© "Семь искусств"
  февраль 2018 года

Александр Левинтов: Проблемы менеджмента и образования в условиях Big Data и Exponented Technology

830 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Меняются не только средства диагностики — меняются наши представления о человеке, а, стало быть, и сам человек, поскольку, кроме представлений о нём, мы ничего не знаем о человеке.

Александр Левинтов

Проблемы менеджмента и образования в условиях Big Data и Exponented Technology

Эффект косяка

Александр ЛевинтовКосяк сельдей или сардин — это миллионы и миллионы особей, огромная биологическая масса, уходящая глубоко в пучину океана. Что может сделать с косяком стая дельфинов, акул или рыбаков? — ничего, разве что нажраться сама. Безропотные, немые, покорные косяковые рыбы не поддаются ни исчислениям, ни изменениям, ни управлению.

А теперь представим себе, что эта Big Data стремительно изменяется — но не под воздействием хищников, а по другим, неведомым этим хищникам, законам и причинам, в ходе exponented technologies.

Понадобилось всего два года, чтобы гигант и монстр фотобумажной индустрии Kodak, а вместе с ним и весь этот рынок, полностью исчезли с горизонта. С такой же скоростью исчезают флоппи-диски, CD, видеокассеты, мобильники, лекарства, вычислительная техника, а также целые профессии и виды деятельности. Уже сегодня нано-флешка, изобретенная израильскими студентами, способна сканировать организм человека по 250 параметрам и характеристикам, да ещё в динамике, процессуально: что делать сегодня лабораториям типа ИНВИТРО, появившимся только вчера, если завтра никто уже не будет их помнить? Меняются не только средства диагностики — меняются наши представления о человеке, а, стало быть, и сам человек, поскольку, кроме представлений о нём, мы ничего не знаем о человеке.

Ужас ситуации заключается в том, что все exponented technologies ориентированы на массовое потребление своих цацек, а потому гораздо доступнее простым косяковым потребителям, нежели хищным государствам: современный айфон в Африке (не путать с Россией) стоит всего около 10 долларов, но завтра и айфон будет выброшен в дебри джунглей и саванны, потому что он безнадёжно устареет.

На фоне этого КГБ и Яровая смотрятся просто смешно, как крокодилы на айсберге.

«ОРУА»

В методологической традиции менеджмент представлен квадригой «ОРУА»:

— организация (целей),
— руководство (людьми),
— управление (процессами),
— администрирование (нормами).

Организация даже собственных целей в условиях Big Data и exponented technology, тем более согласование целей других, возможно только в жанре goal-целей, но не target-целей, только целей состояний, но не действий:

цели действия состояния
target векторные траекторные
goal field-цели («на ниве…») space-цели (в пространстве…)

Утверждается, что эпоха векторных целей окончательно прошла. Мы живём теперь в мире space-цели, даже если противимся этому и пытаемся ставить короткопробежные цели в духе rapid fair drill. В новом мире какими бы мы акулами себя ни представляли, мы — либо сельди (и уже в бочке, а не в косяке), либо слепые котята. Подлинно, space-цели — слепые цели.

Для руководства людьми совершенно недостаточно и необязательно быть маршалом, главнокомандующим или даже генералом — людей надо знать в лицо, как когда-то требовалось знать в лицо начальство. Дело не в Больших Начальниках Big Data, а в лейтенантах (по-немецки leutenant, то есть ведущий людей), которые теперь просто не существуют в природе.

Никто в Интернете не скрывает свои координаты, да это и невозможно, но невозможно построить на этом знании траекторию каждого, да и сам этот «каждый» не в состоянии построить собственную траекторию — он поистине блуждает в Интернете.

Попробуйте купить авиабилет или заказать номер в отеле — после этого на вас в течение нескольких дней будут обрушиваться предложения купить авиабилет именно в этот город и заказать отель именно в этом городе, но это на 100% вам уже не надо. И иначе, как постскриптум, Интернет-реклама и Интернет-маркетинг действовать не могут, а потому абсолютно бесполезны с точки зрения руководства людьми.

Управление: совсем недавняя, ещё свежая гордость от управления процессами заметно, прямо на глазах, сменяется унылым смирениемоказывается, это процессы управляют нами, технологические процессы. И тут не спасает никакая рефлексия: экспоненциально развивающиеся технологии даже думать не позволяют, что мы их обгоним и сможем ими управлять — это делается совсем другими, ни черта не понимающими, что, собственно, мы делаем, используя эти технологии.

Есть серьёзное подозрение, что эти технологии создаются не столько людьми, сколько самими технологиями, процессорами, роботами и другими сверхчеловечками

А наша мечта и задача — успеть встроиться в них, не более того.

Администрирование норм, вообще, любая работа с нормами в условиях Big Data и exponented technology становится проблематичным.

Культура, культурный код — прежде всего пакет норм, запретов и предписаний. Каждый из нас принадлежит одновременно многим культурам:

— профессиональной (хорошо, если одной, а у меня около 50 профессий);
— этнической (хорошо, если одной, но многие из нас — этнические гибриды и коктейли);
— конфессиональной (хорошо, если одной, но кто не встречал христианских агностиков, католических атеистов, исламских язычников?);
— национальной (хорошо, если одной, но многие из нас имеют два и более гражданств, в одних налоговых нормах голову сломаешь);
— семейных (хорошо, если одной, а у меня — семья, где вырос, плюс три достаточно продолжительных брака);
— и так далее.

А теперь всё это надо помножить на наше креативное сегодня и возвести в степень нашего креативного завтра, чтобы согласиться: каждый из нас — нормативное Big Data, каждый в своём роде Big Data, не поддающееся даже собственному индивидуальному администрированию. Мы все стремимся быть креативными (даже, если это нам не дано), то есть нарушителями культурных норм, догм и кодов.

Образование: кого, кто и кем?

Парадоксальная ситуация складывается в образовании.

Даже если считать, что образование — это канал освоения культуры (а оно именно таково) и, следовательно, процесс становления в человеке человеческого, мы не можем с уверенностью сказать, куда вводим человека и присутствуем ли сами в необходимом ему наборе культур.

Если это так, то куда мы его образуем?

Но если образование понятийно совпадает с профессиональной подготовкой (а, судя по всему, ровно так и понимается нами образование), то как это могут делать люди, исключённые или даже никогда не бывшие включёнными в профессиональную деятельность? Если образование равно профессиональной подготовке, то какому английскому языку, какой философии, математике и т.п. учат в университетах? А главное — кого и кем? и не напоминает ли это образовываемое Big Data косяк сельдей, терзающих растерянных дельфинов? Если не напоминает, то скоро начнёт напоминать.

Вспоминая незабвенное «с кем вы, мастера культуры?», невольно напрашивается вопрос: «кто вы, мастера образования?» и есть ли вы вообще?

Share

Александр Левинтов: Проблемы менеджмента и образования в условиях Big Data и Exponented Technology: 6 комментариев

  1. Олег Колобов

    СПАСИБО Игорю Ю. через указанного им автора статьи в ФТ нашёл впервые проект \\\»The Globalist\\\» очень ценный этический портал (с 2000г.) Вот цитатка из одной их статьи (перевод ниже):
    In 1990, the three largest companies in Detroit were worth $36 billion to shareholders and employed 1.2 million workers.
    Today, the three biggest Silicon Valley firms are worth nearly thirty times more (over $1 trillion), but pay salaries to nine times fewer (less than 150,000) people.

    Мол, в 1990 три крупнейших компании США стоили 39 млрд. и платили зарплату 1.2 миллиону сотрудников, сейчас крупнейших три из Силикона стоят больше триллиона а зарплату платят 150 тыс. сотрудникам.

  2. Александр

    Меня искренне удивил и порадовал кортеж комментарий: обычно эти статьи в «7 искусствах» и в другой периодике просто не вызывают никакой реакции. Всё продиагносцировано комментаторами точно: мы находимся в проблемной ситуации и не только не знаем ответов на вопросы (ответы бюрократов и чиновников от образования не в счёт), но чаще всего не можем внятно сформулировать вопросы — не потому что мы тупые, а потому что проблемность доводит нас до немотности. Наше банкротство в сфере образования становится всё очевиднее, даже для нас самих, образованцев.

  3. Игорь Троицкий

    По-моему, образование — это процесс созидания человека из материала, предоставленного природой. Вначале необходимо определить, какого человека вы хотите создать (другими словами, какого человека вы хотите образовать), а уже потом в зависимости от этого разрабатывать и применять для его образования те или иные методы (способы). До сих пор образованные люди составляли ничтожную часть всего населения Земли. Что будет? Что-нибудь да будет!

  4. Олег Колобов

    500 лет назад была Реформация Церкви, грядёт Реформация (отрасли) Учительства, (как пишет «Экономист», сегодня отрасль «Строительства» накопила больше всех разных активов (в сегодняшних ценах 200 триллионов, (те, примерно по 20 000 в среднем на рыло) в четыре раза больше, чем все остальные котируемые ценности вместе взятые)).
    А «учительство» пока в занепаде, но это временно, выход в том же подходе, что и применяется к человеческому и социальному капиталу в здравоохранении, то есть, одна таблетка по «бабскому» здоровью может стоить пару тысяч при себестоимости пару баксов (если забыть про десятки лет содержания непредсказуемых фанатиков из R&D).

  5. Игорь Ю.

    Вопросы поставлены, но где ответы? Образование не дает отдачи. Все больше выпускников мастер программ, не говоря уже о почти бесполезном бакалаврском образовании, работают на работах гораздо ниже своей квалификации. Цена образования растет неимоверно, как вместе с этим растут безнадежные выплаты займов выпускниками. При куда меньших зарплатах, чем ожидалось. Собственно говоря, это уже давно не секрет: американская система высшего образования превратилась в БОЛЬШОЙ бизнес, как все бизнесы заботящийся прежде всего о прибылях. 2700 университетов! В то же время предоставление базового школьного образования становится все больше уделом неудачников. Мы живем в очень дорогой деревне с домами от миллиона и много вверх. С самыми лучшими школами в Калифорнии. Одна из начальных школ почти у нас под окнами, мы с женой ежедневно делаем прогулочный «большой круг» через ее территорию. Машины в нашей деревне сответствуют стоимости домов. За исключением одного места — стоянки машин учителей школы. По этой стоянке можно подумать, что мы живем в мексиканском районе. Обо все этом недавно была статья в Фанейшел Таймс. https://www.ft.com/content/c0237568-0b30-11e8-8eb7-42f857ea9f09

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math
     
 
В окошко капчи (AlphaOmega Captcha Mathematica) сверху следует вводить РЕЗУЛЬТАТ предложенного математического действия