© "Семь искусств"
  январь 2018 года

Вилли Креймер: Причины и следствия

Эволюционная картина составлена из пёстрого множества индивидуальных деталей. Но на неё можно посмотреть по-другому, обобщённо, тогда микроорганизмы, растения, животные, человек предстанут не по отдельности, а биологической системой, действующей по законам эволюционного развития: противоречия синтеза и распада; нарастающего производства энтропии.

Вилли Креймер

[Дебют]Причины и следствия

Креймер

  1. Введение

Инстинкт познания — один из сильнейших для человека и наиболее выразительно отделяющих его от других существ. Познание природы и общества стало необходимым для ориентации в окружающем мире, обеспечения безопасности своей и своих близких, укрепления и возвышения бытия. Когнитивные намерения человека всегда наталкивались на противодействие других инстинктов, интеллектуальные, рецептивные, социальные, организационные ограничения, что сдерживало скорость накопления знаний и требовало их экономной упорядоченности. Это всегда проявлялось в стремлении к формулировке знания в виде концептуально однородных комплексов (наук, теорий, гипотез), сведённых к минимальному количеству содержательных утверждений. Отсюда деление познания на формы, форм на виды, использование классификаций как метода систематизации, обобщений для сжатия информации, применение лингвистики, математики и других символьных методов. Многомерность науки это следствие не только сложности научного процесса, но и противоречивости познающей психологии, стремления субъекта, с одной стороны, постигать новое, с другой — сохранять старое. Любая наука в чём-то подобна неравновесной термодинамической системе, где утвердившееся знание динамически сопрягается с незнанием, от которого система стремится освободиться и приблизиться к большей устойчивости.

Понятие устойчивости это одно из тех обобщений, на которые опираются науки. В природе неживой и живой можно выделить много видов устойчивости. Все они — результат сложения и примирения противоречий. Некоторые виды устойчивости важны, без них невозможна жизнь, они кажутся естественными, воспринимаются интуитивно. Таковы представления о покое, твёрдом теле, регулярности. Другие кажутся менее важными, не очевидны, выявляются в результате исследований. К ним относятся представления об инерционности движений, отрицательных обратных связях, самоорганизации. В естественных науках различают несколько видов устойчивости, из них пять актуальны для дальнейшего изложения.

С одним видом, механическим,  имеет дело механика и близкие к ней сопротивление материалов, теория упругости, гидродинамика. Если дело касается статики, то механическая устойчивость проявляется в том, что тела занимают положение, при котором их потенциальная энергия минимальна. Этот вид устойчивости  нагляден и хорошо известен: например, шар всегда скатывается как можно ниже. Заняв устойчивое положение, шар может изменить его только под действием внешней силы. В динамике  устойчивость исследуют разными методами. В простейшем случае используют третий закон динамики, закон инерции: при отсутствии внешних сил тело стремится сохранить состояние прямолинейного равномерного движения. К механической можно отнести устойчивость под действием гравитационных сил, гравитационную устойчивость. Помимо твёрдых тел, механический вид устойчивости распространяется на жидкости и газы, если они рассматриваются как единое целое, например, в виде струи, потока.

Другой вид устойчивости термодинамический. Он относится к системам элементарных частиц, когда, прежде всего, проявляются физические, именно термодинамические свойства частиц — носителей тепловой энергии. Представим себе изолированную систему в виде герметической с теплонепроницаемыми стенками ёмкости, в которой находится вещество, например газы, которые могут реагировать между собой и образовывать горячие области повышенного давления. Вследствие неравномерного распределения вещества, теплоты, давления, среда внутри ёмкости способна выполнять работу. Система неравновесна, по-своему организована, движение молекул какое-то время ограничивается определёнными направлениями, её энтропия условно минимальна. Однако, в соответствии со вторым началом термодинамики температура, давление, химический состав выравниваются, движение молекул теряет упорядоченность, становится хаотичным, энтропия системы растёт, достигает максимума и больше не меняется, если не считать малых флуктуаций. Это значит, что система пришла в равновесное, то есть устойчивое, состояние, совершать работу не может. Произведённая энтропия остаётся в системе, энтропия среды сохраняется. В этом случае энтропия системы становится мерой неупорядоченности движения молекул, хаоса и в то же время устойчивости при данных условиях. Это одна из функций энтропии.

Данный вывод, полученный Л. Больцманом, относится к изолированным системам, но лежащая в его основе идея об энтропии как мере устойчивости распространяется на системы природы, которые можно считать изолированными только условно, например, на систему, представляющую собой всю атмосферу Земли.

Обычно с повышением температуры интенсивность и хаотичность движения молекул газов, жидкостей, твёрдых тел повышается, их энтропия стремится к максимуму, как вследствие выравнивания физических параметров, так и за счёт увеличения числа молекул, что возможно, если в системе протекают химические реакции. При этом внутренняя энергия системы может временно увеличиваться. Если химические реакции несущественны, то можно говорить о тепловой устойчивости.

Список продолжает химическая устойчивость. Она, как и предыдущий вид, относится к элементарным частицам, подчиняющимся тем же началам термодинамики, но теперь в центре внимания химические процессы и участвующие в них атомы и молекулы. Атомы одного и того же элемента могут соединяться, образуя молекулы. Атомы и молекулы разных элементов при надлежащих условиях вступают в реакцию и образуют химические соединения. В обоих случаях, если реакции самопроизвольны, химическая энергия продукта  меньше суммы химических энергий реагентов, то есть химическая энергия в результате процесса уменьшается, её избыток выделяется и рассеивается в виде теплоты. Уменьшением химической энергии объясняется устойчивость химических соединений, если они возникли, однако они весьма различаются по степени своей устойчивости, которая может быть подсчитана.

Атомно-ядерная устойчивость обычна в повседневной практике человека и нарушается только при экстремально высоких давлениях и плотностях вещества, когда начинаются ядерные реакции.

Наконец, биологическая устойчивость. Это результат совместного проявления всех других устойчивостей в организмах. Она обеспечивает существование всего живого на Земле.

Таким образом, виды устойчивости весьма многообразны по своим свойствам и по сферам действия. Иногда устойчивость означает, прежде всего, отсутствие соответствующего вида движения материи. Такую устойчивость называют исходной. К устойчивым также относят системы, испытывающие движение материи при условии равенства притока и оттока энергии и вещества. Такие системы называются проточно устойчивыми или стационарно устойчивыми или стационарными. Примером механической стационарной системы может быть маятник, совершающий вынужденные незатухающие колебания. Термодинамически стационарными являются открытые системы, обменивающиеся энергией и веществом с окружающей средой при сохранении во времени средних значений обменов. Примером может быть обогревательный прибор. Взрослые живые организмы биологически стационарно устойчивы. 

Существуют также состояния неустойивости. Обычно они кратковременны и сопровождаются относительно быстрым изменением параметров. Таковы всевозможные переходные процессы, воспламенения, взрывы.    

Явления устойчивости и неустойчивости представляют общую тенденцию мироздания к поддержанию и согласованию противоречий, закономерному причинно-следственному развёртыванию своих свойств. Развёртыванию, последовательному во времени, однородному в пространстве, выраженному в движениях и преобразованиях материи. Перечисленные виды устойчивости носят общий характер, и в естественных науках, синергетике, теории систем, кибернетике им сопутствуют многие частные правила и принципы, уточняющие проявления устойчивости.

В зависимости от свойств системы и обстоятельств условия проявления одного вида устойчивости могут быть совместимыми или несовместимыми с условиями проявления других видов. Если налицо несовместимость, то разные устойчивости не могут действовать одновременно. При совместимости устойчивости могут проявляться согласно или конкурентно. Потеря и преобразование устойчивости того или иного вида под влиянием внешних сил могут принять форму: 1) перехода системы от одной исходной устойчивости к другой, 2) перехода от исходной устойчивости к стационарной, например, в виде цепных химических или ядерных реакций, 3) перехода от стационарной устойчивости к исходной, 4) перехода стационарной структуры к устойчивой структуре более высокого порядка, более сложно организованной.  

Ниже термин равновесие будет иногда использоваться как синоним устойчивости.

2. Две проблемы

С изложенной точки зрения на явления устойчивости рассмотрим две проблемы: 1) возникновения Вселенной, 2) зарождения и развития жизни на Земле. Эти две проблемы образуют как бы краевые условия для общечеловеческого познания во всех его формах, привлекая возможностями понять смысл бытия и человека, хотя эти возможности пока не реализованы и не приводят к однозначному пониманию. Гипотез высказано много, ни научная, ни другие формы познания не обошли эти проблемы, поэтому в краткой статье трудно проследить даже одну из них. Их совместное представление здесь объясняется побуждением решить скромную задачу: попытаться обозначить те основные закономерности, которые могут быть общими, показать природные силы, сблизившие две великие проблемы и некогда приведшие в действие космогенез, а позднее земной абиогенез, придавшие устойчивость Вселенной и земной биоте, предложить с этой общей позиции, в частности, понимание некоторых особенностей биологической эволюции и антропологии. Далее не раз будет употреблено понятие возникновения жизни. Приняты термины: для возникновения жизни вообще, без конкретизации — биогенез или биопоэз, для возникновения жизни из неживой материи — абиогенез.

Звонкое английское звучание космогонической гипотезы большого взрыва big bang напоминает удары гонга, возвестившего начало времени и пространства, материи и движения, структур и закономерностей. Её выдвинул А.Ж.Э. Леметр в 1927 г. и после войны развил Г. Гамов. Гипотеза утверждает, что вся материя и энергия во Вселенной сформировались в короткое время около 14 миллиардов лет назад в результате неустойчивости и взрыва сингулярного сгустка бесструктурного вещества невообразимо высоких плотностей и температур. Гипотеза успешно объясняет расширение Вселенной, фоновое микроволновое излучение в космосе, обилие гелия в пространстве, образовавшегося, по-видимому, из дейтерия в первые 100 секунд после взрыва при температуре 109 К, и другие особенности. Гипотеза существует в нескольких вариантах и считается более убедительной, чем её соперница, предшествовавшая ей гипотеза постоянной Вселенной.

Распространение в пространстве сформировавшихся преимущественно лёгких элементарных частиц вещества и силовых полей, обладавших огромной кинетической и потенциальной энергией, сопровождалось установлением законов природы, в том числе законов устойчивости. Противоречие возникло между устойчивостями термодинамической и механической. Первая требовала равномерного распределения вещества и энергии в пространстве, максимальной энтропии, вторая — снижения энергии за счёт уменьшения её потенциальной формы, сокращения энтропии. Частичное преимущество получила механическая устойчивость. Не все возникавшие неравномерности распределения вещества распадались, многие подчинились механической устойчивости и за сотни миллионов лет стали центрами гравитационного притяжения материала, конденсации пыли и газа, богатого водородом. Складывались космические тела всё большего и большего размера. Под длительным совместным действием закономерных и случайных причин формировались звёзды, галактики, планеты, кометы, прочие большие и малые обитатели небес. В недрах звёзд под действием гравитационных сил  возникли огромные давления и плотности, следовательно и температуры, то есть достаточно большие энергии сталкивающихся ядер, позволяющие  преодолеть их электростатическое отталкивание как одноимённо заряженных частиц. Не было  условий для проявления химической и тем более биологической устойчивости, но могли проявляться  механическая и термодинамическая, тепловая устойчивости. Исходная атомно-ядерная устойчивость сменилась стационарной, в недрах звёзд начались термоядерные реакции, а именно реакции синтеза атомов гелия из атомов водорода с выделением в межзвёздное пространство огромного количества энергии в виде теплоты. Звёзды превратились в раскалённые плазменные шарообразные тела, находящиеся в механическом и тепловом равновесии. С загоранием каждой новой звезды производство энтропии в пространстве увеличивалось.

Механическое равновесие обеспечивается равенством сил тяготения к центру звезды и сил внутреннего давления, действующих на каждый элемент её массы. Тепловое равновесие соответствует равенству энергии, выделяемой из недр звезды, и энергии, излучаемой с её поверхности. Благодаря обоим видам равновесия и большой массе звезда длительное время находится в стационарно устойчивом состоянии. Основной результат термоядерных реакций сгорания водорода в недрах многих миллиардов звёзд, составляющих больше полутора миллионов галактик, — выделение неисчислимого количества калорий теплоты, то есть производство энтропии и её рассеивание в бездны космоса. На данном этапе бытия Вселенной, если оно действительно состоит из этапов, когда человечеству довелось функционировать, основной атрибут Вселенной — производство энтропии. По-видимому, это способ достижения устойчивого состояния материи. Масштабнее и первичнее этого только сама материя, её неостановимое движение, ход времени, трёхмерность пространства, мировые константы.

Одним из фактов консолидации материи в космосе стало образование Солнца и его планет, одна из которых Земля. Механическая и термодинамическая устойчивость Солнца, умеренные космические характеристики планеты — диаметр, средняя плотность, расстояние от звезды, скорость обоих вращений, угол наклона оси вращения, слабое магнитное поле, наконец, значения мировых констант — всё это привело к тому, что на Земле сложились условия для установления исходных механической и атомно-ядерной устойчивостей, однако химическая и термодинамическая устойчивости утвердились только после того как элементы соединились, образовав коренные горные породы и воду. Приближаясь к проблеме абиогенеза, добавлю теперь к упомянутым благоприятным космическим константам замечательные свойства воды: активный растворитель, низкая вязкость, достаточно разнесённые температуры замерзания и кипения, положительную температуру, при которой плотность воды максимальна, структурные особенности воды. Такие свойства предопределили зарождение жизни именно в воде.

Однако, это произошло далеко не сразу. Считается, что прошло не меньше двухсот миллионов лет с тех пор как Земля стала космическим телом и до появления первых молекулярных комплексов, проявлявших признаки жизни: способность воспринимать, поглощать, перерабатывать, выделять энергию и вещество, смертность и размножение.

Не все детали абиогенеза ясны, высказано много гипотез, некоторые считаются более обоснованными ]Галимов; Эйген[. Жизнь зарождалась в противодействии двух устойчивостей —химической и термодинамической. Взаимодействие между ними было более сложным, чем при формировании планеты. В первом, химическом, проявлении второе начало термодинамики (ВНТ) способствует повышению исходной химической устойчивости за счёт уменьшения химической энергии и образования преимущественно экзотермических соединений, причём энтропия соединений понижается, энтропия среды повышается. В этом, первом, проявлении ВНТ обнаруживает себя через образование химических соединений, как бы закреплявших результат. Во втором, термодинамическом, проявлении ВНТ требует термодинамической устойчивости вещества и повышения энтропии среды путём декомпозиции неустойчивых, преимущественно эндотермических соединений. Во втором проявлении ВНТ действует непосредственно, без посредников, результат фиксируется только статистически, не столь устойчиво как в первом проявлении, допускает случайные отклонения от равномерного распределения атомов и молекул в пространстве.

Солнце посылало на Землю щедрые потоки энергии в виде тепла и света, свою долю тепла поставляли недра планеты. Условия благоприятствовали развитию химической устойчивости, образованию всё более сложных соединений атомов и молекул, уменьшению внутренней энтропии их комплексов, которым суждено было стать частями организмов. Это наталкивалось на противодействие термодинамической устойчивости, выражавшейся в тенденции повышения энтропии, разрушении возникших соединений, препятствовании суммированию новых. Обильные потоки энергии способствовали тому, что химическая устойчивость преобладала, но преобладание не было абсолютным. Уступая своей сопернице, термодинамическая устойчивость действовала подобно выходному контролёру на производстве, разрешая только ту продукцию, которую она могла принять по своим правилам. Противоречивое взаимодействие устойчивостей затрудняло абиогенез, растягивало существование простейших организмов почти без эволюционного прогресса на миллиарды лет, препятствовало их усложнению, сказывалось на процессах наследственности и поведения.

3. Противоречия абиогенеза и биологической эволюции

Рассмотрим абиогенез и эволюцию более подробно. В их основе лежит химическая активность—свойство атомов соединяться в молекулы того же элемента и свойство атомов и молекул разных элементов связываться в химические соединения. Важны также особенности атомов, позволяющие им образовывать ионы, отделяя или присоединяя электроны. С самого начала проявляется противоречивость физико-химических процессов. С одной стороны, химические элементы показывают тенденцию связываться в упорядоченные соединения, особенно при поступлении тепловой и лучистой энергии извне и/или уменьшении химической энергии; с другой стороны, атомы и молекулы стремятся располагаться в пространстве как можно более хаотично, случайно, сохранять эту хаотичность и случайность во времени, не образовывать соединения и, по возможности, разрушать возникшие.

Для конкретизации сказанного обратимся к понятию энергии Гиббса, пригодной для биохимического анализа изобарно-изотермических процессов, приближённо характерных для организмов, рассматриваемых как термодинамические системы ]Lehninger, ch. 14[. Изменение энергии Гиббса ΔG выражается через изменение энтальпии ΔH, абсолютную температуру T и изменение энтропии ΔS: ΔG = ΔH — TΔS. Формула Гиббса иллюстрирует противоречивость физико-химических процессов синтеза и распада. В химии она используется для прогнозирования направления самопроизвольных процессов, записанных в виде химического уравнения, то есть для уяснения, будет ли реакция идти слева направо с нарастанием количества продуктов или справа налево с увеличением количества реагентов. Это делается с помощью заранее составленных таблиц с указанием измеренных значений энтальпии и энтропии многих основных химических реакций при стандартных условиях температуры и атмосферного давления. Задача состоит в сведении исследуемой реакции к промежуточным известным химическим реакциям.

Первый член правой части (энтальпийный) формулы Гиббса показывает приращение энергии, преимущественно тепловой, полученное системой в изобарном процессе (давление p=const) и возможность её выделения при последующих реакциях метаболизма. Одно и то же итоговое приращение энергии может быть получено в результате разных промежуточных реакций. Второй член правой части (энтропийный) имеет знак минус и представляет собой энергию, неизбежно теряемую в изотермическом процессе (температура T=const) и соответствующее рассеивание атомов и молекул в пространстве. Эти потери так же могут быть результатом разных последовательных процессов. Формула Гиббса говорит о противоречивости физико-химических условий абиогенеза: тенденции образования химических соединений (энтальпийный член) при одних условиях и сопутствующем их распаде (энтропийный член) при изменении условий.

Прибрежные морские мелководья умеренных поясов недавно сформировавшейся Земли предоставляли подходящие условия для интенсивных химических процессов. Прогрев солнечными лучами, защита слоем воды от опасного ультрафиолетового облучения, сильные грозовые разряды, повышавшие количество ионов, накаты многометровых волн и присутствие многих элементов в растворённом виде облегчали взаимодействие между разнородными молекулами и атомами в массе воды и прилегающих объёмах атмосферы. Однако те же факторы вместе с ночными и сезонными понижениями температуры, неблагоприятными колебаниями концентрации растворённых веществ, изменениями напряжённости магнитного и электрического полей могли способствовать замедлению, приостановке синтезов, распаду возникших соединений. Оба эти явления протекали последовательно, многократно, на протяжении  миллионов лет сменяя друг друга в случайном переборе вариантов химического взаимодействия молекул и выявлении устойчивых комплексов. Возникновение и распад или деление первых и последующих организмов были унаследованы от доорганической физико-химии, а периодичность их смены вначале примерно соответствовала темпу естественных процессов. Эта динамика отразилась на формировании наследственного аппарата первых организмов, свойствах молекул белков и нуклеиновых кислот, определила перипетии будущей эволюции, особенности анатомии и физиологии организмов, вплоть до человека. Этот вывод можно сформулировать в виде эволюционного закона противоречия синтеза и распада.

Сегодня считается, что поверхность сформировавшейся, ещё безжизненной, без растительности Земли представляла собой крутые высокие скалы среди почти плоских равнин, на большие расстояния заливаемых приливными и штормовыми водами океана. Не было наносных пород, почв, скалы, сложенные из разноцветных коренных пород, были обнажены, но некому было ими любоваться. В атмосфере преобладали метан СН4, углекислый газ CO2, водяные пары H2O. Химические соединения, образовывавшиеся в процессе консолидации планеты, были низкомолекулярными, преимущественно экзотермическими, то есть выделяющими тепловую и иную энергию при образовании. Такое состояние литосферы, гидросферы, атмосферы как термодинамических систем неравновесно, неустойчиво, так как оставались большие количества неизрасходованной химической энергии. Для уменьшения химической энергии, требуемого вторым началом термодинамики, атомы соединяются в молекулы. Химическая активность, приведшая к зарождению жизни, и биологическая активность, знаменовавшая развитие жизни, вначале проявлялись только в водной среде. Так будет долго, примерно четыре миллиарда лет. Только в палеозойской эре, в силурийском периоде (440–395 млн. лет назад) началось заселение побережий растениями.  

Наблюдать процессы абиогенеза никто не мог, но законы термодинамики действовали, приводя к уменьшению свободной химической энергии за счёт образования соединений. Обратимся к этим законам для  уяснения происходившего. Поскольку жизнь—неравновесный процесс, запишем условие устойчивости системы в виде основного неравенства термодинамики неравновесных процессов в открытых системах, полученное в результате объединения первого и второго начал [Базаров, с. 77]: ΔU – TΔS + pΔV < 0. Неравенство справедливо и для отдельных зарождавшихся организмов, и для будущей эволюции всей их совокупности.

Что представляют собой члены приведённого неравенства? В земных условиях температура T и давление p внутри и вокруг организма, если и меняются, то медленно и незначительно, и их можно считать постоянными. Такое допущение, как было сказано выше,  обычно для биоэнергетических расчётов. Приращения  внутренней энергии  ΔU и объёма ΔV по физическому и математическому смыслу переменны. Для растущего организма они положительны, для взрослого организма могут слегка колебаться вокруг среднего значения. Длительно (в масштабе жизни организма) внутренняя энергия и объём особи не могут убывать, так как это приведёт к её гибели. Примерно то же можно сказать о биоте в целом, хотя суммарные колебания внутренней энергии и объёма, зависящие от климатических условий и геологических процессов, могут быть заметными. Однако, палеонтология показывает, что длительно (в масштабе эволюции) суммарные значения объёма и внутренней энергии биоты или увеличиваются или не убывают. Таким образом, можно считать ΔU и ΔV неотрицательными. Следовательно, вышеприведённое основное неравенство неравновесных процессов в открытых системах для данного случая может быть справедливо только при условии — ΔS0 ˂, что означает положительность изменения произведённой энтропии, ΔS > 0, то есть и в индивидуальном, и в эволюционном развитии, особенно в ранний период, производство энтропии со временем возрастает. Это согласуется с общемировой тенденцией повышения энтропии, но подтверждаются ли термодинамические выкладки палеонтологией?

Для этапа эволюции, последовавшего за ранним, и для которого сохранились палеонтологические данные, выполнено исследование с использованием метода подсчёта энтропии, аналогичного тому, который предложил Больцман. Сделан вывод о приблизительном постоянстве во времени потока энтропии применительно к фракталу животных эволюционного древа жизни на протяжении последних сотен миллионов лет ]Diogo[, то есть применительно к видовому ветвлению эволюционного древа. Метод не учитывает и не может учитывать производство энтропии видами организмов, возникающими в ходе эволюции. Другие исследования показывают возрастание производства энтропии вследствие тенденции увеличения их массы, активности, усложнения анатомии и поведения организмов. Перед нами две энтропии, одна относится к древу эволюции, его стволу и ветвям, другая к видам организмов—плодам древа эволюции; только вместе они дают урожай эволюции. Если учесть это обстоятельство и разрешить сложить эти две энтропии, то получим возрастающую во времени сумму, экспериментальное палеонтологическое подтверждение существования единой эволюционной тенденции возрастания производства энтропии.

Эта тенденция может быть представлена в виде эволюционного закона нарастающего производства энтропии. Закон носит статистический характер, на отдельных этапах или локусах производство энтропии может уменьшаться или  сохранять величину по биологическим причинам, не отражаемым вышеприведёнными исходными неравенствами.

Возникает проблема противоречия: возрастающее производство энтропии обеспечивается организмами, чья анатомия усложняется и внутренняя энтропия эволюционно уменьшается. Это противоречие разрешается в неукоренённости, сравнительной недолговечности и смертности организмов. Их останки разлагаются под воздействием микроорганизмов, которые тоже смертны. Это разложение означает увеличение энтропии среды, возврат природе того долга низкой энтропии, который она кредитует всем живущим на время их жизни при условии его возврата с избытком за счёт усердного производства энтропии во время земного существования.

Эволюционная картина составлена из пёстрого множества индивидуальных деталей. Но на неё можно посмотреть по-другому, обобщённо, тогда микроорганизмы, растения, животные, человек предстанут не по отдельности, а биологической системой, действующей по законам эволюционного развития: противоречия синтеза и распада; нарастающего производства энтропии. Содержание эволюционной картины приобретает всеохватную масштабность, впечатляющую стройность, закономерную упорядоченность системы, на протяжении миллиардов лет целенаправленно преодолевающей противоречия, преобразующейся к состоянию, механически, термодинамически,  химически, атомно-ядерно, биологически более устойчивому, более эффективно исполняющему законы эволюции. Попытаюсь подтвердить сказанное с помощью фактов.

Для организации изложения, не взлетая в научно-фантастические высоты и ориентируясь на земной опыт, назову важные и очевидные атрибуты жизни: системность, устойчивость, способность к адаптации и эволюции.   

4. Системность

Клетки — микроскопические, сложные, основные исходные единицы жизни на Земле. Одни самодостаточны и живут самостоятельно, другие специализированы, самостоятельно жить не могут  и соединены в организмы. Диапазоны размеров, форм, свойств, назначений, времени жизни клеток огромны. Многоклеточные организмы могут содержать от тысяч до миллиардов клеток, чьё сложное физическое и химическое творчество тонко и тщательно согласовано. Все клетки, за исключением половых—гамет, несут полную копию молекулярного наследственного кода. Подобно составляющим их клеткам, организмы и их части  способны существовать только во взаимодействии со своим окружением. С эволюционной точки зрения организмы образуют виды, с экологической — биологические системы (БС), включающие разные виды и различающиеся размерами, сложностью, долговечностью. Понятие БС имеет также анатомо-физиологический смысл, распространяясь на функциональные части организмов. Одни БС малы и смертны (клетки, органы, ткани, организмы), другие протяжённы и долговечны (биогеоценозы, биосфера в целом, о них будет сказано ниже). Каждая БС обладает свойствами, общими для всех БС: целостностью (несводимостью свойств системы к сумме свойств частей), относительной устойчивостью и адаптивностью к внешним влияниям, способностями индивидуального и эволюционного развития, самовоспроизведения.   В то же время каждая БС имеет свои особенности и отличается от других  сочетанием структурных и функциональных свойств составляющих её элементов. Разнообразие организмов, входящих в ту или иную БС, не ограничено: от живущих в составе или внутри других организмов до самостоятельных, от микроскопических до крупных, от обитающих в глубинах вод и зарывшихся в землю до парящих высоко в небе, от малоподвижных до стремительных. БС динамичны, в них протекает огромное множество молекулярных и массовых процессов, различающихся по интенсивности, направленности, темпам. Вся эта замечательная деятельность сопровождается обменом веществом, энергией, внутренним и с окружающей средой, и управляется генетическими, гормональными  и нервными, общими химическими и физическими механизмами. Именно эти неустанно работающие механизмы обеспечивают устойчивость стационарных состояний биологических систем, а при существенном изменении условий — переход  в другое состояние.

Жизнь на Земле всегда (за исключением самых ранних стадий) существовала в форме сложных комплексов разнообразных организмов, которые вместе с неорганической средой своего обитания образовывали взаимообменные целостные динамические системы — биогеоценозы, каждый из которых занимает тот или иной объём на планете. Биогеоценозы это биологические системы и их части, рассматриваемые, прежде всего, с точки зрения способов согласования деятельности живых частей и состава среды их обитания. В результате длительного взаимного  приспособления организмов друг к другу и к окружающей среде в биоценозе — живой части каждого биогеоценоза устанавливается распределение обязанностей. Продуценты, главным образом зелёные растения, образуют органическое вещество, а консументы (животные, сначала травоядные, затем плотоядные; некоторые растения) и редуценты (грибы, микроорганизмы) живут за счёт готовых органических веществ и разлагают их до простых минеральных компонентов, снова потребляемых растениями ]Уиттекер, с.220[. Биогеоценозы могут быть отделены друг от друга географически и климатически или связаны атмосферными потоками, морскими течениями, переносом семян и микроорганизмов, миграциями животных. Биогеоценозы в целом образуют биосферу Земли.

5. Устойчивость

Биосфера это наиболее общая БС. Её сложный порядок строится вокруг биоты — суммы фауны и флоры, вокруг составляющих их организмов, а также потребляемых и выделяемых ими веществ. Вещества и организмы биоты, с которыми взаимодействует любой живой организм, это его окружающая   среда. Помимо биоты и окружающей среды, к биосфере относят внешнюю среду, в которой нет живых организмов, но которая с большей или меньшей интенсивностью перемешивается с окружающей средой. Таким образом, под биосферой понимается зона, состав, структура и энергетика которой определяются деятельностью живых организмов. Биосфера охватывает: нижнюю часть атмосферы до высоты 20–25 км, на которой простирается защитный озоновый слой; часть литосферы, особенно кору выветривания;  всю гидросферу. Нижняя граница биосферы располагается на суше на 2–3 км ниже поверхности, а в океане до 1–2 км ниже дна.

Живое вещество составляет незначительную часть массы биосферы, но оно наиболее мощный геохимический и энергетический фактор планетарного развития. Более 90% всего живого вещества, образованного молекулами главных биогенных элементов — углерода C, кислорода O, азота N, водорода H, приходится на наземную растительность ]Биологический, с.70[. Основной источник биогеохимической активности организмов — солнечная энергия. Он дополняется теплом земных недр и геотектоническими процессами коры. На одном из ранних этапов распространения земной жизни постепенно образовалась изначально необходимая для всей дальнейшей эволюции биосферы трёхэлементная биологическая система, состоящая из 1) хлорофилла, 2) вырабатывающих это сложное органическое вещество зелёных растений и 3) соединяющего их фотосинтеза — процесса поглощения хлорофиллом солнечной энергии, используемой растениями для своей жизнедеятельности.   Благодаря фотосинтезу и дыханию водных зелёных растений (суша долго была необитаема) и некоторых микроорганизмов около двух миллиардов лет назад  в поверхностных слоях водоёмов, а значит и в соприкасавшихся с ними массах воздуха, а затем и во всей  атмосфере началось накопление свободного двухатомного кислорода, затем трёхатомного — озона, экран которого защищает всех обитателей суши от губительного ультрафиолетового излучения. Этим роль растений не ограничивается. Создаваемое ими органическое вещество обеспечивает пищей и энергией все остальные организмы. Вот почему так велика доля наземной растительности (90%) в общей массе живого вещества биосферы. Таким образом, фотосинтез, вещество зелёных растений, поглощение ими  углекислого газа и выделение кислорода при дыхании, стабилизируют биосферу, поддерживают современный газовый состав атмосферы и всё, что  живёт на Земле, начинают, ведут и замыкают круг жизни.

6. Способность к адаптации

Устойчивое существование биологических систем невозможно без их адаптивных свойств, умения приспосабливаться к изменениям среды обитания. Регуляции БС опираются на обратные связи, отрицательные и положительные. В естественных науках хорошо известен принцип Ле Шателье-Брауна: при внешних воздействиях, выводящих систему из равновесного состояния, в ней возникают процессы, стремящиеся ослабить внешние воздействия и вернуть систему к равновесию. Этот принцип объясняет многие случаи обратных связей, в БС он проявляется на разных уровнях: на молекулярном в виде ингибирования фермента при избытке конечного продукта; на клеточном — как выработка веществ, синтезируемых специально для подавления численности популяции, своей или чужой; на уровне организма — как регулятор внутреннего гомеостаза. Этот же принцип обратных связей определяет устойчивость организмов за счёт работы иммунной системы, заживления ран, восстановления утраченных конечностей и т.д.

Жизнь замерла бы, если бы отрицательные обратные связи были всесильны. Положительные обратные связи также необходимы, они участвуют в адаптации, определяют жизнепроявления, развитие, эволюцию БС. Отрицательные обратные связи обеспечивают статику, положительные допускают динамику. Когда действуют и как согласуются те и другие обратные связи? Общего ответа не существует. В каждом случае дело решается законами природы, свойствами системы и среды, возможностями и потребностями живых существ.

Биогеоценозы могут жить и действовать только благодаря циклам. Питание, дыхание, размножение организмов и процессы создания, накопления и распада органики в пределах каждого биогеоценоза обеспечивают постоянный биогеохимический круговорот вещества и энергии, биологические циклы (БЦ). БЦ — явление планетного масштаба. Словно бессмертные существа, БЦ, задаваемые внутренними, постепенно сложившимися, атмосферными, гидросферными, геологическими, биологическими связями, составляют вечно возобновляющуюся основу жизни. К важнейшим относятся циклы углерода, кислорода, водорода, азота, фосфора, серы, калия, кальция, кремния и других биогенных элементов.  Атомы биогенных элементов — участники безостановочных биогеохимических циклов, снова и снова проходят через живое вещество: углекислый газ CO2 за 200 лет, кислород O2 за две тысячи лет, вся вода биосферы за два миллиона лет ]там же[. Растения стали активными накопителями элементов, например, в них содержание углерода в 200 раз, а азота в 30 раз больше, чем в земной коре. Благодаря живому веществу образовались почвы —основа сельского хозяйства  и органоминеральное топливо — основа энергетики, а значит промышленности, транспорта, быта и вообще современной культуры.

В ходе эволюционного развития не раз одни группы организмов сменяли другие, но всегда сохранялось приблизительно постоянное соотношение форм, выполняющих геохимические функции. Например, от палеозоя (570–225 млн. лет) до настоящего времени комплексы организмов, накапливающих кальций, менялись, но аккумуляция кальция сохраняла темп. Совокупная деятельность живого вещества на Земле не только поддерживала себя, но и определяла режим неорганической внешней среды, необходимый для существования жизни. Движущие силы БЦ — потоки энергии Солнца, других видов космической и земной энергии, деятельность всего живого, приводящие к перемещению, иногда накоплению огромных масс химических элементов, концентрации энергии посредством фотосинтеза и метаболизма. Перемещения и концентрации посредством обратных связей согласованы друг с другом и с общей организацией биосферы. Благодаря этому она может длительно и устойчиво функционировать.

В норме БЦ не замкнуты, степень обратимости основных БЦ немного меньше ста процентов. Неполной обратимостью вещества в БЦ объясняется биогенное накопление кислорода, азота в атмосфере, различных химических элементов в земной коре. Важна разомкнутость БЦ углерода, благодаря ей в ископаемых осадках накопились огромные запасы углеродистых отложений — угля, нефти, торфа, битумов, известняков.

Сложной и многообразной разновидностью биологических циклов можно считать биохимические циклы внутри организмов. Они управляются гормонами и энзимами, вырабатываемыми организмами в соответствии с природными условиями и собственными потребностями в устойчивости.

Биота не может влиять на общефизические константы: поток солнечной радиации, тектоническую деятельность недр, ускорение свободного падения, заряд электрона. Но биота всё-таки располагает возможностью компенсировать неблагоприятные флуктуации жизненно важных природных параметров путём регулирования спектрального состава солнечного излучения, доходящего через атмосферу до поверхности Земли, а также изменения режимов испарения морей и выпадения осадков на суше. Такие регуляции достигаются самой биосферой за счёт включения обратных связей биологических систем. Это приводит к поддержанию газового состава атмосферы, адаптивному согласованию концентраций биогенов в слоях биосферы и устранению флуктуаций. В результате установился и миллионы лет сохраняется состав воздуха. Для сухого воздуха в объёмных долях он таков: 78,09% азота, 20,95% кислорода, 0,93% аргона, оставшиеся 0,03% заполняют двуокись углерода, метан и другие газы. Этот состав, кроме благородных газов, установлен организмами.    

Одно из важнейших условий жизни — тепло. Температура земной поверхности при заданном солнечном излучении определяется концентрацией атмосферных газов, прежде всего паров воды и углекислого газа, создающих парниковый эффект и влияющих на величину альбедо — коэффициент отражения солнечного излучения атмосферой и поверхностью планеты. Водяной пар содержится в нижних 20 км атмосферы, особенно у земной поверхности, в объёме от 3% в тропиках до стотысячных долей процента в Антарктиде. Несмотря на столь низкое содержание водяного пара в атмосфере его климатическое значение велико. Повышение температуры усиливает испарение воды: при нагреве каждые 10о увеличивают количество водяного пара в воздухе почти вдвое. Однако, результат нагрева неоднозначен, с одной стороны рост содержания парникового газа в атмосфере и дополнительное потепление, с другой стороны возможный рост облачности, следовательно, увеличение альбедо и некоторое охлаждение.

Не менее важен и не менее сложную картину даёт углекислый газ СО2, который присутствует в атмосфере в объёме сотых долей процента. Пусть не вводят в заблуждение сотые доли: Земля велика и при переходе к массе они оборачиваются миллионами тонн. Основной абиотический источник углекислого газа — вулканическая деятельность.  В естественных резервуарах суши и океана углекислого газа в тысячи раз больше, чем в атмосфере, причём некоторая его часть постоянно перетекает из атмосферы в океан и сушу и обратно. При существующей на Земле среднегодовой температуре около 15о океаны поглощают СО2 из атмосферы, при прогреве океанических вод поглощение сокращается, а при заметном потеплении они могут стать мощным источником его. Связано это прежде всего с падением растворимости СО2 в воде при росте температуры, приблизительно на 15% на каждые пять градусов, а также с высвобождением СО2 из бикарбонатов, растворённых в океанических водах ]Иващенко[. Тем не менее, биота океана удерживает атмосферную концентрацию СО2 и сохраняет приемлемую для жизни температуру. Избыток СО2 во внешней среде может быть переведён биотой в малоактивные органические формы. Недостаток может быть пополнен за счёт разложения органических запасов. Такие запасы содержатся в гумусе почвы, торфе и растворённом в океане органическом веществе, в коралловых рифах, где карбонаты откладываются в твёрдом виде. Карбонат кальция CaCO3 используется беспозвоночными для изготовления известковых щитков и раковин. Отмирая, они опускаются на дно и образуют залежи мела и известняка. С помощью карбонатов моря и суши поддерживается постоянная концентрация СО2 и О2 в атмосфере и океане. Концентрации азота, фосфора, кислорода в водах океана определяются концентрациями этих элементов, поглощаемых при синтезе и выделяемых при разложении органического вещества в океане. Это тоже результат деятельности биоты ]Горшков, с. 12[.   Лишайники и другие организмы способствуют выветриванию пород на поверхности, декомпозиция пород ускоряется и в почве корнями, грибами, бактериями, подземными животными. Они регулируют перетекание углекислого газа между почвой и атмосферой. Всё живое чувствительно к содержанию Н2О,  СО2, а также других соединений и элементов в атмосфере, чем объясняется использование этих веществ организмами, словно живой автоматикой, в обратных связях биосферы. При увеличении содержания углекислого газа в атмосфере её температура возрастает, рост растений ускоряется. Это приводит к большему потреблению CO2 растениями, которые переводят его в почву, удаляя из атмосферы и ограничивая свою активность. Все эти многозвенные, сложные кругообороты газов совершаются и безупречно регулируются сообществом растительных и животных организмов, подталкивая впечатлительных исследователей к его одушевлению.

Солёность океанов длительное время поддерживается на уровне 3,4%. К этому уровню приспособились водные обитатели и его отклонение на 1–1,5% губительно для них. Постоянная солёность была загадкой, так как было не ясно, каким образом возмещается снижение содержания соли притоком пресной воды из рек. Недавно стало известно, что солёность зависит от циркуляции морской воды вдоль донных базальтовых пород и всплывания, когда тёплая вода выходит на среднеокеанские хребты. Однако морская вода далека от равновесия и трудно объяснить постоянство солёности без участия органических процессов. Среди них те, которые приводят к образованию солёных равнин. По-видимому, они созданы колониями бактерий, фиксирующих ионы тяжёлых металлов ]Gaia[.    

Новый, напряжённый этап развития биосфера претерпевает с началом в 19 веке крупномасштабной индустриальной и сельскохозяйственной деятельности человека. Несмотря на ослабление защитных и регулятивных сил биосферы и многократные конкретные предупреждения специалистов, легкомысленная и чрезмерная эксплуатация природных запасов, в том числе невозобновляемых, продолжается и даже нарастает с ростом населения и усложнением культурно-цивилизационной обстановки. Это важная и отдельная тема.

7. Способность к эволюции

Таким образом, биосфера это сложная динамическая система, взаимодействующая с космосом и Землёй и выполняющая исключительные функции. Она улавливает, накапливает, переносит, адекватно распределяет между биологическими системами все виды энергии. Обеспечивает устойчивые непрекращающиеся обмены между живым веществом и окружающей средой. Умеет устранять нежелательные флуктуации окружающей среды или адаптироваться к ним, если они велики и неустранимы. Эти три функции поддаются научным наблюдениям и исследованиям, на которые опираются вышеприведённые утверждения о природной согласованности и самоуправляемости биосферы. Хотя это не настолько гибкая и оперативная самоуправляемость, какой по воле авторов овладели океан Соляриса и Чёрное облако, но по общепланетному масштабу и космически уникальному результату сопоставимая с ней. Мы не воспринимаем её как объект научной фантастики только потому, что сами являемся атрибутами этой самоуправляемости и она нам кажется обыденной. Впрочем,  для землян жизнь стала в новое время предметом не только научного интереса, но и неутолимого удивления. А что касается масштаба, то он за последние десятилетия превзошёл общепланетный: жизнь осваивает ближний космос.

Сложнее обстоит дело со способностью к эволюции. Способность доказана многочисленными палеонтологическими находками, но сама эволюция чрезвычайно медленна и за редкими исключениями не поддаётся непосредственным наблюдениям. Палеонтологические находки далеко не всегда содержат переходные формы между таксонами, поэтому стремление эволюционно связать находки вынуждает добавлять к ним  истолкования, оценки, догадки. Не менее скрыты причины эволюции. Гипотезы на эту тему исчисляются десятками. Многие объединяются тем, что опираются на биологические параметры живого вещества: случайные мутации, борьбу за существование, преимущественное выживание и размножение наиболее приспособленных организмов, наследование приобретённых признаков. Таким образом можно объяснить только небольшие изменения, на уровне вида, рода, иногда семейства. Более глубокие эволюционные переходы, появление новых классов, типов остаются непонятными. Необходимость этих биологических параметров для эволюции, даже поддерживаемых новой генетикой, не подтверждается наблюдениями. Последние десятилетия биологи, особенно российские и западноевропейские, отводят перечисленным биологическим параметрам только вспомогательную роль, предлагают новые гипотезы и ищут эволюционные стимулы в межвидовом переносе генов, наследовании фенотипически приобретённых признаков и т.д. ]Чайковский; Назаров[. Эти гипотезы наталкиваются на свои трудности.

Основной вопрос, оставляемый всеми гипотезами без ответа: чем объясняется однонаправленность и устойчивость биологической эволюции. На протяжении долгого времени эволюция направлена к созданию всё более анатомически и физиологически сложных организмов. Её устойчивость, хотя не стопроцентна, но близка к ней. И ещё важнее: чем объясняется возникновение гомо сапиенс с его сравнительно быстрым почти трёхратным увеличением головного мозга одного из родов приматов? Есть ли единый стимул, определяющий направление и темп эволюции?

После всего сказанного в предыдущих главах можно ответить так. Абиогенез, эволюция, усложнение анатомии, совершенствование физиологии, антропогенез — весь этот противоречивый, сложный, длительный процесс продолжает общемировую, вселенскую тенденцию и служит одной цели, диктуемой термодинамической устойчивостью. Эта цель — нарастающее производство энтропии. Процесс противоречив, это объясняется тем, что увеличение производства энтропии достигается с помощью роста химической устойчивости, антиэнтропийной внутренней упорядоченности организмов и их систем. Выше это было показано на примере земной биоты. Следствием противоречивости является сложность процесса, случаи эволюционного регресса, массовых вымираний, когда по случайным причинам термодинамическая устойчивость спрямляет путь энтропии и достигает цели естественным путём, без уступок. Длительность и постепенность — условие биологической устойчивости, без которой никакая эволюция невозможна. 

Этим же можно объяснить антропогенез. Как известно, разница хромосомных структур генома шимпанзе и человека невелика, всего несколько процентов. По уточнённым данным, она составляет около 5%, из которых в молекуле ДНА человека 1,4% приходится на замещения и 3,4% на вставки ]Britten[. Небольшую разницу геномов, столь резко переместившую громаду эволюции с одной трассы, самоуправляемой, на другую, управляемую разумом, трудно признать случайной, не подготовленной. Существующие гипотезы (трудовая, мутационная и др.) не убедительны в объяснениях антропогенеза. Напрашивается предположение, что и здесь действовали общеприродные законы эволюции, ведущие к нарастающему производству энтропии.

Ведь с самого начала человеческой культуры, с освоения огня, организованной охоты, земледелия, ремёсел, промышленности, со становления социума, с построения рода, племени, общины, общества, государства всю свою энергию человек направлял на эксплуатацию и уничтожение природных богатств, разработку недр и сжигание их содержимого — на увеличение производства энтропии. Правда, использование природных богатств для удовлетворения физиологических и культурных потребностей человека отчасти уравновешивает рост произведённой человечеством энтропии S как меры хаоса. Частичным противовесом ей служит увеличение суммарной внутренней анатомической и физиологической упорядоченности людей вследствие роста населения земного шара. Также технологическая обработка части природных ресурсов и полезных ископаемых приводит к временному уменьшению энтропии, например при извлечении металлов из руд, но при последующем окислении и разрушении изделий энтропия берёт своё. То же можно сказать о прочих материалах и изделиях, изготовляемых промышленностью  и используемых в общественном и частном потреблении.

8. Человек

Направленность и противоречивость эволюции естественно продолжаются и усиливаются в формировании и развитии человека, что подтверждаются всем опытом антропологии, психологии, истории. Противоречивы личностные особенности человека, его общественная, политическая, познавательная деятельность. Кратко остановимся на личностных особенностях.

Многослойность, запутанность, сложность человеческой натуры драматизированы внутренне и проявляются в общении. «Человек загадочен, необъясним. Он представляет собой некую тайну. Без ощущения непостижимости человека трудно обрести путеводную нить в философско-антропологическом размышлении. Ни религия, ни философия, ни наука не в состоянии без остатка раскрыть эту тайну. Ведь мы имеем дело с неисчерпаемым миром субъективности» ]Гуревич, с.67[. В каком смысле можно понимать загадочность человека? Пожалуй, в смысле непредсказуемости его решений и поступков в критические моменты бытия, в положениях неустойчивого равновесия духа. Все согласятся с особой ценностью жизни, но понимать её каждый будет по-своему. Раскрыть без остатка, во всех деталях загадочность, то есть нелогичность, человека, может быть, и не удастся, но учёные пытаются систематизировать её проявления.  

В психологии насчитываются десятки типологий личности, которые формулируются на основании трёхсот–четырёхсот (количество зависит от методики подсчёта) психологических переменных —индивидуальных особенностей интеллекта, воли, темперамента, конституции. Как принято считать, начиная с 17 века,  психика каждого человека разделена на части (их называют по-разному, например, сознание, подсознание, предсознание), проявления которых в виде мыслей, слов и поступков не всегда согласованы и иногда кажутся произвольными и окружающим, и самому субъекту. За словами и поступками могут следовать сожаление, раскаяние, отчаяние, многолетние угрызения совести, а могут — эгоистическая удовлетворённость, тщеславное самодовольство, жестокое злорадство. Несмотря на полярность те и другие допускают чередование. И всё это волнение чувств меняется не только от человека к человеку, но и у каждого в зависимости от обстоятельств, возраста, настроения. «Никто не отважится судить о предметах с помощью одной только логики» (И.Кант). Сколько раз жизнь подтверждала правоту философа, заставляя к логике суждений добавлять и учитывать душевные переживания, эмоции, предубеждения, пристрастия! Вот каким виделся современнику один из «умеренных» руководителей СССР: «…вулкан энергии. И полезной, и вредной. Человек с маниловским самовыражением, но и жёсткий прагматик. Хитёр, но и по-детски наивен. Труженик и мечтатель, порой без меры груб и самодержавен. Экспериментатор. Непредсказуем,  бесцеремонен, хваток и ловок. Всякий. В сущности, он и творец, но и жертва иррационализма. Конечно же, он считал для себя святой однотонную мелодию, исполняемую на «марксистской трубе», но был не чужд и полифонии «живой жизни». Театрал, любитель русской классики, но и «охранитель большевистского огня в искусстве», часовой соцреализма, носитель большевистского абсурдизма»  ]Яковлев, с.312[. Незаурядная энергия и природная смекалка подняли этого лидера из рабочих на вершину власти, но в остальном его психологические установки, их прихотливость мало отличались от установок человека из шеренги. Столь же противоречив и другой советский лидер-реформатор ]там же, с. 472[.

Правильно ли считать подобный набор качеств проявлением противоречивости человеческой натуры? Может быть, этот набор показывает только необходимое разнообразие качеств, складывающееся под влиянием обстоятельств жизни? Правильнее, всё-таки, говорить о противоречивости, так как в определённых обстоятельствах иногда проявлялись одни качества характера, а в других, сходных ситуациях противоположные качества, и эти проявления диктовались не только самими ситуациями, но и подсознательными противоборствующими установками, из которых победить и проявиться могла любая. Проблема свободы воли, осознанная в античности, остаётся неразрешённой.

Но, может быть, всё сказанное относится, прежде всего, к мужчинам? Ведь женщины, со своим материнским инстинктом, воспитательницы, примирительницы традиционно считаются носительницами добродетелей, смягчающих общественные нравы. Женщины, действительно, обладают этими качествами, положительными с точки зрения культуры и, как показывают психологические исследования, в общем, уступают мужчинам в агрессивности. «У войны не женское лицо». Но это не значит, что женская натура принципиально иная, лишена противоречий и что в ней не таятся отвага, агрессивность, жестокость. В драках дикарей, битвах с дубинами, пращами и луками участвовали не только воины, но и воительницы; мамонты и хищники становились добычей не только охотников, но и охотниц. Издевательства владелиц над рабами, крепостными, другими зависимыми людьми не раз показаны в литературе. Наряду с носительницами лучших женских качеств мифы народов хранят собирательные образы амазонок, валькирий, фурий, русалок, кикимор, вакханок. Есть и персоны: Пандора, Клитемнестра, Анат, Тарпея, Артемида, Скилла и Харибда, Астарта, Баба Яга, Дурга, Геката, Данаида, Ехидна, Рона, Сехмет, Иштар, Кали, Медея и др. Среди перечисленных обобщённых и персональных образов находятся беспощадные предводительницы, властолюбивые богини, чудовища, злые колдуньи, обманно-прекрасные убийцы и отвратительные зловредные создания.

Благодаря воинственному патриотизму и неудержимой отваге неграмотная, религиозная, восемнадцатилетняя крестьянка Жанна д’Арк смогла возглавить освободительную борьбу французского народа против англичан. Её героическая деятельность, романтизировавшая всю историю Франции, была ослепительно яркой, хотя и совсем недолгой: Жанна была выдана врагу предателями и мучительно погибла на костре.

По жестокости женщины подчас готовы соревноваться с мужчинами. Для примера несколько слов о войне Франции против Испании в 1808 г. «После первой битвы между этими фанатиками и французами на полях Рио-Секко осталось двадцать семь тысяч трупов. Женщины с диким воем кидались на наших раненых и вырывали их друг у друга, чтобы умертвить самыми зверскими способами, они вонзали им в глаза ножницы или ножи и с жестокой радостью упивались зрелищем крови и предсмертных судорог» ]Стендаль. Жизнь Наполеона, гл. XLI[. В наши дни умеют жертвовать нежностью материнства ради неукротимости террора. Под влиянием тягот жизни, опасений за свою судьбу и своих близких, иногда в условиях анонимности и безнаказанности женская мягкость может обернуться своей противоположностью.

Философ сетовал: «Когда смотришь на жизнь большинства людей, то кажется, что человеческое существо создано для того, чтобы подобно растению впитывать в себя соки и расти, наконец, состариться и умереть. Из всех существ человек меньше всего достигает цели своего существования, потому что тратит свои превосходные способности на такие цели, которые остальные существа с гораздо меньшими способностями достигают значительно надёжнее и проще» ]Кант, с. 247[. Чем объясняется такое несовершенство? Вышеназванными законами эволюции.

9. Заключение

О чём статья? О закономерностях, которые управляют миром, а значит и человеком. О двух эволюционных законах: 1) нарастающего производства энтропии; 2) противоречивости синтеза и распада. Могут сказать: эти законы безрадостны, подчиняют человека бесстрастию природы, не открывает перспективу, без которой духовная жизнь невозможна. Отвечу: говорить о перспективах можно только тогда, когда пытаются понять их, не предваряя понимание оценками и не боясь разочарований. Поняв перспективы, можно думать о том, как избежать одних и достичь других.

С самого начала, с тех пор как человек впервые посмотрел вокруг, на себя, на небо, на землю, задал первые вопросы, он изобретает и пересматривает перспективы. Быстро придумав себе сверхъестественное происхождение, бессмертную душу, особое предназначение, поместив себя в центр мира, человек, под давлением научных фактов, тысячи лет медленно и неохотно отказывается от тщеславных иллюзий о своих происхождении, положении, предназначении или модернизирует некоторые из них. То, что сказано в статье, маленький шажок в направлении дальнейшего избавления от иллюзий и понимания перспектив. Прошлое объясняет и укрепляет, будущее настораживает и озадачивает, а настоящее—примиряет и связывает.

Литература

Базаров И.П. Термодинамика. М. Высшая школа, 1991.

Биологический энциклопедический словарь. М. «Советская энциклопедия», 1986.

Галимов Э.М. Феномен жизни. Между равновесием и нелинейностью. Происхождение и принципы эволюции. М. Едиториал УРСС, 2001.

Горшков В.Г. Физические и биологические основы устойчивости жизни. М. Изд. ВИНИТИ, 1995.

Гуревич П.С. Философская антропология. 2 изд. М. «Омега-Л», 2010.

Иващенко О.В. Изменение климата и изменение циклов обращения парниковых газов в системе атмосфера-литосфера-гидросфера. 2005. www.poteplenie.ru/news/news170905.htm

Кант И. Всеобщая естественная история и теория неба. Соч. в 8 т. Т. 1. М. ЧОРО, 1994.

Назаров В.И. Эволюция не по Дарвину: смена эволюционной модели. М. КомКнига, 2005.

Стендаль. Итальянские хроники. Жизнь Наполеона. М. Изд. «Правда», 1988.

Уиттекер Р.Х. Сообщества и экосистемы. М. «Прогресс», 1980.

Чайковский Ю.В. Наука о развитии жизни. Опыт теории эволюции. М. Т-во научных изданий КМК, 2006.

Эйген М., Шустер П. Гиперцикл. Принципы самоорганизации макромолекул. М. «Мир», 1982.

Яковлев А.Н. Сумерки. Размышления о судьбе России. Изд. 2-е. М. Материк, 2005.

Britten R.J. Divergence between samples of chimpanzee and human DNA sequences is 5%, counting indels. PNAS 2002 99 (21) 13633-13635.

Gaia hypothesis. Wikipedia en.

Diogo Queiros-Conde. Principe de concervation du flux d’entropie pour l’evolution des espeses. C.R.Acad. Sci. Paris. Sciences de la Terre et des planetes. 330 (2000), p. 445-449.

Lehninger A.L. Principles of Biochemistry. Worth Publishers, inc. 1982.      

Вилли Креймер: Причины и следствия: 3 комментария

  1. Валерий Лесов

    Полезная статья. Похожие мысли возникают. Еще помню высказывание коллеги-биолога о его учителе, который выдвигал концепцию ступенчатого нарастания энтропии при «фазовых переходах» от одних видов к другим. Что снимает противоречие между ростом энтропии, представляемой распадом на элементы, и возникновением более сложных существ. Ведь при этом закон сохранения — материи + энтропии — не нарушается. Энергии для новых видов требуется больше, среда их обитания расширяется, при этом разрушается биоценоз, локальная биосфера устремляется к хаотическому неупорядоченному состоянию составляющих ее элементов, при интегральном вычислении.

  2. Igor Troitski

    Спасибо. Статья понравилась. Тело сочное, хотя выводы суховаты. Но это лучше, чем наоборот. Из сочного тела можно сварганить любые выводы на свой вкус, а вот наоборот — не получится.
    Кое-какие скептические соображения:
    1. Устойчивость — это полезная абстракция. Единственная реальность — неустойчивость. Если сегодня та или иная устойчивость не опровергается, то она будет опровергнута завтра.
    2. Сегодня человек ещё очень далёк от осознания, что есть время, его бесконечность, как собственно и пространство с его бесконечностью. Поэтому и ставится вопрос о возникновении вселенной так, как он ставится. Суть вопроса будет скорректирована, как только эволюционизируют представления человек о времени и пространстве.
    Ещё раз – спасибо.

  3. zorba

    около и псевдонаучный бред.
    \»Эта цель — нарастающее производство энтропии…\»
    увеличение энтропии не может быть целью. это закономерное явление в расширяющейся вселенной. именно оно и приводит к известному феномену \»тепловой смерти вселенной\». в локальных областях известны процессы имеющие своим результатом(целью???) УМЕНЬШЕНИЕ энтропии. таковые процессы суть фотосинтез, естественный отбор, разум… если подпустить немного мистики, то мы можем предположить, что эти процессы целеобусловлены. и скорее всего не исчерпывают всех механизмов уменьшения энтропии. т. к. понятие энтропия носит статистический характер, то в локальных областях бесконечной (?) вселенной неизбежны спонтанные явления флюктуационных уменьшений энтропии. но автор, увы, своим опусом энтропию только увеличил.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math