© "Семь искусств"
  июль 2017 года

Борис Певзнер: Великая Октябрьская Катастрофа

Все преобразования России большевики провели под обманными названиями. Самодержавие было названо руководящей ролью партии пролетариата, империя — добровольным Союзом республик, государственное крепостничество — коллективным хозяйством.

Борис Певзнер

[Дебют]Великая Октябрьская Катастрофа

К 100-летию 1917-го года в России замечаются попытки объединять Февральскую и Октябрьскую революции в единый революционный процесс. Но можно ли объединять воедино революцию и контрреволюцию?! И не видно ли в этих попытках простого желания — присвоить Октябрю все достижения Февраля?

 Февральская революция свергла императора, отменила все сословия и сословные привилегии, всех этих дворян, купцов и мещан, благородия и превосходительства, сиятельства и преподобия, все 14 классов чиновничьей лестницы, существовавшей двести лет. В один день все жители страны превратились просто в граждан, в равноправных граждан России. Были ликвидированы все национальные и религиозные неравенства. Была признана независимость всех входивших в состав Российской империи национальных государств. Для определения нового государственного устройства России было решено всенародно избрать Учредительное собрание с представителями от всех политических партий, а впредь до его созыва было назначено временное правительство.

 Таким образом, Февральская революция совершила грандиозные преобразования страны в направлении демократических свобод. Воистину, это была великая революция. Но приходится сказать — была бы великая, если бы она смогла удержать власть. Однако она ее не удержала, и уже через 8 месяцев произошел военный переворот, который великой революцией назвал себя. Но переворот этот был, по существу, в другую сторону, поскольку он ликвидировал основное завоевание Февраля — освобождение и демократизацию, повернул обратно к порабощению, причем в конечном счете еще ухудшил его и довел до жесточайшей тирании. Это и сделало его по существу, контрреволюцией.

 Василий Гроссман в своей замечательной, душу рвущей повести «Всё течет» писал (глава 22):

«Огромна была ломка русской жизни, произведенная Лениным. Ленин сломал помещичий уклад. Ленин уничтожил заводчиков, купцов. И все же рок русской истории определил Ленину, как ни дико и странно звучит это, сохранить проклятие России: связь ее развития с несвободой, с крепостью. …Спор, затеянный сторонниками русской свободы, был наконец решен — русское рабство и на этот раз оказалось непобедимо».

 Возврат к несвободе, к крепости… Это еще мягко сказано. Были уничтожены все политические партии, кроме захватившей власть, причем не просто запрещены, а именно уничтожены в тюрьмах и концлагерях; были ликвидированы свобода печати, вероисповедания, собраний, забастовок, выезда из страны, то есть даже те свободы, которые существовали при царе. Была восстановлена империя, и силой оружия возвращены в нее те, уже объявившие о своей независимости страны, которых удалось завоевать в ходе гражданской войны. Со временем было фактически восстановлено даже отмененное царем более полувека назад крепостное право, точнее — крепостное бесправие! И в стране снова воцарилось самодержавие, неограниченная власть одного человека.

 Горько сознавать, что всё многолетнее революционное движение народов России, вся отчаянная борьба ее политических партий, все их споры в поисках правильного пути к народному благу, все ужасные жертвы — всё это послужило только для возведения на престол нового диктатора, несравненно более кровавого, чем свергнутый император! Вспоминается Пушкин с его словами «Не приведи Бог видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный!». Понятно, что бунт был предсказан как беспощадный, но как этот гений смог предугадать, что русский бунт окажется бессмысленным?!

 Все преобразования России большевики провели под обманными названиями. Самодержавие было названо руководящей ролью партии пролетариата, империя — добровольным Союзом республик, государственное крепостничество — коллективным хозяйством. (Но народ-то видел суть происходящего, и расшифровывал название партии ВКП(б) как “Второе Крепостное Право большевиков”). Обманом было и то, что все свои показатели Советская Россия постоянно сравнивала с Россией царской, тем самым создавая совершенно неправильный уровень отсчета для определения своих заслуг. Воспользовавшись краткостью перерыва между февралем и октябрем, Октябрьская революция присвоила себе завоевания Февральской. Если честно сравнивать СССР с режимом после Февральской революции, то чаша достижений значительно опустеет, чаша несчастий перетянет весы фортуны далеко вниз и станет ясным, что в октябре 1917 года Россию постигла великая катастрофа.

 Когда после смерти Сталина появился робкий лозунг «За восстановление коллективного руководства», то не означал ли он возврата к лозунгу «Долой самодержавие!», с которым совершалась Февральская революция? Не означало ли это, что те завоевания были давно ликвидированы, и надо начинать всё с начала?! Но даже и после Сталина самодержавие не было уничтожено, оно сохранялось еще более 30-ти лет. В долгожданный период свободы, в Горбачевскую перестройку, одна мысль, я думаю, была всеобщей  — а надежно ли это? А не вернется ли снова самодержавие? Сейчас оно, конечно, не вернулось, но нет и равноправия тех, кто “за”, и кто “против”, так что иногда снова робко звучит напоминание «Свобода лучше, чем несвобода».

 Но вернемся к контрреволюции.

 Октябрьский переворот произошел под прекрасными лозунгами Власть — советам! Земля — крестьянам! Мир — народам! Хлеб — голодным! Мировая революция! Верили ли сами большевики в эти призывы, которыми они привлекли на свою сторону часть населения страны, или всё это была сознательная ложь “в тактических целях”, которой эта партия никогда не брезговала? Так или иначе, но все эти громкие лозунги оказались полным обманом, все до одного!!

 Власть — советам? Но захват власти военной силой может привести только к удержанию ее той же силой, а никак не к вручению ее какой-либо выборной организации. Этот старый урок истории был известен и в 1917 году. Более того, как правило, силовой режим со временем становится всё жестче, а круг власть предержащих постоянно сужается. Так и произошло после Октября — сначала (уже через 7 месяцев, после уничтожения левых эсеров) этот круг сузился с двух партий до одной, затем, путем силового уничтожения различных «уклонов» в самой партии большевиков — до одной руководящей группы, и наконец, свелся к личной неограниченной власти одного диктатора.

 Земля — крестьянам? В “Декрет о земле” был заложен сознательный обман — чтобы привлечь на свою сторону крестьян и солдат, большевики включили в него эсеровский план уравнительного землепользования, с которым сами были не согласны и выполнять который не собирались. И не стали. На несколько лет земля была всё же отдана крестьянам в пользование (но не в собственность!), а затем, в ходе коллективизации, была насильно отобрана и фактически передана в собственность государству. А в хрущевский период даже крохотные приусадебные участки были у крестьян отняты.

Мир — народам? Это был лозунг явно демагогический, нереальный. Это была нечестная игра на страстном стремлении к миру уставшего от непонятной войны народа. (Например, меньшевик Николай Суханов писал:

 «Нашу редакцию люди из окопов в то время буквально заваливали письмами. И только один в них был мотив — конец войны. Безразличны и партии, и политика, и революция. Поддержат всех, кто покажет хотя бы призрак мира». (Сергей Мельгунов. Как большевики захватили власть. Overseas Publications Interchange Ltd, 1984. Книга написана в 1939 году).

На самом деле, в 1917 году Россия могла достичь мира единственным путем — стойко, даже не наступая, удерживать фронт до победы. После трех лет войны ресурсы Германии были уже истощены, а с апреля 1917 года в войну на стороне союзников вступили США, так что исход войны был практически предрешен. Останься Россия в войне, она уже через год получила бы прочный мир после капитуляции Германии и все преимущества державы-победительницы. Вместо этого, выйдя сепаратно из войны, Россия получила из рук большевиков Брестский мир, равносильный ее катастрофическому поражению от Германии, а после этого — еще на 4 года войну гражданскую, много худшую, не где-то на западных границах, а у себя дома, по всей стране. Большевики понимали, что силой захватив власть и разогнав Учредительное собрание, они развязывают в стране гражданскую войну, их предупреждали об этом все другие партии, но они сознательно пошли на это. Больше того, они стремились к этому в соответствии с ленинским лозунгом «За превращение войны империалистической в войну гражданскую», ибо понимали, что в мирной обстановке осуществить задуманную ими насильственную переделку России будет невозможно.

Вот чем обернулся для народа провокационный лозунг большевиков с обещанием мира!

Хлеб — голодным? Это был пустой лозунг, никакой программы — как накормить народ — большевики не предлагали. Да и какой хлеб можно было обещать, ведя страну к гражданской войне и переделу собственности? Не хлеб, а еще худший голод голодным, смертельный голод миллионов получила Россия вместо этого подлого обманного обещания.

Мировая революция? Уверение, что за русской революцией вскоре последует мировая, которая мощно поддержит Россию и превратит ее в лидера трудящихся всего мира, определяло весь революционный пафос тех лет и немало способствовало победе большевиков. Но неужели у российских профессиональных революционеров, годами живших в эмиграции и знавших ситуацию в сытой, цивилизованной Европе, могли быть какие-либо иллюзии о мировой революции? Один из них, Борис Савинков, так и писал в 1918 году:

«Надо быть безумцем — преступником, чтобы серьезно утверждать, что мировой пролетариат нас поддержит».

Не произошло не только мировой, но и локальной революции ни в одной стране, несмотря на все попытки экспортировать революцию из России.

Я бесстрастно говорю о 100%-ном обмане всех этих красивых лозунгов, но можно ведь говорить и по-другому:

«…и на этих-то идеалах умело, как всегда, играли прожженные сволочи, умные и безжалостные бандиты, сделавшие карьеры на костях собственного народа, на пепле своей земли, на почерневшей в застое крови моего поколения». (Михаил Веллер. Рассказ Дети победителей. 2002 г).

 И это говорит человек еще далеко не самого пострадавшего поколения!

Большевики, конечно, действовали хитро, раскрываясь постепенно. Совнарком был образован 2-м Съездом Советов «впредь до созыва Учредительного собрания», то есть как очередное временное правительство. Всеобщие выборы в Учредительное Собрание правительство Керенского еще летом назначило на 12 ноября 1917 года. Большевики и левые эсеры, совершив военный переворот в столице за 18 дней до предстоявших выборов (каково?!), в то же время, подтвердили их проведение и созыв Собрания. Хотя выборы проходили в обстановке шествия по стране военных большевистских переворотов, большевики получили лишь четверть голосов избирателей, собрав эти голоса, в основном, в столицах и на фронтах. Остальная страна проголосовала за партию эсеров, которую возглавляли Керенский и Чернов.

Советская власть десятки лет скрывала результаты этих выборов. В трехтомной 2700-страничной истории Октябрьской революции лишь в одном подстраничном примечании нашлось место для этих цифр:

Из 707 депутатов Учредительного собрания было избрано:

 — Эсеров 370 или 52,3%

 — Большевиков 175 или 24,8%

 — Представителей национальных групп (занимавших, в основном, центристские позиции) 86 или 12,2%

 — Левых эсеров 40 или 5,7%

 — Кадетов 17 или 2,4%

 — Меньшевиков 16 или 2,3%

 — Прочих 3 или 0,4% .

.И.Минц. История Великого Октября. 1979, том 3, стр. 833).

Свои 25 процентов большевики довели до ста военной силой и террором. Лишь один день — 5 января 1918 года проработало созванное Учредительное Собрание, а ночью Совнарком принял написанный Лениным короткий декрет о его роспуске и прозвучало печально известное «караул устал». На этом было покончено с подлинным выбором российского народа и наступил “социалистический выбор”.

«Трудящиеся сбросили с себя ветошь буржуазного парламентаризма» — так подлым языком советской пропаганды не постеснялся прокомментировать разгон Учредительного Собрания академик Минц (там же, стр.854).

Следующие свободные выборы в этой стране состоялись лишь через 72 года…

 Октябрьский переворот вызвал сильное сопротивление в России.

 Сразу после него началось жестокое вооруженное подавление любых протестов, быстро перешедшее в большевистский террор. 29 октября 1917 года силами балтийских матросов были расстреляны юнкера, выступившие с протестом против ареста Временного правительства. В этот же день был арестован Комитет спасения Родины и Революции, который был образован ушедшими со 2-го Съезда Советов меньшевиками и эсерами, Петроградской городской Думой и исполкомом Совета крестьянских депутатов. Уже 30 октября была принята первая резолюция против большевистского террора (на совместном собрании профсоюза железнодорожников и членов левых партий).

22 ноября 1917 г. Совнарком принял Декрет о суде, которым образовал революционные трибуналы. Трибуналы приговаривали, в основном, к высшей мере, и в газетах ежедневно публиковали списки расстрелянных.

21 февраля 1918 г. в Декрете “Социалистическое отечество в опасности”, написанном лично Лениным, приказывалось:

 «…всех работоспособных членов буржуазного класса … мобилизовывать в батальоны для рытья окопов, … сопротивляющихся — расстреливать». И далее Неприятельские агенты, спекулянты, громилы, контрреволюционные агитаторы … расстреливаются на месте преступления».

Это уже значило, что можно расстреливать любого, без следствия и суда. И так и пошло…

После августовских покушений на Ленина и Урицкого (бывших не связанными между собой актами, но произошедшими в один день), террор развернулся гигантски. 5 сентября 1918 года Совнарком принял декрет, в котором было прямо заявлено:

 «Обеспечение тыла путем террора является прямой необходимостью. … Необходимо обеспечить Советскую республику от массовых врагов путем изолирования их в концентрационных лагерях. …Подлежат расстрелу все лица, прикосновенные к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам».

(Заметьте  — массовые враги!)

Уже в первые два месяца после Октября корпус ВЧК “раздавил беспощадно” 44 народных выступления! (Внутренние войска Советской Республики. 1917 – 1922. Документы и материалы. Москва, 1972, стр.66). В этом терроре партия опиралась на наемников, в основном, зарубежных:

 «В конечном итоге большевиками выработался особый вид наемной армии, состоявшей из военнопленных, главным образом, мадьяр, китайцев, работавших раньше на Мурманской жел. дороге, латышских частей, примкнувших почти целиком к советской власти, и подонков русского населения, польщенных громадными деньгами, которые платила им советская власть, легкостью службы, привилегированным положением и главным образом  — возможностью хорошего питания, ибо всё это время вся внутренняя Россия страшно голодала». .И.Лебедев. Борьба русской демократии против большевиков. Книга была издана в 1919 году в НьюЙорке с целью убедить союзников более активно поддержать белых в гражданской войне).

«К концу апреля 1918 г. положение России было следующее. Большая часть русского населения поняла, что большевизм губителен для нее и начала активно выступать против большевиков», — так начинается указанная книга В.И. Лебедева. В ней, в частности, сообщается, что в апреле 1918 года состоялась “Конференция уполномоченных от рабочих от заводов и торгово-промышленных предприятий гор. Петрограда и его окрестностей”, представлявшая свыше 100 тысяч рабочих из общего количества 132 тысячи, бывших тогда в Петрограде. Она приняла резолюцию Наказ рабочему классу всей России. «Этот наказ, написанный в яркой и красивой форме, был внутренним криком души отчаявшегося, обманутого и преданного народа. В нем говорилось, что большевики обещали всеобщий демократический мир, а вместо этого дали унижение и позор Брест-Литовского мира и жесточайшую гражданскую войну на бесчисленных внутренних русских фронтах; что они обещали народу хлеб,  — а вместо этого дали голод; что они обещали свободу, а принесли с собой жесточайший произвол, уничтожили свободу слова, свободу собраний, свободу личности; что они обещали народу честный созыв Учредительного Собрания, а вместо этого убили всякое проявление самоуправления и народовластия, разогнав все земские и городские выборные самоуправления».

  Повторю, что все это было сказано еще в апреле 1918 года!

 Все политические партии России продолжали бороться нелегально до завершения гражданской войны. Вот строки из обращения ЦК партии меньшевиков от 19 апреля 1921г. “Ко всем рабочим и работницам”, (вышедшего, кстати, под лозунгом “Пролетарии всех стран, соединяйтесь!»):

«Наша партия … постоянно указывала всем рабочим на ошибочность и гибельность большевистской политики. …Мы указывали рабочим, что вооруженный захват власти неминуемо вызовет гражданскую войну, голод и тюрьмы, лишение свободы слова, печати, организаций и т.д. И всё это пережили рабочие с 1918 г., имея единственное утешение в том, что власть будто бы находится в их руках». (Борис Двинов. От Легальности к подполью. Изд. Стэнфордского Университета, Калифорния, 1968 г. Книга написана в 1923–24 годах).

Это были замечательные, верные слова, но они уже не могли дойти до массы рабочих. К концу 1921 года 90% членов партии меньшевиков были в ленинских тюрьмах, а те, кому удалось, эмигрировали.

 В июне 1918 г. восстало Поволжье — рабочие Саратова, Самары, Казани, Симбирска, крестьяне Среднего Поволжья и Южного Урала.

«В июле 1918 г. восстал и 16 дней героически сопротивлялся Ярославль, и пока Красная армия не сожгла его, пока не разрушила все заводы ураганным огнем артиллерии, пока не сравняла с землей все жилые кварталы рабочих районов, пока не применила химические снаряды, рабочий Ярославль сопротивлялся и сумел поднять против большевиков крестьян всей губернии. …В августе 1918 г. произошло грандиозное Ижевское восстание, рабочие сформировали 30-тысячную Народную Армию и сопротивлялись до середины ноября сильнейшим частям Красной Армии и полка Интернационалистов». (Михаил Бернштам. Отмечая 5 сентября. Сборник материалов Самиздата).

Автор публикации считает, что эти восстания не позволили большевикам бросить свои войска в помощь революциям в Германии и Венгрии. Сейчас о каждом из этих восстаний можно прочесть подробнейшие бесстрастные сведения в Википедии.

В марте 1921 года восстали уже и те, чьими руками была совершена революция в Петрограде — балтийские матросы в Кронштадте, и они требовали, в частности, разрешить все политические партии. Крупными силами Красной армии восстание было потоплено в крови. Так же были подавлены крестьянские “беспорядки” в Смоленской, Воронежской, Тверской, Рязанской и Московской губерниях. Массовое восстание крестьян Тамбовской губернии, руководимое Антоновым, удалось подавить только большими силами Красной армии под командованием Тухачевского, будущего маршала.

Цепочку народных восстаний можно проследить до начала 30-х годов, пока неистовый сталинский террор не сделал их совершенно невозможными.

 Но сказав так много плохого о большевистском перевороте 1917 года, я не сказал еще, может быть, самого худшего — он разделил мир на два непримиримых лагеря, со временем пришедших на грань взаимного уничтожения. Конечно, войны были всегда, но об антагонистических, то есть непримиримых противоречиях «между трудом и капиталом» впервые заявил марксизм, а реализовал их именно Октябрьский переворот, создав первое в мире “государство рабочих и крестьян” как плацдарм предстоящей всемирной революции. Россия была открыто объявлена врагом всему окружающему «миру капитала», «надеждой трудящихся всех стран». Даже когда стало ясно, что никакой Мировой революции не получилось, что идейные основы конфронтации с окружающим миром потеряли всякий смысл, в России не нашлось достаточной силы, чтобы честно признать ошибочность Октябрьского переворота и снять лозунг о враждебном «капиталистическом окружении». Во внутрипартийной борьбе победила сталинская линия упертых большевиков, и курс на «мировую революцию» сохранился. Концепция антагонизма окружающему миру даже усилилась, ибо теперь она стала необходима советской власти для оправдания ее по существу агрессивной политики. Всю свою мощь огромного государства СССР направлял на подрыв и ослабление капиталистического мира. Он финансировал и раздувал внутренние конфликты, в каких бы странах они ни возникали. Он поддержал гитлеровский фашизм, как ледокол для разрушения капиталистической системы, и начал вместе с ним 2-ю мировую войну. Он содействовал преждевременному разрушению колониальной системы, которое привело к установлению тиранических режимов в ряде стран Африки и Латинской Америки, к междоусобным войнам и голоду. Он организовывал, обучал и финансировал многие подрывные и террористические движения, включая и мусульманский экстремизм, который теперь занял место коммунизма в борьбе против демократических стран. Так что вполне можно согласиться с формулировкой, которую употребляют еще оставшиеся коммунисты: «Великий Октябрь  — главное событие ХХ века, коренным образом изменившее ход развития всего человечества.» Только вот — в какую сторону изменившее? Такое определение ведь может означать и Великую Октябрьскую катастрофу!

 А для российского народа семь десятилетий жизни с представлением о «кольце врагов» сделали это представление привычным и естественным, основой нынешней прискорбной конфронтации России со многими странами мира, столь опасной в атомную эпоху.

 Не одно поколение советских людей ушло из жизни, так и не увидев конца тоталитарной системы, так и не узнав даже, что этот конец когда-либо наступит. Поколению моих родителей, встретившему революцию молодым, досталось всё сполна — германская война, бедствия революции, гражданская война, сыпной тиф, голод, краткая передышка НЭПа, снова голод, коллективизация, карточная система, очереди за всем, что нужно для жизни, коммунальные квартиры, сталинский террор, ГУЛАГ, Финская война, бедствия Отечественной войны, послевоенные трудности, крутая идеологическая обработка. И почти всё это — прямые результаты Великой Октябрьской Катастрофы.

 Так ради чего были все эти бедствия?!

Борис Певзнер: Великая Октябрьская Катастрофа: 9 комментариев

  1. Сэм

    На самом деле, в 1917 году Россия могла достичь мира единственным путем — стойко, даже не наступая, удерживать фронт до победы. После трех лет войны ресурсы Германии были уже истощены, а с апреля 1917 года в войну на стороне союзников вступили США, так что исход войны был практически предрешен.
    Распространённое, но не соответствующее историческим фактам мнение.
    Ничего предрешено не было. Более того, никто не предполагал, что Война закончится в будущем году безоговорочным поражением стран Четверного Союза.
    В апреле 1917 г никто не знал, насколько эффективна будет американская армия, насчитывающая на начало года немногим более 100 тыс. человек.
    Да, блокада Германии наносила серьёзный удар по экономике Германии. Но начавшаяся в начале года неограниченная подводная война в Атлантике грозила не меньшими, а большими бедами ВБ, которая просто не могла существовать без морских поставок. На Зап. Фронте провалом кончилось наступление французов (наступление Нувеля) и англичан (битва Пашандаль), во французской армии начались мятежи, Румыния была разгромлена.
    И большой вопрос, изменило ли что-нибудь провальное наступление «Керенского» в июне – немцы, как и в 1915 году основной удар решили наносить на Восточном фронте.

  2. Б.Тененбаум

    Честно говоря, материал показался мне несколько тривиальным. И к тому же наивным с точки зрения подхода к проблеме: ну ладно, большевики — исчадия ада. Но почему в огромной стране победила ничтожная по численности секта — а не констуционные демократы? Или — коли уж они показались слишком «буржуазными» — почему не эсеры? Казалось бы — революционная партия, стремившаяся к освобождению крестьянства? Может быть, дело все-таки в том, что при едва ли не 70% неграмотных в руках миллионных масс оказалось оружие? Никакое великое «ЕСЛИ БЫ» тут, конечно, не работает — но, по-моему, России мало помог бы статус державы-победительницы, взрыв случился бы все равно, и исход Гражданской войны так или иначе определила бы социальная структура населения. Не случайно в России победили красные, а в Финляндии — белые …

  3. Лев Мадорский

    материал показался мне несколько тривиальным. И к тому же наивным с точки зрения подхода к проблеме: ну ладно, большевики — исчадия ада. Но почему в огромной стране победила ничтожная по численности секта — а не констуционные демократы?
    По моему, Борис, вы слишком строги к своему тёзке. Согласитесь, что назвав Октябрь коертреволюцией, он взглянул на события несколько с другой стороны. Ваш же вопрос почему кадеты не победили, кажется мне вполне уместным. думаю. что крошечной партии Ленина не хватило фанатизма. бескомпромиссной жестокости, наплевательского отношения к морали, законам, будущему страны, а, главное, сильного лидера. Такого как Ульянов. Наверно, без этих характеристик, революция, особенно, в России, обречена на поражение.

  4. Лев Мадорский

    Извините. Я имел в виду, что кадетам не хватило всех этих большевистских качеств.

  5. Sava

    Представленная уважаемым автором информация с историческими фактами и убедительными аргументами позволяет согласиться с обоснованностью данных им оценок октябрьского переворота. Российские историки уклонялись официально признавать эти факты. Они и ныне, в канун совсем скорого наступления знаменательной даты 100 летнего юбилея октябрьской катастрофы, хранят практически глухое молчание. Такова . видимо, задана директива. служащей власти команде публицистов
    Предложенный автором термин КОНТРРЕВОЛЮЦИЯ не только не обсуждается, он даже не упоминается в СМИ. Лично, во всяком случае, с таким фактом не знаком.
    Вряд ли станет возможным услышать о нем и 07.11.17г. Возможно. это связано с принятой политической концепцией Кремля по возрождению былой имперской мощи СССР, крах которого открыто признан . как глобальная катастрофа. Да и принижать роль почитаемого ими великого диктатора , причастного ко всем бедам народа, не входит в их намерения.
    Напрашивается предположение, что в злодейском замысле Сталина созревала тайная и навязчивая, чудовищная идея честолюбца добиться наивысшей неограниченной власти над громадной империей, выходящей по территории далеко за пределы СССР ,вместе со странами восточной Европы в границах 1950 года. Для достижения этой цели признавались пригодными любые средства. При всей своей злодейской гениальности. он просчитался делая ставку на успешное распространение коммунистических идей в мире, в торжество которых он.наверное, уже и сам не верил.
    Понять трудно начальника современной России, какими средствами он надеяться возродить былую имперскую славу страны.

  6. Реувен

    Ещё Герцен понимал возможность переворота: «Если 10 человек ясно понимают, чего тысячи темно хотят, тысячи пойдут за ними». Впрочем, отсюда «еще не следует, что эти десять поведут к добру». Замечание более чем актуально и в наши дни. И в те судьбоносные дни большинство не ведало, особенно крестьяне, в какое «светлое» будущее заведут большевики.

  7. Soplemennik

    А в хрущевский период даже крохотные приусадебные участки были у крестьян отняты.
    ========
    Откуда такая информация?

  8. Элиэзер

    Soplemennik
    26.07.2017 в 12:04
    А в хрущевский период даже крохотные приусадебные участки были у крестьян отняты.
    ========
    Откуда такая информация?

    Мне некогда искать детали, но что-то вроде этого было.

    Лето 1959, мы кончили ин-т и отправлены на офицерскую стажировку в военный лагерь в жарких воронежских степях. Преподаем солдатам. Обед привозат с базы, но сломался грузовик и не привезли, и на голодный желудок я рассказываю им, крестьянам, о последних решениях Пленума и том, как они должны будут жить без участков (не уверен) и без коровы (уверен), а всё получать в колхозах.

    Они не понимают, как можно жить без коровы. Я тоже не понимал, но объяснял:
    «Тебе не надо будет её сразу отдавать». (На самом деле отобрали сразу и дикое количество скота было уничтожено в результате этой политики.) «Но если ты видишь, что тебе колхоз каждый день даёт молоко — и вчера, и позавчера, и сегодня, то зачем тебе корова?»
    «Э, товарищ стажёр, обед был вчера и позавчера, а сегодня нет обеда!»

  9. Элиэзер

    Вообще преступность власти, даже в мелочах, даже при Хрущеве, невообразима. Я первые два года учился в Иванове, и нас много посылали в колхозы области 1954-56. Обычно колхозникам давали дальние и неудобные покосы после того, как скосили сено для колхоза. Удивительно ли, что их было не вытащить на колхозные покосы? Так вот, один председатель сказал: «Косите, и 10% тут же забирайте себе». Покос был закончен мгновенно. Предедателю дали 5 лет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *