые дела…
Чтоб по жизни реалистка
От любви с ума сошла!…
Федра:
Погоди-ка…
Лаида: (не слушая)
Жизнь служанки —
Топь! Трясина! Как ни глянь!..
Мир — от печки до лежанки!
Днем — кухарка, ночью — дрянь…
Федра:
Дай спросить!..
Лаида: (так же)
Зачем жила я
Меж кроватей и котлов?!..
До свиданья, жизнь слепая!
Здравствуй, зрячая любовь!
Что мне стирка, что мне глажка,
Если Бог сошел ко мне!
Пусть придурок! Мне не важно!
Стану дурою вдвойне!..
Федра:
Надоели эти бредни!
Слушать их не хватит дня!
Лаида: (так же)
Тот, кто в списках был последним,
Первый — в сердце у меня!
Просветлеет ум, когда я
Подойду, скажу: «Бери!
Вся душа моя пылает!
Вся душа моя горит!…»
Федра:
Я сочувствовать готова
Глубине сердечных ран!
Но последнего больного
Не отдам!.. Но пасаран!
Лаида: (очнулась)
Что такое!?… (догадалась) Ах, ты стерва!…
Федра:
Не ругайся!
Лаида:
Ох, чума!..
Федра: (гордо)
Я в него влюбилась первой!
Первой Я сошла с ума!
Пусть убог! Он — мой убогий!
С ним хоть к звездам, хоть ко дну!..
Лишь бы рядом…
Лаида: (угрожающе)
Прочь с дороги!
Или голову сверну!..
(Слезинка заплакала… Пизано выводит одетого в больничный халат Флориано)
Нам, Эрот, пройдоха ушлый
Насадил сердца на гвоздь!
Но запомни! Дружба — дружбой,
А любовь(!) — до крови(!) — врозь!..
(убегает, не увидев вошедших)
Пизано:
(усаживает Флориано на скамью под деревом. Флориано застыл в нелепой позе.)
Когда не спят, уткнув в подушку лица,
Больные здесь проводят день-деньской.
Ты тоже посиди… Как говорится,
«Вот вам софа. Раскиньтесь на покой.»
Хорош, однако… Прям, король на троне…
Ауф ви дер зейн… Расслабься… Кататоник…
(Уходит. Флориано, чувствуя себя в безопасности, «расслабился». Дотянулся до цветка, сорвал его. Нюхает и рассматривает с видимым удовольствием. Федра, осторожно обойдя его кругом, неожиданно садится рядом с ним на скамью. Слезинка идет за нею, встала неподалеку… Пауза …)
Федра: (вкрадчиво)
Мужчина… вы гербарий собираете?
Хотите, я вам розочку сорву?
Вон там их много, под стеной, во рву…
А вы ее засушите… для памяти.
Но мне туда нельзя одной ходить…
Там, говорят, живет змея… Мне боязно.
Флориано:
А вы… иконку привяжите к поясу…
Федра:
А может быть, вам лучше проводить
Меня туда?.. Там — ни души!.. И заросли…
Флориано:
Рассказ напоминает, на беду,
Адама с Евой… Как они в Саду,
Забыв про Змия, по деревьям лазали…
Федра: (с улыбкой, скорее лукавой, нежели смущенной)
С библейской притчей тонкой параллельностью
В два счета вы меня повергли в шок…
Они же там ходили… нагишом.
И, верно, вы хотите, чтоб разделась я?..
Тогда и вы…
Флориано:
Простите, не готов… (в сторону)
Каков напор! Хорошенькое дело…
Федра: (услышала)
А здесь ошиблись вы в подборе слов…
Звучать должно: «НАПОРИСТОЕ ТЕЛО»…
Я не в обиде… С первых женских дней
Мне запрещалось думать про телесное…
Флориано: (иронически)
Но годы шли, а тема — интересная…
И вы, понятно, двинулись на ней.
Федра: (с вызовом)
Да, двинулась! Приходится наверстывать!
Зов плоти внятен и необорим!…
Я!… Вас!..
Флориано: (грубо перебивает)
Кончайте вы коней нахлёстывать!
Остановите их! Поговорим…
Федра: (живо)
О чем?..
Флориано: (угрюмо)
Не знаю… Просто разговор!
Есть полчаса. Потом придут охранники…
Федра: (сквозь зубы)
Хватило б… для практической ботаники… (пауза)
А вы ведь не безумец, мой сеньор!..
Вы — симулянт… (Флориано резко встал)
Не бойтесь, я не выдам.
По мне, здоровы вы или больны, —
Не важно!.. «Эврибади лавс э фридом…»
Но… я люблю! А вы не влюблены… (вздохнула)
Не влюблены!… И это так печально!…
Флориано: (в сторону)
Флориано!… Ты рискуешь головой!..
Избавься побыстрей, пока живой,
От этой психопатки сексуальной!.. (Федре)
Да. Я здоров… Инкогнито храня,
Врачу всучил фальшивую монету…(шепотом)
Я — прячусь тут!.. Я дожидаюсь дня!…
Дня возвращенья… На свою планету!
Федра:
Простите, что?!..
Флориано:
Тс-с-с!.. Тихо! Только вам… (конфиденциально)
Меня сюда заслали. Я разведчик…
Нас два десятка… Как бы сумасшедших…
Легенда мне не нравится, но там (!) (жест)
Решили, что она вполне сгодится:
Ведь люди, чьё сознание мертво,
Вне подозрений…
Федра:
Эй! Вы что, — того?..
Флориано:
Наоборот!.. Багаж земных традиций…
Религии… истории… наук…
Поручено, познав в живом движенье,
Отправить к нам!
Федра: (иронически)
На кой он вам, мой друг?
Флориано: (шепотом, на ухо Федре)
Поймите… Вы!.. Готовится… вторженье!
Чтоб крови избежать, потерь, утрат,
Мы изучаем вашу жизнь земную.
Федра:
И женщин — изучали? Я ревную…
Я, что, вам не гожусь… как экспонат?..

Флориано: (увлекаясь собственной фантазией)
Планета наша к гибели близка,
Но, в остальном, они с Землёю схожи…
Федра: (вздохнула)
Шизоид…А красив, как ангел Божий…
Флориано: (отмахнулся)
Я здоровей Памплонского быка!..
В детали не вдаюсь. Они для вас —
Бессмысленны… Есть некое устройство,
Что пользует космические свойства…
Весь путь к Земле, не дольше, чем за час,
Преодолеют наши спец-отряды!
Рассеются по вашим городам —
И всё! Здесь — вспыхнет бунт… Восстанье — там…
И воцарится Орднунг(!) — сверх-порядок!..
Мы скоро станем расою господ…
Федра: (озабоченно)
Как скоро?
Флориано:
Через месяц, через год…
Не мне решать! Понятно?..
Федра:
Понимаю…
Но время есть! А мы его теряем…
Я вас хочу! Я вам себя вверяю!
Так пользуйтесь же этим(!)… (нежно) идиот!
(пытается обнять Флориано, но тот уклоняется)
Флориано:
Простите! Но дела — увы — не ждут!
Вселенная поставлена на карту!
И, может быть, осталось мне до старта
Каких-нибудь четырнадцать минут!..
Преступник! Я давал присягу! Но…
Вы по душе пришлись мне… В знак признанья
Я вас предупреждаю на прощанье
О том, что вам в грядущем суждено!..
Федра: (страстно)
Нет! Я предупреждаю вас! Сама!
Единственного взгляда мне хватило,
Чтоб от любви меня заколотило!..
Короче, мой инопланетный милый,
Я — ваша! Я от вас сошла с ума!
Кем вы в своём сознанье воспаленном
Настойчиво упорствуете быть,
Мне всё равно! Я буду вас любить!
И вас заставлю стать в меня влюбленным…
Что мне Земля! Гори она в огне!
Помойка эта вам нужна? — Берите!
И помните, космический воитель,
Я — с вами! Я на вашей стороне!
(появились Томазо и Мартин. Ведут Элину, одетую так же, как и Флориано, — в подобие больничного халата. В руках Томазо — садовые грабли и лопата . У Мартина подмышкой — сверток. )
Флориано: (шепотом, значительно)
Сюда идут! Я вашей головой
Не в праве рисковать… Для маскировки —
Возьмите! (отдаёт цветок Федре) Им не раскусить уловки…
(целует Федре руку)
Итак… До встречи… на передовой!
Федра: (страстно целует Флориано в шею)
Условный знак!.. На память… След засоса…
Бегу!… (поднимает руку, сжав кулак) Но пасаран! Бандьера роса!
(Федра «шпионской» походкой удаляется, едва не наткнувшись на Слезинку. Томазо и Мартин провожают ее недоуменными взглядами. )
Флориано: (вытирает лоб)
Ф-фу, пронесло!.. Но расслабляться рано.
Будь начеку, злосчастный Флориано…
Мартин: (глядя вслед Федре, важно)
Могу поставить на кон свой колпак,
Но что-то с этой барышней не так…
Глаза на мокром месте, а румянец,
Как будто щеки терла кирпичом…
Томазо:
Теперь ты притворяешься врачом?
Мартин: (так же)
Молчи, дурак! Притворство не при чём!
Мне просто нравится осматривать… племянниц.
Томазо: (Элине, медленно и внятно)
Грабли — это есть садовый инвентарь.
Клумба — это где цветы… Сообразила?..
На! (сует Элине грабли. Та бросает их на землю)
А ну-ка, подними! А то… (замахивается)
Элина: (шипит, как кошка)
Ударь!..
Я без глаз тебя оставлю, образина!..
Томазо: (Мартину)
Снова буйствует! Опять ее — в рубашку?…
Мартин: (важно)
Я не врач, но, как мне кажется, пора… (кивает на Элину)
Придержи-ка…
(разворачивает сверток, который держал подмышкой. Это — смирительная рубашка — кусок грубого холста с длинными рукавами. Флориано наблюдает за тем, как развиваются события…Томазо пытается схватить Элину, но она так сильно толкает его, что он падает.)
Томазо: (на земле)
Ничего себе, игра!..
Элина: (над ним)
Что, добавить!?..
Томазо: (отползая)
Ничего себе… бродяжка!..
(Мартин накидывает холст на Элину. Борьба… Мартин тоже оказывается на земле.)
Элина: (победительно)
Тем, кто носит родословные гербы,
Не пристало ковыряться в перегное!
Вы обязаны немедленно усвоить
Это правило, презренные рабы!
Мартин:
Мы не рабы!
Томазо:
Рабы не мы!
Элина: (презрительно)
Угу… А мама мыла раму…
Вставайте, пасынки бедлама!
За дело… светлые умы! (швыряет им грабли и лопату)
Цветочки требуют ухода!
На всё даю вам полчаса!..
Потом проверю…
Флориано: (в восторге)
Чудеса!
Верни ей разум, мать-природа!..
Мартин: (Томазо)
За надзирателем гони!..
Томазо:
А ты — за доктором!.. Галопом…
Мартин:
Навалимся на ведьму скопом,
Раз мы не справились одни!..
(убегают, провожаемые презрительным хохотом Элины… Слезинка неожиданно подходит к Флориано и робко, но настойчиво протягивает ему яблоко, которое он берет почти машинально.)
Флориано: (любуясь Элиной)
Вот — женщина! Божественный сосуд,
Что нарисован линией единой.
Как гордо плечи хрупкие несут
Великолепье шеи лебединой!.. (Слезинке)
Согласна?.. (та не реагирует) Впрочем, ты с любым согласна…
Мне жаль тебя… Темна твоя печаль…
Но всё-таки еще сильнее жаль
Мне ту, что и в болезни столь прекрасна!..
О, если бы безумия вулкан
В ней не дымил, опасный, как Везувий,
Я, от любви неодолимой пьян,
Клянусь, и сам бы тотчас обезумел!
Настолько, что спокойно б смог принять
Бесовский вой за ангельское пенье!
Я мог бы душу дьяволу продать
Лишь за одно ее прикосновенье!..
Я совершенней не встречал лица.
Рук не видал изящней, ног — стройнее!
Сам Бог для этой мраморной камеи
Не пожалел алмазного резца!..
(смех Элины внезапно переходит в рыдания. Слезинка тоже заплакала…)
Пойди к ней! Будь с ней рядом. Может быть,
Для вас, безумных, ничего не значит
Участие… Но, если двое плачут
От горя общего, им вдвое легче жить…
(Появились Мартин, Томазо, Верино и Пизано. У Пизано в руках еще одна свернутая смирительная рубашка. Идут к Элине.)
Нет, погоди… Еще один виток!..
О, черт!.. Не будь с законом я в раздоре,
То быстро преподал бы этой своре,
По обхожденью с дамами урок!..
(опустился на скамью и застыл в давешней нелепой позе)
Верино:
(сюсюкает с Элиной, жестами показывая остальным, что делать)
У нас на щечках слезы… Почему?..
Что так разволновало нас, малышка?..
Шепни, чтоб только нам и было слышно.
Мы ничего не скажем никому…
Опять дракон ждёт девочку в пещере?..
Волшебник злой опять напал на след?..
А рыцарь медлит со спасеньем?..
Элина: (на ухо Верино)
Нет…
Но есть желанье… (громко) Раскроить вам череп!..
(пытается ударить Верино, но тот уворачивается и дает сигнал своим помощникам. После короткой борьбы Элина оказывается спеленатой.)
Пизано:
Куда ее?..
Верино:
Да хоть и на скамью…
С тем идиотом рядом положите…
(Томазо и Мартин волочат Элину к скамье. Флориано не выдержал и вскочил.)
Флориано:
А ну, стоять! Немедля развяжите!..
Верино:
Заговорил!? Ай, умница!..
Флориано:
Убью!..
(нападает, но борьба оказывается неравной. Через несколько секунд Флориано тоже в смирительной рубашке. Его и Элину усаживают на скамью. Слезинка, плача, стоит поодаль.)
Верино: (щелкая пальцами перед глазами Флориано)
Реакция проснулась. Это — плюс…
Ура, Бельтран(!)… мой аутичный некто…
Хоть я не ждал подобного эффекта,
Ты близок к излечению. Клянусь!
Пизано: (тяжело дыша)
А будет ночь?.. Сквозь облака
Луна проглянет… Как мулета
Для разъяренного быка,
Она для дикой пары этой!..
Они же разнесут весь дом!..
Верино: (Пизано)
Спокойно, друг мой. Обойдётся…
Хотя снотворного придется
Дать по две порции… Идём…
Пусть посидят, отдышатся… В столе
Моем найдется неплохая доза… (со смехом)
Ты что, наглец, подумал?!.. Кальвадоса!
Пизано: (радостно)
А говорят, нет правды на земле!
Мартин: (мрачно)
А выше — есть?!… (Томазо, но так, чтобы услышали все)
Кто мне подскажет имя,
Что подошло бы этим господам!?
Томазо: (ноет)
Как шишки, — нам… Как оплеухи, — нам…
А как стаканчик выпить, — так с другими…
Мартин:
Когда за коматозными ходить, —
«Вперед, Мартин!»… А жив ли, и не спросят…
Томазо:
Вот так. Кому параши выносить,
А кто с утра до ночи… «кальвадосит»…
Пизано: (благодушно)
Что, пролетариат, начало стачки? (показывая кулак, грозно)
Давно моих не ели пирогов?!.. (Верино)
Таких от белой вылечи горячки, —
И вмиг получишь классовых врагов…
Верино: (Пизано)
Поскольку ненавижу панибратство,
Пить с младшим персоналом не терплю!..
Но им пришлось сегодня постараться…(Томазо и Мартину)
Пошли. Уж так и быть. И вам налью… (Слезинке)
Хватит тут отираться! В палату! Ты слышишь меня?..
Пизано:
Бог с ней, доктор. Она ж безобидная… (Слезинке) На-ка вот финик…
Что ж ты плачешь всё время? Хоть слово сказала бы, что ли…
Кем была… Что, никем?… Впрочем, все мы пред Богом — никто…
Верино: (философически)
Порвалась дней связующая нить…
И в мире с каждым днем всё больше трещин…
И бесноватых… Что мужчин, что женщин…
Нам что-то Бог старается внушить.
А что — неясно… Ну, куда ж нам плыть?..
И что нам делать? Пить?.. Или не пить?..
Нет, тут всё ясно… Тут уж — «нот из квесчен»!..
(Все уходят. Элина и Флориано, если не считать Слезинки, — одни. В смирительных рубашках они — как две куклы. )
Элина: (не глядя на Флориано)
Спасибо вам, мой симпатичный псих,
За то, что вы, меня не зная сами,
Решили выручить… и тут же с кулаками,
Как оглашенный, бросились на них.
Не знаю я причин болезни вашей,
Но, если и в безумстве вы храбрец,
То в прежней жизни, видно, были спец
По части всякой авантюрной каши…
Меня один веселый славный малый,
(Он был такой же смелый, как и вы),
Уже позавчера «спасал» … увы! —
Он убежал… А я «безумной» стала…
(Флориано пытается сесть поближе к Элине, но смирительная рубашка мешает, и он наваливается на нее всем телом. Элина пытается его оттолкнуть.)
Эй, вы!.. Поосторожнее!.. Не сметь
Так прижиматься к благородной даме!..
Всё то, что вам позволено, — сидеть,
Слегка соприкоснувшись рукавами!
Флориано:
Простите! Десять тысяч раз простите!
Я в этих тряпках жутко неуклюж…
Элина:
Гляди-ка, псих, а вьётся, словно уж,
Чтоб подползти поближе… к сеньорите!
Флориано: (горестно)
О небеса! Какой банальный бред!
Ну, почему угодно было Богу
Ту превратить, которой лучше нет,
В капризную и злую недотрогу!
Несчастная! Вы созданы цвести,
Кокетничать, легко играть сердцами,
Поклонников толпу с ума свести!..
А вы назло судьбе свихнулись сами!
(Пауза. Элина повернулась к Флориано и внимательно на него смотрит. Флориано, увлекшийся своей речью, не замечает этого.)
Я понял, в чем причина!.. Как горбы,
Уродуя не только тело, — душу,
Сознание неопытное рушат
Чужие деньги, титулы, гербы!
Конечно же!.. Служили у сеньоры!..
И, видимо, хозяйку не любя,
Частенько драгоценные уборы
Вы в мыслях примеряли на себя…
Наверняка, она была груба,
Стара, дурна, придирчива, спесива…
А главное, — на сладкое слаба —
К себе водила мальчиков красивых…
За деньги!.. А наутро, развалясь
В постели безобразным осьминогом,
В деталях, с чувством, с толком, понемногу
Подробностей вываливала грязь,
Гордясь бесстыдством трюков еженощных…
Бедняжка! Представляю вашу злость!..
Ум и душа — резинка не из прочных.
Растягивать — порвется… Порвалось!
Вы стали той, кого убить мечтали!..
Элина: (с внезапной страстью)
О, пощадите!.. Этот монолог
Кто подсказал вам? Дьявол или Бог?
Откуда вам известны все детали?!
В какую вы подзорную трубу
Увидели причину нездоровья,
Столь страшно поломавшего судьбу…
Простушки… из мещанского сословья?
Как вы проникли в сердцевину снов?!
Как вы смогли, сумели, как дознались?!..
Флориано:
Крылатый мальчик, озорно оскалясь,
Послал стрелу… И родилась… любовь!..
Всё прочее — увы — психоанализ!
Элина:
Как будто с глаз упала пелена!
Я — это я! И мир стал миром снова!…
(Словно случайно, подставляет губы… Затяжной поцелуй…Элина отрывается первой и, тяжело дыша, неуклюже, поскольку в смирительной рубашке, делает несколько «прыжков в сторону». Ее покачивает, и, возможно, она упала бы, если бы не Слезинка, на которую она натыкается.)
Целуется он, точно, как здоровый!..
А я любовью, кажется, больна… (Слезинке)
О Бог мой! Губы сохнут и горят!..
И, кажется, что сердце разорвётся,
Коль он ко мне еще раз прикоснется!…
Вот так с ума и сходят, говорят…
Флориано: (со скамьи)
Куда же вы?!.. Зачем?!.. Не уходите!
Элина: (Слезинке)
Еще раз позовет и… подчинюсь…
Флориано:
Вернитесь, умоляю!…
Элина:
Не вернусь!…
Флориано:
Тогда меня хотя бы подождите!…
(устремляется к Элине, семеня и покачиваясь, как пингвин. Элина пытается уклониться от встречи, совершая короткие неуклюжие прыжки. Торопливо говорят в движении.)
Я вам хочу сказать, что ненормален…
Элина:
Я это вижу!…
Флориано:
Только для других!
Элина:
Но почему же, если вы не псих,
Ваш взгляд, как у больных, маниакален!?
Флориано:
Во всём виновна ваша красота!
Она безумным сделает любого!
Постойте же!…
Элина:
Стою… Но дайте слово,
Что постоим мы рядом… просто так…
(Флориано оказывается рядом с Элиной, и они немедленно начинают целоваться)
Флориано: (задыхаясь)
Еще!.. Вы были правы!.. Я в бреду!..
Элина: (так же)
И я в бреду!.. Но вы еще правее!..
(ее подводят ноги, она начинает опускаться на колени)
Флориано:
Ты здесь?.. Со мной?.. Не вижу!…Где ты?
Элина: (едва не теряя сознание)
Где я?…
Флориано:
Со мной!…
Элина:
С тобой!… Но скоро упаду… (падает навзничь)
Флориано: (опускается на колени рядом с Элиной)
Мы оба угодили в передрягу
По имени «любовь»!..
Элина:
Я встать должна…
Флориано:
Зачем?
Элина:
Боюсь, что лёжа я — смешна…
Флориано:
Не бойся! Я для смеха рядом лягу!..
(Ложится рядом с Элиной, как и она — вверх лицом. Слезинка — над ними… Пауза…)
Элина: (голос сонный)
Смотри-ка… небо…
Флориано: (так же)
Там, в бездонном мраке,
Заключены все тайны бытия…
Элина:
Там, говорили, заключают… браки…
Флориано:
Кто говорил?
Элина:
Не помню…
Флориано:
Значит, я…
Элина:
Скажи ещё раз. С самого начала…
Флориано:
В начале было Слово…
Элина:
Да, Любовь…
А мы друг друга поняли без слов…
Флориано:
За это небо нас и повенчало!
Элина:
Как странно, да? Мы связаны с тобой…

Флориано: (горячо)
И накрепко!.. В одни попали сети
Два разных сердца с общею судьбой!..
Элина: (с досадой)
Нет! Я про тряпки и тесёмки эти! (по-детски жалобно)
Обнять тебя старания — бесплодны…
Всё чешется… И руки затекли…
Флориано: (изловчился и встал)
Они связать нас крепче не могли…
Но мы «безумны»! Стало быть — свободны! (пророчески)
Поверь, недолго нам осталось тут!
Насилия не терпит мать-природа!
Не знаю, кто там встретит нас у входа,
Но, что оков касается, — падут!.. (торопливо)
Мне правда горькая дороже сладкой лжи…
Так получилось, что на той неделе
Я в Сарагосе ночью на дуэли
Соперника в могилу уложил.
А это был… Неважно!.. Я удрал
В Валенсию, скрываясь от погони.
Мой верный друг мою проблему понял
И мне помог. И в сумасшедшем доме
Укрыл меня…Так я «безумцем» стал… (пауза)
Ну, вот. Теперь ты знаешь мой секрет…
Элина:
А как тебя зовут?
Флориано:
Был Флориано.
Теперь — Бельтран…
Элина: (восторженно)
Звучат, как флажолет,
Два этих имени… В них сталь и лунный свет…
И оба так и просятся в сюжет
Любовно-авантюрного романа!… (изловчилась и села)
Ты — дворянин?
Флориано:
Богат и родовит!.. (осекся)
Но глупые сословные преграды —
Ничто для нашей будущей любви!..
Элина: (серьёзно)
Я твоему признанью страшно рада.
Но, верь мне, буду счастлива вдвойне,
Коль скажешь ты, что женишься на мне,
Мещанке, небогатой и незнатной.
Скажи, когда священник спросит нас,
Согласны ль мы на брак, то в этот час
Ты, пряча взгляд своих прекрасных глаз,
Предательски не повернешь обратно?..
(появился Пизано. Заметно покачиваясь, направляется к Элине и Флориано)
Флориано: (горячо)
Готов поститься и носить вериги,
Молиться ночи напролет без сна,
Чтобы увидеть, как в церковной книге
Напишут наши имена!..
(Пизано обнимает Флориано, говорит ему на ухо)
Пизано: (язык заплетается)
Я не очень расслышал, но всё понимаю насквозь…
Мой совет: если ты… занимаешься с девушкой… флиртом…
Можешь клясться ей в чувствах… Но не разбавляй кальвадос
Даже чистым, как детские слезы, карболовым спиртом…
Только буйно помешанный делает это в жару…
Флориано: (иронически)
Но ведь вы-то, мой друг, абсолютно здоровы, похоже…
Пизано: (о своем)
После этого пойла идут высыпанья на коже.
А по вкусу оно хуже торфа на рыбьем жиру… (с чувством)
Пей вино!.. Вот — основа для фармакопей!
Не отвар травяной! Не пилюли для сна! Не пиявка!..
Но не смей разбавлять! Если воду добавят, не пей!
Словно ядом смертельным, отравлено будет прибавкой!
Только цельное! Понял?.. Вот мудрость вселенной, дружок!
Есть любовь и вино! Остальное — одни оболочки…
И она и оно на душе оставляют ожог!..
И пылают сердца, не нуждаясь в бессильной примочке!.. (пауза)
Я бы выпил с тобой, но… пляшу под чужую дуду. (взвалил Элину на плечо)
Доктор мне приказал принести к нему эту… зануду… (с намеком подмигнув)
Если я заболею, я к врачам обращаться не буду?…
Отчего-то ты мне симпатичен. Хотя и в бреду…
(уходит, унося Элину. Слезинка немедленно начинает плакать.)
Элина: (лёжа на плече у Пизано)
Любовь моя! Я верю в избавленье!
Но не забудь всё, что сказал мне ты!..
Флориано: (вслед)
Я помню! Помню чудное мгновенье!
До встречи, гений чистой красоты!..
(после паузы Слезинке, которая следует за ним, пока он добирается до скамьи и садится)
Ты плачешь так горько… Страданье твое безутешно…
Никто с твоей тайны давнишней не снимет покрова.
Никто никогда не узнает причины рыданий…
Так дети тоскуют о чем-то, неведомом взрослым.
А те говорят: «Прекрати! Перестань! Надоело!»…
И не понимают, что детские слёзы — прозренье
Всех будущих — неотвратимых и горьких — потерь… (пауза)
Знаешь, в жизни своей я так много и часто терял,
Что, похоже, привычку обрёл к бесконечным утратам…
Но сейчас!… Если я, как всегда, ухитрюсь потерять
Ту, которую встретил, и стал от любви, как безумный…
Я, пожалуй, и плакать не стану… Я просто умру.
(Внезапно Слезинка перестала плакать, наклонилась, подняла с земли и протянула Флориано давешнее яблоко.)
Ты меня утешаешь? Твой жест так застенчив и чист…
Но гостинец принять шутовские мешают доспехи…
Хочешь, рядом садись… Я тебе что-нибудь расскажу… (пауза)
Как-то раз мы с командой с морской возвращались охоты,
Должен сразу сказать, неудачной… Английский купец
Оказался наживкой, которую мы заглотнули…
И попались в ловушку… Из бухты, укрытой за мысом,..
(появился Валерио. Он завернут в подобие одеяла, на висках, за ушами и на шее — пиявки. В руках — стеклянный сосуд с какой-то жидкостью. Смешон и страшен одновременно. Флориано его не видит. Он увлечен своим рассказом. Активно «жестикулирует» всем телом. Слезинка кажется безучастной, но слушает внимательно)
Появились один за другим два военных фрегата
С бортовой артиллерией в двадцать раз большей, чем наша…
Нам, конечно, пришлось удирать… Через час поднимается шторм.
Нас швыряет, как жалкую щепку… И вдруг!.. Представляешь?…
Ниоткуда возникнув у самого нашего борта,
Против ветра, заметь, проплывает кошмарный корабль!..
Там, на палубе… Боже!.. Скелеты в старинных камзолах…
И застыл у руля адским призраком их капитан!…
(Валерио неожиданно возникает перед ним, как тот самый адский призрак)
А-а!…
Валерио: (сомнамбулически)
То ванна со льдом, то компрессы на лбу…
Врагу не желал бы такую судьбу…
В аду мне не рады… Мне скучно в раю…
Отдайте дриаду, дриаду мою!…
Когда же, когда я тебя обниму,
Сказав на прощанье уму своему:
«Сошел я с тебя! Ты — помеха любви!»…
Откликнись, дриада моя, позови!
Молитвы, обеты, обиды — просты:
Пиявка целует меня, а не ты!..
И в сердце досада впилась, как змея.
Дриада!.. Дриада!.. Дриада моя!…
Хоть мельком взгляни, и увидишь сама,
Как люди влюбленные сходят с ума…
Забыв обо всем, постигая с азов
Вселенную — поле для божьих причуд, —
Что значат шесть буковок в слове «Любовь»,
На пальцах они объясняют врачу.
Увы!.. Неподкупен, но глуп судия…
Дриада, дриада, дриада моя!… («прозрел»)
Это ты, Флориано?..
Флориано:
Премного обязан,
Что так быстро узнал меня… Снова взгляни.
Валерио: (после паузы «рассматривания»)
Что с тобой?.. Простудился?..
Флориано: (раздельно)
Нет, друг мой,… Я СВЯЗАН…
Валерио: (удивился)
Да, действительно… Надо же… Ох, извини…
(ставит сосуд, который держал в руках, на скамью и начинает развязывать смирительную рубашку Флориано.)
Флориано:
Два вопроса… Во-первых… В дурном маскараде
Поневоле участвуешь или сам захотел?..
Во-вторых, объясни, о какой ты дриаде
Только что соловьем обезумевшим пел?
(растирает затекшие руки)
Валерио:
(обирая пиявок и бросая их в сосуд с жидкостью, от чего она приобретает красный цвет)
Ты знаешь жизнь, но я тебе скажу…
В проблемы метафизики не суйся… (патетически)
Я медленно, но верно восхожу
Туда!… (жест) К высокой степени безумства!
Я был иным здоровым не чета…
И вдруг передо мной… ОНА предстала!
Флориано:
Так ты, дружок, влюбился, что ли?..
Валерио:
Да!
Сведя с ума, меня околдовала
Та, что стройней танцующих апсар,
Светлее, чем Христово воскресенье!
Любой апоплексический удар —
Щекотка рядом с этим потрясеньем!
Всё то, что о любви я прежде знал, —
Болезненно и стыдно, словно грыжа!..
Любовь — совсем другое!.. Слышишь?..
Флориано: (шутливо)
Вижу…
Туман в глазах …
Как в лихорадке, дышишь…
И, кажется, что ростом ниже стал…
Валерио: (разозлился)
Ты! Земноводный! Где тебе понять
Моей души сверкающую смуту!
«Здоров неизлечимо»! — Вот печать,
На лбу твоем поставленная!…
Флориано:
Круто…
Причина для истерики — любовь?
Я сам влюблён! Но не бросаюсь в драку,
Как психопат!..
Валерио:
Влюблен?!..
Флориано: (горячо)
Но как, однако!..
О, знал бы ты!..
Валерио: (искренне)
Прости!.. Я не хотел
Тебя сердить!.. Но… дверь слетела с пЕтель…
(обняв Флориано за плечо, ведет его внутрь двора, останавливается)
Эй, погоди… Ты здесь кого-то встретил…
Влюбился… Но когда ты всё успел?..
Флориано: (риторически)
Соперник мой, что был смертельно ранен,
Вопил, любовный чувствуя свербёж:
«Любовь… она нечаянно нагрянет,
А ты потом костей не соберёшь…»
Вот так и мне досталась эта встреча
В замысловатом танце бытия…
Прекрасна та, чей разум изувечен!
Безумная мещаночка моя!..
Знать, не напрасно, жизнь свою спасая,
Попал я в этот сумасшедший дом.
Преподана мне истина простая:
Влюбился, значит — тронулся умом!..
Валерио: (растроганно)
О милосердный Боже! Как похожи
Движения взволнованных сердец!
Ты стал мне ближе, чем родной отец!
Как брат!.. Как однояйцевый близнец!.. (пауза)
Избранница моя безумна тоже!..
Я счастлив! Мы — товарищи до гроба!
И, в будущем построив общий дом,
Вброд реку жизни вместе перейдём!..
Да здравствует прекрасная хвороба,
Которой мы поражены вдвоём!
Мы оба влюблены. Безумны — оба!
(Слезинка подходит к Валерио и Флориано и, странным для нее, ловким жестом разломив яблоко, протягивает друзьям по половине. Затемнение.)
ВТОРОЕ ДЕЙСТВИЕ

ИНТЕРМЕДИЯ
(Свет. Снова окрестность сумасшедшего дома. Оглядываясь, появляется Леонато. Следом за ним идет Рейнаро.)
Рейнаро: (ворчливо)
В грязнейшем кабаке, торчащем у дороги,
Где после неразбавленной бодяги,
Что пили проститутки и бродяги,
Я, лишь по случаю, не умер от изжоги,
Ты приглянулся мне своей смышленой рожей,
Сказав, что знаешь всё про всех к тому же,
И в поисках моих ты мне поможешь
За пару золотых и скромный ужин… (повышает голос)
Ты пил за пятерых и жрал, как боров!…
Потом храпел со шлюхою на пару!…
А утром, недовольный гонораром,
Со мной затеял мелочную ссору!…
Хотел надбавки… Я сказал: «согласен»!
Спросил тебя о неком Флориано…
Ты рассказал с десяток разных басен,
По большей части напустив тумана,
И в глушь меня завёл… Так вот что, друг…
Считай себя свободным от услуг!
Леонато: (вкрадчиво)
Сеньор, я не сторонник склок…
Раздоров… споров… ссор…
(внезапно выхватывает шпагу и приставляет клинок к груди Рейнаро)
Отдайте мне ваш кошелек,
И в добрый путь, сеньор!..
Рейнаро: (отступил)
Ну что пошли за времена!
Что за галиматья?!..
Куда ты катишься, страна
Безумная моя!?…
Леонато: (наступает)
Пройтись придется налегке,
Без груза на ремне.
Поскольку речь о кошельке,
А не о всей стране.
Рейнаро: (сокрушенно)
Да, повезло с проводником…
Я, как назло, один… (резко)
Поосторожнее с клинком.
Порежешься, кретин! (выхватывает шпагу, короткая схватка)
Леонато: (теснит Рейнаро)
Поговорим «на ты»… Ну, как?..
Попался, друг?.. Держись!..
Раз пожалел мне кошелька,
Отдать придется жизнь!..
(Выпад. Рейнаро успевает изящным пируэтом спрятаться за дерево, и клинок Леонато застревает в стволе. Рейнаро бьёт Леонато рукояткой шпаги по голове, и тот падает, потеряв сознание.)
Рейнаро: (иронически)
Ты, наступая, думал: «тили-тили»?
А как насчет такого «трали-вали»?..
Таких приёмов вы не проходили?
Вам этого — увы — не задавали?..
Не знаю, где ты брал уроки стиля,
Но в этот раз не заслужил медали…
Вставай, разбойник! (пинает упавшего) Хватит прохлаждаться!
(Леонато сел, стонет, ощупывая голову)
Благодари судьбу за то, что выжил.
Есть поважней дела, чем дожидаться,
Пока ты синяки свои залижешь.
Откуда сам? Но отвечай мне честно, и
Тогда, быть может, всё еще устроится…(кричит после паузы)
Ну!? Я не слышу!..
Леонато:
(у него изменился тембр голоса и появилось заикание)
С-сами мы н-не м-местные…
С Г-гренады мы…
С-святой к-клянемся Т-троицей…
(кланяется, стуча лбом о землю, пытается поцеловать сапоги Рейнаро)
Рейнаро: (отталкивая Леонато)
Откуда взялся твой дикарский говор,
Сменивший вдруг разбойничий жаргон?
И почему исчез хвастливый тон,
И в раболепство превратился гонор?!..
Леонато: (кликушествует)
Ох, г-головушка моя ты б-болезная!..
Ты в х-хозяйстве вещь совсем б-бесполезная!…
Ой, помилуй меня, мать-Богородица!..
Я свечу тебе поставлю, как водится!…
Рейнаро: (примирительно)
Ну, ладно, признаЮ… Ты — дрался храбро…
И всё-таки мне как-то невдомёк,
С чего бы вдруг испанский паренёк
Славянскую понёс абракадабру…
Леонато: (ноет)
Мы столкнулись на беду…
Вот несчастный случай!
Я в религию уйду…
Пусть меня научат!..
Рейнаро:
Послушай!… Может, ты сошел с ума?
Несчастный человек! Скажи на милость,
Неужто на твоё сознанье тьма
От моего удара опустилась?!
Леонато: (чуть не плача)
Молитва вылечит от боли…
Поможет человеком стать…
Я постригусь! Чего же боле?!
Что я могу еще сказать?!..
(беззвучно молится, бьет поклоны)
Рейнаро:
Да… Если только это не притворство,
Он помешался… Я виновен в том…
Судьба прочла печальный приговор свой.
И я, поскольку человек не чёрствый,
Приму свой крест заботы о больном… (после паузы, задумчиво)
Рейнаро, ты заехал не туда.
Любовь — причина этого позора…
Подумать только, из какого сора
Растет она, не ведая стыда!..
Ты в ту влюбился, Сарагосский герцог,
Что, не сказав тебе ни да, ни нет,
Как фокусник свой трюк, не выдала секрет,
Храня его в злом и капризном сердце.
Как мальчика, заставила она
Тебя принять ее игры условья,
За исполненье их своей любовью
Пообещав вознаградить сполна!..
Я шел, на день опередив охрану…
В простом плаще… Как нищий пилигрим…
Чтоб отыскать убийцу… Флориано(!)… —
«Удостовериться, всё ли в порядке с ним!» (возмущенно)
Господь, ты слышишь?! С НИМ, а не со мною!
Она о НЕМ печется перед тем,
Как МНЕ открыть ворота в свой «эдем»(!)
И дать согласье стать МОЕЙ женою!..
Господь! На кой мне эти заморочки?!
О женщины! Подобие письма,
Где нет ни буквы. В каждой строчке — точки…
Короче, «догадайся, мол, сама»!
Загадки эти мне не по уму!..
Но быть тому! И поздно или рано,
Клянусь, найду, настигну Флориано…
И мало не покажется ему!..
Прикончить бы его к чертям собачьим —
И никаких проблем! (осекся) Но я стерплю…
Я слово дал! Я Селию люблю!
И не жалею… не зову… но плачу…
Леонато: (лунатически)
Усердно, грешник, я молился…
И просветил меня Господь… (с варварским акцентом)
Там ктой-то с горочки спустился…
Наверно, к нам сейчас придёть…
(Появились Херардо и Белардо. Белардо одет в сутану. Хромает. У Херардо в руке оплетенная фляга, к которой оба то и дело прикладываются. Рейнаро вслушивается.)
Херардо:
Мой возница — козёл!.. Не заметить такого ухаба!..
Дураки и дороги! — вот наши испанские беды…
Я его… уничтожу!
Белардо: (пьет)
Да просто сошлите.
Херардо:
Куда бы?…
Белардо: (пьет)
В глушь куда-нибудь…
Херардо:
Правильно! (пьет) К тетке!.. В деревню!.. В Толедо!.. (пьет)
Как нога?
Белардо: (пьет)
Очень больно. Тут вывих, как я понимаю…
Херардо:
Заведение рядом. Мой врач вам повязку наложит…
(берет его под руку)
Или, если хотите, присядем и выпьем…
Белардо:
(с помощью Херардо пытается сесть и тут же резко выпрямляется)
О Боже!..
Нет, уж лучше пойдем… Хватит пить. Как-нибудь дохромаю…
(делают несколько шагов, останавливаются. Херардо пьет.)
Видно, я согрешил… Неприятности, словно из рога
Изобилия, сыплются…
Херардо: (язык начинает заплетаться)
Как это — сыплются?
Белардо: (пьет)
Градом.
Херардо:
Вы про ногу? (пьет)
Белардо: (пьет)
Отнюдь не про ногу.
Херардо:
Тогда — про дорогу?(пьет)
Белардо:
Да причем тут дорога?!
Беда не с дорогой. (пьет) А с братом…
Херардо:
Чьим?
Белардо:
Моим… Дочь его запропала в дороге…
Херардо:
Дон Белардо… Прошу. Выражайтесь немного яснее…
Дочь… дорога… нога… чей-то братец пропал… Я в итоге
От такой информации… просто сейчас… опьянею. (пьет)
Белардо: (активно жестикулируя)
А ларец с серебром?! Он в дороге исчез… с нею вместе!..
Херардо:
Исчезает ларец… Вместе с ним исчезает дорога?…
Если вы напились… то хотя бы не так куролесьте,
Дорогой дон Белардо! Ну, что вы несете, ей-богу!..
Белардо: (вспылил)
Дон Херардо, вы — хам!!! Я ответный визит отменяю!
Возвращаюсь в обитель! Забудьте мой индекс и адрес!..
Херардо: (орет)
Ну, давай! Возвращайся!.. Посмотрим, конечность хромая,
Как осилит дорогу идущий… напившийся падре!
Белардо: (хватает Херардо за нос)
А вот так!
Херардо: (делает то же самое с Белардо)
А вот так?! (звучит, как «а бод даг?»)
Рейнаро: (бросается к Х. и Б.)
Прекратите немедля, сеньоры!
(расталкивает сцепившихся)
Возвратимся к началу… Шла речь об ответном визите…
Очень мирная тема. И нет в ней причины для ссоры…
(насильно заставляет стариков подать друг другу руки. Леонато подползает к брошенной во время стычки фляге с вином.)
Херардо: (не глядя на Белардо)
Дон Белардо, простите…
Белардо: (не глядя на Херардо)
И вы, дон Херардо, простите…
Леонато:
Жажда духовная бедного мучит злодея!
Но и телесная тоже несчастного мучит…
Кто же меня вразумит, кто придурка научит:
Тварь я дрожащая или же право имею?
(пьет и ему это очень нравится)
Бренди на рябине!… (пьет)
Сладкое богатство… (пьет)
Нет бы мне, дубине,
Раньше подобраться!… (пьет)
Бытиё так пресно!
Пей, и ты в экстазе!.. (пьет)
Как меня чудесно
Плющит и колбасит! (пьет)
Херардо:
Это что еще за особь?!
Рейнаро:
Мой слуга…
Белардо: (возмущенно)
Не всё ль равно,
Коль лакает он без спроса
Наше лучшее вино!
Херардо:
Может, камнем — по затылку?
Белардо:
Лучше палкой по зубам!…
Рейнаро: (пинает Леонато)
Идиот! Отдай бутылку!
Леонато: (отползает, допивая)
Ща допью — тогда отдам… (допивает и отдает)
Получите. Нам не в лом…
Всё по правилам разлива.
Стеклотару мы сдаём,
Там где пьём… За сим — счастливо.
(пытается прилечь поудобнее и заснуть)
Рейнаро: (Х. и Б.)
Я, искренне переживая,
Себе прощенья не ищу.
И за тупого негодяя
Вам все убытки возмещу!
Чтоб только не терять лица,
Готов я ко всему на свете!
Сын не в ответе за отца.
Хозяин за слугу — в ответе!..
Херардо:
Вино вином. Вина виной.
И всё ж, ответьте на вопросы,
Сеньор… Вы сами — кто такой?
Рейнаро: (неуверенно)
Я?… Альгвазил… Из Сарагосы.
Белардо: (сердится)
Смотри-ка ты!… Вдали остался дом…
И плащ в пыли… и сапоги протёрлись…
Неужто вы сюда, простите, пёрлись,
Чтобы слугу попотчевать вином?!
Рейнаро: (угрожающе)
Святой отец! А ну-ка сбавьте спесь!
Я — альгвазил! Законности охрана!..
Я здесь ищу преступника! (пауза, в сторону) Нет(!)… рано
Мне говорить о том, зачем я здесь… (Б. и Х. — патетически)
Испания во мрак погружена!
Убийства! Грабежи! Разврат и взятки!
И наша власть, конечно же, должна
Напрячься, устраняя недостатки!..
Дух тленья поразил наш отчий край!
Бороться с этим злом куда как сложно!..
Как с опухолью в темноте подкожной!
Херардо:
Но все же можно?… Если осторожно…
Рейнаро:
Начальники воруют! Пьют безбожно!
И честных — хоть на пальцах посчитай! (скромно и значительно)
Да, чин мой скромен, но душа — горит!
Представлюсь, чтоб избегнуть разночтений… (с поклоном)
Чиновник для особых поручений.
Белардо:
И кто же поручитель?
Рейнаро: (шепотом)
Кто?… Мадрид!..
Я привлечен короною к труду!
И, как актер комедии «делярте», —
Под маскою — инспекцию веду…
(Х. и Б. переглянулись)
Херардо: (кланяется)
Сеньор! Я — дон Херардо.
Белардо: (кланяется)
Дон Белардо.
Рейнаро:
Я утомлен дорогой, господа.
К тому же мой слуга — увы! — свихнулся…
Херардо:
Какой чудесный случай подвернулся!
Сама судьба прислала вас сюда!
Здесь рядом — дом для тех, чей разум плох.
Я в нем начальник. Мы слугу подлечим.
А с вами проведем приятный вечер…
Рейнаро: (в сторону)
Удача? Или всё-таки подвох?.. (Х.)
Что ж, я согласен. За приют спасибо. (толкает Леонато)
Пошли, убогий!.. Поднимайся, пень!…
Леонато: (встает ворча)
Повежливей, хозяин, не могли бы?..
И так мозги от бренди набекрень!..
Белардо: (Х. шепотом)
Чиновник для особых поручений?
Но почему мне кажется тогда,
Что ждет отнюдь не радость, а беда
Нас всех от этих странных приключений?..
Херардо: (всем)
Прошу за мной! (Б. сквозь зубы) Хромайте, donner vetter…
Какая укусила вас блоха!?..
(идет вперед, фальшиво напевая в голос)
А ну-ка песню нам пропой, веселый ветер!
Ты все на свете песенки слыхал!…
Рейнаро: (идет последним, задерживается)
В конце концов судьба своё берет,
Как пешек нас по клеткам продвигая…
Ну, вдруг о Флориано я узнаю?..
Не тормози, Рейнаро! Марш вперед!.. (иронически)
О, сколько должен тратить нервных сил
Последний в мире честный альгвазил!
(уходит вслед за остальными. Затемнение)
КАРТИНА ТРЕТЬЯ
(Пустой двор сумасшедшего дома. Раннее утро. Зевая и потягиваясь, появляются Мартин и Томазо. У Мартина на поясе болтается шпага Леонато. У Томазо на перевязи через плечо — большой барабан.)
Томазо:
(указывая на шпагу, которой Мартин явно гордится)
Мартин, ты не устал от карнавала?…
Кто ты теперь, позволь тебя спросить?
Мартин: (важно)
Пизано посвятил меня в капралы.
И шпагу эту приказал носить.
Томазо: (растерянно)
А кто же я теперь… товарищ твой?
Мартин: (угрожающе)
Кто?… (кричит) Ну-ка, смирно!… (пауза) Вольно, рядовой!..
Теперь понятно?… (прохаживается) То-то же… Вот так-то…
(прихватил Томазо за штаны)
Благодари, что я с тобой знаком, (с намеком)
А то бы сделал то… с призывником,
Что любят делать те, кто по контракту…(засмеялся)
Ну-ну, не бойся. Я про гауптвахту… (строго)
И хватит болтовни! Играй подъём!
Томазо: (кричит, сложив ладони рупором)
Нас утро встречает прохладой!..
Перловка дымится в котле!.. (пауза)
Кудрявые! Где ж вы?!.. Не рады
Возможности жить на земле!?..
(Из своих «палат» начинают появляться пациенты, в большинстве обритые наголо.)
Постройтесь в ряды по порядку,
Уверенность черпая в том,
Что вам обеспечит зарядка
Душевно-телесный подъем!
Ликуйте, оставив покои
На десять, буквально, минут!.
Кудрявые!…
Мартин: (орет)
Живо из коек,
Пока я не взялся за кнут!..
(Появились и присоединились к остальным Валерио, Элина и Флориано. Элина — между мужчинами. Начинается некое подобие физзарядки в сопровождении барабана. Мартин делает движенья в такт «речёвки», напоминая педагога по аэробике .)
Раз-два!.. Голова…
Ни жива и ни мертва!
В голове у нас трава!
Мы не люди. Мы — дрова!
Руки выше! Ноги шире!
Чтобы жить с собою в мире,
Будем какать! Спать и есть!
Три-четыре! Пять и шесть!

Флориано: (Элине)
Любимая! О как ты грациозна!
Вся — от ступней до кончиков ресниц!
Элина:
А ты осанкой мне напомнил птиц,
Парящих в небесах над морем грозным!
Валерио: (Элине)
Я здесь, Дриада!.. О, Господь!
Шепни ей, чтоб она взглянула!..
Меня терзает, как акула,
Моя бунтующая плоть!..
О, надоумь при свете дня
Мою красавицу-дриаду!
Посей в ней тёплую рассаду
Идеи — бросить это стадо
И выйти замуж за меня!
(пытается дотронуться до Элины)
Элина: (Флориано)
Любимый! Ты немыслимо красив!.. (Валерио)
А ты держись подальше, мерзкий псих!
Мартин: (визгливо, с завываниями)
Помни сам. Скажи соседям:
Мы не думаем. Мы бредим!
Потому что каждый час
Доктор думает за нас!
И за то, что к нам терпим,
Мы его благодарим!
И во славу главврача
Бодро пляшем «ча-ча-ча»! (подобие танца)
Элина: (Флориано)
Ах, было б мне дано судьбой
Взлететь над морем этим пенным!
И, не скрываясь, вдохновенно
Петь, как я счастлива с тобой!
Флориано:
Что море! Вечный камуфляж
Любви, поэзии, порыва!
Мне ненавистен запах рыбы!
Он превращает благо в блажь!
Хочу вдали от берегов,
В саду с магнолией цветущей,
Под той прохладной райской кущей
Твою испробовать любовь!
Валерио: (Элине)
Дриада!.. Нимфа дорогая!..
Тобою в сердце поражён,
Я от любви изнемогаю!..
И молча гибнуть я… должён! (бессильно опускается на землю)
Мартин:
(входя в транс, с нарастанием до крика )
Бытия секрет таится
В нарушении границы!
По дороге в царство тьмы
Перешли границу мы!
Между раной и ножом!
Между жабой и ужом!
Между зверем и ловцом
С разрисованным лицом! (кружится на месте)
Между сном, двуствольным бредом,
Чей закон душе неведом,
И закрытым на засов
Обитателем часов!… (замедляя темп)
И пока еще не померли…
Мы — пружинки в том хронометре,
Что завел Господь благой
Явно левою ногой…
(стихая)
Тик-так!!! Тик-так! Тик-так… (говорит нормальным голосом)
Вот, собственно, и всё, что я хотел сказать вам в своем, любезно предоставленном мне моей совестью, а также моим разумом, заключительном слове…
(застывает с выпученными глазами и открытым ртом. Томазо бьет его барабаном по голове. Мартин «оживает». Потряс головой, смотрит на Томазо. Слабым голосом )
Глашатай… шагом марш на пьедестал…
Скажи им… Только громко и сурово… (уходит шатаясь)
Томазо: (забравшись на барабан, важно)
Эй! Психи! Кто анализы не сдал,
Того в обед оставлю без второго!
На завтраке чтоб съели всё до капли!
В перловке масла нет. Но есть вода.
Мочу нести к врачу. Понятно?..
Пациенты: (нестройно)
Да…
Томазо:
Иначе всех без ужина оставлю… (бьет в барабан)
Валерио:
Пора бежать из чертовой семейки…
Но что с моей любовью делать мне,
Когда она не вздохи на скамейке,
А пешие прогулки по луне!…
Флориано: (комментарий к увиденному)
Да, Господи! Стократ страшней тюрьма,
Когда тюремщик сдвинулся с ума!
(Повинуясь ударам барабана, пациенты унылой очередью уходят. Томазо — замыкает. На сцене осталась одна Слезинка. Под доносящиеся уже издали удары барабана, она приседает и кружится, словно танцует что-то, похожее на светский ритурнель… Появились Херардо, Рейнаро и Верино.)
Херардо: (Рейнаро, продолжая беседу)
…А вы говорите, что клетки тесны…
Что битая в кухне посуда…
Ремонт запланирован с прошлой весны…
А денег с зимы — ни эскудо!
Верино:
Таблетки и капли кончаются вмиг.
Где взять их?! А вы говорите:
Аптечка бедна! Так лечить бы самих
Чиновников в стольном Мадриде!..
Рейнаро:
Я вас понимаю… Тяжелый момент…
Доложено будет, где надо… (пауза)
Скажите, а кто — основной контингент?
Кто — души для нищего ада?
Херардо:
Да как вам ответить… Народ как народ.
Тупые слюнявые рожи…
Такой… совершенно бессмысленный сброд…
Безумцы так схожи…
Рейнаро:
И всё же?
Верино:
Художники есть… Композиторы есть…
Философы… Этих навалом…
Рейнаро: (в тон)
Разбойники беглые… прячутся здесь…
Верино: (шутит)
Но их, к сожалению, мало…
Бухгалтерский мы бы подняли актив,
Когда бы за нравственной гранью
Легко оказались, на дело пустив
Добро, что награблено дрянью.
Рейнаро: (шутку не принял)
К вопросу об этом вернемся попозже. (Херардо)
Но я, перед тем, как оправиться в путь,
Хотел бы на эти… «слюнявые рожи»,
Сверяясь со списком, поближе взглянуть.
Херардо: (поспешно)
Сеньор! Да сегодня же!.. О! Бога ради!
Тем более это — служебный ваш долг…
Мы выстроим их, как солдат на параде…
Верино: (иронически)
Вполне образцовый получится полк…
(Появилась Федра. Кидается к дону Херардо, не обращая внимания на остальных)
Федра: (сбивчиво)
Отдайте мне Бельтрана!.. Где он спрятан?!..
Вы слышите, чудовищный старик?!..
Мы улетаем!.. Я должна быть рядом!..
Херардо:
Племянница, опомнись! Что за крик?!
Федра: (рыдая)
Он мужем будет мне на их планете!
Он сам сказал! И, если вы отлёт
Задержите… То будете в ответе
За всё, что на Земле произойдёт!
Отдайте по добру, жестокий дядя!
Иначе будет хуже! Я клянусь,
Что так ли, сяк ли с ним соединюсь!
А вас засудят!.. А потом засадят!…
(Верино дает ей профессиональную пощечину. Федра всхлипнула и замолчала. Верино тот час же обнял девушку и она заплакала, прижавшись к его груди. Слезинка рядом. Подвывает.)
Херардо:
Бельтран… Отлёт… Планета… Так ли, сяк ли…
Что может значить этот дикий бред?
Верино:
Истерика… Девицам нежных лет
Порой такие свойственны спектакли.
Херардо: (теряя терпение)
Так что с моей племянницей?!
Верино:
Она…
Херардо:
Безумна?!
Верино:
Да… Безумно влюблена….
Виновник же ее душевных ран,
Как я расслышал, — новенький…
Федра: (всхлипывает)
Бельтран!
Рейнаро: (насторожился)
Ваш новенький?
Верино: (пожал плечами)
Собой хорош весьма…
Рейнаро:
Настолько, что она сошла с ума?
Херардо: (в досаде)
Ведь говорил же: не водись с больными!
Не доведет такое до добра!…
И — нате…
Рейнаро:
Повторите-ка мне имя…
Федра: (кричит)
Бельтран! Бельтран! Бельтран! Бельтран! Бельтран!..
Он не больной! Он инопланетянин!
Он лучше всех, кого встречала я!
И потому меня магнитом тянет
К нему… шальная молодость моя!
От взгляда на него меня колотит!
Бросает, как в бреду, то в жар, то в дрожь
Грамматика с ума сошедшей плоти!..
Прочь, мягкий знак! — Уж! Замуж! Невтерпеж!
Запомните всё, что я говорю!
Коль нам не разрешите пожениться,
То я в ответ такое сотворю,
Что вам в горячке белой не приснится!..
А если вы сопернице моей,
Лаиде, шлюхе, наглой и бесстыжей,
Позволите к нему подкрасться ближе,
Чем на сто метров, попрощайтесь с ней!
Чтоб с тварью заниматься дележом
Любви и быть заложницей измены?!
Да я ее прикончу! А потом…
Гвоздем!.. осколком зеркала!… ножом!..
Себе, несчастной, тут же вскрою вены!
Да! Если замуж я не выхожу,
То на себя я руки наложу!..
Рейнаро:
Вот это страсть! Триумф огня и мрака!
Как все у вас запущено, однако…
Херардо:
Какой кошмар! Я слов не нахожу…
Верино! Что вы скажете?
Верино:
Скажу,
Что Федру изолировать придется…
Рейнаро:
Как прост, однако, докторский вердикт…
Верино: (шепотом, раздраженно)
Да! Для того, чей смутный разум дик,
У нас и клетка крепкая найдется. (Федре)
Пойдем со мной… Не бойся… Всё пройдет…
(воркует, уводя плачущую девушку)
Обсудим не спеша проблему с мужем…
Как врач, я не уверен в том, что нужен
Тебе, хоть и красивый, идиот…
Я приложу все знания мои…
Скажи-ка, чем твои болели предки…
Рейнаро: (иронически)
Тот врач хорош, что начинает с клетки…
Херардо:
Леченье?
Рейнаро:
Нет. Создание семьи… (резко)
Покажете мне поздно или рано
Вы этого проклятого Бельтрана?!
Херардо:
Конечно же! Идемте мой сеньор!
Все выйдут после завтрака во двор…
Ведь дон Белардо оказал мне честь
Своим согласьем проповедь прочесть…
(идут. Навстречу им проходит никого в упор не видя, Валерио. У него в руке кусочек мела, которым он чертит на земле стрелки, указывающие его путь. Слезинка идет за ним следом, странно пародируя его походку и действия. В нескольких шагах за ними следует Лаида. Она под вуалью.)
Рейнаро: (указывая на Валерио)
Вот этот… не Бельтран?
Херардо:
Нет, что вы! Он —
Жил где-то тут поблизости. Он, кстати,
Привел Бельтрана к нам…
Рейнаро: (быстро)
Его приятель?…
Херардо:
Не знаю. Вряд ли… Он нормальный дон.
Вернее, был нормальным… Вдруг вернулся…
Рейнаро: (еще быстрее)
Зачем?
Херардо:
На мифологии свихнулся.
Зовет дриад. А сам он, как бы — Пан…
Рейнаро:
Угу. Понятно. Значит, не Бельтран…
Как хочется мне повстречаться с ним!
Ну, ладно… Будь что будет… Поглядим. (скрылись)
Валерио: (романтически)
Время есть… с полчаса… И, покуда
Сумасшедшие справят нужду,
У беседки я ждать тебя буду.
У калитки тебя подожду…
И пускай не условленно место,
Ты найдешь по цепочке следов
Человека, чья страсть бессловесна,
Потому что безмолвна — Любовь!
И пусть высказать я не сумею
Сотой доли всего, что внутри!
Просто, видя тебя, я немею.
Ты со мною сама говори!..
О лесная газелья повадка!
О припухший, о чувственный рот!…
Ничего, если ты — психопатка.
Ведь и сам я почти идиот!
И я верю: подарит удачу
Мне свиданье, и, словно в бреду,
Я безмолвно, как истинный мачо,
Кружева с милых уст отведу!…
Лаида: (неожиданно появившись перед Валерио)
Так отведи же! Вот она я! Тут!
И страсть во мне топорщится, как веник!
Всего каких-то несколько минут,
И я — твоя, мой нежный шизофреник!
Жених мой! Ты же видишь — я горю!
Дай мне себя! И я раздую пламя,
Которое в тебе же сотворю
Запекшимися до крови губами!
Поверь, я знаю очень много штук,
Испанских, и французских, и цыганских!
Вонзи в меня, солдат, свой штык гигантский —
И выгнусь я, как римский виадук!..
Захочешь, — кошкой брошусь на живот!
И запою, завою, замурлычу!..
Хватай меня зубами, дикий кот!
Терзай, самец, сладчайшую добычу!..
А если содомией ты томим,
Я стану нежным мальчиком твоим!..
Спусти с меня хоть десять шкур! Свежуй!..
Валерио: (пораженный)
Дриада!?..
Лаида:
Хочешь, — холодна, как камень,
Я криками «Не надо!» и слезами
Сто девственниц тебе изображу,
Хоть выверни бедняжек наизнанку!…
(Словно загипнотизированный этой тирадой, Валерио подымает вуаль и…увидев, что перед ним не его Дриада, а совершенно посторонняя фурия, столбенеет)
Валерио: (слабым голосом, как в бреду)
Ты не она… Ты — дьявол!.. Ты — суккуб!..
Но я с тобой не нежен и не груб…
И… ухожу… в глухую несознанку…
(теряет сознание и падает. Лаида «оседлала» Валерио. Слезинка завыла. Появился Пизано, бросается к Лаиде.)
Пизано:
Ты, что, не видишь?! Он почти что труп!
Оставь его в покое, нимфоманка!.. (пытается оттащить Лаиду)
Лаида: (кричит)
Пусти меня, вонючий солдафон!..
Я не тебе стелила ложе брака!
Хочу, чтоб он стал мужем мне!..
Пизано:
Однако…
Сперва пускай очухается он!
К себе ступай!
Лаида: (взрыв)
К себе — это — куда?!..
В озерный омут?!.. В лабиринт крысиный?!
В щель тараканью?! В конуру для псины?!..
А может, в погреб для храненья льда?!..
В рассохшуюся бочку?!.. Где залечь?!
Где спрятать страсть, возникшую некстати?
Что сделать с ней?! Ну, подскажи, «спасатель»!..
Прирезать?! Удавить?!.. А может, сжечь?! (плачет)
Пизано: (обнимает Лаиду)
Ты не в себе! Лаида!
Лаида: (сквозь слезы)
Снова прав…
Мне быть в себе до смерти надоело!
Душа кричит и рвется вон из тела,
Его, как перевязку разорвав!
Я ранена! Ты видишь? Я в крови!
Не видишь? Значит, слеп, как столб дорожный!
Пизано: (ласково, с горечью)
Лаида! Детка… Ты больна!..
Лаида: (бормочет)
Возможно…
Тяжелым воспалением любви.
Пизано:
Пойдем…
Лаида: (полусонно)
А он?
Пизано:
Пусть полежит пока…
Лаида:
Он — мой жених…
Пизано:
Не нужно волноваться.
Ему, бедняге, нужно отоспаться.
А после мы посмотрим, что и как…
И ты вон засыпаешь, я гляжу.
Лаида:
Ты спать меня уложишь?
Пизано:
Уложу.
На час тебе отдам постель свою…
Лаида:
Споешь мне колыбельную?
Пизано:
Спою… (напевает)
Птички уснули в саду…
Рыбки уснули в пруду…
Спи, моя радость, усни… (говорит, задумчиво)
Странные выдались дни…
Словно природа сама
Ради неясных затей
Сводит любовью с ума
Вдруг повзрослевших детей.
И заплетает смеясь,
С Господом Богом на ты,
Неимоверную вязь
Глупости и красоты.
Этот нелепый узор,
Сотканный, будто во сне,..
Этот взволнованный вздор,
Смутно знакомый и мне.
Угольно-черный зрачок…
Озеро… Музыка… Май…
Лаида: (полусонно)
Что ты несешь, дурачок?
Пизано:
Так… Ничего… Засыпай.
(Уводит еле держащуюся на ногах Лаиду. Слезинка сперва идет следом за ними, потом возвращается к Валерио. Садится неподалеку от него, сжавшись в комок и став почти незаметной. Под барабан Томазо появляется процессия сумасшедших с ночными горшками в руках. От нее «отстают» Флориано и Элина. У обоих в руках — ночные вазы. Валерио и Слезинку они не замечают. )
Флориано:
Любимая!
Элина:
Нет-нет! Не подходи!
В моих руках…
Флориано:
Моча в горшке казенном.
О, не красней! Стесненье не резонно
В сравненье с тем, что бьется здесь — в груди!..
Элина:
Я не могу! Поверь! Я не хочу,
Чтоб видел ты меня в таком обличье!
Флориано: (со смехом)
Безумны те, которые приличья
Пытаются блюсти, неся к врачу
Свои секреты… (серьезно) В этом нет величья…
(Валерио приходит в себя. Изумленно слушает)
Я всю тебя люблю! Я — раб всего,
Что скрыто в лабиринте прихотливом
Божественного тела твоего!
Оно дало мне право быть счастливым!
Хвала твоим приливам и отливам
В естественном движенье круговом!
Да здравствует чета жемчужных почек
И звонких легких радужный дуэт!
Литая печень! Гибкий позвоночник!..
Нет! Весь твой потрясающий скелет!..
Твой пищевод, приятель изобилья!
Горячей крови бешеный раствор!
И мышцы рук, как вечный символ крыльев!
И сердце — странный пламенный мотор!
И жизни новой колыбель… Мать Божья!..
Во влажной тьме горящего межножья…
Всё — совершенно! И не говори,
Что ты снаружи лучше, чем внутри!
И знай: моя любовь к тебе — небесна
Лишь по одной причине: ты — телесна!
Элина:
Я, кажется, плачу… Рубашка промокла…
Любимый… В каком мы счастливом бреду!…
(Они страстно целуются, с галантной осторожностью отставив горшки в сторону)
Флориано:
Годами, когда-нибудь… вспомню и вздрогну.
И тоже заплачу. И слов не найду.
Валерио:
Дриада?… С Флориано?… Как же так?!..
Нет, я не сумасшедший. Я — дурак!
(снова лишается сознания. Вновь появляется процессия сумасшедших, возглавляемая Томазо. Все рассаживаются на земле так, что Э. и Ф. оказываются в «заднем» ряду. Т.е. ближе к зрителям. Появляется Белардо. Он явно с похмелья.)
Белардо: (язык несколько нетверд)
Вы, кто судьбою жестокой обижен,
Те, чьё земное темно бытиё,
К вашему доброму пастырю ближе
Сядьте и слушайте слово моё…
(собирается с мыслями, выпивая из бутылки, которую держит в руке)
Элина: (Флориано, в ужасе)
Всё пропало! Боже! Всё пропало!
Дон Белардо! Дядя мой родной!
Пусть меня пока и не узнал он!
Но узнает! И пошлет домой!
И отец, от жадности дурея,
На раздумья не потратив дня,
Замуж за богатого еврея
Выдаст!.. Нет, продаст(!), продаст меня!..
Белардо:
Значит, так… Когда-то произнёс
Пару верных слов Иисус Христос…
И с тех пор, да будет вам известно,..
Ждет пождет он… (Напрягите слух!…)
В расчудесном царствии небесном
Тех, в ком, понимаешь, нищий дух…
(снова «собирается с мыслями». Появился Мартин. За поясом — шпага. Подталкивает пред собой остриженного наголо Леонато. Сажает его вблизи от Ф. и Э. и отходит)
Флориано:
Ничего, родная, успокойся!
Всё пройдет, как с белых яблонь цвет…
Не такой уж страшный он пропойца,
Чтоб тебя — за деньги — замуж?… Нет!..
Белардо:
Что мы здесь, в земной юдоли, ищем?!..
Глупый риторический вопрос…
Это вас, в ком дух, и вправду, нищий,
В царствии небесном ждет Христос… (та же игра)
Леонато: (увидев Элину)
Что-то мне лицо твое знакомо.
Прямо даже внутренности сжались…
Где-то здесь, в лесочке возле дома,
Мы с тобой случайно не встречались?
Флориано:
Эй! Заткнись!
Леонато: (упрямо)
Я помню это тело!
Элина:
Что за вздор! (Флориано) Дурацкая ошибка…
Леонато:
Память мне не до конца отшибло.
Ты еще отдаться мне хотела!..
Белардо:
Ко Христу явившись в час урочный,
Вы ему предъявите с поклоном
Нищий дух. — И ангел полномочный
С каждым разберется по закону.
Дух, он не всегда другому ровня.
Нищим ведь бывает и грабитель…
Тут — кому-то адская жаровня,
А кому-то райская обитель… (та же игра)
Флориано: (в сторону)
Слишком много странных совпадений…
Пастор… Псих… Она знакома с ним…
Что?! Лицо без грима — тоже грим?..
О перловка! Пища для сомнений… (Леонато)
Издай хоть звук, и ты — приговорен!
Элина:
Мы не знакомы с ним! Клевещет он!
Клянусь тебе всем сердцем, мой хороший!
Тебя люблю! И никогда не брошу!…
Ты веришь мне? Скажи, ты веришь?!
Флориано:
Да…
Элина: (с клятвенным жестом «victory»)
Мы вместе!.. Вплоть до Страшного Суда!
Белардо:
В двух словах, вам очертив дорогу,
Я перед дилеммою стою…
Идиотов стало слишком много…
Все вы не поместитесь в раю…
(прохаживаясь между сидящими)
Вы — прости, Господь меня, — как дети…
И, хоть дух ваш вроде бы и нищ,
Ни хрена вам в будущем не светит.
Шиш вам рай. И небо тоже — шиш!…
Жрите кашу, писайтесь в кровати…
Пейте бром, страшитесь темноты…
Здесь для нищих духом места хватит…
(остановился как вкопанный)
Боже мой! Элина?!… Это ты?!…
(все подались в сторону, оставив на пустом месте Элину и Белардо. Элина быстро отвернулась, взлохматила волосы, испачкала лицо землей)
Я спрашиваю! Это — ты, Элина?
Элина:
Вы с чьей-то личность спутали мою.
Я здесь торгую…
Белардо: (ошарашен)
Чем торгуешь?
Элина:
Глиной.
Возьмите. Вам со скидкой отдаю…
(протягивает Белардо горсть земли)
Горшечники — они не попрошайки.
Ведь вы — гончар? Разбейте в порошок…
Воды добавьте… Круто замешайте…
Шлеп-шлеп… И вот готов ночной горшок.
Уверена, удастся вам работа.
Ведь тут не просто глина. Терракота!
Горшок легко продать… поймёте сами,
А если разукрасите цветами…
Прекрасен станет, как сама весна…
Ну, а когда от обжига не треснет,
То звонким станет он, точь-в-точь, как песня…
И сразу втрое вырастет цена…
И денежки посыплются вам с неба
За честное искусство ширпотреба…
Белардо: (берется за сердце)
Нет, это не Элина… Или всё же?!…
Элина, это — я! …
Элина:
Какой-то вздор…
Вы на Элину вовсе не похожи.
Вы вроде бы мужчина, мой сеньор.
Белардо:
Элина! Это — я!
Элина:
Ха-ха! Неужто?..
У вас проблемы с полом? Пустяки!..
Мне безразлично… Будете подружкой.
И не стесняйтесь, девушка, — не нужно!
К тому, с кем писать, все здесь равнодушны.
Хотите, сядем рядом… на горшки?…
(сумасшедшие развеселились, начали игру с горшками. Слезинка по-детски счастливо хохочет. Валерио приходит в себя.)
Белардо:
Элина это или всё же нет,
Один лишь доктор сможет дать ответ… (Э.)
Мне больно на тебя смотреть.
Какая грусть! Какая жалость…
Осталось с горя умереть…
Или допить то, что осталось…
(уходит, присосавшись к бутылке)
Элина: (Флориано)
Ну, как тебе безумный мой триумф?
Ты в мыслях мне рукоплескал, смеялся?
Ведь я с тобой осталась! Что мне ум!
Мне — лишь бы ты навек со мной остался.
(пока ее обнимает Флориано, успевает сказать Леонато)
Попробуй только, ляпни что-нибудь!..
Поверь на слово… Если только выдашь…
Нож раздобыв… по рукоятку — в грудь
Всажу тебе… С размаху!… Сам увидишь…
Леонато: (ворчит)
Ночку с психопатами в бараке
Проведи… И впрямь с ума сойдешь…
Не хватает только с бабой в драке
Схлопотать под сердце ржавый нож…(Элине)
Не волнуйся, козочка, не выдам…

Элина:
Поклянись…
Леонато: (с ухмылкой)
Шкатулкой с серебром,
Спрятанной надежно!… Ум мой хром,
Но здорова совесть…
Элина:
Там увидим…
(Появились Рейнаро и Херардо. Идут к сидящим на земле пациентам.)
Херардо: (показывая на Флориано)
Вы хотели Бельтрана? Берите. Он ваш с потрохами.
Рейнаро: (вглядываясь и узнавая )
Это точно… Он мой… (в сторону) Не желал бы теперь и врагу
Этой встречи… И я… из него приготовлю рагу…
Пробуй, Селия, блюдо, что пахнет твоими духами!… (Херардо)
К вам просьба, дон Херардо… Дайте знак,
Чтоб все ушли. Подальше их отправьте…
А нас… с Бельтраном… здесь вдвоем оставьте…
Для разговора. О кошмарных снах…
Херардо: (почуял неладное, испугался)
Да-да! Конечно!… (кричит) Всех больных — в палаты!
Рейнаро: (патетически)
Прощай, мой разум… Здравствуй, час расплаты!..
(Томазо разгоняет пациентов, не заметив лежащего в укрытии Валерио и Слезинку, на которую попросту не обращает внимания. Херардо, таща Элину за руку, поспешно уходит. Замешкался один Мартин, споткнувшись о шпагу.)
Флориано: (в сторону)
О Господи! Проклятая Судьба!
Что там еще в твоих заплечных торбах?!..
Играя воскрешение из мертвых,
Терзает слух архангела труба…
На роли провожатых в Страшный Суд
Мне только привидений не хватало…
Коль посторонних выгнали из зала,
Знать, скоро приговор произнесут. (принимает позу кататоника)
Рейнаро: (Мартину)
Эй, ты, боец! А ну, поди сюда!
Мартин:
Зачем?
Рейнаро: (угрожающе)
Ввязаться хочешь в передрягу?
Мартин:
Да вроде нет.
Рейнаро:
Тогда ко мне! Дай шпагу!
И прочь отсюда! (пинает Мартина) Понял?!
Мартин:
Вроде да… (убегает на четвереньках)
(Флориано сидит в нелепой позе. Слюна на подбородке. Глаза — к небу… Рейнаро швыряет шпагу, и она вонзается в землю около ног Флориано. Тот не реагирует.)
Рейнаро: (яростно)
Вставай!… Дерись!… Не ночью, а при свете
Решим клинками наш последний спор!
Берись за шпагу! Ну?!.. Вперед, бретёр!..
Ну?!.. Только ты и я!.. И Бог — свидетель!
(Флориано медленно поворачивает голову)
Флориано: (шепотом со странной жестикуляцией)
Потише, вы!… У Бога — именины…
Вас не зовут. Вы — пауза… Пробел…
Глядите, небо поросло щетиной…
Лес прохудился… Воздух заржавел…
А вы не обращаете вниманья
На то, что птица свищет, как снаряд…
Жирафы, словно факелы, горят…
И круто накренилось мирозданье…
Рейнаро: (опешил)
Что ты несешь?! Твоя белиберда
Меня не испугает!..
Флориано: (громко)
Эй! Потише!
Иначе не услышите, как дышит
Беременная будущим звезда…
(Валерио пришел в себя, выполз из своего укрытия и прислушивается к странной беседе Флориано и Рейнаро.)
Рейнаро:
Ты спятил, что ли?
Флориано: (снова шепотом)
Море поредело…
И зеркала не отражают свет… (гневно)
Вселенная кричит, — вам дела нет!
Похоже, всё — вообще не ваше дело!…
Рейнаро:
Да. Он свихнулся… Плата за грехи…
Видать, остатки совести вскипели…
Флориано: (наставительно)
Видать, до срока вышли из купели
Вы все желанью Бога вопреки!..
Вы пляшете под каменную флейту.
А нужно петь под шелковый гобой…
Вы — человек, и вы горды собой…
А надо бы на лбу сменить наклейку…
Рейнаро:
Ах, да! Ведь он же — «инопланетянин».
Ни в зуб ногою в логике людской…
Флориано:
С какой нечеловеческой тоской
Глядит на Землю вышний сборщик дани…
Вот солнце!.. Вот испанские цветы…
Китайских облаков головоломки…
Учились бы и вы ходить по кромке
Невыносимой этой простоты…

Рейнаро:
Всё! Всё! Хватило дури неземной!
Ты не в себе, и я тебя не трону…
Куда ж «инопланетному шпиону»
Тягаться в фехтовании со мной…
Флориано: (не слушая)
В соломенной кошелке бытия
Лежит письмо на скомканной бумажке…
В нем сказано, как исправлять промашки,
Перечеркнув зазнавшееся «Я»…
И, если продержаться так хоть год,
Растекшееся время станет твердым.
Сыграют свадьбу ангел с нежным чертом.
И Бог на именины позовёт…. (снова застыл в «приступе»)
Рейнаро: (присел рядом с Флориано, задумчиво)
Ты доказал, что драться крупный мастер
Там, под балконом у моей невесты..
Но, на моем помощнике и друге
Испробовав изящнейший приём,
Подумал, что убил — меня… И, к счастью,
Одна деталь осталась неизвестной.
Ты шпагой не пробил его кольчуги,
Надетой под рубашкою на нём…
Валерио: (подскочил)
И, значит, он в убийстве невиновен!
Закончен сумасшедший маскарад!
Сеньор! Поверьте! Я безумно рад,
Что ваша ссора кончилась без крови!
Флориано: (прокололся)
Валерио!
Валерио: (не обращая внимания)
Он не сходил с ума!
Он притворился. Бог тому порукой!
Я сам его привел сюда…
Рейнаро: (хладнокровно)
Наукой
Вам будет валенсийская тюрьма.
Вы прятали убийцу. Вы ж не знали,
Зачем я друга вашего ищу…
Валерио: (визжит)
Я не хотел! Простите!
Рейнаро:
Не прощу.
Валерио: (так же)
Пощады!.. Снисхожденья!…
Рейнаро: (сухо)
Нет. Едва ли… (негромко)
Эй, надзиратель!…
Валерио: (Флориано)
Ты всему виной!
Свинья неблагодарная! В награду
За помощь ты увёл мою дриаду!
А как же я?! Как быть теперь со мной?..
Рейнаро: (так же)
Что предстоит, того не миновать. (в пространство)
Пособника убийцы — заковать!
Валерио:
(Рейнаро, с истеричной суетливостью )
Сеньор! Я не хочу быть виноватым
В чужих грехах!.. Позвольте мне сказать!..
Я знаю! Флориано был пиратом!
Его за это стоит наказать!
Я — книжного сословья представитель!
Я честное простое существо!..
Вы видите, я выдал вам его!
Берите! Уводите! И судите…
Свидетелем могу быть на суде!
Я всё скажу! Я принесу присягу!…
Конечно, мне отчасти жаль беднягу
Вот так бросать в заслуженной беде…
Но я!… Как гражданин!… Благонадёжен!
Пусть хоть в петле найдет он свой конец!
Платон мне друг! Но истина дороже! (Флориано, злорадно)
Прибрал дриаду? Шиш тебе!..
(Слезинка заплакала)
Флориано: (равнодушно)
Подлец…
Рейнаро: (Валерио, брезгливо)
Подите прочь, умалишенный трус.
Я с вашим делом позже разберусь…
(Валерио торопливо уходит)
Каких, однако, преданных друзей
Себе ты выбираешь, ротозей!… (пауза)
Флориано: (с грустной усмешкой)
Вот тут вы правы… Даже в раннем детстве
Практически не проходило дня,
Чтобы мои родители меня
Не упрекали в полном ротозействе.
Поскольку братья, что со мной играли,
Всегда мои игрушки отбирали… (встал)
И мне сказал однажды старший брат:
«Тебе ни в жизнь не стать мужчиной бравым,
Покуда не привыкнешь с боя брать
Любое, что сочтешь своим по праву»…
Такая вот мужская сверх-мораль…
Рейнаро:
И ты ее усвоил… Очень жаль…
Флориано:
Гимнастика… Владение клинком…
Да, вскоре стал я настоящим хватом…
Рейнаро:
Потом… пиратом?
Флориано:
Именно… потом.
Рейнаро:
А до того?
Флориано:
А до того — солдатом…
Что вонь пороховая! Что кисель
Из крови и песка в глухой траншее,
Когда любая девка, хорошея,
Сама ползет в походную постель!
О, как легко не думать ни о чем,
Живя по командирскому приказу…
Я был солдатом… Но не стал ни разу —
Ни мародером и ни палачом!
Мне говорили: «ты в бою хорош.
А умирать за Родину — приятно…»
Но, видно, есть на всяком солнце пятна…
Во мне патриотизма — ни на грош.
Рейнаро: (многозначительно)
Отменное признанье.
Флориано: (резко)
Бросьте, герцог.
Ложь не к лицу тому, кто воевал…
Могу ответить за свои слова.
Рейнаро: (иронически)
Ударом в сердце?
Флориано:
Нет, мой герцог… Сердцем!
Рейнаро:
Не отвлекайся… К сердцу непременно
Мы перейдем… Но лучше постепенно…
Итак, война…
Флориано:
Дурной ориентир!…
Дорога эта стала тропкой скользкой.
В один прекрасный день я бросил войско…
Рейнаро: (обрадовано)
Так ты к тому ж еще и дезертир!..
Флориано: (горько)
Уединенье — это ремесло,
Которому учиться бесполезно.
Я редко был один, признаюсь честно.
Другим — фартило. Мне — не повезло.
Всегда впритык твоя с чужими койка…
Кабак, сортир, казарма… Всё — помойка…(пауза)
Есть тишина… Она живет одна
В колодце старом возле перекрестка…
И ветхого распятия известка
Белей, чем снег… И издали видна…
Я пил ту воду. Губы леденели…
Глазами без зрачков смотрел Христос …
Палило солнце… Где-то птицы пели…
Рейнаро: (перебивает)
Позволь один задать тебе вопрос…
Флориано: (не слушая)
И понял я тогда, что на горбу
Тащу чужую… не свою(!) судьбу…
Рейнаро:
И ты решил напялить плащ пирата?
Флориано:
Нет. Просто вспомнил наставленья брата…
Он, подтвердив всё, связанное с детством,
Покуда я стрелял и фехтовал,
«Решил вопрос» с родительским наследством,
Меня сразив тем самым наповал…
Рейнаро: (нетерпеливо)
Давай-ка, друг, поближе к абордажу…
Мне нравятся рассказы про моря…
Флориано: (саркастически)
Да. Было дело, честно говоря…
Год отдан этой юношеской блажи.
Французский флаг… Английские купцы…
Ямайский ром в космических объемах…
Пальба, где каждый третий выстрел — промах…
И смысла жизни полный дефицит…
Дележ добычи не без поножовщин…
Измученные шлюхи в кабаках…
И нищета с перстнями на руках…
Романтика сомнительная… в общем… (пауза)
Мне продолжать?
Рейнаро: (рассеянно)
Конечно. Продолжай…
Уж коль в воспоминания пустился,
До колоска сними свой урожай…
Что было дальше?
Флориано:
Дальше… я учился.
И вскоре университет в Кордове
Отбил у жизни мерзкий привкус крови…
Я выбрал курс естественных наук…
Рейнаро:(насмешливо)
На оверштаг! Держать в интеллигенты!..
Флориано: (пожав плечами)
Как у монеты — аверс и легенда —
Две стороны у жизни…
Рейнаро: (фиглярствуя)
На испуг
Меня берешь?.. О, душу не трави!
Переходи к рассказам о любви!..
Флориано:
Ах, да!.. Я понял. Селия… Она…
Рейнаро: (быстро)
Была в тебя, как кошка, влюблена?
И ты, знаток естественной науки,
Естественно преподавал ей… штуки?
Флориано:
Когда бы вы меня получше знали,
Вопрос подобный задали б едва ли…
Клянусь душой, к такому ремеслу
Во мне живет угрюмое, воловье
Презренье!.. И заведомость разлук
Дороже мне случайных встреч с любовью.
Свобода — вот единственная дама,
Которой добивался я упрямо.
А Селия… Она со мной была…
Рейнаро:
Была!?.. О дьявол!..
Флориано: (поспешно)
Разве что мила…
Рейнаро:
Ты к ней… входил?!
Флориано:
Для… разве что… бесед,
Чье содержанье пряталось в рефрене
Романса на сентиментальной фене:
«Кого люблю, того — увы! — здесь нет…»
Я думаю, что вас в виду имела,
Поскольку был еще рефрен такой:
«Кого люблю я, тот, мол, будет мой…».
Он тоже повторялся то и дело…
И ваше имя много раз звучало…
Рейнаро: (издевательски)
Да что ты?
Флориано:
Просто с самого начала…
Рейнаро: (взорвался)
Тогда скажи, приятель адских бестий!
Тебя с моим придворным в драку лезть
Что вынудило?!.. Только честно!.. (пауза)
Флориано:
Честь!
Я выступил в защиту ВАШЕЙ чести! (пауза)
Рейнаро:
Ну, вот что… Мы закончим с семинаром
На тему героизма и вранья…
С узлом интриги собираюсь я
Покончить навсегда — одним ударом…
Солдат, пират… Оставим этот хлам
Для исповеди дяде-капеллану.
Тут у меня родился некий план…
И мы приступим к исполненью плана.
Считай, тебе, приятель, повезло.
Да! Как пирату при попутном ветре… (пародируя Флориано)
«Случайность встреч с любовью?… Ремесло?…» (пауза)
ТЫ ЖЕНИШЬСЯ. СЕГОДНЯ ЖЕ. НА ФЕДРЕ!..
Надеюсь, что простой семейный быт
Тебя подлечит и остепенит…
Должна же быть мораль в конце у басен!
И возражений я не потреплю!
Иначе — суд! И эшафот. Согласен!? (пауза)
Флориано: (тихо)
На казнь?.. Согласен. (кричит) Ибо я…люблю!
Мне этот случай словно послан Богом!
И, поклянусь хоть на закате дней, :
Вся жизнь моя была сплошным залогом
Немыслимо случайной встречи с ней!..
Ну, что ж, судите! Груз могильных плит
Не испугает любящего!..
Рейнаро: (в сторону)
Странно…
Но он меня уже почти не злит… (Ф. — издевательски)
Любовь… любовь… Не сыпь мне соль на рану!
Она еще открыта. И болит! (уходит)
(Рейнаро неподвижен. Слезинка подковыляла к нему и опустилась на землю возле его ног. Затемнение.)

КАРТИНА ЧЕТВЕРТАЯ

(Украшенный двор сумасшедшего дома. Несколько кресел (для важных персон), стоящих полукругом как бы перед сценой. Мартин и Томазо, с помощью нескольких пациентов, балансируя на спинках кресел, под руководством Пизано заканчивают развешивать гирлянду, состоящую из явно не подходящих к случаю предметов: ночных горшков, колб, мензурок, мисок, ложек и т.д. )
Пизано:
Ровнее, дурни!.. Подтяните выше!…
И аккуратней! Нужно понимать:
Гирлянда не должна напоминать
Здоровым людям съехавшую крышу.
И так уже от нашей свистопляски
Я сам едва не тронулся умом…
Ведь был нормальный сумасшедший дом!
А нынче, как подраненные, в нем
Все как один друг другу строят глазки!
Уж лучше, право, посох и сума,
Чем пандемия дьявольская эта.
Как на войне, юнцов из лазарета
Любви зараза косит, как чума…
К какому это приведет финалу,
Один Господь сумеет угадать…
(Мартин, а за ним и Томазо с грохотом падают вместе с гирляндой)
Что, дурни, декорация упала?..
За мною долг. Обоим по фингалу…
Вставайте! Будем снова подымать.
(Появились, разговаривая на ходу, Херардо и Верино. Томазо и Мартин заново начинают крепить гирлянду.)
Херардо: (озабоченно)
Вы что-то говорили о певце,
А у Пизано был танцор в запасе…
Верино:
Я сомневаюсь, что «певец» украсит
Наш торопливо сляпанный концерт.
Во-первых, он поет довольно дурно…
Херардо: (нетерпеливо)
А во-вторых?
Верино:
Куплеты… нецензурны.
Получится, боюсь, одно из двух.
Он либо покоробит чей-то слух…
Херардо: (перебивает)
Мой друг, вы побыстрее не могли бы?
Заканчивайте с этим вашим «либо»!
Цензурно! Нецензурно!… Чистый вздор!
Слыхали б вы, ЧТО после возлиянья
Под занавес элитного гулянья
Поет на голоса мадридский двор!..
Такое вам приснилось бы едва ли.
Про «йогурты — хуёгурты» слыхали?..
Не мы виновны. Время виновато,
Что, перебрав за ужином с вином,
Мы за столом черт знает что поем.
И, коль уж представление даем,
Лишь не было б оно коротковато!
Верино:
Могу к нему добавить номер свой.
Сеанс гипноза…
Херардо:
Это — что?
Верино:
Новинка.
Заимствована у индейцев Инка.
Пройдет, поверьте, просто на убой.
Гипноз, как скальпель, мозговые недра
Вскрывает… Важен только точный пасс…
Рискнем? Я — исключительно для вас…
Как в кости: тем везет, кто в первый раз
Играет…
Херардо:
Что ж… Рискните… (пауза) Как там Федра?
Верино:
Она, узнав про то, что за Бельтрана
Ее мы выдаём, сошла с ума…
Херардо: (кричит)
Опять?! Вторично?!
Верино: (пожал плечами)
Не в коня корма…
С рассвета впала в полную нирвану.
В наряде из серебряной парчи
С улыбкой слабоумною торчит
У зеркала. И отраженью шепчет:
«Ах, обними меня, как можно крепче»!
Херардо: (в сторону)
Нелеп каприз чиновника, однако…
Ну, что за брак, где сто процентов брака… (Верино)
А что Бельтран?
Верино:
Был приступ коматоза.
Заплыл… Как наркоман от передоза.
Потом взбесился. Выбил в клетке дверь.
Рычал, кусался, словно дикий зверь.
Бежать пытался. Мы его схватили.
Закутали в рубашку, усыпили,
На всякий случай привязали к нарам…
Но и во сне он рта не закрывал!
И, проклиная некого Рейнаро,
Всё звал «свою Элину»…
Херардо: (в сторону)
М-м-да… Завал… (его осенило)
Минутку!..
Верино:
Выл, как кот в начале марта…
Херардо:
Заткнитесь!.. Дайте вспомнить… (пауза) Каково!
Элиной звал почтенный дон Белардо
Пропавшую племянницу его!
Он здесь ее увидел! Но она,
Психованная, дядю — не признала!
А потому, что принял он немало
За ужином крепленого вина,
Его словам я не придал значенья…
Выходит, это — правда, а не ложь!.. (с досадой)
Бог милосердный! Ну, за что ты шлешь
На задницу мне эти приключенья!?..
Чиновник этот… Свадьба эта… (кричит) Бред!
Я чувствую себя быком в корриде!.. (после паузы, конфиденциально)
Ну, вот что… Я на пять минут… К Лаиде.
В бедламе этом лишь она нормальна…
Верино: (мрачно)
Нет.
Она, как все, в любовной лихорадке.
В ее мозгу такой же фейерверк.
Влюбилась… А объект ее отверг… —
Рехнулась… (махнул рукой) С этой тоже взятки гладки…
Херардо: (осмыслив сказанное, меланхолично)
Мы лечим симптомы. А нужно — причины…
Но стоит ли?.. Вот, в чем вопрос…
Сколь неразличимы, столь неизлечимы
Любовь и любовный невроз…
Как все мы несчастны… Мы в замкнутом круге…
И просится вывод такой:
Любовь с истерией, две дуры-подруги,
Не ходят одна без другой… (уходит понуро)
Верино: (задумчиво)
Когда б не спешка, выпил бы в охотку,
Чтоб честно оттянуться в полный рост…
И, по мензуркам разливая водку,
Такой бы тост, пожалуй, произнес:
«Гримаса боли есть эскиз улыбки…
Душа есть роза, что цветет впотьмах…
Любовь есть праздник со слезами на глазах…
Не лезьте, люди, в этот сумрак зыбкий!» (пауза)
Пизано! Вы закончили с гирляндой?
Пизано:
Почти…
(Томазо и Мартин снова рушатся, срывая плохо держащуюся гирлянду)
Ну, да… Закончишь с этой бандой…
Верино: (Т. и М.)
Пошли к чертям! Маршрут понятен? Прочь! (те уходят, Пизано)
Дай я тебе попробую помочь…
(Начинают натягивать гирлянду, но в это время торопливо входит Херардо)
Херардо:
Всё! Не успели!… Бросьте этот мусор…
Тащите ваших клоунов сюда!…
Я дам сигнал к началу… Ясно?
В. и П.: (вместе)
Да!
(Бросают гирлянду. Идут. Верино на ходу обращается к Пизано)
Верино: (нервно и иронично)
Боюсь, не обобраться нам стыда
На празднестве чиновничьего вкуса…
Пизано: (успокаивая)
Поскольку здесь у всех снесло чердак,
Нам предстоит не праздник, а бардак.
Поверьте, беспокоиться не стоит…
Верино:
Ну-ну, мудрец! Душою не криви!
Не обойтись банальным «се ля ви»,
Когда настой замешан на любви!..
Вот что меня гнетет и беспокоит. (скрылись)
Херардо: ( навстречу появившимся Белардо и Рейнаро)
Садитесь, господа, и мы начнем… (прокашлялся)
Итак! Пред вами — сумасшедший дом!
И дружной чередой сейчас пройдут
Несчастные, что здесь нашли приют.
(Белардо и Рейнаро садятся в кресла. У них в руках вино и стаканы. Появляются пациенты, среди которых Леонато, Слезинка, Валерио и Элина. Элина так грязна и взъерошена, что Белардо не узнает в ней свою давешнюю собеседницу. Под барабан Томазо и хриплый горн Мартина они маршируют, на ходу поднимая гирлянду и используя ее, как шнур с петлями, в детском саду. Запутываются в ней и, наконец, кое-как рассаживаются.)
С терпением, не свойственным иным,
Мой персонал сочувствует больным
И, о себе порою забывая,
Жизнь без остатка посвящает им.
Хотя зарплаты нищенски малы,
Их труд достоин высшей похвалы.
Они концы с концами сводят еле,
Горбатясь наподобие пчелы…
Рейнаро: (под хмельком)
А о себе?…
Херардо: (скромно)
В ночи и в свете дня —
Всё хлопотня, возня и беготня …
Тут просто ничего бы не стояло,
Когда, пардон, здесь не было б меня.
Белардо: (Рейнаро панибратски)
Хоть он и любит эти «бла-бла-бла»,
Его пустая личность мне мила.
Вина он может выпить полбочонка,
Легко умяв жаркого полкотла…

Рейнаро: (Херардо)
Программа есть? Мы движемся по ней?
Тогда, я умоляю, поживей!
Коль выполните всё по договору,
В накладе не останетесь, ей-ей!
А главное, к чему не опоздать бы, —
То, разве что, к финалу. В жанре свадьбы…
Херардо: (тянет время)
Да-да… Конечно… Тот час же… Среди
Больных… у нас есть чудо-экземпляры.
Их выступленье ждет вас… Впереди…
Пока идет отбор репертуара,
Я расскажу вам…
Рейнаро: (чокаясь с Белардо)
Бросьте болтовню!
Белардо:
Давайте мясо! Хватит с нас гарнира!.. (пьет)
Херардо:
Не сомневайтесь! Вы в преддверье пира!
Поверьте, вас порадует меню! (в сторону)
Ну, где же этот чертов эскулап!…
(Появился Верино, подталкивая перед собой пациента.)
Ну, слава Богу!… (громко) Господа! Вниманье!
Мы честно выполняем обещанья!.. (объявляет протяжно)
Больной по кличке «дядюшка-а-а Приа-а-ап»!..
(Рейнаро и Белардо с интересом разглядывают пациента, у которого совершенно недвусмысленно в паховой области оттопыривается хламида)
Рейнаро: (чокаясь с Белардо)
Приап?.. Такой языческий божок?
Белардо:
Да… С неподъемной ношей… между ног… (пьет)
(оба хохочут)
Верино:
Сей фрукт в прошедшей жизни был поэтом.
Но… получил немало мыльных клизм
От критики…
Рейнаро: (выпил)
За что?!
Верино:
Да вот за это…
Белардо:
Что, за размеры?…
(выпил, стал клевать носом, а потом и благополучно задремал)
Верино:
Нет. За формализм… (дает «Приапу» подзатыльник)
«Дядюшка Приап»: (нараспев, вдохновенно жестикулируя)
Гурнявый бруй ! Баряш неоклеманный!
Дар стрипотца! Мой однозырый лысь!
Ты, бресая жерлой, как дрюм таранный,
Вознесся в короляшпильную высь!..
Рейнаро: (перебивая)
Мне симпатичен этот идиот…
Упругий ритм и рифма озорная…
Вот только смысла я не догоняю.
Кто мне стихи его переведёт?
Верино:
Попробую… «О пенис мой проворный,
Доставшийся в наследство от отца!…
Вознесся выше ты главою непокорной,
Чем шпили королевского дворца!»…
Примерно так…
Рейнаро: (вскочил с кресла, возмущенно)
Примерно?! Вот так здрассте!
Он, что — противник королевской власти?
(Херардо грозит Верино кулаком. Верино, в свою очередь, дает сигнал Томазо и Мартину убрать «Приапа». Те хватают его. Борьба.)
Он произнес невнятицу, но с чувством…
А в переводе выглядит кощунством!
Тут не врачи нужны! Тут нужен пристав!..
У вас тут что?! Приют для террористов!?
Здесь пропаганде учатся повстанцы?!…
Херардо: (Томазо и Мартину)
Тащите прочь проклятого!… (стонет) Засранцы!..
(Томазо и Мартин, держа «Приапа» на руках, уносят его. Тот продолжает декламировать, размахивая руками.)
«Дядюшка Приап» : (патетически)
Курлюсики мои круглы и дрюпки!..
Они сальпОй суразною полны!.. (пророчески)
Махруйтесь, плюкры!.. Разверзайтесь, юбки!..
Изюмки бруя хряют с вышины!..
(его утаскивают)
Херардо: (Рейнаро)
Не гневайтесь, прошу, любезный дон!
Что взять с него, коль ненормальный он!?..
Мы все к Его Величеству лояльны!..
(Появился Пизано, тащит за собой хромого бородатого пациента в нелепой балетной пачке)
Рейнаро: (усаживаясь, ворчит в сторону)
Лояльны… Потому что ненормальны…
Херардо: (суетливо)
Как он забавен! Только поглядите-ка!..
Станцуй же нам, «прелестное дитя»!.. (сквозь зубы)
Повыше прыгай, задницей вертя!.. (в сторону)
Кривляние… Вот лучшая политика…
(«Танцор» сделал несколько неуклюжих движений и остановился.)
«Танцор»: (скороговоркой, практически без знаков препинания)
Ошикан-освистан-затопан-осмеян — во вторую линию поставили — за шею щиплют — щетины стриженой за корсет насыпали — кастраты — мужеложцы — скоты недорезанные — придворные улюлюкают — низко пал — низко пал… (секундное просветление) Да! Я упал! Упал! И очень низко! А что виною? Трещина мениска!.. (снова впал в забытьё) Какое соло было — буря мглою — дым из ноздрей — ветер в жопе — десять прыжков-баллонов подряд — пируэты с арабесками — и на комплемент — ангелом — а лента на левой пуанте возьми и лопни — подрезали, суки… (снова просветление) То стан совьёт, то разовьёт, и быстрой ножкой ножку бьёт!… Танцор —«алмазная ступня»! Вот так писали про меня! (снова в забытьи) Треснулся — очнулся- — смех — первый министр хихикает — второй — фуфукает — король в зубах ковыряет — так и загрыз бы хамов — загрыз бы — загрыз бы — ам! — ам! — ам!… (застыл в поклоне. Рейнаро с выпученными глазами стоит в гневном изумлении… Пауза)
Херардо: (в бешенстве)
На цепь!.. На воду!.. В клетку!.. С глаз долой!.. (в ужасе)
Что будет!.. Ой, что будет!.. Боже мой!..
(Пизано уволакивает «Танцора»)
«Танцор»: (кричит отчаянно)
Верните мой мениск, тираны!..
Поставьте меня на ноги, угнетатели!..
Кордебалет — на виселицу!..
(получает от Пизано затрещину)
Sic transit Gloria mundi!..
О горе!.. (скрываются)
Рейнаро: (зловеще)
Я чувствую, что у меня внутри…
Вот здесь… в груди… смолистый шнур горит.
Готово сердце к взрыву, как петарда…
Я по природе не жестокосерд,
Но убежден, что за такой концерт
Вы головой поплатитесь, Херардо!..
(Херардо падает на колени. В этот момент появляется Лаида. У нее на шее — в петле — огромный камень, который она поддерживает (впрочем, без особого труда) обеими руками…)
Херардо:
Господь, спаси! Поможет только чудо!
Рейнаро: (видит Лаиду)
Эй, призрак, ты откуда?
Лаида: (печально, но спокойно)
От верблюда… (пауза)
Прощайте все… Не стоит жалости
Конец влюбленной психопатки.
Меня отвергли… И осталось мне
Уйти из жизни без оглядки.
(направляется к Валерио, остановилась, смотрит. Тот встал, испуган и растерян. Появился Пизано.)
Я с прошлым навсегда покончила…
О, глаз расплавленное олово!..
Прости, что я тебе морочила
Твою надтреснутую голову…
Прости за то, что не понравилась.
В последний час не стоит злиться…
Пускай со страстью не управилась…
Зато успела помолиться…
Здесь рядом пруд с травой некошеной
На берегу… И я, рыдая,
В нем утоплюсь — всё как положено —
Красивая и молодая…
Валерио: (оправдывается)
Я… по другому департаменту…
Увы!.. Простите… Не могу я
Вам подойти по темпераменту…
К тому же я люблю другую…
Лаида:
Молчи… Слова не обязательны.
Лишь тяжелей от них обида…
Смешон свинцовый круг спасательный…
Прощай навек. Твоя Лаида…
Господь удачи не ссудил нам…
Жила, как тварь, — уйду с достоинством…
Жаль, в том пруду дерьма до пояса…
А впрочем мертвым всё едино… (медленно уходит)
Пизано:
(бросается к Лаиде, обнимает ее. Та заплакала. Следом за ней — Слезинка. Остальные пациенты подхватили. Появившиеся ранее Томазо и Мартин наводят порядок. )
Лаида!.. Детка!.. Сядь и не искрись!..
И так царит чернуха в желтом доме!..
Он слёз твоих не стоит! Присмотрись!..
(усаживает Лаиду, сняв с ее шеи камень.)
Рейнаро: (аплодируя)
Вы прощены, Херардо! Классный номер!
Аж слезы навернулись на глаза
На реплике в конце апофеоза…
Херардо: (воспрянул духом)
Тогда, вперед, сеньор!.. Сеа-а-анс гипно-о-оза!.. (спохватился)
Но вы не против?!
Рейнаро:
Что вы! Только «за»!
Элита наша любит эти трюки.
В салонах лишь о них и болтовня…
Верино: (сухо)
Прошу покорно извинить меня…
Гипноз не трюк! Он — пик большой науки!..
Коль научиться пользоваться им,
То, управляя разумом людским,
Легко внушить, ну предположим, быдлу,
Что издают помои запах роз…
А нищета, которая обрыдла,
На самом деле слаще, чем повидло…
Вот, что такое истинный гипноз!
Открытие его — счастливый случай!..
Рейнаро: (перебивает)
Любезный! Ты нас всех уже замучил.
(показывая на спящего Белардо)
Священника вогнал ты в полный транс
Своей необоримою любовью…
Верино:
К науке, монсеньер?!..
Рейнаро:
Нет! К пустословью!
Спасибо. Хватит. Начинай сеанс!..
Вон мой слуга. Он — плут, каких не сыщешь.
Башка его повреждена слегка…
А ну, давай, попотчуй, дурака
Своей научной ересью, дружище!..
(Томазо и Мартин вытаскивают в центр площадки испуганного Леонато. Повинуясь жестам Верино, усаживают его на табурет. Верино начинает ходить вокруг него, делая загадочные пассы. Рейнаро толкает спящего Белардо.)
Святой отец! Нас отвлекает храп!
Сейчас он, право слово, неуместен…
Нам кое-что дают поинтересней,
Чем пресловутый «дядюшка Приап»…
Белардо: (сладко зевая)
А я видал племянницу во сне… (протирает глаза)
А-а, да… Вполне знакомая фигура…
Нахал, который знает толк в вине
И виноват «де-факто» и «де-юре»…
Но зрелище напоминает мне
Сеанс по пересадке шевелюры…
Я угадал?..
Верино: (Леонато)
Ты будешь крепко спать…
Но слышать голос мой вполне исправно…
И видеть руки… И по счету «пять»
Ты о себе расскажешь правду… Правду…
(держа сжатый кулак перед глазами застывшего Леонато, по одному разгибает пальцы.)
Пять!.. (пауза) Говори! Как ты попал сюда?
Ты слышишь?..
Леонато:
Слышу…
Верино:
Скажешь правду?..
Леонато:
Да… (встает)
Я, господа, разбойник, и с этим ничего не поделаешь. Я ненавижу богатых, но ничего не имею против богатства. Так меня воспитали… Главный принцип моей жизни называется «три Б». «Бляди». «Бодун». «Бабки»… Что на современном воровском языке означает: «женщины, вино и деньги». В силу этого, я считаю себя полезным членом общества, являясь тем необходимым отрицательным примером, на котором нужно воспитывать подрастающее поколение…

Рейнаро: (в полном восторге)
Как нравится вам этот говорун?!
Глаза горят… Стал как бы выше ростом…
Он был вполне обыденным прохвостом,
А держит речь, как истинный трибун!
Леонато:
Что же касается обстоятельств, благодаря которым я оказался здесь, отвечаю… От моего сообщника была получена информация о том что некий знатный богач отправляет свою дочь с крупной суммой денег в монастырь «Санта Гвидо», дабы укрыть ее там от мужских посягательств до того момента, как настанет пора выдать ее замуж по сговору. Мы с помощниками инсценировали ограбление, и я стал владельцем шкатулки с несколькими сотнями эскудо, которую позже закопал здесь в лесу неподалеку. Два переплетенных оливковых дерева, одно из которых — сухое…
Белардо:
О ангелы Господни! Что я слышу!
Секундочку… Я всё сообразил! (Рейнаро грозно)
Вы что ж это, почтенный альгвазил,
Разбойнику… предоставляли крышу?!.. (пауза)
Что скажете на это?!..
Рейнаро: (спокойно)
Ничего.
Со мною — позже. Слушайте его!
Леонато:
Я похитил девушку. Собирался получить за нее выкуп. Но она сумела меня обмануть. Вон она! (указывает на Элину) Сидит среди больных и делает вид, что мы с ней незнакомы… (Белардо спешит к Элине и, таща за руку, отводит ее в сторону) Потом я нанялся в слуги к этому (жест в сторону Рейнаро) кабальеро, так как задумал его ограбить, поняв, что он выдает себя не за того, кем является на самом деле, и гораздо богаче, чем кажется…
Рейнаро: (Верино резко)
Буди его! Пощечиной! Позвонче!..
Мне надоел его самодонос!..
Теперь я убедился, что гипноз
Хорош, когда сеанс его закончен!
(Верино щелкает пальцами перед глазами Леонато, и тот послушно садится на свой табурет. Видно, что он ничего не понимает и не помнит о только что произошедшем.)
Белардо: (обнимая Элину)
Элина! Дорогая! Наконец-то!..
Мучениям твоим пришел конец!
Я счастлив! Успокоится отец!
Жених дождется юную невесту!..
Забудем эту злую ерунду!
Скорей сними с лица безумья маску!
Господь послал счастливую развязку!..
Элина: (вырвала руку, оттолкнула Белардо)
Я никуда отсюда не уйду!
И честно буду числиться в больных,
Перловку жрать, ложиться по отбою,
Пока меня не заберет с собою
Любимый мой! Мой истинный жених!..
Херардо: (стонет)
Я так и знал! Сейчас начнется смута!..
Элина:
Собою не позволю торговать!
И с павианом старым лечь в кровать
Меня совсем не тянет почему-то!..
О мой Бельтран!…
Рейнаро: (изумленно)
Бельтран!?..
Белардо: (недоуменно)
Бельтран?!..
Элина:
Судьбой
Счастливая звезда распорядилась!..
Я в сумасшедшем доме очутилась
Лишь для того, чтоб встретиться с тобой!
Мы — следствие! Нам — целый мир — причина!..
Белардо:
Элина!..
Элина: (отмахнулась)
Помолчи!.. Не прекословь!
Безумием, зовущимся ЛЮБОВЬ,
Больны с Бельтраном мы неизлечимо!
Прочисти уши! То, что говорю,
Не бред! Не ложь! А истина простая…
Я все свои потери наверстаю
В неведомой дороге к алтарю!
Безумицу сумел он полюбить
И клятвой, данной мне, навеки связан!..
Бельтран!.. Ты можешь мужем мне не быть!
Лишь до смерти влюбленным быть обязан!
Ты тело полюбил моё? Возьми
Холмы крутые, тайные ложбины…
Здесь всё — твоё!.. Нам целый мир — чужбина!
Отечество нам — это сами мы!
Уйдем отсюда вместе — ты и я!
Поищем для себя иное место! (Белардо)
Плевать мне на отцовское наследство
С высокой колокольни бытия!
Бельтран богат! Мы снимем с ним усадьбу!..
Рейнаро: (перебивает)
Позвольте мне прервать ваш монолог.
Я, если откровенно, изнемог…
Пусть будет неожиданным итог…
Но есть законы жанра… Видит Бог!..
Вы, барышня, срываете нам свадьбу…
Херардо, друг! Пока священник тут,
Сигнал подайте. Пусть они войдут…
(Херардо машет рукой Томазо и Мартину. Те убегают, сопровождаемые плачем Слезинки и шумом среди остальных пациентов. Рейнаро рассеянно продолжает диалог с Элиной.)
Нравоученья по боку… Не в школе…
Но ваша страсть похожа на каприз…
Ваш Флориано…
Элина: (с вызовом)
Что?!
Рейнаро: (ханжески)
По божьей воле,
Он — нищий… Он бедней церковных крыс.
Элина:
Да?!
Рейнаро: (развел руками)
Да… И потому, дружок, не стоит
На жизнь в тепле раскатывать губу…
Элина:
Ваш тон — бесстыж! А все слова — пустое!..
Судьба…
Рейнаро: (перебивает)
Мне скучно слушать про судьбу!..
Я — сам судьба! И вы сейчас поймёте,
К чему тру мыло… то есть речь веду… (Херардо с угрозой)
Моё терпенье — пуля на излёте!…
Херардо: (поспешно)
Сеньор! За ними послано!..
Рейнаро:
Я жду… (Элине)
Идея есть одна.. И неплоха…
Нет, более того! Она — волшебна!..
Да! Я решил!.. По доброте душевной
Вам подарить другого жениха!
Который из-за вас, в припадке бреда
И ревностью тяжелой одержим,
С готовностью былого друга предал!..
И этим взять вас в жены заслужил…
К тому же, наблюдаю я как раз,
Что в этом симпатичном заведении
Все молодые (боле или менее)
На дружку дружка положили глаз.
Тех двое… Двое вас… И этих двое..
Да. Всех женю!.. Вот так. В таком ключе… (смеясь)
Мне так приятно быть библейским Ноем,
Попарно всех впускающим в ковчег!..
(Резко оборвал смех, Белардо — официально)
Святой отец! Готовы ль вы, обрядом
Благословляя крепость брачных уз,
Скрепить пред Богом будущий союз?
Белардо: (с вызовом)
Скрепим, как надо. Если будет надо…
Но я хотел бы знать… С какого пива
Вы здесь распоряжаетесь, сеньор,
И свысока ведете разговор,
Распухнув наподобие нарыва?!..
И что это за глупый карамболь,
В котором вы — биток? А ну, ответьте!..
Мы — кто для вас?!.. (пауза)
Рейнаро:
(снимает с головы свою широкополую шляпу. Под ней — на волосах — узкий золотой обруч с драгоценным камнем… Снимает и переворачивает на ослепительно белую изнанку свой темный плащ… )
Да кто же, как не дети… (гордо, чуть склонив голову)
Рейнаро!.. Герцог!.. А даст Бог — Король!
(Белардо и Херардо с синхронным стоном падают в обморок. Верино, Пизано, Валерио, Элина и Лаида склоняются в низком поклоне… Рейнаро, довольный эффектом, опускается в кресло. Пауза. Не без самодовольства обращается к Верино.)
Эй, доктор! Ловко я утер вам нос?
Удачный выстрел!.. Дробь легла так густо!..
Не зря катарсис — это цель искусства!..
А вы мне говорите про гипноз!..
(Появляются разодетая Федра и Флориано, который затянут в смирительную рубашку, но так, что она не мешает ходьбе. Правда, двигается он исключительно с помощью Томазо и Мартина. Если бы не они, — упал бы. Глаза —закрыты. Судорожно зевает…Леонато, увидев вошедших, вскакивает. Его вниманием целиком завладела Федра. Он не сводит с нее восхищенного взгляда . Белардо и Херардо пришли в себя.)
Леонато: (восхищенно)
Мне словно дали жуткую затрещину,
А я, как полный идиот, ликую!..
Ах, какая женщина! Какая женщина!..
Мне б такую!…
Рейнаро:
Ну, вот и фигуранты для финала…
Вступайте, дон Белардо. Ваш черёд!…
Белардо: (в сторону)
Неплохо б разобраться для начала,
Кого венчать.. Сам черт не разберет… (смотрит на Флориано)
Да он же спит!.. И выглядит престранно… (Рейнаро)
Хоть тряпки эти можно снять с него?…
(Рейнаро стоило сделать мало заметное движение рукой, как Херардо бросился вперед и мгновенно снял с Флориано брезент со шнурками.)
Венчается(!) Раб Божий(!)… (пауза)
Рейнаро: (подсказывает)
Флориано!
Белардо:
С племянницею друга моего!.. (Рейнаро)
Элина: (бросается к Флориано)
Бельтран! Бельтран! Любимый! Что с тобой?..
Ты болен?!.. Что?!.. Сознание потухло?!..
Как можешь ты с раскрашенною куклой
Стоять и улыбаться, как слепой!?..
Проклятие твоим поводырям!..
Проклятие капризам прихотливым!..
Ведь ты со мной(!) в наитии счастливом
Недавно клялся встать у алтаря!..
(Бельтран, явно не узнавая Элину, зевает и машет рукой)
Федра: (с высокомерным спокойствием)
Уйди, бедняга!.. Что еще за блажь?…
Эй! Кто-нибудь!.. Уймите замарашку!..
(Подскочили Томазо и Мартин, схватили сопротивляющуюся Элину)
Элина: (борется с санитарами)
Бельтран! Очнись! Твое молчанье — страшно!…
Валерио: (внезапно)
Дриаду бьют!.. Полундра!… Абордаж!..
(бросается на выручку Элине, пытается ее освободить. Ему достается.)
Лаида:
Валерио! Не бойся! Мы с тобой
Им из башки повыбиваем бредни!
Дадим им бой! Неважно, что последний!
Но это будет НАШ последний бой!..
(Кидается в драку и тоже получает. Больные вопят. Херардо суетится, жестами показывая Пизано, что он должен вмешаться. Тот подчиняется, но как-то нехотя. Свалка. Рейнаро хохочет…)
Рейнаро: (издевательски)
Какой очаровательный скандал! (Верино)
Ну, что, гипнотизёр! Видал-миндал?!..
Какая мощь?! Не правда ли, красиво?..
Верино: (иронически)
Пожара не хватает… Или взрыва…
(Раздается взрыв. Двор заволакивает дымом. Паника…)
Крики:
— Всем вниз лицом!
— Ничком!
— На землю!
— Ниц!
— Одно неосторожное движенье —
Отдам приказ колоть на пораженье!
— Спасайте принца!
— Где он?!
— Где вы, принц?!..
(Все бросились на землю. Рейнаро падает — чуть в стороне. И спит богатырским сном. Во двор врываются несколько человек. У одного, с завязанными платком ушами, к спине прикручена ремнями небольшая, еще дымящаяся пушечка . Это — разбившая стену придворная охрана Рейнаро, возглавляемая Либерто. Во дворе постепенно воцаряется тишина.)
Либерто: (Рейнаро)
Вы в безопасности?!
Рейнаро: (пожав плечами)
Я?.. Да…
Либерто:
Какое счастье!
Разыскивая вас, мы сбились с ног!..
Рейнаро: (ворчливо)
А без пальбы ты обойтись не мог?!
Зачем сбивать кувалдою замок,
Коль можно просто в двери постучаться!…
Десантники отважные!… Кретины!…
Гляди, как вы перепугали всех!
Либерто: (огляделся, со смехом)
Да. Очень живописная картина…
Слегка напоминает свальный грех…
Рейнаро: (раздраженно)
Твой юмор — образец дурного вкуса!
Вы что, нарочно помешали нам?!
Кому он нужен, этот шум и гам?!
Как сарацины, прямо!.. Как зулусы!…
Всё! Смирно — вольно — и по сторонам!.. (кричит)
Ита-а-к! Продолжим! А моя охрана
Свидетелями станет молодым!..
Элина:
(Отчаянно трясет Флориано за плечи, встав рядом с ним на колени)
Очнись, любимый!.. Муж мой!.. Флориано!…
Проклятые! Что сделали вы с ним!?..
Хоть слово!.. Нет!.. Мертва его гортань!..
Узнай меня!.. Ведь я тебя люблю!…
Бельтран:
(открыл мутные глаза, мотает головой, отталкивает Элину)
Пошла отсюда прочь!.. Не тронь!.. Отстань!..
И не ори мне в ухо!.. Видишь — сплю!.. (обмяк)
Федра: (Элине)
В сторонку, ведьма! Руки прочь, кликуша,
От моего возлюбленного мужа!.. (Флориано ласково)
Бельтранчик… Неудобно… Люди ждут…
Нам скоро соблюдать неудержимо
Все строгости постельного режима!..
Ну, распрямись!.. Представь, что ты — пружина!..
Ну, встань!.. Хотя б на несколько минут!..
(пытается привести Флориано в чувство)
Бельтран: (бормочет)
Готов поститься… И носить вериги…
Молиться ночи напролет без сна…
Чтобы увидеть, как в церковной книге
Напишут наши имена…
Отныне я — твой муж… Ты мне — жена…
И к черту все безумные интриги… (спит в объятиях Федры)
Элина: (горько)
Теперь я поняла, что это значит…
Он просто выбрал ту, что побогаче
И задремал… В любви — одно из двух…
Не зренье подведет — обманет слух…(опустила голову)
Валерио: (робкая попытка прикоснуться и пошутить)
Боец не заметил потери отряда?…
Я знал, что мой друг — ловелас и свинья!…
Я вас умоляю! Не плачьте! Не надо,
Дриада!.. Дриада!.. Дриада моя!..
Элина: (равнодушно)
Не трогай! По-хорошему прошу…
Валерио:
Дриада! Я люблю вас!
Элина: (так же)
Жалкий шут…
(направляется к Белардо. Идет, как слепая. Рейнаро с любопытством наблюдает. Рядом с ним — Либерто. Элина говорит по-детски жалобно…)
В монастырь меня возьми ты…
Будем тихо жить в тепле…
Если крылья перебиты,
Станем ползать по земле…
Мир разрушен. Дом разграблен.
Песня спета вразнобой…
Дядя, дядя, я — журавлик.
Забери меня с собой… (берет его за руку, хочет увести)
Белардо: (отталкивая Элину, раздраженно)
Подожди же, хоть самую малость!…
Нетерпенье! Бессмысленный принцип!..
Нужно выполнить то, что осталось!
Поручение нашего принца!…
Элина: (Рейнаро сквозь слезы)
Остаться здесь — грозит разрывом сердца!…
В душе хоть каплю жалости храня,
Быть может, ВЫ отпустите меня?
Прошу вас! Умоляю вас, мой герцог!
Рейнаро:
Вот видите, насколько был я прав?.. (безапелляционно)
Нет! Вы, дружок, отсюда не уйдете,
Покуда жениха не обретете!…
Элина: (спокойно)
Ну, что ж… Тогда на деле вы поймете,
Что значит настоящий женский нрав…
(Резким и неожиданным движением выхватывает из-за пояса у Либерто кинжал и , одной рукой держа его сзади за волосы, приставляет кинжал ему к горлу. Все ахнули и подались назад. Пауза.)
Где кони?…
Либерто: (хрипит)
За стеною… У ворот…
Элина: (сквозь зубы)
Испанцы… осмотрительный народ… (светски)
Внимание приковано к ножу?
Тогда короткий спич. Без предисловья.
Здесь дурно обошлись с моей любовью.
Я, унося обиду, — ухожу…
Рейнаро:
Ослушаться приказа моего?!
Грозить убийством моему клеврету?!..
Вы знаете, что будет вам за это?!..
Элина:
Потом — посмотрим. Нынче — ничего…
Прощайте все! Больные и врачи.
Пусть я, не зная брода, лезу в воду!
Ушла любовь, зато придет свобода!..
Либерто: (хрипит)
Эй! Осторожней! Больно!…
Элина:
Помолчи!
Не знаю, что со мной произойдёт.
Подскажет небо преданной невесте,
Как оказаться в том счастливом месте,
Где никого никто не предаёт!
Господь услышит слабый голос мой..
И одарит под солнечною сенью
Клочком земли длиной в сердцебиенье!
Клочком небес в улыбку шириной!..
(отступая, уводит Либерто к «стене» сумасшедшего дома и исчезает. Пауза в полной тишине. Потом слышен удаляющийся стук копыт, и «во дворе» снова появляется держащийся за горло Либерто. Тот час поднимается шум, но отдельные крики и реплики — неразборчивы. Слезинка смеется. Рейнаро сидит в своем кресле, погруженный в раздумье. Потом встает. Все смолки.)
Рейнаро: (как ни в чем не бывало)
Любовная лодка разбилась о быт…
И, как это часто случается, — зря… (указывая на Флориано)
Эй, доктор! Не слишком ли долго он спит?
Верино:
Будить?
Рейнаро:
Ну, естественно!..
Верино: (протягивает руку Пизано)
Нашатыря!..
(Верино и Пизано хлопочут возле Флориано. Рейнаро подзывает Либерто)
Рейнаро:
Расскажи о Селии… И хватит
Притворяться раненым героем…
Либерто: (мнется)
Да, мой принц… Я ничего не скрою…
Но доклад мой будет… неприятен.
Рейнаро:
Ах, вот та-а-ак… Ну, что же, сядем в кресло. (садится)
Слушаю… И ко всему готов…
Только фразы строй без вводных слов…
Либерто:
Да, мой герцог… (набирает в грудь воздуха) Селия… исчезла…
Рейнаро: (растерянно)
Как это — исчезла?!…
Либерто:
Как с куста!
Улетела птичка!..
Рейнаро:
А… записка?..
Либерто:
Ни черта! Был мною дом обыскан.
Чистота… Порядок… Пустота… (пауза)
Рейнаро: (жалобно)
Я же — принц! Чего ей не хватало?!..
ЧТО ВО МНЕ НЕ ТАК?! … И как мне быть?!
Я ЖЕ — ГЕРЦОГ!.. (пауза) А она сбежала… (пауза)
Что же мне, мужчин теперь любить?!.. (гневно)
Женщины! Проклятая порода!
Ловят нас, как рыбу на живца!..
Ну, какого ждать с овцы приплода,
Коль овца бежит из-под венца?! (вскакивает, истерично кричит)
Эй, вы, которых не разлить водой!..
Клянусь душой! Нет! Страшным адским мраком!..
Я вас соединю таким законным браком,
Что черт на свадьбе станет тамадой!
(Лаида подхватила под руку упирающегося Валерио. Федра — Флориано, который, хотя и пришел в себя, но всё еще несколько заторможен. Рядом с ним Пизано. Выходят вперед. Белардо приготовился начать обряд…)
Либерто: (Флориано, со злорадством)
Узнал меня? Знакомые всё лица?…
Привет, несостоявшийся убийца!…
С твоей охотой к перемене мест
Ты подобрал местечко недурное…
Давай-давай!.. Поближе к аналою!..
Ведь надо же умение какое —
И в желтом доме приискать невест!..
Флориано: (вырвался, оглядывается, зовет)
Элина!..
Либерто: (язвительно)
Что орешь? Невмоготу?!..
Флориано: (озирается)
Вы спрятали ее?!.. Элина! Где ты?!..
Либерто: (так же)
Что, птица-тройка не дает ответа!?..
Пизано: (Флориано, жестикулируя)
Во сне ты перепутал ту и эту…
Но ту — прогнал. И получил — не ту…
А та — ушла. Вернее ускакала,
Сперва такой тут закатив скандал,
Что никому не показалось мало… (кивает на Либерто)
Особенно вот этому…
Флориано: (потрясенно)
Прогнал?!…
Федра: (Флориано, нетерпеливо)
Ну, что же ты?! Иди ко мне, Бельтраша!
Бельтран: (Пизано, кричит)
Прогнал Элину?! Я?!.. (крутит пальцем у виска) Ты заболел?!..
Федра: (испуганно)
Иди скорей! Наш герцог в гневе страшен!..
Бельтран: (яростно)
Да чтоб он провалился! Надоел!..
Федра: (в ужасе)
Кто?! Принц?! Властитель милостью господней?!..
Флориано: (так же)
Да все!.. Любой, кто властен над людьми!..
Пусть правят! Но не трогают любви
Хотя б из страха перед преисподней!..
(широко шагая, направляется к Рейнаро. На его пути возникает Либерто со шпагой в руке)
Либерто:
Проспался, да?! Закончилась сиеста?..
Вернись к невесте и прими свой крест!..
Флориано:
Отстань, дурак! Здесь нет моих невест!
(ловко выбивает у Либерто шпагу и успевает при этом дать ему крепкую затрещину).
О Боже! Как с тобой неинтересно…
(Рейнаро обнажил шпагу, но остальные охранники Рейнаро у же бросились на Флориано, схватили его и бросили на колени возле ног Рейнаро.)
Ударьте, принц! Вот сердце. Я готов
К дороге в рай или к воротам ада…
Я унесу, как дар и как награду
С собой свою БЕЗУМНУЮ любовь!
И там, за гранью пережитых дней,
Когда-нибудь и, если Бог поможет,
Я снова обниму ее, быть может…
И больше не расстанемся мы с ней!
(Рейнаро нагнулся, угрюмо и пристально смотрит прямо в глаза Флориано. Потом медленно отводит руку со шпагой, словно готовясь нанести смертельный удар… Пауза.)
Федра: (кричит)
А я?!.. Бельтран! А как же быть со мной?!..
Ведь я же — здесь! И вся в любовном зное!..
Любить — моё призвание земное,
Мой инопланетянин неземной!..
В последний свой собрался ты полёт,
Не посмотрев в глаза своей невесте?..
Я первая умру с тобою вместе!
Прощай! До встречи! Если повезёт…
(убегает, легко подхватив с земли лаидин камень со шнуром. Херардо, Белардо, Верино и Пизано пытаются ее остановить, но безуспешно… Пауза. Леонато срывается с места и бежит следом за ней… Рейнаро опускает шпагу.)
Рейнаро: (в сторону)
Не то намёк, не то крутой урок,
В котором я не понял ни бельмеса…
Судьба-кухарка испекла пирог
Из теста сатанинского замеса…
Безумства… Бунт… Предательство… Врачи…
Влюбленные, идущие с восторгом
На смерть… Пирог отчаянно горчит.
Начинка — дрянь. И подгорела корка…
И всё-таки, клянусь душой своей,
Что в жизни блюда не было вкусней!..
(поворачивается, нарочито утирая глаза…)
Я не поклонник столь чрезмерной страсти…
И я скорблю о Федре… Видит Бог…
Но наши с вами жизни в божьей власти… (склоняет голову, пауза)
И пусть я только принц, а не пророк,
Надеюсь, Леонато всё же смог
Прервать самоубийственный прыжок,
Предотвратив тем самым все напасти…
(появился Леонато, держа на руках Федру)
Вот и они!.. Что ж, подведем итог… (цинично)
Я вас, друзья, согну в бараний рог,
Но вы!… Поверьте!.. Вы хлебнёте счастья!..
(охрана аплодирует и кричит «ура!», пытаясь заставить всех присутствующих делать то же самое. Больные поднимают страшный шум.)
Рейнаро: Итак, Флориано!.. Спрашиваю в последний раз. Вы женитесь на Федре?
Флориано: (все еще на коленях) Нет, принц! Если вы даруете мне жизнь, я стану искать Элину.
Рейнаро: Долго?
Флориано: Пока не найду.
Рейнаро: Валерио! (Валерио становится на колени рядом с Флориано) Лаида мечтает выйти за вас замуж. Что скажете?
Валерио: Мой принц!… Если позволите, я тоже попытал бы счастья в ее поисках. Я слишком сильно ее полюбил, чтобы снова совершить предательство!..
Рейнаро: О каком предательстве речь?
Валерио: Я не хочу предавать своей надежды.
Федра: (падает на колени) А я буду следовать как тень за Бельтраном, даже если он отправится искать свою психопатку на другую планету!
Лаида: (встает на колени рядом с Федрой) А я не успокоюсь, пока не добьюсь, того что Валерио останется со мной навсегда!
Леонато: (делает то же самое) А я, если позволите, последую за Федрой. Она, знаете, как-то запала мне в душу… (пауза)
Рейнаро: Значит, вы все отказываетесь подчиняться?.. Мне?! Сарагосскому герцогу и наследному принцу?!.. (Никто не произносит ни слова.) Вы, что — не понимаете, чем вам это грозит?… (тишина) Вы, что, — сумасшедшие?..
ВСЕ: ДА!
(Рейнаро отворачивается и делает несколько шагов к авансцене… . Он не видит Слезинку, которая идет к нему, размахивая руками, как бы в такт одной ей слышной музыке.)
Рейнаро: Не понимаю… Не понимаю, почему сбежала Селия… Не понимаю, почему они меня не боятся… Не понимаю, что со мной происходит!.. Не по-ни-ма-ю! …
Слезинка: (похлопала Рейнаро по плечу… (а что с нее взять, если она — сумасшедшая) и, когда он к ней поворачивается, говорит странно растягивая слова:
Подумайте… И всё поймете сами…
Когда, влюбившись, двинетесь мозгами…
(и счастливо смеется)

(немая сцена)

—— ЗАНАВЕС ——

Санкт-Петербург

Share

Вячеслав Вербин: «Любовь как диагноз»: 3 комментария

  1. Б.Тененбаум

    Дочитал. В чтении показалось немножко громоздко. Надо полагать, вещь рассчитана на сцену — и смотреться должна поистине блестяще. Замечательная находка — жанр «игры». И совершенно очевидно, что игра — не первая: в списке наших публикаций есть и игра по Хармсу, которую я, к стыду своему, проворонил. Следствие изобилия печатаемых материалов — все читать просто не поспеваешь, и вот — пропускаешь жемчужины.

    Возвращаясь к теме — замечательно! Материал года!

    P.S.. В порядке посильной дани большому мастеру:

    Драматургия

    «…Влюбился я — с моей-то рожей —
    в охапку лжи с атласной кожей…»

    Лопе де Вега

    Что составляет весь сюжет
    Комедии плаща и шпаги?
    Герой — горит огнем отваги!
    Его подруге — равных нет!

    Слуга-пройдоха — им подмога.
    Пусть против них — весь белый свет!
    И льется пафос монолога,
    Сплетаясь в вычурный сонет.

    В плен взял нас сладостный обман.
    И сцена выглядит красиво.
    Но трезвый реализм -о диво! —
    Мне виден сквозь цветной туман.

    Вот — неудавшийся роман
    В двух строчках. Выражен правдиво.

  2. Б.Тененбаум

    Вот если использовать заезженное до ужаса высказывание об «Евгении Онегине» как энциклопедии русской жизни, то я сейчас читаю пародийную энциклопедию российской поэзии, ловко обернутую в обложку испанской «комедии плаща и шпаги».

    Маленький пример:

    Флориано:
    Ничего, родная, успокойся!
    Всё пройдет, как с белых яблонь цвет…
    Не такой уж страшный он пропойца,
    Чтоб тебя — за деньги — замуж?… Нет!..

  3. Б.Тененбаум

    Прочел пока примерно на четверть — растягиваю удовольствие. О, какой блеск! Хочется разобрать текст на цитаты, но больно уж их много — и не выберешь … Просто «Ура!», и поздравления, адресованные даже не автору — кто я такой его поздравлять? — а читателю! Мне, например …
    Восхитительно …

    P.S. Один только список действующих лиц — уже произведение искусства!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

(В приведенной ниже «капче» нужно выполнить арифметическое действие и РЕЗУЛЬТАТ поставить в правое окно).

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math