© "Семь искусств"
  июнь 2017 года

Сергей Баймухаметов: Как Русь жила «под игом»

Сегодня можно с полной ответственностью сказать, что именно Русская православная церковь, при поддержке Орды, создала единое Русское государство.

Сергей Баймухаметов

Как Русь жила «под игом»

Послесловие  Александра Щербакова

Слово Патриарха

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл на первом заседании Оргкомитета по подготовке 800-летнего юбилея святого благоверного князя Александра Невского сказал:

«Политика Александра Невского не встречала полного понимания на Руси, в первую очередь в Новгороде… Однако, несмотря на то, что Александр не всегда получал поддержку своего собственного народа, он шел на мудрые и мужественные шаги, которые позволили ему уберечь страну от полного разорения… Александр Невский сумел выстроить такие отношения с Ордой, которые обеспечивали сохранение Руси… В результате Русь не потеряла своей идентичности, она не потеряла своей веры, не потеряла даже своего государственного устройства. А если бы крестоносцы пришли на нашу землю, то Русь как исторический культурный духовный религиозный феномен прекратила бы свое существование».

Значение этих слов патриарха трудно оценить в полной мере.

Это — поворот в официальной светской и официальной церковной историографии Средневековой Руси.

Александр Невский — ключевая фигура русской истории и русского самосознания. Символ. Восстановить его подлинную роль и значение — значит пересмотреть историю Средневековья.

Ведь веками воспитывали народ на идее противостояния Орде и степнякам вообще, «половцам поганым». Веками, переписывая летописи, создавая официальную историографию, выпуская учебники, внушали, что Александр Невский — герой борьбы с Ордой, что Русь изнывала под жестоким игом.

Патриарх Кирилл первым из иерархов Русской православной церкви решился на подвиг пересмотра историографии Средневековой Руси. В полной мере оценят его только последующие поколения. Постижение истории — процесс, протяженный во времени, сознание народное меняется не в один день.

Патриарх Кирилл шел к этому последовательно. В 2010 году состоялась Всероссийская конференция «Святой Александр Невский как народный герой» с участием патриарха. Конференция транслировалась на Москву, Петербург, Нижний Новгород, Владимир и Переславль-Залесский. Доклад, с которым выступил архимандрит Зосима, начинался так:

«Вот передо мной статья Сергея Баймухаметова «Княжеский крест. Был ли Александр Невский предателем Русской земли?» Сергей Баймухаметов ставит сложнейшие вопросы, которые касаются трудных и полярно порой дискутируемых моментов в истории России и нашей Русской православной церкви».

Такие доклады не обнародуются без глубочайшего изучения вопроса, обсуждения и утверждения  патриархией.

В данном конкретном случае речь шла о моей статье, впервые опубликованной в 1999 году. Она была в то время первой из подобных работ, получила громкий резонанс, перепечатывалась многими изданиями. Затем, в течение десяти лет, выходили и другие мои материалы, книги, сейчас они широко представлены в современном информационном пространстве.

Слово «предатель» в названии статьи, и то, что оно прозвучало с высокой трибуны Всероссийской православной конференции, — не случайно. Изначально западные ученые называли политику Александра Невского «предательской», «позорной».

В 90-е годы к ним присоединились некоторые российские историки и публицисты, в журналах «Родина», «Огонёк», «Общей газете» и других изданиях прямо писали:

«Есть такой сатана русской истории — Александр Невский… Ради шкурных интересов он насадил на Руси лютое татарское иго», «Русский народ, русская свобода были преданы и проданы изнутри», «Позор русского исторического сознания», «Татарский прихвостень, капитулянт и коллаборант», «Как судить о народе, который сам себе придумал, высосал из пальца и поставил в главные национальные герои и символы фигуру, которую, как ни крути, иначе, чем предателем, не назовешь?»

И в то же время… Современный россиянин удивится, узнав, что подлинная роль Александра Невского в истории Русского государства замалчивалась и замалчивается до сих пор. Начиная с трудов основоположников. Например, в «Курсе русской истории» В.О. Ключевского великий князь упоминается 15 раз в 15 строчках.

Слово Святейшего патриарха, надеемся, положит начало не только восстановлению подлинной роли и значения Александра Невского, но и восстановлению подлинной роли и значения Русской православной церкви в истории Руси.

Александр Невский — сын Батыя

В результате исторических умолчаний и искажений сама фигура великого князя превратилась в фантом. За что его причислили к лику святых? За что его считают национальным героем? Неизвестно.

В 1204 году рыцари-крестоносцы штурмом взяли и разграбили Константинополь — центр православия. Затем началось наступление на русские земли, Римская католическая церковь объявила «крестовый поход против схизматиков и татар», то есть против Руси и Орды. Папа Климент VI впоследствии отчеканил формулу противостояния: «Русские — враги католической церкви».

Русские князья к тому времени разделились на сторонников Орды и сторонников Рима, склонных к введению на Руси католичества. Даниила Галицкого, принявшего католичество, Папа Римский возвел в сан «Русского короля». Его единомышленник зять Андрей, брат Александра Невского, был тогда великим князем Владимирским — то есть почти вся власть на Руси принадлежала сторонникам католичества и подчинения Риму. Александр Невский, княживший тогда в потерявшем свое значение Киеве, помчался в Орду, к Батыю. Там он побратался с его сыном — царевичем Сартаком, христианином-несторианином, то есть стал названым сыном хана Батыя. В те времена легко переступали через кровное родство, но названое братство почиталось как святыня и было незыблемым. Названые братья — «анда», «одна душа».

Батый дал Александру конную дивизию Неврюя — так начался поход на Владимир. Андрей бежал в Швецию, немцы приостановили наступление на Псков и Новгород. Александр стал великим князем. В 1257 году он открыл в Сарае подворье православного епископа и заключил договор с Ордой, который предусматривал военную помощь, оплаченную «выходом», у нас его называют «данью». (О размере ее — ниже.) До того, 20 лет после похода Батыя, Русь никакой дани не платила.

С тех пор великими князьями на Руси, за редчайшим исключением, назначались только прямые потомки Александра Невского.

Но надо сказать, что военная помощь оказывалась Руси и раньше, при великом княжении Ярослава, отца Александра Невского. Если ордынская конница в 1242 году принимала участие в освобождении Изборска и Пскова от ливонских рыцарей (Рихард Гейденштейн. «Записки о Московской войне»), то вполне логично предположить, что ордынцы вместе с русскими сражались и на Чудском озере в том же 1242 году. А на следующий год, 1243-й, великий князь Ярослав призвал русских князей признать хана Батыя «своим царем».

Тевтонский орден после смерти Батыя, Сартака и Александра снова пошел на Новгород, но буйный Новгород, который некогда восставал против Александра Невского, изгонял его, в соответствии с договором обратился к тогдашнему хану Менгу-Тимуру, и тот прислал конницу — крестоносцы тотчас отступили, подписали мир на новгородских условиях: «Замиришася по всей воле новгородской, зело бо бояхуся и имени татарского».

Объективно, Александр Невский спасал Русскую землю и православную веру, за что и был причислен церковью к лику святых.

Историк, эмигрант, Георгий Владимирович Вернадский писал: «Два подвига Александра Невского — подвиг брани на Западе и подвиг смирения на Востоке — имели единственную цель — сбережение православия как источника нравственной и политической силы русского народа».

Мы не можем знать, что сталось бы с Русью, если бы победили князья — апологеты католической церкви. А при правлении Александра Невского и его потомков, как отметил патриарх Кирилл, «Русь не потеряла своей идентичности, она не потеряла своей веры, не потеряла даже своего государственного устройства».

Для понимания сути надо хотя бы в кратком очерке рассмотреть, как Русь жила «под игом».

Политика: послание Папы Римского

В 1248 году Папа Римский Иннокентий IV направил Александру Невскому послание с предложением о союзе, о переходе народа русского в католическую веру. Александр отверг предложение.

Вроде бы, ничего особенного: международная политика и международные отношения. Но если исходить из теории «ига», то получается ерунда. Ведь по этой теории Русь уже десять лет как «завоевана». Какие международные переговоры может вести завоеванная страна и завоеванный князь?

Экономика: какой была дань?

У нас «данью» пугали и пугают. Но конкретно мало кто знает. Например, завещание Дмитрия Донского почему-то до сих пор не переведено на современный русский язык и не опубликовано.

После распределения уделов между сыновьями великий князь перечисляет размеры «выхода». С Вереи — 22 с половиной рубля, с Суходола, Смоляны и Скирменской слободы — по 9 рублей, со Звенигорода и Звенигородской волости — 167 рублей, с Коломны и Коломенской волости — 342 рубля, а всего с Московского княжества — 960 рублей…

Дань всей Руси в XIV веке составляла 5000 рублей в год. При тогдашнем населении в 5 000 000 в итоге получается — 0,1 копейки на человека. Тогда на копейку можно было купить пуд хлеба. В общем, дань составляла полторы буханки хлеба на человека в год. (С.М. Каштанов. «Финансы средневековой Руси». М., 1988, с. 9-10.)

Экономика: русский исполин

Нам твердили: «татаро-монгольское иго задержало наше развитие».

Карл Маркс отношения Руси и Орды рассматривал точно так же, он считал: «Московия воспитана и выросла в ужасной и гнусной школе монгольского рабства». И в то же время писал о Руси XV века так: «Изумленная Европа была ошеломлена внезапным появлением на ее восточных границах огромной империи, и сам султан Баязид (турецкий — С. Б.), перед которым Европа трепетала, впервые услышал высокомерную речь московита».

Маркс опровергает сам себя. Если триста лет угасали «в рабстве», то как же «ошеломили» Европу? Откуда что взялось? От «ига»? 

Кстати, еще в XIV веке, во времена Куликовской битвы, в Москве уже были первые огнестрельные орудия. То есть действовало пушечно-литейное и химическое (порох) производство.

Разговоры об отсталости России «из-за ига» возникли в XVIII-XIX веках, тогда же возникла и теория «ига». И пришлась как нельзя кстати: она оправдывала и снимала вину за отсталость, в какую повергло Россию четырехсотлетнее крепостное право — рабовладельческий строй, введенный на Руси после «ига» и просуществовавший до 1861 года (когда в Лондоне уже метро строили).

Религия: разрушенные церкви

Насколько прав патриарх Кирилл, утверждая: «Если бы крестоносцы пришли на нашу землю, то Русь как исторический культурный духовный религиозный феномен прекратила бы свое существование»?

Есть очевидные факты. Но опять же — или замолчанные, или искаженные, начиная с летописей (!) и заканчивая словарями-справочниками.

Во всех справочниках про древние русские города пишут: «Разрушен монголо-татарами». В летописях — плач: «Много святых церквей предали они огню». Прям-таки целенаправленный поход ордынцев против православной церкви.

На самом деле все было наоборот — Орда защищала Русскую православную церковь, давала ей исключительные привилегии. Откуда же тогда такой настрой в летописях?

Мы не имеем ни одного оригинала, ни одного подлинника, ни одной рукописи, современной событиям. Все летописи дошли до нас только в «списках», то есть — копиях, в основном, XVI — XVIII веков. Что там осталось от оригинала, а что прибавлено и изменено переписчиками в угоду «идеям» — разбирать и разбирать.

Пример — Лаврентьевская летопись, в которой, как доказал главный научный сотрудник Института русской литературы (ИРЛИ), лауреат государственной премии России профессор Г.М. Прохоров, были вырезаны и заменены три страницы, посвященные походу Батыя. О поздних вставках говорится и в анализе Лаврентьевской летописи, сделанном Л.Н. Гумилевым.

Откуда эти вставки?

С XVI века началась борьба за прикаспийско-причерноморские пространства между двумя мощно развивающимися государствами — Русью и мусульманской Османской империей. Сложилось религиозное противостояние, которого не было при Золотой Орде. Передовым военным отрядом Османской империи было вассальное Крымское ханство, откуда совершались постоянные набеги на Русь. И вполне вероятно (закономерно), что монахи-переписчики вставляли в летописи давних эпох мотивы современного им религиозного противостояния.

(Мы до сих пор не имеем Полного собрания русских летописей, изданного на современном русском языке. То есть нет текстов ПСРЛ, доступных обычному читателю).

Как правило, летописи конкретны, полны имен, фактов. Например, вот как описывается штурм Киева смоленско-черниговско-половецкой ратью в 1203 году, за 37 лет до Батыя:

«Подолье взяша и пожгоша; ино Гору взяша и митрополью святую Софию разграбиша и Десятинную церковь разграбиша».

В двух строчках — четыре конкретных названия! А как только речь заходит о временах Орды — одни общие слова.

Я нашел в летописях только ТРИ церкви, пострадавшие во время Батыева похода и трехсотлетнего «ига». Но… Десятинную церковь в Киеве целенаправленно не разрушали. Она сама рухнула от большого скопления людей на хорах во время штурма города.

Церковь в Рязани выгорела изнутри. (За 29 лет до похода Батыя Рязань штурмом взял великий Владимирский князь Всеволод Большое Гнездо. Он велел оставшимся в живых рязанцам уходить, а город — разрушил и сжег дотла). Пострадал от пожара и храм Рождества Богородицы в Суздале. Однако уже на следующий год князь Ярослав упокоил мощи брата Юрия в этом храме.

В городах Киевской и Владимирской Руси, бывших «под игом», и доныне сохранились:

Киевская земля — Успенский собор и Троицкая церковь Киево-Печерского монастыря, церковь Архангела Михаила Выдубицкого монастыря, собор архангела Михаила Михайловского Златоверхого монастыря, церковь Спаса на Берестове, церковь Успения, Церковь Кирилла Александрийского, церковь Василия Великого, Георгиевский (Успенский) собор, Софийский собор…

На Черниговской земле — Спасо-Преображенский собор, Борисоглебский собор, Ильинская церковь, Успенский собор, Елецкий Успенский монастырь, Пятницкая церковь, Спасо-Преображенский монастырь в Новгороде-Северском…

На Владимирской земле — Успенский собор, Дмитриевский собор, храм Покрова на Нерли, собор в Боголюбове, Георгиевский собор в Юрьеве-Польском, Александровский монастырь и собор Рождества Богородицы в Суздале, Спасо-Преображенский собор в Переславле, Успенский собор в Ростове…

В Великом Новгороде — Софийский собор, церковь Входа в Иерусалим, церковь Михаила Архангела,  церковь Федора Стратилата, церковь Спаса на Нередице, церковь Петра и Павла, церковь Благовещенья, Николо-Дворищенский собор, церковь Параскевы Пятницы, церковь Успения, церковь Иоанна, церковь Ильи Пророка, Собор Рождества Богородицы, Георгиевский собор…

В Смоленске — церковь Петра и Павла, церковь Иоанна Богослова, церковь Михаила Архангела…

В Пскове — Спасо-Преображенский собор Мирожского монастыря, собор Рождества Иоанна Предтечи Ивановского монастыря, Троицкий собор…

Я называю памятники только XI—XIII веков.

А то, что построено в XIV-XV веках, во времена утвердившегося «ига», не упоминаю за неимением места. Однако про древние города, где они стоят до сих пор, в словарях и справочниках по-прежнему пишут: «Разрушен монголо-татарами».

А теперь посмотрим на древние славянские города Гомель, Житомир, Минск, Могилев, Львов, Луцк, Ровно, Ужгород, попавшие после Даниила Галицкого под власть Запада. Здесь нет ни одного православного храма XI, XII, XIII, XIV, XV и XVI веков. Римская церковь не признавала равенства религий, в отличие от Чингисхана.

Религия: закон Чингисхана

В Монгольской империи жестоко соблюдались законы Чингисхана, который предписал не отдавать предпочтение ни одной религии. Тем не менее, чуть ли не каждый хан Золотой Орды, вступая во власть, издавал указ, подтверждая исключительные права Русской православной церкви.

Хан Менгу-Тимур: «На Руси да не дерзнет никто посрамлять церквей и обижать митрополитов и подчиненных ему архимандритов, протоиереев, иереев и прочих священнослужителей. Свободными от всех податей да будут их города, области, деревни, земли, охоты, ульи, луга, леса, огороды, сады, мельницы».

Хан Узбек: «Кто осмелится издеваться над православной верой или оскорблять церковь, монастырь, часовню — тот подлежит смерти без различия, русский он или монгол».

Православная церковь создала Русское государство

Кому быть великим князем на Руси, решал хан Золотой Орды. В 1363 году им стал Дмитрий — будущий Дмитрий Донской. Было ему тогда 13 лет. Мальчик… А рядом — могучие вечные враги Москвы, суздальско-нижегородские и тверские князья. Секрет же в том, что воспитанником, наставником мальчика был митрополит Алексий, пользовавшийся огромным влиянием в Орде. То есть фактическим правителем Руси с 1363 года стал митрополит Алексий, сосредоточивший в своих руках власть светскую и духовную.

Не было еще такой нации — русские, «поехать на Русь» — означало поехать в Киев. Назывались рязанцами и тверичами, белозерцами и новгородцами, и никто думать не думал, что живет в какой-то общей стране, поскольку таковой не существовало. Православная церковь, под покровительством Золотой Орды, стала объединяющей силой для обитателей той ойкумены. Современным языком говоря — единственной общефедеральной структурой. Объединяющей духовно, и не только духовно. При правлении митрополита Алексия Москва присоединила к себе Ростов, Галич, Владимир, заставила считаться со своей волей могучую Тверь, отчаянную Рязань, богатый Нижний Новгород.

Владимирская Русь становилась Московской.

С каждым десятилетием православная церковь утверждала и утвердила в буйной княжеской пастве идею общерусского государства. И не только бунчуки ордынской конницы, а прежде всего престол митрополита, официально перенесенный из Владимира в 1325 году, сделал Москву центром Русской земли. Еще за пятнадцать лет до Куликова поля Сергий Радонежский одной лишь угрозой закрытия храмов принудил нижегородского князя к компромиссу с Москвой. Не будь такого влияния церкви, князья бы еще долго с упоением резали друг друга.

«Могло пройти еще сто лет и более в Княжеских междоусобиях: чем заключились бы оные? Вероятно, погибелию нашего отечества: Литва, Польша, Венгрия, Швеция могли бы разделить оное; тогда мы утратили бы и государственное бытие, и Веру, которые спаслися Москвою. Москва же обязана своим величием Ханам… Одним из достопамятных следствий Татарского господства над Россиею было возвышение нашего Духовенства», — писал Н.М. Карамзин в «Истории государства Российского».

Сегодня можно с полной ответственностью сказать, что именно Русская православная церковь, при поддержке Орды, создала единое Русское государство.

Религия: святой Петр и святой Пафнутий

Архангельский собор Кремля — усыпальница великих князей и царей. Изображения наиболее выдающихся — на фресках. Каждому посвящена одна маленькая фреска. А блаженному Петру отведена вся стена справа от алтаря — две большие сюжетные картины, сцены явления ему апостолов Петра и Павла. Это говорит о том, что святой Петр (его ордынское имя — Даир Кайдагул) был в средние века весьма почитаем в церкви и в народе.

Святой Петр, «чудотворец Ростовский, царевич Ордынский» — правнук Чингисхана. 

Один из потомков Петра Ордынского — иконописец Дионисий.

Хан Батый своим наместником на Владимирской Руси назначил нойона Амырхана (в русских летописях — Амрагат). На Руси он именовался «великий Владимирский баскак». В 1255 году сей грозный сатрап принял православие и был наречен именем Захарий. От его праправнука Якова Ивановича по прозвищу Зуб ведет начало род русских дворян Зубовых, «графов Священной Римской империи». От другого праправнука — Никиты Ивановича по прозвищу Баскак — дворянский род Баскаковых. А вот их дядя Парфён Иванович — правнук Амырхана — оставил другое наследство. Он стал иноком Пафнутием и основал Пафнутьево-Боровский монастырь. В 1540 году причислен к лику православных святых.

Другой ордынец — мурза Чет, предок дворянских родов Вельяминовых, Захарьиных, Годуновых, Сабуровых, Шеиных — основал в Костроме знаменитый Ипатьевский монастырь.

Литература: ордынский летописец

Летописец Софоний — знаменитый в русской истории и литературе автор «Слова Софония Рязанца» («Задонщины»). Достоверно известно о нем одно — он выходец из Рязани. Но «Слово…» — похвала врагам Олега Рязанского, князьям Дмитрию Московскому и Владимиру Серпуховскому. Еще до Куликовской битвы Софоний ушел из Рязани в Брянск, возможно, потому, что не согласен был с политикой князя Олега, союзом с Мамаем и Ягайло. То, как описывает он беды Рязани, говорит о Софонии как о государственном муже, то есть боярине. В одном из источников он и именуется «боярином».

Боярин — не травинка в стогу. Искать его следует в кругу ближних бояр Олега Рязанского, но — до Куликовской битвы. В Жалованной грамоте Олега от 1372 года, где князь перечисляет своих ближних бояр, первым в списке — боярин Софоний Алтыкулачевич.

Независимо от того, является ли он автором «Задонщины», ясно — отец его, Алтыкулач, был выходцем из Орды.

Тайна Куликовской битвы, 1380 год

Веками внушали нам, что Дмитрий Донской вышел на бой против «татар поганых», против Золотой Орды, «хана Мамая».

Сейчас многим уже известно, что все наоборот: то была битва русских не против Золотой Орды, а за нее, за утверждение законной власти законного хана Тохтамыша, которого на Руси звали «царь Тохтамыш».

Мамай никогда не был ханом и не мог им быть — родом не вышел. Он узурпатор, мятежник, захвативший на время власть в Орде. Но к 1380 году «великая замятня» там закончилась, ханом стал Тохтамыш.

Русь была оплотом Золотой Орды на европейском пространстве. И потому Мамай в союзе с Олегом Рязанским и великим князем Литовским Ягайло двинулся в поход на Москву.

Дмитрий Донской разгромил его на Куликовом поле и направил послов «со многими дарами к царю Тохтамышу». Затем хан Золотой Орды Тохтамыш окончательно разбил Мамая в сражении на Калке и немедля отправил послов к «Дмитрию и всем русским князьям» с известием, «как супротивника своего и их врага Мамая победил».

«Супротивника своего и их врага». Общего врага. Так гласят не до конца «отредактированные» Симеоновская и Рогожская летописи.

В «Курсе русской истории» В.О. Ключевского Куликовской битве посвящено 6 (шесть) строк.

Тайна похода Тохтамыша на Москву, 1382 год

В официальной историографии он всегда подавался как набег супостата на Русь святую. Но говорилось о нем мельком. Мол, хан Золотой Орды обеспокоился растущим могуществом Москвы после Куликовской Битвы и решил ее устрашить. Дмитрий Донской хотел выехать навстречу и дать сражение, но московские полки были ослаблены Куликовской битвой, и потому князь уехал «вборзе на Кострому». «Вборзе» — значит «быстро».

Но он «уехал» не из Москвы, а из расположения своих войск. Потому что князья, воеводы и бояре устроили заговор, военный переворот. В пользу Литвы.

Почему Дмитрий бежал  в Кострому, а не в свою Москву? Там ведь у него остались жена и новорожденный ребенок. Потому что одновременно случился переворот в столице.

«А на Москве бысть замятня велика и мятеж велик зело», — проговаривается не до конца «отредактированная» летописная «Повесть о нашествии Тохтамыша».

Слово произнесено. Мятеж!

Узнав о нем, Тохатмыш и пошел на Москву. Покарал мятежников и вернул власть Дмитрию Донскому.

Я излагаю конспективно. Если подробно — это средневековый военно-политический детектив с головоломным, захватывающим, закрученным сюжетом.

Патриотизм: почему не боролись?

Так сложилось, что сторонники теории ига причисляют себя к патриотам, называют себя патриотами. Хотя на самом-то деле — наоборот. Говорить об иге — значит клеветать на русский народ. Ведь что же: триста лет терпели? И — не сопротивлялись? Не было восстаний, тем более — долгой и постоянной борьбы.

Дань собирали удельные князья, и передавали великому князю. Великие князья старались не допускать младших родичей до непосредственных контактов с Ордой. В договорных грамотах с удельными князьями они записывали: «Мне знать Орду, а тебе Орды не знать».

Советские историки и некоторые их нынешние последователи любые беспорядки на Руси называли и называют «восстаниями против татаро-монгольского ига». Были бунты в отдельных городах в 1262, 1289, 1320 и 1327 годах — и все. За 300 лет.

Но если «дань» составляла полторы буханки хлеба в год на человека, если не было в русских городах ордынских гарнизонов, «администрации», то против чего и кого бунтовали? Против местной власти и ее прислужников. Лаврентьевская летопись прямо указывает, что были «откупщики», которые под видом сбора дани «порабощали людей за проценты и множество душ крестьянских уводили врознь».

Власть Орды была выгодна русским князьям, русским купцам (безопасность торговли вплоть до Великого Шелкового пути) и русской церкви — исключительные привилегии, порядок в стране, уважение к православию в народе.

В течение 137 лет после Батыева похода, до сражений с узурпатором Мамаем, врагом Золотой Орды, «с 1240 по 1377 год ни один из удельных или великих князей Владимирской Руси не погибал на поле битвы». (Академик Л.В. Черепнин. Духовные и договорные грамоты великих князей. 1950, № 12, стр. 33-37.)

Притом, что и Орду сотрясали интриги («великая замятня»), Орда была слаба. Но Русь не делала даже попытки «освободиться от ига». Условно и само «освобождение от ига», датируемое у нас 1480 годом. Золотой Орды к этому времени уже не существовало, она распалась на Астраханское, Крымское, Казанское и Сибирское ханства, которые постоянно враждовали между собой и в этой вражде прибегали к помощи могущественного Московского князя.

Почему же русские люди за триста лет ни одного восстания не подняли? Значит, ига не было. А были другие, более сложные отношения, которые в историографии извратили, выдумали и внушили поколениям якобы вечное противостояние, создали образ вечного врага. Почему? Потому что нации нужен супостат?!

Насильно мил не будешь

Почему говорят: поскреби русского — найдешь татарина? В смысле — ордынца. С какой стати? Почему в таких количествах? От «ига»? Но это значит, что русские девушки сплошь и рядом заводили романы со скуластыми узкоглазыми ненавистными завоевателями?

Такого быть не могло. С любовью в те времена было строго. Значит — выходили замуж. И родители соглашались на браки дочерей с «погаными»?

Но если отдавали замуж — значит, не считали их завоевателями? Тут или — или. Третьего — не дано.

Пройдя через Русь на Европу, Батый ни в одном русском городе не оставил гарнизона. Если их не было, то за кого же русские девушки выходили замуж так активно, что родилась присказка?

В Орде было широко распространено христианство. Но в 1313 году к власти пришел хан Узбек, который объявил ислам государственной религией, а несогласным рубил головы. Ордынские витязи-князья «выезжали» на Русь, к единоверцам, снимались всем родом, кланом, со слугами и дружинниками, десятками и десятками тысяч. К примеру, откуда у героя поэмы Некрасова такое имя — Мазай? Наверно, потому, что в ярославской деревне имена Мазай, Назар, Ермолай и прочие были обычными. Так возникли на Руси многие фамилии, в том числе чуть ли не каждая третья дворянская. Их легко проследить по труду Н.А. Баскакова «Русские фамилии тюркского происхождения» и «Общему гербовнику дворянских родов». Произошел естественный отбор — самые сильные, неукротимые духом, ушли на Русь. Как писал Л.Н. Гумилев, их дети и внуки от русских мам и бабушек, перенявшие отцовское ордынское умение разрубать врага до пояса и оттягивать тетиву лука до уха, в составе русских войск вышли потом на Куликово поле и разгромили Мамая.

Но степной элемент в русской крови совершенно напрасно относят только к временам Золотой Орды. На самом деле он присутствовал в русской жизни задолго до нее. С Киевского каганата, постоянных контактов с Половецкой степью, с половцами, с которыми у русских издревле — вечная дружба-вражда-родство. (А монголы растворилась в степном половецком море.) И язык общий в Золотой Орде был тот же — не монгольский, а тюркский («татарский»!) (В скобках замечу: современные казанские татары — не ордынцы, а потомки тюрков-болгар.)

Историк-эмигрант князь Н. С. Трубецкой писал: «Трудно найти великоросса, в жилах которого так или иначе не течет туранская кровь. Смущаться этим грешно… Но мы смущаемся, и последние несколько веков благоговейно взираем на Запад…»

«Смущаемся», по-современному говоря — комплексуем. И старательно подчищаем все, что напоминает о прошлом. Например, создаем картины, скульптурные изображения, которые мало что общего имеют с ликами князей Средневековья. Подлинных изображений людей раннего Средневековья почти нет. В те времена «фотографией» была посмертная маска. А ее сохранить трудно. К примеру, маска Александра Невского — правнука, внука и, предположительно, сына княгинь половецких кровей не сохранилась. Но есть живописный портрет XVII века с покрова (посмертного покрывала). По нему в какой-то степени можно судить о его облике. И сравнивать с тем, что изображено на многочисленных картинах.

Александр Невский

Александр Невский

Одно из исключений — сохранившаяся маска князя Святослава, дяди Александра Невского, сына Всеволода Большое Гнездо от половецкой княжны.

Святослав

Святослав

Есть горельефы Георгиевского собора в Юрьеве-Польском. он построен еще до монгольской эпохи, в 1230-34 годах.

Горельеф из Юрьева-Подольского

Горельеф из Юрьева-Подольского

Есть еще антропологические реконструкции. Например, антропологическая реконструкция облика святого великого князя Андрея Боголюбского, сына Юрия Долгорукого и половецкой княжны Елены, дочери хана Аепы.

Андрей Боголюбский

Андрей Боголюбский

Также можно посмотреть на икону Спаса Нерукотворного. Желательно, не на фоторепродукции в календарях, подретушированные, а на древние иконы, фрески в храмах. Например, в соборах Кремля.

Нынешний облик русских людей — максимально европеоидный за всю историю. С веками степной компонент рассеивался, размывался в поколениях. Тогда же был очень заметен.

Язык

Язык — как воздух, он незаметен. От «алтына» и «ярлыка» до «богатыря», «отца» и «Отечества».

Исследование происхождения слов и смыслов часто увлекательно. Например, в детстве, во время набегов на чужие огороды, мы кричали при опасности: «Атас!» Не ведая, конечно, из какой глубины веков идет этот клич. На казахском языке «Аттас!» дословно означает: «На коней!», «По коням!», в переносном значении — «Тревога!» Но вначале был «караул», от казахского «карау», дословно — «смотрение», «наблюдение», то есть дозор. Караул поднимал тревогу: «Аттас!» А потом всадники мчались в бой с криками «Ур!» («Бей!») или «Урам!» (Прибью!) Обратив врага в бегство, преследовали его с криком «Айда!» («Гони!»).

Мне кажется, «Айда!» в значении «Пошли!» уже уходит из речевого обихода. А недавно еще было повсеместным. Стихотворение Андрея Вознесенского «Пожар в Архитектурном институте» (1957 год) завершалось так: «Все — кончено! Все — начато! Айда в кино!»

А если бы Александр Невский принял католичество?

И тогда история пошла бы другим путем, стала бы у нас европейская страна, и жили бы мы по-европейски?

Кто ж не хочет жить, как европеец!

Да, в истории сослагательного наклонения не бывает, но оно присутствует в мыслях и чувствах.

Как показали 300 лет, русские люди не видели в ордынцах врагов. Население Руси наверняка бы разделилось на сторонников православия, то есть сторонников Орды — и на тех, кто принял католичество, сторонников Запада. Причем, это была бы не только гражданская война, а глобальная войны Орды и Европы — на территории Руси. От страны камня на камне не осталось бы.

В итоге — неминуемое поражение. В то время в мире не было силы, способной противостоять ордынской коннице. Чему историческое доказательство — победоносный Желтый Крестовый поход в Палестину за освобождение Гроба Господня, 1256-1260 годы. В Монгольской империи, в Великой Степи с древнейших времен было много христиан-несторианцев; жена великого кагана Мункэ, жена хана Хулагу, возглавлявшего поход, и жена главного военачальника похода нойона Китбуги исповедовали несторианство. Ордынские конники легко прошли Ближний Восток, разрушили Багдадский халифат, в резиденцию халифа ввели православного патриарха Востока, вторглись в Палестину и взяли бы штурмом Иерусалим, освободили Гроб Господень, если бы не роковое стечение обстоятельств — предательство крестоносцев-тамплиеров и смерть великого кагана (по законам, до выборов нового кагана войны прекращались, войска возвращались в империю).

Так что поражение было бы неизбежно. Но после него Русь воспринималась бы Ордой не как вассальная дружественная страна в федерации, а как побежденный враг, предатель. И какие бы порядки навели тогда на Руси, можно только предполагать. Вполне вероятно логическое продолжение. Пришедший в 1313 году к власти хан Узбек начал вводить в Золотой Орде ислам. Он переступил через законы самого Чингисхана (!), запрещающие насаждение какой-либо одной веры, рубил головы непокорным. Казнил более ста своих же родичей-чингизидов, потомков Чингисхана, не желавших принимать ислам.

Однако на Русь мусульманскую веру не распространял. И вовсе не потому, что его сестра — жена Московского, затем великого Владимирского князя Юрия Даниловича. Нет, просто Русь в той империи была государством со своими правами и укладом. (Повторим слова патриарха Кирилла: «Русь не потеряла своей идентичности, она не потеряла своей веры, не потеряла даже своего государственного устройства».)

Но случись война, неминуемый разгром, — не исключена была бы исламизация Руси.

Невозможно даже представить мусульманскую средневековую Русь — так ведь? Однако, если уж чингизиды и вольные джигиты (исключая тех, кто ушел на Русь к единоверцам) на своих степных просторах от Дона до Алтая под страхом смерти смирились и отказались от веры отцов, то в разгромленной, ослабленной, завоеванной Руси насаждение другой веры прошло бы более чем вероятно. 

Русские люди не знали что живут «под игом»

Да, в XIII—XV веках они об этом даже не подозревали.

Слово и понятие «иго» в значении «угнетение» по отношению к Руси впервые появилось в одном из европейских источников во второй половине XV века. В русских памятниках письменности — во второй половине XVII века, в одном-единственном списке (копии) «Сказания о Мамаевом побоище». И признано учеными как позднейшая вставка.

И только в начале ХIX века «татаро-монгольское иго» ввел в оборот Н.М. Карамзин, по иронии истории — потомок высокородного ордынского князя Кара Мурзы.

Затем теория «ига» получила дальнейшее развитие и утверждение в многотомных трудах С.М. Соловьева, Д.И. Иловайского, В.О. Ключевского, вошла в официальную историографию Руси, стала гимназическим и школьным курсом истории — то есть массовым сознанием.

Послесловие

                                                                                      Александр Щербаков

 «Княжеский крест», или как начинаются книги

Позвонил Сергей Баймухаметов:

— Саша, знаешь ли ты, что ты вместе с патриархом Кириллом повернул историографию Средневековой Руси, и вообще — историографию России?

Это его обычная, парадоксально-полушутливая манера общения с близкими.

Я в таком же ключе ответил вопросом на вопрос:

— Да уж, наверно, не без твоего участия?

Он рассмеялся.

Речь шла о выступлении Святейшего патриарха в комитете по подготовке к 800-летию Александра Невского.

У меня на полке стоят два издания большого труда Сергея — «Ложь и правда русской истории». На одном, 2005 года, надпись: «Галине и Александру Щербаковым — первочитателям и первопечатникам этой книги». Ну, насчет первопечатников — это метафора, то есть явная неправда русской истории. А вот надпись на другом томе, 2014 года, возвращает к событиям восемнадцатилетней давности: «Саша! Помни! Эта книга началась с твоей хищной улыбки: «Афанасьев и «Общая газета» — это крупный зверь. Будет славная охота».

Сергей Баймухаметов еще со времен Коротича активно печатался в журнале «Огонёк», где я проработал десяток с лишним лет. Когда я перешел в «Литературную газету», шефом тетрадки «Общество», я позвал его внештатным колумнистом — с персональной еженедельной рубрикой «Отзвук».

И вот как-то мы с Сережей разговорились об интервью Юрия Афанасьева в «Общей газете». Мы очень ценили этого человека, одного из демократических лидеров недавних времен перестройки и гласности, автора формулировки, которая наверняка войдет в новейшую историю: «Агрессивно-послушное большинство». В «Общей газете» он выступил как историк, и утверждал:

«Александр Невский был первым из великих князей русских, который вместо сопротивления татарам пошел на прямое сотрудничество с ними. Он наказывал русских — в том числе и новгородцев — за неповиновение завоевателям, да так, как монголам даже не снилось (он и носы резал, и уши обрезал, и головы отсекал, и на кол сажал)… Он сказал татарам: я вам соберу дани больше, чем вы сможете. Но за это подмогните побить моих соседей. Подмогли и побили. И дали ему титул великого князя…»

«Это все перевернуто с ног на голову!» — возразил Сергей. Но я, малосведущий человек, был склонен доверять Афанасьеву — он ведь доктор исторических наук! Тогда Сергей сказал: «Саша, нам с тобой, людям пишущим, утомительно рассуждать об этом устно. Лучше я принесу тебе текст».

И на следующий день передал мне шесть страничек под названием «Княжеский крест». По ним было видно, что написаны они давно, как говорится, «в стол», без расчета на выход в свет в близком будущем. С надеждой, что когда-нибудь, может быть…

Когда Сергей вновь появился в редакции, видимо, я и сказал: «Юрий Афанасьев и «Общая газета» — это крупный зверь, будет славная охота. Будем печатать».

«Что значит — «печатать»?» — несколько ошеломленно спросил Сергей. — Саша, это же абсолютно непроходимо!»

Да, так и было, так и считалось. За десять лет до того, в разгар перестройки и гласности, Лев Гумилев признавался: боюсь сказать на страницах газеты с миллионным тиражом, что Александр Невский был названым сыном хана Батыя, не знаю, опасаюсь, как воспримут это наши люди, воспитанные на теории «ига».

«Княжеский крест» вышел в «Литгазете» летом 1999 года. Мы получили много откликов — тогда еще писали бумажные письма в газеты. Сразу же начались перепечатки. В том числе — воровские, до поразительной наглости или наивности. Некий кандидат исторических наук (не буду называть его фамилию — у него есть дети) из большого уральского города опубликовал ее в местной газете под своей фамилией, с указанием научной степени. Он, видимо, не осознавал, что и в России началась интернет-эпоха, что все становится известным.

Очень многое, что сейчас есть в Сети об Александре Невском, о союзе Руси и Орды — это или прямые перепечатки, часто — без ссылки на автора, или кое-как, слегка переписанные вариации из работ Сергея Баймухаметова, выдержки из его книг.

Тогда же, в 1999—2000 годах, «Литгазета» опубликовала очерки-расследования Сергея «Призвания варягов не было!», Опровержение «Повести временных лет», «Княжеский крест-2». «Русская православная церковь создала Русское государство» и другие.

Заинтересовались издатели. И «совершенно безнадежное дело» стало реальностью. В 2005 и 2006 годах двумя тиражами вышла книга «Ложь и правда русской истории», в 2008-м — «Призраки истории», в 2009-м — «Александр Невский — спаситель Русской земли», в 2014-м — «Ложь и правда русской истории. От варягов до Сталина».

В 2010 году состоялась Всероссийская православная конференция «Святой Александр Невский как народный герой». Начиналась она с доклада архимандрита Зосимы. Первые (буквально) его слова: «Вот передо мной статья Сергея Баймухаметова «Княжеский крест»…»

В Русской православной церкви давно зрела мысль о восстановлении подлинной роли Александра Невского в судьбах страны. Я отдаю должное мужеству Святейшего патриарха, сделавшего решающий шаг. Мой друг Сергей Баймухаметов назвал этот шаг общественным подвигом.

Я же в кратком послесловии просто напоминаю, как все начиналось восемнадцать лет назад — начиналось с прессы как информационного и дискуссионного пространства.

Сергей Баймухаметов: Как Русь жила «под игом»: 15 комментариев

    1. Benny

      Факт: любая религия теологически и морально обосновывает «цели человеческих устремлений».

      ИМХО 1: дело вовсе не в церковной историографии Средневековой Руси, дело в выборе целей на будущее: РПЦ, в лице своего патриарха, выбрала стремиться интегрировать кадыровцев и прочих кавказцев в будущую элиту Государства Российского.
      Интегрировать в элиту НЕ умеренных российских мусульман (казанские татары и другие), а именно самых агрессивных и анти-российских мусульман России.

      ИМХО 2: есть и другая опция: выбрать стремиться отдалиться от теологии «честно заработанное богатство ВРЕДИТ духовной жизни».
      Эта теология выражается в политике идеологией «только Государство может морально владеть любым значительным богатством» у элит и «грабь награбленное» (Social Justice by Government, Tax The Rich) у обычных людей.

  1. Maks Margolin

    Очень мощное исследование.
    Всегда с уважением читаю Баймухаметова.

  2. Александр Бархавин

    «Веками, переписывая летописи, создавая официальную историографию, выпуская учебники, внушали, что Александр Невский — герой борьбы с Ордой»
    «Патриарх Кирилл первым из иерархов Русской православной церкви решился на подвиг пересмотра историографии Средневековой Руси»
    —————
    Наверное, это не совсем удачная формулировка.
    Не помню я что-то из школьного курса истории, чтобы Александр Невский считался героем борьбы с Ордой. И известный фильм о нем, насколько помню, показывает его как героя борьбы не с Ордой, а с Орденом. Не помню, чтобы Александра Невского считали предателем.
    Не знаю на какой подвиг решился патриарх Кирилл — но по-моему статус Александра Невского, в середине 16 века причисленного к лику святых, церьковью никогда не пересматривался, а орден Александра Невского с чуть ли не пертовских времен был одним из высших орденов в Российской империи (позднее — в СССР).
    И разве не к официальной историографии относится цитируемый в этой же статье Карамзин: «Москва же обязана своим величием Ханам»?

    В истории Руси есть много спорного, в том числе — в истории взаимоотношений с Ордой, там разбираться и разбираться. Увы — в отличие от моей темы (американской Гражданской войны), документальных материалов для доказательной теории, по-моему, пока (а возможно, и не пока) явно недостаточн. Уважаемый Сергей Баймухаметов приводит очень интересные факты о том периоде, который принято называть Игом (как в этой статье, так и в Мастерской, «Откуда мчится русская тройка?»), и вполне правдоподобные их объяснения (похоже, не менее правдоподобные, чем официальная версия). Однако неаккуратные высказывания об Александре Невском, одной из центральных фигур того времени, вовсе не добавляют убедительности статье.

  3. райский либерал

    «Здесь нет ни одного православного храма XI, XII, XIII, XIV, XV и XVI веков. Римская церковь не признавала равенства религий, в отличие от Чингисхана.»
    Но ведь и наоборот было ТОЧНО также, православные отбирали у католиков храмы. Крестоносцы всё-таки это Европа, цивилизация, что касается сохранения православной церкви, то такой отдельной церкви не существует, есть Святой Престол в Риме и иной церкви нет и быть не может по христианской апологетике, христианскую церковь основал Иисус с помощью Святого Апостола Петра, а это Рим, извините. Я в курсе, что на татар валят разграбления храмов в прошлые века в церковном православном календаре, но также как и на поляков, шведов, немцев. И потом, а кто мешал Руси добровольно перейти в католичество, автор сам же пишет, что в 13 веке этот и процесс начался и ни одного храма крестоносцы не разграбили бы тогда. Мешала ГОРДЫНЯ и возможность автономно от Рима поэксплуатировать свой народ по полной программе, вера тут совершенно ни при чём. Тем более что католическая вера истинно правильная, там считается, что Святой Дух исходит и от Отца, и от Сына, а православные это обычные еретики-раскольники.

  4. Фаина Петрова

    Oчень интересный, несколько неожиданный, хотя и очень логичный взгляд на многовековые события русской истории. В прежних рассказах о татарском иге очень часто концы с концами не сходились. Например, мы учили, что Куликовская битва положила конец игу, но оно почему-то продолжалось после этого еще сто лет.

    И, действительно, многие дворянские фамилии имели татрские корни. Например, жена академика А.П. Александрова, Марианна Александровна, была из старинного дворянского рода, одна из женщин которого была женой Ивана Грозного.

  5. Avi

    Опять пример переписывания истории — верный вассал хана Батыя, суздальский князь Александр Ярославич, через сотни лет после смерти названный монахами
    Невским по случаю неудачного налета на шведскую стоянку, налет, самим шведам неизвестный, стал символом православия и патриотизма. Что бесспорно, пстаралась церковь.

  6. Skif

    Весьма неудобная для Западников версия истории Руси.
    Догматиков романово-миллеровской версии истории Руси должно корёжить…
    «И всё-таки она вертится!» (с)

  7. Элиэзер

    Это очень интересно, но представляет собой полный пересмотр русской истории двумя непроессиональными историками. Судить об этом по сути не могу — нет никаких для этого знания. Но выскажу мнение: православная церковь — опухоль в русской цивилизации. От неё — та несчастная история, от которой Россия никак не может себя избавить. С любой формой западой культуры было бы лучше.

  8. Б.Тененбаум

    \»… при правлении Александра Невского и его потомков, как отметил патриарх Кирилл, «Русь не потеряла своей идентичности, она не потеряла своей веры, не потеряла даже своего государственного устройства» …\»

    Вообще-то, при такой формулировке (см.выше) как-то сам собой возникает вопрос — а что это такое, национальная идентичность? Может быть, она не дается раз и навсегда, а формируется в процессе образования нации? Крещение Руси по византийскому варианту было, по-видимому, не единственным выбором? И, наверное, то же самое относится и к политическому устройству? И коли так, я совершенно не понимаю — почему Московское Ханство, слепленное по образцу Орды, чем-то лучше европейского устройства, оказавшегося куда более плодотворным? Разве герцоги Рязанские, короли Киевские и Галицкие, да и Господин Великий Новгород, оказались бы хуже герцогов Баварских, королей Венгерских и Светлейшей Республики Венеции? Глядишь, имелся бы и русский Тициан, и математиков впоследствии не пришлось бы импортировать из Германии?

    Петр Первый (да, садист и палач) поменял русскую идентичность? И ведь не все пошло в худую сторону? Россия лет так за 200 до 1917 верхушкой своей стала великой европейской державой — и то, что дворянство перешло на французский, исказило национальную идентичность? Такая точка зрения не нова, не правда ли — но из этого \’искажения\’ получилось то, что (как культурное целое) и называется Россией: от Пушкина и до Толстого. К великому сожалению, политическое устройство так ордынским и осталось — например, с патриархом, работающим как гос.служащий — но чему ж тут и радоваться?

  9. Игорь Юдович

    И коли так, я совершенно не понимаю — почему Московское Ханство, слепленное по образцу Орды, чем-то Разве герцоги Рязанские, короли Киевские и Галицкие, да и Господин Великий Новгород, оказались бы хуже герцогов Баварских, королей Венгерских и Светлейшей Республики Венеции?
    ***
    Думаю, что именно как герцоги, короли и прочее — хуже. Они сразу же проиграли бы экономическое соревнование перечисленным западным герцогам и королям. Ибо у них не было Рейна, Дуная, теплого моря и сравнительно мягкого климата. Чем могла бы Россия массово и выгодно торговать, если полгода тяжелая зима и НИ ОДНОЙ речки (Днепр был несудоходный из-за порогов), выходящей в наружные, сравнительно теплые моря-океаны. Только возможность дешево перевозить предметы и продукты торговли сделали Западную Европу — Западом. Религия, безусловно, сыграла свою роль. Но до появления протестантства — ее роль была не однозначной. Россия по своей географии была обречена на вторичность в торговле-промышленности, на «кому она нужна». До Петра и его прорыва в Европу хотя бы через Балтику — что было самым лучшим из плохих вариантов, Россия могла держаться как единое государство только на уникальности своей религии и ее абсолютном единении с государством. Или, если говорить о идеологии, то на лозунге «мы и наша религия — самые-самые, а кругом враги». Собственно говоря, так и не догнав «королей и герцогов» современности, единственная связывающая идеология осталась прежней.

  10. Б.Тененбаум

    Не могу согласиться, Игорь. В составе византийской сферы со-процветания (использую терминологию русских византинистов) были области, переключившиеся из «греков» в «латинство» — венгры, например. И что-то непохоже, что они проиграли от того, что их аристократия временами училась в Болонье. Ордынская модель сложилась только при Иване Третьем, когда он задавил Новгород — но ведь мог бы и не задавить, правда? Вошел бы Новгород в Ганзу, осталась бы (русскоязычная и православная) Литва как вариант аристократического правления — неужто это было бы хуже Ивана Четвертого, этого чудовища?

  11. Игорь Юдович

    Борис Маркович, вот в этом и суть. Венгрия стоит на Дунае и в ЦЕНТРЕ тороговых путей. Новгород и Литва — БЛИЗКО от мест, где купят и перепродадут с выгодой что-то производимое близко от Новгорода и Литвы. А что могут с выгодой продать рязанцы и прочие московиты? Страшно далеки они от западных купцов, страшно дорого доставлять туда свои товары и возить западные. Зима в Московии это не зима в Новгороде и Литве. От Новгорода и, тем более, Литвы до Балтики пол шага. То есть, какая-то торговля всегда была, но мелкая и не выгодная в массе своей. У России, не считая западных областей, была непреодолимая тяжелая география. Судьба такая. Вот и пришлось дружить с Ордой. Выход на Восток, так сказать. То же, что и теперь. На Китай.

  12. Б.Тененбаум

    По-моему, Игорь, вы как-то по умолчанию исходите из положения, что Русь должна была быть единым целым, от Волхова и до Волги. Но ведь Батый явился в 13-м веке — а западная альтернатива в виде Литвы существовала и при Грозном, три века спустя? Вполне был возможен вариант в виде Руси западной: аристократическая республика, Речь Посполитая, с границами от моря до моря и аж до Смоленска, плюс Новгород, как европейские ворота на Север — эдакий вариант Канады? Я понимаю, что «БЫ» не работает — так не случилось, и нечего играться в альтернативную Историю. Но существовала же Испания, разделенная на христианский север и мусульманский юг, и Германия объединилась только при Бисмарке — ну так могли быть варианты и на Русской равнине, невзирая на ее предосудительную географию …

  13. М.Тартаковский

    Элиэзер: «Православная церковь — опухоль в русской цивилизации. От неё — та несчастная история, от которой Россия никак не может себя избавить. С любой формой западой культуры было бы лучше».

    Православие нетерпимо к старообрядчеству, но ни крестовых походов, ни многолетних войн между разными «ересями», ни инквизиции как системы, ни абсолютного отторжения иных религий, вплоть до истребления адептов, оно не знало.
    В принципе (со многими частностями – «слишком человеческое»), православие достаточно (с учётом эпох) интернационально, никак не третирует новообращённых (не именует их уничижительно — «маранами»…
    Православие не требует безбрачия пастырей, что само по себе антиприродно и влечёт постоянные извращения, скрываемые во все века, но в наше время вдруг выплывшие – и оказавшиеся чудовищными…
    Православие не преследовало науку: Ломоносову не приходилось общаться с иквизицией за свои «бесовские опыты» с электричеством (шаровая молния, убившая его сподвижника)…
    О «любой форме западной культуры» — вспомнить бы, Варфоломеевскую ночь и многое подобное, капитулянтство – не говоря уже о самом нацизме, нынешнюю «толерантность», дошедшую до полного идиотизма…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

AlphaOmega Captcha Mathematica  –  Do the Math