© "Семь искусств"
  июль 2018 года

Валентин Нервин: Полоса отчуждения

Живая радость быстротечна:
трава устанет зеленеть,
любимая не будет вечно
хрустальным голосом звенеть.

Валентин Нервин

Полоса отчуждения
Новые стихи

ПОЛОСА ОТЧУЖДЕНИЯ

                     Памяти Евгения Блажеевского
1
На холме
за Акатовым монастырем
я совсем неспроста замечаю сегодня
эту грань между августом и сентябрем,
полосу отчуждения
Лета Господня.
Всё, на что не хватило души и ума,
не хватило решимости нынешним летом,
в сентябре ускользает по склону холма
до реки, за которой…
не будем об этом.
Что мы знаем о тех, кто на том берегу,
что я помню о тех, кого знаю сегодня,
безоглядно ступая, на каждом шагу,
в полосу отчуждения
Лета Господня?

2
Под занавес Лета Господня
тепло не дается в кредит.
На русской равнине сегодня
рассерженный воздух гудит.
Я чувствую, как, поневоле,
природа сдается «под ключ»
и мечутся ангелы боли,
и молнии мечут из туч.
Душа в дождевой паутине
состарилась и замерла.

Сегодня на русской равнине
кончается время тепла.

* * *
Иногда ночами снится
и покоя не дает,
будто молодости птица
перелетная поет.
Было времечко вначале,
было дело, да прошло —
поперек былой печали
много водки утекло.
Годы в памяти маячат
и дорога далека,
по которой птицы плачут
и кочуют облака.

* * *
На фоне заката,
на лоне природы
мы жили, казалось, у края земли,
когда по фарватеру шли пароходы
и сонные воды, как время, текли.
Судьба нагадала
навеки проститься
и мы выпадали из времени, где
над нами летали красивые птицы
и тени сновали по легкой воде.
Чем дальше по жизни,
тем сумерки ближе —
махни на прощанье рукой вдалеке.
Во сне запоздалом однажды увижу
огни парохода на тихой реке.

НА ПТИЧЬЕМ ЯЗЫКЕ
1
Когда брожу в лесу,
особенно под осень,
осмысливая свой
неправедно-земной,
гляжу на листопад,
и птиц разноголосье
нисходит на меня,
восходит надо мной.
Пора бы поумнеть,
а всё не понимаю,
что наши голоса
ломают звукоряд,
а те, кого я знал,
и те, кого я знаю,
на птичьем языке
со мною говорят.

2
Наутро,
но еще пока ты спишь,
как бабочка ночная обессилев,
пространство сна пересекает стриж,
стригущий небо ножницами крыльев.
И скоро
ты проснешься налегке,
поняв по интуиции, что это
Бог говорил на птичьем языке,
наивно отделяя тьму от света.

В ЛЕСУ
В лесу, где кроны шелестели
желтофиолевой листвой
и птицы сказочные пели
над непутевой головой,
подумалось о том, что лето
вернется только через год
и песня молодости спета,
по мере наших непогод.

У птицы пестрая окраска,
в лесу не холодно пока,
но сказка потому и сказка,
что кончится наверняка.

* * *
Отчего я сегодня с утра
заплутал у полонi печалi? —
даже спирт не идет на ура,
даже мысли во мне одичали.
То ли шапка на воре горит,
то ли дух по этапу восходит,
но постылая плоть говорит,
а пытливая кровь колобродит.
За душой — не копеечный флирт,
не пустая вода из-под крана,
а живой, неразбавленный спирт
из граненого злого стакана.
Разлетаемся…
Et cetera,
по закону всемирной печали.
Не о том ли сегодня с утра
перелетные птицы кричали?

* * *
Электричка уходит без четверти восемь.

Отпоют остывающие провода,
и потом на Земле начинается осень —
электрички уже не заходят сюда.
Постою, напоследок, у края платформы,
за которой неистовствует листопад,
по-осеннему низкие звуки валторны
долетают на Землю почти наугад.
Ни гроша за душой, ни души на перроне,
ни последнего пира во время чумы —
почему ничего не предвидится, кроме
долгой осени и бесконечной зимы?..

Электричка уходит без четверти восемь.

* * *
Любовь начинается, как листопад,
кончается — пуще неволи:
наивные листья покорно летят,
как желтые ангелы боли.
Куда мы уходим от наших сердец,
какие следы заметаем,
о чем вспоминаем, когда, наконец,
до самой земли долетаем?..

ПАУЗА
Пахнет опавшими листьями —
время любви позади.
Слушать банальные истины
поздно, сама посуди.
Тянется долгая пауза
по существу бытия,
на остановке «Икаруса»
тень промелькнула твоя.
Что разговаривать попусту,
если с годами ясней:
нет, и не будет автобуса
на остановке моей.
Близится похолодание —
ты абсолютно права.
…разве мы знали заранее,
как опадает листва?

* * *
Живая радость быстротечна:
трава устанет зеленеть,
любимая не будет вечно
хрустальным голосом звенеть.
Импровизация былого
уходит в будущее, но
сопроводительное слово
по жизни произнесено.
Так, облака над головами
летят в соседнюю страну,
сакраментальными словами
сопровождая тишину.

* * *
Когда мы отправимся в царство теней,
которые свет охраняют,
окажется, что ни друзей, ни коней
на этом пути не меняют:
никто не умрет, никого не убьют,
красивые лошади скачут,
живые друзья на застолье поют
и русские женщины плачут.

* * *
Уже опадают последние листья
и, как заводные, летят облака,
а я вспоминаю приметы и лица
друзей,
окликающих издалека.
По самому краю моих сновидений
они оставляют свои адреса
и неуправляемый ветер осенний
разносит
оставшиеся голоса.
— Давай попрощаемся у поворота,
ведущего по лабиринту зимы,
как люди, стоящие вполоборота,
на пересечении
света и тьмы.

ЗВЕЗДА
К утру холодает.
И чудится, вроде,
костер догорел, а звезде невдомек,
что недолговечная ночь на исходе —
кукушка молчит и горчит кофеек.
Любимая,
нам уходить в одиночку,
но я тривиально доволен судьбой:
есть пара минут на хорошую строчку —
на память,
которая будет с тобой.
Сейчас я достану заветную фляжку —
налей до краев и звезду не туши:
возможно, судьба предоставит поблажку
на время любви,
на пространство души.

Share

Валентин Нервин: Полоса отчуждения: 4 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math